Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Главы 74-91

Глава 74

Мы раскрыли идею и сущность «жертвоприношения Ицхака». Теперь же разъясним, с Б-жьей помощью, его значение для нашего праотца Авраама и последующих поколений. Почему про Авраама сказано: «Теперь Я узнал, что ты трепещешь перед Б-гом» только после испытания «жертвоприношения Ицхака», но не раньше?

Понятие «трепещущий перед Б-гом» может относиться только к человеку, достигшему в трепете перед Б-гом совершенства. Такой человек уже не обладает свободой выбора, он не может отклониться от воли Б-га. В таком положении оказалась ослица Билама, шедшая по тропинке среди виноградников, когда перед нею предстал ангел Б-га. Если праведному человеку говорят: «Убей, или сам будешь убит!», он ни на секунду не усомнится, пойдет на смерть, но не убьет другого.

Чтобы объяснить это более наглядно, приведем высказывание наших мудрецов в связи со словами пророка: «Обратитесь и увидите, в чем различие между праведником и злодеем, между тем, кто служит Господу, и тем, кто Ему не служит»[1]. Они объясняют это так: «Повторивший свое учение сто раз не похож на повторившего его сто один раз». Это высказывание, на первый взгляд, совершенно непонятно! Дело в том, что идея «ста одного раза» указывает на полную завершенность служения. Когда мы говорим, что для достижения совершеннолетия ребенку должно исполниться «тринадцать лет и один день», мы имеем в виду тринадцать полных лет. Но если человек повторил свой урок только сто раз, может оказаться, что ему еще немного недостает для совершенства в трепете перед Б-гом. А даже самый незначительный недостаток в трепете – большой изъян, – ведь именно из-за него один человек столь разительно отличается от другого, как отличается служащий Господу от того, кто Ему не служит.

Поэтому все благие деяния, совершенные нашим праотцом Авраамом до «жертвоприношения Ицхака», не были знаком того, что его трепет перед Б-гом достиг совершенства, то есть, что он повторил свой урок сто один раз. Все его поступки были праведными по своей сути, и их можно было совершить не только ради трепета перед Б-гом, но и руководствуясь двумя другими причинами: уважением людей, – чтобы возвыситься в их глазах и стремлением к добру и истине. Даже готовность Авраама пойти в огненную печь не свидетельствует о совершенстве его веры: если бы ему не хватало полноты веры в Б-га, он все равно пошел бы на смерть, как и любой достойный человек на его месте, но не преступил того, что искренне считал верным. А тем более, о полноте его веры не свидетельствует тот факт, что Авраам принимал гостей и обучал их трепету перед Б-гом, чем правильно и достойно заниматься во имя Небес даже тому, кому немного недостает веры и трепета.

Совсем не таким было «жертвоприношение Ицхака». Этот поступок сам по себе был воплощением ужаса. Если бы об этом страшном деянии узнали люди, оно возмутило бы весь мир. Его нельзя было совершить ни ради похвалы людей, ни ради стремления к добру – ведь в самом этом поступке не было ничего доброго. Такое можно было совершить только во исполнение воли благословенного Творца и Создателя. И если бы нашему праотцу Аврааму хотя бы немного недоставало веры в Б-га и знания Его, он не был бы способен взять нож и занести его над горлом своего единственного сына. Поэтому только после этого о нем по праву можно было сказать: «Теперь Я знаю, что ты трепещешь перед Б-гом».

Когда Авраам выстоял в этом испытании, стало ясно, что и все свои предыдущие праведные поступки он тоже совершил в полном трепете и вере. «Жертвоприношение Ицхака» стало тому подтверждением. Теперь каждому раскрылось, что мотивом для совершения всех его праведных поступков был только трепет и совершенная вера в благословенного Б-га. Поэтому мудрецы учат нас, что после «жертвоприношения Ицхака» Б-г сказал Аврааму: «Если бы ты не устоял в этом испытании, то и все твои предыдущие добрые дела тоже не были бы засчитаны». Им недоставало бы подтверждающей печати –  слова «истина» – подписи Б-га. В этом и состояло значение «жертвоприношения Ицхака» для самого Авраама.

Глава 75

«Жертвоприношение Ицхака» было первым служением, освятившим гору Мория в качестве места служения для всех последующих поколений. Теперь мы сможем понять тайну жертвоприношений, о которых сказано: «Запах благоволения для Б-га»[2]. Что же это за «запах благоволения» жертвоприношений? На первый взгляд, это определение больше подходит к делам справедливости и милосердия. Об этом сказал пророк: «Ибо милосердия Я желаю, а не жертв[3]». В Торе есть много заповедей первостепенной важности, о которых не сказано, что они источают «запах благоволения». Почему же на Небесах именно запах жертвы желаннее всех важных и бесценных заповедей Торы?

Согласно тому, что мы уже объяснили, смысл жертвы нашего праотца Авраама, благодаря которой Храмовая гора была освящена для всего будущего служения его потомков, заключался в необходимости доказать, что его сердце обладает абсолютным совершенством в вере и трепете перед Б-гом. Мы сказали, что этого нельзя было узнать из его прежних добрых дел, а только из «жертвоприношения Ицхака». Оно стало первой жертвой, благодаря которой гора Мория стала местом служения. И все последующие жертвы имеют то же предназначение, что и «жертвоприношение Ицхака»: узнать, совершенно ли сердце того, кто их приносит. Любая жертва подобна «жертвоприношению Ицхака» в том, что этот поступок сам по себе жесток: причиняет страдание животным и уничтожает ценности без всякой пользы для людей, ведь жертва подлежит сожжению огнем.

Этого нельзя сделать ни ради любви к добру, ни ради людской похвалы. Ведь если человек принесет животное в жертву Всесожжения Б-гу, это не будет приветствоваться людьми. Наоборот, многие станут срамить его, в особенности – бедняки, которым не хватает хлеба. Они скажут: какая польза людям от того, что некто выражает таким образом свою праведность? Лучше бы вместо того, чтобы сжигать мясо на жертвеннике, он дал его нашим голодным детям! Поэтому такой поступок можно совершить, только если сердце человека полностью верит в то, что благословенный Б-г дал такую заповедь, что Он смотрит на это так, будто человек отдает Ему в дар часть своего имущества, демонстрируя тем самым, что «Б-гу принадлежит земля и все, что на ней», и что человек дает Ему из Его собственной руки. Принося жертву, человек должен думать о том, что все, что делается с жертвой, ему нужно было бы совершить с самим собой: отдать свою жизнь ради освящения имени Б-га, пожертвовать свою кровь и плоть для служения Всевышнему. Таким образом, получается, что сами действия приносящего жертву не содержат в себе ничего позитивного, – хорошими в них являются только намерения. Поэтому именно о жертвах сказано «запах благоволения». То есть эта заповедь имеет только «хороший запах», но не содержит в себе добрых поступков. По этой же причине, в отличие от всех других заповедей, «жертва злодеев отвратительна»[4]. Ведь суть жертвы – доброе намерение, а злодеи этого намерения лишены, а значит, их жертва омерзительна.

