Ноябрь 2017 / Кислев 5778

"Умное'' сердце

"Умное'' сердце

(Четвертое царство)

Хахамим учат, что в рассказе Торы о войне Авраама с четырьмя царями скрыт намек на противостояние Ам Исраэль и четырех царств. Сообщая имена царей, против которых выступил Авраам, Пятикнижие попутно знакомит нас с названиями земель, которыми правили эти цари. Земля последнего, четвертого, царя, называлась Гоим, что в переводе означает "народы". Рамбан поясняет: царь этот правил многими народами. Оказывается, вынужденное рассеяние евреев по всему свету, наблюдаемое именно в эпоху четвертого царства, было заранее предрешено.

Смена места жительства - процесс всегда болезненный, требующий приспособления к новым условиям. Грань, разделяющая приспособление к новому окружению и растворение в нем, довольно тонка, и велика опасность перейти ее. Именно это было одной из причин того, что Яаков не желал поселиться в Египте. В ночном видении явился ему Всевышний и сказал: "Я Б-г, Б-г отца твоего. Не бойся сойти в Египет, ибо народом великим Я сделаю тебя там" (Берешит 46:3). Мальбим приводит шесть причин появления у Яакова такого страха, и на первое место ставит еледующую: "Боялся Яаков, что смешаются сыновья его с египтянами". Учитывая серьезность этой опасности, Йосеф сделал все от него зависящее, чтобы не допустить растворения евреев в чужеродной среде. Предугадывая намерение фараона извлечь максимальную выгоду из пребывания сыновей Яакова в его стране, Йосеф рекомендует братьям представить себя царю Египта в невыгодном свете: "И будет, если призовет вас фараон и скажет: "Какие занятия ваши?", то вы скажите: "Скотоводами были рабы твои от юности нашей доныне, и мы, и отцы наши", - чтобы вы остались жить в земле Гошен, ибо отвращение для египтян всякий пастух овец" (Берешит 46:33-34). Уловка Йосефа достигает цели: евреи селятся в стороне от египтян, в земле Гошен.

Об искушениях, которые подстерегают евреев, живущих бок о бок с другими народами, Пятикнижие предупреждает неоднократно: "По обычаям земли Египетской, в которой вы живете, не поступайте, и по обычаям земли Кенаанской, в которую Я введу вас, не поступайте, и по уставам их не ходите". О нашем изгнании сказано: "И рассеет тебя Г-сподь по народам, от края земли и до края земли. И буцешь там служить богам, которых не знал ни ты, ни отцы твои, дереву и камню" (Дварим 28:64).

Согласно Торе, причиной изгнания народа из Эрец Исраэль является не сила римского оружия, но действия самих евреев. "Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не совратились и не стали служить богам иным, и не поклонялись им. И возгорится гнев Г-спода на вас, и затворит Он небо, и не будет дождя, и земля не даст плодов своих, и вы скоро пропадете с этой доброй земли, которую Г-сподь дает вам" (Дварим 11:16-17). То, что страдания обрушивались на нас на протяжении веков изгнания, не нуждается в подтверждениях ссылками из Танаха: почти каждое поколение прочувствовало это на себе самом.

В предыдущем очерке рассматривался один из фундаментальных принципов, которым руководствуется Всевышний в Своем управлении миром: любое явление, любой поворот истории являются звеном единой цепи событий, связывающей начало истории мира с ее конечной точкой. В силу этого, каждый участок дороги, рассмотренный не сам по себе, но как необходимая часть пути, обладает :войством, присущим целому, а именно - является "абсолютным тов". А если так, то и само рассеяние можно увидеть по-иному, если учесть существование скрытого плана Творца.

Как нередко случается, проникнуть в тайное помогает лашон акодеш. Корень слова גלות (изгнание) - тот же, что i корень слова גלוי (раскрытие, обнаружение). Очевидно жизнь в чужих землях, в чужеродной среде - между враж дебными народами, помимо того, что является наказани ем, выявляет нечто скрытое. Если к слову גולה (диаспора добавить букву א (ее числовое значение равно 1), котораз соответствует слову אחד (один) и символизирует единств( Создателя, то возникнет слово גאולה (освобождение, избавление), характеризующее конец времен, царство Машиаха Поскольку избавление не просто приходит на смену изгна нию, но зарождается в его недрах, подготавливается им "вырастает" из него, становится понятным, како< "раскрытие" подразумевает слово גלות. Результат неожи данный: оказывается, одно из назначений диаспоры - рас крытие единства Б-га.

В третьем очерке отмечалось, что сама буква א (ее напи сание) представляет собой комбинацию трех других букв ו,י и י. А поскольку числовое значение 10 - י, а 6 - ו, то бук ве א, помимо числа 1, соответствует также число 26, яв ляющееся гематрией главного Имени Всевышнего - Имени "Ашем".

Проявление этого Имени в настоящий момент скрыто подобно тому, как не поддается чувственному восприятик "спрятанная" внутри материальной оболочки нешама. Па раллель между Именем Ашем и нешамой неслучайна. Ка! работа каждого конкретного органа человека есть следст вие - пусть не прямое - проявления его нешамы (уходи׳ нешама - исчезает жизнь), так каждое имя Творца, заклю чающее в себе определенный аспект Его управления ми ром, находится в зависимости от Его главного Имени. I то, что Творение обладает единством, означает, как был< выяснено в предыдущем очерке: каждое сотворенное суще ство подчинено воле Б-га. Именно это - суть объединени: всех предметов и явлений в единое целое, через это прояв ляется их общность на уровне духовном. Отсюда следует что Имя Ашем, участвующее во всех Его действиях и подчиняющее их единому началу, является Именем Его единства. Мы видим, что числа 1 и 26 не случайно соединены в букве א. Еврейский алфавит начинается с буквы, заключающей в себе информацию о том, что "Ашем эхад" (Ашем - один).

Было сказано, что цель галута - раскрытие единства Ашема. В шестом очерке объяснялось, что демонстрацией единства Б-га будет победа Его воли над каждым проявлением зла. Безопасность Храма не гарантировалась высотой и прочностью его стен. Кедуша Ам Исраэль была необходимым и достаточным условием его неприступности. Она защищала от врагов Иерушалаим, Эрец Исраэль. Разрушение Храма и последовавшее за ним изгнание означало резкое снижение уровня кедуши в мире. Образовавшийся вакуум неизбежно заполнялся тумой, сила зла получала большую власть.

Удар черной силы, в первую очередь, пришелся на народ, суть которого - тов. Отсюда физические и духовные тяготы диаспоры: постоянные гонения, повторяющиеся погромы, относительное духовное обнищание. В то же время в Пятикнижии о галуте Б-г сказал: "Но при всем этом, когда будут они в стане своих врагов, не омерзеют Мне и не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними" (Ваикра 26:44). Тяготы галута - не разрозненные события, не случившееся там и тут. Творец ни на мгновение не бросал Свой народ на произвол судьбы. Все плохое, обрушившееся на нас, и все хорошее, выпавшее на нашу долю, было выверено в соответствии с Его скрытым планом и являлось, в силу этого, выражением "абсолютного тов", действием Его великого Имени Ашем. В конце времен смысл происходящего, сейчас мало нам понятный, станет очевидным. Каждому станет ясно, что власть силы зла была мнимой, и это будет свидетельством могущества Всевышнего. Тем самым наше пребывание в галуте будет служить демонстрации Его единства. Таким образом, главная цель изгнания - добавить к слову גולה (изгнание) букву א, символизирующую Имя Ашем. В этом и будет состоять суть нашего окончательного освобождения (גאולה).

* * *

Ранее неоднократно подчеркивалось, что противостояния Израиля и каждого из четырех царств были определенными испытаниями нашего народа. Очевидно, что идея испытания во времена четвертого царства непосредственным образом связана со спецификой последнего галута. Попробуем разобраться, в чем же состоит суть конфликта между Ам Исраэль и другими народами в эту эпоху.

