Ноябрь 2017 / Хешван 5778

2. Занимающегося чтением Торы застало время чтения "Шма"

2. Занимающегося чтением Торы застало время чтения "Шма"

Мишна первая

הָיָה קוֹרֵא בַתּוֹרָה, וְהִגִּיעַ זְמַן הַמִּקְרָא, אִם כִּוֵּן לִבּוֹ, יָצָא. וְאִם לָאו, לֹא יָצָא. בַּפְּרָקִים שׁוֹאֵל מִפְּנֵי הַכָּבוֹד וּמֵשִׁיב, וּבָאֶמְצַע שׁוֹאֵל מִפְּנֵי הַיִּרְאָה וּמֵשִׁיב, דִּבְרֵי רַבִּי מֵאִיר. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, בָּאֶמְצַע שׁוֹאֵל מִפְּנֵי הַיִּרְאָה, וּמֵשִׁיב מִפְּנֵי הַכָּבוֹד, בַּפְּרָקִים שׁוֹאֵל מִפְּנֵי הַכָּבוֹד, וּמֵשִׁיב שָׁלוֹם לְכָל אָדָם

ЗАНИМАЮЩЕГОСЯ ЧТЕНИЕМ ТОРЫ ЗАСТАЛО ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ ГШМА”: ЕСЛИ ИМЕЛ В ВИДУ — ВЫПОЛНИЛ, ЕСЛИ ЖЕ НЕТ — ТО НЕТ. В ПРОМЕЖУТКАХ ПРИВЕТСТВУЕТ ИЗ УВАЖЕНИЯ И ОТВЕЧАЕТ, ПОСРЕДИНЕ ЖЕ ПРИВЕТСТВУЕТ ИЗ СТРАХА И ОТ- 11ВЕЧАЕТ — [это] СЛОВА РАБИ МЕИРА. РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ПОСРЕДИНЕ ПРИВЕТСТВУЕТ ИЗ СТРАХА И ОТВЕЧАЕТ ИЗ УВАЖЕНИЯ, В ПРОМЕЖУТКАХ ЖЕ ПРИВЕТСТВУЕТ ИЗ УВА- ЖЕНИЯ И ОТВЕЧАЕТ ВСЯКОМУ ЧЕЛОВЕКУ.

объяснение мишны первой

В этой мишне идет речь о степени осознанности и намерения в исполнении заповеди чтения ”Шма”, а также о том, разрешено ли — и если да, то в каких случаях — прервать чтение ”Шма”. Прежде всего следует заметить, что существуют разногласия между мудрецами — зависит ли исполнение заповедей от осознанности исполняющего их — то есть выполняет ли человек свой долг в исполнении заповеди только осознавая, что он исполняет заповедь Всевышнего, или даже исполняя заповедь без этого намерения, но по привычке. Но даже те, кто считает, что исполнение не обусловлено намерением, соглашаются, что все это верно только по отношению к заповедям, главной частью которых является какое-либо практическое действие, ибо само действие указывает на намерение; те же заповеди, в которых главным являются мысли определенного рода или речь, предписанная к произнесению (как чтение ”Шма”, например, или молитва), конечно же обязаны сопровождаться сосредоточенностью намерения и умысла. Поэтому заповедь чтения ”Шма” обусловлена правильным прочтением текста (т.е. именно по внутреннему распорядку глав и т.п.) и пониманием смысла слов. Но несколько иначе мы учим в гемаре: "Читающий ”Шма” обязан настроиться сердцем (осознавая и понимая свое действие как исполнение заповеди Всевышнего); раби Аха от имени раби Йегуды говорит: так как он настроился сердцем и сосредоточился на исполнении заповеди в первом отрывке (из трех составляющих ”Шма”), то более от него не требуется (то есть если остальные два отрывка он произнес машинально, то он не должен возвращаться и вновь читать, ибо он уже выполнил свой долг)”. И еще приведено там: ”Слушай, Израиль, Г-сподь Б-г наш, Г-сподь един (”Шма, Исраэль...”) — этот стих требует настроя сердца, но не все остальное — [это] мнение раби Меира”. Исходя из этого и установляет Рамбам: "Читающий ”Шма” и не сосредоточившийся сердцем на первом стихе ”Шма Исраэль” — не выполнил заповеди” (Законы о чтении ”Шма” 2,1). Написанное Рамбамом некоторые поясняют так: несмотря на то, что исполнение заповеди не обусловлено намерением, тем не менее именно в первом стихе чтения ”Шма” оно должно быть, так как при произнесении его человек обязывается принять на себя власть Царства небесного (понимая же это, он и осознает исполнение заповеди чтения ”Шма” вообще) (’Тосфот аншей шем”, Рашба).

