Ноябрь 2017 / Кислев 5778

История о раввине и его единственном сыне

История об одном раввине, и его единственном сыне

{Из книги «Истории» раби Нахмана из Браслава)

История эта рассказывает об одном раве, у которого не было детей. По прошествии времени родился у него единственный сын.

Рав вырастил и женил его, и сын сидел в мансарде, проводя свое время за изучением Торы, как это принято у богатых людей.

Он непрестанно учился и молился, но при этом его не оставляло ощущение, что ему чего-то недостает, а чего - он и сам не в состоянии был понять, и оттого не было у него удовлетворения ни от учебы, ни от молитвы. Обо всем этом он рассказал двум молодым людям, и те посоветовали ему съездить к одному известному праведнику.

Сын рава исполнил одну заповедь, посредством которой он достиг духовной ступени, называемой “малое светило”, и пошел к отцу. Он рассказал ему, что не находит удовлетворения в своем служении Всевышнему, и чувствует, что ему недостает чего-то, а чего - он и сам не понимает, и хотел бы поехать к тому праведнику.

Отец в ответ спросил его: “Почему ты хочешь к нему ехать? Ты ведь превосходишь его и в учебе, и в знатности происхождения! Негоже тебе ехать к нему! Оставь это!” Подобными речами он разубедил сына ехать, и тот вернулся к своей учебе.

И вновь он стал чувствовать, что ему чего-то недостает, и вновь стал советоваться с теми же людьми, и они повторили ему тот же совет - поехать к тому праведнику. И снова он пошел к отцу, и тот разубедил его ехать, как и прежде. И так повторилось еще несколько раз. Сын все так же продолжал чувствовать, что ему недостает чего-то, и очень велико было у него душевное стремление и тяга к тому, чтобы восполнить этот непонятный ему самому недостаток. 

Он опять отправился к отцу и так горячо его уговаривал и упрашивал, что тому уже ничего не оставалось делать, как поехать вместе с ним, ибо отец не мог позволить своему единственному сыну отправиться в путь одному. Он сказал: “Смотри, я еду теперь вместе с тобой и покажу тебе, что в этом праведнике нет ничего особенного!” Запрягли они лошадей в телегу и поехали.

Сказал отец: “Пусть будет нам знаком: если в дороге у нас все будет в порядке, то путешествие наше - по воле Небес, а если нет - то против воли Небес, и мы вернемся”. Доехали они до одного маленького мостика, и одна лошадь вдруг упала, телега перевернулась, и они едва не утонули.

Сказал тогда отец: “Ты видишь теперь, что все идет не так, как должно, и наша поездка - не по воле Небес?” И они вернулись. Сын вернулся к своим занятиям. И вновь он почувствовал, что ему недостает чего-то непонятного, и вновь стал упрашивать отца, и заставил его вновь ехать с ним. Отец опять поставил такое же условие, как и в первый раз, - что благополучное путешествие будет им знаком. И случилось так, что во время езды у телеги вдруг сломались обе оси. Сказал отец: “Смотри, что происходит с нами в этой поездке? Разве в согласии с естественными причинами бывает, чтобы сломались сразу обе оси?

Сколько ни ездили мы на этой телеге, никогда не случалось ничего подобного!” И они вернулись. И вновь повторилось все, как описано было выше: сын вернулся к учебе, и почувствовал, как и раньше, что ему чего-то недостает, и вновь те люди советовали ему ехать. Вновь он уговаривал отца, и пришлось отцу ехать с ним. И сказал ему сын, что они не будут ничего загадывать, как в предыдущих поездках, ибо согласно законам природы лошадь может иногда упасть, и подобным же образом могут сломаться оси у телеги. И только если случится что-то такое, что будет совсем уже явным знаком, они вернутся.

Отец с сыном отправились в путь. На ночлег они остановились на постоялом дворе и нашли там торговца. Они завязали с ним беседу, обычную для торговцев, но не открывали цели своего путешествия, ибо рав стыдился сообщать кому-либо, что он едет к тому праведнику. Они говорили обо всем, что происходит в мире, пока их беседа не коснулась праведников: какие есть известные праведники и в каких местах.

Торговец рассказал о нескольких, и где они живут; зашла речь и о том, к которому ехали отец и сын. При упоминании о нем торговец сказал: “Этот? Он ничего не стоит! Я сейчас возвращаюсь от него, и он в моем присутствии совершил грех!” И тогда отец сказал сыну: “Ты слышишь, сын, что говорит этот торговец в своем простодушии (ничего не ведающий о пели наиего путешествия')? Он ведь едет прямо оттуда!”

Они вернулись домой, и сын вскоре умер. После этого он явился отцу во сне, и видно было, что он в сильном гневе. Отец спросил его, почему он в таком гневе. Сын ответил: “Поезжай к тому праведнику, к которому мы с тобой направлялись, и он скажет тебе, по поводу чего мой гнев!” Отец проснулся и решил, что этот сон - ничего не значащая случайность. Сон повторился, и рав опять сказал себе, что это - пустой сон. Но когда он повторился в третий раз, рав, наконец, решил, что в этом что-то есть, и поехал к тому праведнику.

В дороге ему встретился тот самый торговец, которого они встретили с сыном в предыдущей поездке. Рав узнал его и спросил: “Не тебя ли видел я на таком-то постоялом дворе?” Тот ответил: “Несомненно, ты видел меня”. Затем он открыл рот и спросил: “Хочешь, я проглочу тебя?” Рав ответил: “Что это ты такое говоришь?”

А торговец сказал: “Вспомни, как ты ехал со своим сыном, и вначале упала лошадь на мосту, и вы вернулись. Потом сломались оси у телеги, а потом вы встретили меня, и я сказал, что тот праведник ничего не стоит. Но теперь, когда я умертвил твоего сына, тебе разрешается ехать. Твой сын находился на духовной ступени, называемой “малое светило”, а тот праведник - на ступени, называемой “большое светило”, и если бы они встретились между собой - пришел бы Машиах. Но теперь, когда я умертвил твоего сына, ты можешь ехать”. Сказав все это, торговец исчез, и больше не с кем было разговаривать. А рав поехал к тому праведнику; он кричал: “Жаль, жаль того, что потеряно безвозвратно!” (Да вернет нам Всевышний, будь Он благословен, все наши потери и всех отвергнутых, вскоре, в наши дни, амен!)

А торговец тот был не кто иной, как Сатан собственной персоной, который лишь принял обличье торговца, чтобы ввести в заблуждение рава и его сына. И когда он встретил того рава вторично, он сам же стал ругать и порицать рава за то, что тот последовал его советам, ибо именно таков его обычай (да спасет и защитит нас от него Г-сподь).