Глава 76

Смысл «жертвоприношения Ицхака» для всех последующих поколений состоит в том, чтобы знать, сколь далеко простирается служение Господу, к которому человека побуждают чистота его сердца и сила ясного разума. Ведь разум склоняется к выводу, что «жертвоприношение Ицхака» не могло быть исполнением повеления, данного Аврааму, поскольку невозможно повелеть человеку совершить такой ужасный поступок. Это была только просьба. Б-г сказал Аврааму: «Возьми, пожалуйста, твоего сына», – а слово «пожалуйста» как раз и означает просьбу. А просьба существенно отличается от заповеди. И раз Авраам не получил прямого повеления, он мог бы ответить: «Мой благословенный Господь, не в моих силах сделать такое с моим сыном». Ведь всякая просьба оставляет человеку выбор – исполнить ее или нет. Так, Моше-рабейну в течение семи дней отказывался исполнить поручение Б-га вывести народ Израиля из Египта. Мы полагаем, что и там тоже не было повеления, а была только просьба. Сказано в Торе: «А теперь пойди, Я пошлю тебя…» Слово «пойди» не предполагает прямого повеления, а имеет значение выражения просьбы: пожалуйста, согласись, и тогда «Я пошлю тебя». Наш праотец Авраам имел возможность избежать этого испытания и пошел на это только из-за широты своего сердца, безграничной любви к великому благословенному Б-гу и своей полной уверенности в вечном воздаянии, которого заслужит этим он сам и его сын Ицхак.

И мы не согрешим, если скажем, что «жертвоприношение Ицхака» было подобно Синайскому Откровению. Синайское Откровение было событием, подобного которому не было никогда раньше и никогда не будет впредь. Тогда еврейский народ убедился в том, что «Я – Б-г, твой Господь», и в истинности пророчества, в том, что Б-г может говорить с человеком, и тот останется жив. Таким же было и «жертвоприношение Ицхака». Оно научило нас истинному служению Б-гу, показало, каких высот это служение может достичь и до каких пределов человеку следует нести ношу Всевышнего. Не будь этого испытания, мы бы не знали, что человек должен безгранично жертвовать собой ради любви к благословенному Б-гу, а думали бы, что он обязан лишь праведно жить и совершать добрые дела.

В этом знании для нас заключена большая польза. Если мы столкнемся с каким-то испытанием, и дурное побуждение начнет нас убеждать в том, что вынести его выше сил человека, мы вспомним «жертвоприношение Ицхака» и поймем, что наше испытание – это не нечто запредельное, вовсе не высшее служение Б-гу, что есть ступени гораздо более высокие. Теперь нам будет легче его выдержать. Так что «жертвоприношение Ицхака» является вечным напоминанием о том, как велико может быть страдание, которое нам нужно претерпеть, неся ношу Всевышнего. И соответственно нашему страданию – милосердие благословенного Б-га, который помнит «союз, милосердие и клятву, которой Он поклялся перед нашим праотцом Авраамом на горе Мория». На этом зиждется заслуга «жертвоприношения Ицхака», которая помогает нам, если мы вспоминаем о нем и извлекаем из него урок. Тогда и Б-г вспомнит ради нас праведность нашего праотца Авраама и его сына Ицхака, дабы воздать милостью их сыновьям. Но если мы не извлечем урока из «жертвоприношения Ицхака», если оно никак не повлияет на глубину нашего служения, бессмысленно будет просить Всевышнего вспомнить ради нас «жертвоприношение Ицхака» и даровать нам благословение. Итак, мы разъяснили, с Б-жьей помощью, в чем состоит предназначение «жертвоприношения Ицхака» для всех поколений.

В испытании Авраама для нас заключена и еще одна великая польза. Из него мы узнаем, что в мире был мудрый и совершенный в своем разуме и постижении благословенного Творца человек, который нашел в себе силы взять нож, чтобы занести его над своим единственным сыном, исполняя волю благословенного Творца. И благо воспоминания об этом событии заключено для нас в том, что оно вносит в наши сердца живую струю истинной веры, и мы можем постоянно вспоминать о разуме и великом постижении Авраама, способном принести столь великую и страшную жертву, ибо он знал и осознавал истину. Так мы узнаем, что и сами должны полагаться на наш разум и не думать, что истина исчезла из мира и сокрыта от человека. А поэтому мы страстно возжелаем постичь мудрость, знание и истину, которой обладал наш праотец Авраам. И мы будем знать, что разум и сознание – это прочные основы, на которых мы должны выстроить «серебряные башни» нашей жизни.

Глава 77

 Необходимо рассказать еще об одном важном открытии, которое касается «жертвоприношения Ицхака», но ускользает от внимания большинства людей. Это испытание было тяжелейшим из всех, пройденных нашим праотцом Авраамом. Все испытания Авраама, которые он выдержал, состояли из всевозможных телесных и душевных страданий. Но на сей раз ему пришлось вынести самое тяжкое страдание, подобного которому не было во всех прежних испытаниях.

«Жертвоприношение Ицхака» подразумевало невероятное мучение Авраама, гораздо большее, чем во всех предыдущих испытаниях. Это страдание было самым тяжким в мире, и с ним не сравнимы никакие другие испытания, которые только могут выпасть на долю человека. Во-первых, – это страдание от осквернения имени Б-га. Ведь слава Небес была для нашего праотца Авраама самым главным, и ее он желал больше, чем любых благ мира. Во-вторых, это страдание, связанное с его любовью к своему сыну Ицхаку.

Все дни своей жизни Авраам трудился только над тем, чтобы великое имя Б-га стало известно в мире. И теперь, когда он совершит этот ужасающий, не приемлемый разумом поступок – когда он совершенно добровольно принесет в жертву человека без всякой постижимой разумом причины, весь мир будет смотреть на это с ужасом и презрением и отнесется к этому как к бессмысленному и позорному поступку. А ведь тогда Аврааму придется признать, что он так поступил по воле благословенного Б-га, что Господь счел верным и справедливым, чтобы отец принес в жертву Б-гу своего единственного сына, совершил поступок, с которым не могут смириться ни сердце, ни разум. Это – поступок «рефаим» народа, о котором повествует Тора, что «они предают огню своих сыновей и дочерей». Это привело бы к самому ужасающему в мире осквернению Б-жественного имени, что заставляло Авраама страдать больше, чем скорбь и траур по Ицхаку. Страдание из-за осквернения имени Б-га – высшей ценности в глазах Авраама, для нашего праотца было самым тяжелым. Ведь на жертвенник прославления имени Б-га Авраам принес всю свою жизнь!

Итак, мы нашли в «жертвоприношении Ицхака» нечто совершенно новое, чего не было ни в одном из прежних испытаний Авраама. Все прежние испытания приводили к освящению Б-жественного имени и к тому, что слава Б-га раскрывалась в мире, вдохновляя его. Но в жертвоприношении Ицхака, кроме самого страдания по единственному сыну и потери всего, чем Авраам дорожил, ему не в чем было найти утешение. Наоборот, осознание грядущего небывалого осквернения славы Небес приумножало его духовное страдание!

