Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Предисловие Германа Вука. От авторов.

Предисловие Германа Вука

Дорогие Иосиф и Дэнис!

Мой сын принес сегодня гранки вашей книги "Восемь вопросов об иудаизме". Поздравляю вас обоих. Книга вышла энергичная, остроумная, увлекательная. Я написал в свое время книгу об иудаизме "Это мой Бог ". Поначалу я назвал ее "Руководство по иудаизму для интеллигентных скептиков". Но труд этот был в сущности моей личной исповедью и не претендовал на убедительность в трудном споре с сомневающимся собеседником-читателем. Я не пытался убедить читателя в своей правоте и ответить на сложные и противоречивые вопросы, которые .затрагиваете вы. Ваша книга, пожалуй, более соответствует подзаголовку "Руководство для интеллигентных скептиков". Вы врубаетесь в весьма твердую породу — интеллект нынешнего студента. Мой сын рассказал мне, как создавалась ваша книга — на базе многочисленных лекций и диспутов в университетах как реакция на весьма резкие и скептические вопросы молодежи, как эхо ваших впечатлений от поездки в Советский Союз... Я рад, что вы включили в книгу ваши личные впечатления, взгляды, выводы. Теперь мне ясно, как ваше стремление сделать иудаизм понятным привело к удивительной квинтэссенции "восьми вопросов"— вопросов древних, как мир, но звучащих очень актуально именно сегодня. Желаю вашей книге счастливого пути— в умы и сердца грядущих поколений.

ГЕРМАН ВУК — ортодоксальный еврей, бывший офицер ВМФ США, автор многих бестселлеров

От авторов

Меня часто спрашивают, почему я вернулся к иудаизму. Я отвечаю'. "Потому что я увидел остальной мир ". Мой ответ — не отговорка и не попытка принизить другие культуры и религии. Просто чем больше я познаю мир и его историю, тем большим уважением проникаюсь к иудаизму и народу, его создавшему. Я вспоминаю экзотический остров Бали в Индонезии. Я с изумлением взирал на толпы ликующих индонезийцев, наблюдавших бой петухов — одно из национальных развлечений в Индонезии. Смотреть, как бедные птицы выдирают друг другу глаза, было для них таким же наслаждением, как для нас, в США, присутствовать на бейсбольном матче. И наверняка ничего аморального индонезийцы не находили в таком развлечении... В этом-то вся загвоздка', с детства я мучительно размышлял о сущности добра и зла. Почему, думал я, история человечества полна примеров жестокости и равнодушия к страданиям других? Почему людям так нравится умышленно, нарочно причинять боль ближним? Может быть, все злые люди страдают каким-то недугом? А если нет (в чем я сегодня уверен), то не следует ли нам задаться одним и главным вопросом: Как всем нам "перевоспитаться" в более порядочных людей? Как стать добрее?

С юношеского возраста все прочие вопросы мироздания отошли в моем сердце на задний план. Остаток жизни я посвятил поискам... Нет, не "Правды" и "Счастья", и даже не "Просветления" и "Единственно верного пути".

И даже, пусть бессознательно, не поискам Бога. Все, чего мне хотелось найти, и хочется до сих пор — это ответа на простой вопрос: есть ли где-либо в мире, на Востоке или на Западе, учение - религиозное или философское - которое могло бы выявить, ВЫСВОБОДИТЬ все то доброе, что заложено в человеческих существах?!

В поисках ответа на этот вопрос я объездил шестьдесят стран мира и окунулся в религии и культуры, невообразимо далекие от иудаизма... Мои поиски привели меня к... иудаизму.

Я верю в то, что иудаизм дает наиболее полный ответ на невероятно трудный вопрос — как выявить ДОБРО в роде человеческом, отнюдь не склонном к доброте. Если бы я не был уверен в этом, то вряд ли стал проповедовать иудаизм сегодня, я не стремился бы стать евреем. Памятуя Катастрофу и прочие беды, постигшие этот народ, нужно иметь весьма веские причины, чтобы упрямо оставаться евреем в нынешнем свободном мире.

