Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Геры и гиюр в раввинистической традиции

Геры и гиюр в раввинистической традиции

Письмо к царю Хазарии

Раби ХИСДАЙ, сын Ицхака, ИБН-ШАПРУТ

(с сокращениями)

От меня, Хисдая, сына Ицхака, сына Эзры, [одного] из потомков иерусалимских изгнанников, живущих в Испании, слуги господина моего, царя, — кланяющегося ниц перед ним и преклоняющего колена в сторону места пребывания владений его величества в далекой стране, радующегося покою и веселью, [которыми наслаждается он] в величии и спокойствии своем и простирающего руки свои к Богу в небесах [с молитвой] продлить дни его на царстве его в среде [народа] Израиля!

Кто я такой и что жизнь моя, как мне собрать силы для того, чтобы написать письмо господину моему царю и познакомиться с несравненным блеском [величия] его? Однако взял я за опору путь истины и прямоты, а также скудные способности ума моего, чтобы найти верные слова у изгнанников, забывающих, где они ранее ночевали, от которых ушло достоинство царское, дни которых тянутся в [чинимых им] притеснениях и несправедливостях, [Божьих] знамений для которых не видно на свете.

Но мы, потомки изгнанников, жалкие остатки Израиля, слуги господина моего, царя, наслаждаемся покоем в стране проживания нашего, ибо Бог наш не оставил нас, и сень Его не отошла от нас. И было: когда изменили мы Богу нашему, подверг Он нас суду и навел на нас притеснения, возбудил дух властителей, стоявших над [сынами] Израиля, и поставили они над ними начальников повинностей, и сделали очень тяжелым наше иго, и стали они притеснять нас в яром гневе, пока мы не покорились, и настигли нас многие и злые бедствия. И когда увидел Бог наш нищету, и тяжкий труд, и гнев, не находящий выхода, создал Он причину и поставил меня перед царем, простер на меня милость Свою и обратил ко мне сердце Свое — не [в награду] за праведность мою, но единственно по доброте Своей и ради Завета Своего! И тем самым нищие овцы, пребывающие в печали, обрели помощь, и ослабели руки гонителей их, и каратели их отдернули руки свои, и стало более легким их иго — благодаря милосердию нашего Бога!

Знает господин мой, царь, что имя страны, в которой живем мы, на языке священном — Сфарад, а на языке измаильтян, ее жителей, — Андалус. Имя же царской столицы — Кордова, длина ее двадцать пять тысяч локтей, а ширина — десять тысяч, [расположена] она к северу от моря, бегущего к вашей стране, выходящего из океана, окружающего всю землю. И между этой столицей и океаном, позади которого нет населенной земли, [пространство величиной в] девять [небесных] ступеней, каждую из которых солнце проходит в один день — по словам мудрецов, наблюдающих звезды. А на земле каждая из этих ступеней равна шестидесяти шести милям с небольшим, каждая же миля равна трем тысячам локтей — так что получается, что [расстояние] в девять [небесных] ступеней равно шестистам милям. А от этого океана, окружающего всю землю, до стольного города Константинополя — три тысячи миль, и удалена Кордова от берега моря, бегущего к вашей стране, на восемьдесят миль. И нашел я в книгах мудрецов, что длина страны хазар — четыре [небесных] ступени, то есть двести шестьдесят шесть милей. Это — мера пути от Кордовы до Константинополя... И слуга твой знает, что самый малый из отроков моего господина, царя, более велик, нежели самые выдающиеся люди нашей страны, а я не поучаю, но лишь напоминаю.

...Не было мне нужды говорить обо всем этом, но лишь из-за чрезвычайного удивления, что не достигло нас [до сих пор] никакое упоминание о вашем царстве и ничего мы не слышали [о вас], мы решили, что это огромное расстояние скрыло от нас всякий след великолепия царства господина моего, царя, — несмотря на то что, как я слышал, попали в место [владения] господина моего, царя, два человека из жителей нашей страны. Имя одного из них — раби Иегуда, сын раби Меира, сына раби Натана, он человек разумный, знаток Торы и ее толкований. Имя же второго — раби Иосеф Гагрис, он тоже человек мудрый. Счастливы они, сколь прекрасна их доля — что они удостоились увидеть несравненный блеск величия господина моего, царя, как живут слуги его, и как стоят [перед ним] сподвижники его, и [весь] покой, которым одарил их Господь! И в глазах Господа нетрудно уделить и мне того же великого добра, удостоив меня тоже увидеть величество господина моего, царя, его царский трон и насладиться встречей с ним!

Также я сообщу господину моему, царю, имя монарха, правящего нами. Имя его — Абд-ар-Рахман, сын Махмуда, сына Абд-ар-Рахмана, сына Хакима, сына Гишама, сына Абд-ар-Рахмана. Все они правили один за другим — кроме Махмуда, отца царя нашего, ибо он умер при жизни отца своего... А размеры страны Сфарад, царства Абд-ар-Рахмана... — тысяча и сто милей... Земля тучна, обильна реками, родниками и водохранилищами, высеченными в почве; хлеб, вино, оливковое масло и всяческие сладости в изобилии; огороды и сады, в которых можно найти любое дерево, приносящее плоды и цветы; все виды дерев, необходимые для производства шелка, которого у нас чрезвычайно много, а также в горах нашей страны и в лесах ее собирают множество кошенили. Также и различные виды шафрана имеются у нас во множестве. И есть в нашей стране месторождения серебра, а в горах ее добывают медь, железо, олово, свинец, серу и драгоценные камни... Так что со всех концов земли, изо всех стран и далеких островов приходят к нам купцы и торговцы; из Египта и других стран доставляют нам благовония, драгоценные камни и царские товары...

И цари земли, прослышав про величие и могущество нашего царя, приносят ему дары... Среди них — царь Ашкеназа, и царь Гвала, и царь Константинополя... Произносят уста мои хвалу Богу небес, простершего на меня доброту Свою — не по моей праведности, но единственно по милосердию Своему. И всех посланников, доставляющих дары, я расспрашиваю всегда о братьях наших, сынах Израиля, остатке изгнанников: слышали ли они что-нибудь об избавлении уцелевших, гибнущих от [тяжелой] работы и не находящих покоя. Наконец сообщили мне купцы, посланные из Херсона, что есть еврейское царство, называемое аль-Кузар. И не поверил я их словам, потому что подумал: они говорят мне это лишь для того, чтобы расположить меня к себе и стать приближенными ко мне. И дивился я этому — до тех пор, пока не прибыли посланцы из Константинополя с дарами и письмом их царя к царю нашему, которых я расспросил об этом, и ответили они, что это правда, и что название того царства — аль-Кузар, и что между Константинополем и той землей пятнадцать дней пути по морю, но на суше между ними есть очень много народов. Что имя царствующего [ныне] царя — Йосеф, «и к нам [ — сказали они — ] прибывают корабли из той страны, привозящие рыбу, кожи и всевозможный товар, и отношения между нами дружеские, мы уважаем их, и оказываем друг другу [различные] услуги, и обмениваемся подарками, а они обладают силой и могуществом, у них есть вооруженная армия». И я, услышав это, преисполнился сил, окрепла рука моя и упрочилась надежда моя, и стал я искать надежного посланца, чтобы послать в вашу страну — узнать истинное положение вещей и осведомиться о благополучии моего господина, царя, и о благополучии слуг его, братьев наших. Но [долго] мне это не удавалось, ибо очень далеко находятся места ваши, однако послал мне Всевышний, по благости Своей, одного человека по имени господин Йосеф, сын Натана, который проявил самоотверженность и согласился отправиться с письмом к господину моему, царю. И я очень щедро заплатил ему, и дал ему и его помощникам серебра и золота на дорожные расходы, и также из своих денег послал богатое приношение царю Константинополя, прося его оказать помощь этому посланцу моему во всем необходимом ему — пока не достигнет он места, где пребывает господин мой, царь.

И отправился этот посланник мой в Константинополь, предстал перед царем и передал ему письмо мое и приношение мое — причем тот оказал ему почести, — и остался там примерно на шесть месяцев вместе с посланцами господина нашего, царя Кордовы. Наконец [царь] отослал их обратно в нашу страну, и также посланника моего с письмом, в котором было написано, что между народами, находящимися между его страной и вашей, идут распри и что море настолько бурно, что ни один человек не в состоянии его пересечь — разве в определенное время.

Когда я услышал эти дурные вести, стало мне досадно до смерти, и сердце мое страшно стеснилось в груди из-за того, что не исполнил он моего поручения и не сделал, как я желал, и охватило меня великое смятение, и горе мое усилилось многократно.

После этого я хотел послать письмо к господину моему, царю, со стороны святого города Иерусалима, и поручились передо мной люди из [народа] Израиля доставить письмо мое из их страны в Двуречье, а оттуда — в Армению, из Армении — в Бердаа, из Бердаа же — в вашу страну. Не успел я принять решение, как прибыли посланцы царя Гваля, а с ними — два человека из [народа] Израиля, имя одного — господин Шауль, другого — господин Йосеф, и, когда услышали они о моем смятении, они утешили меня, сказав: «Отдай нам твое письмо, и мы доставим его к царю Гвала, и из уважения к тебе он отошлет посланье твое сынам Израиля, живущим в Венгрии, и так же [те] пошлют его на Русь, оттуда — к болгарам, пока не достигнет послание твое, по желанью твоему, туда, куда пожелаешь».

[Всевышний,] видящий, что в сердце человека, и поверяющий совесть его, знает, что не сделал я все это ради собственной славы, но единственно [с целью] исследовать и познать истину: существует ли такое место, в котором для изгнанников Израиля светит свет царского великолепия, где не угнетают их и не властвуют над ними. И если бы я узнал, что это так, я бы презрел славу свою, бросил бы величие мое и покинул семью мою, прошел и по горам, и по долам, по морю и по суше, пока не прибыл бы в то место, где господин мой, царь пребывает, дабы увидеть величие и славу его, как живут слуги его, и как стоят [перед ним] сподвижники его, и покой остатка Израиля. И при виде несравненного блеска величия его засветились бы глаза мои, и возвеселилась бы совесть моя, и из уст моих заструилась бы хвала [Всевышнему,] не отнявшему Своей доброты от бедного народа Своего!

А ныне, если царю благоугодно и заметит он страстное желание слуги своего, то да будет жизнь моя драгоценной в глазах его и да прикажет он писцам своим, стоящим пред ликом его, написать для слуги его ответ из далекой страны, дабы сообщить мне, из какого корня произросло все это и на каком основании стоит — как случилось, что поселился Израиль на месте том. А отцы наши рассказывали нам, что в начале их поселения было там место, называемое гора Сеир, и господин мой знает, что гора Сеир далека от того места, в котором он пребывает. И говорят старцы, что гора Сеир так называется издавна. Однако преследования и беды, которых становилось все больше, довели их до того, что они осели в той стране, где живут ныне. И также сказали нам стар цы предыдущего поколения, что будто бы из-за измены их возвели на них гонения, и напало на них халдейское войско в гневе и в ярости, и [тогда] спрятали они в пещере свитки Торы и святые писания... Прошло много времени, и забыли они, что это за пещера и почему принято молиться в ней, — однако продолжали они исполнять обычай предков своих, не зная, что он означает. И в конце дней появился человек в Израиле, и захотел узнать, что это значит, и пришел в ту пещеру, и обнаружил, что она полна книг, которые он вынес наружу. И с тех пор и далее учредили они в своей среде изучение Торы. Так рассказывали нам отцы наши то, что они услышали от предков своих, [и так эти] древние сведения [дошли до нас].

Ате два человека из страны Гвал, господин Шауль и господин Йосеф, которые поручились мне, что доставят посланье мое к господину моему, царю, сказали мне, что около шести лет назад пришел к нам еврей-слепец, человек мудрый и понятливый, по имени господин Амрам, сообщивший, что он — из страны аль-Кузар, что он вызвал к себе уважение господина моего, царя, и остался во дворце его, и ел за столом его. Услышав об этом, послал я за этим человеком посланцев, чтоб они привели его ко мне, — однако они его не нашли. И от этого тоже усилилось ожиданье мое, и еще больше разгорелась надежда моя.

