Ноябрь 2017 / Кислев 5778

К главе Ръе

Вс-вышний предоставляет Своему народу выбор между благословением и проклятием. После вступления в Кнаан благословение должно быть символически произнесено на горе Гризим, а проклятие - на горе Эйваль (обе горы-соседки находятся в окрестностях Шхема).

Надлежит уничтожить все капища идолов на Земле Израиля. Служение Вс-вышнему должно быть сосредоточено в одном месте для всего народа. Там должны приноситься все жертвы всего народа и собираться все десятины. Напротив, запрет на забой скота вне Храма (данный в гл. Ахарей) отменяется с приходом в Землю Израиля: есть мясо «в свое удовольствие» отныне можно повсюду, ибо «расширит Вс-вышний твои границы, как обещал тебе» и «избранное место Вс-вышнего» может оказаться далеко от места жительства еврея (в отличие от Мишкана в пустыне).

Нельзя идти по пути народов Кнаана и служить их богам, каким бы естественным такое поведение ни казалось. Даже прорицатель или гадатель, аргументирующий идолопоклонство предсказанием, которое действительно сбывается, не должен убеждать еврея поклоняться идолам; напротив, такое сбывающееся предсказание не более чем испытание, и прорицатель-идолопоклонник заслуживает смерти. Смерти заслуживает и любой подстрекатель, побуждающий евреев к идолопоклонству, даже если он - близкий родственник. Такой человек подлежит публичному побиению камнями, и первым камень пусть бросит в него тот близкий человек, которого он побуждал отойти от Пути Вс-вышнего.

Если целый еврейский город отходит от Пути Вс-вышнего и полностью переходит к идолопоклонству, город должен быть уничтожен со всеми жителями-идолопокпонниками и их имуществом («Ир а-нидахат»). Такой город нельзя отстраивать, и имущество идолопоклонников не должно переходить ни к кому из евреев.

Идущие путем Торы - «дети Вс-вышнего» и не должны уродовать себя в знак траура, как это делают народы Кнаана. Евреям надлежит есть только мясо разрешенных - кошерных - животных. Кроме известного признака (жвачное животное с раздвоенным копытом) приведен еще список из десяти распространенных разрешенных животных. В этот список входят «бык; порождение овцы и порождение козы; лось и олень», а также пять животных, чьи названия переводятся по-разному. Напоминаются животные, которых есть нельзя, хотя один из двух признаков в них присутствует (верблюд, заяц, даман, свинья). Напоминаются законы о разрешенных рыбах и птицах, данные ранее в гл. Шмини. Объясняются и расширяются законы о десятине («маасэр»; см. гл. Корах) и о субботнем годе («Шмита»; см. гл. Бэар). Десятину - как и жертву первых плодов (бикурим) - можно обменять на деньги и принести в Храм в денежном эквиваленте.

Предостережение: не скупиться на ссуду для бедняка даже в преддверии субботнего года, «ибо за это дело благословит тебя Вс-вышний, Б-г твой, во всех твоих поступках и во всех твоих занятиях».

Постановление о слугах-евреях (расширенное рассмотрение законов, данных впервые в гл. Мишпатим): отпускаемый на волю по истечении срока еврей-слуга должен получить часть богатства своего хозяина.

Все первенцы домашней скотины посвящены Единому (расширение закона, данного в гл. Бо - кн. Шмот, гл. 13). Повторение заповедей о праздниках Песах, Шавуот и Суккот.

«Не делайте так для Вс-вышнего, Б-га вашего...»

Дварим, гл. 12: (1) Вот законы и установления, которые вы хранить будете, исполняя [их] в Земле, которую дан Вс-вышний, Б-г отцов твоих, тебе, чтобы унаследовать ее на все дни, которые вы живете на земле. (2) Истребите полностью все места, где служили народы, [землю] которых вы наследуете, богам своим: на горах высоких, и на холмах, и под всяким деревом свежим. (3) И разрушьте жертвенники их, и сломайте обелиски их, и кумирные деревья сожгите в огне, и идолы богов их искорените, и истребите имя их из-под небес. (4) Не делайте так для Вс-вышнего, Б-га вашего.

Мидраш Сифри: Рабби Ишмаэль говорит: «Откуда мы знаем, что стирающий одну букву в Имени Вс-вышнего нарушает запрет Торы? Ибо сказано: “И истребите имя их... Не делайте так для Вс-вышнего, Б-га вашего...”» Раббан Гамлиэль говорит: «Разве кому-то придет в голову, что сыны Израиля будут разрушать жертвенник Вс-вышнего? Упаси Б-г! Имеется здесь в виду, чтобы сыны Израиля не поступали бы по примеру идолопоклонников и не причинили бы этим самым разрушение Храма».

