Ноябрь 2017 / Кислев 5778

"И будешь есть, и насыщаться - и благослови..."

"И будешь есть, и насыщаться - и благослови..."

ТРАПЕЗА, ОБРАМЛЕННАЯ СВЯТОСТЬЮ

Принимая пищу, человек обязан дважды омыть руки водою: первый раз перед трапезой, а второй — после нее. Первое омовение рук мудрецы наши назвали "первые воды", а второе — "последние воды". Если бы мы получили эти заповеди единственно лишь ради чистоты наших рук и нашей пищи, этого было бы с нас достаточно: чтобы не были мы похожи на зверей, разрывающих пищу грязными лапами и проглатывающих ее вместе с грязью... И чтобы мы не вставали из-за стола с руками, к которым прилипли остатки пищи, и не пачкали бы ими все, к чему прикоснемся. Впрочем, эти заповеди — как и все заповеди, данные нам Всевышним — не только ради очищения нашего тела даны, но также и ради очищения души нашей, и ради святости духа человеческого, "возносящегося ввысь". Знай же, что человек обязан сделать свои руки чистыми перед их омовением, и омывает он уже чистые руки!

Кроме смысла этой заповеди и многочисленных ее обоснований, есть еще прекрасный намек о том, что представляет собой омовение рук. Когда еврей, собираясь сесть за стол и принять пищу, моет чистые руки и приподнимает их кверху при этом, он словно свидетельствует о себе: все мои дела, вся работа, которую делали руки мои ради этой трапезы, чисты, нет в них ни грабежа, ни мошенничества; я не иду есть руками, запачканными грабительством и разбоем, руками скупыми — я не отворачивался от бедного, но кормил его своим хлебом; чисты мои руки еще раньше, чем я собираюсь есть, — моим трудом, трудом моих рук я кормлюсь! И не в одиночестве ем я свой хлеб: бедняк и нищий сидят со мною вместе за моим столом или едят за своим столом то, что куплено на мои деньги!

Чистота рук человека не появляется сама собой: сколько испытаний нужно преодолеть, сколько раз укрощать свой йецер гара и освящать свою душу, пока руки его не станут совершенно чистыми, а дела достойными того, чтобы спокойно пользоваться их плодами, плодами чистого труда!

Кончил свою трапезу, убрал со стола — теперь обрати внимание на то, чтобы не дать полному желудку заслонить от тебя страдание тех, кто голоден; пусть твоя ублаготворенная плоть не приведет тебя к сытому высокомерию и строптивости. "И разжирел Йешурун [т.е. еврейский народ] и стал бунтовать", — так написано в Торе, и каждому из нас угрожает опасность поскользнуться на этой ступеньке, не выдержать этого испытания. Потому что даже если сама трапеза проходит в чистоте и святости, последствия ее могут привести к духовному ожирению, бесчувственности и жестокости, высокомерию и преданности одним только чувственным интересам тела. Все это — нечистое и срамное - скрывается в сердце человека, и порождается сытым брюхом. Поэтому вторая заповедь — вторичное омовение рук после еды — напоминает человеку, что и сейчас он нуждается в очищении от скверны и нечистоты, которая может возникнуть от еды — как бы чиста и свята она ни была.

Первое омовение рук требует определенного количества воды. Для второго омовения рук количество воды не регламентировано. Первое — должно напомнить человеку, что он обязан постоянно заботиться о чистоте, прилагать все силы и старания, чтобы пища его была чистой и, -если он не использует отпущенные ему возможности в должной мере, чистоты он не достигает. Второе же омовение рук должно напомнить человеку, что после всех своих стараний и трудов он все еще нуждается в небесном милосердии в той чистоте, что дается свыше, чтобы не оказаться запачканным всеми своими делами, которые он творит даже с полным на то правом. После всех своих трудов и стараний человек должен еще устремить свои глаза и сердце к Небесам в молитве: "Чистое сердце сотвори мне, Всесильный!" "Последние воды" - это намек на те всеочищающие воды, что нисходят с такой высоты, которая для человека недостижима, даются ему как подарок с Небес. Эта высшая чистота нисходит на человека после того, как он направляет сердце свое к Небесам, даже если то, что он делает, нечто совсем маленькое. Человек немного освящает себя здесь, снизу — и намного больше освящают его свыше. Поэтому для второго омовения не регламентируется количество воды: много или мало — это неважно, но главное, чтобы сердце было обращено к Небесам.

ОБ ОМОВЕНИИ РУК

1. Человек обязан омывать руки только тогда, когда он собирается есть хлеб, над которым благословляют: "... Выводящий хлеб из земли".

