Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Юлиус Гутман. Историческая концепция р.Йосефа Альбо

Юлиус Гутман. Историческая концепция р.Йосефа Альбо

Фундаментальный труд р. Йосефа Альбо "Книга основ" охватывает все учение иудаизма. Много внимания уделяется в нем рассмотрению как образа жизни еврея, так и истории всего народа Израиля во множестве ее аспектов. Это дает основание для выявления исторической концепции автора, оригинальность которой заключается в том, что уникальность существования еврейского народа становится в непосредственную связь с его духовно-религиозным предназначением. Отсюда - описание исторического процесса в терминах, заимствованных из религии. Отсюда - расчленение истории человечества на периоды в зависимости от смен религиозных воззрений людей.

Для подтверждения своих философских взглядов р. Йосеф Альбо пользуется огромным спектром источников, охватывающих широчайший круг человеческих знаний об интеллектуальной деятельности, о мире чувств, индивидуальном и коллективном опыте, трансцедентальных факторах, пророчестве и мистике. Как он использует это множество данных, можно показать на одном примере: по мнению Альбо, понимание исторического процесса возможно лишь в свете одного из главных принципов Б-жественной религии - принципа воздаяния. Для доказательства и объяснения своей точки зрения он прибегает к философско-научной аргументации, анализируя множество факторов, влияющих на исторический процесс и показывая, что фактор воздаяния оказывается доминантным.

Отметим так же, что на исторической концепции рабби Йосефа Альбо ясно заметен отпечаток того времени, когда он жил, и событий его биографии. Сын XIV столетия, живший в среде испанского еврейства, испытавшего в ту эпоху всю горечь преследований и унижений, он числится среди тех, кто защищал еврейскую религию на диспуте в г. Тортоса, когда столкнулись столь диаметрально противоположные взгляды на смысл мировой истории. Отсюда - оригинальность подхода Альбо к проблеме истории. Творец человеческой истории - только Всевышний. Его милость, Его доброта - главный фактор развития и формирования исторического процесса. Поэтому в центре внимания Альбо стоит народ Израиля, который - и по его мнению, и согласно нашей традиции - является провозвестником веры в Творца и носителем особого предназначения, на осуществление которого направлен весь исторический процесс. И еще одно: Альбо не интересует история народа в целом. Его внимание привлекают лишь такие эпохи или такие отрезки времени, когда наиболее ярко проявляется духовная роль народа Израиля: I - начало истории человечества и праотцы; II египетское изгнание и Исход; III - расцвет народа, золотой век Торы и пророчества; IV - возвращение из Вавилонского изгнания; V - нынешнее изгнание. Альбо не обходит своим вниманием и "конец дней" - то есть пост-историческую эпоху, однако эта тема требует специального рассмотрения и потому не рассматривается в данной статье.

I. НАЧАЛО ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

1. Первая эпоха существования человечества - отражение первооснов веры в Б-га

Согласно р. Й. Альбо, события первой эпохи существования человечества проникнуты глубоким смыслом: они - отражение первооснов веры в единого Б-га, первооснов иудаизма. Они раскрывают перед нами конечную цель, ради которой сотворен мир и человек в нем:

"Первый раздел Торы указывает нам на первый из принципов - принцип существования Б-га, творящего по воле Своей все существующее... Вокруг него вращается весь рассказ Торы о сотворении мира... И из него следует, что самое главное из созданий, воплощающее в себе то намерение, с которым был мир сотворен, - это род человеческий... Ибо человек лишь один способен познавать окружающее... А следующий раздел Торы - до слов "И познал человек Хаву, жену свою" - намекает на второй из принципов, принцип Б-жественности Торы и существования пророчества... Он учит нас, что высшее предназначение человека в том, чтобы блюсти заповеди, которые заповедал ему Творец... А далее Тора намекает нам на третий из принципов - принцип воздаяния и скрупулезного наблюдения Всевышнего над всем, что свершается в мире... Она показывает нам, что случилось с Каином и Гевелем, и как было взыскано с Каина... и что Всевышний управляет Своим миром милосердием, открывая нечестивцам ворота тшувы.

Так объясняет р. Й. Альбо, почему Тора начинается с "В начале сотворения Б-гом небесного и земного", а не с "Месяц этот для вас"2: в рассказе Торы об этих событиях раскрывается смысл сотворения человека и цель, поставленная перед человечеством. И, кроме того, тем самым р. Й. Альбо подтверждает истинность сформулированных им принципов иудаизма - они оказываются факторами действительности, а его термин "опыт", "традиция", "конвенциональный закон" наполняются историческим содержанием.

2. Б-жественные религии

Согласно Альбо, Б-жественные религии в этот период существования человечества - отражение тогдашней реальной действительности. Существовавшие до дарования Торы, они были даны как законы выдающимся историческим личностям. Альбо считает, что три Б-жественные религии той эпохи - религии Адама, Ноаха и Аврагама - давались свыше в связи со "сменой времен". Альбо детально рассматривает факторы, наложившие свой отпечаток на характер этих религий. Это дает достаточно материала для выявления его подхода к истории тех поколений, его представления об образе и содержании той эпохи. Особое значение имеет его внимание к ценностям нравственного и духовного характера:

"Со сменой Б-жественных религий в мире изменялись запреты и разрешения... Сначала Адам получил от Всевышнего ряд заповедей, которых придерживалось человечество... до Ноаха, которому Всевышний разрешил есть мясо животных, запрещенное Адаму... К прежним заповедям был добавлен запрет есть мясо живого животного... А Аврагаму, кроме этого, была дана заповедь обрезания. Моше же получил много новых заповедей, причем были запрещены браки между некоторыми видами родства, разрешенные потомкам Ноаха, и, наоборот, было разрешено некоторое из того, что было потомкам Ноаха запрещено...

И пристало нам дать объяснение этим изменениям: почему то, что было запрещено Адаму, было разрешено Ноаху, а некоторое из того, что было запрещено Ноаху, было разрешено народу Израиля... Укажем, что кроме того, что убийство животных требует проявления жестокости и приучает человека к пролитию крови... оно порождает в душе бесчувственность, смуту и грубость. По этой причине первым людям было запрещено есть мясо животных... Суть греха Каина состояла в том, что он не думал о величии человека. Он полагал: убивать животных запрещено только потому, что он стоит с ними на одной и той же ступени и что человек умирает той же смертью, какой умирает скотина... А после него это вредное заблуждение перешло к его потомкам... Они не признавали величия человеческого облика, несущего на себе отблеск Б-жественного... А после того, как все человечество было стерто с лица земли, и остался лишь Hoax и те, кто с ним были в ковчеге, хотел Всевышний распространить на земле верное знание... Потому сразу после того, как Hoax принес жертвоприношения, Всевышний разрешил ему и потомкам его есть мясо животных... Когда же Тора была дана Израилю, о мнении Каина уже не помнил никто, и потому Израилю снова было запрещено есть многих из животных.

