Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Разделение мясной и молочной пищи

Разделение мясной и молочной пищи

Запрет Торы

Сказано в Торе в трех местах: "Ло тевашель гди бехалев имо. Не вари козленка в молоке его матери". Значение первых слов этого стиха простое – "не вари". Следующее слово оригинала – гди – во всех изданиях на русском языке переводится именно как "козленок", однако более внимательный анализ текста показывает, что, когда Тора хочет упомянуть козленка, она пользуется словосочетанием гди эзим, "детеныш козы". Стало быть, утверждает Талмуд, в нашем случае слово гди означает "детеныш скотины", а вовсе не обязательно козленка, т.е. оно может употребляться для названия и ягненка, и теленка, и детенышей других животных. Почему же тогда не написано однозначно: "Не вари мяса в молоке"? Талмуд отвечает: в этой фразе содержится намек на предание Устной Торы, согласно которому запрещено варить в молоке только мясо кашерной скотины. Для того Тора и использует трижды слово гди – чтобы исключить мясо трех видов животных, не похожих на гди:

  1. гди – а не птица (т.е., по закону Торы, варить птицу в молоке можно),
  2. гди – а не запрещенные в пищу животные: ослы, лошади, свиньи и пр. (т.е. Тора не запретила варить свинину в молоке),
  3. гди – а не "чистые" животные, которые не являются домашней скотиной: газель, лань и пр.

Можно ли сделать вывод, что мясо кашерной скотины (козлят, ягнят и телят) нельзя варить только в материнском для них молоке? Нет, отвечает Устная Тора, имеется в виду молоко не только матери, но и другой скотины. Почему же тогда Тора употребляет слово имо, "его матери"? Устная традиция сообщает, что здесь разговор идет о молоке того же вида, что и мясо, т.е. о молоке кашерной скотины (коровы, козы или овцы), а для этого в иврите не существует более короткого выражения, нежели имо. Приведенный стих заключает в себе еще один зашифрованный закон: имо – такая скотина, которая может быть матерью, т.е. запрещено молоко живой скотины, а не мертвой. Иными словами, по закону Торы, разрешено есть вымя, несмотря на то что в нем молоко смешано с мясом. (О том, как готовить вымя, см. ниже в этой части.)

Итак, по закону Торы нельзя варить мясо кашерной скотины в молоке кашерной скотины. Но откуда взялся запрет употреблять в пищу мясо с молоком? Рассматриваемое нами выражение упомянуто в тексте Торы три раза и, казалось бы, без всякой надобности. Талмуд объясняет: повторение привносит два дополнительных запрета – употреблять в пищу и получать пользу. Тогда почему не сказать один раз "не вари", а второй раз "не ешь"? Зачем записывать запрет употребления в пищу словами "не вари"? И здесь содержится намек на традицию Устной Торы: Всевышний запретил есть и использовать только то мясо, что сварено с молоком. Съесть бутерброд со сливочным маслом и колбасой по закону Торы можно, но, как мы узнаем в дальнейшем, мудрецы наложили запрет и на это. Окончательная формулировка закона такова: мясо кашерной скотины, сваренное в молоке, нельзя ни есть, ни использовать, получая для себя какую-либо выгоду.

Определив заповедь, мы можем перейти к ее сути, не забывая при этом, что смысл своих заповедей Тора, как правило, не раскрывает. Поэтому все, что будет сказано в дальнейшем, является нашей попыткой понять, как соблюдение заповеди разделения мясной и молочной пищи действует на жизнь человека.

Рамбам в книге "Яд Ахазака" пишет, что запрет употребления молока с мясом относится к законам Торы, рациональный смысл которых нам неизвестен (эти законы называются хуким). И действительно, иррациональность нашего запрета налицо: каждый из двух продуктов сам по себе разрешен, но смешивать их, тем не менее, нельзя. Впрочем, мы привыкли к некоторой "иррациональности" нашего мира, законы природы которого вряд ли когда-нибудь будут окончательно и ясным образом описаны. Ведь даже формальное описание законов физики или другой науки отнюдь не приближает нас к их пониманию. (Попробуйте, например, объяснить, почему в формуле закона гравитации в знаменателе стоит квадрат расстояния между двумя телами, а, скажем, не куб.)

Тот же Рамбам в другой своей книге, "Морэ Невухим", отмечает, что варить мясо в молоке было принято у древних язычников, и Тора стремится отдалить нас от их обычаев. (Вот вам и рациональное объяснение.)