Глава 78

И вот что еще нужно знать о «жертвоприношении Ицхака». Безгранично любя своего сына Ицхака, наш праотец Авраам не собирался принести его в жертву с жестокостью. Он не вводил себя в заблуждение, представляя, что режет животное, как это было принято в древние времена у идолопоклонников, которые отдавали своих малолетних сыновей и дочерей на сожжение в огне в долине Геином, где били барабаны, чтобы отцам не было слышно плача детей, их громких и горьких стонов. Это было действительно жестокое убийство, вызванное страстным желанием жрецов того культа получить наслаждение, наблюдая, как расставаясь с жизнью, дети корчатся в ужасных предсмертных муках. Жрецы обманывали родителей, убеждая, что идол оказывает им почет и воздает добром, забирая в жертву их сына или дочь. А может быть, и сами родители наслаждались, наблюдая, как их дети расстаются с жизнями в ужасных мучениях на железе, раскаленном в огне. Ведь то, что мы сегодня не можем воспринять, быть может, было нормально для диких и испорченных людей того времени.

Аврааму же Б-г сказал так: «Возьми, пожалуйста, своего сына, единственного, которого ты любишь, Ицхака». И наши мудрецы объясняют, что Б-г выразился именно так, чтобы Авраам получил награду за каждое отдельное слово... Почему награда Авраама возросла из-за того, что Б-г произнес больше слов? Дело в том, что каждое слово содержало в себе особый смысл. Б-г сказал ему: «Возьми своего сына», – не забывай ни на секунду, что он – твой сын. «Единственного» – не забывай и о том, что он «единственный», а еще – тот, «которого ты любишь», чтобы твоя любовь ни на секунду не оставляла его. «Ицхака» – чтобы ты постоянно помнил, что это – Ицхак, великий мудростью, разумом и служением Б-гу. Поэтому Авраам и должен был получить награду за каждое слово – ведь с каждым словом его испытание становилось все тяжелее. Ему надлежало совершить этот поступок не жестоко, упаси Б-г, но со всей жалостью, милосердием и любовью к своему единственному сыну, он должен был усилить в своей душе чувство жалости и любви к нему, и все же поступить так, чтобы любовь к великому Б-гу пересилила любовь и жалость к великому сыну. В этом и состоит испытание «жертвоприношением Ицхака».

Еще одним важным принципом и главной причиной испытания «жертвоприношением Ицхака» является то, что Ицхаку, сыну Авраама, тогда было тридцать семь лет. Ицхак был взрослым, и все деяния Авраама произошли с его полного согласия. Более того, сам Ицхак, как известно, участвовал в этом служении, как и Авраам. Тора дает это понять словами: «И пошли они оба вместе», – после того, как Авраам сообщил Ицхаку, что именно он станет «агнцем для всесожжения». Таким образом, поступок Авраама был не жестоким, а продиктованным высочайшим духом. И отец, и сын были в этом единодушны, и во всем участвовали лучшие чувства обоих – любовь, милосердие и осознание ценности жизни.

Ицхак не был маленьким ребенком, которого отец насильно связал, чтобы предать закланию против воли. Это было бы жестокостью, убийством, а Б-г не может испытывать человека поступком, который нанесет ущерб его душе. Это было осознанное намерение двух зрелых людей.

И огромное удивление вызывают слова нашего учителя, великого мудреца раби Авраама ибн Эзры, который в своем комментарии на Тору пишет, что, возможно, Ицхак был тогда маленьким ребенком и отец поместил его на жертвенник против его воли. Это ведь не только противоречит здравому смыслу, как мы только что объяснили, но и не сочетается со стихом Торы: «И пошли они оба вместе». Так нельзя сказать о маленьком ребенке, а только о взрослом, во всем подобном Аврааму.

Глава 79

Ученые люди знают, что и те предположения Талмуда, которые он сам позже отвергает, необходимо глубоко изучать, и «их лист не завянет»[5]. И уж тем более это должно относиться к предположениям, которые делает Сам Всевышний! Опираясь на этот принцип, мы сможем вывести из испытания жертвоприношением Ицхака великое и драгоценное знание о свойствах Всевышнего.

Свойства Всевышнего не похожи на качества человека. Людям свойственно не принимать в расчет интересы отдельного человека, когда речь идет о благе многих. Общество требует от каждого действовать ради общего блага, даже если при этом он потеряет в своей духовности и причинит зло своей душе. Не таковы качества Всевышнего. Поскольку Б-г – истина, и печать Его – истина, это качество истинности делает непременным принцип: «И да будет жив твой брат вместе с тобой»[6], – жизнь каждого человека превыше всего. Ведь с точки зрения истины, заложенной в мироздании, каждый человек подобен всему миру, и группа людей не имеет преимущества перед одним человеком. Человек потому сотворен в одиночку, что каждый должен понять: «Мир создан для меня»[7]. Поэтому, согласно качеству истины, от человека не требуется пренебречь интересами своей души ради пользы общества. Он должен в первую очередь думать о том, как позаботиться о своей собственной душе, не принимая во внимание благо других, ибо его собственная жизнь – прежде всего, а то, что касается остальных – во вторую очередь. И на Небесах к каждому человеку относятся согласно этому принципу. Если возникает необходимость сделать что-то ради одного человека, это происходит вне зависимости от возможного ущерба, который это может причинить другим и даже всему миру, потому что истина этого требует ради души человека и его духовной жизни. На Небесах готовы пренебречь даже всем миром, но не благом, которого достоин отдельный человек. В этом заключен принцип отношения Б-га к людям.

Это мы видим в «отвергнутом предположении» «жертвоприношения Ицхака». Наша святая Тора говорит, что на Небесах не приняли в расчет беспрецедентное осквернение имени Б-га, которое произошло бы вследствие «жертвоприношения Ицхака» и нанесенный этим всему миру огромный урон ради потребности испытать нашего праотца Авраама и поднять его на высший духовный уровень, чтобы сказать: «Теперь Я знаю, что ты трепещешь перед Господом». И причина тому – требование истины, согласно принципу: «И да будет жить твой брат вместе с тобой», – «твоя жизнь превыше всего». А если жизнь самого человека важнее жизни его товарища, становится безразлично, идет ли речь об одном человеке или обо всем мире, поскольку этот принцип утверждает, что одна душа в Израиле столь же велика, как и весь мир. И здесь мы видим, насколько важно качество истины: пусть лучше рухнет весь мир, чем пострадает истина.