Занимающегося чтением Торы — читающего в ней именно главы, составляющие ”Шма”, — застало время чтения ”Шма”: если имел в виду — этим чтением выполнить свой долг чтения ”Шма”, то по мнению тех, кто считает, что исполнение долга не обусловлено намерением — ЕСЛИ ИМЕЛ В ВИДУ — то есть имел в виду прочесть по правилам чтения главы ”Шма” (т.е. в правильном порядке — одна за другой); а по мнению Рамбама — если он полагал исполнить заповедь в прочтении первого стиха "Слушай, Израиль..." (как уже было сказано выше) — то он выполнил свой долг чтения "Шма", если же нет — не имел никаких намерений, то нет. То есть, занимаясь чтением Торы и не принимая во внимание налагающиеся на него обязанности чтения "Шма”, время которого пришло, даже если он прочитал соответствующие главы "Шма” по ходу своих занятий, он все же обязан еще раз читать "Шма” кроме этого, дабы исполнить заповедь. Существуют версии Мишны, в которых не записано "ЕСЛИ ЖЕ НЕТ — ТО НЕТ”.

В промежутках — между благословениями или между отрывками, составляющими чтение "Шма" (как описано в подробностях в следующей мишне), приветствует — в промежутках можно приветствовать из уважения к человеку, которому он обязан выказывать знаки почтения: отцу или учителю, например, а  также любому человеку, более великому в мудрости (Рамбам),  и отвечает — само собой разумеется, на приветствие уважаемого человека (гемара). Посредине же — благословения или текста "Шма” — приветствуют из страха — перед человеком, который может наказать его, если не получит подобающее ему  почтение, как, например, властителя или занимающего важный государственный пост и т.п., и отвечает — на приветствие такого человека, но не приветствует и не отвечает на приветствие посредине текста только лишь из уважения. Это слова раби Меира — по которому нет разницы между приветом и ответом. Раби Йегуда говорит: посредине приветствуют из страха — в этом он согласен с мнением раби Меира, разъясненным выше, и отвечает из уважения. То есть не только из страха, но и из уважения также отвечает на приветствие почтенных, хотя и ничем не грозящих людей даже если он находится посреди текста благословения или чтения "Шма”. В промежутках же — между благословениями и между отрывками  чтения "Шма" приветствует из уважения — как сказано выше,  в начале мишны, и отвечает всякому человеку — который приветствовал его, даже если он не из уважаемых людей, почитать которых вменено в долг. МНЕНИЕ РАБИ ЙЕГУДЫ ПРИНЯТО КАК ГАЛАХА. Есть комментаторы, объясняющие ”из страха” — как из почтения и боязни по отношению к отцу или учителю, которых предписано почитать и бояться (Рош, Рашба), а ”из уважения” — как дань чести и почета важному своими занятиями или делами человеку (Раши и большинство комментаторов мишны). Упоминаемый в Мишне раби Йегуда — всегда раби Йегуда бар Илай.

Мишна вторая

אֵלּוּ הֵן בֵּין הַפְּרָקִים, בֵּין בְּרָכָה רִאשׁוֹנָה לִשְׁנִיָּה, בֵּין שְׁנִיָּה לִשְׁמַע, וּבֵין שְׁמַע לִוְהָיָה אִם שָׁמֹעַ, בֵּין וְהָיָה אִם שָׁמֹעַ לְוַיֹּאמֶר, בֵּין וַיֹּאמֶר לֶאֱמֶת וְיַצִּיב. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, בֵּין וַיֹּאמֶר לֶאֱמֶת וְיַצִּיב לֹא יַפְסִיק. אָמַר רַבִּי יְהוֹשֻׁעַ בֶּן קָרְחָה, לָמָּה קָדְמָה שְׁמַע  לִוְהָיָה אִם שָׁמֹעַ, (אֶלָּא כְּדֵי) שֶׁיְּקַבֵּל עָלָיו עֹל מַלְכוּת שָׁמַיִם תְּחִלָּה, וְאַחַר כָּךְ יְקַבֵּל עָלָיו עֹל מִצְוֹת. וְהָיָה אִם שָׁמֹעַ לְוַיֹּאמֶר, שֶׁוְהָיָה אִם שָׁמֹעַ נוֹהֵג בַּיּוֹם וּבַלַּיְלָה, וַיֹּאמֶר אֵינוֹ נוֹהֵג אֶלָּא בַּיּוֹם

