Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Машиах - эпоха или человек

Машиах - эпоха или человек

До настоящего времени считалось очевидным, что упование на Машиаха относится, прежде всего, к личности человека, который в соответствии планом Вс-вышнего приведет человечество к совершенству. Однако тема Машиаха за два последних века претерпела множество светских превращений: эпоха просвещения, французская революция и эмансипация, коммунистическая революция и так далее. Тем не менее, и сегодня все человечество более или менее неопределенно надеется на новую эру, когда универсальные идеи гармонии и созидания найдут, наконец, свое воплощение в мире.

Что удивительно, в еврейском мире были также попытки интерпретации такого рода, отбрасывающие идею Машиаха-человека, чтобы сохранить лишь понятие эпохи благоденствия, когда сбудутся все пророческие обещания. Масштабы этой тенденции были таковы, что рав Ицхак Абарбанель почувствовал необходимость в пространном опровержении мнений некоторых своих соотечественников в написанной по этому поводу книге «Мешмиа Ешуа». По его мнению, еврейская традиция действительно говорит об эпохе, о «днях мессии», а также об «иквета де-мешиха», то есть о «следах мессии» — периоде подготовки к его приходу. Но происходящие тогда потрясения будут происходить под руководством человека из плоти и крови, предназначенного Творцом для приведения к концу плана творения. Между тем Дон Ицхак Абарбанель категоричен: более чем семьдесят мест в текстах Торы и пророков могут быть поняты лишь в этой перспективе, подтвержденной, впрочем, учениями наших мудрецов.

Вот, например, Миха, один из последних пророков, упоминает «день, когда родит роженица, остальные братья его возвратятся к сынам Израиля. И (Машиах) встанет и поведет [свою паству] силой Г-сподней и величием имени Г-спода Б-га своего; и они будут жить (спокойно), ибо ныне возвеличен будет Он до краев земли» (5;2-3).

А если речь идет лишь о «мессианской эпохе», как тогда понять произносимые три раза в день благословения в молитве «Шмонэ эсре»: «... и он приведет спасителя их потомкам» (первое благословение) или «...вскоре взрастит семя твоего слуги Давида» (четырнадцатое благословение)?

Не говоря уже о тексте «кадиша» в его сефардской версии, прославляющем Б-га, «который приближает (приход) своего Машиаха»...

Добавим с нашей стороны волнующее свидетельство: в долгой хронологии лжемашиахов и их противников никто еще не осмелился сказать, что народ Израиля ожидает лишь эпохи благоденствия и процветания. Впрочем, мессианская традиция, касающаяся царствования потомка Давида — хотя не выраженная подробно в Торе — никогда не отрицалась ни одной из многочисленных сект, появлявшихся в еврейской истории.

По мнению раби Саадиа Гаона, в истории евреев будут два Машиаха, но с условием: если народ Израиля сделает образцовую тшуву, искренне обратившись к изучению Торы и исполнению ее законов, то Машиах бен Давид появится сразу, в противном случае необходима будет подготовка, созревание, обеспечиваемые Машиахом бен Иосефом, который «очистит огнем самых тяжких грешников и оправдает остальных».

Тезис раби Гилеля

Верно, однако, что мнение раби Гилеля в трактате «Санэдрин» (99а) может привести в смущение. «Нет больше Машиаха для Израиля, — говорит он, — так как они (евреи) уже познали его во времена царя Хизкияу, Эзешиаса». А Раши объясняет, что этот царь-цадик действительно был для раби Гилеля Машиахом, на которого указывали пророчества, такие как «Ехезкель» (29,21): «Я принесу освобождение дому Израиля» или «Миха», цитируемое выше.

Рав Ицхак Абарбанель соглашается, что подобное утверждение может действительно лить воду на мельницу тех, кто утверждает, что Израиль не должен ждать Машиаха. Но он отвечает на это возражение, тщательно анализируя слова раби Гилеля.

