Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Переносящий кувшины вина

Переносящий кувшины вина

Мишна первая

הַמֵּבִיא כַדֵּי יַיִן מִמָּקוֹם לְמָקוֹם, לֹא יְבִיאֵם בַּסַּל וּבַקֻּפָּה, אֲבָל מֵבִיא הוּא עַל כְּתֵפוֹ אוֹ לְפָנָיו. וְכֵן הַמּוֹלִיךְ אֶת הַתֶּבֶן, לֹא יַפְשִׁיל אֶת הַקֻּפָּה לַאֲחוֹרָיו, אֲבָל מְבִיאָהּ הוּא בְיָדוֹ. וּמַתְחִילִין בַּעֲרֵמַת הַתֶּבֶן, אֲבָל לֹא בְעֵצִים שֶׁבַּמֻּקְצֶה

ПЕРЕНОСЯЩИЙ КУВШИНЫ ВИНА С МЕСТО НА МЕСТО - НЕ ПРИНЕСЕТ В КОРЗИНКЕ И В большой КОРЗИНЕ, НО ПРИНОСИТ НА ПЛЕЧЕ ИЛИ ПЕРЕД СОБОЙ. И ТАКЖЕ НЕСУЩИЙ СЕНО - НЕ ЗАКИНЕТ КОРЗИНУ НАЗАД за плечо, ОДНАКО ПРИНОСИТ ЕЕ В РУКЕ. И НАЧИНАЕТ КУЧУ СЕНА, ОДНАКО НЕ ДЕРЕВО НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЕРВОЙ

Эта мишна говорит о том, что в праздник следует делать не тем же самым образом, как в будни, но с каким-то изменением.

ПЕРЕНОСЯЩИЙ КУВШИНЫ ВИНА в праздник С МЕСТО НА МЕСТО внутри территории тхум-шабат - НЕ ПРИНЕСЕТ В небольшой КОРЗИНКЕ И - ИЛИ - В большой КОРЗИНЕ - так как это имеет точно тот же вид, как в будни, - НО ПРИНОСИТ по несколько кувшинов НА ПЛЕЧЕ ИЛИ ПЕРЕД СОБОЙ - держа их в руках или прижав руками к телу. В этом случае со стороны заметно, что кувшины с вином несут для нужд праздника.

И ТАКЖЕ НЕСУЩИЙ СЕНО - большую корзину, полную сена, чтобы протопить им печку или отдать в пищу скоту, - НЕ ЗАКИНЕТ КОРЗИНУ НАЗАД за плечо - так, как это делают в будни, - ОДНАКО ПРИНОСИТ ЕЕ В РУКЕ - то есть иначе, чем обычно.

И НАЧИНАЕТ [человек] КУЧУ СЕНА - то есть, разрешается в праздник начинать брать сено из кучи, чтобы протопить им печку, несмотря на то, что не приготовили это сено для праздника с кануна праздника, - ОДНАКО НЕ ДЕРЕВО НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ.

В оригинале здесь стоит слово «мукцэ» (означающее «нечто выделенное»), которым называли свободное пространство позади дома, предназначенное для хранения дерева, плодов и тому подобного.

Итак, в праздник не начинают брать дрова, сложенные на «мукцэ», поскольку они не предназначены для того, чтобы ими топить печку.

В Гемаре объясняется, что наша мишна соответствует мнению раби Шимъона, который не запрещает мукцэ и потому разрешает начать разбирать в праздник кучу сена. Что же касается дерева, сложенного на «мукцэ», то это большие кедровые балки, предназначенные для строительства, и поскольку стоимость их велика, в субботу и праздники они являются мукцэ по причине возможности материального убытка. По этой причине раби Шимъон признает, что переносить их в праздник запрещено.

Согласно же другой точке зрения, также приводимой в Гемаре, наша мишна соответствует мнению раби Йегуды, запрещающего перенос мукцэ в субботу и праздники. Потому-то он и запрещает использовать любое дерево, сложенное на заднем дворе, - даже то, стоимость которого невелика: они - мукцэ и не предназначены для использования. Однако куча сена, о которой говорится здесь, - это сено подгнившее и дурно пахнущее, уже не годящееся в пищу скотине, а из-за того, что в нем есть колючки, для строительства тоже непригодное. Следовательно, единственно возможный способ его использования - это топить им печку, и потому разрешается начинать разбирать кучу такого сена в праздник ради этой цели: оно уже готово для такого употребления.

