Ноябрь 2017 / Кислев 5778

1. Когда читают "Шма" вечером?

1. Когда читают "Шма" вечером?

Мишна первая

מֵאֵימָתַי קוֹרִין  אֶת שְׁמַע בְּעַרְבִית. מִשָּׁעָה שֶׁהַכֹּהֲנִים נִכְנָסִים לֶאֱכֹל בִּתְרוּמָתָן , עַד סוֹף הָאַשְׁמוּרָה הָרִאשׁוֹנָה, דִּבְרֵי רַבִּי אֱלִיעֶזֶר. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, עַד חֲצוֹת. רַבָּן גַּמְלִיאֵל אוֹמֵר, עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. מַעֲשֶׂה שֶׁבָּאוּ בָנָיו מִבֵּית הַמִּשְׁתֶּה, אָמְרוּ לוֹ, לֹא קָרִינוּ אֶת שְׁמַע. אָמַר לָהֶם, אִם לֹא עָלָה עַמּוּד הַשָּׁחַר, חַיָּבִין אַתֶּם לִקְרוֹת. וְלֹא זוֹ בִּלְבַד, אֶלָּא כָּל מַה שֶּׁאָמְרוּ חֲכָמִים עַד חֲצוֹת, מִצְוָתָן עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. הֶקְטֵר חֲלָבִים וְאֵבָרִים, מִצְוָתָן עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. וְכָל הַנֶּאֱכָלִין לְיוֹם אֶחָד, מִצְוָתָן עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. אִם כֵּן, לָמָּה אָמְרוּ חֲכָמִים עַד חֲצוֹת, כְּדֵי לְהַרְחִיק אֶת הָאָדָם מִן הָעֲבֵירָה

КОГДА ЧИТАЮТ ”ШМА” ВЕЧЕРОМ? С ТОГО ЧАСА, КОГДА КОГЕНЫ ПРИХОДЯТ ЕСТЬ ТРУМУ, ДО КОНЦА ПЕРВОЙ СТРАЖИ — [это] СЛОВА РАБИ ЭЛИЭЗЕРА. МУДРЕЦЫ ЖЕ ГОВОРЯТ: ДО ПОЛУНОЧИ. РАБАН ГАМЛИЭЛЬ ГОВОРИТ: ДО ВОСХОДА УТРЕННЕЙ ЗАРИ. СЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ЕГО СЫНОВЬЯ ПРИШЛИ С ПИРА И СКАЗАЛИ ЕМУ: МЫ НЕ ЧИТАЛИ ”ШМА”. [Он] ОТВЕТИЛ ИМ: ЕСЛИ ЕЩЕ НЕ ВЗОШЛА ЗАРЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ ПРОЧЕСТЬ. БОЛЕЕ ТОГО: ВСЕ, О ЧЕМ БЫЛО СКАЗАНО МУДРЕЦАМИ ”ДО ПОЛУНОЧИ”, — ЗАПОВЕДАНО ДО ВОСХОДА УТРЕННЕЙ ЗАРИ. СОЖЖЕНИЕ ТУКА И ЧЛЕНОВ [жертвоприношений] — ЗАПОВЕДАНО ДО ВОСХОДА УТРЕННЕЙ ЗАРИ; И ВСЕ СЪЕДАЕМОЕ В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ — ЗАПОВЕДАНО ДО ВОСХОДА УТРЕННЕЙ ЗАРИ. ЕСЛИ ТАК, ТО ПОЧЕМУ СКАЗАЛИ МУДРЕЦЫ: ”ДО ПОЛУНОЧИ”? ДАБЫ ОТДАЛИТЬ ЧЕЛОВЕКА ОТ ГРЕХА.

объяснение мишны первой

Сказано в главе — ”Шма” (Дварим 6, 7): ”...и говори ты их, сидя дома и идя дорогой, и ЛОЖАСЬ, И ВСТАВАЯ”. Отсюда вывели мудрецы, что заповедано читать ”Шма” каждый день дважды: ЛОЖАСЬ — то есть тогда, когда люди ложатся спать, — во время лежания, ВСТАВАЯ — то есть тогда, когда люди встают ото сна, или: вечером и утром.

Чтение ”Шма” включает в себя три отрывка из Торы:

1) ”Шма Исраэль” (”Слушай, Израиль”) — Дварим 6, 4-9; 2) ”И будет, если послушны будете заповедям Моим” — Дварим 11, 13-21, в котором также сказано ”...И ЛОЖАСЬ, И ВСТАВАЯ”; 3) отрывок о цицит — Бемидбар 15, 37-41, в котором упомянут Исход из Египта и сказано: ”...дабы помнили вы и исполняли все заповеди Мои” — что является как бы продолжением к предыдущему отрывку: ”И будет, если послушны будете...”

Первые три главы нашего трактата занимаются правилами чтения ”Шма”. В данной мишне обсуждается время чтения ”Шма” вечером, и объясняется в гемаре, что наша мишна начинает сразу со времени чтения, не обосновывая прежде самую обязанность чтения, опираясь на всеобщее знание написанного, в котором говорится: ”...И ЛОЖАСЬ, И ВСТАВАЯ”. Поэтому мишна начинает вопросом: ”Когда читают...” — каковы границы времени, когда люди ложатся спать, и только потом, в мишне второй, обсуждается время утреннего чтения ”ШМА”. В гемаре приводится еще одна причина именно такого порядка: там объясняется, что мишна следует сказанному о сотворении мира: ”...и был вечер, и было утро — день один” — то есть вначале ”вечер”, а потом ”утро”. Так и в мишне прежде всего ставится вопрос о чтении ”Шма” вечером.