Учим мы: откуда мы знаем, что выламывающий один камень из храмового жертвенника или из внутренней, из внешней стены Храма нарушает этим запрет Торы? Ибо сказано: «И истребите имя их... Не делайте так для Вс-вышнего, Б-га вашего...» Но если он ломает для того, чтобы отстроить, — то можно, ибо это разрушение называется строительством, как говорили: пусть не разрушит человек дома молитвы, и можно, только лишь если он хочет достроить или построить здание лучше этого и тем самым поднять его святость. И уподобляем мы дом молитвы Храму, ибо учили мы: «И буду им святилищем малым в землях, куда пришли они» (Иехезкель, 11:16). Сказал рав Шмуэль бар Ицхак — Это сказано [пророком] о домах молитвы и домах учения. И говорится в Иерусалимском Талмуде: все имущество синагоги имеет святость синагоги: скамьи, столы, светильники — как сама синагога.

Вспоминаются недавние события. Когда правительство Израиля во главе с Ариэлем Шароном приняло решение в качестве «жеста доброй воли» ликвидировать еврейские поселения в секторе Газа и в принудительном порядке эвакуировать всех их жителей, перед ним встал щекотливый вопрос: как поступить с оставленными синагогами? Снести их или же оставить, точно зная, что арабы надругаются над ними и весь мир будет созерцать в телеэфире их варварство.

Правительство Шарона в конечном счете решило синагоги снести.

Всемирная «еврейская улица» была в гневе. И тогда я написал статью в «Гаарец» — одну из центральных израильских газет. И вот ее содержание.

«Не будем тешить себя иллюзиями. Нет сомнений, что то, что случилось бы с синагогами поселений Газы, оставленными на произвол арабов, выглядело бы стократ хуже.

Можно представить, что бы случилось, если бы синагоги остались на месте. Конечно, правительство Палестинской автономии и международные организации отмежевались бы от всякой ответственности за их участь. И нам пришлось бы лицезреть душераздирающие сцены, где ошалевшая арабская молодежь с гоготом и победными кличами оскверняла бы все то, что свято для евреев. Эмоциональный эффект от этого был бы гораздо страшнее: в памяти бы вновь ожили самые трагические эпизоды еврейской истории, когда вавилонские, греческие, римские захватчики, крестоносцы, казаки и нацисты надругались над нашими “малыми святилищами”...

Ибо все наши враги не только убивали евреев, но и получали особое удовольствие от осквернения наших святынь...

Но при всем том во все эти времена, даже когда было точно известно, что случится, наши предки никогда не опускались до уровня своих мучителей в том, что сами “помогли” бы им уничтожить дома Торы и молитвы, чтобы не видеть, как они будут осквернены.

И пример такого поведения мы видим еще со времен Храма, когда римские солдаты уже были на подступах к главной святыне Израиля и евреи знали, что они вот-вот ворвутся туда и будут делать там всевозможные мерзости, — ни один еврей не поднялся, чтобы предать огню Дом Вс־вышнего и тем самым помочь римлянам осуществить свои замыслы. Талмуд и мидраши рассказывают, что были случаи, когда евреи предпочитали отдать свою жизнь — но не содействовать врагу в осквернении Храма и его утвари.

Упоминавшийся нами мидраш Сифри приводит слова рабба-на Гамлиэля, что невозможно даже представить себе ситуацию, в которой еврей поднял бы руку на святилище Вс-вышнего, а потому то, что Тора говорит “не делайте так”, — нельзя понимать буквально.

Согласно Галахе, синагога во многих смыслах является настоящим “малым Храмом”, и запрет “не делайте так...” по отношению к синагоге учится из аналогичных законов, запрещающих наносить повреждения Храму. Синагога не теряет своей святости, даже если евреи оставили это место. Здание синагоги сохраняет свою святость до тех пор, пока не будет продано общиной. С момента продажи святость переходит на вырученные деньги, и их нельзя использовать для будничных нужд, не связанных с выполнением заповедей.

Мы, евреи, видим историю через призму нашего опыта и мировоззрения. Но мы не единственные, кто не позволяет себе содействовать разрушению наших молитвенных домов. И христиане, и мусульмане много раз в истории проявляли большую самоотверженность, защищая свои культовые здания от разрушения или конфискации. И мы знаем, что международные организации прилагают немалые усилия, чтобы сохранить по всему миру опустевшие здания синагог, церквей и мечетей, даже если там уже не собираются верующие.

На просторах Европы до сих пор сохранилось множество зданий, которые в прошлом были синагогами, церквями, мечетями.

Тому пример — испанский город Толедо, где до эпохи инквизиции и изгнания евреев из Испании была одна из самых процветающих еврейских общин. Старинная синагога в опустевшем после евреев Толедо стоит в сохранности и неприкосновенности, оставаясь памятником самобытной культуре испанских евреев, оставившей глубокий след в истории этой страны.