И вот написал я письмо к господину моему, царю, и умоляю его — да не покажется ему трудной просьба моя. Да прикажет он сообщить слуге своему все, связанное со страной его, из какого колена Израиля он, каков обычай их царства, каков порядок престолонаследия... И в сколько дней пути длина и ширина царства его, какие города окружены стеной, а какие — открыты, орошается ли земля реками или дождями, до каких пределов простирается власть его, число воинов, полков и князей его. Да не прогневается господин мой, царь, за вопрос о численности его войск — да удвоит число их Господь, и глаза царя это увидят! Не задал я этот вопрос [с иным намерением,] кроме как ради того, чтоб возрадоваться многочисленности святого народа. И да известит меня господин мой, царь, число стран, над которыми властвует он, и меру налогов, которые они платят ему, дают ли ему десятину, а также постоянно ли живет господин мой в столице своего царства, или же он объезжает все пределы царства своего; а если [есть] острова, близкие к нему, переходят ли жители их в еврейство. [Также да известит меня господин мой,] судит ли он народ свой сам или ставит над ним судей, и как посещает он Храм Всевышнего, с какой страной ведет войны и воюет ли в субботу, какие страны и какие народы находятся вокруг него, как зовутся они, и как называются их страны, и какие города находятся вблизи его царства... И да известит он меня, сколько царей царствовали до него, и как имена их, и сколько царствовал каждый из них, и на каком языке вы говорите. А во времена отцов наших жил у нас человек, относящий себя к колену Дана, [имевший родословную, в которой род его доходил] до самого Дана, сына Яакова, и говорил он на чистейшем священном языке, называя имя каждой вещи, и не было ничего, утаившегося от него... Еще прошу я господина моего, царя, сообщить мне, известно ли вам, как исчислить срок освобождения нашего, в ожидании которого уже столько лет мы переходим из одного плена в другой и из одного изгнания в другое. Есть ли достаточно силы и надежды вынести все это, как могу я снести разрушенное состояние нашего прекрасного Храма и бедствия уцелевших от меча, идущих в огонь и в воду?! Остались мы — немногие из многочисленных, лишились мы нашей славы и живем в изгнании, теряя последние силы, когда каждый день говорят нам: «У каждого народа есть государство, а у вас нет никакого следа на земле!»

Но когда услышали мы о господине моем, царе, о мощи царства его и множестве войска его, мы изумились, подняли голову, и ожил дух наш, укрепились руки наши, и [теперь, зная о существовании] царства господина моего, мы можем ответить! И дай Бог, чтобы слух этот набрал силу, ибо тем самым умножится величие наше! Благословен Господь, Бог Израиля, Который не лишил нас Избавителя и Который не лишил света царского великолепия колена Израиля! Да живет господин мой, царь, вечно!

Я бы задал еще много вопросов, если бы не опасался причинить беспокойство господину моему, царю, [побуждая его] умножить слова — ибо не таков царский обычай. Правда, сам признаю, что уже слишком умножил слова. Да не обвинит меня господин мой, царь, что до сих пор говорил я слишком длинно и слишком взволнованно. Ибо подобный мне легко впадает в ошибку, а подобный ему — прощает. Ведь господин мой знает, что нет у изгнанника разума, ау пленного — мудрости, — а я, слуга его, с младенчества живу лишь в изгнании и нищете. Поэтому со стороны господина моего, царя, будет истинным благом и проявлением истинной добродетели простить заблуждение слуги его. Без сомненья, уже вы слышали, каковы были послания царей Израиля, каковы были их письма и какой обычай существовал насчет их посылки. Так что если будет царю благоугодно, он, по доброте своей и в великом милосердии своем, простит заблуждение слуги своего!

Горячий привет господину моему, царю, — ему, и детям его, и супруге его, — и [да будет прочным] трон его вечно! И да умножатся дни его на царстве его — его и потомства его в среде [народа] Израиля!

Ответ Иосефа, царя Хазарии

Раввину Хисдаю, главе изгнания, сыну Ицхака, сына Эзры, Испанскому, милому нам и уважаемому нами!

Вот, я извещаю тебя, что уважаемое письмо твое доставлено нам раби Яаковом, сыном Элиэзера, из страны Намац, и обрадовались мы ему, и возвеселились уму твоему и мудрости твоей! И нашел я в нем описание местоположения страны твоей, и родословную Абд-ар-Рахмана, царя, правящего ею, и [описание] несравненного блеска величия его. Да будет ему Бог в помощь - вплоть до завоевания им стран Востока, пока не прослышат о могуществе его по всей земле и страх перед ним [не нападет] на царей! Также узнали мы, что не услышали бы вы о нас, если бы посланцы из Константинополя не пришли бы к вам вовремя и не рассказали бы вам о нашем царстве и о наших законах, ибо прежде считали вы измышлениями [слухи о нас] и не верили им.

Ты просишь сообщить тебе истинные сведения о царстве нашем и о родословии нашем, как стали отцы наши евреями, как просветил Бог наши глаза и как были разбиты те, что восставали на нас. Еще хочешь узнать ты размеры нашей страны, ее длину и ширину, и о народах, которые [живут] вкруг ее - и в мире с нами, и в войне с нами, и возможно ли, чтобы посланник наш достиг вашей страны и явился пред лицо дорогого и милого царя вашего, привлекающего все сердца любить его за доброе отношение и праведные поступки. Поскольку говорят вам народы, что нет у Израиля места, [где он имел бы] царство и власть, [и потому сведения о нашем царстве] были бы для Израиля источником радости, поднятием духа хвалой и славословием, а также и ответом тем, кто утверждает, что нет у Израиля места, [где он имел бы] царство и власть. И мы отвечаем тебе [по порядку] на каждое слово и на каждый вопрос твоего письма — ответом радующихся тебе и наслаждающихся мудростью твоею!.. Так освятим же то, что было свято в глазах отцов наших, и сделаем это наследием наших детей!

Ты спрашиваешь в письме твоем, из какого народа [происходим мы], из какого рода и из какого колена мы?

Знай, что мы — потомки Йефета, сыны Тогармы. Нашли мы в родословных книгах наших отцов, что у Тогармы было десять сыновей, и вот имена их. Первый [из них] — Агиор, [затем] Тирош, Авар, Огин, Бизаль, Тарна, Хазар, Знур, Бильнод и Савир. Мы — из потомков седьмого из них, Хазара. Записано у нас, что в его дни были предки наши весьма малочисленны, но Всевышний одарил их силой и отвагой, и воевали они с более многочисленными и мощными, чем они, народами, и с Божьей помощью изгнали их, и овладели землей их, и гнались за ними, пока не прогнали за великую реку Дунай, где до сегодняшнего дня пребывают они — неподалеку от Константинополя. Так овладели хазары землей их. А потом прошли поколения, пока не появился [у них] один царь, по имени Булан, — человек мудрый и богобоязненный, уповающий на Него всем своим сердцем, [который] уничтожил в стране колдовство и идолопоклонство и укрыл ее крыльями своими. И явился ему ангел во сне, и сказал ему: «Булан, Господь послал меня к тебе, чтобы передать тебе: «Услышал Я молитвы твои и мольбы твои; вот, Я благословляю тебя и умножаю [потомство твое], и сделаю так, чтоб существовало царство твое до исхода всех поколений; и предам Я врагов твоих в руки твои. А ты — вставай поутру и молись Господу!». И так он и сделал.

И явился ему [тот ангел] вторично, и сказал ему: «Вижу Я путь твой, и желанны мне дела твои, и знаю Я, что пойдешь ты за Мною всем сердцем твоим; [поэтому] хочу Я дать тебе заповеди, установления и законы, и если будешь ты их соблюдать, Я благословлю тебя и умножу [потомство твое]». И ответил [Булан] ангелу, говорившему с ним, такими словами: «Ты знаешь, Господин мой, мысли моего сердца, и Ты исследовал совесть мою [и знаешь], что единственное мое упование — на Тебя. Однако народ, которым я управляю, — безбожники, и не знаю я, поверят ли они мне. Если, с Твоего позволения, нашел я приязнь в глазах Твоих и Ты желаешь проявить ко мне Твое милосердие, покажись такому-то могущественному их князю, и он мне поможет в этом!» И Всевышний исполнил желанье его, и явился во сне тому князю, и когда тот проснулся рано утром, то пришел и рассказал царю, а царь собрал всех своих князей, и служителей, и также весь народ свой и поведал им обо всем этом. И понравилось им все это, и приняли они на себя [новый] закон, и вошли под крылья Шхины.

И явился [царю] тот ангел еще раз, и сказал ему: «Вот, небеса и небеса небес не в состоянии вместить Меня, а ты — построишь храм Моему Имени!» И ответил [царь] такими словами: «Властелин мира! Чрезвычайно мне стыдно перед Тобой, что не могу я сделать для Тебя то, что следовало бы, то, что я желал бы, ибо не хватает мне серебра и золота». Сказал ему [ангел]: «Крепись и мужайся! Возьми с собой всех своих воинов и поднимись на страну Родлас и страну Ардиль — вот, Я [уже] навел страх и ужас перед тобой в их сердца и отдал их в твои руки. И вот, я [уже] приготовил для тебя два сокровища: один — серебра, другой — золота, и Я буду с тобой, и охраню тебя всюду, куда ни пойдешь, и ты возьмешь это богатство, и благополучно вернешься [домой], и [тогда] построишь храм Моему Имени!»

И поверил ему [Булан], и сделал все, что тот повелел. И начал он войну, и опустошил страну, и вернулся благополучно, и посвятил [все добытое] богатство на строительство храма, [на изготовление] Ковчега, Меноры, золотого стола, жертвенников и [всей] священной утвари. И до сегодняшнего дня они хранимы мною и невредимы.

А затем распространился слух о нем по всей земле, и услышали царь христианский и царь арабский, и послали ему гонцов своих с великим богатством и многочисленными подарками вместе с мудрецами своими, чтобы склонить его к их закону. Но царь был мудр, и приказал привести [к нему одного] арабского мудреца и [одного] христианского, и исследовал, и хорошенько расспрашивал их, [а затем] свел их вместе, чтобы выяснить их законы. И разбивали они доводы друг друга, и не проявляли согласия даже в чем-то одном.

Когда увидел царь это, сказал мудрецу христианского царя и мудрецу царя арабского: «Идите домой, не пройдет и трех дней, как я пошлю за вами, и придете ко мне». А назавтра послал царь за мудрецом христианским и сказал ему: «Я знаю, что царь христианский более велик, чем эти цари, и закон его вызывает к себе глубокое уважение, и желанен закон твой мне. Однако прошу тебя: скажи мне правду, какой закон лучше — арабский или еврейский?» Ответил мудрец такими словами: «Да живет господин наш, царь, вечно! Знай, что поистине нет такого закона во всем мире, как закон Израиля. Ибо Израиль избрал Всевышний из всех на-

родов, назвал его сыном Своим первородным, совершил для него великие чудеса и дивные деяния и вывел его из Египта, из фараонова рабства, провел его через море посуху, а преследователей его утопил; спускал ему [с небес] манну и извлекал воду из скалы, из среды огненной, дал ему Тору и отдал ему во владение страну Кнаан и построил Храм, чтоб пребывать в среде его. Но потом согрешили перед Ним [сыны Израиля], и Он рассердился на них, и отбросил их от лица Своего, рассеяв их по всем сторонам света, — но если бы не это, не было бы подобного закону Израиля во всем мире!» И сказал ему царь на это: «Так вот каковы слова твои; знай, что поистине я уважу тебя».

На следующий день послал царь за арабским кади и спросил его так: «Поведай мне правду: какое различие между законом еврейским и законом христианским, какой из них лучше?» И ответил кади такими словами: «Закон Израиля лучше, он — чистая истина, и [евреи] обладают Божественной Торой, праведными установлениями и законами. Лишь потому, что согрешили они против Всевышнего и преступили [Его заповеди], рассердился Он на них и отдал их в руки врагов их». Сказал ему царь на это: «Так уже сказал ты мне всю правду, и я уважу тебя».

На другой день позвал он их вместе и сказал им перед лицом всех князей и служителей своих: «Я прошу вас самих избрать для меня, какой из законов лучше и правильней всех». И начали они говорить, но не могли обосновать своих слов, пока царь не сказал христианскому мудрецу: «[Скажи,] какой закон лучше — еврейский или арабский?» Ответил тот мудрец такими словами: «Еврейский закон — лучше!» И еще задал [царь] вопрос кади: «Какой закон лучше — еврейский или христианский?» И ответил кади такими словами: «Закон Израиля — лучше!» И ответил царь: «Уже вы собственными устами признали, что закон Израиля — самый лучший и правильный, а я — уже избрал еврейский закон, ибо он — закон Авраама, и Б-г Всемогущий будет мне в помощь, и то серебро и золото, что вы обещали мне, Он может дать мне без всяких забот. А вы — идите с миром в ваши страны!»

С того дня и дальше помогал ему Б-г Всемогущий. И он собрал свои силы, и обрезали свою крайнюю плоть как он, так и служители его, и послал он, и пришел к нему один из мудрецов Израиля, и разъяснил ему Тору и все заповеди по порядку. До сегодняшнего дня мы [верны] уважаемому и истинному Закону Всевышнего, да будет благословенно Имя Его во веки веков! И с того дня, когда вошли наши отцы под крылья Шхины, [Всевышний] смирил всех наших врагов и унизил все народы и языки вокруг нас, так что до сегодняшнего дня ни один не устоял перед нами, и все они платят нам дань...