ПРОМЕЖУТКИ” — ЭТО ЗНАЧИТ: МЕЖДУ ПЕРВЫМ И ВТОРЫМ БЛАГОСЛОВЕНИЕМ, МЕЖДУ ВТОРЫМ БЛАГОСЛОВЕНИЕМ И ”ШМА”, МЕЖДУ ”ШМА” И ”И БУДЕТ, ЕСЛИ...”, МЕЖДУ ”И БУДЕТ, ЕСЛИ...” И ”И СКАЗАЛ...”, МЕЖДУ ”И СКАЗАЛ...” И ”ИСТИННО И НЕСОМНЕННО...” РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: МЕЖДУ ”И СКАЗАЛ...” И ”ИСТИННО И СТОЙКО...” НЕ ПРЕРВЕТ. СКАЗАЛ РАБИ ЙЕГОШУА БЕН КОРХА: ПОЧЕМУ ”ШМА” ПРЕДШЕСТВУЕТ ”И БУДЕТ, ЕСЛИ ПОСЛУШАЕТЕСЬ...**? ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПРИНЯЛ НА СЕБЯ [человек] ИГО ЦАРСТВА НЕБЕСНОГО, А ПОТОМ УЖЕ — ИГО ЗАПОВЕДЕЙ.

А ПОЧЕМУ ”И БУДЕТ, ЕСЛИ ПОСЛУШАЕТЕСЬ...” ПРЕДШЕСТВУЕТ ”И СКАЗАЛ...”? ПОТОМУ ЧТО **И БУДЕТ, ЕСЛИ ПОСЛУШАЕТЕСЬ...” ВВЕДЕНА К ИСПОЛНЕНИЮ И ДНЕМ И НОЧЬЮ, А *’И СКАЗАЛ...” — ТОЛЬКО ДНЕМ.

объяснение мишны второй

"Промежутки” — это значит. Промежутки, о которых говорилось в предыдущей мишне и в которые разрешается приветствовать и отвечать на приветствие: между первым и вторым благословением перед чтением "Шма”. А именно: утром это после окончания благословения "Создающий свет” и перед началом благословения "Любовью", а вечером — это после окончания "По слову Которого наступает вечер" и перед началом благословения "Любовью вечной...” Между вторым благословением и "Шма”. Утром — это после "Благословен... избравший народ свой, Израиль, с любовью”, а вечером — после "Благословен... любящий свой народ, Израиль" и перед началом чтения "Шма, Исраэль". Между "Шма” и "И будет, если...” — после последнего стиха "и напиши это на косяках дома своего и на вратах своих”, заключающего первую главу чтения ”Шма", и перед началом ”И будет, если послушаетесь...” — открывающего вторую главу. Между ”И будет, если...” и ”И сказал...”. После окончания второй главы стихом ”...как дни неба над землей” и перед началом главы о цицит, между  ”И сказал...” и ”Истинно и несомненно...” — после того, как кончает главу о цицит и перед тем, как начинает "истинно и несомненно ...” (утром), а вечером — перед началом "истинно и достоверно...”. Раби Йегуда говорит: между ”И сказал...” и "Истинно и стойко...” не прервет. Между ”Я — Г-сподь, Б-г ваш” и "истинно (последние слова главы ”И сказал...” и первое слово благословения после чтения "Шма” положено говорить как одну фразу) нельзя прерывать даже в тех случаях, когда можно  это делать посреди чтения одной из глав "Шма” или посреди одного из благословений, предшествующих ему либо следующих за ним. (Рош, рабейну Иона). Сказанное выше в отношении к утреннему чтению распространяется и на вечернее, то есть нельзя прерывать между "Я Г-сподь, Б-г ваш” и "истинно и достоверно”, ибо сказано (Ирмеягу 10, 10): "И Г-сподь, Б-г истин...”. Но между "истинно” и "несомненно” (утром или "достоверно” —- вечером) можно прервать, как если бы это было посреди чтения одной из глав или благословений ”Шма”. (Тосфот Йом-тов). Рамбам объясняет: "МЕЖДУ ”И СКАЗАЛ” И "ИСТИННО И НЕСОМНЕННО...” НЕ ПРЕРВЕТ’ — нельзя прерывать как в Промежутках”, а как Посредине”, то есть приветствовать из страха и отвечать из уважения (согласно мнению раби Иегуды, принятому как галаха), можно.

