Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Истории по книгам Бамидбар (числа) и Дварим (Второзаконие)

Моше ведет свой народ

В тот день, когда возвели скинию, переносное святилище (шатер) для скрижалей Завета, — ее покрыло облако, и от вечерних сумерек до рассвета пылало над скинией яркое сияние. И было так всегда: днем скинию застилало облако, а ночью оно сменялось огненным свечением. И всякий раз, когда облако поднималось над скинией, сыновья Израиля следовали за облаком; а в тех местах, где оно опускалось на скинию, они устраивали стоянку. И было так всегда: по велению Господа снимались израильтяне с места, и по Его велению располагались лагерем. Все то время, пока облако окутывало скинию, народ, руководимый Моше, не трогался с места.

И вот, на втором году странствий евреев после исхода из Египта, облако поднялось над скинией, и двинулись израильтяне в путь из пустыни Синай, и опустилось облако в пустыне Паран. Впервые снявшись со стоянки у Божьей горы, они совершили трехдневный переход, и ковчег Завета Господня опережал их на три дня пути. И облако Господне плыло над ними, когда они покидали стан.

И всякий раз, когда ковчег трогался в путь, Моше говорил: "Встань, Господи, и да рассеются враги Твои, и обратятся в бегство ненавидящие Тебя!” А когда ковчег останавливался, Моше говорил: "Господи! Пусть отдохнут многие тысячи израильтян”.

Бемидбар (Числа), 9:15—23; 10

Бог заботится о пропитании народа в пустыне

Пройдя значительное расстояние по пустыне, казавшейся бескрайней, люди начали жаловаться Господу на свое бедственное положение. Услышал Он их жалобы и в великом гневе напустил на них огонь, который сжег часть стана. И возопил народ к Моше, и Моше помолился Господу, и огонь утих.

А тот разношерстный сброд, что вышел вместе с евреями из Египта, упорно требовал пищи, которой в пустыне не было. Вслед за ним и израильтяне снова принялись плакать, причитая: ”Кто нас накормит мясом?.. Мы еще помним, как в Египте нам даром доставалась рыба, огурцы, арбузы, лук, чеснок и другие вкусные овощи... А теперь — все внутри у нас высохло из-за недостатка еды, и одна только манна все время перед глазами...”

Зерна манны формой напоминали семя кориандра, но блестели и сияли, как хрусталь. Народ разбредался по пустыне и собирал манну, которую затем мололи на жерновах или толкли в ступе. Из нее варили кашу и пекли лепешки, вкусом напоминавшие оливковое масло. Когда по ночам выпадала роса, в ней была манна.

И Моше слышал, как народ плачет и причитает — жалобы доносились из каждого шатра, от каждой семьи, от каждого человека. И вызывало это великий гнев Господа, а Моше очень удручало.

Сказал Моше Господу: ’’Почему Ты дурно обошелся с рабом Твоим? Чем я заслужил немилость в глазах Твоих, за что Ты взвалил на меня это непосильное бремя — целый народ? Вынашивал я его во чреве своем или я родил их всех — что Ты велишь мне нести этот народ на руках, словно нянька крохотного младенца, — в землю, которую Ты обещал его предкам? Где мне взять мяса, чтобы накормить их? Но ведь они плачут и просят: ’Дай нам мяса, мы хотим есть!’ Не могу я один тащить на себе весь народ — эта ноша слишком тяжела для меня. Чем взваливать на меня такое бремя, лучше убей меня; если я действительно обрел благоволение в Твоих глазах, положи конец моим страданиям”.

И сказал Господь Моше: ’’Отбери для Меня среди сынов Израиля семьдесят старейшин, о которых ты знаешь наверняка, что они сумеют возглавить народ и держать его в повиновении. Приведи их в скинию собрания — пусть они вместе с тобой предстанут пред лицом Моим. И Я сойду к вам, и буду говорить с тобой, и дух, которым Я осенил тебя, распространю Я от тебя на них, чтобы бремя это они несли вместе с тобой; тебе не придется больше нести его одному. А всему народу скажи: готовьтесь — завтра вы будете есть мясо. Вы ведь плакали пред Господом: ’Кто накормит нас мясом? Как хорошо нам было в Египте!’ Вот и даст вам Господь мяса — и притом столько, что наешьтесь до отвала. И будете есть его не день, не два, не пять, не десять и не двадцать дней — а целый месяц, пока из ноздрей ваших не полезет оно и не станет тошнить вас от него; и будет так потому, что отвергнут вами Господь, пребывающий среди вас, и еще потому, что плакали вы перед Ним и роптали, причитая: ’Зачем мы ушли из Египта?”’.

"Этот народ насчитывает шестьсот тысяч человек, — сказал Моше, — а Ты говоришь, что дашь им мяса, которое они будут есть целый месяц? Неужели на такое количество людей хватит мяса, даже если забить весь наш мелкий и крупный скот? Или если выловить из моря всю рыбу — неужто и ее всем этим людям будет достаточно?” И отвечал Господь Моше: ’’Разве существует что-либо недоступное Господу? Ты сам увидишь, сбудутся Мои слова или нет”.

Выйдя к народу, Моше пересказал слова Господа. Затем он отобрал из народа семьдесят старейшин и расположил их вокруг скинии собрания, за пределами стана. И сошел Господь в облаке, и говорил с ним, и распространил на старейшин дух, которым осенен был Моше. И пророчествовали они, пока пребывал на них тот дух; а когда отлетел он — пророчествовать они прекратили.