Приведем слова, написанные по этому поводу равом Шимшоном Рафаэлем Гиршем (цитируем в сокращении):

"По поводу остальных запрещенных в пищу продуктов Тора замечает: "не оскверняйте ваши души". Тем самым она предостерегает нас от опасного влияния этих продуктов на душу человека. Однако в случае мяса с молоком говорить о таком влиянии не имеет смысла, поскольку основной запрет здесь – варить (т.е. готовить мясо с молоком). Этот запрет напоминает килаим (запрет скрещивать различные виды животных и растений), шаатнэз (запрет смешения шерсти и льна в одежде), запрет пахать на осле и воле. "Мясо-молочный" запрет не связан с прямым влиянием на человека съедаемой им пищи, смысл его лежит скорее в области символики, подобно запрещению квасного в Песах".

Другими словами, смысл запрета не в том, что, нарушая его, мы чем-то вредим своей душе, а в том, что его соблюдение должно ввести в наше сознание некоторые истины, – подобно запрету на квасное в Песах, при помощи которого в наше сознание входит идея свободы, полученной при Исходе из Египта.

В чем же видит рав Гирш символику запрета на смешение мяса с молоком? Мясо символизирует чувство и движение – два аспекта, которые отличают животное от растений и минералов. Молоко символизирует еще ряд отличий: половое размножение, питание и рост, – то, что называется вегетативной системой. Их соединение представляет собой максимум слияния двух силовых начал – анимальной силы (животной, двигательной) и силы вегетативной (репродуктивной). Такова суть животного бытия – использование чувственного аппарата и способности двигаться для удовлетворения потребностей питания и пола. Но человек отличается от животных. Пусть он обладает теми же системами – ведь и у него есть функции питания и пола, а также функции чувств и движений, подобно животным, – однако он обладает и третьей системой, тем, что выделяет его из мира животных: это б-жественная душа и разум, возвышающийся над животными инстинктами. Душа предназначена для того, чтобы править обеими системами – и вегетативной, и анимальной, поэтому она подчиняет себе и чувства человека, и его способность к передвижению, – отныне они подчиняются душе, а не инстинкту питания и пола. Иными словами, наш сознательный отказ от смешивания мяса с молоком должен (в час приготовления и поглощения пищи) помочь нам усвоить ту простую мысль, что истинная разница между нами и животными – не в наличии разума и интеллигентности, а во власти! У животного все чувства и все движения подчинены власти желудка и пола, что и символизирует смешение мяса с молоком. Но желаниями и инстинктами человека должен править, властвовать, руководить разум, которому подчиняется и вегетативная система, и эмоциональная, и все его движения и поступки.

Мясо птицы с молоком

Еще в древние времена мудрецы запретили употреблять в пищу птичье мясо с молоком. Перед нами еще один наглядный пример того, как мудрецы возводили "ограду вокруг закона". Представим себе не особо сведущего в Торе еврея, который видит, как уважаемому раввину подают куриный шницель вместе с молочными продуктами – и тот его ест! Как же так? – воскликнет наш еврей. Получается, что мясо можно есть с молоком! Вместо того чтобы засесть за Тору и обнаружить, что мясо животных и птица – по Торе не одно и то же, что закон не запрещает птицу с молоком, он, наш бедный простак-еврей, по неведению сам себе постановит, что, судя по поведению раввина, любое мясо, в том числе и мясо скотины, с молоком разрешено! "Конечно, я помню, – объяснит он сам себе, – что в Писании говорится только о козленке. А стало быть, – и здесь простак делает ошибку, – любое другое мясо с молоком разрешено!"

Чтобы избежать подобных ошибок, мудрецы приравняли птичье мясо к мясу животного – по крайней мере в том, что касается запрета на смешение с молочными продуктами. Стоит напомнить, что мясо кашерных животных в смеси с молоком Тора запретила варить, есть и использовать. Однако, по решению мудрецов, от мяса птицы, если оно смешано с молочными продуктами, можно получать выгоду. Нельзя только употреблять его в пищу. Существует еще одно различие в этом вопросе между мясом скотины и мясом птицы. В законе есть такой принцип: там, где возникло сомнение по поводу установления Торы, следует решать его в сторону устрожения, но если возникло сомнение по поводу постановлений мудрецов – его решают в сторону облегчения. Поэтому если возникают вопросы по поводу смеси молока с говяжьим мясом или бараниной, то к ним относятся более строгим образом; если же появляются сомнения относительно смешения молока с куриным мясом или индюшатиной – возможен более мягкий подход.