Евреям всегда было свойственно ценить свое место в мире, свою часть в общечеловеческой культуре — то, что наши ненавистники бесчисленное множество раз пытались стереть, уничтожить, истребить...

В эпоху двух первых крестовых походов были разрушены и разорены еврейские общины Южной Германии и Северной Франции, были убиты тысячи и, возможно, десятки тысяч наших соплеменников, когда крестоносцы отправились в путь, чтобы “освободить” Святую Землю от “врагов истинной веры”. Но уже во время третьего крестового похода евреи сопровождали полчища крестоносцев в качестве торговцев, снабжавших их необходимыми продуктами и вещами, и жили надеждой вернуться на прежние места, восстановить разоренные общины и отстроить разрушенные синагоги.

И потому мы никогда не должны терять надежду, никогда не должны принимать как данность, что часть нашей Святой Земли, обещанной Вс-вышним Аврааму, останется навеки “юденрайн”.

Без обсуждений реалий сегодняшней политики, не пытаясь строить авантюрных планов, несостоятельность которых всегда доказывает время, всегда остается место надежде, что евреи еще вернутся в Газу. Может быть, лет через пятьдесят. Может быть, как жители еврейского государства или — кто знает! — может быть, и как граждане арабского государства... И они захотят выкупить, восстановить свои заброшенные синагоги, места, где молились их отцы, — и никто не может взять на себя ответственность отнять у них эту возможность.

Как раввин, живущий в России уже почти два десятилетия, я могу засвидетельствовать, как на протяжении всей советской эпохи коммунисты пытались полностью оторвать советских евреев от их духовных корней. Синагоги, ешивы были закрыты, их здания — конфискованы у общин, раввины были сосланы в Сибирь вместе со служителями других религий...

Три поколения выросло в эту темную эпоху, не знавшие, что такое свобода совести и свобода вероисповедания. И мы, раввины, работающие в странах бывшего Союза в течение последних лет, смогли, с Б-жьей помощью, вернуть к жизни еврейские общины, которые вернулись в стены тех самых синагог, отнятых советской властью и служивших для разных других целей и в конце концов возвращенных преемниками этой власти своим законным владельцам. И вновь в этих стенах зазвучали голоса Торы и молитвы - там, где когда-то молились отцы и деды евреев, живущих в этих городах поныне.

И мои коллеги, раввины стран Восточной Европы, прилагают каждодневные усилия, чтобы сохранить еврейское наследие в этих странах, включающее в себя синагоги, старинные еврейские кладбища, чтобы власти относились с должным почтением к этим памятникам, свидетелям жизни общин, сотни лет существующих в этих местах.

Но что мы сможем сказать правительствам стран Восточной Европы после того, как они увидят на экранах телевизоров, как по распоряжению правительства еврейского государства бульдозеры разрушают синагоги в Гуш-Катифе?

Израильское общество сегодня проходит нелегкое испытание: эвакуация поселений угрожает разделить народ, сидящий в Сионе, на два непримиримых лагеря. И, может быть, было бы и хорошо, если бы они могли найти возможность взаимопонимания после того, как правительство страны, избранное демократическим путем, решило, что же в данной ситуации является “меньшим из зол”.

Но решение снести синагоги может быть принято только правительством Израиля. Такое решение неизбежно войдет печальной страницей в историю еврейского народа, и те, кто являются в мире носителями еврейской традиции, требуют от правительства воздержаться от такого шага».

Эта статья имела большой отклик, и Главный раввинат Израиля, который сначала дал свое «галахическое» обоснование действиям правительства, благодаря этой статье, а также протестам других раввинов Диаспоры изменил свою точку зрения и в конце концов заявил, что недопустимо, чтобы синагоги были разрушены армейскими бульдозерами.

За несколько дней до эвакуации, когда мы знали, что устроят «культурные и образованные» арабы Газы в этих «малых святилищах», я обратился к г-ну Аркадию Гайдамаку, президенту КЕРООР, который тем временем превратился в популярную в Израиле личность, после того как приобрел футбольную команду «Бейтар — Иерусалим», а также оказал поддержку арабскому футбольному клубу «Бней Сахнин», что вызвало уважение к нему и сделало его влиятельным человеком и на арабской улице.

Я обратился к нему с просьбой: пусть он предложит клубу «Бней Сахнин», чтобы тот взял под свою опеку здания синагог в Гуш-Катифе и использовал бы их относительно достойным образом — например, открыл бы там библиотеки или спортзалы. Израильские арабы были готовы на это согласиться, но... не арабы Газы.

Конец этой истории всем известен.

Весь мир наблюдал по телевидению, как цвет палестинской нации разрушал и осквернял еврейские «малые святилища».

Но жизнь продолжается.

И я уверен, что на этом история синагог в Газе не закончилась. Придет день — и евреи вернутся. В Газу, в Рафиах...

р. Пинхас Гольдшмидт  "Слово Торы"