Этот же принцип мы находим в словах наших мудрецов о «жертвоприношении Ицхака». Они рассказывают, что Всевышний сказал Аврааму, что было бы правильно наслать на него все страдания Ийова, чтобы утяжелить испытание силы его веры в Б-га, и что только по просьбе Авраама после «жертвоприношения Ицхака» – не испытывать его больше, чтобы не вышло так, что Авраам не выдержит и потеряет все прошлые заслуги, – Б-г не станет больше подвергать его испытаниям. Ведь очень легко вообразить, что сказали бы люди, если бы на нашего праотца Авраама обрушились все несчастья, которые терпел Ийов, если бы Авраам сидел в пыли и чесался глиняным черепком, после того как он восседал на почетном возвышении и обучал людей Торе и путям Б-га. Люди сказали бы: «Это – Тора, и это – положенная за нее награда? Такая судьба ожидает раба Б-га, ходящего перед Ним истинно и беспорочно, и жертвующего собой ради освящения Его великого имени, –  он удостаивается мерзкой чесотки! Какая же выгода от служения Б-гу и хождения перед Ним прямыми путями, если такова награда за праведные поступки и истинное милосердие Авраама, раба Б-га?» Легко себе представить, каким страшным было бы осквернение имени Б-га, если бы наш праотец Авраам был испытан страданиями Йова. Это было бы самым страшным осквернением Имени, и у всех, кто следовал за Авраамом, в отчаянии опустились бы руки, – это стало бы духовным бедствием для всего мира. Так что мы видим, что, если для пользы нашего праотца Авраама и возвышения его души требовалось бы подвергнуть его испытанию, посланному Ийову, возникшее в результате осквернение имени Всевышнего отступило бы перед истинной потребностью одного человека. Пусть будет разрушен весь мир, но истина Б-га не претерпит изменения! И теперь мы можем понять смысл сказанного: «Ибо Б-г – Господь истины».

То же самое мы находим в истории с Моше-рабейну, который отправился исполнить повеление Б-га вывести сыновей Израиля из Египта, а по дороге «его встретил Б-г и захотел умертвить». А что бы произошло с избавлением Израиля? Ответ тот же: пусть не произойдет избавления Израиля, но не будет изменено качество Б-жественной истины, потребовавшей взыскать с Моше за промедление с обрезанием своего сына.

Глава 80

Однако нам следует знать, что «жертвоприношение Ицхака» – это не просто «отвергнутое предположение». На самом деле, нам нужно разобраться: достойно ли Господа, Б-га истины повелеть нечто, не желая этого на самом деле? Не пристало Ему вводить в заблуждение человека и требовать от него того, чего он на самом деле не должен исполнить!

По нашему мнению, «жертвоприношение Ицхака» на самом деле не было введением в заблуждение, ему лишь предназначалось испытать духовную силу нашего праотца Авраама. Это испытание было полностью завершено, а не осталось только «отвергнутым предположением». Задача «жертвоприношения Ицхака» была не в том, чтобы лишить его жизни – ведь на нем не было греха, заслуживавшего наказания! Чем смерть Ицхака была полезна Б-гу?

Б-г повелел Аврааму, чтобы он взял Ицхака и «поднял его в жертву Всесожжения». Само название этой жертвы на святом языке происходит от слова «поднятие», поэтому здесь речь идет только о возвышении души человека, но не о наказании за грех. Здесь не было ни малейшего намека на то, что Ицхак будет наказан. Цель, заложенная в «жертвоприношении Ицхака» состояла в том, чтобы раскрыть душевную высоту, трепет и веру Авраама и его сына Ицхака, а не в том, чтобы предать его смерти. Это было не только испытание, здесь и от Авраама, и от Ицхака требовалось практическое действие. Они должны были принять решение и совершить все свои поступки ради того, чтобы на деле раскрыть величие своих душ и безграничность своего служения Господу. Ведь Авраам и Ицхак воплотили в жизнь все великие принципы, которые должны были быть реализованы в «жертвоприношении Ицхака». И само повеление «И подними его в жертву Всесожжения» было исполнено Авраамом и Ицхаком во всех его деталях, все его принципы воплотились, и все их внутренние силы получили практическое выражение. Нож уже был поднесен к горлу Ицхака, и рука Авраама, не дрогнув, была протянута в готовности провести им по горлу сына. Так что все деяния, которые требовались от их душ, были совершены и исполнены, их готовность была уже явлена, и все, что нужно было увидеть, было показано и исполнено. Зачем же теперь напрасно лишать Ицхака жизни? Разве не лучше, если после всех повергающих сердца в трепет деяний Авраама Ицхак останется жив и сможет радоваться своему возвышению, тому, что он удостоился быть принесенным в жертву Б-гу?

Итак, мы поняли, что идея «жертвоприношения Ицхака» не была введением в заблуждение, предназначенным ввести в заблуждение Авраама и испытать его. Это было реальное действие, которое нужно было совершить, но так, чтобы Ицхак остался жить. Оно не должно было принести миру никакого духовного ущерба, и имя Б-га не было бы осквернено. Наоборот, это событие привело к столь трепетному освящению имени Б-га, какого не было никогда раньше, и мы до сих пор пользуемся его духовными и материальными плодами.

Глава 81

Нам представляется необходимым разъяснить еще один важный вывод, вытекающий из «жертвоприношения Ицхака». Он состоит в том, что нужно строго придерживаться требования Писания: «Храни беспорочность и следи за прямотой, ибо будущее этого человека – мир»[8]. Писание говорит о том, что ради пользы в духовном и материальном человеку следует во всех его делах и отношениях с людьми придерживаться беспорочности и прямоты, невзирая на ущерб, который это ему приносит сейчас. Даже если этот ущерб очень велик, и человек сейчас не видит, каким образом он будет восполнен, – пусть уповает на слова Писания и верит, что в конце «будущее этого человека – мир», что, храня беспорочность и прямоту, он обретет гораздо большее благо в будущем, чем возможный ущерб сегодня.

Это мы выводим из истории «жертвоприношения Ицхака». Хотя Б-г обещал Аврааму: «Ибо в Ицхаке наречется род тебе»[9], и все надежды Авраама были связаны с Ицхаком, все же он не стал оспаривать решения Б-га. Он твердо знал, что «не человек Господь, чтобы лгать, и не сын человеческий, чтобы передумывать»[10] и был уверен, что, раз Б-г обещал ему, что «в Ицхаке будет наречен род тебе», то непременно исполнит Свое обещание. Хотя Авраам и не мог понять, каким же образом осуществится то, что Ицхак будет принесен в жертву и в то же время в нем будет наречен его род. Он твердо знал, что «Как высоки Небеса над землей, так высоки Мои мысли над вашими мыслями»[11], и человеку не следует пытаться проникнуть во всю глубину замысла Всевышнего.

Мы видим, что упование Авраама не было напрасным – все в точности исполнилось: Ицхак был вознесен в жертву «на одной из гор», а сущность этого жертвоприношения мы уже разъяснили, и обещание «ибо в Ицхаке наречется род тебе» тоже исполнилось, хотя Авраам и не мог заранее предвидеть, как это может произойти.

«Жертвоприношение Ицхака» должно стать нам постоянным напоминанием о том, что следует беспрестанно следить за своей «беспорочностью и прямотой», полагаясь на обещание, приведенное в Писании, ибо оно может исполниться самым невероятным для нас образом.