После всего этого появился царь из потомков Булана по имени Овадья, честный и праведный, который ввел нововведения в государстве и поставил закон на основу Галахи, он построил синагоги и дома для изучения Торы, и он собрал многих мудрецов Израиля, одарил их серебром и золотом во множестве. Они разъяснили ему двадцать четыре книги [Танаха], Мишну и Талмуд и все установления касательно общественных молитв, и был он человеком богобоязненным, любящим Тору и заповеди. За ним царствовал Хизкиягу, сын его, затем — Менаше, сын его, потом — Ханука, брат Овадьи, Ицхак, сын его, Звулун, сын его, Менаше, сын его, Ниси, сын его, Менахем, сын его, Биньямин, сын его, и Агарон, сын его. А я, Йосеф, сын вышеназванного Агарона. Все мы — цари, сыновья царей, и не сможет чужак сесть на трон наших отцов. Да будет воля [Всевышнего,] воцаряющего каждого из царей, сделать постоянным царствие наше согласно Его Торе и Его заповедям!

Что же касается твоего вопроса о нашей стране и о ее длине и ширине, то она находится у реки, впадающей в море Гарган, в восточную сторону на четыре месяца пути. Около же реки живет чрезвычайное множество народов — так что нет числа селениям, городам и крепостям; [в целом — ] это девять народов, но не известно количество [людей, их составляющих, ибо] нет им числа. Все они — мои данники. А с южной стороны — пятнадцать больших и сильных народов, [настолько многочисленных, что] нет им числа, вплоть до Баб-аль-Абоаб, и живут они в горах; также жители Басны и Таната, вплоть до Константинопольского моря, на расстоянии двух месяцев пути. Все они [также] платят мне дань. А с западной стороны — тринадцать больших и сильных народов, живущих по берегу Константинопольского моря. Оттуда граница поворачивает на север — вплоть до большой реки, называющейся Юзаг, и [тамошние народы] живут в открытых селениях, не окруженных стеной, и кочуют по всей пустыне вплоть до границы потомков Гагари, а те — многочисленны, словно песок [на берегу] моря. Все они [тоже] платят мне дань, и размеры страны их — расстояние в четыре месяца пути. Я же живу в дельте реки и не оставляю [в покое] русичей, приплывающих на кораблях, совершая походы на них, и также не оставляю [в покое] никаких врагов, живущих на суше, совершая походы в их страны. Я веду с ними жестокую войну, ибо если бы только я оставил их [в покое] — они разорили бы всю страну потомков Ишмаэля вплоть до Багдада.

Еще сообщу тебе, что в моем царстве, где, с помощью Всемогущего, я живу на реке, есть три столицы. В одной из них живет царица вместе со служанками своими и евнухами; длина и ширина [этого города] — пять на пять фарасангов вместе с выгонами и селеньями, близкими к нему. И живут в нем евреи, арабы и христиане, и также [люди] из других народов, [говорящие] на других языках, живут в нем. Вторая столица вместе с [принадлежащими к ней] выгонами имеет в длину и ширину восемь на восемь фарасангов. А в третьей столице живу я вместе с князьями и слугами моими и также со всеми близкими ко мне служителями моими. Она мала: ее длина и ширина — три на три фарасанга, и меж ее стенами протекает река. Я остаюсь в ней всю зиму, а в месяце нисан мы выходим — кто на свое поле, кто в свой сад — каждый к работе своей. И у каждой семьи есть свое родовое владение, известное [всем], и мы едем, останавливаемся в пределах их, с весельем и песнями, — никто не услышит голоса притеснителя, нет ни врага, ни злой встречи. А я с моими князьями и слугами еду на расстояние двадцати фарасангов, пока не достигаю большой реки под названием Варшан, а оттуда поворачиваю и достигаю границы государства моего.

Это — размеры страны моей и место покоя нашего.

Не слишком много дождей выпадает в стране моей, но есть в ней много рек, выращивающих множество рыб, и есть в ней много родников: земля хороша и жирна, [полна] полей, садов, огородов и виноградников, которые все орошаются реками, и есть у нас какие угодно фруктовые деревья во множестве.

И еще я сообщу тебе, что до восточной границы моей страны — расстояние в двадцать фарасангов до моря Гарган, а до южной границы — тридцать фарасангов, а в западную сторону — сорок фарасангов. А я живу на острове, мои поля, виноградники, огороды и сады — [тоже] на этом острове. А в северную сторону на расстоянии в тридцать фарасангов — реки и родники во множестве. И, с помощью Господа, я живу в безопасности.

И еще ты спрашиваешь по поводу чудесного срока.

Глаза наши устремлены к Господу, Богу нашему и на мудрецов Израиля в йешиве иерусалимской и в вавилонской йешиве, и далеки мы от Сиона. Однако слышали, слышали мы, что из-за множества грехов исказились расчеты, и [теперь] не знаем мы ничего. Но [все, что делает] Бог — правильно в глазах моих, и [надеемся мы, что] совершит он ради великого Имени Своего — да станет в глазах Его незначительным, что Храм его пребывает в развалинах и что не совершается служение Ему, а также все тревоги, постигающие нас, и исполнит Он [Свои обещания] относительно

нас — внезапно придет в чертог Свой, и т.д. И нет в руках наших [никаких сведений], только пророчество Даниэля. И Господь, Бог Израиля ускорит [приход] Освобождения и соберет наших изгнанников, рассеянных [по всем сторонам света] при жизни нашей, твоей и жизни всего Дома Израиля, любящего Имя Его!

И упомянул ты в послании твоем, что ты страстно желаешь увидеть лицо мое. Точно так же я страстно желаю и тоскую [в стремлении] увидеть милое лицо твое, а также несравненный блеск мудрости твоей и величия твоего! И если бы я удостоился подружиться с тобой и видеть уважаемое, милое и дорогое лицо твое [постоянно], ты будешь мне отцом, а я буду тебе сыном, и по слову твоему будет управляться весь народ мой, и все, что я буду делать, — я буду делать по твоим верным советам.

Великого [тебе] благополучия!

Кузари

Иегуда ГАЛЕВИ

1. Сказал Иегуда бен Шаул1, сказал автор:

Многие спрашивали меня, какие возражения и доводы мог бы я привести в споре с противниками нашей веры — философами, а также последователями других религий и еврейскими сектантами, посягающими на единство народа Израиля. И вспомнилось мне, что я слышал однажды доводы ученого раввина, бывшего при дворе хазарского царя, который перешел в еврейскую веру около четырехсот лет тому назад. Как известно из хроник, он много раз видел один и тот же сон: ангел приходит к нему и говорит: «Намерения твои угодны Творцу, но действия твои Ему неугодны». Он стал тщательно исполнять предписания хазарской религии, стал участвовать в службе святилища и в приношении жертв со всей чистотой сердца, но ночью вновь посетил его ангел, говоря все те же слова: «Намерения твои угодны Творцу, но действия твои Ему неугодны». Тогда он обратился к изучению всех вер и религий и в конце концов принял еврейскую веру, а вместе с ним — многие из хазар. Так как я нашел доводы этого раввина убедительными и так как они соответствовали моим собственным мыслям, я решил записать их так, как они были высказаны, и «разумеющие да уразумеют».

Говорят, что, когда хазарскому царю было открыто во сне, что его намерения угодны Богу, но поступки его Ему неугодны, а также было указано ему найти образ жизни, угодный Богу, он обратился к величайшему философу своего времени и спросил его, в чем состоит его вера2. Философ ответил: Бог не может желать или не желать. Он выше всех возможных желаний и намерений3. Намерение предполагает стремление к чему-то, чего не хватает и без чего невозможно совершенство, и пока это не достигнуто, человек несовершенен. К тому же, как полагают философы, Бог выше познания частного, ибо частное подвержено изменениям, Божественное же познание неизменно. Он не знает тебя и тем более не знает твоих действий или намерений. Он не видит твоих движений и не слышит твоих молитв. И если философы могут сказать, что Бог тебя сотворил, то лишь выражаясь образно, ибо Он — Причина причин в сотворении всех творений, но все же не потому, что таково Его намерение. Бог никогда не занимался сотворением человека, и никто еще не пришел в этот мир иначе, как родившись от родившегося прежде него. В каждом смешаны формы, свойства темперамента и склонности, унаследованные от отца и матери и от других родственников, а также — климата, страны, пищи и воды, силы сфер, звезд и созвездий. Все сводится к Первопричине, но не потому, что таково Ее намерение, атак как от Нее исходят вторая, третья и четвертая причины.

Причины и следствия, как ты видишь, тесно связаны и следуют друг за другом, и связь их так же вечна, как вечна Первопричина, и так же не имеет начала. Каждому человеку, живущему на земле, предшествует причина, соответствующая его предназначению. Если все возможные причины предшествуют человеку, он становится совершенным, если нет, он становится несовершенным, как негры, лишь частично способные воплотить в себе человеческую форму и речь. Философ же, наделенный всеми задатками в высшей степени, с их помощью обретает нравственность, ум и активность во всей их полноте. Но это совершенство потенциально, и необходимо знание и бесконечный труд для того, чтобы оно раскрылось во всей полноте в пределах своих границ. Количество же промежуточных ступеней бесчисленно. В совершенном человеке светит свет Божественной природы, называемый Активным Интеллектом (интеллект влияния), а его пассивный интеллект (интеллект восприятия) так тесно с ним соединяется, что они сливаются воедино, и между ними нет разницы. И тогда его сосуды, то есть члены его тела, служат ему только для возвышенных поступков, в подходящее время и надлежащим образом, как если бы они были членами Активного Интеллекта, а не материального, пассивного, который прежде, до того как достиг ступени совершенства, пользовался им лишь в малой степени для добра, а чаще всего для зла. Но теперь он творит лишь доброю Подобная ступень — предел возможностей и мечтаний совершенного человека, душа которого, очистившись от сомнений и постигнув истину во всех видах мудрости, уподобляется ангелу, достигая ангельской ступени в отрешенности от телесного, а это и есть ступень Активного Интеллекта. И он одной ступенью ниже ангела, попечительству которого поручена сфера луны. Это разумные существа, не связанные с материей. Они вечны, как вечна сама Первопричина, и не подвержены тлению. Таким образом, душа совершенного человека становится единой с этим Активным Интеллектом и не страшится кончины тела и его членов, ибо она с Ним едина. Душа его уже в этой жизни пребывает в блаженстве, присоединившись к содружеству Гермеса, Асклепия, Сократа, Платона и Аристотеля. Как и все они, он поднимается на эту ступень, оставаясь постоянно един с Активным Интеллектом. Образно и очень приблизительно это называют Божественной радостью. Стремись к ней и к достижению подлинного знания, чтобы твой разум перешел из пассивного в активное состояние. Следуй пути праведников, их добродетели и поступкам, ибо их пример способствует нахождению подлинного образа истины, усердному ее изучению и уподоблению себя Активному Интеллекту. И после этого ты сразу станешь доволен судьбой, обретешь смирение, уступчивость и другие ценные качества, в числе которых и почитание Первой Причины. Не чтобы заслужить Ее благословение или отвратить от себя Ее гнев, но чтобы уподобиться Активному Интеллекту в верной передаче истины, в справедливом описании вещей и нахождении их подлинных истоков. Таковы свойства Активного Интеллекта. Придя к столь высокой степени веры, ты не должен заботиться о том, в виде какого учения, какой религии, в какой форме, каким стилем и языком ты будешь ее выражать. Ты можешь также создать себе собственную религию для достижения высшей формы смирения, почитания и возвышения Первопричины и достижения нравственной чистоты, в том числе и в семье, и в твоей стране, если доверяют тебе и готовы следовать твоим словам. Или же ты можешь избрать религию, диктуемую разумом и нравственностью, созданную философами. После того как ты постигнешь в основном все виды мудрости в их истинном освещении, целью твоих стремлений стачеловека, что оно начинает верить в это, у него лишь один выход: найти какую-нибудь тонкую уловку и преодолеть логическое противоречие, сделав далекое близким. Точно так же поступают естествоиспытатели, имея дело с необычными и непонятными для них явлениями, в существование которых они бы не поверили, если бы им не пришлось наблюдать их собственными глазами. Но, увидев их воочию, они начинают рассуждать и ищут причины во влиянии звезд и духовных сил, не пытаясь отрицать очевидное. Я не могу принять такие вещи за истину, они для меня неожиданны, и я не вырос под их влиянием. Поэтому я обязан продолжить поиски до конца.

Затем он пригласил одного из ученых ислама и попросил его изложить мусульманское учение и обычаи.