В конце Пятикнижия есть предсказание ожидающей Израиля участи: "И изгнал их Г-сподь из земли их в гневе и ярости и негодовании великом, и закинул их в другую землю..." (Дварим 29:27). Обращает на себя внимание, что в свитке Торы буква ל слова וישלחהם (и закинул их) большего размера, чем обычно. Как мы уже говорили, в трактате Шабат каждой букве еврейского алфавита поставлено в соответствие слово, заключающее в себе связываемую с этой буквой идею. Хахамим учат, что с буквой ל соотнесены два слова: לב (сердце) и ללמוד (учиться). В шестом очерке подробно разбиралось, какова внутренняя связь между описываемыми этими словами понятиями, а именно: если заключенный в сердце разум человека в контакте с кедушей, про него говорят: "У него мудрое сердце". Следствие такого контакта - открывающаяся перед ним возможность постижения верхнего мира. Согласно Рамбаму, над таким человеком постоянно пребывает Шехина. И тогда становится понятным, почему в слове וישלחהס буква ל написана необычным образом. Разрушение Храма и изгнание из Эрец Исраэль свидетельствовали о резком уменьшении кедуши в мире, об отдалении Всевышнего от Ам Исраэль, "закинутого" Им в чуждую народу среду. Выделяя букву ל, Тора учит, что и в этих, далеко не благоприятных условиях была сохранена возможность живого контакта с Шехиной. Буква ל в слове "закинет", говорящем об изгнании, намекает на "мудрое сердце", которое соединяет человека с Творцом, независимо от того, в какой земле он пребывает. ל сообщает, что основа этой близости - не чувства, но разум, который позволяет человеку, обладающему им, руководствоваться в своих решениях и поступках волей Создателя, воспринятой адекватно, без вносимых ошибочными представлениями искажений.

Известно, что геула, к которой мы приближаемся, по многим параметрам будет напоминать геулу первую - выход из Египта. Поэтому, анализируя события далекого прошлого, мы не просто изучаем историю, но приближаемся к более глубокому пониманию своей собственной судьбы, на которую мы теперь имеем возможность взглянуть с точки зрения общих законов процесса освобождения.

Р. Моше-Хаим Луцатто отмечает главное изменение, произошедшее с народом в тот момент его истории: "До выхода из Египта Израиль был смешан с другими, народ в среде народа, и по выходе (оттуда) они были освобождены и отделены". Это утверждение, на первый взгляд, отчасти противоречит сказанному ранее, а именно - тому, что евреи поселились отдельно, в земле Гошен. Этот факт, однако, согласуется со словами "народ в среде народа", подчеркивающими обособленность. Но как же тогда понимать ту часть утверждения, которая говорит о "смешении с другими"?

Ответить можно так: существуют разные степени обособленности и смешения. Географическое разделение - еще не гарантия внутренней дистанции. Говоря о "смешении с другими", Р. Моше-Хаим Луцатто имеет в виду определенную внутреннюю схожесть евреев с другими народами. "И вот до того времени все проявления гуфа человека были затемненными, и скверна (полученная первым человеком от змея) возрастала, но во время Исхода (из Египта) был отделен Израиль, и гуф еврея стал очищенным и предрасположенным для (получения) Торы и (исполнения) аводы (служения)". Оказывается, действительный отход от остальных народов состоит в очищении материальной основы - тела человека, в получаемой при этом возможности принять Тору и служить Творцу. Ясно, что территориальной обособленности еще не достаточно, чтобы достичь требуемой степени отрыва от остальных, хотя пребывание в Гошен, безусловно, согласовывалось с общей идеей геулы, идеей отделения.

Надо сказать, что лишь территориальным удалением от других участие евреев в их собственном освобождении не ограничилось. Так, мидраш называет четыре фактора, способствовавших геуле: евреи сохранили свои имена, одевались не так, как другие, не доносили египтянам на собратьев, не вступали в интимные связи с населявшими Египет народами. Все перечисленные действия объединены идеей противопоставления себя другим. Здесь проележивается явное стремление поставить ограду, чтобы предупредить смешение с ними. Мы видим, что повседневная жизнь в галуте отвечала цели последовавшей геулы.

Более того, в самом выходе из Египта, в том, как именно осуществлялась геула, нашла отражение главная цель освобождения - внутренний отрыв от всех остальных. Десять обрушившихся на египтян казней и расщепление моря были исполнением обещания: "И выведу полки Мои, народ Мой, сынов Израилевых, из земли египетской великими казнями. И узнают египтяне, что Я - Г-сподь, когда простру руку Мою на Египет и выведу сынов Израилевых из среды их" (Шмот 7:4-5). Разграничение евреев и египтян было очевидным: каждый удар, приходившийся на одних, обходил других стороной, хотя территориально народы эти располагались рядом. Да и сам исход из Египта, состоявший исключительно из чудес, неслучаен. Сверхъестественные события свидетельствовали о непосредственном вмешательстве Всевышнего, закрепляли за Ам Исраэль статуе избранного народа. Ясно, что всякое чудо связано с изменением обычных, естественных законов. А раз так, то наличие чудес действительно отражало суть происходящего: менялась материальная основа человека, создавался гуф, способный быть проводником Торы, то есть того, что несет в мир нематериальное начало.

Из сказанного видно, что как сама геула, так и предшествовавшая ей жизнь в галуте соответствовали по сути тому, к чему в конечном итоге пришел Ам Исраэль. И мы знаем (см. очерк 6), что если все этапы подчинены одной идее, то пройденный путь есть реализация плана Творца, демонстрация Его единства.

Развитие второй геулы - связанной с приходом Машиаха, - будет следовать законам исхода из Египта, но на уровне, на порядок превосходящем первое освобождение. При этом полнота сравнения требует, чтобы мы проверили следующий параметр: соответствует ли жизнь в нашем галуте тому, к чему мы приближаемся. Во время пребывания в Египте нашим предкам удалось в нелегких условиях воплотить в жизнь то, что согласовалось с идеей конечного освобождения. Как отмечалось выше, были сохранены еврейские имена, стиль одежды, четкое понимание того, что еврея нельзя выдать египтянам. Исключались браки с инородцами. Сам выбор места - земля Гошен - предохранял народ от смешения с окружением. А про какие стороны нашего галута можно сказать, что они соответствуют приближающемуся освобождению? Вопрос непростой. Ведь суть того, что произойдет в конце времен, - открытие скрытого. Реально ли сейчас, пребывая в духовном мраке четвертого царства, разглядеть то тайное, что является неотъемлемой частью нашей жизни и предвещает будущее освобождение?

Необычное написание буквы ל в слове וישלחהם (закинет) говорит об особой роли "мудрого сердца" во время пребывания в земле чужой. На самом деле, в этом и кроется ответ на поставленный нами вопрос: какая черта последнего галута соответствует приближающейся геуле? Тора учит, что "мудрое сердце", данное человеку, позволяет разглядеть в реальной жизни проявления скрытого. Через него он соприкасается с отдаленным в настоящий момент Именем Ашем, открытие которого есть суть последнего освобождения. Обоснованию этого утверждения будет посвящен остаток этого очерка.

* * *

Представляется весьма сомнительным, чтобы человек, пусть даже наделенный "мудрым сердцем", имел возможность постигать глубоко скрытые в настоящее время действия Творца. Тем не менее в народе всегда были люди, владевшие тайным учением. Их взгляд на события иной, ибо основан на знании глубинных законов Творения. Но таких ли людей имеет в виду Пятикнижие, называя "мудрое сердце" необходимым фактором галута, подготавливающим окончательную геулу? И да, и нет. Известно, что у людей, постигающих глубины тайного учения, есть особый зхут (заслуга) в приходе Машиаха (их авода - немаловажный фактор в создании той ситуации, которая необходима для его прихода). В то же время ясно, что понимание глубинного замысла Б-га даже избранными из избранных весьма ограниченно. И если это так, то сама возможность проследить влияние тайного в конкретной человеческой судьбе или в тот или иной момент истории народа, относительна. Потому нельзя сказать, что существование этих людей в среде народа "раздвигает занавес". Мы же пытаемся обнаружить черты нашего времени, в которых скрытое проявляется столь же явно, сколь в отмеченных мидрашем четырех факторах, способствовавших освобождению из египетского галута.

Однако главное возражение не в этом. Не будем забывать, что грядущая геула схожа с выходом из Египта. Выделяя букву ל в слове וישלחהם (закинет), Пятикнижие не имеет в виду людей лишь исключительных. Все четыре фактора, способствовавшие освобождению из первого галута, были порождены стилем жизни большей части народа, а не узкого круга людей.

Выше отмечалось, что Всевышний ведет мир из начальной точки в конечную способом, известным Ему Одному. В то же время, как невидимая нешама проявляется в действиях нашего гуфа, так и Имя Ашем проявляется в действиях Его остальных имен. Именно через них реализуется в мире Его воля. Особенность "мудрого сердца" - кедуша, которая способствует адекватному постижению воли Творца. Как было сказано, главная идея геулы - открытие единства Творца. В конце времен будет продемонстрировано, что все произошедшее с человечеством было подчинено Его воле, неразрывно связанной с Именем Ашем. Тогда человек, наделенный "мудрым сердцем", находящийся в контакте с кедушей этого Имени и способный, в силу этого, постичь волю Творца, действительно представляет собой такое явление нашей жизни, которое несет в себе частицу будущего освобождения. Его достижение становится достоянием каждого - и теперь уже любой человек имеет возможность исполнять волю Всевышнего, постигать ее на доступном ему уровне. Таким образом, буква ל в слове וישלחהם (закинет), символизирующая здесь "мудрое сердце", говорит об инструменте, позволяющем Ам Исраэль "связаться" с силой, которая питается от того же корня, что и приближающаяся геула.

