Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Мидраши к главе Ваера

Мидраши к главе Ваера

Гостеприимство Авраама и Сары

У Авраама была цель в жизни: он хотел достичь совершенства в любви к Ашему, а также привлечь других к служению Создателю. Ицхак и Яаков пошли по его стопам. Поэтому неудивительно, что Ашем захотел, чтобы Его называли Элокей Авраам, Элокей Ицхак, Элокей Яаков — Б-г Авраама, Б-г Ицхака и Б-г Яакова. Мысли наших праотцов были постоянно сосредоточены на Ашеме, а центром их жизни была Его воля. Даже занимаясь повседневными делами, они постоянно думали о Всевышнем. Известно, что Авраам, которого Ашем благословил великим богатством, употребил все свое состояние на то, чтобы возвеличить Б-жье Имя.

Однажды Авраам спросил у Шема, сына Ноаха: «Скажи, пожалуйста, почему Ашем спас вас в ковчеге?»

— Мы выжили благодаря благотворительности, — ответил Шем.

— Что это значит? Ведь в ковчеге не было никаких бедняков, — сказал Авраам.

— Я имею ввиду нашу благотворительность по отношению к животным, — пояснил Шем. — Ночи напролет не смыкали мы глаз, кормя их и ухаживая за ними.

— Если так, — рассудил Авраам, — то какова награда за выполнение заповеди помогать людям!

Авраам разбил в Беер Шеве прекрасный фруктовый сад. В собственном шатре он устроил четыре входа, которые все время держались открытыми, чтобы утомленный путник, куда бы он ни шел, всегда мог войти внутрь и отдохнуть после дороги, получив кров и обильное угощение.

Вскоре разнеслась молва о том, что один удивительный человек устроил открытый для всех бесплатный постоялый двор в пустыне. Из ближних и дальних мест устремлялись туда гости, чтобы насладиться едой. После трапезы они благодарили радушного хозяина и вставали, чтобы уйти. Но Авраам вдруг говорил:

— А теперь вы должны прочесть благословение. Произносите за мной: «Будь благословен Властелин Вселенной, от щедрости Которого мы вкушали!»

— Мы не хотим читать никакое благословение, — жаловались гости. — Кто такой этот Властелин Вселенной?

— Поступайте как хотите, но в таком случае следует заплатить мне за съеденное, — говорил Авраам.

— И сколько это стоит?

На это следовал такой ответ: «Бутыль вина — десять золотых монет, кусок мяса — десять золотых, буханка хлеба — десять золотых».

— Это слишком дорого. Таких цен не бывает!

— Возможно. Но какова должна быть цена хлеба, который можно купить посреди пустыни? Где в этом невозделанном краю можно достать дешевое вино и мясо?

— Пожалуй, ты прав, — уступали гости. — Так кто же этот Властелин, которого ты просил нас поблагодарить? Давай благославим Его!

Таким образом Авраам, проявляя гостеприимство и уча ему других, привлек к служению Ашему десятки тысяч человек.

Его жена Сара тоже посвятила себя распространению истины на земле: она учила женщин.

Над шатром Сары пребывало облако Шехины. Свеча, которую Сара зажигала перед Шабатом, не гасла до следующего Шабата, а пища в доме была благословенна изобилием.

Ашем и трое ангелов посещают Авраама

Прошло три дня с тех пор, как Авраам сделал себе обрезание. Как известно, на третий день после обрезания человек испытывает наибольшую слабость и сопутствующие ей боли.

Однако Авраам не чувствовал физической боли — он сокрушался совсем по другому поводу. «Почему никто не пришел в мой шатер за эти два дня? — думал он. — Неужели теперь гости не заходят ко мне из-за того, что я обрезан?»

Глубоко обеспокоенный этой мыслью, он послал своего слугу Элиезера на поиски путников. Но Элиезер вернулся один. Тогда Авраам сам сел перед своим шатром в надежде, что он увидит путников, проходящих мимо.

Жара в тот день была нестерпимой. Казалось, Ашем перенес в наш мир часть адского знойного жара — и все это ради Авраама, ибо Он сказал: «Горячий воздух успокоит его рану, а заодно избавит его от хлопот по ухаживанию за гостями, так как жара удержит людей от странствий». Но, увидев, что Авраам терзается из-за того, что не может проявить свое гостеприимство, Ашем объявил ангелам: «Мы сами придем проведать Авраама!»

Цель этого визита была двойной: во-первых, навестить больного, а во-вторых, дать Аврааму возможность проявить свое гостеприимство.

Из того, что Ашем Сам явился к Аврааму навестить его в болезни, мы выводим, что и нам следует навещать больных.

Как только Авраам почувствовал над собой Шехи-ну, он хотел подняться, но Ашем велел ему: «Оставайся сидеть! Как ты сейчас сидишь, а Шехина стоит над тобой, так и потомки твои, еврейский народ, будут входить в синагоги и ешивы и, сидя, читать Шма, а Я буду стоять возле них».

В этот момент Авраам поднял глаза и заметил трех путников, стоявших в отдалении. Аврааму они показались вполне обычными людьми.

Он подумал: «Заговорю-ка я с ними. Если Шехина не оставит меня в то время, пока я беседую с ними, то это наверняка великие люди и Ашем хочет, чтобы я пригласил их».

Трое мужчин, которые на самом деле были ангелами в человеческом обличье, по-прежнему стояли в отдалении и не приближались. Когда они увидели, что Авраам разматывает и снова укрепляет свои повязки, — очевидно, из-за боли после обрезания, — они повернулись, чтобы уйти.

«Прошу тебя, Властелин мой, — стал Авраам умолять Шехину, — не покидай меня, пока я не выполню мицву гостеприимства!»

Тут же он выбежал из шатра и поклонился путникам. «Прошу тебя, господин мой, — обратился он к тому, кто стоял в центре, сочтя его самым важным. (Мидраш рассказывает, что тот, к кому он обратился, был ангел Михаэль, а по бокам его стояли Гавриэль и Рафаэль.) — Прошу тебя, не покидай слугу своего! Ты, должно быть, утомился в дороге. Сейчас неподходящее время продолжать путь. Отдохни, здесь есть вода и приятная тень. Дозволь мне приказать кому-нибудь принести немного воды, чтобы омыть твои ноги!» При этом Авраам подумал: «Если эти бедуины поклоняются дорожной пыли, надо сделать так, чтобы в мой дом не проник предмет их идолопоклонства».

— Позвольте хотя бы принести вам немного хлеба, — попросил он своих гостей. — Подкрепившись, вы сможете продолжить свой путь.

Праведные люди обещают мало, а делают много, в то время как нечестивцы наоборот: обещают много — но не выполняют ничего. Смотрите, Авраам посулил ангелам «немного» хлеба, а подал им трапезу воистину царскую, заколов трех тельцов и израсходовав огромное количество муки. А перед трапезой в виде закуски он подал масло и молоко.

Кстати, откуда из Торы мы можем выучить, что следует меньше обещать и больше делать? Из слов и действий Самого Ашема. Творец, заверяя Авраама, что покарает египтян в конце первого изгнания, сказал так (Берешит 15:14): «И над племенем, которому они (евреи) будут служить, произведу Я суд!» В словах «произведу суд» всего две буквы, далет и нун, но, когда пришло время, Он обрушил на египтян не больше, не меньше как Десять Казней!

Поскольку Авраам был великим человеком, ангелы, посоветовавшись между собой, решили, что не подобает отвергать его приглашение. Они ответили: «Делай, как сказал».

Итак, Авраам приготовил для гостей царское пиршество. Сначала он побежал к шатру Сары и велел ей: «Поскорее возьми муку, чтобы испечь мацу».

«Какую муку?» — спросила Сара.

«Самую лучшую муку мелкого помола».

Настолько сильно овладело Авраамом желание выполнить мицву гостеприимства, что с момента прихода гостей он ни разу не присел, пока не приготовил пышный стол. В Торе так и написано, что он «бегал». После того, как он сперва выбежал навстречу гостям, а потом поспешил в шатер к Саре, он снова побежал к стаду, чтобы привести трех тельцов, так как хотел угостить их языками с горчицей. Один из тельцов, которых Авраам хотел заколоть, убежал, и Авраам погнался за ним. Телец заставил его пробежать всю дорогу до Хеврона и исчез в пещере, куда за ним вошел и Авраам. Здесь он был ошеломлен сказочным ароматом Ган Эдена, пропитавшим воздух, и удивительным сиянием света, исходившего от гробниц похороненных там Адама и Хавы. После этого происшествия Авраам решил во что бы то ни стало приобрести эту пещеру, которая называется Махпе-ла (Двойная), для семейного захоронения.

Этот мидраш учит нас, что, благодаря своему великому гостеприимству и тому старанию, которое он проявил, принимая гостей, то есть, благодаря хеседу (доброте) по отношению к другим людям, Авраам был награжден по принципу «мера за меру». Ашем тоже сотворил ему хесед, открыв место его последнего успокоения, — рядом с праотцом Адамом.

Авраам позвал своего сына Ишмаэля, чтобы обучить и его мицве гостеприимства, приказав приготовить тельцов для гостей. Пока мясо готовилось, Авраам поставил на стол сметану и молоко и позвал своего сына Ишмаэля, а также своих учеников Авне-ра, Эшкола и Мамре, чтобы и они присоединились к трапезе.

После того как дети Израиля согрешили с Золотым Тельцом, ангелы заметили Ашему: «Разве мы не предупреждали Тебя, что не надо даровать им Тору?»

Ашем ответил: «Они соблюдают Тору лучше, чем вы! Даже маленькому ребенку, вернувшемуся домой из школы и поевшему молочного блюда, мать велит вымыть руки, если он хочет еще и мяса. Вы же, когда навещали Авраама и он принес вам мясо и молоко, ели все вместе без разбора».

Впрочем, по мнению Раши (18:8), Авраам подавал все блюда отдельно, по мере их готовности. Сначала он подал молочные блюда, а затем мясные.

Где же был сам Авраам во время трапезы? Он стоял и прислуживал гостям.

Однажды р. Элиезер, р. Иеошуа и р. Цадок ели в доме р. Гамлиэля. Прислуживал сам р. Гамлиэль, который стоял и наливал им вино. Р. Элиезер не выдержал и отказался принять кубок из рук носи (патриарха). Когда же р. Гамлиэль подал вино р. Иеошуа, тот его выпил.

— Что такое, Иеошуа! — воскликнул р. Элиезер. — Разве подобает нам сидеть за столом, когда р. Гамлиэль стоит и ухаживает за нами?

— Почему нет? — ответил р. Иеошуа. — Даже более великий человек чем он однажды прислуживал за столом. Наш праотец Авраам ухаживал за тремя гостями, о которых он, кстати говоря, думал, что они идолопоклонники. Раз уж Авраам был согласен прислуживать гостям, то, конечно же, р. Гамлиэль может поухаживать за нами!

Р. Цадок присоединился к р. Иеошуа: «А ведь ты еще не упомянул о самом Великом из всех. Создатель этого мира заставляет ветры дуть, дожди — падать, травы и деревья — расти, накрывая тем самым стол и приготовляя пищу для всякой живой твари. Если уж Сам Творец ухаживает за Своими творениями, то почему бы и Гамлиэлю не прислуживать нам?»

Если в дом приходят гости, то хозяину следует принять их с самыми добрыми чувствами. Даже если в его распоряжении имеются сотни слуг и служанок, тем не менее, надо, чтоб он сам постарался ради своих гостей.