Сказал раби Йегошуа беи Корха: почему ”Шма” предшествует ”И будет, если послушаетесь...”? Из-за чего предварили мудрецы чтением главы ”Шма” чтение главы ”И будет, если послушаетесь...”? Если допустим, потому что ”Шма” и в Торе стоит раньше второй главы, то ведь третья глава — о цицит — стоит еще раньше первой, и тем не менее она последняя. И вновь возникает вопрос о причине именно такого распорядка в чтении ”Шма”. Для того — предваряют чтением ”Шма” чтение второй главы ”И будет, если послушаетесь”, чтобы прежде всего принял на себя [человек] иго царства небесного — обязанность по отношению к власти Всевышнего, заключающуюся в первом стихе — "Слушай, Израиль”, содержание которого: наша вера в существование Б-га и в Его единство, что является основой и фундаментом соблюдения Торы. А потом уже иго заповедей. Как написано в этой главе: ”И будет, если послушаетесь Моих повелений... любить Г-спода, Б-га вашего, и служить ему всем сердцем и всей душой”.

А почему глава ”И будет, если послушаетесь” предшествует главе ”И сказал...”? Ведь и в ”И сказал...” есть своего рода принятие ига царства небесного и принятие ига заповедей также, как и сказано в ней: ”...дабы запомнили и исполнили вы все заповеди Мои... Я — Г-сподь, Б-г ваш!” Потому что ”И будет, если послушаетесь...” введена к исполнению и днем и ночью. То есть в этой главе говорится о Торе и о заповедях, обязательных в любое время — и днем и ночью. А ”И сказал...” же — только днем — то есть в этой главе говорится, главным образом, о заповеди цицит, обязательной только днем, о чем уже говорилось в конце первой главы нашего трактата (мишна пятая). Есть толкования, в которых объясняется, что сама глава о цицит не читается по ночам (см. введение к мишне пятой первой главы). В гемаре добавлено еще одно обоснование именно такого распорядка глав в чтении ”Шма”: первая глава — ”Слушай, Израиль” включает в себя три повеления УЧИТЬСЯ (”и говори ты о них”), УЧИТЬ других (”и обучай ты сыновей своих”) И ИСПОЛНЯТЬ (”и навяжи”, ”и напиши”); вторая глава — два повеления: УЧИТЬ (”и обучайте сыновей своих”) И ИСПОЛНЯТЬ (”и навяжите их”, ”и напишите”); 'третья глава — только одно: ИСПОЛНЯТЬ (”и исполняйте вы все заповеди Мои”).

Мишна третья

הַקּוֹרֵא אֶת שְׁמַע וְלֹא הִשְׁמִיעַ לְאָזְנוֹ, יָצָא. רַבִּי יוֹסֵי אוֹמֵר, לֹא יָצָא. קָרָא וְלֹא דִקְדֵּק  בְּאוֹתִיּוֹתֶיהָ, רַבִּי יוֹסֵי אוֹמֵר יָצָא, רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר לֹא יָצָא. הַקּוֹרֵא לְמַפְרֵעַ, לֹא יָצָא. קָרָא וְטָעָה, יַחֲזֹר לְמָּקוֹם שֶׁטָעָה

ПРОЧИТАВШИЙ ”ШМА”, НЕ УСЛЫШАВ УХОМ, — ИСПОЛНИЛ. РАБИ ЙОСЕ ГОВОРИТ: НЕ ИСПОЛНИЛ. ПРОЧЕЛ, НЕВНЯТНО [произнося] БУКВЫ — РАБИ ЙОСЕ ГОВОРИТ: ИСПОЛНИЛ, РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: НЕ ИСПОЛНИЛ. ПРОЧЕЛ НАОБОРОТ — НЕ ИСПОЛНИЛ. ЧИТАЛ И ОШИБСЯ — ПУСТЬ ВОЗВРАТИТСЯ К МЕСТУ ОШИБКИ.

объяснение мишны третьей

Прочитавший ”Шма”, не услышав ухом. Если прочел таким тихим шепотом, что собственными ушами не услышал сказанно­го своими устами, исполнил заповедь, то есть не должен читать вновь. Раби Иосе говорит: не исполнил — заповедь чтения ”Шма”, ибо сказано: ”Слушай” (Шма) — слушай ушами сказанное устами” (гемара): Иначе толкует смысл слова ”Шма” первый мудрец Мишны (считающий, что он выполнил свой долг): ”Слушай” — на любом языке, слышимом (понимаемом) тобой: то есть можно читать ”Шма” на любом языке, лишь бы читающий понимал читаемое им. — Раби Йосе, упоминаемый здесь, — это раби Йосе бен Халафта. КАК ГАЛАХА ПРИНЯТО МНЕНИЕ ПЕРВОГО МУДРЕЦА: то есть даже не услышавший себя исполнил заповедь, но только постфактум, намереваясь же читать, сле­дует стараться услышать читаемое.