Все это ясно показывает, что Б-жественная религия изменялась в связи со сменой времен; так обстояло дело до тех пор, пока не явился Моше"3.

Иными словами, изменения в Б-жественных религиях р. Й. Альбо объясняет в духе социальной этики: от Адама в первую очередь требовалась верность принципам Б-жественной нравственности, исключавшей причинение страданий и убийство животных, соответствовавшей также высокой степени чистоты и духовности, которой тогда обладал человек. Поэтому Адаму было запрещено убивать животных. Однако впоследствии развилась "каинова" ветвь человеческого рода, не видевшая в человеке существа, превосходящего животных, и отрицавшая Б-жественную искорку в человеке. Это привело к первому в мире убийству, а затем - к тому, что "растлилась земля перед Б-гом и переполнилась грабежом". Назрела необходимость исправления мира новой религией, ставящей во главу угла величие человека как носителя Б-жественного образа. Такой религией стала религия Ноаха, разрешившая человеку есть мясо животных и чрезвычайно строго относящаяся к каким бы то ни было попыткам причинить человеку ущерб - включая имущественный. После этого Моше получил новую религию - Тору, разрешившую есть мясо только тех животных, которые не сообщают человеческой душе отрицательные качества. Кроме того, Тора очень внимательно относится к поддержанию душевного равновесия в человеке и разрешает ему некоторые запреты, против которых особенно сильно восстает злое начало в человеке (как, например, йефат тоар).

Итак: так же, как рассказ о сотворении мира отражает первоосновы веры, история религии является отражением борьбы за сохранение первостепенной ценности человеческого бытия - святости человеческой жизни.

3. Облик человеческого общества в начале истории человечества

Р. Йосеф Альбо находит в Торе также необходимые данные для воссоздания картины человеческого общества в начале его истории. Он полагает, что Тора указывает здесь на те социальные тенденции, которые определяют развитие человеческого общества до сегодняшего дня. Таков, например, рассказ о трех сыновьях Адама - Каине, Гевеле и Шете:

"И вслед за этими тремя - Каином, Гевелем и Шетом - все человечество оказалось разделенным на три части. Последователи Каина считают, что главное - обработка земли... Последователи Гевеля думают, что главное - политическая жизнь, и в этом видят тот идеал, к которому должен стремиться человек (как это видно из рассказов о некоторых из правителей Рима)... А те, кто приняли точку зрения Шета, убеждены, что суть человеческой жизни в служении Всевышнему4?.

Хотя, на первый взгляд, может показаться, что экзегеза р. Й. Альбо имеет своей целью воссоздание образов трех сыновей Адама, она преследует также более глубокую цель: указать, какие факторы действуют в человеческом обществе. И в дальнейшем р. Й. Альбо связывает три эти точки зрения о предназначении человека с тремя основными типами религий. А именно: земледелие связано с "естественным законом", политика - с "конвенциональным законом", а служение Всевышнему - с "законом Б-жественным".

Подчеркнем, что, описывая эту эпоху, Альбо видит в ней одну неповторимую особенность, отличающую ее от всех прочих эпох истории человечества. Эта особенность заключается в неразрывной и очевидной связи всех событий того времени с сутью человеческой жизни, с верованиями и миссией человека. Иными словами, Альбо показывает, как смысл истории выражается в языке фактов и событий духовной жизни людей. Представляется верным, что по степени насыщенности внутреннего содержания эта эпоха перекликается с последней эпохой истории человечества - так называемым "концом дней". Недаром в еврейской традиции принято придавать столь высокое значение раскрытию смысла этой эпохи на всех уровнях понимания - от буквального значения слов Торы до их мистического, кабалистического истолкования.

II. ЕГИПЕТСКОЕ РАБСТВО И ИСХОД

Пребывание народа Израиля в Египте, его порабощение и освобождение - первый раздел истории народа Израиля. Два момента в этой эпохе особенно привлекают внимание Альбо:

1) ее теологический аспект - то есть анализ, вскрывающий проявление Б-жественного управления миром на примерах этих событий, и 2) ее метаисторический аспект - то есть анализ сокровенного смысла процесса перехода от рабства к свободе.

1. Теологический аспект

По мнению Альбо, все описание пребывания народа Израиля в Египте выражает факт, что судьбой этого народа управляет Сам Всевышний. Порабощение и освобождение - это события, как нельзя более ясно свидетельствующие о Б-жественном вмешательстве. Таким образом, Альбо находит здесь массу подтверждений для его теологической и метафизической концепций:

"В первой из Десяти заповедей Всевышний заЯвляет народу Израиля: Я - Тот, Кто все время еледил за всем, что происходило с тобой, и Кто вывел тебя из Страны египетской, из дома рабства5. Суть субботы - указание на Исход из Египта, на примере которого ясно видно, как Всевышний в реальности мира осуществляет Свое желание, Свою волю6. И Б-жественное управление миром основывается на Его милосердии: это видно из того, как Он следил за всем, что происходило с Израилем в Египте, и как Он вывел Израиль оттуда ради заслуг праотцов7. "Я - Г-сподь, Б-г твой"... и далее упоминается освобождение "из дома рабства", чтобы указать на Б-жественное вмешательство в судьбу народа Израиля8. Есть два вида болезней: болезни естественные и те, что Всевышний посылает человеку как наказание... Примером таких болезней служат "тяжкие недуги, постигшие Египет, о которых известно тебе"9. И, выйдя из Египта, они убедились в истинности принципа Б-жественного воздаяния"10.

Р. Й. Альбо связывает уроки египетского изгнания с содержанием некоторых из Десяти заповедей, тем самым обращаясь еще к одному источнику знания - опыту, используя его для подтверждения своих теологических положений. И, кроме того, рассмотрение этой эпохи дает ему материал для определения уникальной особенности управления Всевышним судьбой народа Израиля, которая выражается в двух аспектах: основополагающим моментом здесь является проявление Бжественного милосердия, Всевышний лично вершит судьбу народа, исключая все прочие влияния, оказывающие воздействие на судьбу других народов (например, влияние небесных светил).