2. Кружка, из которой льют воду на руки, должна быть целой: без дырок в стенках или в дне, и без зазубрин на верхнем крае.

3. Кружка должна быть предназначена для воды или других жидкостей и вмещать в себя по меньшей мере ревипт (около 120 г; согласно другой точке зрения, ревиит равняется 86 г).

4. Перед омовением следует снять с пальцев кольца и удалить все, что представляется грязью.

5. Вода для омовения должна быть чистой; вода, прежде использованная для какой-либо работы или выглядящая так, что собака не станет ее пить, не годится для омовения рук.

6. Омовение должно производиться силой человека; если человек просто подставляет руки под поток льющейся воды, это не считается настоящим омовением. Исключение составляет тот случай, когда человек собственноручно открывает кран, достаточно большой, чтобы за один раз на руку вылилось не менее чем ревиит воды, и снова закрывает его, чтобы в следующий раз вода опять достигла руки благодаря применению силы самого человека. Поэтому, если кран мал, такой способ омовения неприемлем.

7. Можно окунуть руки в реку, в воды источника или в микву и после этого есть хлеб.

8. Минимальное количество воды, годное для омовения рук (ревиит), должно за один раз облить всю кисть руки от кончиков пальцев до запястья. После первого омовения следует еще раз облить руку, чтобы смыть остатки первой воды, задержавшиеся на ней (причем здесь воды может быть меньше, чем ревиит). Затем то же самое делают со второй рукой. Существует также обычай обливать каждую руку три раза.

9. Уже омытая и еще влажная рука не должна касаться еще не смытой руки. Точно так же следует остерегаться того, чтобы вымытые и еще влажные руки не коснулись невымытых рук другого человека. Если же это все-таки произошло, следует насухо вытереть руки и омыть их снова.

10. После того, как обе руки омыты по крайней мере два раза, следует слегка потереть их одну о другую, а затем произнести благословение (хорошо, если пальцы в это время слегка приподняты вверх, до уровня головы) : "Благословен Ты, Б-г наш Всесильный, Царь мира, Который освятил нас Своими заповедями и повелел нам омывать руки". После этого руки насухо вытирают и приступают к еде.

11. Если у человека на руке рана, на которой находится пластырь или повязка, следует омыть всю руку, кроме места раны.

12. Между омовением рук и благословением на хлеб не должно быть никакого перерыва, после омовения сразу же произносят благословение на хлеб.

13. Первые постановления об омовении рук были приняты царем Шломо и его высшим судом, и каждый, кто пренебрегает омовением «рук, заслуживает того, чтобы все прекратили общение с ним; он неизбежно нищает, и исчезает бесследно из мира; тот же, кто тщателен в исполнении этой заповеди и омывает руки щедро, не ограничиваясь только предписанным минимумом, обязательно богатеет.

О ПОВЕДЕНИИ ЗА СТОЛОМ

Не следует откусывать от куска хлеба и передавать его дальше соседу, потому что не все относятся к этому одинаково просто. Не следует также отпивать из стакана и передавать его дальше соседу, потому что это может вызвать опасность для жизни человека. Случилось, что раби Акива и Бен-Азай находились в одной гостинице. Принес хозяин стакан, попробовал из него и протянул раби Акиве. Сказал ему раби Акива: "Пей сам". Снова принес хозяин стакан, попробовал из него и протянул раби Акиве. Сновка сказал ему раби Акива: "Пей сам". Тогда обратился Ёен-Азай к этому человеку: "До каких пор ты будешь предлагать раби Акиве початые стаканы?!" (Дерех эрец, 9).

Нельзя к пище относиться пренебрежительно и перебрасывать ее с места на место. Не следует садится на корзины с фруктами, финиками, инжиром и т.п. Нельзя использовать продукты в качестве подпорки или покрывала (Софрим,3).

Как-то раз случилось, что раби Акива был в гостях у одного человека. Взял хозяин ломоть хлеба и подпер им горшок. Схватил этот хлеб раби Акива и съел его. Сказал ему тот: "Раби, разве нет другого хлеба для еды, кроме этого куска, которым я подпер горшок?" Ответил раби Акива: "Мне казалось, что ты чувствителен даже к тепловатой воде [то есть, быстро понимаешь намек], а сейчас ты даже кипятка не чувствуешь" (Дерех эрец, 9).

Сказал раби Йоханан: "Не беседуют за едой: вдруг кусок попадет не в то горло, и жизнь человека подвергнется опасности" (Таанит, 56).