Ноябрь 2017 / Кислев 5778

СОТВОРЕНИЕ МИРА

СОТВОРЕНИЕ МИРА И ПЕРВЫЕ ПОКОЛЕНИЯ

I. Сотворение мира

Повествование о сотворении мира начинается с буквы бет  ב, имеющей начертание, открытое только с одной, передней стороны. Этим предуказано, что только то, что последовало после начала Б-жественного миростроительства, может быть доступно человеческому разумению.
(Бер.-Р., I)

 Был у царя кубок тончайшего стекла.
«Чем, – думал царь, – кубок этот наполнять? Горячей влаги стекло не выдержит, от холодной потускнеет».
И царь брал кубок только для теплых напитков.
Сотворил Б-г Вселенную и подумал: «Как руководить Своим творением: одним строгим правосудием – миру грозит разрушение; одним милосердием – земля в грехах потонет. Соединю, – решил Господь, – правосудие с милосердием. И то, устоит ли?»
(Там же, 12)

II. Небо и земля

Раби Елеазар бен Симеон учил:
– В Писании упоминается то сначала небо, потом земля, то в обратном порядке. Этим указано, что земля и небо вполне равноценны перед Господом.
(Там же, 2)

III. Свет

– Как был сотворен свет? – спросил раби Симеон бен Егосадок.
– Господь, – ответил раби Самуил бар Нахман, – облачился в ослепительно белые ризы, от которых потоками хлынул свет, засиявший от края до края Вселенной.
(Там же)

Раби Елеазар учил:
– Свет, сотворенный Предвечным в первый день творения, был такой чистоты и силы, что человек мог видеть от конца до конца Вселенной. С появлением на земле греха и порока дивный свет этот начал тускнеть и, наконец, отнят был Всевышним у земного мира и приуготован для праведников в загробной жизни.
(Хаг., 12)

IV. Деревья и злаки

Когда сотворено было железо, трепет страха прошел по деревьям. Но железо сказало:
– Не давайте рукоятки для топора – и ни одно из вас повреждено не будет.
(Бер.-Р., 5)

Раби Симон учил:
– Каждая былинка имеет ангела-хранителя, который властно повелевает ей: «Расти!».
(Там же, 10)

V. Солнце и луна

«И создал Б-г два светила великих»(одинаковой величины).
– Господи, – сказала луна, – невозможно двум царям один венец носить.
– Иди, – ответил Всевышний, – и сама умали себя.
– За то ли, Господи, что правдивое слово я молвила, Ты умалить себя повелеваешь мне? – взмолилась луна.
Отвечал Всемилосердный:
– Звезды да будут спутниками тебе.
(Хул., 60)

VI. И всякая тварь

Рав Иегуда учил со слов Равва:
– Ничто в мире Божьем не сотворено без цели. Даже те твари, существование которых кажется человеку совершенно нецелесообразным, содействуют строю и порядку мироздания, и Создатель творит волю Свою через каждое Свое творение, не исключая даже змеи, лягушки, комара.
(Шаб., 77; Бер.-Р., 10)
 
Раби Негорай учил:
– Когда люди грешат, и кара небесная грозит обрушиться на них, милосердный взор Всевышнего останавливается на гадах и паразитах, и Господь говорит: «Этим, в которых надобности нет, я даю жизнь. Отниму ли ее у тех, кому Мною дано высокое назначение на земле?»
(Иеруш., Бер.)

VII. Человек

Р. Симон учил:
Когда Всевышний решил создать человека, между духами небесными произошел раскол. Одни говорили: «Сотвори человека», другие: «Не твори его».
– Сотвори его, – говорил дух Милосердия, – он будет творить милость на земле.
– Не твори его, – говорил дух Правды, – он ложью осквернит душу свою.
– Сотвори его, – говорил дух Справедливости, – добрыми делами он жизнь украсит.
– Не твори его, – говорил дух Мира, – землю враждою наполнит он.
Поверг Господь Правду на землю. И взмолились Ангелы Служения, говоря:
– Владыка миров! Зачем пятнаешь Ты Правду, печать величия Твоего? Подними ее с земли, Господи!
И пока духи вели спор между собою, осуществилось дело божественного творчества.
– Для чего, – сказал Господь, – пререкания ваши? Сотворение человека уже совершилось.
(Бер.-Р., 8)
 