Но двое из старейшин остались в стане. Их звали Элдад и Медад, и на них тоже пребывал Божий дух, Они были в списке тех, кто должен был стоять у скинии собрания, но не пошли туда и пророчествовали в стане.

Прибежал какой-то юноша и донес на них Моше: ”Элдад и Медад пророчествуют в стане!”

Тогда Иехошуа бин-Нун, слуга Моше и его избранник, потребовал: ”Моше, господин мой, обуздай их!” ’’Ревнуешьты меня, что ли? — отвечал Моше. — О, пусть бы весь народ Господа обрел пророческий дар — лишь бы только Господь осенил духом Своим всех израильтян!” И Моше со старейшинами вернулись в стан.

И после этого могучий ветер подул по воле Господа и нанес со стороны моря перепелов, и бросил их в великом множестве на стан. Они плотно устилали землю вокруг всего стана, простираясь на расстояние в целый день пешего пути. Весь тот день и всю ночь и весь следующий день израильтяне собирали перепелов — и даже те, кто набрал меньше всех, притащили по десять огромных мешков. Перепелов разрезали и раскладывали вокруг стана, чтобы мясо их провялилось на солнце.

Люди ели и ели; и пока мясо перепелов навязало у них на зубах (и еще оставались большие запасы его), Господь разгневался на израильтян и в пылу гнева жестоко покарал их. И назвали то место ”Киврот ха-Таава” — "Кладбище вожделения”, потому что на нем похоронили израильтян, вожделевших мяса. Оттуда народ двинулся в Хацерот и расположился там лагерем. Следующую стоянку израильтяне устроили в пустыне Паран.

Бемидбар (Числа), 11

История с разведчиками

И повелел Господь Моше: ’’Пошли людей, чтобы они осмотрели землю Ханаанскую, которую дам Я во владение сынам Израиля; пусть все двенадцать колен пошлют по одному человеку, каждый из которых пользуется уважением и занимает высокое положение в обществе”.

Моше исполнил веление Господа и отобрал для этой почетной цели именитых людей, среди которых были Ие-хошуа бин-Нун и Калев бен-Иефунэ. Отправляя их из пустыни Паран на разведку в Ханаан, Моше сказал им: ’’Идите по этой дороге, затем поднимитесь на гору и осмотрите страну оттуда, сверху. Потом разузнайте, какой народ там живет: силен он или слаб, много там жителей или мало, состоятельны они или бедны; живут они в открытых поселениях или в укрепленных городах; выясните, какая там земля — тучная или бесплодная, растут на ней деревья или нет. Наберитесь смелости и захватите с собой плодов той земли”. (А происходило это в сезон созревания винограда.)

Разведчики отправились в путь и осмотрели землю, продвигаясь с юга на север. Миновав Негев и достигнув Хеврона, они увидели в тех местах людей огромного роста — настоящих исполинов. В долине Эшколь они срезали ветвь с гроздью винограда — настолько большой и тяжелой, что ее пришлось укрепить посреди шеста и нести на плечах вдвоем; еще они захватили с собой плодов граната и фиги. Через сорок дней разведчики завершили свое дело и вернулись в стан.

И пришли они в Кадеш, что в пустыне Паран, где ждали их Моше, Ахарон и вся община сынов Израиля. Они рассказали братьям и всему народу о том, что видели в Ханаане, и показали принесенные с собой плоды. Вот их рассказ: ”Мы пришли в ту землю, куда ты нас послал, и действительно, она течет молоком и медом — смотрите, как выглядят ее плоды. Однако населяет ту страну очень сильный народ, и стены укрепленных ее городов высоки и крепки; и вдобавок мы видели там великанов, сынов Анака*. Кроме того — на юге, в Негеве, обитает со своим племенем Амалек; в горах живут хетты, иевусеи и эморийцы; а ханаанеяне — у моря и на берегах Иордана”.

Слова разведчиков взбудоражили и взволновали народ. Успокоив людей, Калев обратился к Моше и сказал: ”Мы пойдем в эту страну и покорим ее — это в наших силах”.

Но другие участники похода возразили ему: ”Нам не удастся победить жителей этой земли, потому что они сильнее нас”. И все принялись очернять виденную землю и рассказывать о ней ужасы: ’’Земля, которую мы осматривали, губительна для всех живущих на ней; ее обитатели отличаются огромным ростом и силой: мы видели там исполинов, сынов Анака, рядом с которыми мы сами себе казались величиной не больше кузнечика, да и в их глазах мы выглядели точно так же”.

Из толпы слушателей донеслись громкие рыдания. Всю ту ночь плакали сыновья Израиля. И весь народ роптал на Моше и Ахарона, и обратился к ним с такими словами: ’’Лучше бы мы умерли в Египте или погибли здесь, в пустыне! Зачем Господь ведет нас в землю, где нам уготована верная смерть в битвах? Там наши жены и дети достанутся в добычу врагу... Лучше уж нам вернуться в Египет!” И они стали говорить друг другу: ’’Давайте выберем себе вождя и вернемся в Египет”.