2. Метаисторический аспект

Переход Израиля от рабства к свободе рассматривается Альбо как пример диалектики в историческом процессе. Его концепция истории включает в себя как неотъемлемый элемент аспект метаистории, проявляющийся каждый раз, когда он говорит о смене эпох. Так, именно с этой точки зрения он описывает события эпохи египетского изгнания:

"Поскольку все явления нашего мира включают в себя противоречия, они находятся в непресганном движении, развиваясь и изменяясь, фактором чего являются противоречия... Ибо все рождается из разрушения, и все движется к разрушению... Так радость приходит лишь после грусти, так возвышение возможно лишь после унижения. Мы видим в Торе, что лишь после того, как наш народ испытал в Египте все унижения и гонения, Всевышний послал ему спасение и возвышение. Он это раскрыл Моше, сначала сказав: "Увидел Я бедствие народа Моего, который в Египте, и услышал вопль его..." - а затем: "... И решил Я: выведу вас из нужды египетской". Так заложено в природе этого мира, что все, что появляется в нем, появляется в результате разрушения предыдущего11. Несмотря на то, что народ Израиля грешил и не был тогда достойным столь грандиозного освобождения, Всевышний помог ему по собственному побуждению - как бы под впечатлением его бед и страданий"12.

Иными словами: история пребывания народа Израиля в Египте - это пример диалектического процесса метаисторического характера, когда из уничтожения одного образа жизни рождается совершенно новый по схеме: бытие - уничтожение - новое бытие. Причем, как подчеркивает Альбо, приводя выдержки из текста Торы, эта трансформация выходит за рамки законов природы, но (по крайней мере в ее историческом аспекте) является демонстрацией Б-жественного управления на основе милосердия. Будучи верен основам своей концепции, Альбо описывает исторические события в терминах теологии.

Новое, что появлется здесь, - это обращение к фактическому способу описания событий. Нет более символической трактовки эпохи, событий и личностей, как это имело место по отношению к первой эпохе существования человечества.

III. РАСЦВЕТ НАЦИИ И СТРОИТЕЛЬСТВО ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Годы странствования народа Израиля и последующий период, включающий время существования Первого храма - это, по мнению Альбо, одна эпоха. Единая социальная база, уровень духовной жизни - вот характерные качества, отличающие эту эпоху. Разбирая события этой эпохи, Альбо доказывает справедливость своего подхода. По его мнению, эти характерные качества проявились еще в годы странствования Израиля по пустыне.

"А в память о дне, когда царь построил город, ему пристало учредить особый день, соблюдая который, его подданные будут постоянно помнить, что у них есть повелитель... который занимается их судьбой и который вывел их из рабства на свободу. Вот поэтому Всевышний приказал евреям соблюдать день субботний, постоянно напоминающий о сотворении мира Всевышним из ничего и об исходе народа Израиля из Египта - из рабства на свободу13. И приказала Тора вести счет месяцам года с нисана... потому что в этом месяце сыны Израиля вышли из Египта, и с того дня начался расцвет нашей нации14?.

Тора дана этому народу для того, чтобы сделать его особым, избранным Б-гом народом: "Вы знаете, что мы жили в Египте... И видели вы их мерзости" - в этих словах Моше подразумевает, что вы собственными глазами убедились в ничтожестве языческих богов. Они - лишь дерево или камень, украшенные множеством серебра и 30лота... Так неужели вы можете обольститься, подумав, что в них есть действительно нечто божественное?!.. Обо всем этом предупреждает Моше: "Ибо это Г-сподь, Б-г ваш, испытывает вас"... Вы служите Всевышнему из чистой любви, а не потому, что любите награду и боитесь наказания15. Всевышний обещал вам, когда давал вам Тору: "Если вы будете слушаться Меня и соблюдать Мой союз, то будете у Меня избранным народом из всех народов"16. Всевышний желал дать Тору через Моше таким образом, чтобы исключить возможность всякого подозрения, малейшего сомнения. И потому поднялся Израиль, принимавший Тору, на ступень пророчества Моше, говорившего со Всевышним "лицом к лицу"17. Если будет там пророк, то пророчество может прийти и к тому, кто не подготовлен к нему... Это подтверждается тем, что в момент дарования Торы весь Израиль - и глупцы, и мудрецы поднялся на уровень пророчества Моше, говорившего со Всевышним "лицом к лицу"18.

Пророчество, жившее в среде народа Израиля в Стране Израиля, должно было способствовать построению государственности, достойной уровня избранного народа: "И так пророчество перешло от Элиягу к Элише... И так Йегошуа достиг благодаря Моше своего уровня в пророчестве... И таким же самым образом благодаря Моше пророчество пришло к семидесяти старцам19. И следует знать тебе, что достижение недостойным или неподготовленным человеком пророчества благодаря настоящему пророку возможно только тогда, когда в среде нации находятся Ковчег завета и Скрижали завета20. Суть сушествования пророчества в человеческом роду заключается в том, чтобы с его помощью отдельный народ или весь человеческий род достиг бы того совершенства, которое уготовано человеку"21.

Из этого подбора цитат видно, что Альбо видит исторический процесс той эпохи в широкой исторической перспективе. Он считает, что с самого момента Исхода из Египта народ Израиля был ориентирован на создание государственной структуры. Уже во время странствований по пустыне вполне оформился тип этого народа и характер его духовных ценностей. Принятие Торы у горы Синай - антитеза египетскому образу жизни, с его поклонением идолам и погоней за материальным успехом. Эта антитеза - расцвет избранного народа, верного своей вере и соблюдающего союз со Всевышним. А кроме того, дарование Торы - это средство поднятия всего народа на уровень, достойный народа, избранного Всевышним.

Вторая половина этой эпохи, период Первого храма, - это исторический процесс, сплавляющий народ и его государство посредством воплощения религиозных ценностей во всем их объеме. Этой цели служит пророчество: благодаря ему нация должна достигнуть "совершенства, уготованного человеку". Поэтому руководство в стране доверено пророкам. Народ, страна и Храм - три элемента, образующих единое целое. Благодаря этому пророчество переходит из поколения в поколение - как, например, от Моше к Йегошуа, от Элиягу к Элише.

