Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Израиль - борец за Б-га

Израиль — борец за Б-га

Тоска по Сиону

С самого начала римского изгнания в 70 г. н.э. еврейский народ никогда не терял надежду обрести однажды утраченную близость к Б-гу и вернуться на свою любимую землю. История еврейских общин в первое тысячелетие после разрушения Второго Храма римлянами очень разнообразна. С одной стороны, евреи утверждались в приютивших их странах (странах-хозяевах) и организовывали священные религиозные общины под руководством мудрецов Торы. Эти коммуны фактически процветали (конечно, насколько это было возможно) и давали еврейским беженцам возможность вновь оценить и собрать свои духовные силы. Сбылось пророчество мудрецов и пророков, и евреи поняли, что идолопоклонство других народов вблизи гораздо менее заманчиво, чем они предполагали. Тора царила в их жизни именно потому, что сейчас они знали и понимали, насколько отличаются ее благородные заповеди от примитивных верований, к которым все еще было привязано большинство человечества (включая веру в троицу и другие языческие идеи, принятые ранней церковью, чтобы "спасти" побольше душ).

Им постоянно напоминали, что они чужие. В христианских странах отцы церкви — наследники великой Римской империи, которая стремилась уничтожить Иудею и последние следы ее строптивого народа, — разражались бранью по поводу неверных. В исламских странах жизнь евреев и их имущество также находились в постоянной опасности. Как отмечалось, все эти преследования усиливали стремление Израиля вернуться в свою Землю и заслужить близость к Б-гу, которой они когда-то наслаждались и от которой так беспечно отказались.

За долгие годы изгнания и рассеяния Израиля многочисленные империи — Римская, Византия, империя Ома-ядов, Аббасидов, Фатимидов, персидская, христианская, монгольская, крымская и турецкая (сельджуков, мамелюков и оттоманская) — вели бесконечные войны за обладание Землей Израиля. Эта земля расположена в центре пересечения интересов трех континентов (Европы, Азии и Африки). Танах называет ее "пупом земли" {Ехезкель 33:12). Учитывая ее стратегическое значение на Ближнем Востоке, она была постоянной приманкой для всех народов, которые стремились властвовать над миром.

Несмотря на чрезвычайное плодородие во все время еврейского правления1, после разорения римлянами земля оставалась заброшенной и почти не заселенной еще многие столетия. Не удалось завоевателям присоединить эту землю к своим владениям, заселить и заставить цвести безлюдные пустыни. В течение всех этих веков в Святой Земле существовали поселения евреев, хотя и минимальные. Этих жителей мрачной и неприветливой земли религиозный пыл побуждал жить в Сионе и на деле выполнять особые заповеди Торы, связанные с Землей Израиля (трума, маасер, шмита и т.д.). В XIII веке 300 французских и английских раввинов организовали групповую иммиграцию, чтобы иметь возможность выполнять эти заповеди. За ними последовал раби Моше бен Нахман (Рам-бан, 1194-1270), чье описание запустения и руин Земли — после непрерывных войн крестоносцев и монгольского вторжения 1244 г. — наполнено надеждой, что Б-г однажды вернет Свой народ в Святую Землю. В XV веке раби Овадия из Бартануры (1445-1515) описывал палестинские общины как бедные и угнетенные. Этот великий мудрец и комментатор Мишны предпринимал титанические усилия для возрождения иерусалимской общины.

Когда в начале XVI века прибыли беженцы из Испании и Португалии, в Иерусалиме, Цфате и Шхеме уже существовали общины. Эти беженцы под предводительством великих мудрецов Торы, таких, как раби Леви ибн Хабиб (1480-1545) в Иерусалиме, а также раби Яаков Берав (1477-1546), раби Йосеф Каро (1488-1575), раби Моше Кордоверо (умер в 1570) и раби Ицхак Лурия (1534-1572) в Цфате, вызвали духовный подъем во всей Земле. Под руководством этих великих учителей преобразились Цфат и его окрестности. Были также предприняты попытки возродить Тверию, но этому помешали чрезвычайно жестокие дискриминационные законы против евреев. Примерно сто лет спустя в Иерусалиме, Хевроне и Ашкелоне остались лишь маленькие, бедные общины.