Мишна вторая

אֵין נוֹטְלִין עֵצִים מִן הַסֻּכָּה, אֶלָּא מִן הַסָּמוּךְ לָהּ. מְבִיאִין עֵצִים מִן הַשָּׂדֶה מִן הַמְכֻנָּס, וּמִן הַקַּרְפֵּף אֲפִלּוּ מִן הַמְפֻזָּר. אֵיזֶהוּ קַרְפֵּף, כָּל שֶׁסָּמוּךְ לָעִיר, דִּבְרֵי רַבִּי יְהוּדָה. רַבִּי יוֹסֵי אוֹמֵר, כָּל שֶׁנִּכְנָסִין לוֹ בַפּוֹתַחַת, וַאֲפִלּוּ בְתוֹךְ תְּחוּם שַׁבָּת

НЕ БЕРУТ ДЕРЕВО С ШАЛАША, НО ЛИШЬ ИЗ того, что РЯДОМ С НИМ. ПРИНОСЯТ ДЕРЕВО С ПОЛЯ ИЗ СЛОЖЕННОГО И также С КАРПЕФА ДАЖЕ ИЗ ЛЕЖАЩЕГО ПОРОЗНЬ. ЧТО ТАКОЕ КАРПЕФ? ВСЕ, ЧТО РЯДОМ С ГОРОДОМ, - это СЛОВА РАБИ ЙЕГУДЫ. РАБИ ЙОСЕЙ ГОВОРИТ: ВСЕ, КУДА ЗАХОДЯТ С КЛЮЧЕМ, - И ДАЖЕ В пределах ТХУМ ШАБАТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВТОРОЙ

Эта мишна сообщает дополнительные законы о дереве, которое запрещается использовать в праздник на дрова.

НЕ БЕРУТ ДЕРЕВО С ШАЛАША — не только во время праздника Сукот с шалаша, выстроенного специально для праздника Сукот, но также с любого шалаша, стоящего в огороде или в винограднике. В праздник нельзя брать с него дерево из-за запрета «разрушать шатер» [то есть любое строение] (Гемара).

НО разрешается брать дерево ЛИШЬ ИЗ того, что РЯДОМ С НИМ, - например, стебли тростников, поставленные вплотную к стенкам шалаша, потому что они не являются частью шалаша и также не потеряли своего самостоятельного значения, став лишь подпоркой для его стенки.

ПРИНОСЯТ в праздник ДЕРЕВО - срубленные стволы деревьев - для того, чтобы топить ими печку, С ПОЛЯ ИЗ СЛОЖЕННОГО - взяв их из штабелей или куч, сложенных из собранных перед праздником в одном месте внутри пределов тхум шабат, - И также С КАРПЕФА - с большого выгона за пределами города, окруженного забором для хранения там дерева и тому подобного, - ДАЖЕ ИЗ ЛЕЖАЩЕГО ПОРОЗНЬ. Разрешается брать в праздник с карпефа даже куски дерева, лежащие не вместе, а порознь, так как все дерево, лежащее там, предназначено для использования, и потому лежащее порознь так же готово для нужд праздника, как и сложенное вместе.

В Гемаре сказано, что наша мишна выражает личное мнение таная и не принято как галаха. Галаха же гласит, что в праздник приносят с карпефа только то дерево, которое было заранее сложено, потому что самим действием по сбору и укладке отдельных деревьев человек выразил свое намерение брать некоторые из них для того, чтобы топить ими печку. Однако с поля запрещается приносить в праздник даже то дерево, которое было сложено там заранее. Причина в том, что поскольку они никак не охраняются там, их хозяин не полагается возможность их использования, и потому они - мукцэ.

ЧТО ТАКОЕ КАРПЕФ - с которого наша мишна разрешает приносить в праздник даже куски дерева, лежащие там порознь?

ВСЕ, ЧТО РЯДОМ С ГОРОДОМ - и тогда человек помнит о дереве, лежащем там, и намеревается использовать его в праздник.