Раби Меир учил:
– Со всех концов земли слетелись пылинки, частицы того праха, в который Господь вдохнул животворящее начало, душу живую и бессмертную.
(Санг., 38)
 
Сотворен был только один человек.
Это должно служить указанием, что:
– тот, кто губит хотя одну человеческую душу, разрушает целый мир, и кто спасает одну душу, спасает целый мир;
– не может один человек возгордиться перед другим человеком, говоря: мой род знатнее твоего рода;
– каждому человеку следует помнить, что для него и под его ответственность сотворен мир.
(Там же, 37)
 
Создав человека, Господь повел его по садам Эдема, говоря:
– Гляди, как прекрасен этот мир, созданный Мною для тебя. Береги его и помни, что поврежденного тобою некому будет исправить.
(Ког.-Р., 9)

VIII. В канун субботы

Десять вещей предуготовано было в канун Субботы, в сумерки: пасть земли (поглотившая Корея и его сообщников), устье колодца (по сказанию – следовавшего за израильтянами в пустыне), человеческий голос Валаамовой ослицы, радуга (появившаяся после прекращения потопа), манна, посох Моисея, шамир (червь, с помощью которого, по древнему сказанию, Соломон тесал гигантские камни при построении храма), письмена, стиль для письма, скрижали Завета.
По другому сказанию – также: злые духи, гробница Моисея, овен, принесенный Авраамом в жертву вместо Исаака, и первые щипцы (без которых не могли бы быть изготовлены другие щипцы).
(П. Аб., 5)

IX. Апофеоз Вселенной

Рав Хама бар Ханина учил:
– Подобно царю, который любуется построенным им чертогом, Господь, взирая на юный мир, говорил:
«Мир мой, мир мой! О, если бы вечно пребывал ты таким же прекрасным и чистым в очах Моих, как в первые дни твоего существования!»
(Бер. Р., 9)
 

Разукрашенному с царской пышностью венчальному балдахину подобен был мир в вечер шестого дня. И снизошел к миру, подобно невесте, святой покой Субботы.
(Там же, 10)
 

«Все сделал Он прекрасным в свое время»(Экклезиаст).
Раби Танхума учил:
– Мир был сотворен в урочное время, ранее которого ему не подобало быть созданным.
Раби Абагу учил:
– Миров многое множество созидал и разрушал Всевышний – созидал и уничтожал, пока не была сотворена Вселенная. И сказал Господь: «Те миры не годились, а в этом все прекрасно».
(Там же, 9)
 

С гордостью взирал Создатель на Вселенную, говоря (духам небесным):
– Видите существа, созданные Мною, и образы, Мною начертанные? «Вот как возникли небо и земля при сотворении их». Творец их воздает им хвалу, – кто же их унизит? Творец славит их, – кто же порицать их станет?
Прекрасны и совершенны творения Мои.
(Там же, 12)

X. Ева

«И Господь образовал Еву из ребра Адама».
Рассудил Господь так:
– Не сотворю ее из головы его, дабы она не была высокомерной; не из глаза его – чтобы она не была любопытной; не из уха – чтобы не подслушивала; не из уст – чтобы не была болтливой; не из сердца – чтобы завистливой не была; не из рук – чтобы не была любостяжательной; не из ног – чтобы не была праздношатающейся.
Из ребра – скромной и скрытой части тела – сотворил Господь женщину и, по мере образования каждого из членов тела ее, приговаривал: «Будь кроткою, женщина! Будь добродетельной, женщина!»
Однако же ни от одного из перечисленных недостатков не свободна женщина.
(Там же, 18; Танх.)
 