Повсюду на Земле Израиля политические и экономические условия были очень суровыми. Жестокость местных правителей подвергала постоянной опасности жизнь и имущество евреев. К тому же не было реальной и организованной финансовой помощи от диаспоры. Только горячая любовь к Сиону помогала выжить этим людям. Их любовь питалась стремлением к духовному совершенству, которого можно достичь только в Святой Земле. Раввинистическая литература изобилует упоминаниями о том, что наибольшая близость к Б-гу в молитвах, учении, исполнении мицвот, в каждом аспекте личной жизни и жизни общин достижима только на Земле Израиля. Поэтому иммиграция в эту Землю называется алией (буквально — "восхождением", "подъемом") — признание духовного и морального возвышения, которое должно сопутствовать живущим в царском дворце.

Более сильный поток истинных приверженцев Торы пошел из Польши и Литвы в начале XIX века, вливаясь в уже организованные сефардские общины. Этих иммигрантов возглавили последователи раби Исраэля Бааль Шем Това (1698 - 1760) и раби Элияу, Виленского гаона (1720-1797). Вдохновляемые наставлениями своих учителей, обе эти группы бросили вызов непреодолимым препятствиям, мешающим поселиться в Эрец-Исрааль и возделать ее. Их поддерживала вера в то, что максимально возможное исполнение заповедей Торы на Святой Земле является решающим фактором в подготовке окончательного Искупления.

Несмотря на трудные материальные, экономические и др. условия это досионистское поселение ("старый ишув") медленно росло за счет религиозных иммигрантов, которых вдохновляла святость Земли. Они непрерывно приезжали до тех пор, пока в Святой Земле не создалась довольно большая община. Как и предыдущие поколения иммигрантов, эти переселенцы помнили о раввинском запрете возвращаться в Святую Землю, применяя насилие, а также о запрете "восставать против гнета народов" в странах диаспоры. Их возвращение в Землю было, безусловно, попыткой оживить преданность еврейского народа Торе и таким образом заслужить исполнение Б-жествен-ного обещания искупить грехи Его народа. Это не было политически спланированным "бегством" от существования в диаспоре. Раздробленность, отсутствие связей, тяготы социально-политического и экономического положения евреев в феодальных обществах делало такие планы — если они и существовали — абсолютно нереальными и опасными. Риску бы подвергались не только сами отважные иммигранты, но и их братья-евреи, оставшиеся на "милость" великодушных хозяев.

Таким образом, по ряду причин, которые Б-жественное Провидение считало необходимыми, любое насильственное возвращение народа на Землю Израиля было настолько далеко от действительности, что евреи не могли об этом и думать. Мечта о возвращении в Сион была неразрывно связана с мечтой о полном Искуплении.

Тем временем руководители еврейских общин в изгнании делали все, что было в их силах, чтобы выработать высокие стандарты морали, которые Тора требовала от еврейского народа. Власть закона Торы относится не только к вопросам религии, но и ко всему спектру частной, деловой и общинной жизни еврея. Хотя евреев ненавидели и угнетали, они сумели сделать свои гетто святыми местами, где практически не знали, что такое преступления и разврат. Центрами каждой общины были синагога и дом учения. Общественная жизнь была направлена на благотворительность: заботу о бедных, больных, престарелых, сиротах и вдовах, бедных невестах, гостеприимство по отношению к странникам, выкуп пленных, изучение Торы и похоронные общества.

Жизненным соком общины была Тора и ее заповеди, община была предана Б-гу, а пастырями общины были мудрецы Торы. Под их руководством еврейский народ осознал свое сверхъестественное спасение под Б-жественной защитой — без земли, без государственности. Понимание этого убедило их, что Б-г выполняет обещание Своему народу: даже "когда они будут в земле своих врагов, Я не отвергну их и не оттолкну их до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить Мой завет с ними" (Ваикра 26:44). Соответственно, они верили, что Б-г спасет Свой народ и соберет его с четырех концов света на родине, как предсказывали пророки. Эта уверенность в будущем искуплении Израиля господствовала в еврейской вере все эти тысячелетия и помогала ей поколение за поколением выдерживать антиеврейские преследования в Европе, Азии и Африке.

Современность

Лишь в конце XIX века евреи попытались воссоздать независимое национальное государство на Земле Израиля, игнорируя принципы Торы и секуляризируя те самые духовные идеи, которые составляли самую суть еврейской миссии. Такое стало возможным вследствие важных исторических событий, которые привели к возникновению еврейского "реформистского" движения.