Есть объяснение, что «рядом с городом» означает, что карпеф лежит внутри семидесяти локтей, примыкающих к городу (РОШ), —территории, которая называется «ибуро шель ир», дословно «беременность (то есть нечто прибавочное) города» (см. Эйрувин, 5:1-2).

Другое объяснение — что все пространство между огородами, примыкающих к городу, называется «рядом с городом» (ГАМЕИРИ).

Это СЛОВА РАБИ ЙЕГУДЫ. В Гемаре объясняется, что раби Йегуда разрешает брать дерево с карпефа, находящегося даже рядом с городом, лишь при условии, что этот карпеф «охраняется» - то есть имеет в заборе дверь, запирающуюся на замок. 

РАБИ ЙОСЕЙ ГОВОРИТ: ВСЕ, КУДА ЗАХОДЯТ С КЛЮНЕМ - любой карпеф, для того, чтобы зайти на который, требуется ключ, чтобы отпереть дверь, ведущую на него, - И ДАЖЕ В пределах ТХУМ ШАБАТ - то есть, даже если карпеф находится далеко от города, но лежит в пределах территории тхум шабат, то есть не дальше 2000 локтей от города, чтобы до него можно было дойти в субботу и праздник.

В Гемаре объясняется, что согласно мнению раби Йосея требуется одно условие, касающееся карпефа: или чтобы он находился рядом с городом - даже если он не запирается на замок, - или чтобы вход на него запирался на замок - даже если этот карпеф находится далеко от города, но в пределах территории тхум шабат.

Мишна третья

אֵין מְבַקְּעִין עֵצִים, לֹא מִן הַקּוֹרוֹת, וְלֹא מִן הַקּוֹרָה שֶׁנִּשְׁבְּרָה בְיוֹם טוֹב. וְאֵין מְבַקְּעִין לֹא בַקַּרְדֹּם וְלֹא בַמְּגֵרָה וְלֹא בַמַּגָּל , אֶלָּא בַקּוֹפִיץ. בַּיִת שֶׁהוּא מָלֵא פֵרוֹת, סָתוּם וְנִפְחַת, נוֹטֵל מִמְּקוֹם הַפְּחָת. רַבִּי מֵאִיר אוֹמֵר, אַף פּוֹחֵת לְכַתְּחִלָּה וְנוֹטֵל

НЕ ОТКАЛЫВАЮТ ДРОВА НИ ОТ БАЛОК, НИ ОТ БАЛКИ, СЛОМАВШЕЙСЯ В ПРАЗДНИК; И НЕ ОТДЕЛЯЮТ НИ КУРДОМОМ, НИ ПИЛОЙ, НИ СЕРПОМ, НО СЕКАЧОМ. Из ДОМА, ПОЛНОГО ПЛОДОВ, - со входом ЗАЛОЖЕННЫМ, НО ПРОВАЛИВШИМСЯ - БЕРУТ ЧЕРЕЗ МЕСТО ПРОВАЛА. РАБИ МЕИР ГОВОРИТ: ТАКЖЕ НАМЕРЕННО ПРОВАЛИВАЕТ И БЕРЕТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ТРЕТЬЕЙ

НЕ ОТКАЛЫВАЮТ в праздник ДРОВА - чтобы топить ими печку - НИ ОТ БАЛОК - сложенных в штабель для нужд стройки, так как они являются мукцэ, - НИ ОТ БАЛКИ, СЛОМАВШЕЙСЯ В ПРАЗДНИК, - несмотря на то, что сейчас она уже приготовлена на дрова для печки. Дело в том, что поскольку накануне праздника она не было приготовлена для такого использования, она - мукцэ: раз она была все еще мукцэ в сумерках при наступлении праздника, она осталась мукцэ на весь праздничный день. ОДНАКО ОТКАЛЫВАЮТ ДРОВА ОТ БАЛКИ, СЛОМАВШЕЙСЯ НАКАНУНЕ ПРАЗДНИКА (Гемара), и не обращают внимания на тяжесть этой работы — так как она разрешена в честь праздника.

И НЕ ОТДЕЛЯЮТ дрова от балки, сломавшейся накануне праздника, - НИ КУРДОМОМ - [инструментом, представляющим собой палку с двойным железным наконечником, с одной стороны у которого, как у мотыги, острая лопатка для разрыхления почвы, а с другой - заостренное лезвие как у топора; и дрова колют именно этим] топором, НИ отпиливают ПИЛОЙ, НИ откалывают СЕРПОМ жнеца.