Хоть ангелы и не нуждаются в пище, в честь Авраама они действительно ели. Такова награда за хесед.

Авраам по-доброму, что называется «по-человечески», обошелся с ангелами, которые не нуждались в его гостеприимстве. За это Ашем вознаградил его полной мерой. Всевышний даровал его потомкам ман, колодец Мириам, перепелов и Облака Славы. Насколько же больше будет награда тому, кто проявляет доброту в случае когда она действительно необходима другим людям!

«Поев», ангелы спросили у Авраама: «Где Сара, твоя жена?»

Конечно, ангелы знали, где была Сара, однако задали этот вопрос. Зачем? Чтобы лишний раз обратить внимание Авраама на скромность его жены, которая осталась в своем шатре, а не вышла из любопытства посмотреть на гостей. Тем самым она становилась еще дороже для своего мужа.

— Сара в шатре, — ответил Авраам.

— Знай же, — сказал ангел Михаэль, — что в награду за скромность она удостоится потомков, которые будут служить в Святом Храме в качестве священников.

— Потомков? Но у нее нет детей!

— Когда луч солнца коснется этой отметки на стене (то есть в определенный день), Сара забеременеет. А ровно через год, считая с сегодняшнего дня, она родит.

В это время Сара стояла у стены своего шатра и слушала весь разговор, который вовсе не предназначался для ее ушей. Более того, она не поверила словам ангела и даже рассмеялась, настолько неправдоподобной показалась ей его речь. Она подумала: «Возможно ли, чтобы мое чрево выносило ребенка, а эти высохшие груди дали молоко? К тому же мой господин, Авраам, стар».

Ашем спросил у Авраама: «Почему Сара рассмеялась и сказала: «Неужели я в самом деле могу родить ребенка в столь преклонные лета?»

На самом деле Ашем переиначил Сарины слова, когда передавал их Аврааму. В действительности Сара четко произнесла про себя (18:12): «Господин мой стар». Однако Ашем сообщил Аврааму, будто она сказала (18:13): «Я состарилась».

Отсюда мы видим, насколько важен мир и согласие в доме между мужем и женой, а также между друзьями. Для того чтобы поддержать добрые отношения и избежать ссоры, иногда позволительно передавать не все сказанное.

В ответ на недоверие Сары Ашем заявил: «Разве есть что-либо слишком трудное для Меня? В назначенный срок у Сары будет сын!»

Один человек пришел к часовщику и достал из кармана сломанные часы.

«Я сомневаюсь, что ты способен починить их, — заметил он. — Весь механизм износился и его надо заменить».

Часовщик рассмеялся: «Эти часы изготовил я. Неужели ты полагаешь, будто я неспособен произвести простую починку?»

Так и Ашем сказал Аврааму: «Я сотворил человека. Омолодить его — отнюдь не выше Моих сил!»

А теперь вопрос: почему сын был дарован Саре лишь в старости, после того как она почти отчаялась иметь детей?

Это должно было стать уроком на будущее, глубоким символом для всех грядущих поколений. Если кто-либо потеряет надежду на то, что Ашем восстановит Иерушалаим, то ему скажут: «Посмотри на Авраама, нашего отца, и на Сару, его жену, нашу мать. Как Ашем омолодил Сару, в преклонные годы дав ей сына, так Он поступит и с Иерушалаимом. Он устроит так, что сверъестественным образом Иерушалаим вернется к Нему!»

После этих слов Всевышнего Авраам упрекнул Сару за ее смех. Она же, испугавшись, стала отрицать, что смеялась. Кстати сказать, одна из причин того, что по еврейскому закону женщины не допускаются свидетелями в суд, состоит в том, что даже самая праведная из них, испугавшись, отрицала правду.

Когда ангелы уходили, Авраам, по своему обычаю, проводил их.

Греховность пяти городов — Сдома, Аморы и других

Выполнив поручение доставить Саре весть о будущем рождении Ицхака, ангел Михаэль вернулся на Небо, в то время как его товарищи Рафаэль и Гавриэль продолжили свою миссию на земле. Гавриэлю велено было уничтожить Сдом и соседние города, а задачей Рафаэля было спасти Лота.

По какой причине решил Ашем разрушить Сдом?

В Торе говорится: «Люди Сдома были злы и весьма преступны перед Ашемом» (Берешит 13:13). Так же обстояло дело и с четырьмя соседними городами — Аморои, Адмой, Цваимом и Цоаром, которые входили в своеобразную коалицию, столицей которой был Сдом.

Жители всех пяти городов были убийцами и прелюбодеями, сознательно восставшими против Ашема, поскольку творили такие же дела, как и поколение, жившее перед Потопом.

Что было причиной развращения жителейчСдома? Дело в том, что по тем временам они считались самыми богатыми людьми в мире, так как почва в том краю славилась необычным плодородием. Кроме того, там были природные запасы золота, серебра и драгоценных камней. Когда содомит посылал слугу в огород выдернуть какой-нибудь овощ, тот обычно находил под этим овощем золото. Однако следствием избытка, которым наслаждались жители Сдома, была не возросшая благодарность Ашему, а совсем противоположное: они стали уповать исключительно на свое богатство, отрекшись от правления Творца.

Будучи необыкновенно жадными, они не допускали к себе в страну никаких чужеземцев. Причем столь ревностно охраняли свое имущество, что преступали все границы разумного. Так, на всех общественных деревьях были срезаны все ветки, чтобы птицы не клевали плодов.

В свод сдомских законов входили такие положения:

1. Любого чужеземца, обнаруженного в округе, разрешается грабить, а также издеваться над ним.

2. Обязанность сдомского судьи — добиться того, чтобы всякий странник покидал страну без гроша в кармане.

3. Всякий, кого видели дающим хлеб нищему, предается смерти.

4. Со всякого, кто пригласит чужеземца на свадьбу, в наказание будет снята вся одежда.

Однажды Элиэзеру, слуге Авраама, случилось проходить через Сдам. Когда он шел по улице, содомиты напали на него и избили до крови.

Элиэзер отправился к местному судье, чтобы потребовать у него справедливости.

Что произошло?спросил судья.

Этот человек нанес мне рану!пожаловался Элиэзер.

Совершенно ясное дело. Немедленно заплати этому человеку за то, что он отворил тебе кровь в медицинских целях!вынес приговор судья.

Элиэзер не стал раздумывать. Он взял палку и стал бить судью, пока у того не пошла кровь. После чего он сказал: «Теперь ты должен мне деньги, ибо я отворил тебе кровь. Впрочем, вместо того чтобы платить их мне, можешь отдать их прямо тому человеку». Увидев смелость и решительность чужестранца, содомиты не стали его трогать.

Когда спустилась ночь, они предложили Элиэзеру отдохнуть в одной из «гостиниц». Для гостей у содомитов были особые постели. Посреди ночи, когда гость спал, они входили к нему и проделывали следующую операцию: если рост гостя превышал длину кровати, они отрезали ему ноги; если гость был короче кровати, они вытягивали ему конечности.

Пожалуйста, ложись на кровать и отдыхай, — сказали они Элиэзеру, но Элиэзер отказался.

Сожалею, но не могу принять ваше приглашение. Со дня смерти моей бедной матери, которая умерла на кровати, я поклялся никогда больше не ложиться на кровать.

Элиэзер ничего не ел весь день, ибо нигде не мог получить еду даже за деньги. К счастью, в тот день в Сдоме была свадьба, и Элиэзер, последовав за толпой, уселся в конце стола. Он не знал, что, по закону, всякого, кто приглашал чужеземца на свадьбу, наказывали публичным раздеванием. Люди заметили незнакомца и спросили его: «Кто пригласил тебя на свадьбу?»

«Вот этот человек», — ответил Элиэзер, указывая на своего соседа. Тот поспешно ушел, испугавшись, что, поверив Элиэзеру, его лишат одежды. Элиэзер пересел на другое место и, когда его снова спросили, от кого он получил приглашение, опять указал на своего ближайшего соседа. Так он повторял свою хитрость до тех пор, пока все сидевшие на его конце стола не ушли со свадьбы, и он, усевшись поудобней, не поел вдоволь в полном одиночестве.

Жители Сдома по очереди пасли весь сдомский скот, учредив такое правило: «Всякий, у кого есть бык, должен смотреть за скотом один день. Тот, у кого нет ни одного быка, должен охранять скот два дня».

Если житель Сдома устанавливал межевой знак из кирпичей, то он вскоре обнаруживал, что все они исчезли, ибо все горожане брали себе по одному кирпичу. Подобным же образом, если кто-либо вывешивал лук или чеснок на просушку, то вскоре от овощей ничего не оставалось, ибо каждый горожанин утаскивал «только» одну головку.

Один человек из Элама отправился в путешествие, взяв с собой осла и привязав ему на спину дорогой цветной ковер.

Когда село солнце, он, будучи к своему несчастью в районе Сдома, был вынужден искать себе пристанище на ночь. Понятно, что никто не спешил его пригласить.

Наконец, один хитрый и злой содомит по имени Эдор подошел к нему и спросил, кто он такой.

Я пришел из Хеврона и иду к себе в Элам. Солнце село, и я должен остаться в вашем городе на ночь. Но никто не пускает меня в свой дом. У меня достаточно пищи и для себя, и для осла. Все что мне нужноэто ночлег.

Идем ко мне, — сказал Эдор. — Я приглашаю тебя и на трапезу.

Когда гость вошел в дом, он отдал дорогой ковер Эдору на хранение, после чего поел сам и накормил своего осла.

Утром гость хотел уйти, но Эдор настаивал, чтобы тот остался еще на один день. Гость согласился, поел еще несколько раз и снова устроился на ночлег.

Когда следующим утром он собрался было уйти, Эдор опять убедил его остаться.

На третий день гость был непреклонен в своем желании продолжить путешествие.

Дай мне мой ковер и веревку, чтобы погрузить его на осла, и позволь мне уйти, — сказал он Эдору.

Что ты имеешь в виду?спросил Эдор.

Я говорю о цветном ковре, который дал тебе на хранение, когда пришел.

Тогда вот тебе растолкование твоего странного сна, — ответил Эдор. — Веревка, о которой ты грезил, означает, что ты проживешь на свете жизнь, долгую как веревка. Многоцветный ковер символизирует богатый фруктовый сад, владельцем которого ты станешь и где ты насадишь всевозможные породы деревьев.

Я не грезил, когда передал тебе на хранение ковер и веревку, — вскричал гость. — Я бодрствовал!

Почему ты жалуешься?кротко спросил Эдор в ответ. — Разве я не дал тебе благоприятное толкование? Хотя на самом деле ты должен мне за это великолепное толкование четыре золотые монеты, я прошу у тебя только три!

Разгневанный гость затопал ногами и закричал: «Пойдем к судъе!»

Они предстали перед сдомским судьей, и Эдор сказал, что его гость грезил, в то время как тот продолжал утверждать, что он бодрствовал.

Эдор знаменит на весь город своей великолепной способностью благоприятно растолковывать самые невероятные сны, — заметил судья.

Но я на самом деле, наяву, средь белого дня дал ему веревку и ковер!настаивал гость.

Неправда, — отрицал Эдор. — Ты должен мне четыре золотых монеты за толкование сна и еще полную стоимость всех трапез, которыми угощался в моем доме.

Когда гость запротестовал, судья приказал вытолкать его. Тут собрались все жители Сдома и с криками выгнали того плачущего человека прочь из города.