Когда читают ”Шма” вечером? — Когда начинается время чтения ”Шма” вечером? С того часа, когда когены приходят есть труму. — Дары, преподносимые когенам согласно закону Торы, считаются священными. Поэтому когенам разрешено есть их только тогда, когда они ритуально чисты. Коген осквернившийся — не имеет права их есть, как сказано о нем (Ваикра 22, 4): "Святынь не вкусит, пока не очистится". О каких святынях идет речь? — объясняют мудрецы (Йевамот 74а) — О ТРУМЕ. Итак, осквернившийся коген не допускается к вкушению трумы, ПОКА НЕ ОЧИСТИТСЯ — то есть пока не окунется в живую воду родника или особого бассейна, миквэ, основой которого является дождевая вода, и ПОКА НЕ ЗАЙДЕТ СОЛНЦЕ того дня. Это значит, что даже после очищения в воде ему еще запрещено вкушать возношения до захода солнца, так как сказано: "И ЗАЙДЕТ СОЛНЦЕ, И ОЧИСТИТСЯ, И ЗАТЕМ ВКУСИТ СВЯТЫНЬ” (там же, 7).

В гемаре разъясняется, что выражение ”...и очистится” — имеет в виду не когена (как, казалось бы, понимается с первого взгляда), а солнце — потому что в стране Израиля говорили "очистился день", означая этим конец сумерек, когда солнце окончательно зашло, погрузилось и как бы окунулось в море за горизонтом и начали виднеться звезды. Так и пишет Рамбам ("Законы о труме” 7,2): "Оскверненные [когены] не едят возношений, пока не сядет солнце того дня и не выйдут три звезды после захода, так как сказано: "и зайдет солнце, и очистится” — то есть ПОКА НЕ ОЧИСТИТСЯ НЕБОСКЛОН ОТ СОЛНЕЧНОГО СВЕТА — и затем [коген] вкусит святынь”. Об этом и говорится в этой мишне: С ТОГО ЧАСА, КОГДА КОГЕНЫ ПРИХОДЯТ ЕСТЬ ТРУМУ, — когены, которые несли на себе обязанность службы Всевышнему в Храме и распространения знания Торы в народе, были примером пунктуальности, и поэтому мы учим в мишне, что С ТОГО ЧАСА, КОГДА КОГЕНЫ» которые осквернились и уже сделали все от них зависящее, чтобы очиститься, и ожидающие только конца дня для полного очищения и возможности вновь вкусить святынь, УЖЕ ЧИСТЫ, — ОНИ ИМЕЮТ ПРАВО ЕСТЬ ТРУМУ. Это и есть установленное законом время ПОЯВЛЕНИЯ ЗВЕЗД, то есть полного захода солнца, с которого начинается время чтения "Шма” вечером. В гемаре объясняется, что в Мишне написано именно — "с того часа, когда когены...” (а не: "с часа появления звезд”), дабы научить нас еще одному правилу, а именно: что когену — сколь бы высокой степенью нечистоты он не осквернился — дозволено есть труму, если он окунулся в живую воду и уже село солнце того дня — даже если он еще не успел принести положенное ему жертвоприношение. Ибо так выводят мудрецы из написанного: "И зайдет солнце, и очистится, и затем вкусит святынь" — заход солнца удерживает его, а не искупление (то есть принесение жертвы). Есть мнение (Шнот Элиягу), объясняющее причину того, что в Мишне прямо не указано время "появления звезд", тем, что оно не упоминается в Торе нигде, кроме того места, из которого выводится срок, после которого очистившийся коген может есть труму. Поэтому Мишна поставила время вечернего чтения "Шма" в связь с возможностью когенов есть труму.

И ДО КАКОГО ЧАСА ДЛИТСЯ ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ "ШМА”? До конца первой стражи. — То есть до конца первой трети ночи ибо, как указано в гемаре, ночь разделялась на три смены караулов. [Это] слова раби Элиэзера. — Как он толкует выражение "и ложась" — в то время, когда ты ложишься, а ведь большинство людей ложатся спать не позднее конца первой смены стражи. РАБИ ЭЛИЭЗЕР, упомянутый здесь, это раби Элиэзер бен Горканос (см. Авот 2,8). В отличии от других мудрецов, имя которых тоже было Элиэзер и которых, как правило, называют по имени-отчеству, упомянутый здесь раби Элиэзер обычно приводится только по собственному имени.

В гемаре разъясняется, что люди знали признаки смены стражи, и потому раби Элиэзер воспользовался этим, сказав: "ДО КОНЦА ПЕРВОЙ СМЕНЫ". Мудрецы же говорят: до полуночи.

То есть время вечернего чтения "Шма" длится до полуночи. Рабан Гамлиэль говорит: до восхода утренней зари.

То есть чтение "Шма" возможно в течение всей ночи, так как выражение "и ложась" толкуется им как: все то время, в течение которого люди лежат, то есть время ночного сна. Из многих толкований, данных термину "восход утренней зари", приведем здесь ясное и краткое объяснение из книги "Диврей Талмуд" раби Аврагама-Элиягу Каплана, благословенна память его, в котором упорядочены все упомянутые в талмудической литературе признаки конца ночи и начала дня, каждый из которых важен для исполнения разных заповедей, связанных со временем (например — возможность произнести утренние благословения, возложить тфилин, начать молитву "Восемнадцать благословений” и т.п.): "Первые полоски света, занимающиеся на востоке в конце ночи, называются "лань зари". Они становятся все шире и ярче, пока, приблизительно через час, уже походят на столп света, который называется "восход зари". "Восход зари” появляется за час перед первыми лучами солнца. Некоторые из комментаторов считают, что "восход зари” называется на языке Талмуда еще и "освещением востока", другие считают это первыми проблесками солнца, третьи помещают его между "восходом зари”, предваряющим его, и рассветом солнца, следующим за ним”.