Сказал ему мусульманский ученый: Мы признаем единство и вечность Бога и происхождение человечества от Адама и Ноя. Мы отрицаем существование у Бога человеческих атрибутов и все подобные упоминания в Писании понимаем иносказательно. В то же время мы утверждаем, что наша священная книга содержит слова самого Бога и является чудом, которое мы обязаны принять в силу его очевидности, ибо никто не может создать ничего подобного этой книге или хотя бы единому из ее стихов. Наш пророк — печать пророков, он отменил прежние законы и призвал все народы принять ислам. Вознаграждение благочестивого — воссоединение его души с телом в райском блаженстве, где радость постоянна. Там наслаждаются пищей, напитками, женской любовью и всем, чего можно пожелать. Нечестивых ждет наказание вечным огнем, и кара их бесконечна.

6. Сказал ему Кузари: Если кто-либо хочет привести человека к вере в Бога и убедить его в том, что Бог говорил с людьми, и тот не может с этим согласиться, он должен это показать на основании фактов, известных всем, отрицать которые совершенно невозможно, и даже тогда очень трудно убедить в том, что Бог говорил с человеком. Что же касается чуда, заключенного в вашей книге, то она написана по-арабски. Я же не араб и не способен ощутить ее чудесное свойство. Даже если бы мне ее прочли, я не смог бы ее отличить от любой другой книги, написанной по-арабски.

7. Сказал ему мусульманский ученый: Эта книга сделала много чудес, но она не считается основанием для принятия нашей веры.

8. Сказал Кузари: Совершенно верно. Однако мысль человека может убедиться в том, что Бог беседовал с людьми, только на основании чудес, в которых изменяется сама природа вещей. И, наблюдая подобное, каждый понимает, что сделать это может лишь тот, кто сотворил все вещи из ничего. Кроме того, это должно произойти в присутствии очень многих людей, ясно видящих происходящее, и не может быть почерпнуто из рассказов, снов и преданий. Еще одно условие: чудо должно быть много раз тщательно проверено, чтобы не было оснований полагать, что воображение или магическое воздействие могло повлиять на их мысли. И лишь тогда, и то с большим трудом, можно признать столь исключительное явление, что Творец этого и грядущего мира и ангелов, Творец неба и светил вступает в беседу с презренным куском глины (я имею в виду человека), говорит с ним и исполняет его желания.

9. Сказал мусульманский ученый: В нашей книге достаточно много рассказывается о Моше и сынах Израиля. Никто не может отрицать того, что Он наказал фараона, разделив воды моря, спас тех, кто имел счастье удостоиться Его благоволения, и покарал разгневавших Его. Он давал им манну и воду в пустыне в течение сорока лет. Он говорил с Моше на вершине горы, остановил солнце в дни Йе?ошуа и помог ему побороть могущественных врагов. Еще следует вспомнить о чудесах, ранее происшедших, например об уничтожении Содома и Гоморры. Разве все это недостаточно широко известно и не исключает опасения фальсификации и самовнушения?

10. Сказал Кузари: Видимо, я должен обратиться к евреям, ведь они — остатки израильского племени, и я вижу уже, что любое доказательство любой религии о том, что есть на земле Божественное Учение, приводит именно к ним.

После этого он пригласил к себе одного из еврейских мудрецов и попросил его рассказать о вере евреев.

11. Сказал ему рабби: Мы верим в Бога Авраама, Исаака и Яакова, который вывел сынов Израиля из Египта силой знамений и чудес, который питал их в пустыне и даровал им страну после чудесного перехода Иордана, который послал Моше с миссией Торы, продолженной многими пророками, возвещавшими Тору и учившими о вознаграждении, ожидающем тех, кто соблюдает ее, и о каре, грозящей тем, кто ее нарушает. Мы верим во все, что написано в Торе, а это охватывает бесчисленное множество вопросов.

12. Сказал Кузари: Я не собирался спрашивать евреев, ибо знал, что из-за жалкого своего положения они забыли о прошлом, а унижения и нищета не позволяют им возвыситься нравственно. А ведь именно ты, еврей, должен сказать, что ты веришь в Творца и Его Провидение, в Того, Кто сотворил этот мир и поддерживает его существование, и в другие Божественные атрибуты, ясные каждому, кто обладает верой, кто стремится к истине и ищет уподобления Творцу в Его справедливости и мудрости.

13. Сказал рабби: Ты говоришь о религии, основанной на разуме и логических рассуждениях, но она открыта сомнениям. Спроси философов, и ты увидишь, что они не смогли прийти к единому мнению, к какой-либо определенной религии. Все это измышления, часть из которых действительно имеет обоснование, другие же — лишь удовлетворяют разум, третьи его не удовлетворяют и тем более не в состоянии что-либо доказать.

25. Сказал рабби: Именно так я тебе ответил на твой вопрос. Так говорил Моше с фараоном. Он сказал фараону: «Бог евреев послал меня к тебе», то есть Бог Авраама, Исаака и Яакова, о которых повсеместно было известно, что дух Божий общался с ними, руководил ими и творил ради них чудеса. Моше не сказал фараону: «Бог неба и земли», он сказал: «Меня послал Тот, Кто сотворил меня и тебя». Точно так же Бог обратился к собравшемуся народу Израиля: «Я ваш Бог, который вас вывел из земли египетской». Он не сказал: «Я Творец всего мира и ваш Творец». И так я с тобой говорил, когда ты спросил о моей вере. Я ответил тебе, как должен ответить и я, и весь еврейский народ, который сам убедился в этом воочию, а затем принимал традицию в непрерывной преемственности поколений, которая равносильна опыту очевидцев...

1. Что было далее с Кузари, известно из книг хазар. В них рассказывается о том, как он открыл визирю тайну своего сна, в котором ему было много раз повторено веление искать образ жизни, угодный Богу, и пойти для этого в горы Харсан; как оба — царь и визирь — пошли в эти горы, которые находятся в пустыне, омываемой морем; как ночью они пришли к пещере, в которой каждую субботу собирались евреи; как открылись они этим

людям и там, в пещере, приняли от них Учение И были обрезаны; как затем они вернулись в свою страну и сохраняли в сердце веру евреев — они верили тайно, пока не нашли способ постепенно открыть свою тайну немногим избранным, пока не стало их много и их тайна не стала явной, а когда их число умножилось в царстве хазар, они всех остальных ввели в веру евреев; как они привезли ученых и книги из разных стран и изучали Писание; как они победили врагов благодаря своей силе, и завоевали многие земли, и открыли сокровища; как их войско умножилось и достигло нескольких сотен тысяч воинов; о том, как они любили Тору и как отправляли пожертвования в Иерусалимский Храм; как они сделали у себя Храм-шатер наподобие воздвигнутого Моше и как чтили родившихся евреями и гордились ими. Так рассказывают их книги.

Когда царь ознакомился с Торой и с книгами Пророков, он сделал того раввина своим наставником и начал задавать ему вопросы, которые обычно возникают у евреев. Прежде всего он спросил об именах и атрибутах, относимых к Творцу, благословен Он, о том, что в некоторых из них, как может показаться, приписываются Богу человеческие свойства, однако разум противится этому, а Тора явно запрещает приписывать Богу форму.

Гер

Раби Бахья (Бхаей) бен АШЕР

1) «Пришелец не останется ночевать снаружи, дверь мою гостю открою»4. И говорят мудрецы наши: «Раби Элиэзер Великий говорит: в тридцати шести местах Тора предостерегла о гере»5, и известно, что любой еврей, пришедший из одного города в другой, называется гер («пришелец»), и также любой человек из иных народов, прошедший гиюр и вернувшийся к вере Израиля, называется гер, и он называется гер цедек («праведный гер»), поскольку пришел укрыться под крылами Шхины. Любой нееврей, решивший, что более не будет служить идолам, и пришедший, чтоб жить среди нас, называется гер тошав («пришелец-старожил»). Еврей, пришедший из одного города в другой, называется гер — от слова гаргир («семечко»), [ибо он словно семечко,] оторвавшееся от своего корня, и нам повелевается давать ему есть и пить и относиться к нему приветливо. И это последнее — для него важнее всего, как сказал Шломо: «[Запах благовонного] масла и благовоний порадует сердце, но сладость друга — лучше, чем совет [собственной] души»6. Писание настаивает на том, что каждый обязан обеспечивать гера едой и относиться к нему приветливо, это вытекает из связи данного стиха с тем, что перед ним: «Как птица, покидающая гнездо...»7. Человек обязан веселить сердце странника, обеспечивая его едой и выражая ему приязнь: кроме «масла» и «благовоний» требуется еще «сладость друга»... именно выражение искренней симпатии и любви, никак не лесть, для странника лучше, чем все, что могут ему дать... Мы видим, что так же, как человек, странствующий из города в город, называется гером, праведники называются герами, поскольку в их глазах этот мир не имеет ни малейшей ценности и любое место, где они живут, они считают лишь временным жилищем. И они оправдывают связь слова гер со словом гаргир: праведники знают, что они оторвались от своего святого корня, и как гер тоскует по своей родине и мечтает туда вернуться, так и они страстно стремятся вернуться к своему корню, к своему источнику — то есть к трону Всевышнего, откуда в наш мир спустились их души. Именно по этой причине герами называются все наши праотцы — об Аврааме сказано: «Пришелец (гер) и старожил я с вами»8; об Ицхаке: «Поживи (гур) в этой стране»9; о Яакове: «И остался Яаков в стране проживания (мегурей) отцов его»10. И царя Давида Писание тоже называет гером — как сказано: «Чужак (гер) я на земле...»11. Он сравнивает себя с гером, всегда готовым тронуться с места и не знающим, когда он должен это сделать, и потому всегда имеющим запасы в дорогу — вдруг внезапно ему придется пуститься в путь. А что за запасы он должен иметь при себе? Это исполненные заповеди — и потому говорит окончание стиха: «[...Так] не прячь от меня Твои заповеди»...

Нееврей, принявший еврейство, назвается гер цедек («праведный гер»)... И бейт-дин обязан совершить ему обрезание, очистить его в микве, а когда будет отстроен Храм — он совершит положенное жертвоприношение. И указывают мудрецы наши, что «сообщают ему сначала некоторые из заповедей и виды наказаний за их неисполнение»12. Сообщают ему о наказаниях для того, чтобы... спустя какое-то время, нарушив один из запретов Торы, он не сказал: «Если бы я знал о наказании за это нарушение, я не пошел бы на гиюр», — и не оказалось бы, что его гиюр был совершен по ошибке.

Необходимо, чтобы он вошел в еврейство всем сердцем и принял на себя всю Тору, — поэтому ему дают представление и о наказаниях за нарушения Торы. А то, что сказали: «Тяжелы для Израиля геры...»13, — не в укор герам, но в укор Израилю. То есть: когда Всевышний видит сердца геров, оставивших свою семью и свою родину и пришедших прилепиться к Шхине, Он начинает сердиться на сынов Израиля, не служащих Ему всем сердцем. Об этом мы находим в мидраше: «Сказал Рейш Лакиш: «Больше величие геров в наше время, нежели [сынов] Израиля в тот момент, когда они стояли у горы Синай, потому что те видели громы, и вспышки пламени, и звук шофара, и великие и ужасающие чудеса, а геры не видели ничего подобного, но приходят в нужде и злосчастье, чтобы укрыться под крылами Шхины»14.

И вот Иов отмечает как свою заслугу, что двери его дома были широко открыты для каждого прохожего — и даже для пришельцев и чужаков, никого из которых он не оставлял ночевать на улице. То есть: даже чужеземцам из какого бы то ни было народа, приходившим, чтобы пожить в его городе, он оказывал милость и предоставлял свой дом для ночлега. Потому что хотя Иов был арамейцем, потомком Авраама, но не евреем, он был чрезвычайно благочестив, великий праведник, служивший Всевышнему по велению своего разума и творивший добро всем людям... И уж нечего говорить о том, как он проявлял свою доброту к пришельцам, принадлежавшим к его собственнному народу!

Отсюда должен извлечь для себя урок каждый человек: до какой высокой степени ему надлежит пробуждать в себе милосердие и сострадание к другим людям. Сказали мудрецы наши15:«Каждого, кто жалеет [других], жалеют [в Небесах], как сказано: «И даст тебе [дар] сострадания, и пожалеет тебя»16.И если Иов, не знавший Торы, вел себя так, то тем более — сыны Израиля! Известно, что, когда была дана Тора, она была дана также герам, ибо так учили мудрецы наши17:«Тора, заповеданная нам Моше, — наследие общины Яакова18, то есть всех, кто входит в общину Яакова». И сказали еще: «[Заповеди,] которые будет исполнять человек и жить ими19— «человек», а не «коген», «левит» или просто еврей; следовательно, даже нееврей, занимающийся Торой, — подобен первосвященнику».

