Ноябрь 2017 / Кислев 5778

"Кто найдет идеальную жену..."

"Кто найдет идеальную жену..."

ВСЕ САМОЕ ЛУЧШЕЕ - ОТ ЖЕНЩИНЫ

"Кто эта, восходящая из пустыни, ластящаяся к возлюбленному своему? Под яблоней я тебя пробудила, там мучилась твоя мать, рожала, там мучилась твоя мать, родила тебя". О ком говорит царь Шломо в этом стихе из "Песни Песней"? О тех женщинах-праведницах, благодаря которым наши предки освободились из Египта. Когда они, отчаявшись когда-либо освободиться от рабства, стали избегать близости со своими женами (к чему рожать сыновей - для рабского гнета и нищеты?), их жены, находясь в той же нищете, под тем же гнетом, не отчаивались, а принялись всячески ободрять их и вдохновлять их надеждой, и ластиться к ним, и побуждать к исполнению заповеди. Благодаря этим женам в Египте родилось новое поколение, поколение Освобождения. "Под яблоней я тебя пробудила, там мучилась твоя мать, рожала..." (Шир гаширим, 8:5). Почему "под яблоней"? Все деревья сначала выпускают листья, которые укрывают и защищают плоды, а потом уже сами плоды, а яблоня сначала покрывает себя плодами, а потом лишь выпускает листья. Так же вели себя и жены-праведницы в Египте. Они сказали: "Пусть нет сейчас защитника и спасителя для наших детей, рождающихся сегодня, мы все-таки рожаем их и будем рожать, в конце концов появится тот, кто защитит их и спасет!"

Не только в Египте, но и в каждом поколении, каждодневно и ежечасно, когда слабеет надежда и одолевает отчаяние, так поступает хорошая жена: она обращается к сердцу своего мужа, ободряет его и утешает в минуту беды, облегчает и услаждает его жизнь, и наполняет его новой надеждой и ожиданием избавления — и избавление непременно приходит!

В книге "Светящая менора" говорится:

Человек, которому Всевышний уготовил хорошую жену, никогда не будет ни в чем испытывать недостатка, даже если он бедняк. Ибо сказано: "Уверено в ней сердце ее супруга, в добре убытка не будет", и еще сказано: "Кто найдет идеальную жену — куда драгоценней жемчужин". Другое толкование: "Уверено в ней сердце ее супруга, в добре убытка не будет"- это значит, что если жена станет идеальной и все, что она предпримет, будет делать разумно и по правде, тогда будет "уверено в ней сердце ее супруга", и он полюбит ее, и "в добре убытка не будет", потому что Всевышний уготовит им богатство и славу. А если, не дай Б-г, дело обстоит наоборот, и они ненавидят друг друга, то об этом говорится: "Их сердца врозь — теперь виноваты!". Счастлив тот, кто удостоился иметь идеальную жену! Ибо ради нее все будут ему воздавать честь и славу, словно она возложила ему на голову корону, и так говорится: "Идеальная жена — венец своего супруга".

Нет ничего более тягостного для супругов, чем отсутствие детей. Никакие блага в мире не могут заменить им детей. Супруги, которым Всевышний не дает детей, ощущают, что дни их проходят, а опоры и поддержки у них нет. Поэтому все их мечты, все стремления посвящены одному: иметь потомство.

Но есть надежда: они могут удостоиться помощи свыше, даже совершенно сверхъестественным образом, и получить столь желанную радость — иметь детей. Ради каких заслуг? Ради той большой любви, которой они любят друг друга, в особенности благодаря любви женщины. Вот что рассказывают наши мудрецы:

Жила-была одна женщина, которая десять лет уже была замужем и все еще не родила. Пришли супруги к раби Шимону бар Йохаю, чтобы получить развод как полагается по закону Торы. Сказал он им: "Клянусь вам, что точно так же, как во время вашей свадьбы был пир, так же и при вашем разводе должен быть пир!" Вернулись они домой, сделали себе праздник, устроили пир, и напоила она мужа своего допьяна. Тогда он сказал ей: "Милая моя, смотри: вот все, что есть драгоценного в моем доме — бери, что хочешь, и возвращайся в дом отца твоего". Что она сделала? Когда он заснул, она приказала своим рабам поднять его вместе с кроватью и отнести в дом ее отца. В полночь он слегка протрезвился, проснулся и спросил: "Милая моя, куда это я попал?" Ответила она ему: "Ты в доме отца моего". — "Что мне тут делать?" — "А разве ты сам не сказал мне вечером: Все, что есть драгоценного в моем доме — бери, что хочешь, и возвращайся в дом отца твоего? Нет у меня ничего драгоценней тебя!" Пошли они снова к раби

Шимону бар Йохаю, он встал и помолился за них, и у них родились дети (Шир гаширим раба,1).