Случилось, что его сыновья — рабана Гамлиэля, пришли —- после полуночи, с пира — свадебного, и сказали ему — отцу: мы не читали "Шма”. — Мы были заняты и забыли прочесть "Шма" этим вечером. [Он] ответил им: если еще не взошла заря, вы должны прочесть. В гемаре поясняется, что целью поставленного его сыновьями вопроса было узнать мнение мудрецов (то есть большинства; обычно в талмудической литературе при разногласиях мнение большинства анонимно обозначается "мудрецы”, тогда как остающиеся в меньшинстве называются поименно): согласны ли они с толкованием раби Элиэзера, и лишь считая, что в норме большинства людей ложиться спать позже конца первой смены, продлевают время чтения до полуночи, но не позже, так как это уже не считается ими временем отхода ко сну; из этого следует, что опоздавшие к полуночи уже просрочили время обязанности вечернего чтения "Шма” и не имеют права читать "Шма” этой ночью. Если это так, то они, несмотря на известное им мнение своего отца, должны вести себя согласно мнению большинства, следуя правилу: закон устанавливается большинством. Либо же мудрецы принимают точку зрения рабана Гамлиэля: что все время лежания ночью является временем обязанности чтения "Шма", а мудрецы сказали "до полуночи" лишь дабы поторопить человека исполнить заповедь вовремя? На это ответил им рабан Гам- лиэль, что мудрецы согласны с ним и поэтому ЕСЛИ НЕ ВЗОШЛА УТРЕННЯЯ ЗАРЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ ПРОЧЕСТЬ. Более того. Рабан Гамлиэль добавил: не только по отношению к времени чтения "Шма" мудрецы считают, что оно длится всю ночь, несмотря на то, что они сказали ”до полуночи”, все, о чем было сказано мудрецами ”до полуночи”, — заповедано до восхода утренней зари. — Все заповеданное в вечернее время, но не выполненное в соответствии с предписанием мудрецов до полуночи, остается в силе всю ночь. Сожжение тука и членов [жертвоприношений] заповедано до восхода утренней зари. Тук и члены жертв, кровь которых следует кропить днем, предписано вознести и сжечь на алтаре в те же сутки — в течение дня и следующей за ним ночи, до восхода утренней зари. Если же они не были вознесены на алтарь до восхода зари, то они уже непригодны более к жертвоприношению из-за пройденной ночи, ибо сказано: ”И не останется на всю ночь до утра пасхальная жертва” (Шмот 34, 28). Отсюда учат, как вести себя с остальными жертвоприношениями, в которых предписано сожжение на алтаре. И все съедаемое в тот же день. То есть жертвоприношения, части которых поедаются (либо ко- генами, либо приносящими жертву) в те же сутки (день и следующая за ним ночь) как, например, благодарственная жертва, очистительная жертва или повинная жертва, заповедано — дозволено есть — до восхода утренней зари. Ибо написано о благодарственной жертве: ”Не оставит от нее до утра” (Ваикра 7, 15), и отсюда учат о всех остальных жертвах, части которых поедаются.

Если так — что все заповеданное вечером остается в силе всю ночь, то почему сказали мудрецы: ”до полуночи”? О чтении ”Шма” в данной мишне и о поедаемых в те же сутки жертвах в трактате Звахим? Следует заметить, что о сожжении туков и членов не было сказано мудрецами ”до полуночи” и оно упомянуто в данной мишне для того, чтобы сообщить нам, что все, обязательное ночью, длится всю ночь (Раши и Бартанура). По версии Рамбама и в этом случае сказано мудрецами ”до полуночи”, и многие комментаторы затруднялись найти первоисточник этой версии (см. Тосфот Йом-тов). По некоторым мнениям на это намекается в трактате Звахим 9, 6 (Шнот Элиягу, Млехет Шломо). Итак: ПОЧЕМУ СКАЗАЛИ МУДРЕЦЫ ”ДО ПОЛУНОЧИ” — обо всем этом? Дабы отдалить человека от греха. Чтобы был он проворнее в исполнении заповедей и не откладывал их до предела — ведь так он может забыться, просрочить и не исполнить вообще либо исполнить не вовремя. Например: поесть после дозволенного времени святынь (дозволенных частей жертвоприношений) и тем самым совершить тяжкий грех, наказание которого — карет. В барайте, которую цитирует гемара, добавляется: "Мудрецы предостерегли нас (тем, что сказали "до полуночи”), чтобы не произошло так, что человек, возвращающийся с поля вечером, скажет себе: пойду-ка домой, поем кое-что, выпью малость, посплю, а потом уж прочту "Шма” и помолюсь, ибо есть еще время, — но, сморенный сном, спит всю ночь (не успев прочесть "Шма”). Теперь же он по дороге с поля заходит в синагогу, если привычен читать Тору — читает, а если привычен учить гемару — учит; читает "Шма" и молится, а после этого вкушает хлеб свой с благословением” (Брахот 4б).

Мишна вторая

מֵאֵימָתַי קוֹרִין אֶת שְׁמַע בְּשַׁחֲרִית. מִשֶּׁיַּכִּיר בֵּין תְּכֵלֶת לְלָבָן. רַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר, בֵּין תְּכֵלֶת לְכַרְתִי. (וְגוֹמְרָהּ)  עַד הָנֵץ הַחַמָּה.  רַבִּי יְהוֹשֻׁעַ אוֹמֵר, עַד שָׁלשׁ שָׁעוֹת, שֶׁכֵּן דֶּרֶךְ בְּנֵי מְלָכִים לַעֲמוֹד בְּשָׁלשׁ שָׁעוֹת. הַקּוֹרֵא מִכָּאן וְאֵילָךְ לֹא הִפְסִיד, כְּאָדָם הַקּוֹרֵא בַתּוֹרָה

КОГДА ЧИТАЮТ ”ШМА" УТРОМ? КАК ТОЛЬКО ОЩУЩАЕТСЯ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ "ТХЕЛЕТ” И БЕЛЫМ; РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: МЕЖДУ ”ТХЕЛЕТ’ И "КАРТИ"; И КОНЧАЮТ ДО ВОСХОДА СОЛНЦА. РАБИ ЙЕГОШУА ГОВОРИТ: ДО ТРЕХ ЧАСОВ, ТАК КАК ОБЫЧАЙ ЦАРСКИХ СЫНОВЕЙ ВСТАВАТЬ В ТРИ ЧАСА. ЧИТАЮЩИЙ ”ШМА” ПОЗЖЕ НЕ ТЕРЯЕТ — КАК И ВСЯКИЙ ЧИТАЮЩИЙ ТОРУ.