Там действительно сказано: «Нет больше Машиаха для Израиля». Это означает, что народ Израиля не сможет больше установить царство Машиаха, исходя из своих собственных заслуг, и его приход будет лишь свидетельством Б-жественной воли. Что, впрочем, ясно объясняет Раши: «Б-г будет царствовать сам, и только Он освободит его». Иначе говоря, раби! Отель считает, что привести человечество к окончанию его истории; больше не во власти Израиля, но Б-г! сам вмешается в конце времен, чтобы установить свое господство. Однако это мнение единодушно отвергается мудрецами Талмуда, которые отказываются видеть только в лице Хизкияу осуществление всех пророчеств, касающихся Машиаха, поскольку очевидно, что многие из них могут относиться лишь к следующей за ним эпохе.

В наше время можно найти немного похожий спор вокруг положений «Коль а-Тора», интересного труда, составленного учениками Виленского Гаона, обосновавшимися по его рекомендации в Эрец Исраэль. Они излагают мнение их учителя, касающиеся домессианского периода. Этот труд, подлинность которого, надо сказать, была оспорена такими авторитетами как рав Шломо Вольбе, рав Моше Штеренбух или рав Ицхак Гутнер, больше говорит о роли Машиаха бен Йосефа (о котором речь пойдет ниже). И из него следует, что фаза мессианства потомка Иосефа будет характеризоваться, главным образом, как период созревания и подготовки к появлению Машиаха бен Давида. Если и предположить, что «Коль а-Тор» приводит точное мнение Гаона из Вильно, кажется, однако, трудным следовать некоторым современным авторам и свести его к подобной интерпретации, которая, как мы увидим, противоречит недвусмысленным представлениям, касающимся Машиаха бен Йосефа.

Машиах бен Йосеф

Мессианство, то, которому нас учит традиция, является странным образом «двуглавым»: к общепринятому понятию «Машиах бен Давид» действительно следует добавить понятие «Машиах бен Йосеф». Совершенно очевидно, что эта «двуглавость» имеет в корне две выдающиеся личности: Иеуда, колену которого предназначено царствование, и Йосеф, старший сын Рахели, который действительно был царем в Египте, и, тем самым, обеспечил сохранение своего народа там. Впрочем, Йосеф — единственный из сыновей Яакова, чьи дети — Эфраим и Менаше — будут причислены к коленам, составляющим народ Израиля. Между тем, царство Давида и Соломона разделилось на два со смертью последнего из них; десять северных колен составили новое царство Израиля, в их число вошли два колена из потомков Йосефа. И вследствие этого двойного потомства от Иеуды и от Йосефа или скорее этого двойного «распределения задач» внутри народа Израиля появятся две мессианские фигуры.

Впрочем, их будущее единство предсказано в знаменитом пророчестве Ехезкеля (37, 15-27):

«...Так сказал Г-сподь Б-г: «Вот я беру посох Йосефа, который в руке Эфраима и колен Израиля, объединившихся с ним; и положу его к посоху Иеуды, и сделаю их посохом единым, и превратятся они в один в руке моей...»

Однако Машиах бен Йосеф упоминается в Талмуде лишь один раз и ... драматическим образом: «Мудрецы учили, что речь идет о Машиахе бен Йосефе, который будет убит; как написано (Зехариа/Захарья 12,10): «...и они устремят свои взоры ко мне из-за того, кому они нанесут свои удары...»

В соответствии сучением каббалы, преподанным Лризалем («Шаар а-каванот»): в каждом поколении в недрах народа Израиля находится (известный или нет) персонаж, обладающий «искрой» души Машиаха бен Йосефа.

Рамбам, который много писал о Машиахе, всегда упоминал лишь сына Давида. Можно предположить, что он хотел говорить лишь о Машиахе, чей приход обязателен, надеясь на то, что народ Израиля сможет сделать образцовую тшуву и «проскочить» этап Машиаха бен Йосефа...

Раши уточняет, что этот Машиах бен Йосеф будет убит во время войны Гога и Магога.»