Мидраш рассказывает, что одна из дочерей Лота, Плотис, была замужем за видным содомитом. Однажды она заметила на улице голодного нищего и пожалела его. Положив немного хлеба в кувшин, с которым она обычно ходила к колодцу, она, проходя мимо, тайно отдала его нищему. Так она делала несколько дней. Жители Сдома удивлялись: «Как этот нищий до сих пор жив? Ему бы давно пора умереть. Нашел место, где попрошайничать! Должно быть, кто-то подкармливает его». Они стали следить за нищим и обнаружили, что дочь Лота потихоньку его подкармливает. По закону, того, кто кормил нищего, сжигали. Так погибла дочь Лота.

В Талмуде ее смерть описана несколько иначе, чем в мидраше. Ее повесили голую, намазав ее тело медом, так что погибла она от укусов пчел.

Перед смертью она жалобно закричала: «Властелин Вселенной! Узри, что жители Сдома собираются сделать со мной, и покарай их!»

Крики несчастной женщины достигли Небесного Престола.

Ашем сказал: «Я спущусь, чтобы судить их дела. За одно злодеяние, учиненное над этой невинной душой, они заслуживают гибели». Ашем и Его суд из семидесяти ангелов спустились принять решение и вынесли приговор. В результате город был приговорен к разрушению.

Конец Сдому пришел не вдруг, без предварительного предостережения его жителей. За двадцать пять лет до его окончательного уничтожения Ашем наслал на тот край землетрясение, чтобы побудить жителей к исправлению, но они не обратили тогда никакого внимания на Б-жественное предупреждение.

Молитва Авраама за жителей Сдома

Итак, мы оставили Авраама прислуживающим гостям. После того как они ушли, с ним заговорил Ашем, открыв ему весть о надвигающемся разрушении Сдома.

«Нельзя утаить от Авраама, что Я собираюсь сделать, — подумал Ашем. — Я должен сообщить ему о каре, которая обрушится на Сдом. Ведь именно Аврааму Я дал эту землю, и у Меня нет права уничтожить пять местных крупных городов без его ведома. Кроме того, его племянник Лот, живущий в Сдоме, может быть спасен только если Авраам помолится за него».

Была еще одна причина, почему Ашем хотел рассказать Аврааму о предстоящем наказании Сдома. Ашем знал, что в свое время Авраам был обеспокоен гибелью людей всего мира от Потопа, причем Авраам рассуждал так: «Возможно ли, что среди них совсем не было праведников?» Теперь Ашем хотел поговорить с ним об уничтожении Сдома, чтобы убедить его в справедливости Своей кары.

Как только Авраам услышал эту весть, он стал молиться.

«Властелин Вселенной, — обратился он к Б-гу, — среди этих людей наверняка есть несколько праведников. Почему Ты не пощадишь города ради них? Разве это справедливо — вместе с нечестивцами уничтожать и праведников? Почему Лот должен погибнуть заодно со злодеями? В результате огульного наказания произойдет осквернение Твоего Имени! Люди будут говорить: «Конечно, для Творца это обычное дело — стирать с лица земли праведников вместе с грешниками. Так Он поступил с Поколением Рассеяния, так поступил с Поколением Потопа». Почему Ты судишь мир, следуя только Справедливости? Если Ты не будешь милостив, мир пропадет!.. Разве нет пятидесяти праведников в этих пяти городах? И неужели не стоит сохранить жизнь всем жителям ради этих пятидесяти?»

Ашем ответил: «Хорошо, если Я найду в пяти городах пятьдесят праведников, ради них все эти города будут спасены».

Но Авраам продолжал молиться:

Я пепел и прах_перед Тобой, и все же осмеливаюсь продолжать». Действитльно, Авраам мог сказать про себя: «Если бы Амрафель убил меня на войне, я стал бы пылью; если б Нимрод сжег меня в своей печи, я стал бы прахом. Только благодаря Твоему великому милосердию я все еще жив».

«Дозволь спросить Тебя: если в этих городах окажется на пять праведников меньше, то есть только сорок пять, разве не спасешь из-за них всех жителей? Ведь если в каждом из них окажется девять достойных людей, Ты, Ашем, можешь присоединиться к ним, так что получится десять праведников в каждом городе».

На это Ашем ответил: «Если Я найду сорок пять праведников, ради них прощу все города».

Но Авраам не успокоился: «Может быть, там найдется только сорок праведников. Спаси из-за них хотя бы четыре города!»

Ашем согласился.

Однако Авраам продолжал умолять о том, чтобы, если там окажется тридцать праведников, три города были бы пощажены в их заслугу, а если двадцать, то хотя бы два. Наконец Авраам попросил: «Если там найдутся десять праведников, то пусть из-за этих десяти хотя бы один город будет спасен».

Когда же он узнал от Ашема, что среди всего населения этих пяти городов не было даже десяти праведников, он перестал молиться.

Почему он не продолжал мольбы? Почему не попросил за один город, если бы в нем нашлось меньше десяти праведных людей?

1. Авраам сказал себе: «В Поколении Потопа было восемь праведных людей — Ноах, его жена, трое их сыновей с женами. Тем не менее, заслуг оказалось недостаточно для того, чтобы спасти все поколение. Очевидно, числа праведников меньше десяти не хватает для спасения других людей».

Авраам предположил, что в Сдоме должно было быть по меньшей мере десять праведников, а именно: Лот, его жена и четверо их дочерей с мужьями, — но Ашем сказал ему, что десяти праведников там не набралось, ибо зятья Лота оказались недостойными людьми.

2. Была и другая причина, почему Авраам не просил пощадить город, если в нем меньше десяти праведников. Он знал, что десять — это минимальное число людей в собрании, на котором покоится Шехина (Б-жественное Присутствие).

Как только у заступника Авраама иссякли аргументы, его диалог с Ашемом закончился. Оба ангела, которые до сих пор стояли поодаль и не спешили идти в Сдом, в ожидании чем кончится спор, — а вдруг Авраам найдет средство спасти обреченные города, — теперь отправились туда, чтобы их уничтожить.

А теперь принципиальный вопрос: почему Авраам молился за растленных жителей Сдома? Дело в том, что праведники молятся вообще не только за весь мир или за еврейский народ, но и за нечестивцев. Для чего? Они надеются, что злодеи исправятся и возвратятся к Ашему.

Вот что произошло с р.Меиром. Округу, где он жил, с некоторых пор начали беспокоить разбойники. Это так разгневало его, что он принялся молиться, чтобы все они умерли. Однако его жена Брурия возразила: «Сказано: «Да исчезнут грехи с земли» (Теилим 104:35), но не сказано: «Да исчезнут грешники с земли». Стоит молиться о том, чтобы они раскаялись, тогда вовсе не будет злодеев».

Так р.Меир и сделал — в результате они возвратились к Ашему.

Наш отец Авраам старался привести доводы в защиту Сдома, поскольку он надеялся, что содомиты совершат тшуву, самоисправление, раскаяние.

Эта молитва проявила величие Авраама. Стиль жизни содомитов был диаметрально противоположен образу жизни и учению Авраама, который учил людей доброте и гостеприимству. Как ни противны были Аврааму дела жителей Сдома, он все же молился за них, не поддавшись влиянию своих чувств.

В Торе приведены три случая, когда люди, узнав о решениях, пагубных для своих ближних, реагировали по-разному:

— Ноах не стал просить за свое поколение.

— Авраам взмолился: «Почему праведники должны погибать вместе с нечестивцами?»

— Наивысшей ступени достиг Моше. После происшествия с Золотым Тельцом он умолял Ашема: «Разве Ты не простишь их грех? Если не простишь, вычеркни меня из Твоей Книги, которую Ты писал» (Шмот 32:32).

Ашем уничтожает Сдом, спасая при этом Лота

Вечером того же дня два ангела прибыли в Сдом, и первым их встретил Лот, который в это время ходил по улицам.

Вы выспросите, почему Лот ночью бродил по улицам города? Он, как и Авраам, хотел пригласить гостей, но из-за сдомских законов боялся ввести кого-либо к себе домой открыто, поэтому искал путников во тьме и приглашал их тайно.

Заметив на улице двух незнакомцев, Лот подбежал к ним, поклонился и сказал: «Прошу вас, господа мои, войдите в мой дом и останьтесь у меня на ночлег».

Очевидно, что он подражал Аврааму. Долгое время пробыв в доме брата своего отца, он хотя и не перенял его образа жизни, но научился от него прилагать усилия для того, чтобы делать ближним добро.

Ангелы ответили: «Нет, мы будем спать на улице».

— Прошу вас, войдите ко мне, — настаивал Лот.

Видя их упорное нежелание следовать за ним, он взял их за руки. Лишь тогда они согласились.

Почему ангелы первоначально отказались принять приглашение Лота?

1. Они не хотели подвергать Лота опасности.

2. Это было частью Небесного замысла. Ашем хотел, чтобы Лот проявил настойчивость, благодаря чему у него появились бы определенные заслуги, за которые его следовало бы спасти.

— Ступайте к моему дому кружным путем и входите незаметно, — предостерег он своих гостей. Когда же они благополучно прибыли в его дом, он дал такое наставление: «До завтрашнего дня не смывайте пыль со своих ног. Если люди Сдома придут ко мне, я хочу, чтобы они заметили эту пыль и подумали, будто вы только что вошли в город. Извините, но я вынужден принимать такие меры предосторожности, поскольку, узнай они правду, меня приговорят к смерти!

Подобно тому что он видел у Авраама, Лот приготовил для гостей хорошую трапезу. Прежде всего он угостил их мацой, поскольку был Лесах. Жена Лота, Ээрис, уроженка Сдома, не разделявшая взглядов своего мужа на гостеприимство, сказала ему так: «Если люди Сдома прослышат про гостей, они тебя убьют. Ты подвергаешь опасности не только себя, но и всю семью. Но раз ты настаиваешь на том, чтобы принять гостей, то давай разделим дом между собой. Гости останутся на твоей части, а я останусь не при чем».

У жены Лота был обычай подавать гостям мужа несоленую пищу, чтобы сэкономить хотя бы на этом. На этот раз Лот велел ей: «Подай гостям немного соли».

— Ты хочешь ввести здесь этот дурной иностранный обычай? — крикнула она. — Пусть так, я согласна, но у нас в доме нет соли! Так что придется идти к соседям.

Ээрис пошла по соседским домам, объявляя в каждом: «У нас гости. Не можете ли вы дать немного соли?»

Вскоре весь город знал о том, что Лот пригласил к себе чужеземцев.

Ангелы спросили у Лота: «Что за люди живут в этом городе?»

Лот ответил: «Нечестивцы».

И как бы в доказательство его правоты с улицы раздались крики толпы. Оказывается, к дому Лота сбежалось почти все мужское население города — молодые и старики. Они принялись громко стучать в двери дома с требованием выдать, им гостей. Во всем городе не нашлось ни единого человека, который бы возражал против этого.

Лоту пришлось выйти на улицу, чтобы успокоить толпу. Тем самым он ради гостей подверг свою жизнь опасности, поскольку толпа легко могла его убить.

— Прошу вас, братья, — кротко обратился он к соотечественникам. — Вспомните, что Поколение Потопа было сметено с лица земли за грехи того же свойства, что вы собираетесь совершить сейчас.

