Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Можно ли сомневаться в существовании Бога и всё-таки быть хорошим евреем?

Можно ли сомневаться в существовании Бога и все-таки быть хорошим евреем

"Бог, возможно, имеет свои соображения, не давая нам уверенности в своем существовании. Одним из таких, очевидных для нас, соображений является способность человека сотворять себе кумиры из любой уверенности и обращать эти кумиры себе во зло. Догматики — фашисты, коммунисты и даже некоторые догматики-ученые — продемонстрировали это явление человечеству нынешнего века..."

Эмануэль Ракман Состояние еврейской веры

"Если верующий человек с трудом объясняет себе причину существования зла, то атеист сталкивается с гораздо большим числом необъяснимых вещей. Реальность подавляет атеиста своей вездесущей необъяснимостью: законы природы. инстинктивная мудрость насекомых, мозг гения и прозорливость пророка... Вот тут, пожалуй, и заложен рациональный смысл веры в Бога. Вера в Него является пока наилучшим объяснением загадок мироздания".

Милтон Стайнберг Анатомия веры

СОМНЕНИЕ

Существует ли Бог? Это, пожалуй, самый сложный вопрос бытия человеческого. В зависимости от ответа на этот вопрос коренным образом меняются судьбы отдельных людей и целых народов.

Но, невзирая на всю важность этого вопроса, серьезная дискуссия о Боге обычно остается делом теологов и философов. Мы, простые смертные, приходим к примитивному ответу на этот вопрос еще в раннем детстве и, как правило, придерживается нашего мировоззрения — бездумно и безоговорочно — в течение всей остальной жизни.

Поэтому, на наш взгляд, разговор об иудаизме следует начать именно с вопроса о существовании Бога. Прежде всего рассмотрим отношение иудаизма к наиболее распространенному сегодня представлению о Боге, которое можно выразить одним словом: сомнение. Итак, можно ли сомневаться в существовании Бога и оставаться хорошим евреем? Да! Верить в Бога временами трудно. Кризис веры — явление вполне закономерное, и признание такого кризиса не является для еврея чем-то "антирелигиозным". Мы насчитали четыре важные причины, по которым сомнение в существовании Бога не является препятствием на пути к становлению "хорошим евреем".

1. Иудаизм ставит ДЕЙСТВИЕ выше ВЕРЫ

Поведение, конкретные дела человека значат больше, нежели провозглашаемая им вера. Талмуд приписывает

Богу высказывание, уникальное среди религиозных писаний: "Пусть лучше евреи забудут Меня, но будут следовать Моему Закону" (ибо, добавляет Талмуд, следуя законам иудаизма, евреи все равно вернутся к Богу. Иерусалимский Талмуд Хаггига 1:7) Согласно иудаизму, еврей может сомневаться в существовании Бога, но оставаться хорошим евреем, пока он следует еврейскому Закону. И наоборот, как бы свято еврей ни верил в Бога, он не будет "хорошим", если действует против Закона. Мы, конечно, не отрицаем уверенности в существовании Бога в рамках иудаизма. Мы просто отмечаем, что иудаизм можно исповедовать и практиковать вне зависимости от степени веры в душе отдельного человека. Вы можете органически вплести иудаизм в вашу повседневную жизнь, изучая его и следуя его законам, одновременно сомневаясь в существовании Бога. Еврейское образование и следование еврейским традициям сами по себе являются важными и ценными как для отдельного человека, так и для общества в целом. Более того, наш собственный опыт подтверждает существующее мнение, что, изучая иудаизм и живя в нем, человек приходит к вере в Бога гораздо более органично и естественно. Талмуд подчеркивает, что мужчина или женщина могут обратиться к иудаизму по причинам, весьма далеким от веры в Бога (по этическим или рациональным соображениям), но в конечном итоге они придут к Нему. (Песахим, 50-6)