Нередко предложения, поставленные в Пятикнижии рядом, на первый взгляд, кажутся мало связанными. В действительности же, их соседство не случайно. Они последовательно развивают определенную мысль, ускользающую при поверхностном прочтении. Вслед за рассматриваемым нами предсказанием об изгнании евреев из Эрец Исраэль в Торе сказано: "Сокрытое - это Г-споду, Б-гу нашему, а открытое - нам и сынам нашим навечно, чтобы исполнять все слова закона этого" {Дварим 30:28). Эти два предложения подпадают под только что сформулированное правило. Посмотрим, как они связаны.

Трактат Санхедрин дает следующее объяснение: "Не наказывает Он нас за скрытое (т.е. Творец не наказывает нас за то, что мы не выступаем против скрытого от нас зла), оно для Б-га, и Он взыщет с того, кто несет тайное зло, но открытое - оно для нас и для сыновей наших, чтобы мы истребляли зло из среды нашей, и если мы не сделаем этого по отношению к одному, будут наказаны многие". Оказывается, то тайное и явное, о котором говорит здесь Пятикнижие, связано с уничтожением зла. В предыдущей главе отмечалось, что одна из причин, по которой зло появилось в мире, состоит в том, чтобы продемонстрировать его бессилие перед волей Творца. Бессилие его будет продемонстрировано со всей очевидностью в конце времен, когда весь мир узнает Имя Ашем, отражающее единство Творца. Но это в будущем. Пока же мы ведем тяжелое сражение с многочисленными проявлениями силы зла, принимая на себя "явное" и оставляя "тайное" Создателю мира. Теперь становится понятным, почему предыдущее предложение, говорящее о времени изгнания, имеет в виду "мудрое сердце". Ведь именно оно дает возможность постигать волю Творца, выраженную явно. Следование за "мудрым сердцем" ведет к искоренению силы зла и, тем самым, - к утверждению добра. И это, несомненно, сообщает осмысленность нашему пребыванию в галуте, позволяет принимать посильное участие в продвижении мира к конечной точке.

Что следует непосредственно за этими двумя предложениями Пятикнижия? "И будет, когда сбудутся на тебе все слова эти - благословение и проклятие, которые изложил я тебе, то прими это к сердцу своему в среде всех народов, куда забросил тебя Г-сподь, Б-г твой. И обратишься ты к Г-споду, Б-гу твоему, и послушаешь гласа его во всем, как заповедаю тебе сегодня, ты и сыны твои, всем сердцем твоим и всею душою твоею. Тогда возвратит Г-сподь, Б-г твой, изгнанных твоих и смилосердится над тобою, и опять соберет тебя из всех народов, среди которых рассеял тебя Г-сподь, Б-г твой. Хотя бы были заброшенные твои на краю неба, оттуда соберет тебя Г-сподь, Б-г твой, в землю, которою владели отцы твои, будешь ты владеть ею. И облагодетельствует Он тебя, и размножит тебя более отцов твоих. И обрежет Г-сподь, Б-г твой, сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы любить Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем твоим и всею душою твоею, ради жизни твоей" {Дварим 30:1-6).

Обращает на себя внимание, что в описании геулы Пятикнижие постоянно апеллирует к сердцу еврея, тем самым показывая, что сердцу отведена особая роль в приближении освобождения. "Обрезание сердца", как видно из текста, открывает возможность приобретения любви к Б-гу. Слово אהבה (любовь) может быть разбито на две части: букву א и слово א .הבה, как говорилось выше, соответствует числу 26 - гематрия Имени Ашем. Согласно объяснению Раши, смысл слова הבה (корня слова "любовь") - готовность к чему-либо. Таким образом, так часто употребляемое в повседневной жизни слово "любовь" описывает, в действительности, высшую форму любви - любовь человека к Б-гу. Буквы говорят, что суть этой любви состоит в готовности соединиться с Именем Ашем. А поскольку из всех имен Творца Имя Ашем - наиболее тесно связанное с кедушей, отсюда следует, что любовь человека к Всевышнему зависит от степени его подготовленности к тому, чтобы излучаемая Создателем кедуша беспрепятственно проникала в него. Но ведь именно способность впитывать кедушу и отличает "мудрое сердце". Восприимчивость к кедуше позволяет его обладателю постигать то, что находится в мире верхнем. Мы приходим к выводу, что обещанное в конце времен "обрезание сердца" обратит Ам Исраэлъ в народ, обладающий "мудрым сердцем". Четыре характерные черты жизни евреев в египетском галуте были внутренне связаны с первой геулой. Так и "мудрое сердце" последнего галута - явление, пришедшее в нашу жизнь из будущей геулы.

* * *

Известно, что приход Машиаха положит конец господству силы зла. Естественно, что в преддверии этого, черная сила, пытаясь выжить, проявляет особую изобретательность. Поэтому испытание, выпавшее на долю народа во времена четвертого царства, - самое тяжелое в нашей истории. И сновидение Даниэля свидетельствует, что это так: "Потом увидел я в видении ночном, что вот, четвертый зверь - страшный и ужасный, и очень сильный, и большие зубы у него. Он пожирает и дробит, а остатки топчет ногами..." {Даниэль 7:7).

Описанная Даниэлем картина впечатляет. Но неужели действительность так ужасна? Периоды суровых преследований, когда подвергалась опасности жизнь значительной части народа, встречались на протяжении всей истории народа, начиная с его пребывания в Египте. Евреи гибли. В этом последний галут не отличается от предыдущих. Конечно, в течение его не было недостатка во временах поистине черных, но и они все-таки перемежались периодами относительного спокойствия. Но Даниэль не мог ошибиться: видение не было плодом его воображения, оно пришло сверху. Чтобы увязать то, что видят наши глаза, с предсказанным много веков назад, необходимо взглянуть на действительность глазами хахамим - людей, наделенных "мудрым сердцем".

В каждом из предыдущих трех царств сила зла избирала особый, соответствующий этому царству, способ уничтожения Ам Исраэль. Особое место, отведенное "мудрому сердцу" в эпоху последнего галута, - его причастность к возникновению пятого царства, - показывает, какова суть испытания времен четвертого царства. Прежде всего, оно связано с сохранением людей, наделенных "мудрым сердцем", и с сохранением их влияния на жизнь остальной части нашего народа.

Зададимся вопросом: какую форму принимает сила зла, которой мы противостоим, пытаясь выдержать испытание четвертого царства? С какой стороны подступает опасность? Что ведет к "мельчанию" сердца еврея? Разобраться в этом поможет следующий мидраш: "Посмотрел Творец в будущее и увидел, что народы переведут Тору на греческий и начнут управлять в ней, и скажут: мы - евреи". Заключительные слова мидраша вызывают недоумение: где это видано, чтобы какой бы то ни было народ провозглашал: мы - евреи? Вся история демонстрирует ровно противоположное: нет народа, отторгаемого столь же непримиримо, как наш. За парадоксальностью высказывания хахамим скрывается, как нередко бывает, определенная идея. Поняв эту идею, мы увидим, что необычная форма, выбранная для ее выражения, оптимальна.

Комментаторы объясняют, что, как бы странно это ни выглядело на первый взгляд, слова "мы - евреи" могут служить девизом христианского мира. В самом деле, согласно концепции христианства, евреи - народ особый, правда, с одной поправкой: избранность их - в прошлом. Кто занял их место в настоящее время? Конечно же, они сами, со своим "новым" учением. Идея "обновления" оказалась привлекательной для многих. Христианство признает еврейскую концепцию единого Б-га, но их бог "более близок" человеку. Тот факт, что он был рожден женщиной, доводит идею до логического конца, абсурдного с точки зрения иудаизма. У них, как и у евреев, есть дома, предназначенные для молитвы, но служба там иная. Есть и система религиозного образования, в которой место Талмуда заняли новые дисциплины. Есть свои духовные лидеры, но то, что мы видим на их лицах, существенно отличается от духовности, проступающей на лицах еврейских мудрецов. Какой бы аспект религии мы ни рассмотрели, любой из них продемонстрирует, что христианство отошло от иудаизма, причем изменения коснулись не внешнего, но затронули самую суть.