Рав Саадиа Гаон впервые дал нам некоторые разъяснения в отношении этой устной традиции: «...Потомок Йосефа появится в горах Галилеи, и вокруг него соберутся люди из нашего народа, и пойдет он к Храму, который будет в руках Эдома. И останется там некоторое время, пока не выйдет на борьбу с ним царь по имени Армилиус. Будут они воевать. И (Армилиус) захватит город и возьмет пленных, будет угнетать. Потомок Йосефа будет в числе погибших. Это будет временем больших бед для народа. Особенно будет тяжело из-за упадка в отношениях со всеми народами, которые изгонят его в пустыни, где он узнает голод и страдания. Из-за этого многие уйдут от Торы, останутся избранные, очищенные в своей вере. Тогда появится пророк Элиягу, и наступит избавление (Эмунот ве Деот 8, 5).»

В начале шестой части восьмой главы этого фундаментального труда рав Саадиа Гаон добавляет: «...Если мы не сделаем тшуву (раскаемся), произойдут события, связанные с Машиахом бен Йосефом; но если мы сделаем тшуву, мы будем избавлены от этого, и придет Машиах бен Давид. И если всё-таки Машиах бен Йосеф должен будет прийти раньше, он будет как посланник, возвещающий его приход, ведущий народ и готовящий путь...»

Таким образом, в истории евреев будут два Машиаха, но с условием: если народ Израиля сделает образцовую тшуву, искренне обратившись к изучению Торы и исполнению ее законов, то Машиах бен Давид появится сразу, в противном случае необходима будет подготовка, созревание, обеспечиваемые Машиахом бен Йосефом, который опять же, по мнению раби Саадиа Гаона, «очистит огнем самых тяжких грешников и оправдает остальных». Но Машиах бен Йосеф трагически исчезнет во время войны Гога с Магогом....

В соответствии с учением каббалы, преподанным Аризалем («Шаар а-каванот»): в каждом поколении в недрах народа Израиля находится (известный или нет) персонаж, обладающий «искрой» души Машиаха бен Йосефа. Таковым, впрочем, был, по свидетельству раби Хаима Виталя, сам Аризаль, который во время благословения «Шмоне-Эсре», взывающего к восстановлению «трона Давида», просил учеников молиться, чтобы не был убит Машиах бен Йосеф. Бен Иш Хай («Имрей бина», «Хекрей Лев», 16) по поводу молитвы Ари пишет: «Мы уверены, что из-за долгих мук изгнания и благодаря нашим многочисленным молитвам Машиах бен Йосеф не будет убит».

Таким образом «дух» Машиаха бен Йосефа, готовящего восстановление «трона Давида», формируется в каждом поколении и обеспечивает его сохранение! Это может примирить мнение «Коль а-Тора» с многочисленными и ясными традициями, касающимися конечного прихода Машиаха бен Йосефа, и объяснить задачи, выпавшие на долю этого мессии в учении Виленского Гаона, как оно было передано его учениками. Агро, действительно, говорил им о подготовительном созревании будущих поколений к приходу Машиаха бен Давида, характеризующемся значительным развитием наук, раскрытием и распространением учения Каббалы, а также возвращением евреев в Эрец Исраэль.

Что касается знания о том, появится ли, в конце концов Машиах бен Йосеф так же ясно и очевидно, как должен это сделать Машиах бен Давид, то это ещё нужно прояснить.

Остаётся один вопрос: Рамбам, который много писал о Машиахе, всегда упоминал лишь сына Давида. Отчего же такое удивительное молчание с его стороны в свете талмудических и прочих ссылок по поводу Машиаха бен Йосефа, приведенных в этой статье? Можно предположить, что Рамбам хотел говорить лишь о Машиахе, чей приход обязателен, надеясь на то, что народ Израиля сможет сделать образцовую тшуву и «проскочить» этап Машиаха бен Йосефа...

«Контрасс», перевод Полины Розенблат - по материалам журнала "Мир Торы"