Следует подчеркнуть, что видение этой эпохи р. Йосефом Альбо отличается от того, которое общепринято в среде историков, в двух чрезвычайно важных аспектах. Во-первых, Альбо отмечает то, что отсутствует в рамках исторической науки, игнорирующей множество событий, составляющих суть этой эпохи: странствия в пустыне, остановки, испытания и случаи выражения ропота. Точно так же историческая наука не придает значения личностям, событиям и всему образу жизни евреев в период Первого храма: из ее поля зрения исчезают судьи, цари и когены, войны междоусобные и с внешними врагами. Во-вторых, Альбо продолжает рассматривать исторический процесс совсем не в том свете, в котором принято рассматривать его исторической наукой: по его мнению, дарование Торы и пророчество, два откровения свыше, - факторы, определяющие направление исторического процесса, а вовсе не его порождения. И еще: речь идет об истории, как она представлена в Священном Писании. Поэтому изучающий ее, естественно, не удовлетворяется тем, что лежит на поверхности текста, будучи убежден в том, что более глубокий уровень его содержания и есть тот, на котором полнее раскрывается истина.

IV. ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ВАВИЛОНСКОГО ИЗГНАНИЯ

1. Различные точки зрения на роль возвращения из Вавилонского изгнания

В целом можно выделить два подхода к эпохе возвращения евреев из Вавилонского изгнания и основанию Второго храма, наличествующие в еврейской мысли: а) выяснение сути исторической действительности

той эпохи и б) оценка смысла той эпохи на основании ее реконструированного облика. Легко видеть, что оба этих подхода дополняют друг друга. Что же касается различий между ними, то оно начинает проявляться уже на этапе выяснения сути исторической действительности той эпохи. Оказывается, что она имеет два лица: с одной стороны, это время отличается очень важными достижениями и в духовном, и в материальном аспектах; возвращение в страну, строительство храма, относительная политическая независимость, примат духовного в жизни народа. Эта картина легко толкает к преувеличенной оценке той эпохи. Согласно этой точке зрения, в дни Второго храма наполняются реальным содержанием предсказания пророков насчет прихода Машиаха и полного освобождения. Однако у возвращения из Вавилонского изгнания есть еще одно лицо: вовсе не все пророчества осуществились, и та эпоха познала также провалы неудачи и унижения.

Р. Й. Альбо анализирует основания для обеих точек зрения, и начинает с вопроса: в каком состоянии находится вера в момент прихода Машиаха? Он выясняет, что приемлемо в точке зрения, преувеличенно оценивающей возвращение в Цион, и что в ней не в состоянии устоять перед критикой. Становится ясно, что он также высоко оценивает эпоху Второго храма как определенной ступеньки в освобождении народа Израиля, однако он далек от того, чтобы придавать той эпохе значение "дней Машиаха".

Его слова особенно поучительны в свете того факта, что исторический смысл эпохи Второго храма был камнем преткновения в споре между христианством и иудаизмом в его дни. Христианство утверждало, что во время существования Второго храма "мессия" уже пришел, в то время как иудаизм отрицал это и относил приход Машиаха в будущее. Альбо приходит к выводу, соответствующему позиции иудаизма в его споре с христианством.

Выражая свою точку зрения, Альбо сопоставляет мнение наших мудрецов, отождествляющих эпоху Второго храма с "днями Машиаха", с источниками, которые не согласуются с ней: "Есть среди мудрецов Талмуда некоторые, кто все пророчества о приходе Машиаха считают уже осуществившимися в прошлом... Так, слова Йехезкеля "И сделаю Я его единым народом в стране, в горах Израиля, и царь один будет царем для всех" (37:22) они видят осуществившимися во времена Второго храма... Например, раби Акива относил это пророчество ко Второму храму... В царе же, который "один будет царем для всех" видели Зерубавеля, правителя Иудеи, или Нехемию ... или главу Сангедрина, или царя из династии Хашмонаев. Также и некоторые комментаторы все пророчества Йешаи считают осуществившимися в эпоху Второго храма, построенного по приказу персидского царя Кореша22. Например, пророчество "медь заменю Я золотом" исполнилось в том, что те, кто вернулся из Вавилона, были чрезвычайно бедны, а затем, во времена Хашмонаев, народ стал весьма богат... Как свидетельствует Талмуд, царь Янай пировал с мудрецами за золотыми столами. И храм, построенный царем Гордусом, был намного великолепнее того, что построил царь Шломо... И говорят также, что при Втором храме исполнилось предсказание: "И приведут всех ваших братьев из всех народов как дар Г-споду"... А слова "Придет всякая плоть поклониться Мне" относятся не ко всему человечеству, а только к народу Израиля, и то же самое писал раби Хаим Галипапа23... Он доказывал, что все пророчества Даниэля относились только ко Второму храму, и что в них есть намеки на Антиоха и Хашмонаев... По его словам, видение четырех зверей намекает на Вавилон, Мидию, Персию и Грецию... И еще говорят эти комментаторы, что слова Малахи "И сядет плавильщик, очищающий серебро" указывают на Эзру... И в том же духе они все пророчества истолковывают применительно к прошлому... Это дает основание нашим противникам утверждать, что Машиах пришел во время после Онкелоса, и лишь из-за грехов не исполнились все добрые предначертания24. И некоторые из мудрецов последнего времени привели доказательства словам этих комментаторов: что, например, рассказ о мертвецах, которых оживил Йехезкель, - это аллегория, рисующая положение евреев в Вавилонском изгнании, где они были подобны мертвецам, так как потеряли всякую надежду на избавление, и свое воскресение - то есть возвращение в Цион и достижение высших ступеней во времена Хашмонаев, когда было окончательно покончено с идолопоклонсгвом, и все поняли и признали, что только Г-сподь - это Б-г"25.