Яйца, снесенные курицей, разрешено есть с молочными продуктами. Однако яйцо, найденное в теле курицы, зарезанной резником, нельзя есть, подав его, например, к бутерброду с маслом или к манной каше, сваренной на молоке, – даже если в момент извлечения яйца из тела курицы на нем была скорлупа.

Как приготовить вымя

Мясо вымени вместе с молоком, которое выработано молочными железами и все еще находится в этом мясе, дозволено Торой, поскольку молоко не выделилось наружу при жизни скотины. Но это только по Торе, ибо мудрецы запретили даже такую естественную "мясо-молочную" смесь. А значит, перед употреблением вымени в еду необходимо вывести из него молоко. Как это сделать на практике?

Ножом делают на куске вымени глубокие разрезы вдоль и поперек, выжимают через них молоко, обмывают мясо под водой, немного просаливают и сразу же зажаривают на открытом огне. После чего его можно есть в обычной мясной посуде, поскольку считается, что после жаренья оно приобретает статус обыкновенного кашерного мяса.

При этом в приготовлении вымени есть некоторое отличие от того, как готовят печень, а именно: несмотря на то что вымя прожарено над огнем, варить его в дальнейшем запрещено.

Вымя, зажаренное по всем правилам, можно употреблять в пищу, даже если в нем потом обнаружится молоко (ведь постановление мудрецов выполнено, а делать больше, чем они постановили, не требуется). Но если слова мудрецов были нарушены хоть в чем-то, – например, вымя предварительно, до жаренья, не было разрезано, – а потом в нем обнаружится молоко, то его есть нельзя: оно некашерное.

Как разделить мясную и молочную посуду

Если вы помните, выше, когда разговор шел о кашеровании кухонной утвари, мы рассматривали принцип, согласно которому вкус запрещенной пищи приравнивается к самой пище (см. ч.2). Если применить этот принцип к запрету на мясо с молоком, выясняется, что вкус молока, впитавшийся в мясо, запрещает его, – подобно тому, как и вкус мяса, каким-то образом попавшего в молоко, делает последнее запрещенным. Поскольку посуда впитывает вкус варящихся в ней продуктов и выделяет его при повторном использовании, ясно, что невозможно пользоваться одной и той же посудой для мясной и молочной пищи. Поэтому следует разделить посуду на молочную и мясную во всех тех случаях, когда может возникнуть проникновение или выделение вкуса. Процессы эти происходят не всегда, а только при определенных условиях. Однако, прежде чем их рассматривать, перейдем к применению на практике уже полученных сведений. Итак, как организуется кашерная кухня?

Прежде всего зададим вопрос: почему вообще нужно разделять посуду? Разве мы не учили, что ее можно в любом случае откашеровать? Пусть кто-то разделал ножом мясо, а теперь хочет тем же ножом разрезать сыр, – разве не достаточно откашеровать его по всем правилам? Зачем создавать себе новые проблемы и обязательно разделять все ножи на мясные и молочные?

С точки зрения закона Торы высказанное предложение, может быть, и верно, но чревато некоторыми неприятностями. Например, у хозяйки есть один нож – и для мяса, и для сыра; какова вероятность того, что в один прекрасный день она забудет его откашеровать? Согласитесь, вероятность весьма высока. Поэтому испокон веков существует обычай иметь отдельный нож для мяса и отдельный нож для молочных продуктов.

Приведенное требование относятся не только к ножам, но и к другим видам посуды – ложкам, вилкам, тарелкам, кастрюлям, половникам и пр.: все они должны быть разделены. Молочную посуду следует отличать от мясной по внешней форме или рисунку; если вся посуда одинаковая, рекомендуется самим нанести отличительные знаки.

Повторяем, обычай разделять столовую и кухонную утварь на молочную и мясную возник в еврейском народе давно. В более позднее время появилась традиция использовать третий нож для резки продуктов, которые являются не "мясными" и не "молочными". Такие "нейтральные" продукты называются парве (обычно это хлеб, рыбные блюда, "растительная" еда типа салатов, овощных супов и пр.). Поэтому каждой серьезной домохозяйке следует обзавестись парвеными ножами и овощечистками, что особо важно при приготовлении овощей с острым вкусом, как будет разъяснено ниже (см. ч.7).

Кстати об острых овощах: по той же причине нельзя их резать на одной разделочной доске, если пользоваться попеременно молочным и мясным ножами (чтобы готовить, например, салаты для мясных и молочных блюд). Поэтому для резки овощей придется пользоваться либо исключительно парвеным ножом, либо обзавестись двумя досками, чтобы на первой резать лук мясным ножом, а на второй – молочным.