Прочел — "Шма", невнятно [произнося] буквы — нечетко различая между одинаковыми буквами, одна из которых заключает слово, а другая стоит в начале следующего, раби Иосе говорит: исполнил — заповедь, раби Йегуда говорит: не ис­полнил — заповедь. В этом случае КАК ТЛЛЛХЛ ПРИНЯТО МНЕНИЕ РАБИ ЙОСЕ. Вместе с тем следует стараться произно­сить внятно и отчетливо все буквы, не глотая и не смешивая тождественные звуки, а также следить за правильным ударе­нием, твердыми и мягкими буквами, долготой или краткостью звучания в гласных. Прочел наоборот — прочел стихи и гла­вы ”Шма” в обратном порядке: сначала последний, потом пред­последний, как, например: начал ”и напиши их на косяках до­ма твоего и ворот твоих”, а потом стоящий перед ним ”и на­вяжи их в знак на руку твою, и да будут они знаками меж глаз твоих”, и т.п., не исполнил — заповедь чтения ”Шма”, ибо сказано: ”И будут слова эти...”, и истолковали это: ”И бу­дут” — должны БЫТЬ такими, какие они есть, то есть пусть они будут прочитаны в том порядке, в каком они записаны в Торе. Следует заметить, что это относится к распорядку слов или стихов, а не глав, ибо в утвержденном мудрецами поряд­ке чтения ”Шма” главы не расположены в том порядке, в ка­ком они записаны в Торе (в предыдущей мишне мы видели при­чины этого). Поэтому читающий эти главы не в установленном порядке, как, например, сначала главу о цицит, а потом ос­тальные две, —* исполнил свой долг и заповедь (Рамбам, за­коны чтения ”Шма” 2, 11). Упомянутый в предыдущей мишне порядок чтения рекомендуется и предписывается мудрецами как самый правильный (причины этого указаны в той же миш­не). Однако он не препятствует исполнению заповеди чтения ”Шма” (даже если оно было исполнено в ином порядке) пост­фактум.

Читал и ошибся — в чтении ”Шма”: пропустив слово или один из стихов — следует возвратиться к месту ошибки (к началу стиха) и продолжить чтение оттуда по порядку (даже если это повторение уже прочитанного). В гемаре приводится следующее: ОШИБСЯ МЕЖДУ ГЛАВАМИ (т.е. знает, что закон­чил главу и должен начать другую, но не знает какую) ВОЗ­ВРАТИТСЯ к первой главе (т.е. к первому промежутку и нач­нет ”И будет, если послушаетесь...” (Раши). Рамбам же пи­шет: возвратится к первой главе, к стиху ”И люби Г-спода...”, следующему сразу за стихом "Шма Исраэль”). ОШИБСЯ ПО­СРЕДИ ГЛАВЫ (он знает, в какой главе ошибся, но не пом­нит в каком стихе именно) пусть ВОЗВРАТИТСЯ К НАЧАЛУ ГЛАВЫ (той, в которой ошибся). ОШИБСЯ МЕЖДУ "НАПИСА- НИЯМИ” (т.е. знает, что должен повторить стих ”И напиши...”, но не помнит в какой главе, ибо этот стих повторяется поч­ти теми же словами и в первой и во второй главе) пусть ВОЗ­ВРАТИТСЯ К ПЕРВОМУ ''НАПИСАНИЮ” (начнет чтение вновь с "напиши...” первой главы). Но, однако, если сомнение заро­дилось в нем уже после произнесения последнего стиха вто­рой главы — не возвращается, так как чтение "Шма” привычно (гемара, Рамбам).

Мишна четвертая

הָאֻמָּנִין קוֹרִין בְּרֹאשׁ הָאִילָן אוֹ בְרֹאשׁ הַנִּדְבָּךְ, מַה שֶּׁאֵינָן רַשָּׁאִין לַעֲשׂוֹת כֵּן בַתְּפִלָּה

РАБОТНИКИ ЧИТАЮТ [даже] НА ВЕРШИНЕ ДЕРЕВА ИЛИ НА ЛЕСАХ, ЧТО НЕ ДОЗВОЛЕНО ИМ ПО ОТНОШЕНИЮ К МОЛИТВЕ.

объяснение мишны четвертой

В этой мишне мы учим о том, что и во время работы следует читать "Шма” — как приведено в гемаре: "Школа Гилеля постановляет: занимаясь работой, читают”.