А вот источники, не согласные с отождествлением эпохи Второго храма со "днями Машиаха":

"Истинно, что есть в Торе и книгах пророков неопровержимые доказательства того, что никогда народ Израиля не достигал настоящей вершины расцвета - ни весь, ни даже часть его... Ни разу не было в Израиле царя, который бы властвовал над всем миром... И мы же находимся сегодня в изгнании - значит, очевидно, что освобождения не было... Следовательно, это неопровержимо доказывает, что достижение всем народом Израиля вершины своего предначертания еще впереди... И если бы ему было предназначено вечно находиться в изгнании - это было бы проклятием... И то же самое относительно восстановления Храма: хотя пророчество Йехезкеля частично исполнилось на Втором Храме, однако для каждого очевидно, что есть множество вещей, не осуществившихся во дни Эзры и во времена Второго храма вообще. И точно так же мы не видим, чтобы когда бы то ни было исполнилось пророчество Йехезкеля о Гоге: то, что пишет Йосеф бен Горьон Гакоген о войнах Антиоха, царя греков, против Иерусалима и о победе Хашмонеев, вовсе не соответствует тому, что предсказано о Гоге26. А слова у пророка ИрмеяГу "Не будет Он больше тебя изгонять" (Эйха, 4:22) могут относиться только к нашему, теперешнему изгнанию, потому что после возвращения из Вавилонского изгнания Всевышний снова изгнал нас руками Тита. И упоминание об Эдоме в словах "вспомнил твой грех, дочь Эдома" также ясно указывает на это последнее изгнание, в которое нас отправил Рим... И так же пророчество о четвертом звере у Даниэля совершенно не соответствует тому, что произошло до сих пор с Израилем27... Есть еще множество предсказаний пророков, которые не могут быть отождествлены с нашим прошлым, и в особенности - пророчество Малахи, последнего из пророков: "Вот, Я посылаю вам Элиягу-пророка перед наступлением Г-споднего дня, великого и грозного, и вернет он сердце отцов к сыновьям, а сердце сынов - к их отцам (3:23-24) - это еще никогда не сбывалось"28.

2. Объяснение различных точек зрения на смысл событий эпохи Второго храма

Истолкования, отождествляющие эпоху Второго храма со "днями Машиаха", опираются на пророчества Йешаи, Ирмеягу и Йехезкеля, Даниэля, Зехарии и Малахи, а также на то, что сказано в Торе, в разделе "Балак", о "конце дней". Картина конечного избавления рисуется с различных аспектов: тут и собирание народа из стран изгнания, социально-религиозное совершенство общества, духовное и политическое руководство, сливающиеся в одном идеале. Кроме того, рассматриваются те предсказания, которые относятся к прочим народам мира, например видение четырех зверей и пророчество Йехезкеля о Гоге.

Комментаторы этой школы обращают все эти пророчества в прошлое, выискивая царей, личности, народы и события, относящиеся к эпохе Второго храма, аналогию которым можно найти у пророков. Идя по этому пути, они отождествляют "царя-спасителя" с Зерубавелем или Нехемией, "плавильщика, очищающего серебро" - с Эзрой, "святых Всевышнего" - с Хашмонаями. Они видят осуществление пророчества о возвращении из изгнания в строительстве Второго храма по приказу Кира (Кореша), о материальном изобилии - в богатстве царя Яная. И главное - в те времена было покончено с идолопоклонством и "все поняли и признали, что только Г-сподь - это Б-г".

Тем не менее, экзегеза, отождествляющая "грядущее освобождение" с эпохой Второго храма, обязана признать, что есть множество пророчеств, которые, без всякого сомнения, не исполнились в период Второго храма. Например: "И многие из тех, кто спит во прахе, проснутся". Ответ этих комментаторов прост: подобные предсказания не следует понимать буквально, они - лишь аллегория.

Аналогичен этому другой ответ: пророчество вообще не обязано всегда воплощаться в жизнь. Есть множество факторов, которые способны этому помешать. Поэтому нет противоречия между концепцией, отождествляющей эпоху Второго храма со "днями Машиаха", и подобными предсказаниями: "лишь из-за грехов не исполнились все добрые предначертания".

Свою критику этой точки зрения Альбо обосновывает на двух тезисах: 1) слишком многочисленные предсказания о конечном освобождении в книгах пророков, которые не исполнились до сегодняшнего дня; 2) согласно пророкам и самому определению "дней Машиаха" (или "конечного освобождения") - это время не может быть временем, обратимым вспять. Следовательно, нынешнее положение евреев в изгнании опровергает предположение, будто окончательное освобождение уже состоялось в прошлом.

Альбо в принципе признает, что в эпоху Второго храма реализовались некоторые из пророчеств о грядущем освобождении, однако он категорически отвергает возможность полного отождествления эпохи Второго храма и "дней Машиаха". Самый главный его аргумент: элементы грядущего освобождения, проявившиеся в ту эпоху, недостаточно для создания исторической ситуации необратимого характера. Наше нынешнее изгнание - неопровержимое доказательство того, что обещание Всевышнего об окончательном и полном освобождении еще не осуществилось. Дополнительную опору Альбо находит в Йешае: "И еще мы находим у Йешаи описание жизни народа в "конце дней", когда он поднимется на недосягаемую высоту, - и если было бы возможно, что после этого снова придет изгнание, это означало бы проклятие"29.

3. Эпоха Второго храма - " второе освобождение" поеле освобождения из Египта "Когда же вернулись из Вавилона, они сочли нужным увековечить память об этом освобождении. И сделали они это двумя способами: во-первых, заменили шрифт иври шрифтом ашури... Вовторых, они прекратили счет месяцев года начиная с нисана (как это было принято до тех пор) - в знак напоминания об исходе из Египта, и начали счет месяцев с тишрей - в знак напоминания об исходе

из Вавилона... Тем самым они осуществили пророчество Ирмеягу: "И больше не будут клясться Именем Г-спода, выведшего сынов Израиля из страны севера"30. Возможно, что также от ИрмеяГу узнали они, что со времен Моше-рабейну из поколения в поколение пророками передавалось, что следует сделать нечто для увековечения памяти о втором освобождении, - в то время как маца останется напоминанием об исходе из Египта"31.

В этих строках р. Й. Альбо четко определяет, в чем состоит особенность исхода из Вавилона - это "второе освобождение" народа Израиля после освобождения из Египта, это много раз повторяется в его книге. Больше того: из его слов ясно видно, что в исторической перспективе по своему значению Исход из Вавилона равен Исходу из Египта. По его мнению, это выражается в установлениях наших мудрецов, призванных увековечить память об этом Исходе. Причем он считает, что знак равенства между исходами из Египта и из Вавилона, как и необходимость увековечить память о возвращении в Цион из Вавилона - элементы традиции, восходящей к самому Моше-рабейну. Еще одно основание для своей точки зрения о значении Исхода из Вавилона р. Й. Альбо находит у пророка ИрмеяГу, предсказывающего, что настанут времена, когда клятва именем Всевышнего, выведшего народ Израиля из Египта, будет вытеснена клятвой именем Всевышнего, выведшего сынов Израиля из "страны севера", то есть из Вавилона.