Если бы раби Шимон молился за них раньше, чем произошла эта история, неизвестно, была бы услышана его молитва. Но после всего, что произошло, сомнение исчезло, и молитва его была бы принята. Потому что теперь раби Шимон мог сказать: "Владыка мира, Ты создал Свой мир любовью и милосердием — смотри же, сколь велика любовь этой женщины к ее мужу, любовь, которая чиста и бескорыстна! Ты, Который любишь все Свои создания, неужели Ты не сжалишься над этими Твоими созданиями? Владыка мира, если Ты не осчастливишь детьми этих любящих, то посеешь раздор и раскол там, где сейчас царит единство, а если дашь им детей — любовь их станет любовью вечной!"

С того самого дня, когда Всевышний сотворил мир. Свой, ни один человек не удостоился звания Отца, родоначальника поколений вплоть до скончания мира, пока не пришли Отцы мира — АвраГам, Ицхак и Яаков. АвраГам назван "Отцом множества народов", он и Ицхак, сын его, и Яаков, внук его, удостоились звания Отцов всех их потомков до самого скончания мира. Может быть, вы подумаете, что точно так же обстоит дело и с женщинами: что ни одна из них не удостоилась высокого звания праматери мира, пока не пришли Сара, Ривка, Рахель и Леа? Нет! Их уже опередила Хава, названная "матерью всего живого". Хава удостоилась великолепного венца называться Матерью всех своих потомков до скончания мира, а Первый человек, Адам, этого венца не удостоился. Про него не сказано, что он — "Отец всего живого", он называется просто Человек, "Адам", или - Первый человек. А про Хаву сказано "Мать всего живого"! Почему это так? Потому что влияние матери на потомство гораздо сильнее и заметнее, чем влияние отца, которое перестает ощущаться спустя несколько поколений. Слава матерей всегда шла впереди славы отцов, поэтому Тора должна была сказать о почитании отца ранее, чем о почитании матери, чтобы уважение к обоим родителям было равным.

"Одним-единственным был Аврагам", когда он спас сначала себя, а затем и весь мир от служения идолам и вернул миру его истинного Творца, пока не открылся ему Всевышний, и он стал Б-жьим пророком и наставником как своего поколения, так и всех грядущих. Есть ли что-либо более высокое, достижимое для смертного, чем дар пророчества, общения с самим Б-гом? В этом отношении Сара, Мать наша, была выше Аврагама. Сам Всевышний сказал Аврагаму: "Во всем, что скажет тебе Сара, слушайся ее". После смерти Сары в ее шатер пришла Ривка, как сказано: "И ввел ее Ицхак в шатер Сары, матери его". Все добрые качества, которыми отличалась Сара, были и у Ривки, и потому-то она удостоилась того, чтобы жить в ее шатре. И вот что сказали мудрецы наши о Ривке:

Все дни, пока жила Сара, у входа в шатер стоял облачный столп [признак присутствия Шхины], как только скончалась, -г- исчез; как только пришла Ривка — вернулся облачный столп. Все дни, пока жила Сара, двери [шатра, в котором жил Аврагам] были открыты настеж [в знак доброты и гостеприимства], как только скончалась, закрылись двери; как только пришла Ривка, снова двери открылись настеж. Все дни, пока жила Сара, на тесте, что она замешивала, почило благословение, как только скончалась, ушло благословение; как только пришла Ривка — снова вернулось. Все дни, пока жила Сара, светильник горел с одного кануна субботы до другого кануна субботы [в знак домашнего мира: свет мира, обновляемый в канун субботы, светил всю неделю], как только скончалась, перестал гореть светильник; как только пришла Ривка, снова стал светильник гореть с одного кануна субботы до другого кануна субботы (Брейшит раба,60).

Пока не родился тот, кто должен был спасти евреев из Египта, они пребывали в отчаянии. Даже Амрам, отец Моше, духовный вождь поколения, не нашел утешения ни для своего народа, ни для самого себя, и расстался со своей женой Йохевед, чтобы не рожать сыновей для порабощения и новых бедствий. А когда все увидели, что Амрам расстался с женой, окончательно отчаялись и сделали то же самое. Пришла Мирьям, дочь Амрама, и сказала ему: "То, что ты делаешь, страшнее, чем то, что делает фараон: он убивает только мальчиков (приказывая бросать их в Нил), а ты — и девочек тоже!" Амрам вернулся и снова взял Йохевед в жены, и родила она Моше, будущего спасителя Израиля. Тогда и остальные евреи вернулись к своим женам и расплодились, размножились и породили поколение Освобождения. А когда Моше снова попал в беду (его положили в ящик из папируса и опустили в Нил), опять же Мирьям стояла и наблюдала за ним, готовая прийти на помощь, и она действительно снова спасла его! Следовательно, спасение всего Израиля началось только благодаря Мирьям.