объяснение мишны второй

Когда читают "Шма" утром? — Когда начинается утреннее время чтения "Шма"? Как только ощущается — человеком — различие между "тхелет" и белым. Два эти цвета связаны с заповедью о цицит, о которой сказано (Бемидбар 15, 38):

”..и вплетут в [каждую] кисть нить "тхелет"". Из этого мудрецы сделали вывод, что ОДНА из четырех шерстяных нитей, составляющих вместе кисть, привязанную к каждому из четырех краев четырехугольного покрывала, должна быть цвета "ТХЕЛЕТ'. Краску этого цвета предписано получить из крови определенного вида моллюска, обитающего в море, и только ею разрешается красить нити цицит (подробно об этом см. трактат Мнахот 44а). Об этом особом цветовом оттенке мудрецы говорят: ''"Тхелет” подобен цвету моря; цвет моря подобен цвету неба; цвет неба подобен сапфиру; сапфир подобен цвету престола Славы небесной”. Рамбам пишет: ""Тхелет", о котором идет речь в Торе... подобна чистому небо своду в солнечный день”. Итак назначение нитей "тхелет", сплетенных с нитями простой белой шерсти, привлекать внимание человека к себе, напоминая ему о заповедях Всевышнего и тем самым побуждая его к исполнению их, как и сказано: ”...и ВИДЯ ЕЕ, вы вспомните заповеди Г-сподни и исполните их...” — цицит заповедано ВИДЕТЬ. И поэтому исполнение этой заповеди естественно связано с днем (когда светло) и служит признаком начала дня и начала времени чтения ”Шма’\ КАК ТОЛЬКО ОЩУЩАЕТСЯ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ”ТХЕЛЕТ' И БЕЛЫМ — время утреннего чтения ”Шма” начинается с того часа, когда человек в свете восходящей зари различает между нитью цвета "тхелет" и остальными белыми нитями в кистях цицит, как и сказано в гемаре: ”...и видя ее, вы вспомните...” — посмотри на эту заповедь и вспомни другую, связанную с ней: заповедь чтения ”Шма”, вступающую в силу ”как только ощутимо различие между "тхелет" и белым” (трактат Мнахот 436). И еще приводится в гемаре: "Другие говорят: признак начала дня — как только можно узнать знакомого на расстоянии четырех локтей” (Брахот 96). Об этом говорится в Талмуде Йеру- шалми: оба этих мнения — ощущение различия между "тхелет" и белым и возможность узнать знакомого на определенном расстоянии — имеют в виду ту же степень яркости зари. То есть они одинаковы по времени и оба служат признаком того, что пришло уже время утреннего чтения ”Шма”.

Раби Элиэзер говорит: время чтения ”Шма” утром начинается, как только ощущается различие между "тхелет” и "карти” — довольно близкими цветовыми оттенками, хорошо различимыми только при полном восходе солнца, то есть позднее, чем время различия между ”тхелет” и белым. КАРТИ — слово на арамейском языке, которым переводится (в переводе Онке- лоса — см. Бемидбар 11, 5) ивритское слово ТИП (кормовые травы). Сочный зеленоватый цвет ”карты” довольно похож на синеватый оттенок ”тхелет”. Таким образом, раби Элиэзер обозначает время чтения ”Шма” на основании близких оттенков в природе: между ”тхелет” в небе и сочно зеленоватым на земле. И кончают — завершают чтение ”Шма” — до восхода солнца. То есть с первыми проблесками солнца над вершинами гор. Некоторые комментируют, что мишна воспользовалась выражением ”и кончают”, дабы подчеркнуть предписание мудрецов стараться завершить чтение ”Шма” точно с проблеском солнца, как сказано в гемаре (Брахот 9 б): "Старательные (скромные и любящие заповеди люди»— Раши) завершали его (чтение ”Шма”) с проблеском солнца, чтобы присоединить избавление (благословение "Избавитель Израиля”, заключающее ”Шма”) к молитве ("Восемнадцать благословений”) и молиться уже днем (так как молитва начинается с проблеском солнца). (Но следует заметить, что есть версии Мишны, в которых отсутствует слово "и кончают”).

Раби Йегошуа говорит: до трех часов. — То есть до конца четверти дня, так как обычай царских сыновей вставать в три часа. По мнению раби Йегошуа смысл сказанного ”...и вставая” можно толковать как время подъема всех людей, а так как среди царских сыновей принято вставать со сна лишь в три часа от восхода солнца, то все это время можно считать временем подъема. Мнение раби Йегошуа принято и стало обязательным правилом поведения. Следует заметить, что во всей талмудической литературе приводится немало споров между раби Элиэзером и раби Йегошуа и как галаха всегда принимается мнение раби Йегошуа. Раби Йегошуа, о котором идет речь, это раби Йегошуа бен Ханания (см. Авот 2, 8). ЧАС, упоминаемый в Мишне, это так называемый "ВРЕМЕННОЙ ЧАС” (а не постоянная единица времени, принятая в наши дни); "временной час” — это двенадцатая часть дня от утренней зари до появления звезд. Поэтому он изменяется с изменением длины дня в разные времена года.