Подытожим сказанное. Выясняется, что концепция р. Й. Альбо об эпохе Второго храма базируется на трех основаниях:

1. Воссоздание широкой картины эпохи, включающей в себя перечисление событий, личностей, описание религиозно-социального бытия общества. Эта эпоха -

первая в истории Израиля, прочно стоящая на чисто фактической почве. Отношение к ней автора - отношение реалистическое и суждения о ней выносятся на основании фактического материала.

2. Сравнение и критическое обсуждение альтернативных взглядов на смысл этой эпохи.

3. Выдвижение собственной точки зрения на смысл эпохи Второго храма в перспективе истории народа Израиля32 как "второго освобождения" после освобождения из Египта, которая, в сущности, означает чрезвычайно высокую оценку значения эпохи Второго храма.

V. УЧЕНИЕ О ГАЛУТЕ

1. Основные проблемы теории галута

Проблема галута (изгнания) занимает в книге р. Йосефа Альбо особое место. Причина этого состоит в исключительном характере этого явления, не укладывающегося в обычные рамки истории. Следует отметить, что в этом у Альбо есть ряд предшественников из представителей еврейской мысли, в первую очередь его учитель - р. Хисдай Крескас.

Уникальность эпохи галута выражается в трех основных моментах: а) необыкновенная тяжесть жизни, наполненной катастрофами, изгнаниями, преследованиями, попытками физического и духовного уничтожения народа; б) выходящая из ряда вон длительность нынешнего изгнания; в) высокий уровень духовной жизни в тяжелейших условиях существования - факт, не имеющий себе равных во всей истории человечества.

Это - три основных аспекта нашей действительноста. Разъясняя их смысл, р. Й. Альбо выявляет в них два пласта: пласт исторических фактов и пласт философский, на который он обращает особое внимание. Исследование его дает новый материал об уникальности судьбы и исторического предназначения народа Израиля, о Б-жественном милосердии, определяющем по отношению к нему проявления принципов воздаяния и детального наблюдения. В целом, эмоциональный тонус изложения р. Йосефом Альбо своей теории галута - раздражение, досада, временами переходящая в ропот на причины, так долго удерживающие народ Израиля в галуте.

Галут как факт истории:

"Мы достигли самого дна унижения и бедносги, так что уже почти не существуем... Мы снова находимся в рабстве, и как рабы, потеряли всякую надежду... Раб не распоряжается самим собой, он не может исполнять предписания своей религии, у него нет детей, у него нет ни чести, ни достояния... Мы уже почти отчаялись, что когда-нибудь придет освобождение... Единственное наше желание остаться в живых в этом изгнании33. Иго изгнания, постоянные заботы и притеснения мешают человеку достичь того совершенства, которое предназначено ему по природе его34. Еврейский народ, в свои хорошие дни, в дни своего процветания признававший, что все это приходит от Всевышнего, также и в дни бедствий не отступает от своего упования на Него и крепко держится за союз свой с Ним... Несмотря на то, что пришли на нас все эти беды, мы держимся за наш союз с Тобой, не изменяем вере нашей, ни в мыслях, ни делом... Хоть и очень тяжело иго изгнания, и смерть накрывает нас крыльями своими, мы не забываем Имя Твое... Хвала народу Израиля, терпящему беды и несущему иго изгнания ради любви к Всевышнему!"35

Признание справедливости приговора:

"Молитва Моше [Тегилим, гл.90] - молитва о сынах Израиля, находящихся в изгнании... Он говорит с самого начала: я признаю, что все, что Ты делаешь, - справедливо... Не пристало нам роптать на Твой суд... Ибо "прибежищем нашим Ты был из поколения в поколение - со времен, когда еще не были созданы горы, когда еще не сотворил Ты землю и Вселенную..." Ты - вечен... Поэтому пристало Тебе наказывать того, кто непокорен Тебе, тяжесть наказания - по величию чести Твоей... И знаю я, что все, что Ты делаешь... Ты делаешь ради блага: чтобы вернулись к Тебе сыны человеческие... Потому так долго изгнание, что еще очень далек весь народ от того совершенства, достигнув которое, он станет достойным освобождения"36.

Галут - пребывание в отчаянии

Отчаяние сквозит в словах, которыми обрисовывает р. Й. Альбо положение еврейского народа в галуте. Нет ни одной области человеческого существования, в которую ни проникало бы страдание. Бедность, унижения, порабощение... И даже в духовной сфере галут оказывает свое ужасное воздействие: он "мешает человеку достичь того совершенства, которое предназначено ему по природе его". По словам р. Й. Альбо, галут подобен смерти - "мы... уже почти не существуем". И снова и снова Альбо сетует на необыкновенную продолжительность галута, вторя p. X. Крескасу37• Его ламентации напоминают нам о еврейских хрониках и, еще более, о поэмах-элегиях. Ясно, что эти горькие слова Альбо обращает прежде всего к Всевышнему, во власти Которого положить конец нашему изгнанию.

Галут - экзамен нации

Что касается другого аспекта галута - как испытания народа, достоин ли он своего высокого предназначения, - то здесь Альбо высказывается далеко не столь определенно, здесь господствует диалектичность.

С одной стороны, здесь слышны хвалы народу Израиля, не отступающему от Торы, от своего союза со Всевышним в дни бед точно так же, как в дни благоденствия, с точки зрения здравого смысла, евреям давно уже следовало бы "забыть Имя Всевышнего" - "но, тем не менее, мы не сделали этого". Народ терпит беды и несчастья "ради любви к Всевышнему"...

Однако, с другой стороны, мы находим у Альбо иное доказательство величия Израиля в плане признания справедливости сурового приговора Всевышнего, обрекшего народ на изгнание. Здесь нет места выражению досады, ропота, протеста против Небес. Более того: Альбо признает, что и здесь Б-жественное милосердие проявило себя, ибо по букве закона еврейский народ следовало бы наказать куда тяжелее. Всевышний - "прибежище наше из поколения в поколение". Осуждение на галут оправдывается с двух сторон: Всевышнему пристало наказывать того, кто Ему непокорен, с той степенью строгости, которой требует Его оскорбленная честь, а если освобождение еще не пришло - в этом виноват сам народ, не достигший еще требуемой степени совершенства. То есть: галут - наказание нам за наши грехи.