Работники — рабочие и ремесленники, занимающиеся своим делом, — рабочий, находящийся на дереве, например, и собирающий плоды или подрезающий ветви, или же строитель, стоящий на лесах в то время, когда настало время чтения "Шма”, не должны спускаться вниз, оставив работу, а читают [даже] на вершине дерева или на лесах — продолжая стоять там же, что не дозволено им по отношению к молитве. Упоминающаяся в мишне МОЛИТВА означает молитву "ВОСЕМНАДЦАТЬ БЛАГОСЛОВЕНИЙ”, и мишна поучает, что нельзя молиться "Восемнадцать”, стоя на дереве или недостроенного здания, ибо молитва — это прежде всего просьба милосердия, а это требует сосредоточенного сердечного настроения. Стоящие же где-то на дереве либо на лесах не могут сосредоточиться, боясь потерять равновесие и упасть с высоты, поэтому они обязаны спуститься вниз и там уже молиться. Чтение же ”Шма” не требует сосредоточенности — кроме первого стиха, как уже приведено выше (см. комментарий к мишне первой), и поэтому они могут читать по всем правилам даже стоя на высоте и не оставляя места работы (не причиняя таким образом почти никакого убытка нанявшему их хозяину). Вместе с тем, постановляет Рамбам, хотя работники и читают ”Шма”, не оставляя места работы, тем не менее они прекращают работать в процессе чтения всей первой главы ”Шма”, ”дабы не было их чтение случайным” — то есть: чтение ”Шма” не должно быть между делом, когда ремесло — главное, а чтение — случайное, ”между прочим”.

Мишна пятая

חָתָן פָּטוּר מִקְּרִיאַת שְׁמַע בַּלַּיְלָה הָרִאשׁוֹן עַד מוֹצָאֵי שַׁבָּת, אִם לֹא עָשָׂה מַעֲשֶׂה. מַעֲשֶׂה בְּרַבָּן גַּמְלִיאֵל שֶׁקָּרָא בָלַיְלָה הָרִאשׁוֹן שֶׁנָּשָׂא. אָמְרוּ לוֹ תַּלְמִידָיו, לֹא לִמַּדְתָּנוּ, רַבֵּנוּ, שֶׁחָתָן פָטוּר מִקְּרִיאַת שְׁמַע בָלַיְלָה הָרִאשׁוֹן. אָמַר לָהֶם, אֵינִי שׁוֹמֵעַ לָכֶם לְבַטֵל מִמֶּנִּי מַלְכוּת שָׁמַיִם אְפִלּוּ שָׁעָה אֶחָת

ЖЕНИХ ОСВОБОЖДЕН ОТ ЧТЕНИЯ ”ШМА” В ПЕРВУЮ НОЧЬ [и] ДО ИСХОДА СУББОТЫ, ЕСЛИ НЕ СОВЕРШИЛ АКТА. БЫЛО ДЕЛО С РАБАНОМ ГАМЛИЭЛЕМ, ЧИТАВШИМ В ПЕРВУЮ БРАЧНУЮ НОЧЬ. СКАЗАЛИ ЕМУ ЕГО УЧЕНИКИ: НЕ ТЫ ЛИ УЧИЛ НАС, НАСТАВНИК НАШ, ЧТО ЖЕНИХ ОСВОБОЖДЕН ОТ ЧТЕНИЯ ”ШМА” В ПЕРВУЮ НОЧЬ? ОТВЕТИЛ ИМ: НЕ ПОСЛУШАЮ Я ВАС И НЕ ЛИШУ СЕБЯ ЦАРСТВИЯ НЕБЕСНОГО ДАЖЕ НА ЧАС.

объяснение мишны пятой

После того, как мы узнали из предыдущей мишны, что работающие читают ”Шма” занимаясь своим ремеслом, в этой мишне мы учим, что занятый исполнением заповеди либо озабоченный приготовлениями и ожиданием исполнения заповеди ("обеспокоенный и спешащий исполнить заповедь”. — Рамбам) — освобожден от долга читать "Шма”. Ибо сказано: "СИДЯ В ДОМЕ СВОЕМ И ИДЯ ДОРОГОЮ СВОЕЮ”, и отсюда выводят мудрецы: СИДЯ В ДОМЕ СВОЕМ — когда ты занят своими домашними делами, ты обязан читать, но когда ты занимаешься заповедями, ты освобожден от чтения "Шма”. Так же: ИДЯ ДОРОГОЮ СВОЕЮ — идя своей дорогой (по своим делам), ты обязан читать, но если ты пустился в путь ради исполнения заповеди, ты освобожден от этой обязанности. Итак, в принципе, если ты утружден своими заботами и занятиями, на тебе лежит долг освободиться от всего и прочесть "Шма” в установленное время; если же ты занят и обеспокоен исполнением заповеди, то ты освобожден от чтения "Шма" — и не только от него, но и от обязанности исполнения всех других заповедей вообще, ибо "занятый исполнением заповеди освобожден (в то время) от заповеди иной”.