Читающий — ”Шма” позже обозначенного времени, то есть конца первой четверти дня, не теряет. То есть, несмотря на то, что он не выполнил своего долга по отношению к чтению ”Шма” (ибо не прочел вовремя), даже читая позже времени он не совсем теряет вознаграждение, как и всякий читающий Тору, — ибо читающий ”Шма” после назначенного срока все же занимается Торой. Так как чтение любого отрывка Торы является заповеданным и предписанным занятием Торой, то естественно, что и те три главы, входящие в ”Шма”, находятся в этой категории, и поэтому даже читающий не вовремя имеет вознаграждение, хотя не за особо выделенное законом чтение ”Шма”, а за занятие Торой. В гемаре добавляется, что в словах НЕ ТЕРЯЕТ имеется в виду, что человек, читающий ”Шма” не вовремя, не теряет возможности сказать благословения перед и после чтения ”Шма” (подробности о которых далее — в мишне четвертой).

Мишна третья

בֵּית שַׁמַּאי אוֹמְרִים, בָּעֶרֶב כָּל אָדָם יַטוּ וְיִקְרְאוּ, וּבַבֹּקֶר יַעֲמְדוּ, שֶׁנֶּאֱמַר (דברים ו) וּבְשָׁכְבְּךָ וּבְקוּמֶךָ. וּבֵית הִלֵּל אוֹמְרִים, כָּל אָדָם קוֹרֵא כְּדַרְכּוֹ, שֶׁנֶּאֱמַר (שם) וּבְלֶכְתְּךָ בַדֶּרֶךְ. אִם כֵּן, לָמָּה נֶאֱמַר וּבְשָׁכְבְּךָ וּבְקוּמֶךָ, בְּשָׁעָה שֶׁבְּנֵי אָדָם שׁוֹכְבִים, וּבְשָׁעָה שֶׁבְּנֵי אָדָם עוֹמְדִים. אָמַר רַבִּי טַרְפוֹן, אֲנִי הָיִיתִי בָא בַדֶּרֶךְ, וְהִטֵתִי לִקְרוֹת, כְּדִבְרֵי בֵית שַׁמַּאי, וְסִכַּנְתִּי בְעַצְמִי מִפְּנֵי הַלִּסְטִים. אָמְרוּ לוֹ, כְּדַי הָיִיתָ לָחוֹב בְּעַצְמְךָ, שֶׁעָבַרְתָּ עַל דִּבְרֵי בֵית הִלֵּל

ШКОЛА ШАМАЯ ГОВОРИТ: ВЕЧЕРОМ ВСЕ ДОЛЖНЫ ЧИТАТЬ ПРИКЛОНЯСЬ, А УТРОМ — СТОЯ, ИБО СКАЗАНО: ”...И ЛОЖАСЬ, И ВСТАВАЯ”. А ШКОЛА ГИЛЕЛЯ ГОВОРИТ: КАЖДЫЙ ЧИТАЕТ ПО СВОЕМУ ОБЫКНОВЕНИЮ, ИБО СКАЗАНО ”И ИДЯ ДОРОГОЙ”. ЕСЛИ ТАК, ТО ДЛЯ ЧЕГО СКАЗАНО ”И ЛОЖАСЬ, И ВСТАВАЯ”? — В ТОТ ЧАС, КОГДА ЛЮДИ ЛЕЖАТ, И В ТОТ ЧАС, КОГДА ЛЮДИ СТОЯТ. СКАЗАЛ РАБИ ТАРФОН: ОДНАЖДЫ, НАХОДЯСЬ В ПУТИ, Я ПРИКЛОНИЛСЯ ЧИТАТЬ ”ШМА” СОГЛАСНО ШКОЛЕ ШАМАЯ И ПОДВЕРГСЯ ОПАСНОСТИ ИЗ-ЗА РАЗБОЙНИКОВ. ОТВЕТИЛИ ЕМУ: ТЫ ЗАСЛУЖИЛ НАКАЗАНИЕ, ИБО ПРЕСТУПИЛ УСТАНОВЛЕНИЕ ШКОЛЫ ГИЛЕЛЯ.

объяснение мишны третьей

Школа Шамая говорит: вечером все должны читать — "Шма” — приклонясь набок, то есть читать как бы лежа, а утром — стоя — а не сидя или лежа. Ибо сказано: "...и ложась, и вставая" — что и учит нас, каким образом следует читать "Шма". А школа Гилеля говорит: каждый читает по своему обыкновению. И вечером, и утром каждый читает "Шма”, как ему привычно, ибо сказано ”...и идя дорогой” — то есть человек может читать даже идя, не останавливаясь для этого. Тем более — не ложась.

Если так, то для чего сказано "и ложась, и вставая"? — В тот час, когда люди лежат, и в тот час, когда люди стоят. — То есть Тора не учит нас ОБРАЗУ ЧТЕНИЯ, а ВРЕМЕНИ ЧТЕНИЯ — тому, что предписано читать "Шма” дважды в день: во время, когда ложатся спать, и во время подъема, то есть вечером и утром.

Сказал раби Тарфон: однажды, находясь в пути, я приклонился читать "Шма" согласно школе Шамая. Так как пришло время вечернего чтения "Шма”, то я сошел с осла и приклонился, сообразуясь с мнением школы Шамая, и подвергся опасности из-за разбойников. Ибо задержался в пути вечером и, естественно, подвергся большей опасности нападения разбойников, чем если бы продолжал свой путь, читая "Шма" верхом на осле, двигаясь быстрее к месту назначения. Есть комментаторы, считающие, что на него действительно напали разбойники и ограбили его, и речь идет об опасности, которой подверглась его жизнь (Млехет Шломо). Ответили ему — мудрецы: ты заслужил наказание — ты сам виноват в том, что пережил, и если бы тебя убили, то на тебе самом лежала бы вина за это, ибо преступил установленное школой Гилеля.