Этот диалектический подход создает известное "напряжение сил" в философско-историческом определении ценности жизни народа Израиля в галуте. Вместе с тем в свете этого получает свое объяснение выражение ропота на Небеса - как выясняется, что сетования на непознаваемость воли Всевышнего, отнюдь не выражение недовольства тем, как Он ведет Свой народ.

2. Учение о галуте - итоги

1. Оригинальность теории р. Й. Альбо о нашем изгнании проявляется, главным образом, в мыслях о цели галута. Суть их выражается в категории "ропот", стоящей в центре внимания этого параграфа. Ясно, что речь не идет о целенаправленном исследовании смысла сушествования галута. Суть не в этом. Наоборот, "ропот" указывает на явления, исчезновение которых возможно только вместе с концом галута. Фактический исторический материал призван усилить и обосновать "ропот", изображая галут как "небытие" в бытии.

2. Однако, у категории "ропот" есть еще одно значение: молитвы и - если так можно выразиться - "увещевания", "уговоров" Всевышнего проявить Свое милосердие и всемогущество и положить конец галуту.

Из этого видно, что Альбо прибегает к своего рода диалектическому доказательству: он выражает "ропот" на Небеса и "предостерегает", что продолжение галута грозит подорвать веру в высшую справедливость, однако в то же время он не доходит до прямого обвинения, например, того, что высшая справедливость несовершенна. То есть "ропот" - категория диалектическая, она - выражение напряженности между крайностями "отказ от обвинения" и "обвинение в несовершенстве".

3. Наконец, следует отметить отсутствие у Альбо представления о том, что галут народа Израиля направлен на совершенствование всего человечества - в отличие от р. ЙеГуды Галеви и учителя Альбо p. X. Крескаса. В этом пункте учение Альбо о галуте сближается с точкой зрения Рамбама. Это методологическое наблюдение помогает понять оригинальность р. Й. Альбо, выбиравшего свой путь между существовавшими школами и осуществлявшего синтез идей. Кроме того, заметим, что вообще представление галута как "небытия в бытие" несовместимо с истолкованием его как провозвестием всеобщего блага.

VI. ИСТОРИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ Р. ЙОСЕФА АЛЬБО - ИТОГИ

Историческая концепция р. Йосефа Альбо направлена на выявление смысла исторических событий в различных, диалектически сопряженных друг с другом аспектах. Основное диалектическое противопоставление "минус - плюс" служит для него средством истолкования судьбы народа Израиля, выражающегося в противопоставлении "галут - освобождение". Это обращено как в прошлое (Египетское изгнание и Исход из Египта), так и в будущее (нынешнее изгнание и освобождение из него).

Другой пласт диалектического напряжения, характерный для истории народа Израиля, - это сопряжение двух факторов исторического значения: Б-жественное управление всем миром и предназначение человека. Другими словами: сопряжение фактора теологического и телеологического.

Оригинальность философии истории у р. Й. Альбо выражается в безусловном примате фактора теологического: на примере первоначальной эпохи существования человеческого рода, Египетского изгнания, Исхода из Египта, эпохи странствований в пустыне и Первого храма он доказывает основные принципы иудаизма

- веру в существование Творца Вселенной, в возможность Его откровения людям и Его детальный надзор над всем, что происходит в мире. Также его исследование нынешнего галута пронизано, с одной стороны, проявлением категории "ропота" на Небеса, а с другой

- надеждой на помощь свыше. То есть, опять же концепция Альбо оказывается стоящей на теологической основе. Лишь описание эпохи Второго храма в известной мере выходит за эти рамки: ее облик воссоздается, главным образом, на основе исторических данных, касающихся деяний человека и его верности идеалам

освобождения и совершенства. Безусловно, и здесь Альбо не уклоняется от линии теологической, видя в событиях этой эпохи проявление Б-жественного вмешательства. Однако даже если видеть главный акцент теории Альбо на теологическом аспекте истории, все же здесь явно проявляет себя иной аспект - аспект телеологический: аспект правильности выбора, совершаемого и человеком, и всей нацией, аспект соответствия этого выбора "конечной цели", то есть высшему совершенству. В известной мере этот аспект обнаруживает себя и в анализе первой эпохи в истории человечества в обсуждении проблемы первого греха и перипетий последующих поколений. Период Египетского изгнания и Исход из него предстают перед нами как сопоставление еврейских духовных ценностей с египетским язычеством и образом жизни, эпоха странствований в пустыне и период Первого храма - как процесс, направленный к достижению народом "человеческого совершенства".

Еще один аспект концепции р. Й. Альбо заслуживает того, чтобы о нем упомянули: символическое истолкование исторических эпох. Так, события начальной эпохи существования человечества символизируют основные принципы иудаизма, эпоха Египетского изгнания - борьбу противоположностей, а эпоха дарования Торы и построения Храма трактуется вообще в категориях "не от мира сего" - мы переносимся в сферы пророчества и откровений свыше. Нет места в исторической концепции Альбо таким явлениям, как административное управление государством, институты священнослужения и монархии. В противоположность этому при воссоздании эпохи Второго храма он переносит центр своего внимания на событийную сторону эпохи. То же самое относится и к теории нынешнего изгнания, и потому здесь теологический анализ привязан именно к фактическому материалу.

В заключение следует отметить влияние, которое

оказали на концепцию Альбо события его времени и его собственной жизни. "Книга основ", служащая нам источником для выяснения его мировоззрения, написана тогда, когда противоположность между иудаизмом и христианством достигла крайней степени напряженности. Отпечаток этого заметен во многих главах книги: полемика с христианской концепцией в трактовке "первого греха", первоначальной эпохи существования человечества, акцент на неповторимость дарования Торы и т.п. свидетельствуют об этом. Впрочем, несмотря на достаточно острую полемику, Альбо излагает мнения, с которыми он не согласен, спокойно и объективно, в плане исследования различных систем взглядов. Возможно, что в этом проявляется в соответствующие времена духовная высота: когда творческой личности - мудрецу Торы, ученому или художнику - отказывают в свободе высказать свое мнение открыто, он погружается в свой собственный мир - мир творчества, переживаний или исследований и тем самым доносит до мира истину, которой он посвятил свою жизнь.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Р.Йосеф Альбо, Книга основ, изд. Ицхака Гузика, Филадельфия, 5690 (1929-1930), 4.1, гл.11, с.101-108.