Когда евреи согрешили, сделав золотого тельца, женщины в этом не участвовали, и их золотые украшения, которые пошли на изготовление идола, мужья отобрали у них силой. Потому что вера, таящаяся в сердцах женщин, более великая, чем вера мужчин.

Когда же после этого снова согрешили евреи, послушав вернувшихся из Земли Ханаанской лазутчиков, которые сказали неправду об этой стране, женщины снова в этом не участвовали. Про мужчин говорит Тора: "...И презрели землю желанную", о женщинах же свидетельствуют мудрецы всех поколений, что Обетованная земля была им дорога и желанна, и дочери Цлофхада были первыми, кто выразили это чувство, горя нетерпением получить свой удел в Стране Израиля. Суровый приговор Всевышнего выходцам из Египта - "в пустыне этой... умрут" - не касался женщин. В том поколении женщины укрепляли то, что разрушали мужчины.

Позже, в эпоху Судей, когда "не было царя в Израиле, каждый поступал, как хотел", евреи делали зло в глазах Всевышнего, служа идолам, и гневили Его. Воспылал гнев Его, и отдал Он их в руки грабителей, и выдал Он их в руки врагов. И стали сыны Израиля делать еще больше зла в глазах Всевышнего, а Эгуд, судья, уже был мертв, "и Двора-пророчица... судила Израиль во время то". Двора с одной стороны, а Яэль с другой — обе они вместе оказали великую помощь Израилю. Встала Двора, "мать в Израиле", и Яэль, благословенная "более всех женщин в шатре", и вместе излечили народ Израиля от постигшего его несчастья.

И был голод в стране, и объял страх сердца величайших мужей в Иудее, и пошли они жить в просторы Мо-ава. И весь народ пал духом, говоря: "Уж если Элиме-лех с сыновьями ушел из страха перед голодом, так как же мы выживем?" И не простил этого Всевышний Элиме-леху, и умер Элимелех - и он, и сыновья его - в стране Моав. Однако рука Всевышнего не коснулась Наоми, жены Элимелеха. Потому что Наоми не оступилась так, как ее муж, и все время, которое она провела на чужбине, она не знала ни покоя, ни счастья, ни утешения. Сердце ее не увлеклось возможностью сытой, мирной и спокойной жизни в Моаве, на чужой земле, глаза все высматривали, когда же, наконец, вспомнит Всевышний о народе Своем и пошлет ему хлеб... И так было все время, пока не вернулась она в Иудею, в свой родной город Бейт-Лехем. А возвращаясь на родину, вместе с собой привела народу своему сокровище дороже золота — Рут-моавитянку.

Рут-моавитянка родилась и воспитывалась среди народа, отличительной чертой которого была неблагодарность и о котором Тора говорит: "Не войдет он в Б-жью общину вовеки за то, что не вышли они вам навстречу с хлебом-водой при исходе вашем из Египта". И все-таки Рут - воплощение доброты и милосердия, умеющая ценить добро и быть благодарной.

Элимелех, ее тесть, и Махлон, ее муж, наоборот, родились и выросли среди народа, умеющего ценить добро и быть благодарным, и они были вождями колена, само имя которого Йегуда (от слова года — "благодарить") указывало на это свойство быть благодарным за добро. Но именно в них - вождях колена Йегуды, главного из колен израильских, предназначенного для царской власти, проявила себя эта злая зараза — неблагодарность. Элимелех и его сыновья — элита колена Йегуды покинули свой народ во время беды, в дни голода и всеобщего уныния! Кто излечит дочерь Йегуды от постигшего ее несчастья, кто принесет исцеление ранам ее? Пусть придет родившаяся среди незнающих благодарности и выделившаяся из них своими делами, которая осталась верна своему чувству, чувству жалости и благодарности — Рут-моавитянка, пусть придет она и принесет исцеление тем, кто родился среди умеющих быть благодарными и изменил своей природе — колену ЙеРуды! Боаз из Бейт-Лехема Иудейского и Рут-моавитянка - вот кто отстроили Дом Израиля и учредили в Израиле монархию, монархию Дома Давида, которая останется навеки.

И так сказали мудрецы: Там, где говорится, что Шломо "поставил трон для матери царя", имеется в виду Рут. Она названа "матерью царей", потому что стала матерью монархии в Израиле.

То же самое мы видим во всех выдающихся женщинах-пророчицах и судьях: управляя народом, они относились к нему, словно к своим детям, и все нужды народа обеспечивались речением уст их.

Когда Гаман-негодяй задумал истребить всех евреев— от юноши до старца, младенцев и женщин в один день, во всех 127 странах, подвластных царю Ахашверошу, тогда спасение народу, обреченному на смерть, принесли Мордехай и Эстер. Нисколько не желает Эстер "полцарства", и пусть даже дадут ей все царство — зачем оно ей? Единственное ее желание: "Душу мою по просьбе моей, и народ мой — по прошению моему"! Глаза всего Израиля устремлены на Эстер - "есть у нас сестра в царском доме", и глаза Эстер устремлены к Отцу ее на небесах— "коль пропадать, так пропадать"! Она смотрит на себя, находящуюся в царском доме, как на пропащую, а пойти ей, бедной, просить царского милосердия для своего народа, над которым уже занесен острый меч, означает пропасть окончательно!