Чтобы защитить своих гостей, Лот пошел на еще большую жертву. «Послушайте, — воззвал он. — У меня есть две незамужние дочери. Я выведу их к вам, и делайте с ними, что хотите. Только прошу вас об одолжении, оставьте моих гостей в покое, ибо они пришли в мой дом!»

Ашем сказал: «Человек может предать себя на смерть ради жены и дочерей. Но Лот готов выдать на поругание своих дочерей ради чужих людей. Клянусь, они достанутся тебе. Рано или поздно люди станут смеяться над тобой, читая в Торе: «И зачали обе дочери Лота от своего отца» (19:36).

— Убирайся! — закричала толпа Лоту. — Разве для этого поставили мы тебя судьей, чтобы ты вводил новые законы? С древних времен наша традиция гласит, что над каждым чужеземцем необходимо учинять издевательства и грабеж!

Действительно, Лот после своего приезда в Сдом поставлен был главой суда, но местные жители соглашались с его мнением только в том случае, если оно соответствовало их образу жизни.

Они закричали: «Раз ты вмешался, мы поступим с тобой еще хуже, чем с ними!» И они стали ломать дверь, но ангелы защитили Лота и его семью в награду за гостеприимство. Они отвели Лота обратно внутрь дома и поразили слепотой всех, кто стоял у входа в дом, молодых и стариков. Поскольку преступное дело начали молодые, то наказание постигло прежде всего их.

Несмотря на поразившую их слепоту, люди пытались ощупью найти дверь, но у них ничего не получилось.

Как только Лот понял, что ангелы намерены уничтожить жителей Сдома за их нечестивость, он стал молиться, упрашивая пощадить их. Тогда ангелы сказали Лоту: «Перестань молить о милосердии. Они требовали от тебя выдать нас, чтобы сотворить над нами злое дело, а для этого преступления нет оправдания. Мы уничтожим этот город. Спасай себя и свою семью!»

Поскольку у Лота были четыре дочери, две из которых были замужем, он пошел сообщить своим зятьям-содомитам о нависшей гибели, убеждая их уйти из города. Но зятья рассмеялись в ответ на его слова. «В городе музыка и веселье, — сказали они, — а ты говоришь о гибели». Впрочем, Лот и сам колебался: «Как могу я бросить свое богатство? Надо подумать, что следует захватить с собой».

Забрезжило утреннее солнце, а Лот все еще не решил, с какими из своих сокровищ расстаться, а какие взять с собой.

— Поспеши, — подгоняли ангелы Лота, — иначе ты погибнешь за чужие прегрешения.

Но Лот продолжал мешкать, и тогда ангелы вознаградили его за то, что он взял их за руки, когда настаивал, чтобы они переночевали у него. Рафаэль и Гавриэль взяли теперь за руки Лота, его жену и двух их непорочных дочерей и спешно повели прочь от города.

Заметим, что Лот вышел из Сдома без гроша в кармане. Таково было наказание за то, что он поселился в Сдоме в погоне за богатством.

— Спасайте свою жизнь, — подгоняли ангелы семью Лота. — Будьте довольны тем, что вашу жизнь пощадили, и забудьте о своих деньгах. Не оглядывайтесь назад, ибо сейчас на город обрушится гнев Ашема.

Так и произошло. 12000 Ангелов Уничтожения обрушились на пять городов, чтобы в один миг стереть их с лица земли. Все пять городов располагались на одной скале, и, когда ангел простер руку, все они одновременно перевернулись. Впрочем, перевернулись и погибли не все. Город Цоар — один из всех — был пощажен. Всевышний пощадил его для того, чтобы Лот мог спастись туда бегством.

Сера и огонь излились с неба и уничтожили не только дома, но и растительность. Земля и вода в этом месте были загрязнены настолько, что там и поныне ничего не растет.

По дороге произошло несчастье: жена Лота Ээрис пожалела двух своих старших дочерей, оставшихся в Сдоме, и обернулась, чтобы посмотреть, не бегут ли они следом. Но этого нельзя было делать! В мгновение ока она превратилась в соляной столб, ибо узрела Шехину, видимое Присутствие Ашема. Так она была наказана за то, что сообщила соседям про чужестранцев.

Тот, кто увидит соляной столб, в который была превращена жена Лота, обязан прочесть два благословения:

-. «Благословен праведный Судья».

-. «Благословен Тот, Кто памятует о праведниках».

Произносящий эти слова тем самым благословляет Ашема, Который, разрушая Сдом, вспомнил об авраа-мовой праведности и спас Лота в заслугу праведника Авраама.

Какое отношение имеет к нам судьба Лота?

«Тот, кто общается с мудрыми, будет мудр; а того, кто дружит с глупыми, постигнет несчастье», — так говорится в Мишлей (13:20).

Если зайти в парфюмерную лавку, то, когда выйдешь оттуда, твоя одежда будет пропитана ароматом духов, даже если ты ничего не купил. Но если ты побывал на сыромятне, то будешь пропитан не совсем приятными запахами, даже не будучи по профессии кожевником.

Тот, кто привержен обществу людей, изучающих Тору, непременно получит пользу, а тот, кто проводит время с невеждами, а тем более — с нечестивцами, обязательно повредит себе.

Поселившись в Сдоме, в самом центре жительства грешников, Лот чуть было из-за них не погиб.

Лот и его дочери

Ангел посоветовал: «Спасайся бегством на гору, где живет Авраам». Но Лот побоялся снова оказаться по соседству с Авраамом, подумав при этом так: «Когда я жил среди нечестивых содомитов, Ашем находил меня относительно праведным на их фоне. Поэтому Он спас меня. Но если я переберусь к праведнику Аврааму, то рядом с ним Он сочтет меня нечестивцем». Именно поэтому Лот попросил Ашема пощадить от разрушения город Цоар, чтобы он мог укрыться в нем, а не искать убежища у своего дяди. «Грехи этого города меньше, чем грехи Сдома, — доказывал Лот, — ведь он основан совсем недавно».

Ашем выполнил просьбу Лота и не стал уничтожать Цоар. Таким образом Лот был вознагражден за то, что приложил все усилия, чтобы пригласить к себе ангелов, и ради них подверг себя опасности.

Ангел сказал Лоту, передавая слова Ашема: «Поспеши и скройся в Цоаре, Я не буду уничтожать Сдом, пока ты не выберешься отсюда.»

Лот и его дочери поспешили в Цоар, но не остались там, поскольку Лот боялся, что город расположен слишком близко к Сдому. Вместо этого он отправился со своими дочерьми в пещеру в горах. Тем самым он пренебрег словами ангела, велевшего ему скрыться в Цоаре. Следствием этого была позорная история, которая произошла в пещере.

Двум великим женщинам суждено было произойти от дочерей Лота: бдна из них — Рут — моавитянка, родоначальница династии Давида и, в конечном счете, Машиаха; другая — Наама, аммонитянка, ставшая женой царя Шломо и матерью царя Рехавама. Впрочем, дочерям Лота было дано пережить уничтожение Сдома не только ради драгоценных душ — Рут и На-амы, которые впоследствии произошли от них, но и потому, что обе дочери Лота были праведницами, поскольку еще в доме Авраама научились любить Ашема.

Став свидетельницами того, как были разрушены четыре больших густонаселенных города и как земля поглотила жителей Цоара (причем сам Цоар не был уничтожен), дочери Лота решили, что мир постигла гигантская катастрофа, подобная Потопу, и они остались единственными, кто выжил.

— Наш отец стар, — сказала старшая сестра младшей, — и может умереть. Если от него не произойдет новое потомство, людской род исчезнет!

Итак, дочери Лота совершили свой поступок ради Неба. Но не Лот! Последний был ввергнут в столь постыдное положение потому, что имел нечистое сердце, в котором было стремление к кровосмешению.

В пещере было обнаружено вино, специально приготовленное Ашемом. С какой целью? Всевышний хотел, чтобы на свет произошли народы Аммона и Моава.

Дочери Лота напоили своего отца и, когда он опьянел, соблазнили его. Старшая подала пример, младшая последовала ему. Обе они забеременели и родили сыновей.

Старшая дочь, беззастенчиво поправ приличия, назвала своего сына Моаврожденный от отца, младшая же дала своему сыну имя Бен-амисын моего народа.

Ашем, записывающий каждое слово, слетевшее с губ человека, поступил с обеими дочерьми Лота по принципу мида-кенегед-мида, мера за меру. Он заповедал в Торе (Дварим 2:19), чтобы евреи никогда не нападали на народ Аммона — потомков младшей, более скромной дочери. Однако против моавитян — потомков старшей — Ашем запретил только открытое развязывание войны, но разрешил провоцировать их и вызывать на битву.

Сару забирают во дворец Авимелеха

После разрушения Сдома Авраам сменил место обитания, перенеся свой шатер из Хеврона в филистимский город Герар.

Почему Авраам покинул Хеврон?

1. Авраам был вынужден оставить своих бывших соседей, ибо стали распространяться слухи о том безобразии, которое совершил Лот со своими дочерьми. Недобрая слава Лота отразилась и на Аврааме, приходившемся ему дядей. Поскольку его имя связывалось с именем Творца, Авраам решил поселиться в другом месте.

2. Переполнявшее Авраама желание творить добро заставляло его постоянно искать гостей. После разрушения Сдома дороги в том краю обезлюдели. Поэтому Авраам переселился в Герар, где на дорогах всегда есть много путников, которых можно пригласить в свой дом.

Впрочем, Авраам знал, что жители Герара тоже не боялись Б-га. А раз так, то он решил, что для вящей безопасности лучше будет назваться братом Сары, как сделал уже раньше в Египте. Правда, и здесь уловка не удалась, так как царь страны, Авимелех, приказал схватить Сару и силой забрать ее во дворец. Оказавшись во дворце, Сара сказала Авимелеху правду: «Я замужняя женщина!»

Конечно, Авимелех оставил бы ее слова без внимания, но Ашем послал ангела Михаэля, чтобы не дать ему прикоснуться к ней. Больше того, Ашем явился Авимелеху во сне и предупредил: «Женщина, которую ты взял во дворец, замужняя. В соответствии с Семью законами для Потомков Ноаха, ты заслужишь смерть, если вознамеришься возлечь с ней».

Оправдываясь, Авимелех сказал Ашему: «Справедливо ли казнить невинного наравне с виновным? Разве Ты караешь согрешивших нечаянно наравне с теми, кто согрешил намеренно? Когда я спросил об отношениях этой пары, муж заявил, что он ей брат. И она не возражала! Так что, я забрал ее в свой дом, оставаясь в полном неведеньи и с чистыми руками».

— Верно, — ответил ему Ашем, — когда ты забирал ее во дворец, ты ничего не знал и был полностью чистосердечен. Однако ты не можешь утверждать, что твои руки чисты. Твоим долгом было немедленно возвратить ее мужу, как только ты узнал, что он у нее есть. Что касается твоих претензий на добродетельность, то это Я помешал тебе коснуться ее. Более того, ты заслуживаешь наказания за ее похищение, ибо даже незамужних женщин нельзя хватать силой.

Воровство людей карается смертью!.. А теперь иди и

немедленно верни эту женщину мужу.

— Но Авраам не поверит, что я не касался ее!

— Он пророк, и ему известно, что произошло. Проси его простить тебя и молиться за тебя. Иначе умрешь.