Глава 82

Сказано в трактате «Авот»: «Сказал раби Меир: Всякий, кто занимается Торой ради нее самой, удостаивается многого. И более того, он достоин всего мира…» Нам представляется необходимым объяснить одну из важных основ этого изречения.

Любое приобретение человека, любая его собственность важна для него настолько, насколько он извлекает из нее пользу. В этом смысле вещь становится его приобретением и владением. Сказали наши мудрецы: «Все, что сотворил Всевышний в Своем мире, Он сотворил только ради Своей славы»[12]. Значит, мир и его блага были сотворены и предназначены не для того, чтобы человек извлекал из них телесные удовольствия, хотя большинство людей пользуется миром именно в этих целях. Единственное предназначение мира в том, чтобы человек раскрыл в нем славу величия благословенного Б-га и Его огромную и бесконечную силу. А это уже приведет человека к трепету и страху перед величием благословенного Б-га, имя Которого возвышенно и свято. Чем больше мы будем осознавать Его величие и всемогущество, его неограниченные возможности даровать благо любящим Его, тем большими станут трепет и страх, боязнь потерять великое благо, которое Он может нам дать в этом мире и в вечном Будущем. В этом и состоит суть славы Небес, во имя которой сотворен мир.

Если мудрый человек сможет разглядеть в этом полном чудес мире славу Б-га и Его бесконечную силу, тем самым этот мир станет принадлежать ему и будет его владением. Ведь тогда человек будет пользоваться миром в целях, ради которых он был сотворен и существует. Поэтому мудрецы и сказали, что человек, изучающий Тору ради нее самой, достоин всего мира.

Но если он не изучает Тору, и его разум не в состоянии увидеть в мире славу Небес, мир не может считаться его приобретением и владением, – ведь такой человек пользуется им не для того, для чего он предназначен. Поэтому он и не заслуживает истинных и вечных удовольствий, а получает только суетные и преходящие радости, и это уже не его мир, он проживает в нем так же, как звери, и не более того.

У человека есть способ узнать, относится ли он к числу тех, для кого создан мир, или нет. Для этого ему нужно заглянуть в свою душу и понять, любит он людей или нет. Ведь если мир действительно стал его приобретением и владением, он должен его любить со всеми людьми и животными, дружелюбно относиться ко всему, что есть в мире, включая растения и неодушевленные предметы. Ведь в природе человека заложено любить все, что ему принадлежит, все, чем он владеет. Это – одна из причин, по которой Гиллель сказал, что заповедь «возлюби ближнего, как самого себя» – общая формулировка всей Торы, а остальное – комментарий. Но если человек ненавидит людей или просто их не любит, – это знак, что мир – не его приобретение. Мир ему чужд, поэтому он и не находит в своем сердце места для любви и милосердия к его обитателям. Ведь чужого человек любить не станет!

Глава 83

«В третий месяц по исходу сыновей Израиля из земли Египта, в этот самый день они пришли в пустыню Синай»[13]. Наши мудрецы объясняют: «В этот самый день – чтобы слова Торы были для тебя новы, как будто дарованы сегодня»[14]. Три вещи должны каждый день быть для нас новыми, и тогда мы сможем возвысить свои души.

Первая из них – это знание о благословенном Творце. Человек должен каждый день постигать Его заново. Пусть представит себе, что до сих пор всю свою жизнь он даже не догадывался о существовании благословенного Творца, чувствовал себя одиноким и брошенным, отвергнутым и оставленным, ему некому было излить сердце и рассказать о своих несчастьях, не к кому обратиться и просить за свою жизнь и за жизнь своих близких, не к кому молиться обо всех своих многочисленных нуждах, не к кому воззвать о справедливости и защите от людей, притесняющих его и творящих ему зло. Он видел себя и своих любимых сыновей и дочерей оставленными и отданными во власть всякой случайности и болезни, всякому препятствию и несчастью, и не находил никого, кто мог бы их защитить и спасти. Он постоянно видел себя и свою семью под угрозой меча, голода, мора и всякого зла в мире, и не было у него места, где он мог бы спрятаться и спастись, не было тени, в которой можно было укрыться. Во всем мире не было никого, кто узнал бы и ощутил боль его сердца, его тяготы и бесчисленные горести. Весь его мир населяли чужаки, никто о нем не заботился и не думал. Он постоянно пребывал в душевной горечи и стеснении духа, и никто не облегчал его страданий. И вдруг, внезапно перед ним раскрывается Господин мира, Создатель всех творений, Господь всех душ, Который любит его и хранит как зеницу ока, как милосердный отец единственного сына, следит, чтобы с ним ничего не случилось, охраняет и вызволяет из любой беды, дает ему пропитание, и Его рука всегда протянута, чтобы исполнить желание человека. Теперь он знает, Кому излить сердце и рассказать о своем бедствии, Кого умолять и просить за себя и своих близких, за свою жизнь и их жизни. Теперь он знает, что больше не одинок и не брошен, наоборот, куда бы он ни шел, его Творец с ним, и заповедь требует от него постоянно просить у Всевышнего всего, что необходимо его доброму сердцу. Теперь у человека есть к Кому обратиться за справедливостью, если люди причиняют ему зло. Теперь у него есть прочное и надежное место, где он может укрыться и спастись от рук любого врага и притеснителя, от всякой язвы и раны, от любого зла, какое только может случиться. Раньше он был подобен черепку, валяющемуся на дороге, а теперь он «живет под покровом Всевышнего, в тени Всемогущего обитает»[15], песня на его устах, он видит правду, и его сердце радуется. И все это стало ему известно только сейчас, после долгих лет неведения. Разве трудно представить себе его радость от непрерывной мысленной привязанности к благословенному Творцу? На его устах будет хвала Всевышнему, и все дни своей жизни он будет чувствовать себя счастливым.

Вот что нам дает раскрытие существования нашего благословенного Творца и Создателя: если каждый день мы будем узнавать Его заново, представлять себе, что до сих пор не знали о Нем, из-за чего терпели душевную боль и муки, нашей радости не будет границ, и мы осознаем, насколько должны радоваться знанию того, что у мира есть Царь – наш небесный Отец.

Таким образом, мы показали способ, как старое и известное сделать новым. Ведь именно потому мы не осознаем великого блага, которым обладаем, что никогда не ощущали в нем недостатка. А способ сделать его новым состоит в том, чтобы как можно яснее представить себе, что его нет, что мы долгие дни и годы живем без него, в страдании. И теперь мы узнаем, сколь велики слова наших мудрецов, открывших чудесное средство, которое поможет нам осознать обладание великими благами, о чем до сего дня мы не подозревали просто потому, что никогда не знали, что означает их лишиться.