2. Абсолютная вера ведет к фанатизму

Эмануэль Ракман, один из виднейших ортодоксальных раввинов нашего времени, писал: "Иудаизм поощряет сомнение, призывая к вере и лояльности. Еврей не должен жить в полной уверенности (в Его существовании), ибо

такая абсолютная вера является признаком фанатизма, а иудаизм отрицает фанатизм. Сомнение полезно для человеческой души, оно способствует скромности и смирению... позволяет избегать пороков гордыни и жестокости по отношению к ближним... Бог, вероятно, имеет свои соображения, не давая нам полной уверенности в Своем существовании. Одним из таких соображений является способность человека превращать любую абсолютную уверенность в кумира и использовать этого кумира себе во зло. Догматики — фашисты, коммунисты и даже некоторые ученые — продемонстрировали это явление современному человечеству". (Из книги Состояние еврейской веры под редакцией Милтона Гиммель-фарба. Издательство Макмиллан, Нью-Йорк, 1966, стр. 179)

3. Увидев Бога, мы потеряем право морального ВЫБОРА

Если бы мы знали, что Бог существует и что Он наказывает за злые дела, то наши хорошие цела. перестали бы быть результатом нашего личного свободного выбора между добром и злом. Для того чтобы выбрать добро, мы должны обладать свободой делать также и зло. Такой свободы у нас не будет, если мы будем ограничены "присутствием" Бога за нашей спиной. Другими словами, хороший шофер не тот, кто соблюдает правила уличного движения только в присутствии полицейского. Хороший шофер тот, кто аккуратно ведет машину даже в совершенно "бесконтрольном" городе — потому что он сознательно выбрал для себя правильное поведение.

4. Так как невозможно доказать существование Бога, сомневаться в этом — вполне естественно

Мы не можем эмпирически доказать существование Бога.

В существовании стола или кошки мы можем удостовериться путем прикосновения к ним или восприятия их с помощью других наших органов чувств. Бог не имеет физических, материальных' качеств. Бог нематериален. Человек может доказать существование конечного, физического мира. Человек не способен доказать существование сверхъестественного, метафизического, бесконечного. Неспособность доказать существование Бога подтверждает только тот факт, что Бог не имеет физических свойств — это одно из положений иудаизма (третий из тринадцати принципов Маймонида — Бог нематериален. Второзаконие, 4:12). Таким образом, сомнение в существовании Бога является естественным, допустимым и нормальным явлением, никоим образом не мешающим становлению хорошим евреем. Хороший еврей, однако, не может отрицать существование Бога. Главной миссией еврейского народа как раз и было несение идеи универсального (единого) Бога и единой морали человечеству. Евреи принесли миру этический монотеизм. Как мы увидим позднее, самые главные ценности в жизни человека — нравственность, или добро и зло как объективная реальность, не зависящая от личных или национальных особенностей или мнений, а также смысл жизни — связаны с отношением к вопросу о существовании Бога. Другими словами, если нет Бога, не может быть и объективного добра и зла, не может быть и смысла и цели человеческого существования. Вот по этим причинам серьезный еврей не может отрицать существования Бога, он должен бороться со своими сомнениями в Нем (название еврейского народа "Израиль", между прочим, означает "бороться с Богом"). Еврей должен проповедовать этический монотеизм, идею единого Бога как основу и универсальный стандарт нравственного поведения. Как сказал Эли Визель: "Еврей может любить Бога или бороться с Богом, но еврей не может игнорировать Бога".

НЕОБХОДИМОСТЬ ПРЕДПОЛАГАТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА

МОРАЛЬ

Первая ценность, зависящая от постулата существования Бога, — мораль. Если нет Бога, то не существует и трансцендентных понятий "правильного" и "неправильного", не зависящих от личного предпочтения того или иного человека. Молекулы и газы, законы природы сами по себе не могут быть "добрыми" или "злыми", "правильными" или "неправильными". Если материальный мир, природа — единственная объективная реальность и если нет нравственной силы помимо природы, "добро" и "зло" не являются объективной реальностью. Представление о нравственности, таким образом, становится чисто субъективным. Оно, это представление о нравственности, становится либо общепринятым, либо индивидуальным мнением, объективно не имеющим реального смысла. Большинство атеистических философов признают тот очевидный факт, что если не существует нравственного Бога, не может быть и универсальной (надчеловеческой) нравственности. Без Бога у нас могут быть только мнения о нравственности, но наши мнения относительно "добра" и "зла" в области поведения не более значимы, нежели мнения о "хорошем" или "плохом" мороженом.

