Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Предпосылки гиюра

Предпосылки гиюра

Обращение в еврейство означает слияние с еврейским народом и принятие на себя ярма заповедей [обязательства их исполнять] с момента совершения гиюра. Хотя это самостоятельные процессы и этапы, однако они глубоко взаимосвязаны, потому что человек не может принять Тору, пока не является частью еврейской общины. По этой причине, объясняет Раши, Тора не была дана евреям, пока не стало очевидно, что они сплотились в единый народ. Комментируя слова Торы "И остановился у горы Синай” (Шмот, 19:2), Раши отмечает, что глагол здесь стоит в единственном числе (ваихан) [хотя речь идет о евреях, обо всем народе, и в предыдущей части фразы идет перечисление трех глаголов во множественном числе], а везде в Торе, где речь идет о том, что ставят лагерь, используется множественное число этого глагола ваяхану. Он объясняет это тем, что во время всех других стоянок в народе преобладает разделение, но когда еврейский народ достиг Синая, они были “как один человек с одним сердцем”. И увидев это единство у горы Синай, Всевышний сказал: “Это время даровать Тору”.

По той же причине еврей, который отделяется от общины, теряет значительную часть своей уникальности как еврей и не может считаться полноценным представителем нашего народа. О таких людях написано:

Учили наши мудрецы: Когда Израиль в беде и один отделяется от общины, два ангела, которые сопровождают каждого человека, приходят и возлагают ему на голову руки со словами: “Тот, кто отделяет себя от общины, не получит и доли, когда она будет утешена”. А в другой берайте сказано: Пусть не говорит человек, когда община в беде: “Пойду домой, буду есть и пить, и все у меня будет хорошо”... Скорее должен человек разделить общую беду, подобно Моше, как написано: “Но отяжелели руки Моше; и взяли они камень и подложили под него, и он сидел на нем” (Шмот, 17:2). Что у Моше не было сидения или подушки, чтобы сесть? Но Моше хотел этим показать: Когда Народ Израиля в беде, я разделю с ним беду. Тот, кто делит беду с общиной, удостоится увидеть ее утешение” (Таанит, 11а).

Причина, по которой Израиль и Тора так глубоко связаны, заключается в том, что еврейский народ является носителем слова Творца, и это единственный канал, через который может быть получена Тора. Когда мы молим Всевышнего: “Шомер Исразль, шмор шеерит Исраэль, веаль йовад Исраэль гаомрим Шла Исраэль” (“Страж Израиля, сохрани остатки Израиля; и пусть не пропадет Израиль, провозглашающий “Шма, Исраэль"”), мы выражаем эту идею и утверждаем, что Израиль заслуживает, чтобы его защитили, потому что это единственный народ, который свидетельствует о единстве Б-га.

Принятие ярма заповедей

Сифри [древний комментарий] (к Дварим, 33:6) разъясняет сущность второй предпосылки гиюра — кабалат оль гамицвот (принятия на себя ярма заповедей), утверждая:

Когда Б-г решил дать Тору Израилю, Он сказал о ней не только Израилю, но всем народам. Вначале Он приблизился к потомкам Эйсава и спросил: “Примете Тору?” А они спросили: “Что в ней написано?” Он сказал им: “Не убивайте”. Они ответили: “Владыка Вселенной, но суть нашего отца в том, что он убийца... Мы не можем принять Тору”.

Он пошел...к...Амону и Моаву... и спросил: “Примете Тору?” А они спросили: “ А что в ней?” Он ответил: “Не прелюбодействуйте”.

Они ответили: “...но в этом суть наша, мы произошли от прелюбодеяния... Мы не можем принять Тору”.

И пошел Он к детям Ишмаэля... Они спросили: “Что написано в Торе?” Он ответил: “ Не крадите”. А они сказали: “Это основа жизни нашей, мы живем воровством и разбоем. Мы не можем принять Тору”.