Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Сущность гиюра

Сущность гиюра

Подход мудрецов к принятию еврейства часто неправильно понимают, в основном из-за той истории, которая приводится в трактате Шабат, 31а, Вавилонского Талмуда. Там рассказывается, как Шаммай прогнал трех людей, которые собирались принять еврейство, а Гиллель их принял. Исходя из этого многие ошибочно полагают, что между этими двумя мудрецами существовал принципиальный спор об основах гиюра. Однако это заблуждение проистекает из-за недопонимания контекста высказываний мудрецов.

В тексте нет двух различных точек зрения. Как объясняет Раши, Гиллель принял этих будущих геров, поскольку почувствовал, что постепенно они станут истинными, искренними новообращенными. А Шаммай отверг их, поскольку сомневался в их искренности и чувствовал, что у них нет возвышенных намерений. Оба они, Шаммай и Гиллель, считали, что тех, кто искренне стремится стать евреями из самых чистых намерений, следует приближать, а тех, у кого намерения низменные, следует отдалять.

Но в данном отрывке не поощряется миссионерство. Евреи не только не обязаны этим заниматься, Тора вообще рассматривает подобные действия негативно. Евреям запрещено обучать Торе неевреев1. На это есть намек в часто употребляемом мудрецами выражении гер шеба ле’гитгаер — "чужеземец, который приходит, чтобы принять еврейство", где слово 6а (приходит) указывает, что гер должен сам придти к решению принять еврейство, по своему желанию инициировать свое обращение. Но когда он действительно решил и доказал свою искренность, приближать его—это мицва, как написано: “Я Тот, Кто приблизил Итро и не оттолкнул его. Так и вы, когда придет к вам человек, чтобы стать евреем исключительно из стремления к Небу, приблизьте его и не отталкивайте” (Ялкут Шимони, Итро, 268). Гиллель и Шаммай имели дело с теми неевреями, которые пришли к ним сами, по собственному побуждению.

Трактат Гитин проливает добавочный свет на отношение Всевышнего к герам, объясняя, что Творец выискивает лучшие элементы человеческой расы, с благороднейшими духовными устремлениями, и их обращения в еврейство Он желает. Этот принцип не противоречит тому, что Израиль не занимается миссионерством. Скорее, он отражает два уровня: Всевышнего и Израиля. Они различны и эффективно дополняют другу друга в своем взаимодействии, как написано: “Когда Израиль исполняет волю Творца [как отдельный народ], он просматривает всю землю в поисках благородных неевреев и побуждает их присоединиться к еврейскому народу [сделав гиюр]” (Йерушалми, Брахот, 2а). Конечно, Всевышний не стремится направить по еврейскому руслу целые народы, как Он сделал до принятия Торы на Синае. В течение поколений они определили свои духовные качества, их настоящая задача—выполнить свою миссию, которая больше всего подходит их природе (см. раби Моше Хаим Луццато, Путь Б-га). С момента дарования Торы Творец призывает к нашей вере только отдельных выдающихся индивидов.

1 Но если нееврей просит научить его семи законам потомков Ноаха, еврей обязан объяснить ему их. (См. в книге автора “Свет народам” более подробную информацию о роли Израиля в обучении своду законов Ноаха.)