"За что удостоилась Эстер царства над 127 странами? Сказал Святой, благословен Он: Пусть придет дочь Сары, жившей 127 лет, и будет царицей над 127 странами" (Мидраш Эстер!). И вправду: Эстер была истинной дочерью Сары. Эстер-царица походила на Сару своей красотой, своим целомудрием и чистотой — даже тогда, когда царская корона была возложена на ее голову. Поэтому пусть придет Эстер, дочь Сары, родившей и вырастившей этот народ, и спасет его от истребителей, убийц и погубителей его.

И в дни Матитьягу, сына Йоханана, первосвященника Хашмоная, и сыновей его, когда поднялось на Израиль греческое царство, чтобы заставить забыть Тору и изменить законам воли Его, - не МатитьяГу и не сыны его дали первый знак восстания, но дочь МатитьяГу и сестра сынов его. Она и вместе с нею все подруги ее — вот кто первыми подняли Израиль на восстание против врагов Всевышнего. Греки запретили соблюдение субботы, обрезание и т.п., и тогда поднялись дочери Израиля на городские стены, держа в руках младенцев своих, и сделали им обрезание у всех на глазах, а затем вместе с младенцами бросились вниз и разбились насмерть! Чтобы тем самым сказать своим мужьям и братьям: если вы не выйдете на войну с врагом, не будет у вас ни жен, ни детей — выходите и сражайтесь! И они пошли на войну, и победили.

ЙеГудит, словно новая Яэль, была первой, отомстившей врагу еврейского народа: она принесла в руках голову Голифорноса, греческого военачальника, и вселила боевой дух в сердца своих братьев, и они вышли на войну.

Когда померк день Израиля, и вся страна его была захвачена жестоким безжалостным врагом, осквернившим Храм Всевышнего и принявшимся искоренять Тору из среды народа, чтобы окончательно погубить его, — Хана, мать семерых братьев, первой подала пример того, как надо жертвовать жизнью ради освящения Имени Б-га.

В каждом поколении, в порабощенных поколениях так же, как в свободных, в последних поколениях так же, как в поколениях первых, начало всякого добра и все самое лучшее и возвышенное, что только есть в еврейском народе и в его избранниках происходит от матери более, чем от отца.

Это превратилось в пословицу, перенятую всем остальным миром: "Покажи мне великого человека — и я покажу тебе великую мать".

Итак, начало всякого добра, которое можно обнаружить в мире и в Израиле — все это от женщины: мать всего живого — Хава, мать пророчества — Сара, мать освобождения — Мирьям, матери искренней и чистой веры — женщины поколения пустыни, мать героизма и мужества - Двора, мать монархии - Рут, мать спасения от гибели — Эстер, матери восстания — дочь МатитьяГу, ЙеГудит и их современницы, мать самопожертвования — Хана, мать семерых братьев; матери откровения света Машиаха — женщины-праведницы наших дней.

ВЕНЕЦ СКРОМНОСТИ

Из слов Торы "И вот те законы, которые ты представишь им" мы учим, что женщина приравнивается к мужчине в отношении всех законов Торы (Бава кама, 15а).

После того, как мы перечислили столько прекрасных качеств, которыми отличается женщина, читатель может спросить: "Если так, то чем, собственно, мужчина выше женщины? Почему заповеди мужчины более многочисленны, чем заповеди женщины? Почему мужчина каждое утро благословляет Всевышнего за то, что Он не сделал его женщиной?"

Ответ на эти вопросы (которые, в сущности, сводятся к одному и тому же) мы находим в том, что женщина обладает еще одной прекрасной чертой, и обладает ею в большей степени, чем мужчина, и эта черта превосходит все ее остальные достоинства.

Например, двум людям, вполне равным друг другу умом, талантами и всеми остальными прекрасными качествами, предлагают занять высокий пост. Один из них соглашается, а другой — нет. Почему? Из-за излишней скромности. Он рад тому, что имеет, и не стремится к величию. Этот скромный человек, который не стремится возвыситься, в действительности оказывается выше своего товарища, потому что превосходит его в скромности, а нет черты характера более прекрасной, чем скромность! Истинно велик тот, чья скромность велика!

Так же и женщина: когда она добровольно уступает главенство своему супругу, то именно в этом проявляет свое величие и превосходство над ним. Сколькими достоинствами ни была бы она увенчана, венец скромности превосходит их всех.