Жених — женившийся на девушке (а не на вдове или разведенной, которые уже не девственницы) освобожден от чтения "Шма" в первую ночь — брачную, [и] до исхода субботы, ибо тогда было принято жениться на девушке в среду (см. Ктубот 1а), и поэтому мишна поучает, что жених освобожден от чтения "Шма" ДО ИСХОДА СУББОТЫ — включительно — т.е. четыре ночи, если не совершил акта — если до исхода субботы не овладел женою. Некоторые комментаторы уточняют и считают, что именно ночью он освобожден от чтения "Шма”, но утром — обязан, как обычно, даже в первое утро после свадьбы (рабейну Маноах от имени Раавада). Другие считают, что освобождение от чтения распространяется и на утро в течение этого времени (Тур, Рамбам). Однако с исхода субботы и далее он вновь обязан читать утром и вечером, даже если еще не совершил акта, ибо он уже привык к новой жене и не находится в таком глубоком волнении, как в первые дни.

Было дело с рабаном Гамлиэлем, читавшим в первую брачную ночь. Он, несмотря на освобождение от долга, прочел ’Шма” в первый брачный вечер. Сказали ему ученики его рабана Гамлиэля: не ты ли учил нас, наставник наш, что жених освобожден от чтения ”Шма” в первую ночь? Почему же ты сам не ведешь себя согласно твоему же наставлению? Ответил им — рабан Гамлиэль своим ученикам: не послушаю я вас и не лишу себя царствия небесного даже на час. К себе я отношусь строже, чем к другому человеку, стараясь пребывать в осознании власти Всевышнего постоянно и не прерывать этого даже на самое малое время.

Мишна шестая

רָחַץ לַיְלָה הָרִאשׁוֹן שֶׁמֵּתָה אִשְׁתּוֹ. אָמְרוּ לוֹ תַּלְמִידָיו, לֹא לִמַּדְתָּנוּ, רַבֵּנוּ, שֶׁאָבֵל אָסוּר לִרְחֹץ. אָמַר לָהֶם, אֵינִי כִּשְׁאָר כָּל אָדָם, אִסְטְנִיס אָנִי

[Он] МЫЛСЯ В ПЕРВУЮ НОЧЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ СВОЕЙ ЖЕНЫ. СКАЗАЛИ ЕМУ УЧЕНИКИ ЕГО: НЕ ТЫ ЛИ УЧИЛ НАС, НАСТАВНИК НАШ, ЧТО В ТРАУРЕ ЗАПРЕЩЕНО МЫТЬСЯ? ОТВЕТИЛ ИМ: Я НЕ КАК ОСТАЛЬНЫЕ ЛЮДИ, Я "ИСТЕНИС”.

объяснение мишны шестой

Рассматривая поведение рабана Гамлиэля, мишна приводит здесь и далее другие случаи, когда рабан Гамлиэль вел себя не в соответствии с установленными правилами.

[Он] Мылся в первую ночь после смерти своей жены — несмотря на то, что установлен запрет мыться горячей водой в первую ночь траура, рабан Гамлиэль разрешил себе это. Сказали ему его ученики: не ты ли учил нас, наставник наш, что в трауре запрещено мыться — почему же ты сам дал себе в этом поблажку?

Ответил им: я не как остальные люди — я отличаюсь от других, я "истенис” — то есть чувствительный и изнеженный, поэтому мое тело требует мытья в горячей воде, ибо если я лишаю себя этого, то я страдаю — запрет же мыться в горячей воде установлен для лишения удовольствий, а не для того, чтобы причинять страдания.

Мишна седьмая

וּכְשֶׁמֵּת טָבִי עַבְדּוֹ, קִבֵּל עָלָיו תַּנְחוּמִין. אָמְרוּ לוֹ תַּלְמִידָיו, לֹא לִמַּדְתָּנוּ, רַבֵּנוּ, שֶׁאֵין מְקַבְּלִין תַּנְחוּמִין עַל הָעֲבָדִים. אָמַר לָהֶם, אֵין טָבִי עַבְדִּי כִּשְׁאָר כָּל הָעֲבָדִים, כָּשֵׁר הָיָה

КОГДА УМЕР РАБ ЕГО, ТАВИ, [он] ПРИНЯЛ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ. СКАЗАЛИ ЕМУ УЧЕНИКИ ЕГО: НЕ ТЫ ЛИ УЧИЛ НАС, НАСТАВНИК НАШ, ЧТО НЕ ПРИНИМАЮТ СОБОЛЕЗНОВАНИЯ ПО РАБУ? ОТВЕТИЛ ИМ: РАБ МОЙ, ТАВИ, НЕ КАК ДРУГИЕ РАБЫ - [он] ПРАВЕДНЫМ БЫЛ.