– Ваш Бог – вор, – сказал кесарь рабан Гамлиелю, – усыпил Адама и у сонного ребро украл.
– Позволь мне, отец, – сказала дочь р. Гамлиеля, – ответить вместо тебя.
И, обращаясь к кесарю, продолжала:
– Я требую правосудия: прошлой ночью к нам забрались воры и, похитив серебряный кубок, оставили нам кубок из чистого золота.
– О, если бы каждый день посылали нам боги подобных воров! – воскликнул кесарь.
– Так дурно ли было для Адама, что взамен ребра ему дана была женщина?
(Санг., 39)
 

Из сказания раби Симеона бен Манасии:
– С материнской заботливостью Господь собственноручно заплел в косы волосы Евы перед тем, как впервые показать ее Адаму.
(Бер.-Р., 61)

XI. Огонь

Раби Иосэ говорил:
– Огонь имел быть создан в канун Субботы, но сотворение его было отложено до исхода субботнего дня. Предвечный зародил в уме Адама божественный начаток творчества. Взял Адам два камня, высекая из них огонь, произнес: «Благословен творящий светильники огненные!»
(Пес. 54; Бер..-Р.,11)

XII. Грехопадение

«Змей был хитрее всех зверей полевых».
Он рассуждал: «Если я обращусь прямо к Адаму, он меня не послушается. Обольщу сначала Еву – женщины легковерны».
И начал змей хулить Господа, говоря:
– Он сам вкусил от этого дерева – и создал мир. А вам, людям, сказал: «Не ешьте от него», ибо опасался, чтобы вы не стали тоже творить миры.
И еще говорил змей:
– Будущее принадлежит позжеродившемуся. Вы созданы после всех творений, дабы властвовать над миром. Поспешите же поесть плодов этих, пока Бог еще не создал других людей, которые начнут властвовать над вами.
Подошел змей к дереву, взялся за ствол и начал трясти его. Затрепетало дерево, зашумела листва его: «Не смей дотрагиваться до меня, нечестивец!»
А змей говорит Еве:
– Вот я дотронулся до дерева – и не умер. Дотронься и ты; увидишь – жива останешься.
Дотронулась Ева до дерева и видит – призрак смерти стоит перед нею.
– Горе мне! – воскликнула она. – Теперь я умру, а Бог сделает другую женщину и даст ее Адаму!
Тотчас же она взяла плодов и ела, и дала также Адаму, и он ел.
И не только Адаму дала Ева поесть плодов от запретного дерева, но покормила ими и животных, и птиц, и зверей. Не поддалась искушению одна только птица феникс.
Эта птица и живет вечно, через каждые тысячу лет сгорая в пламени, выходящем из ее гнезда, и снова возрождаясь из пепла.
(Бер. Р., 19; П. д. Ел.)
 

Рав Симеон бен Манасии учил:
– Не осуществись грехопадение, искуситель стал бы вечным слугою роду человеческому. Каждому добродетельному человеку дано было бы в услужение по два змея, которые добывали бы для него из сокровищниц Севера и Юга жемчуг и всевозможные драгоценные камни.
(Санг., 59)

XIII. После грехопадения

Наступил первый солнечный закат после изгнания из рая. Похолодело от страха сердце Адама.
– Горе мне! – возопил он. – За грех мой погас светильник дня, и мир снова обращается в хаос. Это смерть, посылаемая в наказание мне небом!
Всю ночь просидели Адам и Ева, каясь и плача. Когда же снова взошло солнце, они поняли, что таков порядок в природе, и жертвоприношением возблагодарили Господа.
(Ав.-З., 8)