* * *

Главное, что отличает иудаизм от других существующих мировых религий - это система мицвот (заповедей), охватывающая все стороны жизни человека, плюс - учение Торы, соединяющее Небо и Землю, духовное и материальное. Царь Шломо сказал: "Мицва - свеча, и Тора - свет" (Мишлей 6:23). Как свет свечи не может существовать без самой свечи, так учение Торы нуждается в человеке, принявшем на себя исполнение мицв. Свеча - материальная основа, позволяющая пламени существовать. Туф человека, "пропитанный" мицвами, - сосуд, предназначенный для принятия высокого учения.

Посмотрим, как буквы слова מצוה соответствуют этой концепции. Слово מצוה можно разбить на две части: слово מצה (маца) и букву ו.

Вот как Р. Моше-Хаим Луцатто объясняет назначение мацы в семь дней праздника Песах: "Предназначенный для питания человека хлеб по сути соответствует месту, отведенному человеку (в этом мире). Заквашивание - процесс естественный, сообщающий хлебу легкость усвоения и приятный вкус. И это диктуется законом, подходящим (природе) человека: необходимо, чтобы в нем (человеке) было стремление ко злу (ецер ара) и тяга к материальности. Однако в специально отведенное время (года) от евреев требуется, чтобы они воздержались от употребления (квасного) хлеба и питались мацой, чтобы уменьшить в себе силу стремления ко злу и тягу к материальности и приблизиться к духовному..." (Путь Творца 4:8).

В приведенном отрывке проводится параллель между тем, что происходит в сфере физической - человек ест хлеб, и в сфере духовной - он выбирает между добром и злом. Сопоставление неожиданное, но верное. Посмотрим на нашу жизнь. Сплошь и рядом происходящее ставит человека в ситуацию выбора, чаще всего - незначительного, иногда - глобального. Выбор между добром и злом играет в жизни особую роль. Особенность этой роли определяется истинным назначением человека в этом мире. В самом деле, если вдуматься, нет ни одного аспекта нашей активности, который был бы свободен от тяги к светлому или темному. Совершение плохого поступка не проходит бесследно: зло укореняется в человеке. В этом смысле его можно сравнить с едой, усваиваемой телом и влияющей на нефеш. Причем сравнение с хлебом - наиболее точное, ибо ему, хлебу, отведена особая роль среди остальных продуктов питания. Не случайно все связанные с едой благословения установлены раввинами, и лишь одно - благословение поеле трапезы с хлебом - предписано законом Торы.

Сравнение можно усилить. Тяга к хорошему или плохому затрагивает не одну или несколько, но все без исключения стороны человеческой натуры. Подобно этому, благословение, произносимое после трапезы с хлебом, - благословение общее, снимающее необходимость произносить благословения после остальных видов пищи. Мы видим, что роль хлеба схожа с ролью главного выбора, выбора между добром и злом.

Сила, влекущая человека к греху, устраняет возникающие на пути преграды, придавая привлекательность запретному действию или мысли, что, несомненно, облегчает совершение проступка. При этом погружение в материальность вполне естественно для приземленной человеческой природы. В противоположность этому, чистое намерение выполнить волю Творца не продиктовано удовольствием материального мира. Напротив, во многих случаях приземленная природа сопротивляется выполнению приказа, пришедшего из верхнего мира, то есть из мира, который удален от наших чувств и страстей. Таким образом, аналогия между стремлением к добру и злу и едой мацы или хлеба, проведенная Р. Моше-Хаимом Луцатто, очень точна. Чисто физическое действие отражает духовную сторону жизни. Хлеб, легко усваиваемый и приятный на вкус, ассоциируется с силой зла. Маца, более тяжелая для переваривания и не приносящая особого удовольствия телу, является символом стремления подчинить себя нематериальной воле Творца.

Выше отмечалось, что само пребывание в Египте и выход оттуда были связаны с очищением тела еврея. Тогда, в свете только что сказанного, получается, что отказ от хлеба в пользу мацы в семь дней Песаха действительно символизирует назначение Исхода - приобретение нового гуфа, отвергающего ецер ара и предрасположенного к восприятию светлого. Вот что стоит за словом מצה, являющимся составной частью слова מצוה.

Вторая часть слова מצוה - буква ו - имеет числовое значение 6. В третьем очерке отмечалось, что с числом шесть связана идея полноты. Именно между шестьюстами тысячами душ Ам Исраэль Творец известным Ему одному обра30м распределил возложенный на человечество полный набор обязанностей, исполнение которых необходимо для достижения конечной цели Творения. Не случайно строительство мира было завершено за шесть дней. Раскрывая причину многообразия мира, Р. Моше-Хаим Луцатто пишет: "Нет в мире ни одного явления, закона или свойства, которые не были бы установлены в соответствии с целью Творения. Чтобы привести мир к совершенству, потребовалось все многообразие созданного... И вот, заповеданы нам мицвы, чтобы склонить все созданное в сторону тов (добра), а не в сторону ра (зла)".

Раскрытие стороны тов (абсолютного добра) предмета состоит в выявлении его высшего назначения, обусловленного отведенным ему в общем плане Творца особым местом. Поскольку система мицв, как пишет Р. Моше-Хаим Луцатто, предназначена склонить все созданное в сторону тов, отсюда следует, что с ней самой связана идея полноты. Отсюда и появление буквы ו, с числовым значением шесть, в слове מצוה.

Известно, что авода человека включает две ступени: подавление силы зла и соединение с кедушей. Очевидно, что устранение темного - необходимый базис для установления связи с верхним миром. Слово מצה, составляющее основу слова מצוה, как раз и указывает на очищение гуфа от ецер ара. А буква ו, символизирующая полноту, сообщает о законченности процесса, а именно: о соединении первого этапа аводы со вторым, в результате чего материальная основа человека - его гуф - приобретает свойство быть проводником кедуши в нижнем мире.

Рассмотрим буквы слова מצוה с иной точки зрения. Од- י но из правил словообразования в лашон акодеш состоит в следующем. Любое слово связано с некоторой идеей. Если к началу его (слова) добавить букву מ, получившееся при этом новое слово будет описывать реализацию данной идеи. Вот несколько примеров:

גדול - большой מגדל - башня

בקע - раскалывал מבקע - брешь

גלה - открывал מגלה - изобретатель

זרה - веял מזרה - веялка

Список этот можно продолжить на много страниц. Если мы теперь добавим букву מ к слову, корень которого состоит из צוה (приказывать), получившееся слово מצוה {мицва) будет описывать, согласно сформулированному правилу, реализацию воли Всевышнего в материальном мире.

Таким образом, у слова мицва есть два аспекта. Вопервых, оно отражает преобразование изъявления высшей воли в форму, свойственную миру земному, - в форму конкретного приказа выполнить определенное действие. И вовторых, - результат проникновения высшей воли в человека (создание гуфа, являющегося проводником кедуши). Первый аспект - факт соединения высшего начала с материальным миром, второй - необходимое условие этого соединения. Буквы лашон акодеш позволяют лучше понять мысль царя Шломо. Свет свечи, символизирующий духовное начало, не может возникнуть на песке, ему нужна вполне определенная материальная среда. Точно так же изучение Торы нуждается в специальном гуфе, восприимчивом к высшему. Подобный гуф приобретается путем выполнения конкретных приказов, полученных нами от Самого Творца в момент дарования Торы и в значительной степени расширенных последующими распоряжениями раввинов.

Жизнь других народов лишена исполнения заповедей. И хотя в их религиях также присутствует отдаление от материальности, оно носит принципиально иной характер. Достижение высшей духовности, согласно их пониманию, связано с аскетизмом. Монастыри, отшельничество - вот их способы ухода от земного, необходимые для приобретения "высокой святости". Борьба с материальным началом заключается в максимально возможном отказе от соблазнов окружающей жизни.

У евреев другой подход. Хотя в иудаизме тоже присутствует самоограничение, ставящее своей целью ослабление земного начала в человеке, не этим, однако, определяется наше отношение к миру, в котором мы живем. Цель еврея - не уход от земного, а установление связи между материальным и духовным. Легко понять, что такая задача не по плечу человеку. Как можно слить воедино вещи, диаметрально противоположные? Но то, что недостижимо для человека, не представляет трудности для Творца. И доказательство тому - создание человека, в котором нематериальная нешама объединена с гуфом, взятым из земли. Авода еврея в том, чтобы использовать материальные предметы способом, подчиняющим их воле Создателя, а именно для выполнения мицв. Оказывается, что она соответствует самому большому из всех чудес - соединению низшего с высшим. Осуществимо же это лишь в силу того, что мицвы не есть продукт "творческой" деятельности людей. Они являются неотъемлемой частью Творения - той его частью, которая устанавливает связь между Землей и Небом.