Все законы, предписания, предостережения и наказания, все заповеди, исполнять которые повелел Творец Своим творениям, в равной степени относятся ко всем и даны для всеобщего блага, чтобы исполнял их человек и жил ими. Может быть, Творец вселенной, сотворивший Свой мир любовью, милосердием и жалостью, по-разному относится к различным Своим созданиям, предоставляй одним из них больше прав, чем другим? Может быть, отношение Торы к мужчине и женщине — представителям рода человеческого, равным по разуму и сознанию, должно быть все же различным? Нет. По отношению ко всем заповедям Торы женщина приравнивается к мужчине.

И все-таки есть заповеди, от исполнения которых женщина освобождена. Это большая часть заповедей, исполнение которых зависит от определенного времени, и если время прошло, а заповедь исполнена не была, то больше она исполнена быть не может. Например: цицитп тфилин— заповеди, исполняемые днем, но не ночью; шофар, сука, лулав и т.п. — заповеди, исполнение которых ограничено определенным периодом времени. От всех таких заповедей женщины освобождены. Может быть, это— дискриминация, ущемление прав женщины? Нет. В действительности это новое свидетельство той высоты, на которой стоит женщина.

Как это может быть?

Разве одни только женщины освобождаются от исполнения некоторых заповедей? Возможны ситуации, когда и мужчины оказываются освобожденными от обязанности исполнять заповеди, возложенные на других людей. Например, если человеку, занятому исполнением одной заповеди, представляется возможность исполнить другую, то он не должен отрываться ради этого от исполнения первой, "занятый одной заповедью — свободен от другой"!

Возможны ситуации, когда, наоборот, новая заповедь освобождает от необходимости исполнять прежнюю, которой до сих пор человек был занят, как бы важна она ни была. Например, если назир (которому запрещено оскверняться мертвыми) или первосвященник (которому это запрещено во много раз строже), направляющийся приносить жертву песах или обрезать своего сына (две заповеди, неисполнение которых сопряжено с тяжелыми последствиями — вплоть до физической гибели), услышал, что умер его отец, или мать, или другой ближайший родственник, то не оскверняется ими (занимаясь погребением покойного). Однако он оскверняется "покойником заповеди". То есть, если в пути он обнаружил тело покойного, и нет никого, кроме него, кто мог бы похоронить его, он обязан нарушить свой обет назира и осквернить свою чистоту первосвященника, отказаться от исполнения заповеди о песах и от обрезания своего сына — и похоронить мертвого! Может быть, и это "ущемление прав" первосвященника и назира Нет. Дело в том, что приходит более серьезная и важная заповедь и "отодвигает" остальные.

И еще сказано, что ученый, посвящающий все свое время изучению Торы (и изучающий ее "во имя ее самой"), освобожден от исполнения всех заповедей ради изучения Торы, которому он отдает все силы. Конечно, этот человек стоит на высоте, недосягаемой для других. Так что же, его тоже "дискриминируют"? Конечно же нет. Более того: его величие выражается именно в самом факте освобождения от обязанности исполнения заповедей! Если вы увидите когда-нибудь ученого, которого освободили от исполнения заповедей, написанных в Торе, знайте, что обязанности этого человека, его заповеди и его предназначение несравненно возвышеннее всех других обязанностей.

Итак, двое, обязанности которых прежде были равными, а затем один из них освободился от части своих обязанностей: кто из них теперь выше другого? Тот, кто освободился от прежних обязанностей, освободился лишь потому, что на него теперь возложили новые обязанности, от которых его товарищ свободен. Сам факт освобождения его от прежних обязанностей свидетельствует, что новое его занятие, новое его назначение гораздо выше прежних, и никто не может с этим справиться, кроме него.

Так же и женщина: сначала она была поставлена наравне с мужчиной относительно всех заповедей Торы, а затем освободилась от исполнения части заповедей, время которых ограничено, и это освобождение - не недостаток, а, наоборот, большое достоинство: это свидетельствует о том, насколько важны те особые функции, которыми она наделена — вплоть до того, что она отталкивает исполнение многих заповедей, написанных в Торе.

МАТЬ ВСЕГО ЖИВОГО

Из всех венцов, возложенных нашими мудрецами на голову женщины, нет более высокого, чем установление двух благословений, которые ежедневно читаются всеми евреями: одно из них — для женщины, которым она благословляет Всевышнего за то, что Он "сделал меня по воле Своей" (другой вариант — "по воле моей"), а второе — для мужчины, которым он благословляет Всевышнего за то, что Он "не сделал меня женщиной".

Если возложить работу мужчины на женщину, она в \ силах так или иначе ее исполнить. Более того, можно встретить множество женщин, занимающихся мужской работой, и очень успешно. Но если возложить женскую работу на мужчину, успеха не ждите, и даже в стесненных обстоятельствах он долго этого не вытерпит. Отсюда видно, что обязанности женщины куда тяжелее обязанностей мужчины, а способности ее и выносливость - больше, чем у мужчины.