По справедливости, когда человек возвращается к Торе Моше в то время, когда Израиль находится в изгнании и порабощении, он должен получить за это огромную награду и стать одним из самых лучших, одним из самых избранных сынов народа Израиля! Народам, которые придут в еврейство во времена Машиаха потому, что увидят, какой высоты и какого величия достигнет Израиль, которого Всевышний поставит «выше всех народов... для восхваления, для славы и для величия»20, не будет дано такой награды, поскольку их гиюр не будет «во имя Небес» — ведь во времена гонений и притеснений они не пришли! Несмотря на то что в будущем они придут к нам по своей доброй воле, мы не будем принимать их особенно охотно... Мы с радостью даем жить между нами именно тем, кто приходит к нам, когда мы в нищете. Тем не менее в будущем все народы пройдут гиюр — и сделают это по собственному побуждению... Ибо сказано: «ТогдаЯ превращу речь всех народов в ясный язык, чтобы взывать им всем во Имя Господа, служить Ему сообща»21.

О герах

Раби Хаим бен АТАР (Op гахаим) 

С помощью Авраама и Святой Земли

Привлечение геров происходит как с помощью праведника Авраама, отца нашего, мир с ним, так и Святой и Чистой Земли, которая берет в плен души и притягивает к себе...

И словами «словно коренной житель страны... [пусть будет для вас гер... и люби его как самого себя» остерег [нас Всевышний] относительно геров, которые придут в иудаизм.

Ваикра 19:33

Освобожденные души

Согласно словам мудрецов наших, грех первого человека имел своим следствием то, что множество душ оказались в плену у сил скверны. Это — души [теперешних] геров. Вглядись и изучи это: сколько великих людей приходит [в иудаизм] из других народов — [достаточно] привести как доказательство этого моавитянку Рут...

А есть такие святые души, томящиеся у сил скверны, которые уже в месте пребывания человека склоняют его сердце к добру, к тому, чтобы изгнать из себя или исправить в себе дурную часть, — это души геров, которые по собственному побуждению приходят к гиюру, как моавитянка Рут. И много раз видели наши глаза геров, приходящих по собственному побуждению...

Дварим 21:11

Гер — как еврей

«Также любишь Ты народы — все их святые в руке Твоей». Отсюда следует, что, если из других народов приходят люди, чтобы стать герами, они желанны так же, как любой еврей... Ибо каждый из них, пришедший, чтобы освятиться (...) — желанен Тебе, и Ты принимаешь его под Свои крылья.

Дварим 33:3

Ценности, рассеянные по всей земле

«Ибо Моя — вся земля». В этих словах — намек на то, что есть у Всевышнего некие ценности, рассеянные по всей земле. И в этом — смысл рассеяния сынов Израиля по четырем сторонам света: чтобы они искали эти потерянные ценности как свою потерю. И если бы не грехи сынов Израиля, они могли бы получить это без рассеяния по земле, но силой своей могучей Торы они бы властвовали над всем миром и черпали элементы Святости во всех местах, где они находятся. Однако из-за грехов ослабела их сила, и [теперь] они должны спускаться туда и добывать то добро.

Шмот 19:5

Геры тоже вышли из Египта

...Правда, есть возможность сказать, что гер не обязан [совершать жертвоприношение] в Песах, поскольку ни он, ни его отцы не были в Египте, — так что у геров нет причины праздновать Песах... Поэтому установило Писание новый закон и сказало: «А если будет жить с вами гер — [пусть] совершит [жертвоприношение] Песах»... И очень точно сказано: «с вами». То есть, хотя вы смотрите на него как на новичка, лишь недавно пришедшего [к вам], тем не менее он — «с вами», как один из вас. [Потому что] наш исход из Египта был освобождением навечно также для души этого гера; хоть он и не был [там] явным образом, скрыто он [тоже] присутствовал там, потому что корень Святости — един... Ибо все зависит от корня, и спасение корня приносит спасение также ветвям. И добавляет [Писание]: «В соответствии с законом о Песахе» (...) — ибо, безусловно, [гер] может сказать эти слова («рабами мы были»): он, безусловно, тоже был в Египте в корне [святости души своей].

Бемидбар 9:14

Вознесение искр и гиюр

Раби ШНЕУР-ЗАЛМАН из Ляд

...Вот, об Израиле в Египетском изгнании написано: «И посею Я ее в землю»22, — и сказали мудрецы наши: «Изгнал Святой, благословен Он, Израиль в среду народов только для того, чтобы присоединились к ним геры, ибо сказано: «И посею Я ее в землю», — сеющий одну меру собирает несколько мер»23.

Вот, написано: «Свят Израиль для Господа, он — первинка Его урожая»24. Точно сказано: «Его урожай», — потому что это Израиль называется «урожаем Господа» — наподобие того, как человек сеет зерно ради того прибавления, что вырастет. Так, желая, чтобы в мире прибавилось и приумножилось Божественное откровение, Всевышний (...) сеет Израиль, Свое зерно, и благодаря ему открывается Слава Его гораздо больше и обильнее. Это — смысл [благословения]: «Благословен Господь, Бог Израиля, извечно и вовеки». То есть для того, чтобы благословение, а также увеличение и умножение Божественного откровения было притянуто из «мира сокрытия» в «мир откровения», необходим Израиль, а фактор, который обеспечивает Израилю этот высокий и великий уровень, — это посев в землю, которым занимается Израиль во время изгнания. (...) [Подобно тому, как] одно зернышко высевают в землю и вырастает много или как сажают одно семя и вырастает целое дерево с многочисленными ветвями.

... И объяснение этого [состоит в том, что, как] известно, (...) [искры Божественного] света и жизненной энергии упали в среду неевреев (...) с чрезвычайно высоких уровней [духовного мира].

... Иначе обстоит дело в мире Святости: сыны Израиля получают жизненную энергию от откровения света, исходящего от Лика Всевышнего, который спускается [к ним] и последовательно проходит через все уровни мира. (...) Потому-то и называется Яаков: «маленький», он — категория уменьшения и сокращения Божественного света.

И вот, сказали мудрецы наши: «Ушли в изгнание в Вавилон — Шхина [ушла вместе] с ними». То есть искра Божественного в их душах — в категории «изгнание», а ее желание, ее страсть — вернуться в свой источник и слиться с ним, благодаря чему сыны Израиля собирают также те искры Божественной энергии, которые упали (...) [в среду неевреев] и возносят их, чтобы связать и слить с Богом, Источником жизни. И мрак превращается в свет, как сказано: «И узнают египтяне, что Я — Господь». Это и есть та прибавка и приумножение света, «посеянного» в земле и скрытого земным прахом, чтобы свет и радость возросли многократно, когда мрак (...) превратится в свет Торы.

И это и есть смысл слов «когда выслал фараон этот народ»: результатом Египетского изгнания и порабощения там стало вознесение Божественных искр, которые упали туда (...), и это — та сила, которая взрастит избавление Израиля.

Тора Ор, Бешалах

О герах и тех, кто совершает гиюр

Раби НАХМАН из Браслава

Раскрытие Славы Всевышнего, совершаемое герами

Чтобы привлечь мир в нашу Вселенную, необходимо вознести Славу Святого, благословен Он, к ее корню, а именно — бояться Бога, как сказано: «Бояться этого почитаемого Имени» (Дварим 28:58).

Но невозможно вознести Славу, иначе как посредством Учения Добра, а о том, что такое Учение Добра, сказали мудрецы наши (Сука 49б): «Это тот, кто учит Тору только для того, чтобы учить ее», — потому что в этом — суть Славы Всевышнего, как говорится в «Зогаре» (Итро 69а): «Когда приходят народы и признают Святого, благословен Он, открывается и прославляется Имя Святого, благословен Он, [во всех мирах — ] и в высших, и в нижних». Значит, Слава Его в том, что сыны человеческие, находящиеся вне сферы Святости, приближаются и входят в нее. Это — геры, приходящие в еврейство, это — баалей гшува, раскаявшиеся грешники, которые были вне Святости, и, когда их приближают и вводят в сферу Святости, открывается Слава Всевышнего. Сейчас Слава находится в изгнании и пребывает главным образом у неевреев, а сыны Израиля — унижаемы и презираемы. Но в будущем — откроется Слава из мрака, как написано (Йешаягу 40:5): «И откроется Слава Господа». Ибо тогда все придут, чтобы служить Ему плечом к плечу, тогда будут говорить среди народов: «Пошли — и будем идти в свете Господа!» (там же, 2:5). И эта Слава называется светом — как написано (Йехезкель 43:2): «И земля засветится от Славы Его».

Но невозможно приблизить геров и баалей-тшува иначе, как с помощью Торы, как написано (Мишлей 5:16): «Да распространятся источники твои наружу». То есть нужно напоить тех, кто

находится снаружи, показать им путь, по которому идти. И это — смысл слов Писания (Ирмеягу 15:19): «Если сделаешь драгоценного из чревоугодника...», — о которых сказали благословенной памяти мудрецы наши, что речь идет о приближении людей к служению Всевышнему. И это же смысл слов (ТегилимПЗ): «Превознесен над всеми народами Господь...», — когда идолопоклонники признают Всевышнего и превозносят его, то «...над небесами Слава Его» — Слава Его возносится из мрака. И невозможно пробудить к возвращению к Всевышнему ни евреев-грешников, ни геров ничем иным, кроме Торы, которая одна способна послать свет туда, где они находятся. «Да распространятся источники твои наружу». Именно «наружу», ибо в Торе — 600 000 букв, соответствующих600 000 душ Израиля, и каждая душа имеет свой корень в мысли Святого, благословен Он. И когда пробуждают души буквами Торы, исходящими из уст и искрящимися одна за другой, это — духовное совокупление, когда каждая [буква] получает свой свет от другой. И посредством этого совокупления, когда искрятся души в мысли [Всевышнего], создаются души геров. Также и евреи-грешники имеют свой корень в высшей мысли, и благодаря тому блеску среди других корней начинают искриться и корни их душ. Отсвет от этого, от корней душ евреев-грешников, доходит до них самих, и благодаря этому они возвращаются ко Всевышнему.

(Ликутей Могаран 1,14)

Гер и совершающий гиюр

Тот, кто обладает совершенным сознанием, кто реализовал возможности своего интеллекта и постиг то, что дозволено человеку познать и постичь разумом, — интеллектуально близок ко Всевышнему.

А достичь интеллектуального совершенства возможно только одним: занятиями с другими людьми; цель этих занятий — приблизить людей к служению Святому, благословен Он. Именно так человек совершенствует свой разум, потому что те, с кем он занимается, оттачивают его ум — [как говорил рабиЙегудаГанаси:] «...А от учеников моих [воспринял я] больше всего» (Макот 10). Поэтому ученики называются «сыновья» (Сифрей, Ваэтханан, на стих «И обучай им детей своих»), и благодаря им происходят [духовные] порождения. И ради этого трудились Авраам и Сара — чтобы создавать геров: на этом пути они усовершенствовали свой ум и приблизились к познанию Всевышнего, благословен Он(...), ибо благодаря герам вырос их ум. В этом причина того, что пра-

ведники столь утруждают себя и преследуют людей, чтобы приблизить их к служению Всевышнему. Отнюдь не ради славы, упаси Бог, но ради того, чтобы достичь интеллектуального совершенства — категории «а от учеников моих — больше всего».

(Там же, 1, 53)

Авраам, геры и высшее Сердце

Авраам, первый из всех геров, не имел учителя. У него было только сердце, все помыслы его были устремлены к служению Творцу, которое получало [влияние] от высшего Сердца, называемого «Книга памяти», потому что в нем записано все то новое, что открыли души до сотворения мира. Было у Авраама только сердце, страстно стремящееся ко Всевышнему, благословен Он, потому-то о всех герах говорят, упоминая имя Авраама, и так они называются: «[Самые] благородные [из всех] народов собрались — народ Авраамова Бога» (Тегилим 47:10) — те, кто относится к категории «благородный сердцем» (Шмот 35:5), те, у кого нет ничего, кроме сердца, страстно тоскующего по Богу, благословенно Имя Его, подобно Аврааму.

Нападки на совершающих гиюр

Знай, что, когда Святой, благословен Он, смотрит, сможет ли эта душа возвращать людей ко Всевышнему и создавать геров, Он, благословенно Имя Его, как бы сам желает, чтобы спорили с Ним... И потому невозможно, чтобы не спорили с тем, кто возвращает людей к добру и совершает гиюры, для того, чтобы он совершенно лишился спокойствия. Потому что тогда те, кто будут приближаться к нему, будут делать это по правде, и он сможет истинно создавать геров — не потому, что ему живется спокойно и благополучно. И это — смысл слов: «И стал жить Яаков в стране, где жил его отец», — и говорится в мидраше (Брейшит Раба 84), что слова «мегурей овив» («где жил его отец») намекают на то, что Яаков точно так же создавал геров, как это делал его отец. И сказали об этом благословенной памяти учителя наши (там же): «Желал Яаков жить спокойно — сразу же налетела на него беда с Иосефом». То есть: из-за того, что Яаков создавал геров, он не мог жить в спокойствии — для того, чтобы геры его были истинными герами. Если бы он жил спокойно, он не смог бы создавать геров.