Не одного царя — всех мужчин и женщин в филис-тимлянском дворце Ашем поразил болезнью, из-за которой они не способны были зачинать или рожать детей. Все отверстия на их телах, даже уши и носы, вдруг закупорились. Впрочем, чудо заключалось скорее не в том, что отверстия закупорились, а в том, что люди жили с этим, не умирая, то есть страшно мучаясь. Болезнь распространилась и на животных авимелехова двора. Даже куры перестали нести яйца.

При мысли о том, что если они не вернут Сару, то будут уничтожены, как ранее содомиты, придворных Авимелеха охватила паника.

Авимелех позвал Авраама и спросил.

— Почему ты притворился братом Сары? Ты ведь знаешь, что мы не так безнравственны, как египтяне.

— Но вы тоже не боитесь Б-га. И я испугался, что вы можете меня убить.

Всегда можно ожидать, что тот, кто не боится Б-га, не остановится перед любым грехом или преступлением.

— Вина целиком лежит на тебе, — продолжал Авраам. — Если город посетил чужеземец, разве не следует сначала справиться о его здоровье и благополучии, а уж затем, если не терпится, задавать вопрос о его отношениях с женщиной, которая его сопровождает? Я сразу догадался о твоих намерениях и потому вынужден был обезопасить себя, заявив, что я брат Сары. Но здесь нет лжи: Сару действительно можно назвать моей сестрой, ибо она дочь моего брата.

Чтобы примириться с Авраамом, Авимелех дал ему скот, золото и серебро. Еще он отдал Аврааму в служанки свою дочь, точно так же как в свое время—3 отдал ему фараон свою дочь Агарь.

Саре же Авимелех сказал так: «Я передал Аврааму тысячу динаров, так что можешь купить себе из этой суммы царские одежды. Чтобы все видели, что ты знатная госпожа. Тогда тебе не надо будет бояться приставаний. за все страдания что ты мне причинила,_не открыв свое замужество, я желаю, чтобы твой сын ослеп!»

Ничьими проклятиями нельзя пренебрегать. Слова Авимелеха однажды возымели действие, и сын Сары Ицхак, дожив до преклонных лет, ослеп.

Авимелех пригласил Авраама остаться на его земле, но тот отверг это предложение, поскольку опасался селиться по соседству с неверующими, то есть теми, кто не боится Ашема, и предпочел перебраться из столицы страны в Герарскую долину.

Следует отметить, что Авраам, будучи бесконечно добрым и бескорыстным человеком, не только простил Авимелеху ужасное горе, которое царь ему причинил, похитив жену, но даже молился о том, чтобы Ашем полностью исцелил Авимелеха от язв и болезни.

Что произошло в результате авраамовой молитвы за Авимелеха? Ответ можно найти в следующей притче:

Все при дворе знали, что царь никогда не отказывает своему фавориту ни в каком одолжении. Поэтому каждый, кто считал, что хорошо бы получить какую-нибудь выгодную должность, первым делом обращался к фавориту с просьбой: «Не можешь ли ты похлопотать за меня перед царем?» И царь всегда выполнял просьбу своего любимца. Так, за короткое время множество вельмож получили один за другим высокие титулы и звания. Кто стал пэром, кто герцогом. При дворе остался только один нетитулованный человексам фаворит. «Это несправедливо, — решила царская семья. — Он подает прошения за всех, но не за себя. Надо пожаловать ему титул герцога!»

Так и Авраам, друг Ашема: он молился о том, чтобы Авимелех и его придворные исцелились и могли иметь детей. Ангелы сказали Ашему: «Авраам исцеляет других, в то время как он сам нуждается в лечении. Даруй ему детей!»

Рождение Ицхака

Что особенного произошло в тот год пятнадцатого нисана! Почему солнце, луна и звезды ликовали на небе, и почему все люди на земле были счастливы и веселились?

Жена великого праведника Авраама, девяностолетняя Сара, родила сына.

В день, когда он родился, на мир снизошло множество чудесных благословений. Бесплодные женщины забеременели, к слепцам вернулось зрение, слабоумные были благословлены разумом.

— Всякий, кто услышит, возрадуется, — воскликнула Сара, — ибо из-за меня Ашем благословил весь мир.

Все говорили об этом радостном событии:

— Вы слышали? У жены Авраама родился сын.

— Не может быть! Известно, что она бесплодна, и к тому же ей уже девяносто лет.

— Произошло чудо! Ашем вернул ей молодость. Она выглядит юной девушкой, и в волосах нет седины.

— Говорят, и беременность, и роды прошли необычно. Она не испытывала никакой боли.

— Я не верю во все это, — сказал кто-то. — Пустые россказни. Скорее всего, родила Агарь, а они заявили, что ребенок Сары.

— Или, возможно, ребенок вообще не от Авраама. После Ишмаэля у него не было детей, ведь ему сто лет. Должно быть, они взяли в свой дом чужого ребенка и объявили его своим.

Но у злых языков была и другая версия. «Всем известно, что Авимелех силой однажды взял Сару к себе во дворец. Говорили, что он вернул ее нетронутой. Но это наверняка не так. Ребенок от Авимелеха!»

— Давайте отправимся в дом Авраама и посмотрим сами…

Посмотрев на новорожденного, каждый был вынужден признать, что перед ним сын Авраама. Ашем придал чертам его лица такое отчетливое сходство с Авраамом, что ребенок казался точной копией отца.

Для того чтобы опровергнуть ложные обвинения, будто не Сара родила этого ребенка от Авраама, а какая-то другая женщина, случилось чудо. Ашем сделал так, что неожиданно груди всех знатных женщин, кормивших своих детей, пересохли. Саре же, напротив, Ашем даровал обилие молока. Все женщины принесли ей своих голодных младенцев, и она накормила не только собственного сына, но и всех остальных.

— Накорми всех детей, которых принесли эти женщины, — велел ей Авраам. — Это будет великое прославление имени Всевышнего.» Теперь все поверят в происшедшее с нами чудо и признают величие Ашема!

Своих детей женщины принесли Саре по разным соображениям. У тех женщин, которые сделали это с чистыми побуждениями, желая, чтобы их ребенок попил молока от праведницы, дети выросли Б-гобояз-ненными. Но даже те, что приходили только из любопытства, получили награду в этом мире: их дети, выросши, приобретали власть.

Своего новорожденного сына Авраам назвал Ицха-ком, как повелел ему Ашем. На святом языке это имя означает не только радостный смех, цхок, которым рассмеялся Авраам, когда услышал Б-жественное обещание о скором рождении у него сына. В буквах этого имени, в их численных значениях, заключены намеки на события прошлого и будущего.

1. Йод (численное значение — 10): народу, который произойдет от Ицхака, будут даны Десять заповедей.

2. Цади (значение 90): Сара чудесным образом родила его, когда ей было девяносто лет.

3. Хет (8): его обрезали на восьмой день жизни.

4. Коф (100): Аврааму было сто лет, когда Ашем даровал ему сына.

На восьмой день Авраам обрезал сына в соответствии с заповедью Ашема.

Когда в возрасте двух лет Ицхака отлучили от груди, Авраам устроил празднество, на которое были приглашены все выдающиеся люди того поколения.

Среди приглашенных были руководители двух ешив — Шем и Эвер, прямые предки Авраама и Ицхака. Пришли также: филистимский царь Авимелех, великан Ог и с ним тридцать один царь, жившие в Эрец-Канаан, будущей Эрец-Исраэлъ.

Зачем Авраам праздновал отлучение Ицхака от груди матери? — Чтобы публично освятить Имя Всевышнего. Все пришедшие могли убедиться, что Сара была по-прежнему отмечена изобилием молока и она не потому отлучила сына от груди, что молоко кончалось, а потому, что он вырос. Все приглашенные поверили в чудо омоложения Сары и поняли, что Ашем выполнил обещание, данное Аврааму.

Когда Ицхака вынесли показать гостям, кто-то заметил великану Огу: «Разве ты не утверждал неоднократно, что Авраам — бесплодный мул, не имеющий детей? Посмотри, теперь у него сын!»

— Вон тот малыш? Я мог бы раздавить его одной рукой.

И сказал Ашем: «Клянусь, Ог, ты доживешь до того дня, когда увидишь десятки тысяч людей, происшедших от авраамова сына. И в конце концов попадешься им в руки».

Девятое испытание: Авраам изгоняет Агарь и Ишмаэля

Из всех знаменитых людей того времени лишь один человек не присоединился к всеобщему ликованию по случаю рождения Ицхака — его старший брат Ишмаэль. Всякий раз когда Ишмаэль слышал от людей: «Несомненно, новорожденный сын Авраама займет место отца и получит в наследство вдвое больше, чем сын Агари», он отвечал: «Не говорите глупостей. Первенец — я, и поэтому, в согласии с законом, получу двойную долю я, а не он!»

Конечно, Ишмаэль не мог не заметить, что с тех пор как родился его младший брат, люди стали называть его, Ишмаэля — «сын Агари».

Когда Ишмаэлю исполнилось пятнадцать лет, он принес в дом идола и стал ему поклоняться, как это делали все канаанцы. Идол был замечен Сарой и та сказала Аврааму, что Агарь вместе с сыном следует выгнать из дома.

Однажды Сара стала свидетельницей того, как Ишмаэль в виде шутки пускал стрелы в Ицхака. И снова она пошла к Аврааму: «Я видела, как Ишмаэль стреляет в Ицхака из лука, притворяясь, будто метится в птиц. Дай Агари разводный лист и отошли ее прочь вместе с Ишмаэлем. Напиши завещание, в котором бы-ло бы указано, что все твое имущество отходит к Ицхаку, как и обещал Ашем!»

Никогда раньше Авраам не сталкивался с таким трудным испытанием, как это. Все невзгоды, которые он претерпел до сих пор, показались ему ничтожными по сравнению с нелегкой задачей изгнать из дома своего собственного сына. Всем было известно, что Авраам отличается добротой даже по отношению к незнакомцам, а теперь Сара просит его прогнать из дома сына.

Авраам и Сара смотрели на это дело по-разному, но оба действовали во имя неба, не ради удовлетворения собственных желаний. Сара боялась дурного влияния, которое Ишмаэль может оказать на Ицхака. Хотя она знала, что нравственный и духовный уровень Ицхака гораздо выше, чем у Ишмаэля, ей было жалко, что Ицхаку надо будет тратить свое время и силы на то, чтобы отгородиться от дурного влияния старшего брата. Будет лучше, если он потратит это время и силы на то, чтобы сделать свое служение Ашему еще более совершенным.

Ночью Ашем явился к Аврааму и повелел: «Сара права! Делай всегда, как она говорит, ибо ее устами вещает Дух святости. Что касается Агари и ее сына, то не беспокойся о них».

Итак, однажды Авраам поднялся рано утром, чтобы, подавив в себе сострадание, изгнать их. Он написал для Агари разводный лист и, посадив Ишмаэля ей на плечо, вывел их из дому. (Ишмаэль болел тогда лихорадкой и не мог идти сам). При этом Аврааму пришлось подавить свойственную ему щедрость, чтобы со всей безупречностью выполнить приказ Ашема: Агари он не дал ни слуг, ни вьючных животных, ни даже достаточно пищи — только хлеб и флягу с водой. В заключение Авраам предостерег Агарь, чтобы она оставалась верной Ашему, и отправил ее в путь.