И пали наземь Моше и Ахарон перед всем собранием сынов Израиля, а Иехошуа бин-Нун и Калев бен-Иефунэ в великом горе разорвали на себе одежды и сказали:

’’Страна, которую мы обошли и осмотрели, — замечательно хороша. И если будет благосклонен к нам Господь, то приведет Он нас в эту страну и даст нам ее — даст нам землю, текущую молоком и медом. Так не восставайте же против Господа и не бойтесь народов той земли; ведь воевать нам с ними — все равно, что щелкать семечки, и без труда мы одолеем их: смотрите, они настолько обречены, что даже не отбрасывают тени, — ведь с нами Господь, и потому нам нечего их бояться”.

Но израильтяне подступили к Калеву и Иехошуа, собираясь побить их камнями. В тот же миг, на глазах у всего народа, Слава Господня сошла на скинию собрания.

И сказал Господь Моше: ”До каких пор будет позорить Меня этот народ, как долго еще будет отказываться верить в Меня — и это после всех знамений, которые Я совершил? Я поражу его мором и истреблю, а от тебя произведу новый народ, подлинно великий и еще более многочисленный”.

И ответил Моше Господу: ”Но ведь египтяне помнят, что Ты силою Своею вывел этот народ из их страны, и не преминут рассказать жителям Ханаана о том, как Ты истребил евреев — всех до единого. (К тому же народы Ханаана уже слышали о том, что Ты, Господь, пребываешь среди сынов Израиля; и что Ты, Господь, являешься им и беседуешь с ними с глазу на глаз, и идешь перед ними днем в столпе облачном, а ночью — в столпе огненном.) Да ведь смеяться будут над Тобою те племена, что слышали о Славе Твоей, и скажут они: ’Не сумел Господь привести Свой народ в страну, которую обещал ему дать. Потому-то Он и уничтожил их всех в пустыне’. Так покажи же Свое могущество, Господи, и делом подтверди Свои слова о том, что Ты долготерпелив и велик в благодеяниях Своих и что прощаешь Ты вину и преступления, хотя и караешь детей за грехи отцов, — прости же этому народу вину его в великой милости Своей, как прощал Ты прежде, на протяжении всего пути из Египта и до сих пор”.

И сказал Господь: ”Да будет так! Я прощаю, по слову твоему. Но клянусь Собой и Славой Своею, переполняющей всю землю, что никто из тех людей, что видели Славу Мою и знамения Мои в Египте и в пустыне, но все же многократно испытывали Меня и не желали Мне повиноваться, — клянусь, что никто из них не увидит ту землю, которую Я обещал их предкам. Никто из хулящих Меня ее не увидит. Только раба Моего, Калева — за то, что он исполнился иного духа и был Мне предан, — Я приведу в ту землю, где он уже побывал, и потомство его будет владеть ею. А вы — не приближайтесь к ней и помните, что без Моего вмешательства худо придется вам от племени Амалека и ханаанеян, живущих в долине! Завтра же отправляйтесь снова в пустыню, к Красному морю”.

После этого Господь обратился к Моше и Ахарону и сказал им: ”До каких пор будет это нечестивое племя донимать Меня своими жалобами? Изо дня в день Я слышу ропот сынов Израиля. Скажите им: ’Собою клянусь, — говорит Господь, — что Я поступлю с вами по вашим же словам, какими вы сетовали на Меня: все вы поляжете поверженными в этой пустыне, и никто из вас, недовольных Мною, начиная с двадцати лет и старше, не дойдет до той земли, где Я поклялся вас поселить. Из всех взрослых войдут в страну только Калев бен-Иефунэ и Иехошуа бин-Нун. Вы боялись, что ваши дети достанутся в добычу врагу, — но вот их-то Я и приведу в ту страну, которой вы позорно пренебрегли, и они освоят ее. Но вы сами — поляжете поверженными в пустыне, отбывая наказание за ваши грехи, вы же все умрете во время странствий. Сорок дней вы осматривали страну, и каждый день зачтется вам как год: по году за день будете вы искупать свои грехи, и продлится это ровно сорок лет — тогда вы поймете, какая участь постигает отвергнувших Меня’. Я, Господь, даю слово, что именно так Я и поступлю со всеми восставшими против Меня: в пустыне, во время скитаний наступит им конец, и они примут смерть”.

И разведчики, подстрекавшие против Моше всю общину и клеветавшие на страну, которую они видели, умерли во время мора от руки Господа. Все, кроме Калева и Иехошуа бин-Нуна.

Когда Моше пересказал слова Господа израильтянам, те очень опечалились. Они встали утром и стали подыматься в горы. И они говорили: ”Мы готовы идти в землю, о которой говорил Господь. Мы готовы искупить свои грехи”.

Сказал Моше им: ’’Почему вы нарушаете веление Господа? Это вам не удастся. Господь не пойдет с вами, и вы неминуемо потерпите поражение: нападут на вас Амалек и ханаанеяне, и вы погибнете от меча! Ведь вы покинули Господа, и потому Он отвернулся от вас”.

И все же некоторые пытались подняться на вершину горы, хотя ковчег Завета и Моше оставались в стане. Живущие там амалекитяне и ханаанеяне напали на израильтян и разгромили их начисто.

Бемидбар (Числа), 13—14

* Анак на иврите — "грандиозный, огромный, великан”.

