Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Введение

Введение

Кому еще, кроме рабби Арье Каплана, дано было своим волшебным прикосновением дарить новую жизнь сложным и загадочным философско-религиозным концепциям, сообщая им ясность, простоту и силу!.. Он сумел глубже, чем кто-либо из писавших до него по-английски, зачерпнуть из благотворного колодца нашей традиции и донести до нас студеной, освежающей сути постижения Торы.

Арье Каплан продолжает жить в своих сочинениях — живом наследии пытливой и проницательной мысли.

Религиозные идеи зачастую сложны и представляются недоступными обычному пониманию. Именно на таких идеях и сосредотачивает свое внимание рабби Каплан. Он обладал редкой способностью сочетать науку с Торой, философию — с действием, мистицизм — с ясностью мысли. Он умел вдохнуть жизнь в абстрактные теории. Он знал, как возродить веру и донести живое послание Б-га до наших умов и сердец. Будучи выдающимся ученым — ”талмид хахам”, — сведущим во всех областях Торы, он понимал образ мыслей обычного человека и умел переводить глубокие и сложные понятия на язык повседневности. Стремительный взлет рабби Арье Каплана как одного из наиболее даровитых, убеждающих и плодовитых толкователей Торы был резко оборван его внезапной кончиной 28 января 1983 года в возрасте 48 лет. Рабби Каплан был многогранным, талантливым писателем, ученым, мыслителем, раввином и просветителем, чье творчество оказало влияние на жизнь тысяч людей. 47 томов, составляющих труд его жизни, оцениваются как качественный и количественный скачок в литературе по иудаизму, поскольку они сделали множество сложных тем и понятий доступными англоязычному читателю.

За время своей писательской деятельности, продолжавшейся всего 12 лет, Арье Каплан стал известен еврейской молодежи и людям старшего возраста такими книгами, как ”Воды Эдена — тайна миквы”; ”Суббота — день Вечности”; ”Б-г, человек и тфилин”; ”Цицит — нити света”; ”Запредельный свет”; ”Приключение в учении хасидизма” (антология); ”Справочник еврейской мысли”; ”Бахир” — комментарий и перевод; ”Медитация и Библия”; ”Медитация и Каббала”; ”Еврейская медитация”; наконец, ”Сделано в небесах” — руководство по еврейскому бракосочетанию.

Рабби Каплан был замечательным переводчиком, о чем свидетельствует его перевод Пятикнижия Моисеева — ”Живая Тора”.

Рабби Каплан родился в Нью-Йорке и учился в ешивах ”Тора Вадаат” и ”Мир” в Бруклине. После нескольких лет учебы в иерусалимской ешиве ”Мир” он был посвящен в сан раввина наиболее уважаемыми раввинами Израиля. Параллельно он получил магистерскую степень по физике и был занесен в справочник ”Кто есть кто в мире физики” в США. ”Я использую свои познания в физике для анализа и систематизации данных примерно так же, как физик использует физическую реальность,”- сказал однажды рабби Каплан.

Впервые я открыл для себя эту необыкновенную личность, когда наткнулся на его статью ”Бессмертие в душе” — и был покорен его невероятной способностью объяснять сложную тему — из тех, что обычно приберегались для опытных ученых и прежде практически не трактовались по-английски, — с такой простотой, что суть ее становилась доступна любому разумному читателю. Было очевидно, что этот редкий дар может помочь восполнить весьма существенный пробел в англоязычной литературе по иудаизму.

Когда я предложил рабби Каплану написать о концепции тфилин для Национальной конференции синагогальной молодежи Ортодоксального Объединения, он завершил свою работу ”Б-г, человек и тфилин” на 96 страницах — с источниками и сносками из Талмуда, Мидраша и ”Зоар” — менее, чем за две недели. Эта книга, написанная рукою мастера, обстоятельная, вдохновенная и простая, уже носила отпечаток того стиля, которым будут отмечены все его последующие произведения.

Тон его был мягок и негромок, индивидуальность — ненавязчива. Скромный, несмотря на ширившуюся известность и популярность, Арье Каплан твердо верил в необходимость и возможность приобщения еврейской молодежи, отчужденной и оторванной от своих корней, к наследию иудаизма. Он был движущей силой течения ”тшува”, в основе которого лежало возвращение к еврейскому образу жизни. ”На протяжении всей истории евреи всегда соблюдали традиции, — отметил он в одном из интервью. — Движение ”тшува” — это именно возврат к норме. Еврейский народ совершает нечто вроде совместного возвращения к самому себе. Мы делаем как раз то, для чего мы предназначены.” В самом деле, его книги подспудно проникнуты именно такой философией. Идея, которую он стремился донести до нас, заключалась в следующем: ”Иудаизм — это живое, развивающееся учение. Тому, кто ищет смысл жизни, нет нужды обращаться к чему-либо иному.”

Необычайная теплота Арье Каплана, его искренность и то, что он всецело посвятил себя Торе, служили источником вдохновения для тысяч людей, знавших его лично. Его дом всегда был открыт, за его столом постоянно теснились многочисленные ученики, а в субботу — гости. Он много путешествовал, стремясь поделиться своими знаниями и верой с молодежью — на семинарах, во время отдыха, в студенческих городках.

Рабби Арье Моше Элиягу бен Шмуэль Каплан оставил открывавшуюся перед ним перспективную карьеру ученого-физика, решив полностью отдаться изучению и разъяснению Торы. Ему удалось сочетать в себе мудреца-талмудиста, знатока Галахи — и человека западной цивилизации; ученого, владеющего тайнами Каббалы и еврейского мистицизма — и хасидского мыслителя.

Стремясь донести Тору до широких масс, рабби Каплан открыл много такого, что прежде было окутано покровом тайны. В его мозгу хранилась целая библиотека книг, которым предстояло быть написанными. Воля Г-сподня была на то, чтобы свет увидели лишь эти книги — и не более.

Рабби Пинхас Столпер