Вот эти "веские причины" мы и излагаем вдвоем с Телушкиным — моим закадычным другом еще со школьной скамьи. Позвольте заметить, что идеи, которые мы излагаем в этой книге, отнюдь не новы. Мы просто пытаемся воссоздать для наших сверстников, для нашего поколения все то, что Исайя и другие пророки уже давно провозгласили — для ВСЕХ поколений.

"Еврейский народ, — сказал Абрахам Джошуа Хешель — это вестник, который забыл свою весть". Предлагаем вам эту весть — устами двух людей, двух отпрысков иудаизма и западной мысли.

ДЭНИС ПРЕЙГЕР

Как-то мы летели с Дэнисом рейсом дальнего следования, и Дэнис спросил стюардессу, знает ли она, что такое кошерная пища. "О, это просто продукты, благословленные раввином", ответила девушка. Заинтригованный таким объяснением, я обратился с тем же вопросом к другой стюардессе на обратном пути. И получил тот же ответ. Правда, на этот раз девушка поинтересовалась: "А что если раввин благословит свинью, свинина тоже станет кошерной?" Стараясь казаться серьезным, я ответил: "Нет, свинья не станет кошерной, но раввин перестанет быть кошерным". Стюардесса рассказала нам, что имеет некоторое представление о законах кашрута: когда-то она встречалась с евреем...

Я находился в раздумье весь остаток полета. Законы кашрута, думал я, предписывают евреям вот уже многие тысячи лет, что убивать животное для пищи следует как можно менее болезненно (для животного), что еврею нельзя есть ЛЮБУ Ю живность по прихоти и что еврею нельзя быть ОХОТНИКОМ. Сегодня, думал я, кашрут, как, впрочем, и иудаизм в целом, после трехтысячелетнего традиционного стремления к нравственности, превратился просто в мистический ритуал: многие искренне верят в то, что где-то в США куры маршируют мимо раввина, благословляющего их для "кошерной пищи". Смешно и грустно... Иудаизм для меня — суть и соль жизни. В шестилетнем возрасте я поступил в еврейскую школу, где изучал иврит и иудаизм по четыре часа в день. В юношеском возрасте я освоил Закон, еврейскую теологию, историю еврейства. Любовь к иудаизму была привита мне еще моим дедом, раввином Ниссеном Телушкиным. благословенна память о нем. Я никогда не забуду, как дед поцеловал меня в макушку за несколько недель до своей кончины, когда я объявил о своем намерении учиться на раввина. Дед был раввином с 1902 по 1970 год. Для меня он был олицетворением иудаизма. И я мечтал продолжить семейную традицию...

Вторым вдохновляющим примером были мои родители. создавшие вокруг меня атмосферу широты мышления и глубокого интереса к иудаизму. Ну, а третьим вдохновляющим фактором был мой однокашник Дэнис Прейгер: эмоционально и интеллектуально мы всегда были с ним "на одной волне". В течение семнадцати лет мы пробирались вместе сквозь дебри жизненных трудностей, проникая все глубже и глубже в бездны премудростей иудаизма...

Должен признаться, что я не всегда в ладах с Богом. Любой религиозный еврей, познавая трагические аспекты еврейской истории, непременно будет отвечать меткому определению Эли Визеля: "Еврей может любить Бога или ссориться с Ним, но он не может Его игнорировать ".

К сожалению, большинство современных евреев отличаются именно последним', они игнорируют и Бога, и иудаизм. Они забывают смысл слов, повторяемых тысячелетиями'. "Миссия евреев заключается в совершенствовании мира по закону Бога". Смысл еврейского существования отнюдь не в том, чтобы есть еврейские блюда и рассказывать еврейские анекдоты, пересыпая речь выражениями на идише. Смысл — в борьбе против зла, в уменьшении страданий человечества. Мне больно видеть, как часто забывается эта простая заповедь... Наша книга — попытка напомнить о ней. Напомнить всем — евреям и неевреям. Стюардессам и их кавалерам.

ИОСИФ ТЕЛУШКИН