Корах и его сообщники

Однажды Корах из колена Леви, Датан и Авирам из колена Реувена и с ними еще двести пятьдесят израильтян — именитых и уважаемых — явились к Моше и Ахарону и сказали братьям: ’’Довольно вам властвовать над нами! Все общество израильское целиком свято, поскольку среди нас обитает Господь. Так почему вы возвысили себя над общиной Господней?”

Услышав это, Моше пал наземь. Затем он сказал Кораху и его сообщникам: "Завтра утром сам Г осподь укажет тех, кто подлинно предан Ему и свят — и Своих избранников Он приблизит к Себе. Сделайте вот что: заготовьте кадильницы для воскурений — завтра вы разведете на них огонь и воскурите благовония пред Господом, у входа в скинию собрания. И если примет Господь чью-либо благоуханную жертву, это будет означать, что человек, воскуривший ее, и есть святой избранник Господа, достойный служить Ему. Однако вы, левиты*, могли бы удовольствоваться своим и без того высоким положением!” И, обращаясь к Кораху, Моше добавил: "Неужели вам недостаточно того, что Бог выделил вас среди других колен Израиля и приблизил к Себе для служения при скинии Господней; неужели мало вам того, что Он избрал вас, чтобы вы служили всему обществу, — ты и все собратья твои, сыны Леви? И вот теперь, несмотря на все это, вы вдобавок еще хотите исполнять обязанности священнослужителей, возложенные на Ахарона и его сыновей? Знай же, что тем самым ты й твои приверженцы восстаете против Господа. Но при чем тут Ахарон, в чем он виноват, что вы жалуетесь на него?”

И Моше велел позвать Датана и Авирама, но те отказались предстать перед ним, передав ему следующее: "Мало того, что ты вывел нас из Египта — из земли, воистину текущей молоком и медом, желая всех нас погубить в пустыне, теперь ты хочешь еще и властвовать над нами? А ведь ты не привел нас в благодатную землю предков, как обещал. Ты думаешь, что мы слепы и не видим, как ты с нами поступаешь? Не пойдем мы к тебе!” Разгневался Моше и сказал Господу: ”Не принимай от них жертвенных воскурений. Я ничем их не обделил и никому из них никогда не причинил зла”.

На следующее утро Корах и его приспешники взяли двести пятьдесят кадильниц для воскурений и вместе с Моше и Ахароном воскурили на них благовония перед входом в скинию собрания. Корах созвал к скинии всю общину, и Слава Господня явилась всем израильтянам.

И тогда Бог сказал Моше и Ахарону: ’’Отойдите подальше от этих людей — Я их всех сейчас уничтожу!”

Но братья пали наземь и взмолились: "Бог и Властитель душ всего живого! Несколько человек согрешили перед Тобой, а Ты гневаешься на все общество?”

Тогда Господь повелел Моше и всему народу отдалиться от шатров Кораха, Датана и Авирама.

Моше сказал израильтянам: "Отойдите от жилищ этих нечестивцев и не прикасайтесь ни к чему, что им принадлежит, иначе вы погибнете вместе с ними за их грехи”. Тут Датан и Авирам с женами и детьми вышли из своих шатров.

И еще он сказал: ”Вы сейчас узнаете, что все, что я делаю, я делаю от имени Господа и по воле Господа, а не потому, что мне так хочется. Если эти люди умрут своей смертью, значит, не Господь послал меня к вам; но если Он сотворит чудо, и расступится земля, и поглотит этих людей вместе с их имуществом, если они будут похоронены заживо, — тогда вы убедитесь, что эти люди презирали Господа”.

Едва он кончил говорить, как земля под ногами бунтарей разверзла свою пасть и пожрала их вместе с семьями, шатрами и имуществом. Сомкнулась над ними земля, рухнули они в преисподнюю и пропали бесследно — и не стало Кораха и его приспешников. Все бросились бежать куда глаза глядят, подгоняемые предсмертными воплями бунтарей, в отчаянии и страхе, что земля поглотит и их тоже. В этот момент, по воле Господа, вспыхнул огонь и пожрал двести пятьдесят человек, воскуривших жертвенные благовония.

И Господь повелел Моше возложить на Элазара, сына Ахарона, такое поручение: тот должен был собрать все медные кадильницы для воскурений, принадлежавшие грешникам, и расплавить их, чтобы из полученной тонкой листовой меди обшить жертвенник. И пусть служит случившееся грозным предостережением и напоминанием всем израильтянам, дабы никто из посторонних, кроме Ахарона и его наследников, не смел приближаться к жертвеннику и воскурять на нем благовония пред Господом — только так удастся избежать гибели, постигшей Кораха и его сообщников.

Однако на следующий день община сынов Израиля снова роптала, обвиняя Моше и Ахарона в том, что они губят народ Господа. Недовольные обступили их плотным кольцом, но в тот же миг облако заволокло скинию собрания и явилась Слава Господня.

Моше и Ахарон подошли к скинии, и снова Господь сказал Моше: ’’Отойдите от этих людей — Я всех их сейчас уничтожу!” И братья пали наземь.

И Моше сказал Ахарону: ’’Возьми кадильницу для воскурений, воскури на ней благовония и неси ее в народ, чтобы искупить грех этих людей, потому что уже грянул гнев Господен и мор поражает людей смертью”.