Каждой мицве соответствует своя идея, источник которой - определенная сила верхнего мира. Выполнение мицвы предполагает совершение некоторого материального действия, которое сказывается на духовной силе, породившей именно эту мицву. В этом и заключается соединение материальности с истинной духовностью - феномен, создать который не под силу самому человеку. В выполнении мицвы участвуют двое: еврей и Б-г. У каждого из них своя функция: на человека возложена обязанность совершать в нижнем мире действия, на которые Всевышний отвечает изменением в мире верхнем.

В качестве иллюстрации рассмотрим одну из мицв, предписанных Торой: мицву цицит. Если одежда еврея имеет четыре прямоугольных конца, то необходимо на каждом из них прикрепить цицит - веревочки, завязанные определенным образом. Приказ этот весьма странен. Он \ явно не обусловлен законами природы, что наводит на мысль о существовании связи между этим простым действием и силами верхнего мира. Суть этой связи, безусловно, I неочевидной, была открыта мудрецам Израиля. Вот как характеризует ее Р. Моше-Хаим Луцатто: авода еврея при- j водит к положительному изменению невидимого духовного мира, что, конечно же, сказывается на земной ситуации, ; поставленной Творцом в зависимость от расстановки сил верхнего мира. "Вся авода стоит на одном основании: человек является эведом (рабом) Творца. И лишь тогда ему вручается работа по усовершенствованию мира, и в силу этого (этой передачи) он будет успешен в ней, и действия его принесут реальные результаты".

Р. Моше-Хаим Луцатто открывает нам, что, помимо непосредственного служения, есть еще нечто, от него независимое, а именно: человеку дается статус эведа (раба), позволяющий ему успешно участвовать в работе по изменению мира. Понятие эвед в этом контексте отлично от того, которое разбиралось в четвертом очерке. Там подчеркивалась уникальность отношений между господином и рабом. Суть таких отношений, как говорилось, состоит в полном слиянии воли раба с волей господина. Сейчас же речь идет лишь о "назначении на работу" - в этом отличие эведа от остальных людей. Параметр этот важен для функционирования мира. "Назначение на работу", как говорит Р. Моше-Хаим Луцатто, "укрепляется за счет определенных вещей, в зависимость от которых Творец поставил (осуществление этой идеи - быть слугой Всевышнего). Один из способов (достижения цели): ношение цицит знака, отражающего эту идею".

Из сказанного следует, что Всевышний создал силу, которая должна привносить в мир саму идею служения Творцу, силу, позволяющую человеку быть "принятым на работу". И оказывается, что выполнение мицвы цицит приводит к тому, что эта сила получает подпитку. Так чисто материальное действие - ношение веревочек на концах одежды - приобретает духовную окраску. В этой мицве реализовалось желание Творца иметь в мире существо, цель жизни которого - выполнение аводы.

Конец приведенной выше цитаты называет ношение цицит знаком того, что существует возможность служения. Сказанное побуждает выяснить соответствие формы смыслу мицвы. Попробуем это сделать.

Хахамим учат, что в нешаме есть пять уровней. Самый верхний наиболее близок к Творцу и, в этом смысле, "менее материален". Нижний относительно приближен к земной душе человека, к его нефеш. Каждому из уровней свойственен свой собственный закон функционирования. И каждый из них, в то же время, находится в зависимости от уровня, находящегося над ним, так как является, по существу, его внешней оболочкой. Правило это действует и при переходе от нематериального начала в человеке к его материальной природе: последняя подчинена действию первого. Но если это так, то видимое является внешним по отношению ко всему остальному, за ним скрывается недоступная глазу глубина.

Сила зла, имеющая определенную власть в этом мире, оказывает воздействие на различные составляющие человека, в частности, - на его нешаму. Однако "домом" для нее служит басар (плоть) - та составляющая человека, которая находится на самом нижнем уровне из всех, какие можно выделить в человеке. Именно это обстоятельство - причина того, что мицва цицит связана с одеждой. В самом деле, для чего мы одеваемся? Защищаемся от холода, хотим выглядеть более или менее элегантно. Еще одна причина: скрываем тело. С этой точки зрения, одежда уже является символом внешнего в человеке. Идея мицвы цицит, как было отмечено выше, - приобретение статуса "эвед" по отношению к Всевышнему. Человек "принимается на работу", где его главная обязанность - преодоление силы зла. Мицва цицит - символ этой идеи в материальном мире. Отсюда вытекает, что правильное место для этих веревочек - одежда, символизирующая внешнее в человеке, тот его уровень, где селится злое начало. Таким образом, цицит защищают именно ту часть человека, куда зло стремится проникнуть в первую очередь. И это в точности соответствует идее этой мицвы.

Взгляд на человека как на существо, функционирующее на нескольких уровнях одновременно, соответствует устройству мира в целом. В человеке есть пять уровней духовного начала. Подобно этому, как указывают хахамим, существуют пять уровней того, как Всевышний представил Себя в мире. За ними (этими пятью уровнями) следует Творение, которое, как и материальное в человеке, не однородно, но представляет собой соединение нескольких миров. Нижний из них, то есть материальный, - место нашего пребывания. Но и он, в свою очередь, может быть разделен, причем его нижняя часть наиболее удалена от начала всего созданного. Мир этот, диаметрально противоположный Всевышнему, по определению является источником зла. Из него темная сила ползет вверх и селится в материальности, которая открыта нашим глазам и является оболочкой для остальных миров. Место, где сила зла цепляется за нижний из миров, есть место аводы. Естественно, что именно там и оказался человек, на долю которого выпало постоянно сражаться со злом. Теперь становится понятным, почему цицит привязаны именно к нижней части одежды. Она, как отмечалось выше, символ внешнего. А внешнее в духовной иерархии всегда расположено внизу.

Не случайно и то, что мицва цицит относится лишь к одежде, имеющей четыре конца. Вызвано это тем, что число четыре символизирует, как говорилось выше, четыре конца света, отражает идею удаления от центра. Каждое направление обособленно, что согласуется с концепцией обособленности предметов и явлений, а это и есть неотъемлемое свойство материального мира.

Во втором очерке было показано, что каждое из четырех царств олицетворяло определенную силу: царство Бавел - власть, Персия - материальное начало, Греция -י познание нижнего мира, а четвертое царство объединяло все три. Ясно, что каждая из этих сил имеет право на существование, причем именно в мире материальном. И это еще одно подтверждение внутренней связи числа четыре с материальностью.

Свойство темного - цепляться за материальность. Неудивительно, что все четыре идеи были использованы народами, являющимися проводниками злого начала, против Ам Исраэль. Однако тот же материальный мир может быть обращен в сторону света. Достигается это через аводу. Потому и место цицит, символизирующих концепцию служения в целом, - на одежде, имеющей четыре конца.

Интересно, что гематрия слова цицит равна шестисот. Число шесть, как мы знаем, соответствует идее полноты, совершенства, в частности, - полноты аводы как средства достижения совершенства. Сочетание чисел шесть и четыре, аводы и материальности, соответствует сути этой странной мицвы - ношения веревочек на концах одежды.

Рассмотренный пример демонстрирует, какая пропасть разделяет "новое" христианское учение, отказавшееся от выполнения мицв, и "ветхое" учение евреев, оставшихся верными полученной от Всевышнего у горы Синай Торе. Точка зрения, утверждающая, что главное в служении не обряд, а дух, в корне неверна. Так же, как свет свечи нуждается в пропитанном маслом фитиле, высшая духовность требует тела, "пропитанного" мицвами.

Ошибочно полагать, что христианский путь не приводит ни к каким результатам. Дело в том, что отсутствие мицв полностью меняет направление движения. И если это так, то, последовательно следуя "новому" пути, представители этой религии оказываются весьма далеки от того, чтобы приближаться к Б-гу в том смысле, как это понимают евреи. Тот факт, что христиане искренне считают свой путь истинным и действительно ведущим к Творцу, однозначно свидетельствует, что само представление о Всевышнем у них не такое, как у нас. Оказывается, что одни и те же понятия - служение, Б-г - наполнены разным смыслом. Служение, лишенное выполнения мицв и изучения Торы, с нашей точки зрения, - вовсе не служение. Напротив, это поклонение силе, враждебной воле Создателя. И тогда девиз христиан "Мы - евреи" есть лишь претензия на истинную аводу.

* * *

Может показаться, что заявление "Мы - евреи" не представляет серьезной опасности. Людям, в конце концов, свойственно ошибаться. Придет время, когда всем станет очевидно, который из народов действительно избран. Но не все так просто. Девиз христиан не так безобиден, как может показаться на первый взгляд. Идея, им выраженная, обладает колоссальной разрушительной силой, результат действия которой, как мы помним, был показан в сновидении Даниэля.