Глава 84

Второе, что мы всегда должны воспринимать как новое – это дарование нашей святой Торы. Наши мудрецы говорят об этом, указывая, что в повествовании о даровании Торы сказано: «В этот день», то есть сегодня, каждый день. Здесь речь идет о том же – о необходимости себе представить, что мы живем в мире с самого его сотворения, знаем о существовании благословенного Творца и Господина всего, но Он никогда не раскрывал нам, в чем состоит Его воля, как нам жить перед Ним, чтобы найти милость в Его глазах, как вести себя друг с другом и в чем смысл нашей жизни в этом мире. Тысячи лет существования мира мы мечтали, чтобы наш великий Царь, благословенный Господин мира открылся нам, жаждали Его увидеть и услышать из Его уст хоть несколько слов о том, чего Он от нас ожидает и что мы можем сделать ради Его великого имени.

И вдруг, неожиданно, наступает день, когда Он спускается с высших Небес и открывается нам в великой славе Своей Шехины, лицом к лицу говорит с нами и дает нам услышать Свой голос из огня: «Я – Б-г, твой Господь, да не будет у тебя других богов, кроме Меня»[16]. Он дарует нам Тору и заповеди, предписания и законы через Моше-рабейну, Своего верного слугу. Нам было бы достаточно и одного Его слова, но Он дает нам всю Тору, от «В начале…» до «…на глазах всего Израиля». И с тех пор Он никогда не прекращал говорить с нами через Своих пророков. Исполнилось то, чего мы жаждали с самого сотворения мира!

Когда мы ясно представим себе все это, то осознаем, какое великое благо получили с дарованием нашей святой Торы, поймем, что нет пределов добру, которое сотворил Б-г, даровав нам Тору истины, содержащую тайны высших и нижних миров. Мы удостоились увидеть то, на что даже не надеялись, и о чем не могли помыслить. Мы услышали от Б-га не одно, а множество слов, Он говорил с нами так, как люди беседуют друг с другом, даровал нам Учение живого Б-га, и осознание этого чуда неподвластно никакому разуму.

Итак, способ сделать для нас слова Торы каждый день новыми состоит в том, чтобы постоянно представлять себе, как, будучи наделенными разумом, мы страдали бы от их отсутствия, как бы жаждали хотя бы одного слова Б-га и не смели надеяться, что когда-нибудь нам будет дарована безграничная Тора истины и с ней – мудрость Пророков и Писаний. Если мы изберем этот путь, то сможем оценить значимость Торы.

Глава 85

Третье, что должно быть для нас каждый день новым – это существование человека. Здесь мы тоже должны себе представить, что могло быть, если бы кто-то из нас, как Первый человек после сотворения мира, жил в нем один, окруженный лишь полевыми зверями, и ему не с кем было бы разделить восторг от созерцания великих чудес мира в Небесах, на земле, в морях и безднах. Такая жизнь хуже смерти.

И вот внезапно, человек видит другого, похожего на себя человека, – мудрого, понимающего, и делится с ним сокровенными мыслями и обращается за советом. Не было бы конца его радости, он и на мгновение не расставался бы с ним, заботился бы о нем, не забывая ни на миг, что вся его жизнь зависит от этого человека, и если он его потеряет, вместе с ним потеряет и жизнь.

Так неужели из-за того, что дарованное нам благо очень велико, и что в мире множество людей, похожих на нас, благо стало меньше, неужели мы теперь не должны любить и радоваться людям, от которых зависит наслаждение нашей души и наша жизнь?

Поэтому мы должны понять, что из всех великих благ, дарованных Б-гом Своим творениям в этом мире, самое великое – это общество людей и исходящее от него наслаждение для нашей души. Это величайшее удовольствие мира, и мы должны помнить, что только из-за того, что этого блага очень много, и мы с рождения к нему привыкли, что все безвозмездно им обладают, как воздухом, без трудов и хлопот, почти никто его не осознает и не произносит на него «благословение на удовольствия», чтобы благодарить Б-га за это наслаждение, превосходящее все удовольствия мира, которые мы должны добывать трудом, хлопотами и деньгами. А ведь только из-за того, что в мире много людей, он так прекрасен, и в нем ни в чем нет недостатка. И каждому следует помнить, что небольшое зло, которое причиняют ему люди, неизмеримо меньше, чем великие блага, которые он от них получает.

Мы можем обрести верный взгляд, если будем следовать словам наших мудрецов о том, что эти блага должны «быть в наших глазах как новые», то есть как можно глубже переживая их возможное отсутствие, – только тогда мы по-настоящему осознаем их ценность.

Глава 86

Теперь обратим внимание на следующее: мы наблюдаем в мире, что лишь немногие желают познать Б-га. Сердца же большинства людей увлечены ложными представлениями, которые они с радостью воспринимают от любого насмешника и безумца. Связано это с тем, что люди не понимают сути знания благословенного Б-га, считая его ношей, посланной человеку, чтобы лишить его удовольствий и наслаждений мира, отяготить страхом горького наказания и лишить душевного покоя. Поэтому они предпочитают следовать за любым глупцом, но не прислушиваться к словам истинных мудрецов.

Если бы они поняли, что знание Б-га и трепет перед Ним – это вовсе не ярмо на шее человека, а нечто драгоценное и желанное, лучше любого богатства и ценностей мира для нашей счастливой жизни в обоих мирах, они бы отнеслись к этому совершенно иначе.

Вот какой пример соответствует этому. Если человеку сообщат, что он получил в далекой стране большое наследство, он не станет торопиться опровергать эту весть, упрекая принесшего ее во лжи. Он обрадуется, услышав столь приятное известие, и подумает: «Хорошо бы это на самом деле было так!»

То же самое и здесь. Если бы люди поняли, что смысл фразы: «Слушай, Израиль… Б-г один», – самое большое богатство и радость, подобных которым нет в мире, и что их жизнь и наслаждения души зависят от постижения смысла этих слов, – люди вдумывались бы в них, с радостью прислушивались к истине и игнорировали мнения глупцов. Наши мудрецы сказали, что «всякий, кто отрицает идолопоклонство, признает всю Тору, а тот, кто почитает идолов, отрицает всю Тору»[17]. Таким образом, нет необходимости верить в Тору – достаточно отказаться от идолопоклонства, которое в наше время существует в мире в виде учений вероотступников, отрицающих Тору. Вера в идолов – это несомненная глупость и полное безумие, и если человек не станет следовать идолопоклонству, ему достаточно будет хоть немного проникнуться трепетом и проявить уважение к словам Торы, пророков и мудрецов.

Известно, как человек обращается со своими ценностями. Он никогда не отдаст их на хранение тому, в ком хоть немного сомневается, из опасения все потерять. А если так, – какое же изумление вызывают люди, игнорирующие предостережения мудрецов не вверять глупцам и проходимцам самый важный капитал – свои жизни – и в результате теряют все. Ведь достаточно, чтобы человек хотя бы немного усомнился в своих ошибочных представлениях, начал опасаться подчинить им свою жизнь и жизнь своих близких. А теперь спросим себя: может ли вообще кто-нибудь верить в идолопоклонство полной верой, нисколько в нем не сомневаясь? Конечно нет! И все-таки мы видим, как люди проводят всю свою жизнь согласно своим ошибочным представлениям и при этом еще мечтают обрести почетное звание мудреца, распространяя свои порочные суждения и не опасаясь за свои души. Они даже не допускают мысли, что заблуждаются в своих верованиях. А потому несчастным и горьким будет их удел! Как же человек может обращаться со своей жизнью и жизнью своих близких столь легкомысленно, как будто они стоят не больше глиняного черепка?