Повинуясь Моше, Ахарон поспешил в стан, где люди уже умирали один за другим. Дымом жертвенных благовоний Ахарон защитил народ, и мор прекратился. Тогда погибло четырнадцать тысяч семьсот человек, не считая похороненных заживо бунтовщиков, которых возглавлял Корах. Ахарон же вернулся к Моше, который ждал его у входа в скинию собрания.

И Господь повелел Моше собрать посохи у вождей всех двенадцати колен Израиля и вырезать имя главы колена на каждом посохе. На посохе колена Леви надлежало вырезать имя ’’Ахарон”, потому что он был родом из этого колена. Все двенадцать посохов следовало положить в скинию собрания. И о том, кого Господь избрал для служения Себе, станет известно так: чей-то сухой и мертвый посох расцветет, и это положит конец кривотолкам и жалобам израильтян на Ахарона и на колено Леви.

Моше исполнил Его веление и положил посохи пред Господом в скинии.

И вот, придя на следующее утро в скинию собрания, Моше увидел, что расцвел посох Ахарона из колена Леви: на нем появились почки, раскрылись цветы и начали созревать свежие плоды миндаля. Тогда Моше вынес посохи к израильтянам, и все они убедились воочию, на кого именно пал выбор Господа.

И повелел Господь Моше: ’’Верни посох Ахарона в скинию собрания. Пусть он хранится там и служит предостережением бунтовщикам — они прекратят роптать на Меня и останутся в живых”. И Моше исполнил веление Господа.

Бемидбар (Числа), 16—17:11

* Левиты — представители колена Леви, из которого набирались служители скинии собрания — певчие, музыканты, стража, но не священнослужители, как представители рода Ахарона, ахарониты, имевшие право совершать богослужение, приносить жертвы, воскурять благовония, благословлять и т.д.

Моше высекает воду из скалы

И пришли сыновья Израиля в пустыню Цин, и расположились станом в Кадеше. Там умерла сестра Моше, Мирьям, и там же ее похоронили. И снова не было воды вокруг, и, мучимые жаждой, израильтяне ссорились с Моше и Ахароном и причитали: ”О, если бы мы погибли от руки Господа вместе с собратьями нашими! Зачем вы пригнали народ Господа в эту пустыню — не для того ли, чтобы мы умерли здесь вместе со всем скотом нашим? Зачем вы привели нас из Египта в это гибельное место, где нет ни пахотных земель, ни смоковниц, ни виноградников, ни гранатовых деревьев, где совсем нет воды и нечем утолить жажду?”

Удалились от народа Моше и Ахарон, пали наземь у входа в скинию собрания, и явилась им Слава Господня. И сказал Господь Моше: ’’Возьми свой посох и созови общину, и на глазах у всех вы с Ахароном, братом твоим, прикажете вон той скале, чтобы она дала воду. По слову твоему из скалы заструится вода, и ты напоишь всю общину и скот”.

И Моше взял из скинии посох, как повелел ему Господь, и братья созвали всю общину к той скале, о которой говорил Бог. Мошё сказал израильтянам: ’’Теперь смотрите, непокорные, сможем мы извлечь для вас воду из этой скалы или нет?”

Потом он занес руку и дважды (а не один раз, как велел Господь) ударил по скале посохом. И ринулась вода из скалы, и люди и скот стали жадно пить, утоляя жажду.

И сказал Господь Моше и Ахарону: "Вы проявили неверие, подвергли сомнению Мое величие и святость. И потому вы не приведете сынов Израиля в страну, которую Я обещал им”. Вот почему это место было названо Мей-Мерива — ”Вода раздора”.

После этого Моше отправил посыльных к царю Эдома с просьбой позволить израильтянам пройти через его страну. Но царь ответил отказом: "Через мои земли вы не пройдете. И берегитесь — иначе я встречу вас мечом!” Израильтяне вновь отправили к нему посыльных, и те стали его вновь упрашивать, обещая ни в чем не вредить жителям Эдома, пока они пройдут через их земли, но царь эдомский все упорствовал и даже выставил у своих границ многочисленное войско. Смирившись, сыновья Израиля двинулись в обход страны неуступчивого царя.

Из Кадеша они пришли к горе Хор, что у самой границы с землей Эдомской. У горы Хор Господь сказал Моше и Ахарону: "Настал час смерти Ахарона — он не войдет в страну, которую Я дам сынам Израиля, потому что оба вы ослушались Меня около Мей-Мерива. Ты, Моше, поднимешься на гору Хор с Ахароном и его сыном Элазаром. Ты снимешь с Ахарона одежды священнослужителя и облачишь в них его сына Элазара. Там, на вершине горы, Ахарон умрет и отойдет к праотцам своим”.

Моше исполнил волю Господа и на глазах у всей общины поднялся с братом и племянником на гору Хор. Там он снял с Ахарона одежды и облачил в них Элазара, принявшего по наследству священнические обязанности своего отца. И умер Ахарон на вершине той горы, а Моше с Элазаром вернулись в стан.

Весь дом Израилев оплакивал Ахарона тридцать дней.

Бемидбар (Числа), 20

Народ Израиля воюет

Царю Арада, властителю ханаанеян, живущих в Негеве, стало известно, что сыновья Израиля держат путь к его землям. Тогда он вступил в сражение с израильтянами и многих из них захватил в плен. И дали евреи обет Господу: "Если Ты даруешь нам победу над этим племенем — мы разрушим его города и посвятим их Господу”. И Господь услышал израильтян, и свой обет они исполнили.