(Там же, 1, 128)

Молитва за геров

Раби Натан ШТЕРНГАРЦ

Приблизь [конец] рассеяния нашего между народами, и да возвеличится и умножится община народа твоего, Израиля, и да удостоимся мы возносить молитвы наши перед лицом Твоим с великим душевным подъемом в среде великой и огромной общины. Пусть истинные праведники построят огромные и многочисленные здания из сплетения молитв народа Твоего, Дома Израиля, который умножится и возвеличится! Собери воедино все камни [буквы и слова молитв] и все души и создай из них святые сочетания, и да будут сооружены из них прекрасные здания. Любуйся ими и веселись новым великим весельем!

Собери и объедини в домах Святости все угнетенные души, рассеянные и блуждающие без одежд среди прочих народов, — все святые камни, валяющиеся на всех перекрестках дорог. Сжалься над ними и преисполнись милосердия к ним, ибо Ты один знаешь, сколь велико милосердие, в котором они нуждаются, которому нет ни предела, ни уподобления; смилуйся над ними и над нами ради Себя Самого! Вернись и собери их в Святость вторично и введи их вместе с Собой в Храм Твой, возьми их в дома Святости и молитвы — и да умножатся они, и возвеличатся безмерно и беспредельно, пусть будут собраны в числе всех сынов народа Твоего, Израиля, все вместе и с добавлением множества соседей во всякое время!

И благодаря этому да вознесутся к Тебе молитвы наши и наши мольбы, да придут и будут приняты с благоволением, и да исполнится сказанное в Писании: «И приведу Я их на гору святую Мою и возвеселю их в Доме молитвы Моем, всесожжения их и добровольные их жертвоприношения охотно приму на жертвенник Мой, — ибо Дом Мой Домом молитвы наречется для всех народов»!

(Избранные молитвы)

О гиюре и уважении к геру

Рав Шимшон-Рафазль ГИРШ

Отец многих народов

Авраам — «самый смелый из всех народов», он — рычаг, поднимающий их к духовной вершине. Если бы не дух Авраама, народы так и остались бы «толпой»: рев их орав остался бы ревом морских волн, никто бы не знал, откуда он пришел и куда движется, а само движение было бы лишено курса и какой бы то ни было целенаправленности. Они не были бы «воинством», объединенным единой волей, но остались бы беспорядочной толпой народов. Авраам — вот кто внедрил в них дух единства и таким образом превратился в их духовного отца25.

Возобновление союза

Когда Всевышний [после потопа] вторично отдал землю человечеству, Он заключил с ним завет и дал твердое обещание — больше его не губить, несмотря на промахи, которые оно допустит в будущем. Наоборот, Божественное Провидение будет наставлять людей и воспитывать их, грабеж и извращения будут постепенно исчезать с земли, а человечество будет становиться все более и более достойным того, чтобы вернуться в Ган-Эден на земле. Всевышний искал «инструмент» для достижения этой возвышенной цели, нашел, что Авраам этим «инструментом» обладает, и сказал ему: «Хорошо осуществить завет, заключенный Мною с человечеством, с твоей помощью». «Безмерно, необычайно размножу тебя», — с тебя Я начну: ты будешь краеугольным камнем всего человечества, которое вернется ко Мне. Ты будешь Первым Человеком, вновь обретенным Мною для Будущего Избавления. Я буду руководить тобой и всем человечеством до тех пор, пока каждый человек не проникнется твоим духом, а твой дух почиет на каждом человеке26.

Тысячи станут мириадами

Моше видел своим духовным зрением, что Тора станет «невестой» для каждого в отдельности и для всех вместе, все люди на свете вознесут Тору над всеми своими личными и общественными стремлениями. Тогда придет день, когда тысячи евреев превратятся в мириады, и об этом дне сказал один из последних пророков, пришедших после Моше: «И прильнут в тот день многие народы к Господу, и станут народом Моим» (Зхария 2:15). И посему, когда прекращалось движение Ковчега завета, говорил Моше: «Вернись, Господь, [на] мириады тысяч Израиля».

...Нам представляется, что (...) речь идет о мириадах сынов Израиля, которые произойдут от тысяч; ибо каждая тысяча станет мириадами благодаря множеству сыновей и присоединившихся к ним.

Если наше понимание не ошибочно, то в этих двух стихах — краткое изложение истории народа Израиля и всего человечества, начало которому было положено Божественной миссией Моше27.

Посмотри на гера: этот человек пришел в простоте веры сердечной, чтобы жить в твоей стране, в твоем городе, в твоем кругу, с надеждой и уверенностью в том, что найдет людей, которые будут считать его своим и предоставят ему возможность жить вместе с ними, что он будет полноправным членом общества. Однако у гера нет никакого документа, подтверждающего его честность, кроме человеческого лица; у него нет другого ходатая, могущего ввести в твое общество, кроме Всевышнего. Тот, Кто привел его к тебе в качестве Своего «сына», говорит тебе: «Ведь этот гер — такой же человек, как и ты, он желает действовать, он хочет работать подобно тебе; посему ты обязан предоставить ему это право».

Ведь Всевышний скажет тебе: «Как гер — так и коренной гражданин страны, — геры — Мои дети, а страна — как твоя, так и его родина. Как тебя — так и его призвал Я укорениться в человечности. Посему не смей посягать на его права, не порти ему радости жизни, не используй его слабость в недостойных целях. Проявляя «любовь к герам», покажи ему, что знаешь, каково у него на душе. Обращайся с ним ласково и приближай к себе. Тем самым ты докажешь, что действительно считаешь эту землю Божественной Землей, а людей — сынами Всевышнего».

...Против него так же, как против тебя, будут замышлять козни; ему так же, как и тебе, будут портить и отравлять жизнь; в странах твоего рассеяния тебя также будут считать пришельцем и ничтожеством. Но ты будь настоящим человеком, будь истинным сыном народа Израиля! Не дай Бог тебе замыслить недоброе против гера — ведь ты знаешь, что Всевышний впервые явился тебе, чтобы встать одесную тебя, чтобы быть защитником и оплотом «геров» против гордыни и жестокости сынов Хама. Египтяне притесняли, и угнетали тебя, и поднялись, чтобы уничтожить тебя. Вот тогда открылся тебе Бог во всей славе Своей и во всем могуществе Своем, чтобы быть защитником и оплотом против жестокости и воинственности. Потому покажи и докажи явным образом, что ты — сын народа Израиля, что ты любишь, ценишь и уважаешь «гера»28.

Достоинство человека и гражданина, права человека и гражданина не зависят от его родословной, места рождения, степени обеспеченности и вообще от чего бы то ни было внешнего и случайного, не связанного с его человеческой сущностью. Они зависят единственно от духовной и нравственной ценности человека. И основание этого — «ибо герами были вы в стране Египетской» — защищает общее положение от любых посягательств...

Все ваши несчастья в Египте проистекали от того, что вы были там «герами», и поэтому, как принято было считать среди народов, не имели прав ни на землю, ни на родину, ни на существование, и по этой причине каждый мог делать с вами все, что захочет. Как геры вы были лишены в Египте самых элементарных прав, и это было первопричиной вашего порабощения и тех мучений, которые вам причиняли. Посему остерегайтесь (это предупреждение!) выводить права человека в вашей стране из оснований, несовместимых с принципами чистой человечности, живущей в сердце каждого человека только потому, что он — человек. Любая дискриминация человеческих прав открывает ворота для произвола и глумления над человеком, это — корень всей мерзости египетской29.

Суть любви, которую испытывают к геру, в том, что в ней раскрывается «Я — Господь, Бог ваш». Это ради Него вы в братской любви принимаете к себе всех, кого называют «сынами Всевышнего». Уважение к геру, любовь к геру — это критерий вашей богобоязненности и вашей любви к Всевышнему30.

Хорев

Рав Шимшон-Рафаэль ГИРШ

(Книга II. Брак и законы о герах)

Нам строго запрещается обращаться к сердцу нееврея и уговаривать его принять еврейскую религию и даже проявлять малейшую заинтересованность в этом. Наоборот, если какой-нибудь нееврей по собственной инициативе, побуждаемый собственным желанием, захочет войти в Завет иудаизма, мы обязаны отсоветовать ему делать это. Мы должны разъяснить ему, что, если он, в своем настоящем положении, будет исполнять семь заповедей, он будет считаться праведником и благочестивым неевреем — так зачем же ему взваливать на себя тяжелое бремя Торы и новых заповедей, исполнять которые он вовсе не обязан, поскольку родился в своем народе? Что долг народа, к которому он надумал присоединиться, состоит в том, чтобы самоотверженно, вплоть до самопожертвования, выносить многочисленные беды и несчастья, подстерегающие его на жизненном пути, полном большей частью печалей и горя; что достижение высших уровней духа и богатство духовной жизни — единственная цель Израиля.

Зоркий глаз

Рав Шломо ВОЛЬВА

Разве ты не знаешь, что сыны Израиля в наше время в печали и угнетении?..

Раши пишет: «И не стою я того, чтобы разделить с ними их беды, и дай Бог, чтобы я заслужил это...» Такова участь всего Израиля в эпоху изгнания — терпеть бедствия, но как раз в том^го и проявляется величие святого народа, что, несмотря на беды, дух его остается крепким. Только тот, кто познает это величие, сможет стать праведным гером. И невозможно убежать от этой реальности- каждый раз, когда сыны Израиля собираются в такое место, которое кажется им надежно защищенным от мук изгнания, те гонятся за ними и настигают их... Сказал рав Бардла, сын Тавьоми: «Тот, от которого Всевышний не отвернулся, — не из них, тот, которого не коснулся приговор «и будет отдан на растерзание» — не из них» (Хагига 5а). Но мы должны знать: величие народа Израиля в том, что он терпит муки и, несмотря на это, с высшим героизмом, не зная страха, несет свою Тору. Нельзя презирать испытание изгнанием и отвергать его! Он, Благословенный, узрит нашу бедность и вступится за нас и спасет нас вскоре ради Своего благословенного Имени.

Светочи жизни

Рав Хаим-Эфраим ЗАЙЧИК 

Следует прочувствовать упомянутую Раши идею, о которой он пишет: «И говорят ему [геру] о грехе того, кто скажет, будто бедняки, обирающие участок «пеа», оставленный в поле, — грабители, и поэтому должно подняться, чтобы убить их согласно законам потомков Ноаха, которым запрещен грабеж».

На первый взгляд это кажется несколько странным. Ведь если уж мы принимаем этого нееврея в лоно Торы Израиля, значит, он наверняка убежден полностью, и мысль его, прошедшая очищение в плавильном тигле, чиста, глубока и свободна от всех лживых и ошибочных мнений и предположений и исходит из истинных первооснов и категорий. Зачем же нам еще раз предостерегать его, преподавать ему главу из законов о «дарах беднякам», чтобы он, не дай Бог, не оступился и не совершил убийства? Но дело в том, что мы поступаем так согласно принципу, гласящему, что человеку свойственно легко забывать о своем духовном уровне, что пламень святости, охватывающий иногда человека, нередко быстро развеивается и исчезает бесследно, и потому Менору, которая светит в душе человека, постоянно следует очищать и зажигать вновь.

Учение о душе

После этого говорят ему о «дарах беднякам» — о том, что такое лекет, шихха, пеа и т.д. Отсюда следует, что человек может быть готов поднять тяжесть гор и холмов, выносить позор голода и мучения, презрение, преследования и притеснения, при этом освящать и отшлифовывать свой страдающий дух и дойти до высших степеней духовного познания — но не устоять в испытании спокойствием, изобилием и изнеженностью, которое тяжелей семикратно! И в тот час, когда он собирает урожай со своего поля и радуется своей прибыли, — в этом положении ему чрезвычайно трудно поступиться какой-то частью достояния в пользу другого человека.

Знаете, почему именно тогда необходимо особое побуждение и ободрение? Потому что покой и лень забирают у человека тот мощный духовный свет, который проявляется в нем во всей своей яркости в момент войны и чрезвычайного положения.

А я-молюсь...

И сообщают ему о наказаниях за неисполнение заповедей... На первый взгляд непонятен порядок того, что говорят нееврею, пришедшему пройти гиюр. Ведь с точки зрения здравого смысла следовало бы вести его от легкого к трудному и прежде всего выяснить, каково отношение его к самым простым заповедям, а затем, если он их примет, показывать ему все более и более трудные — вплоть до таких, ради которых надлежит пожертвовать жизнью... А здесь, после того как он уже выразил свое согласие и свою готовность вытерпеть страшные муки, снова проверяют его на легких заповедях, таких, как лекет, шихха и пеа? Неужели готовность оставить немного несжатых колосьев на поле в большей степени свидетельствует о его ценности для еврейства, о значении его личности и о том, что такой человек достоин пройти гиюр?!