2См. комментарий Раши к Брейшит, 1:1.

3Книга основ, ч.З, гл. 14,15, с. 118-119 и 128-136.

4Там же, ч.З, гл.15, с.134-135.

5Там же, ч. 1, гл. 14, с. 128.

6Там же, ч.З, гл.26, с.247-248.

7Там же, 4.1, гл.14, с. 129.

8Там же, ч.З, гл.18, с. 163.

9Там же, 4.4, гл.41, с.409-410. И далее: "И еще был Египет наказан тем, что исчез с лица земли - лишь имя его осталось в памяти поколений" (с.425).

10Там же, 4.1, гл.17, с. 150.

11Там же, 4.4, гл.51, с.486-488.

12Там же, 4.2, гл.14, с.83.

13Там же, ч.З, гл.26, с.247. Далее Альбо связывает память об Исходе из Египта с памятью о сотворении мира.

14Там же, ч.З, гл.16, с. 142.

15Там же, 4.4, гл.13, с.126.

16Там же, ч.З, гл.37, с.347-348.

17Там же, ч.З, гл.8, с.76.

18Там же, ч.З, гл.11, с.100 (см. также с.105).

19Там же, ч.З, гл.11, с.102-103.

20Там же, ч.З, гл.11, с. 106. По этой причине Барух бен Нерия не удостоился пророчества при помощи ИрмеяГу, потому что Ковчег Завета был к тому времени спрятан, а сам он не был достаточно подготовлен. В противоположность ему Хагай, Зехария и Малахи удостоились пророчества, так как были готовы к этому более Баруха бен Нерии и учились у ИрмеяГу и Йехезкеля (там же).

21Там же, ч.З, гл.12, с.107. В словах Альбо здесь звучит воззрение универсальное: пророчество служит достижению совершенства не только народом Израиля, но и всем человечеством.

22Другое подтверждение этой точки зрения мы находим в продолжении слов Йешаи: "...И будут цари пествовать тебя".

23Р.Х.Галипапа жил в Испании примерно в 1310-1380 гг. См. о нем: И.Бэр. Евреи в христианской Испании. Тель-Авив, 5719, с.208 и прим.40, а также с.271.

24Книга основ, 4.4, гл.42, с.414-423. Альбо критикует также ту точку зрения, что вера в приход Машиаха - один из принципов нашей веры, и подвергает сомнению обоснование ее на переводе Торы Онкелоса (см. с.423).

25Там же, 4.4, гл.35, с.349-351.

26Там же, 4.4, гл.35, с.427. Гузик отождествляет Йосефа бен Горьона с Иосифом Флавием, хотя вполне возможно, что Альбо имеет в виду так наз. "псевдо-Иосифа", автора "Йосипона". См. Книга основ, 4.4, гл.42, с.425, прим.5.

27Альбо придерживается толкования, что "четвертый зверь" в видении Даниэля символизирует Эдом, т.е. Рим. См.:Книга основ, 4.4, гл.42, с.428-429 и прим.4 там же.

28Книга Основ, 4.4, гл.42, с.428-430.

29Там же, 4.4, гл.42, с.426.

30Там же, ч.З, гл.17, с. 143, 146-147.

31Там же, ч.З,гл.22, с. 198-199.

32У предшественников Альбо мы находим совершенно иные точки зрения об эпохе Второго Храма, и в их числе также его учи-

тель p. X. Крескас. См.: Й. Бен-Сасон. Еврейская мысль. Иерусалим, 5747, с. 176 и далее, где разбираются также точки зрения Рамбама и Абарбанеля.

33Книга основ, 4.4, гл.50, с.473-475. 34Там же, 4.4, гл.35, с.356, а также с.354. 35Там же, 4.4, гл.46, с.450,455-456. 36Там же, 4.4, гл.37, с.365-367, 371. 37 ?? См. выше прим.32.

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

АЛЬ-ГАЗАЛИ, Мухаммад (1059-1111) - мусульманский теолог, философ, мистик; полемизировал со всеми философскими системами, в особенности с аристотелевской (однако данное им изложение ее признанно классическим). Жил в Иране.

ГАРАН, рабейну Нисим бен Реувен Герунди (13107-1375) - один из величайших галахических авторитетов Испании, комментатор Талмуда и поэт.

ДУРАН, р. Шимон Бен Цемах, или Рашбац (1361-1444) - кодификатор законов Торы, философ, ученый и поэт. Уроженец о. Майорка, в 1391 г. из-за антиеврейских гонений был вынужден переселиться в Алжир, который в то время стал центром Торы и еврейской мысли.

ИБН-РОШД (или Ибн-Рушд, а также Аверроэс) - арабский философ и врач XII в., живший в Испании и Марокко; автор медицинской энциклопедии. Один из выдающихся представителей арабского аристотелизма, полемизировавший с АЛЬ-ГАЗАЛИ (см.).

ИБН-СИНА (Авиценна) (ок. 980-1037) - исламский ученый, философ и врач, выдающийся представитель исламского аристотелизма и неоплатонизма. Жил в Ср.Азии и Иране.

ЛИПШИЦ, раби ГЕДАЛЬЯ БЕН ШЛОМО-ЗАЛМАН - философ, живший в г. Люблине во втор. пол. XVI - нач. XVII вв.

КРЕСКАС, р.Хисдай (?-1414?) - выдающийся философ и духовный руководитель испанского еврейства XIV-XV вв., глава философской школы, отвергавшей систему Рамбама из-за его склонности к аристотелизму.

РАЛБАГ, раби Леви бен Гершон (1288-1344) - философ, комментатор Танаха, математик и астроном, поэт. Жил в Провансе.

РАСАГ - см. СААДИЯ-ГАОН.

РИБАШ, раби Ицхак бен Шешет (1326-1408) - один из величайших галахических авторитетов Испании, кодификатор законов Торы и комментатор Талмуда.

СААДИЯ-ГАОН, рав (882-942) - один из величайших еврейских мыслителей, "отец еврейской религиозной философии"; авторитет Галахи, комментатор Танаха и Талмуда, грамматик и поэт; духовный глава вавилонского еврейства своего поколения.