Затем они двинулись от горы Хор по дороге к Красному морю, чтобы обойти стороной земли Эдома. Но нетерпение охватило народ, и снова послышались жалобы на Бога и Моше: "Зачем ты вывел нас из Египта — не для того ли, чтобы погубить в пустыне? Ведь нет у нас ни хлеба, ни воды, и опостылела нам безвкусная однообразная пища”.

И снова Господь покарал израильтян: наслал на них ядовитых змей, чьи укусы сеяли смерть в стане. Придя к Моше, люди сказали ему: ”Мы согрешили перед Господом и тобой. Помолись Господу, чтобы Он избавил нас от змей!”

И молился Моше за народ, и сказал Г осподь ему: "Отчекань из меди изображение змеи и укрепи его на высоком шесте. Пусть все ужаленные смотрят на него — тогда они останутся в живых и здоровье вернется к ним”.

И Моше укрепил медного змея на высоком шесте, как и было велено, и все ужаленные смотрели на него — и сразу выздоравливали.

Затем сыновья Израиля снова тронулись в путь и продвигались все дальше и дальше, пока не достигли реки Арнон, откуда направили посланцев к Сихону, царю эморийцев, с просьбой разрешить им пройти через его земли. Ответив отказом, Сихон снарядил в поход все свое войско и вывел его в пустыню, где вступил в бой с израильтянами. Сражение закончилось разгромом армии Сихона и полной победой Израиля. Израильтяне захватили страну эморийцев и стали в ней жить.

Затем выступили израильтяне в поход на Башан, и Ог, царь Башана, тоже вывел им навстречу все свое войско. Началась новая война. И сказал Господь Моше: ”Не бойся его, ибо Я предам в твои руки и его самого, и все его племя, и его страну”. Так и случилось: израильтяне убили царя Ога, его сыновей, истребили все его племя и захватили его страну.

Бемидбар (Числа), 21

История с Биламом

И снова сыновья Израиля двинулись в путь, и пришлось им остановиться в степях Моава. А Балак бен-Циппор, царь Моава, уже знал обо всем, что сделали израильтяне с эморийцами. Жители Моава говорили своим старейшинам: ”Эти полчища опустошат нашу страну, живого места в ней не оставят — так волы на корню выщипывают всю зелень в поле”.

И царь Балак послал своих людей за знаменитым колдуном по имени Билам бен-Беор, передав ему следующее: ”Из Египта вышел народ, столь многочисленный, что заполнил собою всю землю, и теперь он расположился лагерем по соседству с моей страной. Призываю тебя, приди ко мне на помощь и прокляни этот народ, ибо он сильнее меня; и тогда, быть может, мы сумеем разгромить его и изгнать из страны. Известно мне, что ты великий маг, и твое проклятие действует столь же могущественно, как и благословение”.

Моавитские старейшины отправились к Биламу и передали ему просьбу царя Балака. Билам сказал им: "Переночуйте у меня, а завтра вы узнаете ответ Господа. Он будет говорить со мной, и я перескажу вам Его слова”. И моавитские сановники остались у Билама.

Бог явился Биламу и спросил: ”Кто эти люди, оставшиеся у тебя ночевать?”

Билам объяснил, с какой целью прибыли к нему высокие гости. И тогда Бог сказал ему: ”Ты не пойдешь с ними и не проклянешь народ Израиля, ибо он благословен”.

На следующее утро Билам возвестил послам Балака: "Возвращайтесь в свою страну — Господь не позволил мне идти с вами”. И те по возвращении передали царю, что колдун ответил отказом.

Тогда Балак снова направил к Биламу послов, еще более знатных, чем в первый раз. Они возвестили Биламу: ’’Так сказал Балак бен-Циппор: ’Не отказывайся выполнить мою просьбу. Я окажу тебе великие почести и сделаю все, чего ты пожелаешь, — только прокляни ради меня этот народ’”.

Но Билам ответил царским сановникам: ’’Даже если посулит мне Балак столько золота и серебра, сколько может вместить весь его дворец, не стану я перечить воле Господа Бога ни в чем, будь то дело важное или вовсе незначительное. Но и вы, если хотите, можете переночевать у меня: наутро я расскажу вам, что еще поведал мне Господь”.

Ночью Бог явился Биламу и сказал: ’’Если уж эти люди зовут тебя, иди с ними. Но Я скажу тебе, что именно ты должен сделать, чтобы исполнить Мою волю”.

Встав утром, Билам оседлал ослицу и отправился в дорогу вместе с моавитскими царедворцами. Но Бог все же разгневался на него из-за этого поступка, и ангел Господний преградил ему путь, когда Билам ехал верхом на ослице в сопровождении двух юных слуг.

Увидев посреди дороги ангела с обнаженным мечом в руке, ослица свернула на обочину и пошла полем. Билам ударил ослицу, стараясь вернуть ее на дорогу.

Теперь ангел Господний стоял на узкой тропинке между двумя огороженными виноградниками. Ослица увидела его и испуганно прижалась к каменной ограде, придавив при этом к ней ногу Билама. Тогда тот опять ударил ослицу.

Они продолжали путь, и ангел возник перед ними снова, но на сей раз в таком узком месте, что увильнуть от него было невозможно. Ослица, увидев ангела, просто легла на землю. Вконец разгневавшись, Билам снова огрел ее палкой.