Виленский гаон объясняет это так: когда требования школы Шамая строже и ограничения жестче, чем у их оппонентов — школы Гилеля, — то можно взять на себя ббльшую тяжесть заповеди и вести себя по правилам школы Шамая, несмотря на то, что ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ (минимальное) исполнение заповедей соответствует постановленному школой Г илеля. Здесь же, в разногласии, касающемся чтения ”Шма”, спор вовсе не о мере строгости, а о понимании написанного: ”и ложась, и вставая”. По мнению школы Г илеля нет совершенно никакой обязанности склоняться при чтении ”Шма” вечером и стоять утром, ибо нет никакой пользы в этих действиях. Поэтому человек, ведущий себя так, только показывает свое несогласие со вступившим в статус галахи постановлением школы Гилеля и заслуживает наказания.

Мишна четвертая

בַּשַּׁחַר מְבָרֵךְ שְׁתַּיִם לְפָנֶיהָ וְאַחַת לְאַחֲרֶיהָ, וּבָעֶרֶב שְׁתַיִם לְפָנֶיהָ וּשְׁתַּיִם לְאַחֲרֶיהָ. אַחַת אֲרֻכָּה וְאַחַת קְצָרָה. מְקוֹם שֶׁאָמְרוּ לְהַאֲרִיךְ, אֵינוֹ רַשַּׁאי לְקַצֵּר. לְקַצֵּר, אֵינוֹ רַשַּׁאי לְהַאֲרִיךְ. לַחְתֹּם, אֵינוֹ רַשַּׁאי שֶׁלֹּא לַחְתֹּם. וְשֶׁלֹּא לַחְתֹּם, אֵינוֹ רַשַּׁאי לַחְתֹּם

УТРОМ ПРОИЗНОСИТ [человек] ДВА БЛАГОСЛОВЕНИЯ ПЕРЕД ЧТЕНИЕМ ”ШМА” И ОДНО ПОСЛЕ НЕГО, А ВЕЧЕРОМ — ДВА ПЕРЕД НИМ И ДВА ПОСЛЕ НЕГО; ОДНО ДЛИННОЕ И ОДНО КОРОТКОЕ. ПОСТАНОВЛЕННОЕ [мудрецами] БЫТЬ ДЛИННЫМ НИКТО НЕ СМЕЕТ СОКРАЩАТЬ, ПОСТАНОВЛЕННОЕ БЫТЬ КОРОТКИМ — УДЛИНЯТЬ. ТАМ, ГДЕ УСТАНОВЛЕНО ЗАКЛЮЧЕНИЕ, — НЕ РАЗРЕШЕНО ЕГО ОПУСКАТЬ, А ТАМ, ГДЕ НЕ УСТАНОВЛЕНО, — НЕ РАЗРЕШЕНО ПРИБАВЛЯТЬ.

объяснение мишны четвертой

В этой мишне речь идет о благословениях, установленных мудрецами перед и после чтения ”Шма”. Всего семь благословений — три утром и четыре вечером. Мудрецы установили их, ссылаясь на написанное: ”семижды в день Тебя прославляю за справедливые законы Твои” (Теги л им 119, 164; см. Талмуд Йерушалми, Брахот). И объясняет Раши: ”3а справедливые законы Твои” — имеется в виду чтение ”Шма”, так как оно часть Торы. Другие комментаторы объясняют это тем, что в главах, составляющих чтение ”Шма”, упоминается семь заповедей (законов): тфилин на руку, тфилин головной, мезуза, четыре кисти цицит. Поэтому установили семь благословений перед и после чтения ”Шма”: славить Всевышнего за семь заповедей

(Байт хадаш 23б). Эти благословения не являются именно благословениями О ЧТЕНИИ ”Шма” и не похожи на остальные благословения, произносимые перед исполнением заповедей, и нет в них формулировки ”бла- гословен Ты, Г-споди, освятивший нас своими заповедями и повелевший нам...” как, например, при чтении Торы. У каждого из этих благословений свое значение: "Создающий свет” — о дне и свете; "Любовью...” — о завете изучать Тору и т.п. После того, как они были уже приняты и установлены, их утвердили перед и после чтения ”Шма”, и этим они освобождают от обязанности благословения "...освятивший нас своими заповедями и повелевший нам читать ”Шма” (Энциклопедия гаталмудит). Приводится в Талмуде Иерушалми: "Выполняющий "семижды в день Тебя благословляю”... как будто выполнил: ”И будь занят ими днем и ночью” (то есть учи и исполняй законы Торы, вникай и думай о них все время). Этим и обосновывается (там же) разделение этих благословений на две группы: четыре из них вечером и три — утром, ибо сказано ”...днем и ночью”, дабы дневное занятие было равно вечернему, а так как в те дни не читали отрывок о цицит вечером (см. мишну пятую), то вечером к двум первым частям ”Шма” присоединили четыре благословения, утром же к трем •— три; таким образом и вечером и утром было по шесть частей, составляющих все чтение ”Шма” (Шнот Элиягу). По другому мнению, количество благословений было распределено неодинаково (4 вечером и 3 утром) потому, что вечер предшествует утру и "то, что можно сделать вечером, не следует оставлять на утро”: большинство из благословений можно произнести уже вечером (Львуш тхелет; Млехет Шломо).