Однако поистине познали наши благословенной памяти учителя духом святости и своим несравненным умом самые глубины человеческой души, самые глухие уголки человеческого сердца. Знали они, что на краткий час человек может быть готов возвыситься до высших степеней душевного героизма, пожертвовать своей жизнью за освящение Божьего Имени и погибнуть смертью праведника, однако не так легко проявлять самоотверженность изо дня в день, не придавать слишком большого значения своему достоянию и отказываться в пользу другого человека от того, к чему привязана его душа и его сердце, раз за разом, изо дня в день. «Исполнение таких простых заповедей, которые человек готов преступить, не заметив их, — это постоянное упражнение,

требующее непрерывных усилий, ежедневного очищения сердца от побуждений схитрить и обмануть, — вот оно, истинное самопожертвование, семикратно более высокое, нежели готовность пожертвовать своей жизнью!»

Принятие на себя заповедей после очищения в микве

После того как он выздоровел после совершения обрезания, он сразу же проходит очищение, окунаясь в микве. Два раввина присутствуют при этом и сообщают ему некоторые из простых и некоторые из трудных заповедей. Как только он выходит из воды — он еврей в полном смысле этого слова.

(Йевамот 476)

Светочи жизни

Он сразу же проходит очищение, окунаясь в микве. Два раввина присутствуют при этом и сообщают ему некоторые из простых и некоторые из трудных заповедей. Окунулся и вышел из воды — он еврей в полном смысле этого слова. И так пишет Раши: «Теперь, совершая очищение в микве, он становится настоящим гером — поэтому во время погружения в воды микве он должен принять на себя бремя исполнения заповедей».

На первый взгляд кажется, что в этом есть лишние повторения. Ведь в самом начале, когда он пришел, чтобы укрыться под сенью народа Израиля, ему уже сообщили некоторые из заповедей — зачем же теперь, когда он погружается в микве, двум раввинам снова учить его? Ему уже объяснили весь объем ответственности, которую он собирается принять на себя, — зачем же именно теперь, когда он выходит из вод микве, опять повторять это и снова проверять твердость его решения?

Однако из нашего разъяснения следует, что все величие, вся духовная высота праведного и поистине нравственного человека проявляется в том, что он умеет постоянно сохранять свою силу, не допускать ни малейшего расслабления, не терять своих духовных достижений, без устали сохранять духовный подъем и постоянно обновляться.

Очень и очень возможно, что после его торжественных заверений о глубоком и искреннем стремлении отождествить себя с народом Израиля, после погружения в воды микве и официального принятия его в лоно Израиля, в момент удовлетворения его страстного желания, в самый момент достижения вершины, куда рвалась его душа, он почувствует вдруг известное успокоение, охлаждение — а это уже начало движения вниз... «И забудет он первоначальные разъяснения», потому что сердце его — обычное человеческое сердце... Потому-то и установили, что и после очищения в микве необходимо обновить его желание принять на себя бремя заповедей, чтобы они были для него столь же привлекательными, как в момент первоначального побуждения.

Плоды жизни

«И сказал Боаз Рут», — что она прекрасна, имея в виду, что она поступила очень хорошо, не поторопившись прийти «вчера или позавчера». То есть она, отвергнув чуждые побуждения, не приходила к нему до тех пор, пока она не очистит свою душу от воспоминаний о прежних развлечениях, которые еще шевелились в ней, пока она не очистит душу свою и тело свое, чтобы принять еврейство во всем его Божественном благородстве, во всей его изысканности. Поэтому она не проявила ни малейшего нетерпения, но спокойно, обдуманно ждала того момента, когда сможет достичь абсолютной чистоты.

Но она и не опоздала — то есть, ощутив полноту очищения, не пропустила того мига, который создал в ней промежуточное состояние пустоты и готовности принять новое, не допустила, чтобы возникла «чуждая форма», которая помешала бы принять предназначенную ей истинную высшую форму.

Нет, она ничего не убавила и не прибавила, не потеряла и не добавила лишнего, но знала, когда наступит тот высший небесный миг и она приобретет свою новую форму.

Чудесный советник

Рав Элиэзер ПАПУ 

Мы — геры

Сказано: «Пришельцы мы на земле», — и сказано еще: «Ибо пришелец я у Тебя». И это великое правило: человек не должен стремиться к излишествам, напротив — [должен смотреть на себя как на] гостя, останавливающегося на ночлег в пути, и быть довольным всем, что приходит ему в руки. Все стремление его должно быть обращено к Будущему миру, ибо там — его [истинный] дом, и даже когда он занимается делами этого мира, его целью должна оставаться подготовка к достижению «путей [вечной] жизни»: все дела его должны совершаться во имя Небес, и да не добавит он ничего [для себя] к тому, что должен сделать, чтобы исполнить желание Всевышнего.

Каждый человек имеет достаточно сил, чтобы сделаться на земле [подобным] геру — смириться, как [смиряется] душа гера, и не искать величия и чего-то необыкновенного.

И поскольку Тора придает такое значение заповеди о любви к геру, если придет [к нам] rep-праведник, надлежит проявлять к нему безграничное сострадание, одарить его достоянием, найти ему спокойное место, где ему будет хорошо, и успокаивать его добрыми словами — несмотря на подозрение, что он вернется к своей дурной основе. Из-за этого оказавший геру услуги не должен раскаиваться в совершенном и не отказываться от того, чтобы делать добро другим герам, ибо мы должны видеть гера таким, каков он в данную минуту.

Заповедь «любить пришельца» включает обязанность помогать тому, кто странствует с места на место и находится в чужой для него стране, оказывать такому всяческую поддержку, — и вовсе не обязательно геру-праведнику. Особенно важна эта заповедь по отношению к еврею-ашкеназу, странствующему среди евреев-сефардов, или еврею-сефарду, странствующему среди евреев-ашкеназов... Ведь в такой ситуации они не понимают даже языка окружающих и чувствуют чрезвычайное смятение от того, что не в состоянии рассказать о своем страдании и показать, какими достоинствами они обладают.

Есть также знатоки Торы, которые не умеют красиво говорить. Поэтому на их лица всегда надета маска стыда, и не смеют поднять они голову. Таких людей надлежит особенно жалеть, что зачитывается как исполнение великой заповеди. Не следует подражать некоторым невеждам, говорящим, что, мол, пусть сефард идет к сефардам, а ашкеназ — к ашкеназам и что каждый род жалеет того, кто принадлежит к его роду, словно мы — два разных народа, упаси Бог! Стыд и позор нам, сынам Израиля, «единому народу на земле», когда один из нас отделяется от своего брата, ведь «все мы — сыновья одного человека», один у нас Бог и один отец, у всех нас — одна и та же Тора и один и тот же закон — так как же может один из нас изменить своему брату?! А если в разных странах мы разговариваем на разных языках — что с того! Боже упаси нас от разделения из-за того, что один — сефард, а другой — ашкеназ, или из-за того, что мы разговариваем на разных языках! Наоборот: именно благодаря этому возрастает необходимость в сострадании и помощи тем, кто говорит на другом языке, и это связано с выполнением заповеди «любить гера».

О гиюре

Рав Йегуда-Лейб АЛТЕР

(отрывки)

Обрезание — ворота к гиюру

«И явился ему Господь» (Брейшит 18:1). Сказано в мидраше, что после того, как Авраам совершил обрезание самому себе, множество геров пришли к нему, чтобы вступить в тот же союз со Всевышним.

Адам и Hoax родились обрезанными, Аврааму же Всевышний дал заповедь об обрезании. Это было подготовкой к тому, чтобы приводить геров к вере в единого Бога, ибо Авраам в духовном смысле обладал огромной силой, необходимой для совершения обрезания: для того, чтобы снять с глаз человека пелену и открыть ему свет во мраке.

(1898)

Авраам, изгнание и геры

Сказано, что Авраам выбрал себе изгнание. Ибо «рассеял Святой, благословен Он, сынов Израиля среди народов только затем, чтобы присоединились к ним геры» (Псахим 876), то есть для того, чтобы привести все человечество к Торе. Вот в чем состояла задача Авраама: пройти по всем местам, чтобы исправить их и привести к Святости. Ибо «по той дороге, которой человек желает идти, ведут его». Именно это выбрал для себя праотец наш Авраам. Побуждаемый любовью к Богу, он пошел в опасные места, чтобы привести к совершенству все Творение. И учили наши муд-

рецы, что в стихе «Вот родословие неба и земли при сотворении их» (Брейшит 2:4) есть намек на Авраама: слово «беГибарам» («при сотворении их») — из тех же букв, что имя «Авраам». И то же самое относится ко всем поколениям: первое слово Торы — «Брейшит» («в начале») трактуется, как «ради «рейшит» («начала»), то есть Израиля [который так называется в книге пророка ИрмеяГу: «начало урожая Всевышнего»]. Мир сотворен ради того, чтобы сыны Израиля приближали всех людей ко Всевышнему, благословенно Имя Его, и пробуждали в мире силу «рейшит».

(1881)

Ишмаэль — мостик к гиюру

Возможно, что с сынами Ишмаэля [у нас] существует близость большая, чем со всеми остальными народами, и когда они пройдут гиюр, действительно станут с нами одним народом. Даже до того они способны стать посредникам между Израилем и другими народами.

(1890)

Совершенствование языков

Сказано в мидраше, что, когда Всевышний совершил для сынов Израиля чудеса на море, те сказали: «Бог — моя сила и ликование» (Шмот 15:2). Услышала об этом Рахав — пришла и присоединилась к Богу, услышал об этом Итро — пришел и присоединился к Богу. Так и каждое изгнание, в которое отправляются сыны Израиля, имеет своей целью извлечь из народов мира искорки святости. И говорит мидраш, что сыны Израиля, получившие Тору, ответственны за то, чтобы весь мир и все, что есть хорошего в народах мира, привести к совершенству. И если бы не Амалек (да сгинет имя его!) — мы, безусловно, уже исполнили бы эту задачу. Поэтому Итро, который действительно хотел приблизиться, — приблизился. Ибо посредством Торы, которую сыны Израиля разъясняют на семидесяти языках, они совершенствуют все языки мира. «И услышал Итро», — благодаря тому, что сыны Израиля бросили отсвет святости на все языки. Ибо, безусловно, Итро не знал святого языка до того, как стал гером...

(1877)

Насмешник и простак

«И услышал Итро»(...), что благодаря исходу Израиля из Египта открылись ворота для геров и широко разлилась сила Святости... И это дало Итро силу услышать и превозмочь себя, чтобы прийти к святости. Мидраш спрашивает, почему повествование об Итро соседствует в Торе с рассказом о войне с Амалеком, и находит объяснение этому в книге Мишлей (19:25): «Насмешника (то есть Амалека) — побей, и простак (то есть Итро) поумнеет». Потому что, благодаря Исходу, добро, ранее смешанное со злом, отделилось от него, и сыны Израиля выделились из всех народов как Божья святыня. Само собой разумеется, что теперь каждый, в ком есть добрая воля, обращенная к Небесам, благодаря Израилю может приблизиться к Богу, а каждый, кто преднамеренно зол, отдаляется от добра. Так же благодаря сынам Израиля проявилось зло Амалека и добро Итро.

(1884)

Дух чистоты

«Елей разлитый — имя твое, потому-то тебя девушки любят», — (Шир-гаширим 1:3). Благодаря тому, что сыны Израиля наполняют силой Торы и заповедей повседневные дела материального мира, те люди из народов мира, которые жаждут истины, ощущают аромат Святости и переходят в еврейство...

Ибо от множества дел, совершаемых сынами Израиля ради служения Всевышнему, доносится аромат также до народов мира, способных воспринять не внешнюю форму Святости, но только ее аромат. Тем не менее благодаря тому, что мир наполняется этим благоуханием, до всех людей доходит дух чистоты...

(1879)

«Я — Господь, Бог твой» — Бог всех людей

Говорится в мидраше, что, когда сказал Всевышний слова «Я — Господь, Бог твой...», вздрогнуло все человечество: каждый подумал, что Всевышний обращается к нему лично и что Он — Бог всех людей. А когда прозвучало продолжение — «...Который вывел тебя из земли Египетской», — все решили, что Он обращается только к сынам Израиля.

Безусловно истинно то, что слова «Я — Господь, Бог твой» обращены ко всему человечеству. Однако только сынам Израиля дана сила, с помощью которой они распространят высшую власть Всевышнего на всех людей. Это должен знать каждый: каждый обязан принять участие в коронации Всевышнего как Царя над всем миром. Именно об этом сказано: «И будете вы у Меня царством священников» (Шмот 19:6). Хотя Творец, благословен Он, и так Царь всей Вселенной, воля Его — чтобы высшую власть Его именно сыны Израиля распространили на всех, чтобы именно они короновали Его...