Кроме парвеного ножа желательно иметь хотя бы одну парвеную кастрюлю и ложку для того, чтобы приготовленный гарнир можно было употреблять и с мясными, и с молочными продуктами.

В одной духовке нельзя печь одновременно мясные и молочные продукты. Более того, нельзя их печь и друг за другом, т.к. пар запекаемого мяса вместе с его вкусом впитывается в стенки духовки, а затем, когда пекут что-либо молочное, вкус мяса выделяется под воздействием паров уже нового блюда из стенок и впитывается в наш любимый пирог с творогом. Вот почему необходимо иметь две духовки – одну для мясных блюд, другую для молочных. Покупая сегодня газовую плиту, обратите внимание на то, чтобы обе ее духовки были абсолютно раздельными (чтобы у них не было общих стенок).

Но иметь в доме две раздельные газовые плиты не обязательно. Что касается конфорок, то мясо можно варить на той же конфорке, на которой раньше кипятилось молоко, – только нужно постараться, чтобы при этом на железной подставке не осталось молочных следов.

В отличие от обычной духовки, в микроволновой печи, не оснащенной грилем, пар не впитывается в холодные стенки, – по крайней мере, если подогреваемое блюдо хорошо накрыто. Несмотря на это, некоторые авторитеты запрещают пользоваться одной микроволновой печью для мяса и для молока. Но многие раввины это разрешают, хотя и при соблюдении ряда условий:

  • Во время подогрева (готовки) пища должна быть плотно накрыта.
  • Между мясным и молочными блюдами стенки печи должны чисто вытираться.
  • Под подогреваемый сосуд кладется тарелка – так что, если пища перельется через край, она "не запретит" поддон.

Если же микроволновая печь снабжена грилем, то, при его использовании, пар запекаемого мяса впитывается в стенки – так же как и в обычной духовке. Поэтому, вдобавок к перечисленным выше условиям, следует пользоваться грилем только с мясом или только с молоком, а с противоположным видом использовать исключительно микроволновый режим.

Все это – по закону. Но тот, кто, устрожая, не пользуется микроволновой печью одновременно для мяса и молока, безусловно, заслуживает похвалы. В особенности подобное устрожение приобретает смысл там, где микроволновая печь используется не только для подогрева готовых блюд, но и для варки: трудно предположить, что на протяжении длительного времени, нужного для приготовления блюда, оно останется плотно накрытым, так что можно будет избежать массивного пароотделения.

Следует обзавестись отдельными солонками для мясного и молочного стола.

Стаканы, даже если они сделаны из стекла (а способность стекла впитывать вкус весьма сомнительна), лучше разделить на мясные и молочные. Крупнейшие ученые авторитеты позволяют использовать одни и те же стеклянные стаканы и за мясным, и за молочным столом – но только для парвеных напитков. Однако не следует пить из одного стакана мясной бульон и кофе с молоком.

На пирокситовое стекло и дюралекс распространяются законы обычного стекла.

Тарелки должны быть разделенными во всех случаях.

Желательно иметь две отдельные раковины – одну для мясной, а другую для молочной посуды. Главное, чтобы они были удалены друг от друга. Можно пользоваться и одной двухсекторной, но в таком случае обе ее половины должны быть разделены перегородкой, которая предохраняет от попадания брызг из одной секции в другую. Для керамической раковины это достаточно. Если же на кухне вмонтирована двухсекторная раковина из нержавеющей стали, то следует проверить, нагревается ли вторая половина, когда в первой моют посуду горячей водой. Если нет, то все в порядке; в противном случае – следует проконсультироваться у раввина. Но что делать тому, у кого в доме есть только одна раковина с одной полостью? Если домашняя хозяйка вынуждена мыть посуду в такой раковине, то ей надо приобрести две решетки-подставки: на одну ставить молочную утварь, на другую – мясную. Опускать посуду прямо в раковину нельзя, и, если не обзавестись решетками, придется во время мытья держать тарелки на весу.

Следует купить разные мочалки для мытья посуды, желательно разного цвета, и отдельные банки моющей пасты. На жидкое мыло это правило не распространяется – оно годится для любой утвари. И еще одно правило: вытирать молочную и мясную посуду следует разными полотенцами.

С появлением посудомоечной машины возникли и расхождения во мнениях между раввинами: можно ли использовать одну машину и для мясной, и для молочной посуды? Есть авторитеты, разрешающие мыть мясную посуду, а вслед за ней молочную, но при условии, что внутри машины меняется поддон. Однако существуют мнения, запрещающие даже это. Поэтому на практике следует проконсультироваться у своего раввина.