Утром произносит [человек] два благословения перед чтением ”Шма”. Именно: 1) "Творящий свет”, начинающееся словами: ”Благословен Ты, Г-сподь... творящий свет и создающий тьму” и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, создатель светил”; 2) "Любовью”, начинающееся: "Любовью великой возлюбил Ты нас, Г-сподь...” (по другой версии — "Любовью вечной...”) и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, избирающий народ свой, Израиль, с любовью”. Это последнее благословение не начинается словами "Благословен...”, так как оно стоит сразу после благословения "Творящий свет”. И одно после него. Одно благословение произносят после чтения "Шма”, начинающееся словами: "Истинное, и несомненное, и достоверное...” и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, избавитель Израиля”. Поэтому оно называется ”благословением избавления”. Оно не начинается формулой: "Благословен...” и т.д., так как идет сразу за двумя первыми благословениями, несмотря на то, что само чтение ”Шма” прерывает их, ибо следует присоединить "Истинно...” к концу чтения ”Шма”. Поэтому считается, что это благословение следует сразу за предыдущим. А вечером — два перед ним. Произносят два благословения перед чтением ”Шма”: 1) Благословен Ты, Г-сподь, по слову Которого наступает вечер” и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, [по слову Которого] наступает вечер”;

1) "Любовью вечной, народ свой, дом Израиля, возлюбил Ты...” и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, любящий народ свой, Израиль”. И два после него. После вечернего чтения "Шма” произносят два благословения: 1) "Истинно и достоверно все это...” и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, спасший Израиль”; 2) "Дай нам, Отец наш, с миром отойти ко сну...” и заключаемое: "Благословен Ты, Г-сподь, хранящий народ свой, Израиль, вечно!”. Одно длинное и одно корозкое. Эти слова в мишне подвергаются разным толкованиям. По Раши — речь идет о двух благословениях после вечернего чтения "Шма”, которыми мы только что занимались. Имеется в виду, что благословение "Истинно и достоверно” — длинное, ибо включает в себя много разных тем: исход из Египта, казнь первенцев, чудо перехода моря; второе же благословение "Дай нам...” — короткое. И дополняется в мишне, что запрещено изменять формулу благословений, установленную мудрецами: постановленное быть длинным никто не смеет сокращать, постановленное быть коротким — удлинять. То есть благословения, считающиеся длинными по вышесказанному критерию, нельзя сокращать, и наоборот, к кратким нельзя ничего прибавлять и делать их, таким образом, длинными. Но по толкованию Рамбама сказанное в Мишне получает иной смысл. ”ОДНО ДЛИННОЕ, А ОДНО КОРОТКОЕ” — означает, по его мнению, не только благословения вечернего чтения ”Шма”, но и утреннего также, а именно — (первые два благословения перед ”Шма” — утром и вечером. ("ДЛИННОЕ” — это благословение, начинающееся и завершающееся формулой "Благословен Ты”, и т.д., "КОРОТКОЕ” — это то, в котором эта формула появляется только один раз. Поэтому сказанное "ОДНО ДЛИННОЕ, А ОДНО КОРОТКОЕ” — это относится к "Создающий свет” (оно длинное) и к "Любовью” (оно короткое) при утреннем чтении ”Шма”; а также к ”...по слову Которого наступает вечер...” (оно длинное) и к "Любовью вечной” (оно короткое) при вечернем чтении "Шма”. И предостерегает мишна: ПОСТАНОВЛЕННОЕ БЫТЬ ДЛИННЫМ — НИКТО НЕ СМЕЕТ СОКРАЩАТЬ, ПОСТАНОВЛЕННОЕ БЫТЬ КОРОТКИМ — УДЛИНЯТЬ. То есть благословение, начинающееся и заканчивающееся формулой "Благословен”, не разрешается изме- 1 нять и делать кратким, то есть не начинать этой формулой, и наоборот — о тех благословениях, в которых установлено I только заключить этой формулой, а не начать, — не разрешено начинать ею.

Там, где установлено заключение. Те благословения, в которых была установлена заключительная формула "Благословен...”,  не разрешено его опускать, а там, где не установлено —  например, в благословениях о плодах, благословениях перед исполнением заповедей — не разрешено прибавлять — ибо они  не включают в себя многие темы, и поэтому начальная формула их (в ней упоминается основная тема, о которой идет речь в благословении) является и заключительной (Тосфот р. Акивы Эйгера).

Мишна пятая

מַזְכִּירִין יְצִיאַת מִצְרַיִם בַּלֵּילוֹת. אָמַר רַבִּי אֶלְעָזָר בֶּן עֲזַרְיָה, הֲרֵי אֲנִי כְּבֶן שִׁבְעִים שָׁנָה, וְלֹא זָכִיתִי שֶׁתֵּאָמֵר יְצִיאַת מִצְרַיִם בַּלֵּילוֹת, עַד שֶׁדְּרָשָׁהּ בֶּן זוֹמָא , שֶׁנֶּאֱמַר (דברים טז) לְמַעַן תִּזְכֹּר אֶת יוֹם צֵאתְךָ מֵאֶרֶץ מִצְרַיִם כֹּל יְמֵי חַיֶּיךָ. יְמֵי חַיֶּיךָ, הַיָּמִים. כֹּל יְמֵי חַיֶּיךָ, הַלֵּילוֹת. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים, יְמֵי חַיֶּיךָ, הָעוֹלָם הַזֶּה. כֹּל (יְמֵי חַיֶּיךָ), לְהָבִיא לִימוֹת הַמָּשִׁיחַ

УПОМИНАЮТ ИСХОД ИЗ ЕГИПТА ПО НОЧАМ. СКАЗАЛ РАБИ ЭЛЬАЗАР БЕН АЗАРИЯ: ВОТ Я УЖЕ КАК СЕМИДЕСЯТИЛЕТНИЙ, И НЕ СПОДОБИЛСЯ УСТАНОВИТЬ ЧТЕНИЕ ИСХОДА ИЗ ЕГИПТА ПО НОЧАМ, ПОКА НЕ ВЫВЕЛ ЭТОГО БЕН-ЗОМА ИЗ СКАЗАННОГО (Дварим 16, 3): ”ДАБЫ ПОМНИЛ ТЫ ДЕНЬ ТВОЕГО ИСХОДА ИЗ СТРАНЫ ЕГИПЕТСКОЙ ВСЕ ДНИ СВОЕЙ ЖИЗНИ”, ”ДНИ СВОЕЙ ЖИЗНИ” — ЭТО ДНИ, ”ВСЕ ДНИ СВОЕЙ ЖИЗНИ” - ЭТО НОЧИ. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: ”ДНИ СВОЕЙ ЖИЗНИ” - МИР СЕЙ, ”ВСЕ ДНИ СВОЕЙ ЖИЗНИ” — В ГРЯДУЩИЕ ДНИ МЕССИИ.