С того дня, когда был сотворен человек, единственное, что у него есть своего, принадлежащего только ему, -это бремя его труда. Труд человека, страдания, которые он ему приносит, — это его собственное: ведь это он страдает, это он трудится! Все остальное, что есть у человека, это не его, это дары, полученные им от его Творца, его Создателя. От труда человека, от того бремени, которое он лесет на себе, зависит самое существование и совершенствование мира. Человек берет от мира то, что ему необходимо и желанно, и отдает миру часть того, что имеет в своем распоряжении. Это делает его соучастником Творения мира, и это же дает ему право получать от мира то, что он получает. Однако человек, который только берет от этого мира, а давать не желает, и пользуясь благами мира, не благословляет за это Творца, такой человек самый настоящий грабитель, он не имеет никакого права на то, что получает. Согласно той мере, в которой человек пользуется благами этого мира, и согласно той мере, в которой он платит за это миру своим трудом, потом лица своего и телесными муками, определяется достоинство человека. Единственная хвала, которую воздают ему, это то, что он не грабитель, и что он берет по праву. Все согласны с тем, что женщина получает от мира меньше, чем мужчина, но платит она за это своим трудом, страданиями и муками куда больше, чем мужчина.

Мужчине не может быть достаточно того, что уготовано для женщины в этом мире, и с другой стороны при всем желании выполнить ее функции он не в состоянии. Выходит, что его удел в этом мире — лучше, чем удел женщины. Вернуть миру все в той мере, в какой он берет от него, мужчина не может. Поэтому он благословляет Творца своего и Создателя за то, что Он подарил ему добрый удел в Его мире и не дал ему другого, более тяжелого.

Достоинство же женщины в том, что она довольна своим уделом. Она не отказывается от возложенного на нее труда, но благословляет за то, "...что сделал меня по воле моей" или "по воле Своей", имея в виду, что ее воля — это воля Всевышнего, ее Создателя. Ее благословение отличается от благословения мужчины тем, что она благословляет не за пользу и удовольствие, но за труд. Нет ничего выше, чем благословение труженика за его труд: этим он свидетельствует, что его труд дороже любого удовольствия.

Возвышенно и почетно положение женщины, которую Всевышний создал по воле Своей и запечатлел в ее душе высшую скромность. Все лучшее — от нее, она — основа всех основ, всякое благо получает свое питание от ее корня, а она сама остается в тени и все величие предоставляет другому. "Мать всего живого", она по сути своей проявляет себя как "помощник, ему соответственный". Мать чистосердечной верности, мать преданности всякому доброму делу и непримиримой войны против зла, мать всего, что связано с истиной, вечностью и добром, и при этом вы не видите ее иначе, как в постоянном присоединении к ее мужу, волю которого она исполняет и на которого обращает весь почет, все заслуги.

Адам, Шет и Энош, Ноах, Шем и Эвер, Аврагам, Иц-хак и Яаков, Моше, АГарон и ЙеГошуа, Судьи, пророки и цари, Машиах, - это явная, открытая сторона мира, принадлежащего Всевышнему, сотворившему его. Хава и жена Ноаха Наама, Сара, Ривка, Рахель и Лея, Йохевед и Мирьям, Двора и Яэль, Наоми и Рут, все праведницы, сколько их есть во всех поколениях, и каждая жена, преданная своему мужу, каждая мать, преданная своим детям, — это тайная, сокрытая сторона мира, принадлежащего Всевышнему, сотворившему его, и эта сторона мира становится известной лишь тому, кто приходит, чтобы исследовать Творение и познать его Творца.

Так есть ли положение более возвышенное, благородное и почетное, нежели положение женщины?!

РАВЕНСТВО В ПРАВАХ

После всего, что было уже сказано, становится понятно, почему мудрецы Израиля так мало говорят о "равенстве в правах" женщины и мужчины и о необходимости "воздавать ей почет": евреи, живущие по законам Всевышнего и Его Торы, знающие тайну Его Творения, никогда не помышляли о том, чтобы лишить женщину ее прав, и никогда не могли и не желали прибавить к ее правам хоть сколько-нибудь. Мужчина и женщина — словно два царя, каждый из которых увенчан своей короной, и каждый из которых управляет своим собственным миром. Два рода внутри рода человеческого. У каждого своя задача и свое предназначение, и у каждого особые права. Мужчина — это внешняя сторона мира, женщина — сокровенная, скрытая его сторона: мужчина завоевывает и покоряет, а женщина дает ему силу для всех его свершений; мужчина подобен стволу дерева, а женщина, словно неиссякаемый родник, исподволь дающий этому дереву жизнь. Широк размах предприятий мужчины, кажется, он готов охватить весь мир, и дела его рук очевидны и открыты для всех. В этом преимущество мужчины. Предприятия женщины более основательны, они оставляют свой отпечаток на мире на веки вечные, и в этом — преимущество женщины.