Как упоминалось, экономические перевороты, ставшие началом Возрождения, ознаменовали начало новой эры Б-гоотрицания. Великие технические открытия подогрели материалистическую мечту о независимости от Б-же-ственной власти и достижении личного и национального благосостояния собственными "силами и энергией". Ко времени Наполеона и "Просвещения" падение стен гетто сделало эти идеалы доступными и для угнетаемых и лишенных гражданских прав евреев.

Многие евреи верили, что получение ими прав зависит от того, откажутся ли они от своей национальной исключительности и пойдут навстречу ассимиляции. Им казалось, что они прекратили свое существование как евреи и стали гражданами Франции или Германии "Моисеева вероисповедания". Из молитвенников реформистов были вычеркнуты всякие упоминания о Иерусалиме и Сионе наряду с пророчеством об Искуплении. Место Иерусалима заняли Париж или Берлин. Отринув все еврейское как внутри, так и снаружи, многие евреи устремились к равенству и полной ассимиляции с другими европейскими народами. Только так, рассуждали они, будет раз и навсегда решена "еврейская проблема". Официальное признание равных прав действительно было гарантировано им всеми цивилизованными странами.

Стены гетто рухнули и во всем взяло верх ассимиляционистское рвение. От еврейского одеяния отказались в пользу модных нарядов. Детей забирали из традиционных школ и посылали в лучшие университеты. Те, кто чувствовал, что атеистические философии эпохи сделали их совсем свободными, полностью отказывались от веры отцов и становились вольнодумцами. Другие крестились, чтобы иметь возможность заключить брак с христианами и таким образом прервать все связи с иудаизмом. Те, кому еврейское сознание не позволяло сделать такой решительный шаг, сохраняли свое еврейство, пока оно не противоречило идеалам их окружения. Однако следующее поколение стало свидетелем того, что вера померкла и начала забываться совсем. Ассимиляция шла с такой скоростью, что уже спустя столетие еврейскому народу угрожало полное исчезновение, как это случилось со многими народами в подобных обстоятельствах.

С самого начала мудрецы Торы предвидели опасность, связанную с "освобождением", и предупреждали о ней. В течение пятнадцати веков существования диаспоры еврейский народ оставался верным своей миссии святого народа. Однако в атмосфере равенства лидеры Торы испытывали страх за сохранение чистоты еврейского духа. И действительно, под сильнейшим воздействием Просвещения многие еврейские общины распались.

В классическом труде "Девятнадцать писем" раби Гирша

(1808-1888)* опровергнуты быстро распространявшиеся неверные представления о Просвещении и его идеалах. Раби Гирш утверждал, что еврейский народ должен воспользоваться возможностями, которые принесли гражданские свободы, для того, чтобы осуществить свою задачу быть "святым народом и царством священников". Другими словами, научить мир признавать Б-га и служить Ему. Освобождение от гнета необходимо приветствовать, поскольку оно избавило от страданий многих людей, в частности, евреев. Оно было средством исполнения Б-жественной миссии еврейского народа, но средством, которое ни в коем случае не должно заменять цель.

К сожалению, успех еврейской "реформы" был обусловлен не только обещаниями равных прав и ассимиляцией. Его главным оружием было презрительное, насмешливое отношение к еврейскому образу жизни. Хотя оно не отрицало красоту этики и мудрости иудаизма, оно отрицало Б-жественное авторство Торы и ее заповедей.

Но все оказалось не так, как виделось реформистам. Вместо безопасности и свободы ассимиляции евреи столкнулись с яростным отторжением со стороны христианского мира. Такое развитие событий предвещал 2500 лет назад пророк Ехезкель:

"То, что приходит вам на ум, такого не будет никогда! То, что вы говорите: давайте будем, как народы, как семьи земли, служа деревом и камнем (т.е. их культуре и идеалам). Пока Я живу, говорит Б-г, могучей рукой и простертой дланью в ярости Я буду царем над вами" (Ехезкель 20:32-33).

Забыв о соблюдении традиционных еврейских обычаев бились высочайших успехов в сфере философии, науки, экономики.