XIV. Каин и Авель

И сказал Каин Авелю, брату своему:
– Поделим мир между собою.
– Поделим, – согласился Авель.
Взял Каин землю, а Авель стада. И условились не затрагивать один владения другого.
Погнал Авель свои стада в поле, а Каин кричит ему:
– Земля, по которой ты ходишь, моя!
– А одежда, которая на тебе, не из шерсти ли моих овец сделана? – отвечает Авель.
– Прочь с моей земли!
– Долой одежду из моей шерсти!
Погнался Каин за Авелем по холмам и долинам, пока не настиг его. Завязалась борьба. Не выдержал Каин, упал и, прижатый к земле, стал молить о пощаде.
– Авель, брат мой! Нас двое на земле. Умертвив меня, что ты ответишь отцу нашему?
Сжалился Авель над Каином, освободил его. Встал Каин и убил Авеля.
Медленно, долго убивал его Каин: схватив камень, но не зная, как нанести смертельный удар, он наносил ему побои по всему телу, пока не перешиб ему горло, – и Авель умер. Убив брата, Каин подумал: «Спрячусь от отца и матери; ведь от меня они и станут взыскивать за убитого брата, потому что кроме меня и его нет никого на свете».
В это время предстал Каину Господь, говоря:
– От родителей своих ты можешь бежать, но от Меня скрыться ли тебе? Отвечай: где Авель, брат твой?
– Не знаю, – отвечал Каин, – почему Ты спрашиваешь меня? Скажи Ты мне, где он?
– Злодей! – сказал Господь. – Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли.
Подобно вору, который стал бы возлагать вину свою на стражу, не устерегшую его, Каин говорил:
– Да, я убил брата моего, но не Тобою ли внушено мне это злое дело? Ведь Ты – страж всего сущего на земле. Кроме того, если бы Ты не отверг моей жертвы, я не стал бы завидовать и мстить ему.
И еще говорил Каин:
– Владыка Вселенной! Я никогда не видал убитого и не знал, что, нанося Авелю удары камнем, я этим убью его. И откуда Ты узнал об убийстве? Отец и мать находятся на земле и не знают; как же об этом узнал Ты, находясь на небе?
– Глупец! Всю тяжесть мира я в долготерпении ношу на Себе, – сказал Господь, – и от Меня ничего сокровенного нет.
– Так Тебе ли, Господи, – взмолился Каин, – трудно снести единый грех мой? «Наказание же мое больше, нежели снести можно».
– Раскаяние спасает тебя, – сказал Господь.
«И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод».
Каин шел, и земля дрожала под его ногами, и лютые звери метались кругом, и звучал их рев и вой: «Вот он, вот он, братоубийца, изгнанник и скиталец на земле. Растерзаем его, сожрем его!»
Ручьями полились слезы из глаз Каина; и взмолился он:
«Куда уйду от духа Твоего?
Куда от лика Твоего я скроюсь?
На небо вознесусь ли я, – Ты там;
Сойду ли в преисподнюю, – Ты там же.
Возьму ли крылья утренней зари,
Переселюсь на край ли океана, —
И там меня рука Господня поведет,
И там десница Б-жья остановит!»
(Танх.; Бер.-Р., 22)
 

Истерзанное тело Авеля лежало в поле; кровью его обрызганы были кусты и камни. Верная собака его, овчарка, стерегла убитого, отгоняя хищных птиц и зверей.
Полными ужаса глазами глядели Адам и Ева на убитого сына, не зная, что следует сделать с этим похолодевшим, неподвижным телом. Недалеко от места лежал павший ворон. И вот, бывший тут другой ворон подумал: «Покажу этим людям, что следует сделать с трупом». Разгреб землю и закопал в ней мертвого товарища. Видя это, Адам и Ева вырыли могилу и похоронили Авеля.
(П. д. Ел.)