Причина запрета этого в том, что все эти инструменты — специальные орудия труда, и работающий ими для постороннего наблюдателя представляется исполняющим работу, запрещенную в праздник.

НО СЕКАЧОМ - большим ножом, которым разрубают мясо и кости, - который не является профессиональным орудием труда.

Основание для этого разрешения указывают в том, что использование секача для колки дров является ярким изменением, ясно указывающим на различие между буднями и праздником. В Гемаре разъясняется, что такой секач - обоюдоострый, но одна сторона его лезвия широкая, как лезвие курдома, а другая - узкая и острая, и в праздник раскалывают дрова именно узкой и острой стороной, чтобы создать заметное различие по сравнению с тем, как колют дрова в будни.

Из ДОМА, ПОЛНОГО ПЛОДОВ - готовых для употребления в пищу, - со входом ЗАЛОЖЕННЫМ кирпичами и камнями, не скрепленными глиной или цементом, НО ПРОВАЛИВШИМСЯ в праздник - когда некоторое количество камней [или кирпичей], которыми был заложен вход, выпали - БЕРУТ плоды для еды ЧЕРЕЗ МЕСТО ПРОВАЛА. Поскольку кирпичи [и камни], которыми заложен вход, не скреплены цементом, открыть этот вход препятствует лишь запрет мудрецов; но если этот запрет исчез сам собой, то плоды стали разрешены для использования, и к ним более не относится запрет мукцэ (ГАМЕИРИ).

РАБИ МЕИР ГОВОРИТ: «ТАКЖЕ НАМЕРЕННО ]хозяин] ПРОВАЛИВАЕТ [вход] И БЕРЕТ» из этих плодов нужные ему в праздник. Поскольку [как уже было сказано] кирпичи [и камни] не скреплены между собой, открытие заложенного таким образом входа не называется разрушением [запрещенным в субботу и праздник]. Поэтому априори разрешается делать пролом в такой кладке в праздник, чтобы взять плоды.

НО ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ МЕИРА.

Мишна четверта

אֵין פּוֹחְתִין אֶת הַנֵּר, מִפְּנֵי שֶׁהוּא עוֹשֶׂה כֶלִי. וְאֵין עוֹשִׂין פֶּחָמִין בְּיוֹם טוֹב, וְאֵין חוֹתְכִין אֶת הַפְּתִילָה לִשְׁנָיִם. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, חוֹתְכָהּ בָּאוּר לִשְׁתֵּי נֵרוֹת

НЕ ОТКРЫВАЮТ СВЕТИЛЬНИКА ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ДЕЛАЕТ ОН СОСУД; И НЕ ИЗГОТОВЛЯЮТ древесный УГОЛЬ В ПРАЗДНИК; И НЕ ПЕРЕРЕЗАЮТ ФИТИЛЬ НАДВОЕ. РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ПЕРЕЗАЮТ ОГНЕМ ДЛЯ ДВУХ СВЕТИЛЬНИКОВ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ЧЕТВЕРТОЙ

НЕ ОТКРЫВАЮТ (в оригинале «потхин») глиняного СВЕТИЛЬНИКА.

Есть другой вариант: «НЕ ДЕЛАЮТ ПРОВАЛ» («похатин»).

Дело, в том, что светильники изготовляли следующим образом. Гончар придавал куску глины форму яйца, а затем, воткнув на него кулак, делал в этой глиняном «яйце» углубление, в которое затем наливали масло и вставляли фитиль. Цель нашей мишны — нау- чить, что таким способом запрещается вылепливать светильник в праздник.

ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО - выдавливая в глине таким образом углубление - ДЕЛАЕТ ОН [гончар или какой-то другой человек] СОСУД в праздник.

И НЕ ИЗГОТОВЛЯЮТ древесный УГОЛЬ В ПРАЗДНИК - например, не отгребают в сторону горящие угли для того, чтобы они погасли, остыли и превратились в древесный уголь. Поскольку его используют ювелиры для работ по золоту, он имеет статус кли.

И НЕ ПЕРЕРЕЗАЮТ ФИТИЛЬ НАДВОЕ в праздник, потому что тем самым фитиль приводят в состояние, в котором он готов для использования, то есть превращают его в кли.

РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: «ПЕРЕЗАЮТ ОГНЕМ ДЛЯ ДВУХ СВЕТИЛЬНИКОВ».

В Гемаре объясняется, как это делают. Каждый из двух концов фитиля вствляют в другой светильник (уже наполненных мас­лом), стоящих один подле другого, и поджигают середину фитиля. Он сам собой разделяется на два фитиля, каждый из которых про­должает гореть в своем светильнике.

Мишна пятая

אֵין שׁוֹבְרִין אֶת הַחֶרֶס, וְאֵין חוֹתְכִין אֶת הַנְּיָר לִצְלוֹת בּוֹ מָלִיחַ, וְאֵין גּוֹרְפִין תַּנּוּר וְכִירַיִם, אֲבָל מְכַבְּשִׁין, וְאֵין מַקִּיפִין שְׁתֵּי חָבִיּוֹת לִשְׁפֹּת עֲלֵיהֶן אֶת הַקְּדֵרָה, וְאֵין סוֹמְכִין אֶת הַקְּדֵרָה בַבַּקַּעַת, וְכֵן בַּדֶּלֶת, וְאֵין מַנְהִיגִין אֶת הַבְּהֵמָה בַמַּקֵּל בְּיוֹם טוֹב וְרַבִּי אֶלְעָזָר בְּרַבִּי שִׁמְעוֹן מַתִּיר

НЕ РАЗБИВАЮТ ЧЕРЕПОК И НЕ РАЗРЕЗАЮТ БУМАГУ, ЧТОБЫ ЖАРИТЬ НА НИХ СОЛЕНУЮ РЫБУ; И НЕ ВЫГРЕБАЮТ ПЕЧЬ И ПЛИТУ, ОДНАКО РАЗРАВНИВАЮТ; И НЕ СТАВЯТ РЯДОМ ДВЕ АМФОРЫ, ЧТОБЫ УСТАНОВИТЬ НА НИХ ГОРШОК, И НЕ ПОДВИГАЮТ ГОРШОК ПОЛЕНОМ - И ТАКИМ ЖЕ ОБРАЗОМ ДВЕРЬ; И НЕ ПОГОНЯЮТ ПАЛКОЙ СКОТИНУ В ПРАЗДНИК, А РАБИ ЭЛЬАЗАР, СЫН РАБИ ШИМЪОНА, РАЗРЕШАЕТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЯТОЙ

НЕ РАЗБИВАЮТ ЧЕРЕПОК И НЕ РАЗРЕЗАЮТ БУМАГУ, ЧТОБЫ ЖАРИТЬ НА НИХ СОЛЕНУЮ РЫБУ.

Когда соленую рыбу жарили на железной решетке, ее клали на черепок или на промасленную бумагу, чтобы она не пригорела от жара раскаленного железа. Эта мишна учит, что в праздник запрещается разбивать черепок или отрезать нужный лист бумаги, чтобы поджарить соленую рыбу потому что этим действием в праздник создают кли.

И НЕ ВЫГРЕБАЮТ в праздник ПЕЧЬ И ПЛИТУ - если внутри них упала штукатурка [которой они обмазаны изнутри], так как и это является исправлением кли, — ОДНАКО РАЗРАВНИВАЮТ пепел в печке [или в плите], чтобы стало возможным печь или варить на нем.

Впрочем, если в печи или плите невозможно варить или жарить в праздник из-за обилия пепла, разрешается также выгрести его (РАМБАМ).

И НЕ СТАВЯТ РЯДОМ — вплотную одна к другой — ДВЕ глиняные АМФОРЫ, между которыми горит огонь, ЧТОБЫ УСТАНОВИТЬ НА НИХ [как на конфорки плиты] ГОРШОК - потому что это выглядит как строительство.

И НЕ ПОДВИГАЮТ ГОРШОК ПОЛЕНОМ - И ТАКИМ ЖЕ ОБРАЗОМ ДВЕРЬ - ее также не подпирают в праздник поленом. Причина - в том, что поленья предназначены лишь для того, чтобы топить ими печь, в отношении же любого другого использования они - мукцэ.