Пока Агарь продолжала служить Ашему, как она делала в доме Авраама, на фляге с водой лежало благословение и она никогда не пустела. Но, когда Агарь вышла в беер-шевскую пустыню далеко от авраамова дома, помыслы ее вновь обратились к идолам, которым она привыкла поклоняться еще в доме своего отца. И в тот же момент, как только она вернулась к идолопоклонству, благословение пропало и во фляге иссякла вода. Однако Ишмаэля продолжала мучить жажда, поскольку у него была лихорадка и жар. Бедная Агарь положила сына рядом с кустом и отошла поодаль, думая: «Да не увижу я смерти своего ребенка». Чем больше слабел Ишмаэль, тем дальше отходила от него несчастная мать. Но тут Ишмаэль взмолился Ашему: «Властелин Вселенной! Дай мне воды, чтобы я не умер самой мучительной из всех смертей — смертью от жажды!» Агарь тоже обратилась к Небу с молитвой, но ее слова были более резкими: «Ты обещал мне, что от Ишмаэля произойдет великий народ. Но вот, он умирает от жажды!»

Однако как только Ашем захотел ответить на их молитвы, сразу же вмешались ангелы: «Зачем давать воду Ишмаэлю? В будущем его потомки станут убивать Твоих сыновей, лишая их воды».

Какое событие имели в виду ангелы?

Сразу после разрушения Иерусалимского Храма, когда Навухаднецар вел еврейский народ в первое изгнание, евреи проходили мимо селений Ишмаэля. Сильная жажда мучила изгнанников, и они стали умолять потомков Ишмаэля: «Мы с вами братья. Дайте нам немного воды», но ишмаэлиты сказали: «Сперва поешьте, а потом мы дадим вам напиться», — и принесли евреям соленое мясо и рыбу. А когда те съели это, поднесли им массивные кожаные мехи для воды. Многие евреи жадно приникли к этим бурдюкам и тут же умерли, ибо ишмаэлиты наполнили их не водой, а воздухом. Воздух вырывался из плотно надутых мехов и разрывал легкие ослабевших людей.

Итак, ангелы «напомнили» Ашему этот эпизод из будущего. Но Ашем ответил так: «Я сужу человека в соответствии с тем, как он ведет себя сейчас, а не с тем, что он будет делать в будущем. Сам Ишмаэль никого не заставлял умирать от жажды. Поэтому и я не буду карать его из-за злодеяний, которые совершат в будущем его потомки».

Тут же Агари явился ангел и успокоил ее: «Не бойся, Агарь. Ашем ответил на молитву Ишмаэля. Встань и помоги сыну подняться, ибо из него произойдет великий народ».

В ту же секунду Ашем открыл Агари глаза, и она обнаружила колодец, который находился совсем рядом с ней, но оставался до сих пор незамеченным.

Все мы слепы, ибо человеческие глаза видят только то, что им разрешено увидеть. Хотя колодец и прежде был поблизости от Агари, она узнала о нем только тогда, когда Ашем открыл ей глаза.

Несмотря на Б-жественное обещание, что ее сын будет спасен, Агарь боялась, что колодец исчезнет так же внезапно, как появился. Поэтому сначала она до краев наполнила дорожную флягу, хоть эта задержка и была опасна для жизни мучившегося от жажды больного Ишмаэля. И только потом дала попить своему сыну прямо из колодца.

После чего они побрели дальше и пришли в пустыню Пара», где было множество источников воды. Там они и поселились, причем Ишмаэль решил кормиться стрельбой из лука. Со временем он приобрел обыкновение грабить путников, так что полностью сбылось пророчество, данное ангелом: «Рука его на всех» (16:12).

Когда Ишмаэль вырос, он женился на женщине из Моава. Однажды, спустя три года после этих событий, Авраам отправился навестить Ишмаэля, но, проделав большой путь и добравшись до его шатров, застал дома только жену Ишмаэля.

— Где твой муж? — спросил Авраам.

— Он отправился со своей матерью собирать плоды, — ответила невестка.

— Я устал и хочу пить. Не найдется ли у тебя немного хлеба и воды?

— В доме ничего нет, — ответила моавитянка, — ни хлеба, ни воды.

— Когда твой муж вернется домой, передай ему такие слова, — сказал Авраам. — «Старец из земли канаанской приходил навестить тебя и заметил: порог в твоем доме нехорош, срочно его смени».

Когда Ишмаэль вернулся, простодушная жена рассказала ему про старца. Умный муж тут же понял, на что намекал старец и кто он был.

— Это мой отец, — сказал Ишмаэль, — и я поступлю по его слову.

Он развелся с женой, и Агарь нашла ему новую жену — из Египта, откуда она сама была родом.

Прошло три года и Авраам снова пришел навестить своего сына, но снова застал дома только невестку.

— Где твой муж? — спросил он.

— Вместе со своей матерью он отправился пасти верблюдов, — ответила египтянка.

— Я голоден и устал, не найдется ли у тебя хлеба и воды?

Женщина подала ему хлеб и воду.

— Когда твой муж возвратится, передай ему, что теперь порог в его доме хорош, — сказал Авраам и ушел. По дороге он помолился Ашему о благословении для своего старшего сына.

Когда Ишмаэль вернулся, жена рассказала ему о странном старце и о его словах.

— То был мой отец, — сказал Ишмаэль. — Он по-прежнему относится ко мне с милосердием.

Авраам навестил Ишмаэля не просто так. Мидраш говорит, что, несмотря на то что он сам изгнал Ишмаэля, он все же продолжал заботиться о его нравственном благополучии.

Союз между Авраамом и Авимелехом

Так случилось, что Авимелех, филистимский царь страны Герар, прослышал о чудесах, которые произошли с Авраамом, и сильно испугался. Что же он сделал? Он пришел к Аврааму вместе со своим военачальником, Фихолом (который вел все государственные дела и представлял жителей Герара), чтобы заключить мирный договор.

— Б-г с тобой во всем, что бы ты ни делал, — сказал Авимелех в похвалу Аврааму.

Под этими словами он имел в виду следующее:

•   Раньше я не считал тебя по-настоящему праведным, но, увидев, что ты в преклонные года чудесным образом обзавелся сыном, я понял, что Б-г пребывает с тобой во всех твоих начинаниях.

•   Когда мне сказали, что ты послушал жену и изгнал своего первенца из дому, я решил, что ты заболел безумием. Но впоследствии обнаружилось, что твой первенец стал разбойником, и потому я пришел к заключению, что ты с самого начала поступил правильно и что с тобой Б-г.

•   Раньше мне казалось, что ты извлекаешь доход из сделок с заезжими людьми, а потому тебе было невыгодно, чтобы Сдом был разрушен и край обезлюдел. Потому ты молился за Сдом. Но вот, его нет, а ты все так же богат, как всегда. Значит, молитва твоя была бескорыстна!

Отсюда я заключаю, что во всех твоих начинаниях не только ты с Ашемом, но и Ашем с тобой! Потому я ищу с тобой мира!

Что Авимелех потребовал от Авраама? Он сказал: «Поклянись мне, что твои потомки, которые в будущем завладеют этой землей, не станут нападать ни на меня, ни на моего сына, ни на моего внука. Помни доброту, проявленную мною, когда я предложил тебе остаться в моей стране, и ответь на нее тоже добротой: заключи со мной договор».

Авраам согласился и поклялся Авимелеху не вести против него войн в трех ближайших поколениях, даже если Авимелех будет провоцировать евреев на это. Тем не менее Авраам укорил Авимелеха, который разрешил своим слугам пользоваться колодцем, что выкопали люди Авраама.

— Твои слуги поят скот из моего колодца, заявляя, что он принадлежит тебе, — сказал он с упреком.

— Никогда не слышал, чтобы кто-либо из моих слуг совершал такое преступление, — заявил Авимелех. — Да и ты никогда раньше не жаловался мне. (Тем самым Авимелех как бы объявил, что колодец всегда был его и поэтому нет темы для спора).

— Ты сомневаешься? Есть способ выяснить, кому действительно принадлежит колодец, — сказал Авраам. — Я и ты пошлем слуг с овцами к этому колодцу. К чьему стаду навстречу поднимется вода — тот и владелец колодца. Так Ашем разрешит наш спор.

Когда слуги Авраама подвели к колодцу семь овец, вода поднялась только для них.

— Возьми этих семерых овец, — сказал Авраам, — от меня в подарок. Пусть они напоминают тебе о том, что произошло у колодца. У моего колодца!

Почему Авраам подарил Авимелеху именно семь овец, а не, скажем, одну или целое стадо? Он хотел напомнить ему о Семи законах для потомков Ноаха, которые заповеданы всем народам и среди которых есть запрет воровства. История с семью овцами осталась постоянным напоминанием о соглашении между Авраамом и Авимелехом. Это был один из первых договоров о мире в истории человечества. Заключен он был в Беер Шеве, месте, название которого означает «колодец, истинная принадлежность которого была установлена семью овцами», — колодец семерых. После чего Авимелех возвратился в землю филистимскую.

Известно, что Ашем строго оценивает каждый поступок, совершенный праведником. Поэтому Он порицал Авраама за то, что тот заключил союз с Авимелехом, хотя Авраам пошел на этот договор с чистыми и искренними побуждениями; более того, Авраам был счастлив, считая, что сотворил доброе дело. «Ты вошел в соглашение с язычником, — сказал Ашем, — дав ему семь овец. В результате на твоих грядущих потомков обрушатся страшные несчастья».

Что это за несчастья?

•   Они вступят в Эрец Исраэль семью поколениями позже того срока, когда могли войти туда. (От Авраама до Моше — ровно семь поколений: Авраам, Ицхак, Яаков, Леви, Кеат, Амрам, Моше. Пока Моше оставался в живых, Ашем не позволял евреям даже на шаг войти в Эрец Исраэль. Он до тех пор держал их в пустыне, пока после Авимелеха не прошло три поколения, ибо сказано (Шмот 13:17): «Было так, что, когда фараон отпустил народ, Ашем не повел их через филистимлян, хотя тот путь был близким». То есть клятва, данная Авраамом Авимелеху, оставалась нерушимой все время, пока были живы внуки Авимелеха).

•   Потомки Авимелеха убьют семерых праведников из потомков Авраама: Хафни, Пинхаса (сыновей перво-свящинника Эли), Шимона, царя Шаула и трех его сыновей.

•   Будут разрушены семь еврейских святилищ: Переносной Храм, святилища в Гилгале, в Нове, Гевоне, в Шило, а также оба Иерусалимских Храма. а Филистимляне захватят Ковчег Завета и продержат его у себя семь месяцев.

Заключительное испытание: связывание Ицхака

Аврааму исполнилось уже сто .тридцать семь лет, когда он, одно за другим, успешно прошел девять испытаний, каждое из которых было труднее предыдущего. Теперь ему предстояло столкнуться с решающим десятым испытанием, равным по тяжести девяти предыдущим вместе взятым.

Но зачем Ашем вообще подвергал Авраама испытаниям? Какая у Него была цель?

Конечно, испытания требовались не для того, чтобы Всемогущий лишний раз убедился в праведности Авраама. Ведь Ему ведомы самые глубокие тайники человеческого сердца. А для того, чтобы сделать самого Авраама еще совершеннее. И, кроме прочего, явить его величие всему миру.

Даже после девяти испытаний народы спрашивали: «Зачем Ашему понадобилось возвеличивать Авраама над всеми другими людьми? С какой целью Он извлек Авраама невредимым из пылающей печи, спас его от вражеского войска и сотворил для него все остальные чудеса?»

Ашем ответил: «Вы убедитесь, что Авраам на самом деле достоин Моего особого покровительства. Он будет верен Мне, даже если Я прикажу ему принести в жертву своего собственного сына!»