Реакция не замедлила сказаться. На каждую попытку ассимиляции появлялось равное и противоположное проявление ее отрицания. Старая ненависть к евреям, которая прежде была направлена на еврейскую религию, приняла новую форму. Возникли антиеврейские движения, которые смотрели на возвышение евреев с подозрением и завистью и стремились изгнать их. Это часть исторического процесса антисемитизма, когда неожиданный приток ассимилированных евреев в господствующую культуру или общество вызывает преувеличенный страх быть подавленным и эксплуатируемым "еврейским влиянием". И в соответствии с господствующим духом эпохи материальные достижения направлялись на улучшение национальной экономики и отсечение инородцев. Вначале эти антисемитские проекты, касающиеся изгнания евреев, приходилось задумывать тайно, так как равные права евреев были признаны официально всеми цивилизованными странами. Но когда национализм стал санкционированной политикой в Германии, изгнание евреев стало официальной программой всех стран, находящихся под властью третьего рейха. Все порвавшие с иудаизмом снова официально классифицировались как евреи.

Как прежде ассимилированный еврей стремился сойти за немецкого "Ганса", так теперь ему насильственно было возвращено еврейское имя "Исраэль". Его жена тоже не могла оставаться немецкой "Гретхен" и, подобно матери ее народа, вновь стала "Сарой". Даже крещение и смешанные браки оказались бесполезны. Коль скоро кровь еврейской прабабки текла в жилах человека, его судьба ничем не отличалась от участи стопроцентного еврея. Таких людей изгоняли из университетов и других культурных центров, и народы тех стран, где они жили, заставляли их вступить в их собственные культурные организации.

На учредительном съезде немецкого "реформистского" еврейства в городе Брауншвейг в 1844 году многие заповеди Торы, такие, как соблюдение шабата, законы чистоты семейной жизни, кашрут, обрезание, сочли устаревшими, не имеющими больше силы и, следовательно, аннулированными. Были официально санкционированы смешанные браки. Ровно 90 лет спустя, в 1934 году, были опубликованы гитлеровские позорные Нюрнбергские законы, которые налагали строгие ограничения на еврейство. Одним из них был запрет на смешанные браки под страхом смертной казни.

Что касается соблюдения шабата, то евреи, как их соседи, стали интересоваться лишь улучшением своего материального уровня. Непрерывно стремясь к этой цели, они уже не находили времени для соблюдения шабата! Этот день воздержания от работы был дарован им законом Торы, чтобы они могли осознать: не усилия человека, но воля Б-га обеспечивает и освящает человеческое существование. А сейчас патрули эсэсовцев заставляли их закрывать в шабат свои магазины. Позже нацисты конфисковали их имущество, ради приумножения которого они полностью отказались от Б-га и Его Торы. Таким образом, попытки евреев ассимилироваться и отказаться от своей исключительности, которая являлась для них защитой от преследований и уничтожения, привели к противоположному результату. Их успехи были использованы нацистами, чтобы возбудить к ним еще большую ненависть немецкого народа. Результатом явилось молчаливое согласие населения Германии и его участие в плане фюрера по ликвидации евреев. Такого звериного поведения совершенно невозможно было представить и ожидать от немецкой возвышенной цивилизации, которой так поклонялись евреи. Прежде всего, высокий уровень ее культуры, который евреи по наивности принимали за моральное превосходство, побудил евреев к тому, что они ожидали — полных и равных прав. В итоге высокий уровень немецкой науки действительно повлиял на судьбу евреев:

более шести миллионов их сородичей из всех европейских стран было уничтожено с помощью самых рациональных научных методов. Это ужасное истребление всего восточно- и западноевропейского еврейства убедило уцелевших в том, что ассимиляция, даже в самых цивилизованных странах, не является решением "еврейской проблемы". Всегда существовала опасность дальнейшего преследования и уничтожения оставшихся в живых евреев.

Идея создания еврейского национального государства явилась результатом секулярных тенденций конца XIX века. В отличие от "реформистского" движения, которое делало акцент на "универсальные" истины иудаизма и не принимало во внимание никакие соображения о национальном еврейском единстве, сионисты поступали совсем по-другому. Отодвигая на задний план религиозные аспекты иудаизма, они сделали движущей силой своего движения национализм. Но, по иронии судьбы, современный сионизм — лишь наследник "реформистского" предшественника. Тогда как усилия еврейских реформаторов были направлены на ассимиляцию отдельной личности в нееврейском мире ("подобно семьям земли"), современный сионизм нацелен на решение "еврейской проблемы" путем ассимиляции и нормализации на национальном уровне ("подобно народам"). Возрождение еврейского национализма было созвучно секулярному духу времени. Запланированное создание еврейского государства подняло бы лишенный земли еврейский народ на одну ступень со всеми другими народами, и, таким образом, с антисемитизмом было бы покончено раз и навсегда.