И тогда Господь раскрыл уста ослицы, и она сказала Биламу: "Чем я провинилась перед тобой? Ты уже три раза ударил меня”.

"Ты издеваешься надо мной! — возмутился Билам. — Будь у меня меч, я бы прикончил тебя на месте!”

”Но ведь я давно служу тебе, и не первый день ты на мне ездишь. Разве когда-нибудь прежде я с тобой так поступала?”

"Никогда...”, — растерянно ответил Билам.

И Господь осенил его прозрением, и увидел он, что стоит перед ним ангел Господний с обнаженным мечом в руке. Тут же Билам поклонился ему до земли.

Ангел спросил: "За что ты трижды ударил ослицу? Ведь это Я преграждал тебе путь — Я и никто иной был тебе помехой. Ослица видела Меня и потому три раза сворачивала с дороги. Продолжай она идти вперед, Я бы тебя убил, а ей бы сохранил жизнь”. 

Билам ответил ангелу: ”Я согрешил, не зная и не ведая, что Ты стоишь у меня на пути. И если угодно Тебе, чтобы я возвратился домой, я немедленно поверну назад”.

Однако ангел Господний сказал Биламу: ”Иди с этими людьми. Но говорить ты будешь лишь то, что Я тебе велю”.

И Билам продолжал путь с царедворцами Балака.

Узнав, что Билам направляется к нему, царь Балак решил встретить колдуна в одном из пограничных моавитских городов.

Царь спросил у Билама: ”Я ведь и прежде направлял к тебе послов — почему же ты тогда ко мне не пришел? Неужели ты не поверил, что я смогу достойно вознаградить тебя?”

Билам ответил ему: "Теперь я пришел к тебе, но какой в этом прок? Разве смогу я говорить, что пожелаю? Я произнесу лишь те слова, которые Бог вложит в мои уста”.

И пошли они в Кирьят-Хуцот, где Балак велел заколоть быков и овец для Билама и своих сановников. А на следующее утро царь привел колдуна на вершину горы, с которой виден был край становища, где расположились израильтяне.

Там Билам велел Балаку построить семь жертвенников и на каждом из них принести в жертву быка и барана. Кроме того, царю надлежало лично наблюдать за сожжением жертв, пока Билам не вернется с прогулки, которую он намеревался совершить в одиночестве: быть может, в пути явится волшебнику Господь и сообщит ему что-нибудь. Отдав последние распоряжения, Билам удалился.

Бог явился ему и сказал: ”Возвратись к Балаку — ты будешь говорить”.

Вернувшись, колдун подошел к жертвенникам, около которых ждали его царь Балак и вся знать Моава. И Билам заговорил, но вместо проклятий полились из его уст прекрасные стихи о величии и могуществе Израиля.

Царь Балак обрушился на Билама: ”Что ты натворил?! Я призвал тебя, чтобы ты проклял моих врагов, а ты вместо этого благословил их!”

"Тебе ведь известно, что я лишь орудие в руках Господа, — отвечал колдун. — Я могу произносить только те слова, которые Он вкладывает в мои уста”.

Но царь не успокоился. "Пойдем со мной в другое место, — сказал он, — откуда можно увидеть их становище. Ты посмотришь на израильтян оттуда и проклянешь ради меня этот народ”.

И снова все повторилось. Балак возвел жертвенники, на каждом из которых снова принесли в жертву быка и барана; Господь явился Биламу и вложил в его уста надлежащие слова, и Билам опять произнес стихи, благословляющие народ Израиля и воспевающие величие его Бога.

”Если ты не можешь проклясть этот народ, — взмолился Балак, — то хотя бы не благословляй его!”

"Говорил же я тебе, — отозвался Билам, — что все мои поступки диктует Господь”.

Однако Балак не сдавался и снова повел колдуна в другое место, где повторилось то же самое. Билам понял, что его благословения израильтянам угодны Господу. Стоило ему лишь окинуть взором пустыню и увидеть лагерь израильтян, где в стройном порядке разместились все двенадцать колен Израилевых, как осенил его дух Божий, и Билам снова произнес речь, в которой торжественно превознес и восхвалил Израиль сильнее прежнего.

Всплеснул руками разгневанный Балак и прогнал колдуна. ”Я призвал тебя, — сказал он, — чтобы ты проклял моих врагов, но ты вместо этого трижды благословил их! Убирайся отсюда в свою страну. Я обещал щедро наградить тебя, но Господь лишил тебя всех наград”.

Билам ответил царю: ”Но ведь и послам твоим я говорил, что не смогу ослушаться Господа ни за какие награды в мире, ни даже за всю царскую казну. Да, я вернусь к народу моему, но не раньше, чем возвещу о будущих деяниях Израиля против тебя”. И снова произнес он хвалебную речь, воспевая в стихах грядущие победы Израиля над всеми его врагами. Затем Билам погнул пределы Моава и вернулся к себе домой, а Балак пошел своей дорогой.

Бемидбар (Числа), 22—24

Моше назначает Иехошуа бин-Нуна своим преемником

И сказал Господь Моше: ’’Взойди на эту гору и осмотри землю, которую Я дам сынам Израиля. Сделав это, ты отойдешь к праотцам своим и умрешь, как умер Ахарон, брат твой — ведь вы оба ослушались Меня на глазах у всей общины, около Мей-Мерива — в пустыне Цин”.