Сатан, персонифицирующий силы зла, высказался на Небесах по этому поводу так:

— Властелин Вселенной! Ты даровал сына Своему любимцу, когда ему исполнилось сто лет. Но пожертвовал ли он Тебе хотя бы одного голубя от того обильного пиршества, что устроил в честь рождения сына?»

На это Ашем ответил: «Даже если Я велю ему принести в жертву собственного сына, он Меня не ослушается!»

Так случилось, что сам Ицхак послужил первотолчком этому испытанию. Когда Ишмаэль пришел из пустыни Паран навестить отца, Ицхак ввязался в спор со своим старшим братом.

Ишмаэль похвалился: «Меня Ашем возлюбил больше, ибо я был обрезан в тринадцать лет». (То есть, он согласился на обрезание сознательно).

— Однако величие моего обрезания больше, — не согласился Ицхак, хотя ему следовало помолчать, — ибо оно произошло на восьмой день после моего рождения, как предписано Торой.

— Но у меня был выбор — соглашаться или не соглашаться, а ты был совсем ребенком и даже ничего не почувствовал.

Услышав эти слова, Ицхак заявил:

— Ты гордишься тремя каплями крови, что подарил Ашему? Мне тридцать семь лет, но, если бы Ашем потребовал в жертву все мое тело, я с радостью отдал бы его!

И тогда сказал Ашем: «Ицхак торжественно объявил, что согласится принести себя в жертву. Настало время показать, что Авраам с неменьшей готовностью отдаст мне своего сына».

Сразу же после этого Ашем явился Аврааму и позвал:

— Авраам!

— Я готов, — ответил Авраам.

— Прошу тебя, выполни повеление, которое Я тебе дам.

Главнокомандующим царской армиией был старый прославленный военачальник, выигравший в свое время множество битв. Однажды его вызвал к себе царь и сообщил : «Самая решающая схватка еще впереди. Я ставлю тебя во главе войска. Прошу, постарайся быть достойным своей доброй славы и на этот раз, иначе люди будут утверждать, что все твои прежние победы ничего не стоят».

Примерно то же самое сказал Ашем Аврааму:

— Ты был подвергнут Мною многим испытаниям и успешно их преодолел. Прошу, останься Мне верен и в этом испытании. Чтобы люди не стали насмехаться, говоря: «Грош цена всем прежним испытаниям».

— Сущность испытания была высказана Аврааму в таких словах: «Возьми своего сына и подымись с ним на гору, чтобы принести его в жертву».

— Которого сына? — спросил Авраам.

— Твоего единственного.

— Каждый из них один у своей матери.

— Того, кого ты любишь.

— Отцовское сердце не различает между сыновьями. Я люблю обоих.

— Возьми Ицхака.

— Вправе ли я совершить жертвоприношение? Для этого есть первосвященник — Шем, сын Ноаха.

— Я лишаю его этой должности, и она переходит к тебе.

— На какой горе принести жертву?

— На той горе, над которой будет пребывать Шехина, Мое видимое Проявление. Я освещу гору облаками Моей Славы!

На бедного Авраама обрушилась тьма вопросов и сомнений. Принести в жертву Ицхака? Разве это не противоречит Б-жественному обещанию, что Ицхак станет его наследником? Как может Ашем желать человеческой жертвы? Ведь Он неоднократно выступал против кровавых обрядов поклонения идолам. Однако Авраам сдержался и не высказал ни одного из своих сомнений. Более того, он не колеблясь предпринял все действия, необходимые для того, чтобы как можно быстрее и точнее выполнить повеление Ашема.

Сперва надо было решить вопрос о том, как уведомить Сару. «Если я скажу ей правду, — подумал Авраам, — она тут же умрет от горя. С другой стороны, я не могу просто взять и исчезнуть вместе с Ицхаком».

— Сара! — позвал он наконец. — Надо устроить праздник.

— По какому случаю?

У двух старых людей, в преклонные лета свои получивших в благословение сына, есть все причины показать свою благодарность, устроив пиршество. На этот раз не для людей, а в честь Всевышнего.

И вот они устроили праздник. Вдруг в разгаре пиршества Авраам объявил:

— Нашему сыну уже тридцать семь лет, а у него еще ни разу не было возможности изучать Тору за пределами нашего дома. Пора отдать его в ешиву.

Авраам имел в виду ешиву Шема. Сын Ноаха Шем вместе со своим правнуком Эвером содержали ешиву, в которой обучали людей Торе, в том ее виде, который был передан Адамом последующим поколениям.

— Ты прав, — согласилась с мужем Сара.

Тогда Авраам повелел:

— Припаси еду, ибо мы собираемся отправиться в путь завтра утром.

С первыми лучами зари, когда Сара еще спала, Авраам поднялся и приготовил дрова для жертвенного огня. Он отбирал только хорошие ветки, годившиеся для алтаря, откидывая прочь даже самые маленькие гнилые сучки. Своими руками наколов дров, он оседлал осла, причем не разрешил никому из слуг помочь ему, хотя обычно именно они выполняли эту работу. Из огромной любви к Ашему Авраам приложил все силы, чтобы самому выполнить каждую часть подготовки к заповеди. Наконец, он позвал сына Ишмаэля (приехавшего из пустыни Паран навестить отца) и слугу Элиэзера, и вместе с Ицхаком они вышли из дома, так и не разбудив Сару.

Три дня провели они в пути прежде чем обнаружили гору, о которой говорил Ашем.

Почему Ашем не дал им увидеть назначенное место на первый или второй день?

Три дня были выбраны Ашемом для того, чтобы впоследствии народы мира не смогли заявить: «Авраам принес своего сына в жертву лишь потому, что повеление Ашема застало его врасплох. Ни один нормальный человек, имеющий достаточно времени на размышление, не подчинится приказу зарезать своего сына . Поэтому Ашем дал Аврааму целых три дня на раздумья, и все это время Сатан делал все возможное, чтобы разубедить Авраама и Ицхака в разумности их самопожертвования. Сначала Сатан явился к Аврааму в облике старика.

— Куда вы идете? — спросил он.

— Мы идем молиться, — ответил Авраам.

— Разве для молитвы нужны дрова, огонь и нож?

— Возможно, мы пробудем в пути день или два, и нам нужно будет готовить еду.

Тогда Сатан перешел в открытое наступление.

— Старик, ты сошел с ума! — закричал он. — Я знаю, ты собираешься заколоть сына, который родился у тебя в преклонные годы.

Тем самым, Сатан пытался обезоружить Авраама самым очевидным доводом: из несуразного этого повеления видно, что оно является либо ложным пророчеством, либо Авраам неверно его истолковал. Но Авраам продолжал всем сердцем чувствовать правду: Ашем действительно велел ему принести Ицхака в жертву, — поэтому он ответил:

— Так или иначе, я сделаю это.

— Но знаешь ли ты, что тогда Ашем подвергнет тебя еще одному, более тяжкому испытанию? Он станет тебя обвинять: Убийца! Ты убил собственного сына!

— Тем не менее, я это сделаю.

— Но что скажут люди? Множество людей ты убедил в существовании Ашема. Ты — их учитель. Теперь они поднимут твое учение на смех, когда услышат, что ты заклал своего сына как овцу. Возвращайся домой!

— Нет. Я не поддамся на твои уговоры.

Тогда Сатан изменил тактику.

— Я подслушал разговор, который велся на Небесах, — сказал он Аврааму. — Там сказали: «Ицхак не будет принесен в жертву, его заменит ягненок».

— Ложь, — ответил Авраам.

Как видим, Сатан потерпел то же фиаско, что и все лгуны: ему не поверили даже тогда, когда он сказал правду.

В конце концов Сатан, увидев, что Авраам непреклонен, принялся за Ицхака. Тому он явился в образе юноши.

— Куда идешь? — спросил он Ицхака.

— Изучать законы Ашема, — ответил Ицхак.

— Живым или мертвым? Ведь тебя ведут на убой, — рассмеялся Сатан.

— Неправда!

— Сын несчастной матери. Сколько постов и молитв она совершила, прежде чем ты появился, а теперь этот ненормальный старик убьет тебя.

— Не твое дело!

— Но знаешь ли ты, что теперь Ишмаэль унаследует все, что причиталось тебе — ив материальном плане и в духовном.

От этих слов Ицхак почувствовал боль, поскольку всегда рассматривал себя как продолжателя духовной миссии отца.

— Отец, отец мой! — закричал он. — У нас есть и огонь, и дрова, но где же овца для жертвоприношения?

— Ашем сам изберет овцу для жертвы, сын мой. А если нет, то этой овцой будешь ты.

Ицхак закрыл лицо руками и заплакал:

— Так вот о какой ешиве ты говорил моей матери.

Услышав эти слова, Авраам тоже заплакал, но продолжал идти вперед.

Тут Ицхак взял себя в руки и начал успокаивать отца:

— Не горюй, отец, выполни волю нашего Создателя. Пусть моя кровь будет искуплением для всего еврейского народа.

И они побрели дальше, один на заклание, другой — чтобы заклать, — оба с радостью в душе, ибо выполняли приказание Ашема. Для поддержки Авраам все же взял Ицхака за руку, опасаясь, что тот вдруг утратит мужество.

Итак, Сатан не поколебал ни сына, ни отца. Поэтому он превратился в стремительную реку, текущую перед ними: мол, если не удалось удержать уговорами — не пущу физически. Чтобы перейти реку Авраам вошел в воду и так шел до тех пор пока не оказался по шею в воде. Тогда он поднял глаза к небу и сказал:

— Властелин Вселенной! Здесь глубоко. Если мы утонем, то кто освятит Твое Имя?

Ашем сразу же прикрикнул на Сатана, чтобы тот оставил их в покое, и Сатан окончательно исчез.

На третий день Авраам увидел гору: она сияла в лучах огня, который подымался от земли до небес, и Облако Славы покоилось над ней.

— Что ты видишь? — спросил Авраам Ицхака.

— Гору, а на горе Облако Славы Ашема, — ответил Ицхак.

— А вы что видите? — спросил Авраам Ишмаэля и Элиэзера.

— Ничего, — ответили они.

— Раз вы ничего не видите, то оставайтесь рядом с ослом, который тоже ничего не видит, — сказал Авраам. — Ждите здесь, пока мы не вернемся.

С этими словами Авраам снял дрова со спины осла и погрузил их на плечи Ицхаку. После чего взял в руки нож и огниво, «и вдвоем они немешкая пошли в гору.

Там, на вершине, Авраам и Ицхак сообща соорудили жертвенник. Это было то же самое место, где в свое время стоял первый жертвенник Адама, позже разрушенный Потопом. Когда-то его восстановил Ноах, но он снова был уничтожен при Вавилонском рассеянии. Теперь Авраам воздвиг его еще раз.

Укладывая камни для алтаря, Авраам испытывал радость, подобную той, что испытывает человек, занятый свадебными приготовлениями для своего сына. Ему помогал Ицхак, испытывающий чувство жениха, идущего под хупу. Наконец, Ицхак сказал:

— Отец. Хотя я счастлив выполнить приказание Творца, все же мое тело дрожит, предчувствуя свой конец. Прошу тебя, свяжи мне руки и ноги. А после того, как выполнишь волю Ашема и сожжешь мое тело, прошу тебя принеси пепел моей матери, чтобы всякий раз, когда она взглянет на него, вспоминала своего сына. Но остерегись напоминать ей о случившемся, когда она будет стоять на крыше или на другом высоком месте, чтобы не потеряла, не дай Б-г, равновесия и не упала… Горе мне, отец! Кто будет вашим утешением в старости?