О чем говорит подмена аводы, основанной на выполнении мицв и устанавливающей реальную двустороннюю связь со Всевышним, служением силе, вступившей в конфликт с волей Создателя? Если отвергается истина и на смену ей приходит иная концепция, претендующая на приоритет в духовной сфере, то это уже не просто ошибка. Это ложь, целенаправленно расшатывающая мир изнутри.

Каждый обман в духовной сфере имеет свое собственное лицо. Попробуем разобраться в специфике лжи четвертого царства. Поможет нам в этом одна из "сказок" из трактата Авода зара. "Сказал Р. Иеуда со ссылкой на Шмуэля: есть один город в четвертом царстве. Раз в семьдесят лет берут полноценного человека и сажают на человека хромого. Одевают его в одежду Адама (первого человека), надевают на него скальп Р. Ишмаэля, надевают на шею цепь с драгоценными камнями. Улицу, по которой он едет, выстилают мрамором..." Нетрудно догадаться, да и Талмуд прямо указывает, о каких двух людях идет речь. В Пятикнижии описание борьбы Яакова с ангелом Эсава заканчивается следующими словами: "И нарек Яаков имя месту тому Пениэль, ибо ангела видел я лицом к лицу, а жизнь моя спасена. И засияло ему солнце, когда он проходил Пениэль, а он хромал на бедро свое" (Берешит 32:31-32).

Хромота - одна из характеристик ходьбы, перемещения из одной точки в другую. Говоря о ходьбе, Пятикнижие, как правило, не имеет в виду смену физического места, оно описывает духовный аспект происходящего. Вот несколько примеров. "И Яаков пошел путем своим, и встретили его ангелы Б-жии. И сказал Яаков, когда увидел их: это стан Б-жий..." (Берешит 32:2-3). Совсем другое сказано о Лаване: "...и пошел, и вернулся Лаван в место свое" (.Берешит 32:1). Пятикнижие учит, что двадцать лет, проведенные им в соседстве с праведником, не изменили его черной прироцы. В этом смысле он возвращается в "место свое". Другой пример: "И отпустил Моше тестя своего, и ушел он к себе, в страну свою" (Шмот 18:27). Здесь, хотя речь и идет о возвращении в свою страну, само слово "вернулся" не появляется, что совершенно меняет смысл происходящего. Раши комментирует: "Ушел он к себе, в страну свою, что5ы обратить в иудаизм членов своей семьи". И еще один пример. После рассказа о том, что фараон оказал Йосефу царские почести, сказано: "И пошел Иосеф по земле Егигсетской" (Берешит 41:46). Ясно, что нельзя понимать эту })разу буквально. Не о туристском же походе идет речь? Сфорно поясняет: "...вышел от фараона в статусе учителя, потому стал править всей землей Египетской". Перечисле־ яие подобных примеров можно продолжить, но вернемся к нашему случаю.

Комментируя эпизод единоборства Яакова с Эсавом, Мальбим говорит, что это была борьба Яакова с материальным началом в нем самом. Вот что он пишет: ""И остался Яаков один" - имеется в виду, что Яаков приготовил себя к (получению) пророчества, и это (получение пророчества) связано с отделением от материальности. (Ему потребовалось) оставить свою душу одну, наедине с приходящим сверху духовным светом. Душа Яакова осталась одна, освобожденная от человеческого, материального. Однако существует ецер ара, которому дана власть толкать человека на грех. (Поэтому Пятикнижие продолжает:) "...и боролся с ним человек", то есть сила тела, человеческое, а именно - силы материальные боролись с Яаковом и не хотели позволить ему сбросить с себя материальность и остаться одному, освободившись от человеческого в себе. (Вслед за этим сказано:) "...не смог (человек) одолеть его", потому что нефеш и нешама Яакова были сильны и превзошли материальное и человеческое в нем. (Пятикнижие продолжает:) "...и коснулся его бедра". Чтобы Яаков не освободился от своего гуфа полностью, но остался связанным с материальным, (коснулся) того места, где невозможно полностью устранить материальность, поскольку существует необходимость продолжения рода".

Из сказанного следует, что оружием, которое ангел Эсава использовал против Яакова, была материальная природа самого Яакова. И приведенный комментарий раскрывает суть его хромоты. Дело, конечно же, не только в физическом изъяне, да и под ходьбой подразумевается не просто перемещение из одного места в другое. С точки зрения естественной, хромота - это фактор, осложняющий ходьбу. С точки зрения духовной, как учит нас здесь Тора, причина несовершенства движения евреев - тяга к материальному.

Описывая противостояние Эсава и Яакова, Пятикнижие использует слово "боролся", корень которого имеет также и другое значение - "пыль". Хахамим учат, что "пыль изпод их ног подымалась до кисэ акавод (трона Славы)". Кисэ акавод - духовная вершина созданного Творцом мира. В противоположность ему, пыль - символ земного. Оказывается, материальное начало затронуло все без исключения уровни Творения, не коснувшись лишь кисэ акавод. Поэтому "хромота" может присутствовать в каждом нашем проявлении, ибо "материальная пыль" глубоко въелась в человеческую природу, и лишь самая "верхняя" часть этой природы свободна от нее.

Сказанное порождает вопрос: чем объяснить, что в приведенном отрывке из трактата Авода зара человек, оказавшийся наверху, назван полноценным? Разве тяга Эсава к земному не превосходила во много раз тягу, которая была свойственна Яакову? Разрешение возникшей проблемы приведет нас к более глубокому пониманию сути четвертого царства.

Представим себе такую картину: один человек везет другого. Хромота везущего на виду. Есть ли тот же дефект у сидящего верхом? На самом деле, неизвестно. Пока он не пойдет, он выглядит вполне здоровым. Ведь есть же у него ноги. С другой стороны, нужно бы задуматься, почему же этот второй, собственно, не идет сам. Естественно предположить, что столь странный способ передвижения вызван болезнью, намного более серьезной, чем недуг находящегося внизу. Верхний вообще неспособен самостоятельно передвигаться. Так и полноценность Эсава, посаженного на Яакова, не есть свидетельство его "внутреннего здоровья". Это лишь маскировка глубокого внутреннего недуга, заключающегося в полном отсутствии способности к истинному духовному движению. Однако глазам открыто обратное: то, что он занял место сверху, как будто демонстрирует его духовное превосходство. И это обман, причем не тайный, прячущийся, а громкий, намеренно вводящий в заблуждение.

Во втором очерке говорилось, что существуют четыре вида животных, обладающих лишь одним из двух необходимых для кашерности признаков, и одно из них - свинья есть символ четвертого царства. Упоминалось, что свинье свойственно, когда она лежит, не подгибать ноги под себя, но выставлять их наружу, демонстрируя свою "кашерность". (Опять ноги, средство передвижения.) Неспособность же требуемым образом переваривать пищу скрыта от глаз. Свинье недостаточно спрятать свою некашерность, необходима претензия на духовную полноценность.

Более внимательный взгляд на приведенную выдержку из Талмуда полностью подтверждает эту идею. Одежда первого человека, изготовленная Самим Создателем, скальп Р. Ишмаэля-первосвященника, цепь с драгоценными камнями, выложенная мрамором дорога - все как будто свидетельствует о привилегированном положении, занимаемом оказавшимся сверху. Но если присмотреться, то, по крайней мере, первые две из оказанных ему почестей говорят о незаконном присвоении вещей, не принадлежащих ему по сути. Да и последние две - драгоценная цепь, мраморная дорога - не характеризуют его самого. Они лишь знаки почета, оказываемого ему кем-то другим, извне.

Известно, что до греха кожа Адама излучала свет. Причем, поскольку материальность в саду Эден сравнима с уровнем нашей духовности, то свет тот, для нас духовный, воспринимался в саду Эден как чисто физический. Совершение греха привело к падению уровня кедуши как в мире, так и в самом человеке. И, как следствие, сияние его кожи исчезло. Кожа человека - внешнее в нем, но в момент сотворения и она была пропитана кедушей. Духовное падение приблизило человека к животному. Теперь его кожа уже сродни шкуре зверя, и это находит отражение во внешнем атрибуте, а именно: в одежде, которую он получил и которая, как известно, была сделана из шкуры животного.

Оказывается, что то, что при первом прочтении выглядит как явный знак отличия, свидетельствующий об избранности обладателя столь уникальной вещи, на самом деле говорит о его духовном падении. Назначение одежды Адама состояло в том, чтобы скрыть его тело. В контексте нашего разговора это равносильно сокрытию образовавшегося изъяна - потери духовности. Закономерно, что именно оказавшемуся сверху Эсаву досталась эта почетная одежда. Мидраш учит, что ему было свойственно маскировать внутреннюю неприглядность внешними атрибутами благородства. Одежда первого человека на Эсаве - претензия на незаслуженный духовный приоритет. Вот пример обмана, цель которого - навязать ложное впечатление.