И НЕ ПОГОНЯЮТ ПАЛКОЙ СКОТИНУ В ПРАЗДНИК - так как это выглядит, будто ее ведут на рынок продавать (ГЕМАРА).

А РАБИ ЭЛЬАЗАР, СЫН РАБИ ШИМЪОНА, РАЗРЕШАЕТ погонять палкой скотину в праздник.

Мишна шестая

רַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר, נוֹטֵל אָדָם קִיסָם (מִשֶּׁלְּפָנָיו) לַחֲצֹץ בּוֹ שִׁנָּיו, וּמְגַבֵּב מִן הֶחָצֵר וּמַדְלִיק, שֶׁכָּל מַה שֶּׁבֶּחָצֵר מוּכָן הוּא. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, מְגַבֵּב מִשֶּׁלְּפָנָיו וּמַדְלִיק

РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: БЕРЕТ ЧЕЛОВЕК ЩЕПОЧКУ ОТ того, что ПЕРЕД НИМ, ЧТОБЫ ПРОЧИСТИТЬ ЗУБЫ, И СОБИРАЕТ НА ДВОРЕ И ЗАЖИГАЕТ, ПОТОМУ ЧТО ВСЕ, ЧТО НА ДВОРЕ, - ПРИГОТОВЛЕННОЕ ОНО. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: СОБИРАЕТ ИЗ того, что ПЕРЕД НИМ, И ЗАЖИГАЕТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ШЕСТОЙ

РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: «БЕРЕТ ЧЕЛОВЕК ЩЕПОЧКУ ОТ того, что лежит ПЕРЕД НИМ в доме, ЧТОБЫ ПРОЧИСТИТЬ ЗУБЫ - чтобы вытащить остатки пищи, застрявшие между зубов, - И СОБИРАЕТ щепки НА ДВОРЕ - даже со всего двора - И ЗАЖИГАЕТ огонь под горшком с пищей, ПОТОМУ ЧТО ВСЕ, ЧТО НА ДВОРЕ, - ПРИГОТОВЛЕННОЕ ОНО».

Некоторые комментаторы говорят, что хотя сказано: «Берет человек цепочку [от того, что] ПЕРЕД НИМ [в доме[», разрешается брать и то, что находится во дворе. «Перед ним» сказано лишь потому, что мудрецы не согласны с раби Элиэзером и запрещают отрывать цепочку, чтобы почистить ею зубы, даже от того, что находится прямо перед человеком в доме.

А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: «СОБИРАЕТ ИЗ того, что ПЕРЕД НИМ, И ЗАЖИГАЕТ».

Мудрецы не согласны с рабн Элиэзером по двум пунктам. Во- первых, [как было сказано,] запрещается отрывать щепочку, чтобы почистить ею между зубов, даже от того, что находится перед человеком в доме. Причина - потому что все дерево в праздник предназначено лишь для того, чтобы топить им печку, но для любого другого использования оно - мукцэ. Во-вторых, даже для того, чтобы топить печку, разрешается собирать только то дерево, которое находится на глазах человека в его доме, но брать дерево со двора - запрещается. Причина этого в том, что поскольку собирание щепок во дворе сопряжено с определенным трудом, человек не имеет их в виду с кануна праздника, и потому они - мукцэ.

Мишна седьмая

אֵין מוֹצִיאִין אֶת הָאוּר לֹא מִן הָעֵצִים וְלֹא מִן הָאֲבָנִים וְלֹא מִן הֶעָפָר וְלֹא מִן הַמַּיִם, וְאֵין מְלַבְּנִין אֶת הָרְעָפִים לִצְלוֹת בָּהֶן. וְעוֹד אָמַר רַבִּי אֱלִיעֶזֶר, עוֹמֵד אָדָם עַל הַמֻּקְצֶה עֶרֶב שַׁבָּת בַּשְּׁבִיעִית, וְאוֹמֵר, מִכָּאן אֲנִי אוֹכֵל לְמָחָר. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, עַד שֶׁיִּרְשׁוֹם וְיֹאמַר, מִכָּאן וְעַד כָּאן