XV. Енох

«И ходил Енох путями Господними».
Отвратил Енох душу свою от порочных дел людских и скрывал от людей чистые тайники души своей. Долгое время жил так Енох, проводя в молитве дни свои в уединенной келье в жилище своем.
И однажды, во время молитвы, воззвал к Еноху Ангел Б-жий.
И отвечал Енох:
– Вот я!
И сказал Ангел Божий:
– Встань, Енох, выйди из кельи своей, ступай к людям и поучай их, какими путями ходить и делать дела, угодные Господу.
Встал Енох, вышел из кельи своей и из жилища своего. И начали собираться к Еноху люди со всей земли, чтобы послушать поучения его. И люди поставили его царем над собою, приходили и кланялись ему до земли, и слушали все и следовали наставлениям его.
Двести сорок три года царствовал Енох, творя суд и милость в народе.
Однажды, когда Енох поучал народ, воззвал к Еноху Ангел Б-жий и возвестил ему, что решено призвать его на небо, дабы он поучать стал Сынов Господних так, как он поучал дотоле сынов человеческих.
И вот, в то время, когда Енох поучал народ, подняли люди глаза и увидели: несется с неба нечто в образе исполинского коня и летит, направляясь к земле. Сказали люди об этом Еноху. И отвечал Енох:
– Для меня послан этот конь, ибо наступило мне время уйти от вас навсегда.
В эту минуту конь достиг земли и стал перед Енохом. И все, бывшие тут, видели это. Тогда повелел Енох оповестить по всей земле, чтобы все желающие послушать слово Б-жие пришли еще сегодня, перед тем как Енох будет взят с земли. Собрались к Еноху все люди с их вождями и правителями и весь день тот слушали наставления в мудрости, знании и страхе Б-жием; и заключил Енох мир между всеми людьми, после чего сел на коня и поехал шагом неторопливым. И пошли вслед за ним люди, около восьмисот тысяч человек. Весь день тот они шли за Енохом.
– Возвращайтесь к жилищам своим, дабы не умереть вам в пути, – говорил им Енох.
Часть провожавших возвратились. Другие шли еще шесть дней за ним. Те же, которые и на седьмой день продолжали идти за ним, говорили:
– С тобою пойдем мы, куда бы ни шел ты. Клянемся, что только смерть разъединит нас с тобою!
Упрашивал их Енох уйти, пока не поздно, но они не послушались его. Отвернулся от них Енох и более не говорил с ними.
И вот, налетела буря… Огненная колесница с конями огненными появилась в вихре – и вознесся Енох на небо.
Ходившие потом на поиски за последними, провожавшими Еноха людьми пришли на то место и видят: все пространство покрыто сплошным снегом и ледяными глыбами, и ни единого признака жизни незаметно кругом.
(Сеф. Гаиаш.)

XVI. Потоп

Вначале, до сотворения человека, одни только воды славили Всевышнего.
«Пуще гула многих вод могучих в небесах могуч Господь!» – пели моря, пели озера.
И сказал Господь:
– Так славит имя мое стихия, лишенная живой речи. Каким же сладостным гимном огласит Вселенную человек, которого Я сотворю!
У царя был великолепный дворец, все обитатели которого были глухонемые. Не умея говорить, они приветствия свои царю выражали знаками и поклонами. Вместо них поселил царь во дворце людей, обладающих даром речи. Что же от этих людей услышал царь?
– Мы – хозяева этого дворца; он наш!
И повелел царь возвратить дворец прежним жильцам, глухонемым».
Так и Господь – направил снова водяную стихию на ту землю, на которой люди перестали признавать Господа творцом и хозяином всего сущего.
(Бер.-Р., 28)
 

Когда в эпоху, предшествовавшую потопу, люди, вместо Бога Живого, стали служить идолам, пред лицом Предвечного предстали два ангела, Шемхазай и Азаил. Видя скорбь Господа, они говорили:
– Властитель Вселенной! Когда Ты созидал этот мир, не предостерегали ли мы Тебя, говоря: достоин ли человек, чтобы Ты помнил его, и сын праха, чтобы Ты милостью посещал его?
– Что же теперь с миром делать? – сказал Господь.
– Мы найдем для него другое назначение.
– А мне, – отвечал на это Господь, – ведомо и несомненно, что если бы вместо людей жили на земле вы, ангелы, искушение овладело бы вами еще легче и скорее, чем это случилось с родом человеческим.
– Испытай, Господи, – сказали они, – позволь нам поселиться на земле, и Ты увидишь, как мы возвеличим святое имя Твое.
Сошли сыны Божии на землю и стали входить к дочерям человеческим, их земной красотой обольщенные.
Встретил Шемхазай одну девицу по имени Истеарь и пленился ею. Но Истеарь сказала:
– Я соглашусь ответить на твою любовь, если ты откроешь мне «Шем-Гамфорош» ( Имя Б-жие, произнесенное в полной его транскрипции), произнося которое ты возносишься на небо, когда этого пожелаешь.
Ангел исполнил ее требование. Тогда Истеарь произнесла Святое Имя и вознеслась на небо, сохранив беспорочность свою. В воздаяние за ее добродетель Всевышний обратил Истеарь в звезду и поместил ее в Плеяде.
После этого Шемхазай и Азаил взяли себе жен, и у Шемхазая родились два сына: исполины Гива и Гийа.
Архангел Метатрон послал сказать Шемхазаю, что готовится потоп, и миру грозит полное разрушение. Поднял голос свой Шемхазай и горько зарыдал:
– Горе мне, – вопил он, – что станется с моими детьми после разрушения мира? Чем они питаться будут?
А съедал каждый из них по тысяче верблюдов, тысяче лошадей и тысяче быков ежедневно.
В ту же ночь обоим было сонное видение. Одному приснилось: лежит на земле гигантский камень в виде стола, поверхность которого вся покрыта рядами письмен. А с неба сходит ангел и, держа в руках нечто похожее на нож, соскабливает и уничтожает строку за строкой до тех пор, пока не осталось всего четыре слова.
Другому привиделось: роскошный сад, засаженный всевозможными деревьями, и ангелы с топорами в руках вырубают деревья одно за другим и оставляют единственное дерево о трех ветвях.
Сны эти Шемхазай истолковал как предвещание близкого потопа, после которого на земле останутся в живых только Ной и три сына его.
Впоследствии Шемхазай раскаялся в земном грехе своем и добровольно покарал себя, повиснув в пространстве между небом и землей, где висит и поныне, вниз головою, в скорби покаянной.
Азаил же не раскаялся и продолжает свое грешное бытие и поныне.
(Мидр. Абк.)