объяснение мишны пятой

Уже было упомянуто выше (в мишне первой), что в чтение ”Шма” включены три отрывка из Торы, и один из них — это глава о цицит. Но в гемаре приводится мнение, что читают эту третью главу ”Шма” только утром, а не вечером, так как написано: ”...и смотря на которые...” — то есть исполнение и упоминание цицит как заповеди может быть только днем, когда можно видеть цицит, а не ночью, когда — время тьмы (Брахот 14б). О том говорится там же (2,2):

”И СКАЗАЛ” (глава цицит начинается со слов ”и сказал...”) читается в ”Шма” только днем”. По мнению Виленского гаона в сказанном в этой мишне подразумевается полный запрет читать главу о цицит ночью.

Таково же мнение, приведенное в Талмуде Иерушалми. Итак, согласно этим толкованиям в нашей мишне говорится, что так же, как в утреннем чтении ”Шма” упоминается Исход из Египта в главе цицит сказанным в ней — ”Я — Г-сподь, Б-г ваш, выведший вас из земли Египетской”, так и вечером следует найти способ упоминания Исхода из Египта. Каким же путем это делается? В гемаре приводится, что в Эрец-Исраэль обычно при вечернем чтении ”Шма” говорили только начало и конец главы о цицит, связывая их в одно: ”И сказал Г-сподь Моше: обратись к сынам Израиля и скажи им: Я — Г-сподь, Б-г ваш, истинно...”. И продолжали: "Истинно и достоверно”, в котором упоминается Исход из Египта. Но мудрецы Вавилона не согласились с таким решением вопроса, считая, что не следует вообще начинать с ”И сказал...” и поэтому не продолжать — "Истинно и достоверно”. Исход из Египта вспоминается в специально составленной для этого молитве: "Благодарим мы Тебя, Г-сподь, Б-г наш, Который вывел нас из страны Египетской и вызволил нас из дома рабства, и показал нам мощь свою в чудесах на море, и пели мы Тебе: кто сравнится с Тобой” и т.д. Но, вместе с тем, начавший главу о цицит — должен закончить ее без пропусков. "Сказал Абаей: поэтому мы начинаем читать ”И сказал” вечером — по обычаю в Эрец-Исраэль, а так как уже начали, то продолжаем читать всю ее без пропусков”. Отсюда видно, что по Талмуду Бавли следует читать главу о цицит и в вечернем чтении "Шма”. Так же постановляет Рамбам: "Несмотря на то, что заповедь цицит не имеет силы ночью (то есть носящий цицит в одежде ночью не исполняет заповеди и она считается не более как часть одежды), все же читают главу о ней (в чтении "Шма”), ибо упоминается в ней Исход из Египта”. Именно это правило поведения в отношении чтения "Шма” вечером мы учим из нашей мишны согласно большинству толкований.

Упоминают Исход из Египта по ночам. То есть читают главу о цицит и в вечернем чтении ”Шма”, ибо упоминается в ней Исход из Египта, который предписано упоминать и ночью также. Сказал раби Эльазар беи Азария: вот я уже как семидесятилетний. В гемаре рассказывается, что рабан Гамлиэль, будучи главой сангедрина, постоянно огорчал раби Йегошуа беи Хананию (они были оппонентами во многих спорах, и рабан Гамлиэль, пользуясь должностью и авторитетом, заставлял раби Йегошуа исполнять свои решения). Это дошло до того, что ученики решили сместить рабана Гамлиэля с поста и назначить вместо него раби Эльазара бен Азарию. Именно в тот день — по рассказу Талмуда — исполнилось ему восемнадцать лет. Слишком большим был контраст между его молодостью и великим званием — главы сангедрина, и в ту же ночь чудесным образом поседели восемнадцать прядей в его бороде и придали ему подобающий вид умудренного годами старца, соответствующий такой должности и ответственности. Поэтому сказал раби Эльазара: ”ВОТ Я УЖЕ КАК СЕМИДЕСЯТИЛЕТНИЙ”, а не семидесятилетний в действительности. Рамбам объясняет в своем комментарии к мишне, что действительно раби Эльазар был еще молод, но из-за изнурительного изучения Торы днем и ночью ослабел, поседел и выглядел постаревшим как семидесятилетний — это и есть истинный смысл его слов ВОТ Я УЖЕ КАК СЕ МИДЕСЯТИЛЕТНИЙ. И не сподобился установить чтение Исхода из Египта по ночам. Несмотря на мои старания и дружбу с мудрецами, я не сподобился узнать, где же указано в Писании даже намеком, что следует читать главу о цицит в вечернем чтении ”Шма”, дабы исполнить предписанное упоминание Исхода из Египта по ночам. Раби Овадия Бартанура объясняет эти слова несколько иначе: ”НЕ СПОДОБИЛСЯ” — не сумел победить в споре с остальными мудрецами из-за недостаточно убедительных доводов и доказательств, и поэтому не привел всех к ЧТЕНИЮ ИСХОДА ИЗ ЕГИПТА ПО НОЧАМ, пока не вывел этого Бен-Зома — пока не услышал выводов Бен-Зомы из сказанного (Дварим 16,3): ”Дабы помнил ты день твое го исхода из страны Египетской все дни своей жизни” — толкуя это так: ”дни своей жизни” — дни, ”все дни своей жизни” — это ночи. Виленский гаон объясняет, что Бен-Зома не исходит из возможности лишнего слова, а просто понимает сказанное так: если бы было написано только ”дни” — тогда мы должны были бы сузить значение понятия "день” только как дневного времени, но так как написано "все дни” — то имеется в виду обычное понятие, то есть СУТКИ — включающие в себя и дневное и ночное время (Шнот Элиягу).