— Сын мой, мы знаем, что смерть наша близка. Но Тот, Кто был нашим утешителем до сих пор, будет утешать нас до самого последнего часа.

После этих слов Авраам связал руки и ноги Ицхака и приготовил огонь и дрова для жертвоприношения. При этом Авраам не сводил с сына глаз. Отцовские слезы лились прямо на Ицхака, в то время как Ицхак устремил свой взор к небу.

Усилием воли Авраам усмирил дрожь в пальцах и протянул руку за ножом. Сначала он осмотрел его, чтобы проверить, годится ли он по всем строгим правилам для заклания жертвы. В конце концов короткая задержка, во время которой Авраам осматривал нож, оказалась решающей.

Когда из очей небесных ангелов хлынули слезы, ангел Времени воскликнул: «Властелин Вселенной! Не дай сыну Авраама исчезнуть с лица земли».

И сказал Ашем ангелам: «Разве не вы требовали, чтобы Я подверг Авраама трудному испытанию? Зачем теперь взываете к моему милосердию?»

Но ангелы продолжали плакать, и их слезы капали с неба прямо в глаза Ицхаку. «Разве Авраам ничего не заслужил своим гостеприимством? — молили небесные сострадальцы. — Неужели Ты (упаси нас!) осквернишь завет, что заключил с ним?»

В этот момент Авраам приставил нож к горлу Ицхака. Моментально душа Ицхака покинула тело.

Слезы ангелов упали на нож, и он расплавился в руках Авраама, превратившись в свинец. Тут же раздался голос с Неба: «Авраам, Авраам! Не подымай руки на отрока!»

— Тогда позволь мне хотя бы уколоть его ножом, чтобы пролилось несколько капель крови. Это и будет жертвоприношением.

— Не делай с ним ничего!

— Кто ты, разговаривающий со мной?

— Ангел.

— А если ты Сатан, который хочет соблазнить меня?

— Нет, я вестник Того, Кто не желает человеческих жертвоприношений. Я вестник Ашема.

— Когда Ашем повелел мне принести в жертву моего сына, Он Сам говорил со мной. Только Он может отменить Свое повеление!

Ашем тут же раздвинул небеса, и Авраам услышал Его голос:

— Я клянусь тебе!

— Ты клянешься, — ответил Авраам, — но и я клянусь, что не сойду с места, пока не получу ответа на несколько вопросов.

— Спрашивай.

— Как понять, что сперва Ты обещал мне: «В Ицхаке наречется тебе род» (Берешит 21:12), потом взял назад Свое обещание, повелел: «Возьми своего сына» (22:2), а теперь опять меняешь Свою волю и говоришь: «Не поднимай руки на отрока»?

— Когда Я велел: «Возьми своего сына», Я не имел в виду заклание. Я только сказал: приведи его наверх в качестве жертвы, чтобы доказать свою любовь ко Мне. Ты послушался и привел его наверх — теперь Вы оба можете спуститься вниз.

— Это было бы понятно, если бы на Твоем месте, не дай Б-г, был человек. Человек может захотеть испытать своего друга, ибо не знает его мыслей. Но Ты знаешь мою душу. Разве Тебе не известно без всяких испытаний, что я по-настоящему был готов принести его Тебе в жертву?

— Известно. Но Я хотел показать всему миру, почему Я избрал среди всех народов именно тебя. Теперь все будут знать, что нет предела твоей Б-гобоязненности.

— Поклянись, — просил Авраам, — что Ты никогда больше не будешь подвергать меня подобным испытаниям, — ни меня, ни моего сына Ицхака.

После десятого испытания злое начало в душе Авраама было полностью подчинено. Поэтому отпала необходимость в дальнейших испытаниях, которые служили бы уже не цели очищения его характера, а более простой задаче — показать миру силу веры Авраама и его стойкость перед лицом невзгод. Впрочем, сам Авраам был против испытаний такого рода, поскольку они могли вызвать у людей сомнения в справедливости Ашема, а у него, у Авраама, была другая задача: показать миру безграничность Его доброты. Но не только себя, а и Ицхака избавил Авраам от дальнейших проверок, ибо, устояв в десяти испытаниях, он не только очистил свой собственный характер, но и вложил в своего сына святость от рождения, так что Ицхак больше не нуждался в подобных экзаменах.

— Властелин Вселенной! — попросил Авраам. — Когда Ты повелел мне принести Ицхака в жертву, я мог бы попытаться возражать. Но я не сказал ни слова — и полностью исполнил Твою волю. Поэтому, если мои потомки когда-нибудь в будущем станут грешить, то вспомни, пожалуйста, о том, как я безропотно связал Ицхака, а вспомнив, подави Свой гнев и прости их!

— Хорошо, Я буду прощать их грехи, но они должны будут трубить в шофар на Рош Ашана, Новый год.

— Что такое шофар!

— Обернись и узнаешь.

Авраам повернулся и увидел барана.

— Еврейский народ будет трубить в шофар, сделанный из бараньего рога, и в честь твоей готовности принести Мне в жертву сына их грехи простятся, — объяснил Ашем.

Баран, которого увидел Авраам, был создан в канун первого Шабата, во время Шести Дней Творения, чтобы быть принесенным в жертву вместо Ицхака.

Ангел Самаэль попытался помешать Аврааму принести эту жертву и прятал барана в кустах. Когда баран захотел прибежать к Аврааму, его рога застряли в густых ветвях. С трудом высвободившись из одних зарослей, баран тут же запутался в других, потом попал в новые заросли и так без конца. На это Ашем сказал:

— Смотри, Авраам. Подобным же образом твои потомки будут запутываться в грехах и попадать из одного изгнания в другое: в вавилонское, мидийское, греческое, римское…

— Когда же наступит конец череде этих изгнаний? — спросил Авраам.

— Их избавит звук шофара, сделанного из рога барана.

Вконец запутавшийся баран вытянул свои ноги по направлению к Аврааму, как бы показывая, что жаждет, чтобы его освободили. Авраам извлек его из кустов и принес в жертву вместо Ицхака.

— Властелин Вселенной! — снова взмолился Авраам. — Посчитай кровь этого барана за кровь моего сына!

Так завершилось десятое испытание. В заключение Ашем поклялся Аврааму, что благословит его в этом мире и в мире грядущем (Берешит 22:17): «Я буду благословлять тебя (в этом мире) и весьма умножу твое потомство (в грядущем)».

Почему Ашем послал Аврааму именно барана, чтобы принести его в жертву вместо Ицхака, а не, скажем, вола или козла?

Баран — единственное животное, которое не только само по себе годилось в жертву, но и каждый его орган использовался в соблюдении определенной заповеди:

— Рога его служили шофаром.

— Легкие использовались в Храме как своего рода музыкальные меха и флейты.

Из его шкуры делали барабан — для музыкального сопровождения песен левитов в Храме.

— Из его кишок делали арфы.

— Из его внутренностей делали скрипки, которые тоже использовались в Храме для песен в честь Ашема.

С самого начала Авраам предвидел, что гора, на которой он связал Ицхака, станет в будущем сердцем Эрец Исраэлъ, и на ней будет расположен Иерусалимский Храм. Поэтому он назвал это место Иире, что означает: Ашем будет смотреть с этого места вниз и изливать на мир Свою доброту. Шем тоже дал имя горе, назвав ее Шалем, совершенная.

И сказал Ашем: «Если Я назову это место именем, данным Авраамом, станет жаловаться праведный Шем.

Если Я назову его Шалем, то будет жаловаться Авраам. Поэтому Я объединю эти два названия в одно — Иерушалаим».

Оба названия, данные праведниками, соответствовали их характерам. Великодушный Авраам, всегда умолявший Ашема изливать Свою доброту на весь мир без исключения, — даже на нечестивцев, — назвал это место Йире, то есть: пусть Ашем посмотрит вниз из Своего обиталища и благословит мир Своей добротой. Шем, как и отец его Ноах, был суров к нечестивцам. Он всегда бранил их, когда они сбивались с истинного пути, и отказывался молиться за тех, кто не хотел ходить путями Ашема. Поэтому Шем и назвал это место Шалем — Город Совершенства, то есть город, в котором могут получить кров только совершенные люди.

Ашем включил оба слова в название Иерушалаим, подразумевая, что доброта и святость будут вечно сиять в этом городе, заствляя каждого жителя совершенствовать себя, так что в конце концов даже нечестивцы вернутся на пути Г-сподни.

Когда Ицхак услышал слова «Не поднимай руки на отрока», его душа возвратилась в тело. Авраам развязал его, и Ицхак поднялся. Встав на ноги, он прочел благословение: «Благословен Ты, Ашем, Который воскрешает мертвых».

Авраам сказал Ицхаку: «Тебе настало время отправиться изучать Тору в ешиве. Причина всех моих жизненных удач в том, что я занимался Торой и заповедями. Поэтому я хочу, чтобы Тора навсегда осталась с моими потомками».

Хотя Авраам и сам был знатоком Торы, он отослал своего сына из дому, чтобы тот изучал Тору в ешиве. Он поступил так в назидание потомкам, чтобы им легче было расставаться со своими детьми и отсылать их для изучения Торы в ешивы, расположенные далеко от дома.

После чего Авраам вернулся к Ишмаэлю и Элиэзеру, ожидавшим его внизу. Пока Авраам с Ицхаком отсутствовали, между ними разгорелся такой спор. Ишма-эль сказал:

— Авраам принесет Ицхака в жертву, и я стану его наследником.

— Ты не унаследуешь ничего — сказал Элиэзер. — Ты изгнан из дома отца, а я его любимый ученик, поэтому я займу его место!

Когда они увидели, что Авраам возвращается один, они решили, что Ицхак, и в правду, принесен в жертву.

— Где Ицхак? — спросили они у Авраама с надеждой.

— Я послал его в ешиву Шема и Эвера изучать Тору, — ответил Авраам.

Ишмаэль и Элиэзер поверили Аврааму, ибо знали, что он никогда не лжет.

Во все времена, вплоть до сегодняшнего дня, не было ничего по силе и мужеству, проявленным человеком, равного десятому испытанию Авраама.

Из повествования об этом испытании можно вывести несколько основополагающих принципов Торы.

— Этот рассказ учит нас, что тот, кто любит Ашема, должен быть готов ради Него отдать самое дорогое, что имеет.

— Готовность Авраама принести Ицхака в жертву, основываясь при этом только лишь на словах Ашема, показывает, что пророк всегда хорошо знает об истинности получаемого им пророчества.

— Из этого рассказа видно, что наши праотцы исходили из предположения о существовании другого мира, который превыше мира нашего. Если бы не вера Авраама в олам аба, грядущий мир, то он, конечно же, не согласился бы принести своего единственного сына в жертву, чтобы доживать жизнь без надежды и без будущего. Он с готовностью послушался веления Ашема, зная, что за его жертву в этом мире, Ашем вознаградит его в олам аба.

Десятое испытание Авраама вошло в историю еврейского народа под именем акеда, связывание, потому что именно связывание Авраамом рук и ног сына на жертвеннике свидетельствовали об его исключительной смиренности и готовности во всем слушать голос Ашема. Эту черту смиренности перед Б-гом Авраам передал своим потомкам.