Еврейский закон гласит: дети и дочери еврейки, вышедшей замуж за нееврея, — евреи. И дети ее вышедших замуж за неевреев дочерей и дочерей ее дочерей вплоть до скончания всех поколений, — евреи. Однако если еврей женится на нееврейке, то уже собственные его дети - неевреи. Потому что то влияние, которое оказывает на свое потомство женщина, остается навечно, влияние же мужчины может быть изглажено уже в его собственных детях.

Материнство - это вечный корень, дающий всходы, вырастающие, расцветающие и приносящие плоды, корень, способный вечно поддерживать бытие и жизнь вырастающему из него стволу. Поэтому Всевышний дал женщине такие возвышенные достоинства как скромность, покорность и природную потребность в мире и сделал ее Матерью всего живого.

Что касается прав женщины в доме ее мужа, то их давно уже определили наши мудрецы в одном изречении, включающем в себя все, что об этом можно сказать:

"Поднимается с ним, но не спускается с ним". Сказал рав Гуна: Откуда мы это учим? Говорится в Торе: "... А она — владение своего хозяина", — значит, она с ним, когда он — хозяин, приобретающий владение, но не тогда, когда он свое владение теряет. Раби Эльазар сказал: Мы учим это из сказанного в Торе: "...Ибо она была матерью всего живого" - значит, она дается своему мужу на жизнь, но не-на муки и страдания (Ктубот,61а).

Итак, мы видим, что женщина выходит замуж только для того, чтобы жизнь ее стала лучше и чтобы положение ее стало выше, но не для обратного. Поэтому, если прежде уровень ее жизни был выше, чем тот, к которому привычен ее супруг, он не может сказать ей: прими мой образ жизни, но должен обеспечить ее всем тем, к чему она привычна. Однако, если прежде она была привычна довольствоваться меньшим, чем то, к чему привычен ее супруг, он не может сказать ей: хватит тебе того, к чему ты привычна, она "поднимается с ним', на жизнь она дается ему, но не на муки и страдания.

НАШИ МУДРЕЦЫ О ХОРОШЕЙ ЖЕНЕ

Если вы хотите узнать, сколь велика душевная сила женщины, ее скромность и нравственность, и сколь богатые плоды она приносит, послушайте рассказы наших мудрецов.

Один еврей из Вавилона поселился в Стране Израиля и взял себе жену. Оказалось, что муж и жена не очень хорошо понимали друг друга, потому что различны были наречия Вавилона и Страны Израиля. Талфей — в Вавилоне означает "нога коровы", а в Стране Израиля — "чечевица". Грива — так в Вавилоне называется вкусное блюдо, а в Стране Израиля — большая мера. Буцина - в Вавилоне это арбуз, а в Стране Израиля — светильник. Бава — в Вавилоне так называли дверь, а в Стране Израиля так звали великого мудреца, жившего в то время. Итак, сказал муж жене: "Свари мне две талфей" - и она сварила ему... два чечевичных зерна. Назавтра сказал он ей: "Свари мне гриву" - пошла она и наварила ему целую меру чечевицы... Сказал он ей: "Купи мне две буцины" -и она купила ему... два светильника. Тогда он разозлился на нее и закричал: "Возьми эти буцины, что ты купила, и разбей их о макушку бавы\" Пошла она и разбила их... о макушку Бавы, сына Буты. Сказал он ей: "Что это, дочь моя? Что ты мне сделала?.." Ответила она ему: "Так велел мне мой муж!" Сказал он: "Коль исполнила ты волю твоего мужа — пусть Всевышний произведет от тебя двух сыновей, подобных Баве, сыну Буты!" (Недарим, 666).

Раби Зхарья, зять раби Леви, рассказывал следующую историю:

Обычно каждую субботнюю ночь раби Меир толковал Тору в синагоге города Хамат, и была там одна женщина, которой очень нравилось слушать раби Меира в то время, когда он толковал Тору. Однажды толкование его очень затянулось, и когда эта женщина вернулась домой, оказалось, что светильник уже догорел. Сказал ей ее муж: "Будь что будет, но не дам тебе войти в синагогу прежде, чем ты плюнешь в физиономию этого проповедника!" А раби Меир, обладавший даром Б-жественного провидения, увидел, в каком горе эта женщина, и когда она в следующий раз появилась в синагоге, он притворился, будто у него вдруг заболел глаз. Он объявил: "Каждый, кто умеет заговаривать глаз — пусть придет и заговорит мой глаз!" Сказали этой женщине ее соседки: "Ну, вот пришел час исполнить волю твоего мужа: притворись, будто ты ворожишь, и поплюй в глаза раби Меира". Подошла она к раби Меиру, и он спросил ее: "А, ты умеешь заговаривать глаз?" Однако она так перепугалась, что ответила: "Нет..." "И все-таки, - сказал раби Меир, -если ты семь раз плюнешь мне в глаз — это будет все равно как заговор, и мне полегчает". Что делать — она поплевала... "А теперь, — говорит раби Меир, — иди и скажи твоему супругу: ты велел мне плюнуть один раз — а я плюнула семь раз!" Сказали ему его ученики: "Раби, ведь мы могли успокоить ее мужа как-нибудь иначе, без такого позора! " Ответил раби Меир: "Довольно с Меира, если он — как Владыка его: уж если Сам Всевышний разрешил стереть великое Имя Его, написанное в святости, ради того, чтобы восстановить мир между женщиной, которую подозревают в измене, и мужем ее так что уж говорить обо мне!..." (Бемидбар раба, 9).