Человек обращается со своей вечной жизнью так, как никогда не стал бы обращаться со своими деньгами. Он не вручил бы их человеку, которому не полностью доверяет! При этом ему кажется возможным доверить главный капитал – свою жизнь и жизни своих близких – представлениям, в которые он сам не до конца верит. Именно это имели в виду наши мудрецы, сказав, что всякий, кто отрицает идолопоклонство, признает всю Тору: если он хотя бы немного усомнится в идолопоклонстве, ему должно быть этого достаточно, чтобы прийти к трепету перед знанием Торы, пророков и мудрецов. А это уже приведет его к вере во всю Тору. Это – та самая идея, которую мы уже разъяснили, говоря о порядке слов «и затрепетали» – «и поверили».

Глава 87

Выше мы отметили, что для человека будет безумием полностью доверять своим ошибочным представлениям. Мы скажем также, что в мире нет никого, в чьем сердце совсем не было бы веры. И даже когда человек следует за своими дурными представлениями и живет по собственному разумению, его сердце все же беспокоится о душе. Только дурное побуждение и страсти заставляют людей ошибаться в отношении самих себя и считать, что у них нет удела в вере и трепете. На самом же деле это не так, поскольку истинная вера заложена в сердце человека. Вера – естество его постигающей души, связанной с источником истины. Душа любого человека – часть сущности, которая и есть истина, а в природе каждой вещи заложено стремление тянуться к своему источнику и корню. Поэтому в сердце человека всегда остается искра веры. И даже малая толика веры должна заставить трепетать его душу. Поэтому, когда мы видим людей, следующих неподобающим мнениям, это – следствие легкомыслия и глупости, а не сердечного чувства.

Сказано в Теилим: «Куда я уйду от Твоего духа и куда от Твоего гнева сбегу? Если я поднимусь на Небеса – там Ты, и спущусь в преисподнюю – вот Ты»[18]. Чему же нас учит Писание? Разве мы не знали, что от благословенного Б-га невозможно скрыться? На самом деле Писание учит, что никто не в состоянии вырвать из своего сердца все корни веры из-за величия души, происходящей из высшего источника. Душа прочно и крепко связана со своим высшим корнем, и эта связь неразрывна. Никто не может освободиться от узды, надетой на него узды смирения перед благословенным Творцом, и никто не может порвать тонкую нить, связывающую душу с ее источником и корнем. Поэтому сказано: «На Твой Суд они встали сегодня, ибо все – Твои рабы»[19]. Никто не сможет порвать нить, связывающую человека с его Творцом, и сколь бы свободомыслящим ни был человек, сколь бы ни учил этому других, его собственное сердце постоянно охвачено тревогой и сомнением из-за его дел и путей, и он не знает душевного покоя, даже если это умело скрывает.

Глава 88

Теперь мы откроем основную причину, побудившую многих людей последних поколений устроить переворот в духовном мире, оставить тропы вечности и разрушить здание, построенное величайшими людьми мира со времен наших святых праотцов и до наших дней. Причина же эта – стремление возвыситься над всеми мудрецами мира, поскольку эти люди видят, что если они пойдут путями мудрецов всех поколений, то не смогут создать ничего великого, открыть что-то новое, что потрясет мир, и не смогут навеки прославить себя, подобно величайшим мудрецам древности. Эти люди оставляют тысячелетний путь святых Всевышнего – мудрецов древности – не в поисках истины и добра, а для возвеличивания самих себя, и этим совершают великое зло. В прежние времена был человек, решивший оставить о себе вечную память. Он вошел в прекрасный дворец, который был одним из чудес света, предал его огню и сам в нем заживо сгорел.

Таким образом, не только ложные мнения людей сами по себе есть великая глупость. Эти люди совершили и еще одну большую ошибку, когда решили устроить переворот в духовном мире, выстроенном великими со дня его сотворения и до наших дней. Если обратиться к материальному миру, ясно, что его невозможно перевернуть и уничтожить все, что выстроили в нем люди с начала времен и до настоящего времени. Невозможно перестать пахать и сеять, строить и сажать, есть и пить, плодиться и размножаться, – ни в одном поколении не найдется столь странного человека, который призывал бы к этому. Мы видим как раз обратное: мудрые люди каждого поколения стараются не разрушать строение мира, а добавить к нему и улучшить его новыми изобретениями. Но и духовный мир в этом отношении не должен отличаться от материального! Ненормальным будет тот, кто решит разрушить и вырвать с корнем то, что построено предшествующими поколениями. Верный и истинный путь в том, чтобы в каждом поколении мудрые люди старались только добавить к строению мира, ввести в него новые чудесные изобретения, чтобы духовный мир стал лучше и совершеннее. И на этом пути многие мудрецы в каждом поколении тоже явили чудеса и увековечили свои открытия, призванные укрепить здание духовного мира. В этом отношении нет разницы между духовным и материальным мирами.

Сильный гнев и негодование вызывает то, что вся сила и «мудрость» этих людей направлены на то, чтобы разрушить строение духовного мира, который тысячи лет строили великие люди, пророки и мудрецы каждого поколения, и оставить после себя лежащий в руинах беспорядочный мир. Ни один из этих людей не пробовал построить более совершенный мир, устроить новое место для жизни в духовном мире на благо всего человечества. Они проявили свою «мудрость» лишь в том, чтобы уничтожать мир, смущать дух и мысли людей и этим заслужить себе вечную славу и почет!

По нашему мнению, появившийся в мире обычай с легкостью увлекаться каждым новым мнением любого безумца или обманщика и короновать его венцом мудреца и исследователя связан не с жаждой вседозволенности, как думают многие, а с тем, что большинство людей недовольны своей жизнью и не находят в мире удовлетворения, не понимая при этом, что дело в них самих, в том, что они не живут согласно путям Торы. Поэтому, когда они слышат некое новое мнение из уст насмешника и невежи, то моментально его подхватывают, – вдруг в нем найдется что-нибудь, что поможет сделать их жизнь лучше и дать покой их несчастным душам!