XVII. Ной

Рав Гуно со слов раби Иосэ учил:
– В продолжение ста двадцати лет до потопа Господь предостерегал род человеческий и, не видя ни в ком раскаяния, повелел Ною приступить к сооружению ковчега.
Стал Ной сажать кедровые деревья.
– Для чего тебе эти деревья? – спрашивали его люди.
Ной отвечал:
– Господь решил послать потоп на землю и повелел мне построить ковчег, чтобы спастись от потопа мне и семье моей.
Смеялись над Ноем люди, издевались над ним. Смеялись и шутили люди, видя, как усердно он поливает свои кедры, заботясь об успешном росте их; не переставали смеяться и тогда, когда он, срубив деревья, принялся распиливать их на доски. Все предупреждения были напрасны – и настал потоп.
Видя неизбежную гибель свою, озлобленные, обезумевшие люди пытались опрокинуть ковчег, но ковчег, по мановению перста Господня, оказался окруженным львами.
(Танх.)
 
Из всех исполинов от потопа спасся один только Ог, царь Васанский. Он был взят Ноем в ковчег, после того как поклялся быть вечным слугою Ною и потомкам его. Ной и прокармливал его, просовывая пищу в особое отверстие, проделанное им для этого в ковчеге.
(П. д. Ел.)
 

Выпущенный Ноем голубь вернулся со свежим масличным листом в клюве. И взмолился голубь к Господу, говоря:
– Господи! Лучше корм горький как лист масличный – от Твоей руки, нежели сладкий как мед – от рук человеческих.
(Санг., 108)
 
Двенадцать месяцев пробыл Ной в ковчеге и за все это время не знал покоя ни днем, ни ночью. Один прокорм разнороднейших обитателей ковчега требовал неимоверного труда и терпения. Одни животные принимают корм в час дня, другие – в два часа, третьи – в три и четыре; эти – в первую ночную смену, те – в полночь, еще другие – на рассвете. Верблюду давалась солома, Слону – древесная листва, оленю – трава и мох, а прожорливому страусу – всякая всячина.
Были и такие животные, которых Ной и вовсе не знал чем кормить. С хамелеоном был такой случай. Однажды Ной разрезывал гранатовое яблоко; оно оказалось червивым. Находившийся близко хамелеон стал жадно подбирать выпавших из яблока червячков. С тех пор ему начали давать овощи с червоточиной.
Из всех обитателей ковчега только феникс лежал, скромно прикорнув в уголке, и на вопрос Ноя: «Отчего ты не требуешь себе пищи?» – отвечал: «Я видел, как много у тебя хлопот с другими, и не решился беспокоить тебя».
Тронутый этими словами, Ной сказал: «Ты пожалел моего труда, соболезнуя моим огорчениям. Да пошлет тебе Всевышний жизнь вечную».
(Там же)
 