В первой истории — женщина необразованная, но искренне стремившаяся исполнить волю своего мужа (как она по простоте своей ее понимала), удостоилась благословения стать матерью двух сыновей, подобных Баве, сыну Буты. Во второй истории — женщина была честной и праведной, но муж ее — злой, вспыльчивый и унижающий достоинство мудрецов, и все-таки раби Меир с легкостью вытерпел публичный позор — только бы примирить праведницу с ее мужем. Стоило ли? Да. Потому, что мир между мужем и женой превыше всего в мире, а ее скромность и покорность милее Всевышнему любой жертвы. И с уверенностью можно сказать, что в конце концов она наставила своего мужа на истинный путь, и они жили-поживали вместе, рожали детей, таких же честных и добрых, как их мать (хоть муж ее и не был таким, каким следовало быть). И даже в благословении раби Меира она не нуждалась: единственное, что ей было нужно — это его миротворчество, а дальше уж все шло по ее пути, потому что все идет вслед за матерью.

Наши мудрецы рассказывают:

Жил-был один праведный человек, женатый на праведнице, но не было у них детей. Сказали они: "Что пользы от нас Всевышнему?" — и развелись. Женился он на одной негодной женщине, и со временем она и его сделала негодяем. А его бывшая жена вышла замуж за одного негодяя и со временем сделала его праведником. Значит все — от женщины (Брейшит раба, 17).

Несмотря на то, что мы и сказали, что все зависит от женщины, все-таки каждый мужчина (если в сердце его есть б-го боязненность, а в голове — здравый ум) может склонить к добру сердце своей жены, каким бы тяжелым человеком она ни была. И наоборот: мужчина со злым сердцем и извращенным умом может, не дай Б-г, склонить ко злу сердце своей жены, какой бы доброй и даже праведной она ни была. Все зависит от темперамента человека, силы его воли и его нравственного состояния. Поэтому говорит Талмуд:

Был обычай в Стране Израиля говорить молодожену "нашел" или "нахожу". Известны два изречения царя Шломо о женщинах: одно из них "Нашел жену — нашел добро", второе "И нахожу я женщину горше смерти". Так вот молодожену говорят: "От тебя самого зависит, какое из двух изречений на тебе осуществится, поэтому обрати внимание на свое поведение и хорошенько поразмысли над своими поступками, потому что в зависимости от них жена твоя приблизится к тебе или, не дай Б-г, отдалится от тебя".

"Жена твоя — как цветущий виноградник в стенах твоего дома, сыны твои — как саженцы олив вкруг твоего стола" (ТеГилим, 128:3). Почему дети сравниваются с саженцами олив? Потому что, в отличие от всех остальных садовых деревьев, олива не принимает прививки ни от какого бы то ни было другого дерева, и все саженцы, которые сажают от него — его собственные, без всякой чужой примеси. Так и дети праведницы: само Писание свидетельствует, что они таковы, какими им следует быть, и что они чисты и непорочны. Отсюда следует, что праведницы свободны от проклятия Хавы [т.е. при родах не страдают] (Шмот рабаД).

Когда собирали золото для изготовления золотого тельца, — "не хотели женщины отдать свои украшения мужчинам, и за это наградил их Всевышний в этом мире, сделав новомесячья их праздником, и в мире будущем, где Он обновит их, словно луну в новомесячье" (Пир-кей дераби Элиэзер,45).

"А добросердечному — вечный пир" сказано о том, у которого хорошая жена (Бава батра,145б).

Не в обычае дочерей Израиля — крикливость, бесстыдное поведение, зубоскальство (Мидраш Танхума).

Не в обычае женщины сидеть без дела (Иерусалимский Талмуд, Ктубот, 11).

Сказано в книге Бен-Сиры: "Хорошая жена — добрый подарок тому, кто Б-га боится; плохая жена — ее мужа проказа. Красива жена — счастлив муж ее, умножатся дни его жизни" (Йевамот,63б).

Любая боль - только бы не боль сердечная, любое зло — только не злая жена (Книга Бен-Сиры).