(1879)

Благодаря душам, которые они создают, они возвышаются сами

Благодаря тому, что во время Дарования Торы Израиль стал избранным народом, он получил силу привлекать к себе геров. В зависимости от того, кого сыны Израиля возвышают из народов мира, они возвышаются и сами. В этом-то и заключен смысл того, что сначала они сказали «Выполним...», а уж потом — «...и поймем». Благодаря тем душам, которые они создают, в них самих светит свет Торы...

(1903)

Муж-иудей — это тот, кто создает новых иудеев в мире

Каждый еврей подобен Аврааму, который создавал геров. Сказано: «Множество [людей] из народов земли переходили в еврейство, ибо напал на них страх перед Мордехаем» (Эстер 8:17). Подобно тому, как некоторые из деревьев широко рассеивают свои семена, есть праведники, притягивающие новые души к потомству праведников на земле. «Муж-иудей» — это тот, кто создает новых иудеев в мире...

(1898)

Истинный гиюр

«Множество [людей] из народов земли переходили в еврейство, ибо напал на них страх перед Мордехаем» (Эстер 8:17).

На первый взгляд непонятно — почему? Ведь сыны Израиля шли воевать только с теми, кто пытался причинить им зло. Что же за страх напал на людей — такой, что они решили перейти в еврейство?

Можно дать такое объяснение. Речь идет об «амалекитянах» — соратниках злодея Гамана. О тех, кто исхитряется, чтобы не дать народам мира прийти в еврейство и укрыться под крыльями Шхины. И вот потому, что страх перед евреями напал именно на них, — множество геров из народов земли присоединились к Израилю.

(1906)

От геров — к «ясному языку»

Сказано, что «все праздники будут отменены в будущем, кроме Пурима». Это напоминает о пророчестве: «Тогда я превращу речь всех народов в ясный язык, чтобы призвать их всех во Имя Господа и служить Ему сообща» (Цфания 3:9). Именно тогда «множество [людей] из народов земли» перейдут в еврейство. Чудо Пурима — намек на то, что произойдет в будущем.

(1906)

Авраам, отец всех геров

Рав Элиягу АМУЗАГ

(с сокращениями)

Иудаизм вознес нас высоко: Тора обнимает все Творение, все сущее и даже Самого Творца, но она по необходимости ограничивает сама себя. Став человеческим законом, она не утеряла ничего из своей универсальности, поскольку простирается до самых дальних границ, доступных человеческому пониманию.

Вот что сказал Филон Александрийский, сравнивая в своей «Жизни Моше» еврейский закон с законами других народов: «Наши законы — иные. Они побуждают все создания к достойному поведению — и варваров, и эллинов, и жителей суши, и обитателей островов, людей как востока, так и запада, европейцев и азиатов, — короче говоря, всю населенную землю вплоть до самых дальних уголков ее».

Нет сомнения, что Филон рассматривает Тору не только как кодекс законов, предназначенных одним евреям, но как универсальную религию, заключенную в иудаизме, лишь один из аспектов которой — Тора Моше. Исходя из представлений, распространенных в его время в Земле Израиля, Филон полагает, что эта религия — наследие, общее для всего человечества, к которому обязаны прийти все народы. Именно в этом плане он повторяет слова палестинских мудрецов о том, что философия, утверждая монотеизм, тем самым сближается с иудаизмом. «Раби Йоханан сказал: «Мордехай происходит из колена Биньямина — почему же называет его Писание «иудеем»? Потому что он отвергал идолопоклонство, а каждый, отвергающий идолопоклонство, называется «иудеем»28; «Идолопоклонство столь ужасно, что каждый, кто отвергает его, словно признает правоту всей Торы целиком»29.

Универсальный характер Торы открывается нам в форме, абстрагированной от чисто еврейской точки зрения, и мы должны остановиться на этом подробнее.

Прежде всего, следует обратить внимание на двойственный характер Божественного откровения — первичного и обращенного к первому человеку. Стало быть, оно универсально во времени. В книге Брейшит рассказывается, как Бог начал общение с первым человеком, и там есть одна деталь, на которую до сих пор не обращали должного внимания. А именно: требование действовать прозвучало в первом же обращении к первому человеку Творца: «И сотворил Бог человека в образе Своем... и благословил их Бог, и сказал им...»30Это откровение обращено к первому человеку — следовательно, оно универсально в пространстве, ведь от Адама произошло все человечество, предназначенное для того, чтобы заселить всю землю.

Есть ряд преданий, суть их состоит в том, что Адам должен был исполнить миссию, для которой позже был предназначен Израиль. «Достоин был первый человек того, чтобы через него была дана Тора... Достоин был первый человек того, чтобы от него произошли двенадцать колен... »31 Адам был обязан исполнять в саду Эден как предписания, так и запреты Всевышнего. Похоже, что здесь затушевывается различие между Израилем и другими народами ради того, чтобы подчеркнуть: откровение Всевышнего — это удел всех людей, а не только потомков Авраама.

Пример праотца Авраама подтверждает то, что Божественное откровение носило универсальный характер не только в начале, но и на протяжении всей истории человечества. Согласно свидетельству Торы и традиции, Авраам явился к народам в качестве посланца Всевышнего. Тора рассказывает, что, воздвигая жертвенники в тех местах, где он раскидывал свой шатер, Авраам «провозглашал Имя Господа». «И построил там жертвенник Господу, и провозгласил Имя Господа»32. «И [стал] провозглашать там Имя Господа, Бога Вселенной»33, — сказал Рейш Лакиш: «Читай не «[стал] провозглашать», а «[заставил] провозглашать» — это учит нас тому, что Авраам приучил уста всех прохожих произносить Имя Господа»34.

Эти слова Рамбан объясняет так: «Авраам громким голосом провозглашал перед жертвенником Имя Всевышнего, чтобы узнали люди об истинном Божестве. В Уре Халдейском он учил этому людей, однако они не желали его слушать, а теперь, придя в страну, про которую ему было обещано: «Благословлю благословляющих тебя», — он принялся постоянно учить и во всеуслышанье объявлять об истинном Боге». «И [стал] провозглашать там Имя Господа, Бога Вселенной», — это значит, что Авраам стал провозглашать Имя Всевышнего, властвующего над временем; или же, если слово «Вселенная» означает «мир» (как обычно выражаются мудрецы наши), это значит, что Авраам стал преподавать и провозглашать людям тайну Божественного управления всей Вселенной Его Именем, всемогущим и оказывающим воздействие на все; Рамбам же сказал в «Море невухим», что этот эпитет указывает на первичность Бога».

О миссии Авраама как Божественного посланца есть и другие свидетельства, стоящие выше любых философских хитросплетений. Тора рассказывает о том, как Авраам покинул Харан: «И взял Аврам [с собою] (...) также души, созданные ими в Харане»35, — что, согласно комментарию мудрецов наших, обозначает всех геров, которых Авраам и Сара привели к вере в единого Б-га за то время, что жили в Харане: «Если соберутся все обитатели мира, чтобы создать только одного комара, — не смогут этого сделать. [Что же означает здесь слово «созданные»?] — Это геры, которых привели к вере в единого Б-га Авраам и Сара... Сказал раби Гуна: «Авраам делал герами мужчин, а Сара — женщин». Что же означают слова «созданные ими в Харане»? То, что Авраам, праотец наш, приводил их в свой дом, кормил их, поил и выказывал им свою любовь, совершал им гиюр и приводил их под крылья Шхины. Из этого следует, что тому, кто приведет под крылья Шхины одного человека, это засчитается, как если бы он сотворил, сформировал и развил его»36.

А в другом месте книги Брейшит Всевышний говорит [царю филистимлян] Авимелеху: «Сейчас же возврати жену ее мужу, ибо он пророк, помолится о тебе — и ты [останешься] жить»37. Авраам, следовательно, был известен как пророк даже идолопоклонникам. Больше того: он мог быть пророком только для них. Кому еще мог он проповедовать, если не идолопоклонникам? Такова была тогда миссия пророка. (...)

Известно, что Всевышний переменил его имя «Аврам» на «Авраам»: «И не будешь ты более зваться именем Аврам — Авраам будет имя твое, ибо отцом многих народов делаю Я тебя»38 (...)

В чем же суть того «отцовства», которое было обещано Аврааму? Рамбам сказал39, что Авраам распространил среди народов истинную веру, что все нации в будущем станут под знамя религии Авраама, духовно войдут в его семью и станут его приемными детьми. Мудрецы наши понимали эти слова так же: по их мнению, гер, приносящий первинки своего урожая в Храм, говорит то же самое, что любой сын Израиля: «Взгляни же из Твоей святой обители, с небес, и благослови народ Твой, Израиль, и землю, которую дал нам, как [о том] поклялся Отцам нашим, — страну, [земля которой] сочится молоком и медом»40. Он называет Авраама «своим отцом», ибо Всевышний назвал Авраама «отцом многих народов», или, как говорит Талмуд Йерушалми41, «всех народов»: «Почему гер приходит [в Храм с первинками урожая] и читает [соответствующий отрывок из Торы]? Потому что говорит Писание (Брейшит, 17:5): «Ибо отцом многих народов делаю Я тебя» — в прошлом ты был отцом [только] Арама, с этого момента и далее — [ты отец] всех народов». (...)

Псалом 110 может служить комментарием, разъясняющим миссию Авраама. Он начинается так: «Речет Господь моему господину: «Сядь одесную Меня»42. Известно истолкование, которое дали этим словам христианские комментаторы. Другие видят в этом прославление монархии Давида. Однако в этой главе есть стих, который не поддается толкованию ни в одном из этих планов: «Поклялся Господь и не изменит [того]: ты — священнослужитель навеки — как сказал [о том] Малки-Цедек»43.

Разве имя, появляющееся в конце стиха, — не откровение в самом буквальном смысле? В отождествлении Давида с Малки-Цедеком или возникновении идеи священнослужения нет никакой проблемы. Царь Давид не мог присвоить себе титул «господина», в то время как это выглядит совершенно естественным в контексте речи, обращенной к Аврааму. Что же касается Малки-Цедека, то он — тот самый «царь Шалема», который приблизился к иудаизму стараниями Авраама. Титулом «коген», «священнослужитель», упоминающимся в этой главе Тегилим, Писание также именует царя. Это качество по справедливости относится в Аврааму. Священнослужение, которое до избрания Израиля совершалось идолопоклонниками, перешло к патриарху, первому еврею, когда Всевышний сделал его родоначальником того народа, на который было возложено предназначение это служение исполнять. Разве не следует из того факта, что Авраам был назначен «когеном», что с этим титулом также связана функция и предназначение преподавать истинную веру и приводить к ней язычников?

Миссия Авраама в среде идолопоклонников намекает на гиюр, инициатива которого исходит от евреев. И действительно, такой гиюр производился в различные периоды еврейской истории, что служит доказательством универсального характера, который видели евреи в своей Торе.

Достаточно привести только одну цитату из пророка Зхарии: «Так сказал Господь Воинств: В те дни, когда десять человек ухватятся за полу одежды иудея, говоря: «Мы пойдем вместе с вами, ибо прослышали мы, что с вами Бог»44.

Следовательно, вера Израиля предназначена для всех народов, и его первый патриарх, его первый посланец, распростер ее крылья над ними.

Примечания

[1] Иуда Бен Шауль-ибн-Тивон (ок 1120-1190) автор классического перевода книги Кузари на иврит.

[2] Здесь имеется ввиду любое верование, не обязательно религиозное.

[3] Так как Кузари в своем сне видит выражение по отношению к нему Б-жественной воли, филосов начинает с отрицания возможности желания у Б-га.

[4] Иов 31:32.

[5] Бава Мециа 596.

[6] Мишлей 27:9.

[7] Там же, 27:8.

[8] Брейшит 23:4.

[9] Там же, 26:3.

[10] Там же, 37:1

[11] Тегилим 119:19.

[12] Йевамот47а.

[13] Танхума, Лех леха, 6.

[14] Шабат 151б.

[15] Танхума, Ваякгель 9.

[16] Дварим 13:18.

[17] Бава Кама38а.

[18] Дварим 33:4.

[19] Ваикра 18:5.

[20] Дварим 26:19.

[21] Цфания 3:9.

[22] Гошеа 2:25.

[23] Псахим 87а.

[24] Ирмеягу 2:3.

[25] Гирш, Комментарий к Торе, Брейшит 17:5.

[26] Там же, 17:2.

[27] Там же, Бемидбар 10:15.

[28] Мегила 13а.

[29] Кидушин 40а.

[30] Брейшит 1:27-28.

[31] Брейшит Раба 24:5.

[32] Брейшит 12:8.

[33] Там же, 21:33.

[34] Сота 10:а-б.

[35] Брейшит 12:5.

[36] Шир-гаширим Раба 1:22.

[37] Брейшит 20:7.

[38] Там же, 17:5.

[39] Законы об идолопоклонстве 1:3.

[40] Дварим 26:15.

[41] Бикурим 1:4.

[42] Тегилим 110:1.

[43] Там же, 110:4.

[44] Зхария 23:8