Про одежду оказавшегося снизу в Талмуде ничего не сказано. Надо полагать, что в ней не было ничего примечательного. В трактате Бава меция читаем, что красота Яакова была сравнима с красотой первого человека. И комментаторы поясняют, что речь идет о духовной красоте, об исходящем от его лица свете. Диаметральная противоположность Эсаву. Соотношение сути этих людей обратно соотношению занимаемых ими положений.

Стремление Эсава присвоить себе то, что по праву принадлежало Яакову, нашло отражение и в словах "надеваем на него скальп Р. Ишмаэля". Опять маскировка, И не под простого еврея. Эсав пытается играть роль Р. Ишмаэля человека, который был не только большим знатоком Торы, но и первосвященником. Однако скальп сам по себе лишен кедуши. Бхли человек отвергает мицвы, тем самым отрезая себя от истинной духовности, кого он может ввести в заблуждение? Лишь себе подобного, то есть того, кто утратил связь с кедушей. Отсутствие реальной связи с верхним миром ставит человека в положение легко подцающегося обману. И, увы, людей, идущих за лжецом, не так уж мало. Оказываемые Эсаву почести: цепь с драгоценными камнями, мраморная дорога - свидетельства всеобщего признания.

Четвертое царство питается духовной силой, которая поддерживала Эсава. Поэтому понимание каждого штриха образа этого человека углубляет наше представление об этой эпохе, помогает лучше понять время, в которое мы живем.

Подведем итог почерпнутому в трактате Авода зара. Первое, что следует отметить, - это ложь, которая является характеристикой духовного основоположника четвертого царства. Однако черта эта в Эсаве имела особую направленность, отличную от направленности другого "лжецапрофессионала" - Лавана. Цели последнего были чисто меркантильными. Стремление разбогатеть, занять видное положение толкали его на обман, как сказано: "Я служил тебе четырнадцать лет за двух дочерей твоих и шесть лет за скот твой, а ты менял плату мою десятки раз. Не будь за меня Б-г отца моего, Б-г Авраама и Страх Ицхака, ты бы и теперь отпустил меня ни с чем" (Берешит 31:41-42).

Обман Эсава иной. В первую очередь, это идейный обман. В основе его лежит попытка играть роль, не свойственную его внутренней сути. Причем амбиции Эсава весьма велики, ему недостаточно быть лидером "местного масштаба". Одежда первого человека, скальп Р. Ишмаэля говорят о претензии на духовный приоритет и признание всего человечества. Цель обмана Эсава - не просто скрыть от других свою сущность, ему этого мало. Необходимо продемонстрировать всем причастность к Высшему Началу. Поэтому он и овладевает одеждой Адама, которую тот получил от Самого Творца. Знание Торы в сочетании с кедушей первосвященника делает Р. Ишмаэля одним из людей, наиболее приближенных к Всевышнему. И вот, скальп такого человека надевают на Эсава. Однако отсутствие внутренней кедуши превращало связь с Небесами в фикцию. И, как следствие, отношение с верхним миром носило внешний характер. Не случайно одежда и скальп, предназначенные продемонстрировать связь с Творцом, сами по себе атрибуты внешние, и это подчеркивает поверхностность связи их обладателя с истинной духовностью.

Для Эсава несоответствие внутреннего содержания занимаемому в мире месту естественно, так как является проявлением его сути. Идея эта важна для понимания происходящего и находит отражение в самом рождении этого человека. Эсав появился на свет раньше Яакова. Первородство предоставляет приоритет в служении Б-гу. Так, Каин, по праву первенца, имел приоритет в жертвоприношениях. Костим (священнослужители) и левиты являлись связующим звеном между всем народом и Всевышним, и про них сказано: "И сказал Г-сподь Моше, говоря: Я ведь взял Левитов из среды сынов Израиля вместо всех первенцев..." Мы видим, что приоритет в аводе Пятикнижие связывает с первородством.

Насколько близка Эсаву идея служения Творцу? Рассмотрим описание эпизода, когда он продал первородство брату. "И сварил Яаков кушанье, а Эсав пришел с поля усталый. И сказал Эсав Яакову: дай мне поесть из этого красного... И Яаков сказал: продай мне теперь же свое первородство. И Эсав сказал: ведь я хожу на смерть, на что же мне первородство?" (Берешит 25:29-32). Вот как Раши комментирует текст Пятикнижия: "Авода связана с первородством. Сказал Яаков: не подобает злодею этому приносить жертвы Всевышнему". А как понимать слова "ведь я хожу на смерть?" Раши поясняет: "Сказал Эсав: что хорошего в аводе этой? Сколько наказаний и (даже) смерть могут придти (за ошибки в совершении жертвоприношений). Я иду к смерти из-за нее. А если так, что желанного мне в ней?"

Из приведенного комментария ясно, насколько не соответствовала суть Эсава доставшейся ему роли первенца. Однако несоответствие это тщательно скрывалось от окружающих. Факт продажи первородства был известен только братьям. Для других Эсав по-прежнему оставался первенцем. На правах первенца он приходит к отцу с целью завладеть брахой, полученной Ицхаком от его отца Авраама, - брахой, дающей доступ к главенствующему положению в отношениях между Небесами и людьми. Обращенные к отцу слова "Я сын твой, первенец твой, Эсав" ложь. Эсав претендует на свойственную первенцу кедушу при полном ее отсутствии у него.

Вот другое место в Пятикнижии, где неожиданно проявляется стремление Эсава скрыть свое лицо. "И настало время ей родить: и вот близнецы во чреве ее. И вышел первый, красный, весь как плащ волосатый, и нарекли ему имя Эсав" (Берешит 25:24-25). Мы знаем, что каждое слово в Торе не случайно, что нет в ней места броскому сравнению, если за ним не скрывается определенная мысль, для которой это сравнение - адекватная форма выражения. Задумаемся, почему волосяной покров Эсава сравнен именно с плащом? Звучит довольно странно, и если бы встретилось не в Пятикнижии, могло бы быть признано не очень удачным. Попробуем разобраться.

Хахамим учат, что какое бы явление духовного мира мы ни взяли, мы всегда обнаружим в нем внутреннее и внешнее, причем внешнее может либо быть окончанием внутреннего, либо служить его сокрытию. Образом внешнего первого типа является кожа человека, а второго - его одежда. Разница между ними в том, что кожа - неотъемлемая часть тела, естественное продолжение последнего, в то время как одежда лишь сшита в соответствии с формой тела и не несет в себе его внутренних свойств.

Волосы - часть самого человека, плащ - его одежда. Сравнивая волосяной покров с плащом, Пятикнижие учит, что внешнее в Эсаве - то, каким он представал перед другими - не соответствовало внутреннему. Более того, плащ, о котором идет речь, - это на самом деле волосы и, следовательно, часть тела. Отсюда видно, что для Эсава скрывать от глаз других свою природу - естественно. А это знак, что ложь обусловлена сутью этого человека, поэтому ее проявление - естественно. Вот пример того, как глубоко внутреннее выходит наружу.

Интересно, что Раши связывает слово, которым Пятикнижие называет здесь плащ, с шерстью овцы - из этой шерсти изготовляется плащ. Но ведь шерсть овцы является частью самого животного. Опять мы сталкиваемся с ситуацией, когда внешнее второго типа (одежда) выдает себя за внешнее первого типа (шерсть). Аналог этого на уровне духовном: форма, никоим образом не связанная с сутью, но претендующая на роль ее законного обладателя. Таков

Эсав, таково четвертое царство.

* * *

В свете сказанного яснее становятся слова мидраша: "Посмотрел Творец в будущее и увидел, что народы переведут Тору на греческий и начнут управлять в ней, и скажут: мы - евреи". Бросается в глаза, что приведенное высказывание неточно описывает случившееся. Известно, что на греческий перевели Пятикнижие еврейские мудрецы, а не другие народы. Ясно, что мидраш нельзя понимать буквально. Действительное его значение - сообщить нам, что в планы Творца входило подвести мир к точке, когда Тора станет достоянием народов. Мидраш говорит об эпохе четвертого царства, о времени распространения христианства.