Глава 89

Мы можем предложить еще один важный смысл комментария Раши на слова «Народом-негодяем Я разгневаю вас», где речь идет о вероотступниках. Суть здесь вот в следующем. Как является злодейством беспричинный злой поступок, так и злой взгляд или недобрая мысль, направленные на другого человека, являются злодеянием и указывают на испорченность того, кто так поступает. А человек, который «говорит в своем сердце – нет Б-га», безусловно, смотрит на всех людей в мире как на нечто неважное, суетное. Они похожи для него на полевые травы, которые расцветают и увядают без надежды на будущее. Все люди в глазах такого человека – глиняные черепки, проходящие тени. Они для него ничем не лучше животных. Все их достоинства, возвышенные качества души, добрые дела, милосердие и праведность для него никчемны и бессмысленны. И даже сыновья и дочери, которых он ценит и любит, для него не лучше растений или камней, – ведь их он тоже считает смертными и ненужными. Весь мир в его глазах подобен тени, проплывающей перед глазами. Но это нисколько не тревожит его сердце, ему не страшно смотреть таким образом на все человечество, включая своих друзей и близких. Его душа довольна, он веселится и радуется, видя весь мир в таком презренном образе. А это – знак того, что его душа до крайности испорчена, и ему подходит называться «негодяем». Это и есть тайный смысл слов Писания: «Сказал негодяй в своем сердце…»

Глава 90

Не всегда молитва похвальна и полезна – есть случаи, когда она не только не приносит пользы, но и вредна. Это бывает, когда человек молится с просьбой о том, чего он не заслужил. Мы видим это и в существующих у людей обычаях. Вполне может оказаться, что один человек воздаст другому за полученное от него благодеяние чем-то большим, превышающим это благодеяние. Но такое воздаяние может быть совершено только по доброй воле, но никак не по требованию. Такое требование может лишь пробудить ответный гнев. Таковы же и пути Небес. Может оказаться, что человеку, удостоенному милости Небес, будет даровано великое благодеяние, во много раз превышающее его заслуги. Но если он осмелится молиться о нем и просить об этом, ему может быть отказано, поскольку его гордыня и высокомерие вызовут гнев Небес: как же он осмелился просить то, что превышает его заслугу?

В качестве примера можно привести Авраама и Сару. После того как Сара уже состарилась, им был дарован сын, и этим было явлено великое чудо, так что каждый, услышав о нем, радовался благу и милости, которые Б-г оказывает тем, кто ходит перед Ним прямыми путями. Но это было сделано без молитвы и просьбы Авраама и Сары; они не решались просить такой великой милости. Наоборот, когда Б-г сообщил Аврааму, что Сара родит ему сына, он ответил: «Хоть бы Ишмаэль жил перед Тобой»[20]. Сара же усомнилась, сказав: «После того, как я состарилась, будет у меня молодость?»[21] Она не поверила, что для нее будет сотворено такое великое чудо. Это было связано не с недостатком веры, а с тем, что они не столь высоко себя ценили. По-видимому, они не осмеливались просить столь великого благодеяния, считая, что его не заслуживают, и думали, что, если бы все же молились о нем, то вряд ли их просьба была бы исполнена.

Есть тому и еще одна существенная причина. Если человек просит о чем-то, превышающем его заслуги, его просьбу нельзя исполнить, потому что тогда он не осознает своей ошибки и всегда будет просить о том, чего пока не заслуживает.

Поэтому человеку лучше не молиться о слишком больших дарах, и не надеяться на них. Пусть его заслуги кажутся ему недостаточными, как сказал наш праотец Яаков: «Я слишком мал для всех милостей и всей правды, которые Ты оказал Своему рабу»[22]. Пусть вместо просьб и молитв о благах человек старается делать больше добрых дел, – и тогда может оказаться, что ему будут дарованы и благодеяния, превышающие его заслуги.

Есть и другие желания, о которых молиться не следует, и молитва о которых принесет вред. Мы имеем в виду то, что случается крайне редко: ценная находка или выигрыш в лотерею. Такое случается, только если об этом не думать. Если такой редкий случай произойдет с человеком неожиданно, он будет считаться не чудом, а естественным явлением; но если человек будет думать и молиться об этом, и случится то, о чем он молится, это уже будет явным чудом. Поэтому мы замечаем, что те, кто выигрывает в лотерею – по большей части богачи, а не бедняки, и люди смотрят на это, как на насмешку Б-га. На самом же деле, это делается не с тем, чтобы разозлить людей, а только потому, что богач не нуждается в этом выигрыше и поэтому не думает о нем, а бедняки из-за своего стесненного положения постоянно молятся об этом, ждут и надеются, но им не посылается выигрыш, чтобы не произошло чуда, очевидного глазу каждого.

Глава 91

У нашего тела есть дом, в котором оно всегда может найти убежище. Там человек укроется от любой бури, и, когда находится вдалеке от дома, то знает, что ему есть куда вернуться и обрести покой. Горе бездомному человеку, обреченному на вечное скитание. И мы должны знать, что и у нашей души должен быть приют, чтобы там она всегда находила укрытие от всех подстерегающих ее опасностей. У нашей души непременно должно быть надежное пристанище, которое не сдвинут самые буйные ветры и не поколеблют самые сильные ливни. Наша душа не должна быть лишена того, что есть у нашего тела. Наша душа скитается по миру, ей негде найти пристанища. Это и есть то, о чем повествуют книги Тайного Учения как о наказании «гнездом пращи». Уже в этом мире наша душа оказывается в «гнезде пращи», потому что запретные размышления постоянно перебрасывают ее из города в город, из страны в страну, из дома в дом, от человека к человеку, и нет у нашей души постоянного места, где она могла бы спастись от несчастья.

Поэтому мы должны усвоить незыблемое правило: нельзя обрекать свою душу на постоянные скитания, без дома и места для жизни, какое есть у нашего тела. Мы должны позаботиться не только о теле, но и о нашей душе, и найти ей место, где она сможет отдохнуть и которое станет ей надежной крепостью, спасающей от постоянно окружающих ее несчастий. Наши мудрецы сказали, что у человека нет покоя, кроме Торы. Это сказано о нашей душе, о том, что Б-г не нашел для ее покоя другого места, кроме Торы. Это – самое надежное место. Можно ли приблизиться к Б-гу, о Котором сказано: «Ибо Б-г, твой Господь – огонь пожирающий»? Нам по силам лишь создать место отдыха для нашей души в святой Торе и пребывать в нем постоянно, ибо там дом для нашей души. И даже если душе придется временами выходить из дома, как случается с нашим телом, ей будет куда вернуться. Это необходимо хорошо понять и построить для нашей души достойный дом, подобающий ее величию.

 

[1] Малахи 3:18.

[2] Ваикра 1:9.

[3] Ошеа 6:6.

[4] Мишлей 15:8.

[5] Отвергнутые предположения Талмуда имеют важное значение и требуют глубокого изучения. – прим. ред.

[6] Ваикра 25:36.

[7] Сангедрин 37а.

[8] Теилим 37:37.

[9] Берешит 21:12.

[10] Бемидбар 23:19.

[11] Иешаягу 55:9.

[12] Авот.

[13] Шмот 19:1.

[14] Раши.

[15] Теилим, гл. 91.

[16] Шмот 20:3.

[17] Хулин.

[18] Теилим 139:7-8.

[19] Теилим 119:91.

[20] Берешит 17:18.

[21] Берешит 18:12.

[22] Берешит 32:11.