Притча р. Леви:
Узнав о повелении Ною ввести в ковчег и представителей «всякой плоти», пришла и Ложь, стараясь прокрасться туда же. Но Ной заметил ее и сказал:
– В ковчег принимается и всякая нечистая тварь, но только «по паре». Иди же, сперва найди себе своего суженого.
Пошла Ложь искать себе суженого, а навстречу – Проклятие.
– Откуда, – спрашивает, – идешь ты?
– Ходила я, – отвечает Ложь, – к Ною, а он говорит: «Найди себе сперва пару». Не согласишься ли ты сочетаться со мною?
– Чем же ты меня вознаградишь за это?
– А вот чем. Составим договор, чтобы все приобретаемое мною, принадлежало тебе.
На том и покончили. И с той поры все, что приобретается Ложью, становится достоянием Проклятия и гибели.
(Шох-Т., 7)
 

Когда Ной пошел насадить виноградник, предстал пред ним некий дух по имени Самдон (символ пьянства) и предложил вступить с ним в компанию на равных началах.
– Но только, – сказал Самдон, – помни, что если ты станешь затрагивать мою долю, ты горько поплатишься за это.
(Бер.-Р., 36)
 
Посадил Ной первую виноградную лозу. А Сатана пришел и спрашивает:
– Что будет из этой посадки?
– Виноградник, – ответил Ной.
– Не желаешь ли взять меня в компаньоны?
Ной согласился. Что же сделал Сатана? Привел к винограднику овцу, льва, обезьяну и свинью и, заколов их, поочередно полил виноградник их кровью.
Человек, пьющий вино, обнаруживает поочередно же природные свойства всех названных тварей: вначале он кроток как овечка, потом становится отважным как лев, по мере опьянения начинает кривляться как обезьяна, и, наконец, валяется в грязи подобно свинье.
Все это произошло и с праведным Ноем.
(Танх.)

XVIII. Нимрод и столпотворение

Кожаные одежды, которые сделаны были Всевышним для Адама и Евы, перешли через Ноя к Нимроду. Одежды эти обладали свойством – одним видом своим укрощать самых лютых зверей. И когда облаченный в эти одежды Нимрод выходил на ловлю, птицы, животные и звери покорно склонялись перед ним. Отсюда пошла слава его, как замечательного зверолова, и этой славе он обязан избранием его на Царство.
(П. д. Ел.)
 

«И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес». Держали совет приближенные Нимрода – Футь, Мицраим, Хуш, Ханаан и другие родоначальники того поколения.
– Город, – говорили они, – с грозной крепостной башней небывалой доныне высоты – это даст нам возможность сосредоточить свои силы в одном месте, прославит нас по всей земле и даст нам господство и власть над всеми нашими недругами.
В народе говорили:
– Через каждые тысячу шестьсот пятьдесят шесть лет (период от сотворения мира до потопа исчисляется в 1.656 лет, и столько же от потопа до воцарения Нимрода. Потоп считался явлением периодическим, и именно через каждые 1.656 лун.), устои небесные расшатываются. Сделаем небу подпоры со всех четырех сторон света.
И еще про Бога говорили:
– По какому праву Он избрал для себя небесные высоты, а для нас юдоль земную оставил? Пойдем, построим башню и на вершине ее поставим идола, грозящего простертым к небу мечом и как бы вызывающкго Бога на бой.
С каждым днем башня росла все выше и выше и наконец достигла такой высоты, что добраться до верха для доставки строительного материала, требовалось не менее года времени.
Семь подъемов было у башни с восточной стороны и семь сходен с западной. Если падал человек и убивался насмерть, никто на это не обращал внимания, а потеря одного кирпича вызывала вопли отчаяния:
– Горе нам! Сколько придется ждать изготовления другой плитки, когда каждая минута дорога!
Смешал Господь язык их так, что один не понимал речи другого. Один скажет другому: «Принеси воды», а тот несет песку; «Подай топор» – подает лопату. Рассвирепеет тот и раскроит ему череп.
(Бер.-Р., 38; П. д. Ел.; Сеф. Гаиаш.)