Но в каком виде Тора предстала перед народами? Оригинальный текст был скрыт, они должны были довольствоваться переводом. То, что теологи христианства разных времен знали иврит и были в состоянии читать подлинник, мало что меняло. Выводы, сделанные ими на основании текста Пятикнижия, нередко шли вразрез с высказываниями хахамим. И в этом нет ничего удивительного. Что можно ожидать от "исследования" Пятикнижия, которое отвергает метод, предлагаемый Устной Торой, Талмудом? О какой глубине мысли может идти речь, когда люди отвернулись от еврейской традиции, от знания, открытого народу у горы Синай и дополненного откровениями пророков? Работе над Пятикнижием, не основанной на традиционном методе его изучения, свойственен серьезный изъян: теряется, ни много ни мало, истинный смысл текста. А поскольку степень воздействия Пятикнижия определяется уровнем, до которого поднимается мысль читающего, то заведомое ограничение возможности правильного понимания текста приводит к обесцениванию роли этой Книги.

Еще в большей степени только что сказанное относится к переводам на греческий и все прочие языки. Любой перевод Пятикнижия, каким бы "удачным" он ни был, - всегда лишь бледная копия оригинала. И если люди начинают интерпретировать Пятикнижие, опираясь либо на перевод, либо на текст подлинный, но оторванный от традиционного метода исследования, то "достижения" их мысли заведомо не сойдутся с истиной. Сами они этого не замечают. Им кажется, что они постигли глубины иудаизма и даже сказали свое собственное "новое" слово. Именно про них и говорит мидраш: "...начнут управлять в ней (в Торе) и скажут: "Мы - евреи". Однако власть, основанная на изучении перевода, далека от истинной, от власти, которой наделены настоящие знатоки Учения. Власть тех людей - мнимая. Их девиз - "Мы - евреи" - претензия на место, им не принадлежащее. Это и есть позиция Эсава, позиция четвертого царства.

Ошибочно полагать, что лишь христианство есть носитель духовной силы Эсава. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с выдающей себя за правду ложью (намеренной или являющейся следствием искреннего заблуждения), перед нами оказывается определенное проявление четвертого царства.

Каждая часть идола, которого видел Даниэль в своем сновидении, соответствовала одному из четырех царств. Про последнее царство сказано: "Голени его (идола) из железа, а ступни его частью из железа и частью из глины" (Даниэль 2:33). Сам Даниэль так объяснил Невухаднецару смысл увиденного: "И как пальцы ног - частью из железа, а частью из глины, так и царство это - частью будет прочным, а частью ломким" {Даниэль 2:42). Предсказание, что четвертому царству будет присуща ломкость, звучит загадочно. Чем именно обусловлена непрочность нашего времени? Предыдущих веков? Ключ к ответу - в понимании сути четвертого царства. Обман недолговечен. Претензия на истину, а не реальная, живая связь с ней, подобна одежде, принимающей форму тела, но не являющейся естественным продолжением живого тела. Одежда снашивается, а кожа остается. Так и ложь не выдерживает проверку временем, опрокидывается реальностью жизни. Устойчивость - достояние истины.

Справедливость последнего высказывания находит подтверждение в буквах лашон акодеш. Раскрывая значения букв еврейского алфавита, трактат Шабат говорит, что букве ש соответствует слово שקר (ложь). Все три буквы этого слова - в том виде, в котором они написаны в свитке Торы, - стоят на одной точке, что свидетельствует о неустойчивости лжи. Как говорят хахамим, "у лжи нет ног". Вспомним: ноги идола из сновидения Даниэля были частью из глины, то есть из материала непрочного, ломкого. Мы видим, что образ четвертого царства в видении Даниэля согласуется с идеей трактата Шабат.

Далее Талмуд говорит, что, в отличие от букв слова שקר (ложь), буквы слова אמת (истина) стоят прочно, и это свидетельство вечности истины.

Маарал обращает внимание на другую особенность. Буквы слов שקר расположены в алфавите одна за другой, в то время как буквы слова אמת максимально удалены друг от друга. א - первая буква алфавита, ת - последняя, а מ средняя. Это говорит о том, что ложь близка человеку, легко принимается его сердцем. Не так с истиной. Слова правды доходят с трудом, сердце человека сопротивляется неугодной ему правде. Ложь всегда рядом. Истину надо искать.

* * *

Недуг нашего времени, болезнь четвертого царства ложь. Эпидемия лжи. В трактате Авода зара предсказано, что Яаков понесет на своих плечах Эсава. И это тот груз, под которым согнулся Ам Исраэль. Ноша тяжела. Испытание времен четвертого царства - не поддаться обману. Общество наводнено идеями, претендующими на то, чтобы считаться истинными, но не имеющими с истиной ничего общего. За звонким словом - пустота. И, как следствие, происходит обесценивание идей. Духовная жизнь мельчает. Поверхностность абсолютно во всем.

Во втором очерке шла речь о четырех словах в Пятикнижии, соответствующих четырем царствам. Последнему царству соответствовало слово "падение". Сейчас мы видим, в чем состоит духовное падение нашего времени: поверхностное отношение к жизни, к долгу перед Создателем. Уровень аводы, ее глубина определяются активностью верхней души - нешамы. И тогда мы должны признать, что с ухудшением аводы соотношение нешамы и гуфа меняется в пользу последнего. Вспомним: оружием ангела Эсава в борьбе с Лаковом была материальность самого Яакова. Усиление материального начала в нас самих, в мире приводит к духовному обнищанию. Тогда лишенная необходимой пищи нешама ослабевает, становится вялой, недееспособной. Сопротивляемость темному падает. Сила зла не упускает момента, идет в атаку, сметая на своем пути все, что можно. Даниэль видел, что "четвертый зверь страшный и ужасный, и очень сильный, и большие зубы у него. Он пожирает и дробит, а остатки топчет ногами..." Во все века не было недостатка в страданиях, временами казалось, что испытание выше человеческих сил. Однако последний галут имеет принципиальное отличие: вирус поверхностности заражает человека, нешама хиреет. Если бы мы имели внутреннее зрение и могли сравнить сегодняшнего еврея с тем, каким он мог бы быть, реализовав свой потенциал, мы оценили бы действительную степень падения, о которой говорит Пятикнижие. Это, повидимому, привело бы нас в ужас, подобный тому, который охватил Даниэля в его сновидении.

Что можно противопоставить опасности, идущей от Эсава? Ответ очевиден: истинную систему ценностей, глубокое понимание происходящего, аводу, основанную на выполнении заповедей и изучении Торы. Ясно, что роль "мудрого сердца" при этом первостепенна. Учитывая это, Пятикнижие выделяет букву ל в слове וישלחהם (закинет), подчеркивает тем самым особое место "мудрого сердца" в период последнего галута. Глаза Эсава видят внешнюю сторону вещей, внутренняя суть предметов от него скрыта. Постижение сути явлений возможно лишь при привлечении знания о нематериальном мире, ибо в нематериальном мире - причины всего созданного. "Мудрое сердце" связано с кедушей, и, в силу этого, его обладателю предоставляется возможность проникнуть в суть явлений, исходя из знания, пришедшего из верхнего мира.

Познавая предмет, "мудрое сердце" связывает его с миром высокой духовности. Этот факт нашел отражение в гематрии слова לב (сердце). Один из мидрашей говорит, что, создавая мир, Творец использовал буквы еврейского алфавита. Речь идет не о значках, с которыми имеем дело мы, а о духовных силах, стоящих за каждой из букв. Силы эти были созданы Всевышним до того, как Он приступил к творению нашего мира. Число букв еврейского алфавита двадцать два. Из Пятикнижия известно, что мир был сотворен десятью речениями Создателя. Таким образом, число 32=22+10 соответствует верхним силам, принявшим участие в сотворении нашего мира. А это как раз и есть гематрия слова לב (сердце): 30+2=32.

Выдержать испытание времен четвертого царства нелегко по той причине, что зло глубоко проникло в среду, в которой мы живем. Ноги идола в видении Даниэля были отчасти железными. Девальвация духовного во всем мире создает крайне неблагоприятные условия для связи с теми людьми, которые наделены "мудрым сердцем". Шекер (ложь), как заметил Маарал, всегда под рукой, искать ее не нужно. Общество само направит поток ее на человека. Но, с другой стороны, обман неустойчив. Как говорят хахамим: "У лжи нет ног". Человек, стремящийся к истине, откроет в своем сердце силу, связывающую его с "мудрым сердцем" Ам Исраэль. И это будет ему надежным щитом, позволит сохранить духовную жизнь в галуте.

А если нет? Если он поддастся влиянию времени и утратит связь с истиной? Слово אמת (истина) начинается с буквы א, символизирующей единство Всевышнего, Его Имя Ашем. Если человек пойдет за ложной идеей - за одной из тех идей, в которых нет недостатка в эпоху четвертого царства, - он потеряет букву א в слове אמת. И что останется? Оставшиеся буквы составляют слово מת - мертвец.