НЕ ДОБЫВАЮТ ОГОНЬ ни ИЗ кусков ДЕРЕВА, НИ ИЗ КАМНЕЙ, НИ ИЗ ЗЕМЛИ И НИ ИЗ ВОДЫ; И НЕ ПРОКАЛИВАЮТ ЧЕРЕПИЦЫ, ЧТОБЫ ЖАРИТЬ НА НИХ. И ЕЩЕ СКАЗАЛ РАБИ ЭЛИЭЗЕР: СТОИТ ЧЕЛОВЕК ТАМ, ГДЕ СУШАТСЯ ФРУКТЫ, НАКАНУНЕ СУББОТЫ В СЕДЬМОЙ ГОД И ГОВОРИТ: ОТСЮДА Я беру, чтобы ЕСТЬ ЗАВТРА. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: ПОКА НЕ ОТМЕТИТ И СКАЖЕТ: ОТСЮДА И ДОСЮДА.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ СЕДЬМОЙ

НЕ ДОБЫВАЮТ ОГОНЬ в праздник ни ИЗ кусков ДЕРЕВА - которые трут друг о друга, пока они не загорятся, - НИ ИЗ КАМНЕЙ - которые ударяют друг о друга, высекая огонь, - НИ ИЗ очень твердой ЗЕМЛИ, из которой извлекают огонь, копая ее, - И НИ ИЗ ВОДЫ - которой наполняют стеклянный сосуд, и когда он разогревается, к нему прикладывают костру (то есть стебли льна, раздробленные и размягченные в процессе трепания), и она загорается (см. Рамбам, Законы о празднике, 4:1).

Все это запрещено в праздник как «порождение» - то есть добывание - огня. Разрешается зажигать новый огонь в праздник лишь от уже горящего.

И НЕ ПРОКАЛИВАЮТ на огне ЧЕРЕПИЦЫ - сделанные для того, чтобы крыть ими крышу, - ЧТОБЫ ЖАРИТЬ НА НИХ.

В Гемаре разъясняется, что мишна имеет в виду новые черепицы, которые запрещается прокаливать потому, что при этом они становятся более твердыми и крепкими, а это уже — исправление кли.

И ЕЩЕ СКАЗАЛ РАБИ ЭЛИЭЗЕР - еще одно облегчение в законах о празднике, кроме того, что (как мы учили выше, в мишне шестой) он разрешил в праздник отрывать щепочку для чистки зубов и собирать щепки на дворе: «СТОИТ ЧЕЛОВЕК ТАМ, ГДЕ СУШАТСЯ ФРУКТЫ - где разложены плоды инжира и винограда для просушки, - НАКАНУНЕ СУББОТЫ В СЕДЬМОЙ ГОД - в году шмита, когда не отделяют маасер, - И ГОВОРИТ: “ОТСЮДА Я беру, чтобы ЕСТЬ ЗАВТРА”». Этого высказанного устно приготовления плодов на субботу достаточно, чтобы назавтра было разрешено есть этот инжир и этот виноград.

То же самое, в принципе, относится и к любому году: так разрешается делать, если отделить маасер накануне субботы. Мишна же сказала о КАНУНЕ СУББОТЫ В СЕДЬМОЙ ГОД потому, что, как правило, от плодов, разложенных для просушки, маасер еще не отделен - так как маасер обычно не отделяют прежде, чем обработка плодов закончена. Однако в подобном случае устное приготовление плодов для еды в субботу, сделанное накануне субботы, не помогает: они запрещены для еды как тевель (так как суббота обязывает отделять маасер). Однако в седьмом году (в году шмита), когда от плодов не отделяют маасер, разрешается есть в субботу плоды, которые устно приготовили для этого с кануна субботы.

А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: «ПОКА НЕ ОТМЕТИТ И СКАЖЕТ: “ОТСЮДА И ДОСЮДА”» - разрешается есть в субботы плоды, взятые из тех, которые разложены для просушки, лишь при условии, что место тех плодов, которые возьмут в субботу, отметили.

Некоторые комментаторы видят причину разногласия между раби Элиэзером и мудрецами в следующем. По мнению раби Элиэзера «есть выбор» — то есть когда в субботу берут некоторые из плодов, задним числом выясняется, что именно те плоды, которые взяли, приготовили заранее накануне субботы. Мудрецы же считают, что «нет выбора», и поэтому следует заранее, в канун субботы, отметить плоды, которые желательно взять, и сказать: «Отсюда и досюда завтра я беру для еды».