И ответил Моше Г осподу: ”Да назначит Г осподь человека, который возглавил бы общину, сумел бы заботиться о ней и разумно руководить ею, дабы не остался народ Господа без вождя, словно стадо без пастуха”.

И сказал Господь Моше: ’’Этот человек — Иехошуа бин-Нун. Он исполнен духа мудрости, и потому именно на его чело ты возложишь руку свою, когда он будет стоять перед первосвященником Элазаром и перед всей общиной. Ты всенародно объявишь его своим преемником и передашь ему свою власть на глазах у всех израильтян. Элазар будет вопрошать Господа и возвещать волю Его народу, а Иехошуа бин-Нун возглавит общину сынов Израиля”.

Бемидбар (Числа), 27:12—23

Последний день жизни Моше

За несколько дней до смерти Моше созвал народ и поведал израильтянам обо всем хорошем и плохом, что сулит им будущее, в соответствии с поступками их. Он напомнил им о Завете, который заключил с ними Господь Бог; говорил о карах Господних за грехи народа; о всеобщем покаянии, что последует за грехами и карой Господней, о том, что впоследствии Господь сжалится над Своим народом и соберет его из стран рассеяния* и возвратит евреев в страну обетования. Моше заповедал сынам Израиля соблюдать учение Бога — Его священную Тору, и вот что он сказал им:

’’Если будете послушны Господу, Богу вашему, соблюдая Его заповеди и законы, записанные в этой книге, в Его священной Торе, — тогда благословит вас Господь и вы преуспеете во всех делах ваших. Заповедь эта не так уж трудна для вас, ведь она не где-нибудь на небесах или за морем, нет, она очень близка вам — устами и сердцем способны вы исполнять ее.

Смотрите, сегодня я предлагаю вам выбор между жизнью и смертью, между добром и злом. Призываю вас — выберите жизнь, чтобы могли жить дальше и вы и потомство ваше; любите Господа, Бога вашего, будьте Ему послушны и верны, и тогда долгие годы вы проживете на земле, которую обещал Господь дать вашим предкам — Аврахаму, Ицхаку и Яакову”.

И в последний день своей жизни Моше снова созвал народ и, обращаясь ко всем израильтянам, сказал: ”Мне исполнилось сегодня сто двадцать лет, и вести вас дальше я не могу — ведь Господь сказал: ’Реку Иордан ты не перейдешь’. Сам Господь, Бог ваш, пойдет перед вами, истребляя племена, населяющие эту землю, — вьу покорите их под предводительством Иехошуа бин-Нуна, как повелел Господь. Крепитесь же и мужайтесь, ничего не бойтесь — ведь с вами Господь, Бог ваш, который не оставит вас никогда”.

Затем Моше призвал Иехошуа бин-Нуна и сказал ему при всем народе: ’’Будь крепок и смел, ибо ты приведешь этих людей в страну, которую Господь обещал праотцам Израиля дать их потомкам, и ты же передашь ее им во владение. Сам Г осподь пойдет перед тобой и пребудет с тобой — Он не бросит тебя, не оставит, и потому тебе нечего бояться”.

И повелел Господь Моше: ’’Взойди на гору Нево, что в земле Моава, и осмотри всю землю Ханаанскую, которую Я даю во владение сынам Израиля. На той горе ты умрешь и отойдешь к праотцам своим, так же, как Ахарон умер на горе Хор. Все это потому, что вы предали Меня у Мей-Мерива — ”Воды раздора” — в Кадеше, в пустыне Цин. Так вот, ты лишь издали увидишь эту землю, но не вступишь в пределы ее, не войдешь в страну, которую Я даю сынам Израиля”.

И Моше благословил перед смертью каждое из двенадцати колен Израиля. Завершив благословения, он из степей Моава поднялся на вершину горы Нево против Иерихона, города финиковых пальм, и Господь показал ему всю страну Израиля — от Гилеада до моря и от Дана до Негева. И вновь сказал ему Господь: ”Я обещал Аврахаму, Ицхаку и Яакову отдать эту страну их потомкам. Но тебе Я позволяю лишь осмотреть ее издали — ты в нее не войдешь”.

И умер там Моше, раб Господа, — умер в земле Моава, ибо так пожелал Господь. Моше похоронен в одной из моавитских долин, но где-именно находится его могила, никому не известно и по сей день. Он дожил до стадвадцати лет, сохранив остроту зрения и бодрость. А Иехошуа бин-Нун преисполнился духа мудрости, так как Моше возложил руку свою на его чело, и повиновались ему сыновья Израиля, исполняя все то, что заповедал Господь Моше.

И никогда больше не бывало в Израиле пророка, подобного Моше, с которым Господь беседовал бы с глазу на глаз; никто более не совершал чудеса и знамения, подобные тем, что совершил Моше в Египте по воле Гос-пода, покарав фараона, всех его рабов и всю землю Египетскую; никто и никогда не сподобился столь грозного могущества и величия, какое проявил Моше на глазах у всего Израиля.

Дварим (Второзаконие), 30—34

* ...стран рассеяния. — Рассеяние (ивр. галут, букв, изгнание) — вынужденное пребывание еврейского народа вне его родной страны Эрец-Исраэль.