И реформистское движение, и современный сионизм допускали одну и ту же роковую ошибку, отрицая взаимосвязь между народом Израиля, его Землей и Торой. Как уже упоминалось, власть закона Торы применима ко всему спектру частной, общественной, национальной и международной жизни евреев. Эту связь между Торой и еврейским народом выразил раби Саадия Гаон (882-942) более тысячи лет назад: "Еврейский народ является народом лишь благодаря Торе". Сверхъестественный закон неразрывно связывает вместе эти две сущности. Народу Израиля была дарована его миссия, чтобы, получив Тору на Синае, он стал святым народом.

Помимо еврейской государственности, принадлежность к Земле Израиля и владение ею также неразрывно связано с Торой. Эта основополагающая концепция ясно выражена в следующих стихах: "Положите же эти Мои слова на ваше сердце и вашу душу, и навяжите их знаком на вашу руку, и да будут они начертанием между вашими глазами... и учите им своих сыновей... дабы продлились ваши дни и дни ваших детей на той Земле, которую Ашем клялся дать вашим отцам — сколько дней небо пребудет над землею" (Дварим 11:18-21).

Более того. Тора несколько раз предупреждала народ Израиля, что его пребывание в стране предков обусловлено выполнением заповедей. В этом контексте мы повторяем предостережение Торы: "Берегитесь, чтобы не обольстилось ваше сердце, и вы не совратились и не стали служить иным богам... Тогда возгорится гнев Ашема на вас... и не будет дождя, и земля не даст своих плодов, и вы скоро пропадете с этой доброй земли, которую Ашем дает вам" (Дварим 11:16-17).

Еврейский народ, нация, избранная, чтобы воплотить идеалы Торы и привести человечество к познанию истины и справедливости, народ, которого Всевышний удостоил миссии быть "царством священников и народом святым", оказался ныне перед новым выбором. К сожалению, его существование на его собственной Земле в эпоху Первого и Второго Храмов было непродолжительным. Исключительно высокие моральные и социальные требования, предъявляемые к избранному народу, не были выполнены в состоянии "нормального" существования в Земле Обетованной, в собственном государстве или монархии. Однако в течение почти 2000 лет существования в рассеянии этот народ — Израэль ("Б-жье семя") — хранил верность Торе, освящая Имя Всевышнего. И теперь Провидение подвергло Свой народ главному, заключительному испытанию — необходимости устоять перед искажением его природы и назначения, когда он начал возвращаться в свою Страну под знаменами секулярных лидеров.

Все процессы, происходившие на исторической сцене XX века, соответствовали пророчествам Торы. Чем больше евреи хлопотали об уподоблении другим народам, тем чаще наталкивались на неожиданную для них антиеврейскую реакцию, неприятие и чуть ли не гибель. В итоге евреи начали стекаться в родную страну. Как и в дни Эзры и Нехемии, они не были удостоены откровенного чуда: явно существовало только "любезное" согласие народов — в форме Бальфурской декларации и решения ООН в 1948 году — чтобы Государство Израиль стало очагом для преследуемых евреев всех стран рассеяния.

Это секулярное "решение" проблемы антисемитизма было объявлено высшим духовным, "мессианским" спасением народа. На самом же деле его апологеты, усвоив худшие элементы капиталистической и коммунистической идеологии, пытались исказить, подорвать и полностью искоренить сознание верховной власти Торы в еврейском народе. Секулярному мировоззрению предстоит горькое разочарование в этих "прогрессивных" системах, и не только разочарование — еврейской жизни, физическому выживанию, материальному благополучию евреев будет угрожать опасность, большая, чем когда бы то ни было. Отвращение к пережитым заблуждениям вместе с надвигающейся опасностью уничтожения приведут к полной переоценке чуда существования евреев и помогут осуществить сознательный выбор возвращения к Б-гу и Его Торе.