объяснение мишны седьмой

Когда умер раб его, Тави — нееврей, рабан Гамлиэль принял соболезнования — возвращаясь с могилы, прошел через ряд соболезнующих, как это принято в обряде соболезнования по еврею (см. далее 3, 2). Сказали ему ученики его: не ты ли учил нас, наставник наш, что не принимают соболезнования по рабу — почему же ты принял? Ответил им: раб мой, Тави, не как другие рабы — нееврей, — праведным был строго исполняющим заповеди, как еврей. Есть толкующие это даже — мудр в Торе был (а не только исправен в исполнении заповедей). Виленский гаон объясняет (в ”Шнот Элиягу”), что ученики задали рабану Гамлиэлю два вопроса: 1) ведь Тави не является родственником раби Гамлиэля, и поэтому если бы он даже был свободным (а не рабом), то по чужому не принимают соболезнования; 2) ведь Тави был рабом, а по рабам не принимают соболезнования. Ответил им рабан Гамлиэль. РАБ МОЙ, ТАВИ, НЕ КАК ДРУГИЕ РАБЫ — на него распространяются другие законы, нежели на них, ПРАВЕДНЫМ БЫЛ поэтому каждый человек (даже чужой, а не родственник) может принять соболезнования по нему; это и сказано в Талмуде Иерушалми: раб, исполняющий желания хозяина, любим им как сын.

Мишна восьмая

חָתָן אִם רָצָה לִקְרוֹת קְרִיאַת שְׁמַע לַיְלָה הָרִאשׁוֹן, קוֹרֵא. רַבָּן שִׁמְעוֹן בֶּן גַּמְלִיאֵל אוֹמֵר, לֹא כָל הָרוֹצֶה לִטֹל אֶת הַשֵׁם יטֹל

ЖЕНИХ, ЖЕЛАЮЩИЙ ЧИТАТЬ ”ШМА” В ПЕРВУЮ НОЧЬ, — ЧИТАЕТ. РАБАН ШИМОН БЕН ГАМЛИЭЛЬ ГОВОРИТ: НЕ ВСЯКОМУ, КОМУ ХОЧЕТСЯ ПРОСЛАВИТЬСЯ, ЭТО ДАНО.

объяснение мишны восьмой

Эта мишна является продолжением мишны пятой, в которой говорилось об освобождении жениха (новобрачного) от долга читать ”Шма” в первую брачную ночь. Вместе с тем, как мы видели, рабан Гамлиэль был строже по отношению к себе и исполнил долг чтения, не воспользовавшись освобождением от него в первую ночь своей свадьбы. Из этого выводится в нашей мишне, что каждый новобрачный имеет право вести себя строже, чем, казалось бы, предписано, ибо освобождение от обязанности есть только разрешение, но не запрещение исполнить долг в соответствии с возможностью.

Жених — женившийся на девственнице, желающий читать ”Шма” в первую ночь — брачную, читает — как рабан Гамлиэль. Рабан Шимон беи Гамлиэль говорит: не всякому, кому хочется прославиться — как праведник, досконально и строго исполняющий заповеди и поэтому умеющий сосредоточиться и настроиться сердцем даже будучи озабоченным и взволнованным, это дано. То есть жениху, который до сих пор не прославился как праведник и человек, особо остерегающийся в исполнении заповедей, не дозволено именно в этом вести себя строже, чем разрешено. Не всякий человек достиг духовного уровня рабана Гамлиэля и не всякому дано облачиться в его одеяния. Желающему же этого без основания такое поведение вменяется в гордыню и высокомерие. Однако мудрецы ’Тосафот” пишут, что в наши дни все равно нет должной (такой, какое было во времена Талмуда и раньше) сосредоточенности в чтении ”Шма”, и поэтому каждый жених читает ”Шма” даже в первую брачную ночь. Более того, именно тот, который пользуется освобождением от чтения ”Шма”, считается высокомерным, ибо этим он как бы подчеркивает свою сосредоточенность на исполнении заповедей в остальные дни, когда он якобы менее озабочен исполнением другой заповеди.