Вот поэтому в "мирских", нерелигиозных обществах нравственность обычно является предметом "мнения"или "отношения" — элементом непостоянным, относительным. Относительность нравственности является прямым следствием отрицания существования Бога. "Мораль" превращается в другое название для личных мнений и вкусов. Наиболее красноречивый философ-атеист нашего века Бертран Рассел писал: "Я не знаю, как опровергнуть аргументы о субъективности этических ценностей, но я также не в состоянии верить в то, что жестокость плоха только потому, что она мне не нравится" (Цитата из книги Джермен Бри Камю и Сартр, издательство "Делл", Нью-Йорк, 1972, стр.15). Вторая часть этой мысли Рассела является как раз тем "узловым моментом", который мы обсуждаем. Беспричинная жестокость, по мысли атеистов, плоха только потому, что она нам не по душе. Отсутствие морали — врожденное свойство атеизма. Мы признаем, конечно, что существуют и "хорошие", порядочные атеисты. Однако их нравственные ценности базируются на атеизме или на трехтысячелетней религиозной морали? Чтобы вникнуть в этот аргумент, представим себе, что Бога нет, и попытаемся объяснить, почему Гитлер был "аморален ". Для атеиста и морального релятивиста (т.е. человека, мораль которого "относительна") единственным аргументом против ужасов фашизма будет то, что ЕМУ лично, как выразился Рассел, Гитлер не по душе. Нам могут возразить, что "в глубине души" любой человек понимает, что массовые убийства и пытки, санкционированные Гитлером, были "аморальными". Но откуда взялось это ощущение аморальности в "глубине вашей души"? Если нет Бога, это ощущение "в глубине души" — лишь преходящая личная эмоция, не имеющая надчеловеческого, объективного смысла. Не проще ли предположить, что кто-то вложил в наши души понимание добра и зла? Можно привести и другой "веский" аргумент атеистов:

нацистские преступления аморальны и "злы", ибо с практической точки зрения "плохо убивать людей", потому что люди могут ответить той же любезностью, и все общество превратится в побоище. Это не нравственный, а всего лишь прагматичный, рациональный аргумент. Следуя ему, можно придти к выводу, что совершение зла может быть весьма практичным делом. Подобные "рациональные" аргументы обычно оправдывают совершение преступления (объясняют его какой-либо временной или "исторической" необходимостью). Нацисты, например, были уверены в своей правоте, рационально отвергая возможность возмездия за убийства людей: "Если мы убьем их, то как же они могут убить нас?" Сюда же приплетались и прочие "прагматичные" идеи о "естественном отборе" и гибели слабейших, "ненужных" людей, отягощающих здоровое общество своим "ненужным" существованием. Если можно безнаказанно творить зло, то нет логической причины не делать этого. Наивно, таким образом, искать прагматичные аргументы против совершения преступления. Такими аргументами могут быть только моральные аргументы, которые часто довольно непрактичны. Возьмем, к примеру, такое довольно незначительное преступление, как уклонение от уплаты налогов. Прагматичный подход призывает к совершению преступления, а не наоборот. Довод, что все мы пострадаем,если все будут жульничать при заполнении налоговой декларации, никого не останавливает. Напротив, уклоняющиеся от уплаты налогов уверены, что почти все остальные жульничают, и именно этот факт служит для них оправданием. Именно потому, что все жульничают, и я должен, иначе пострадаю. Прагматизм диктует аморальное поведение по крайней мере так же часто, как он диктует поведение нравственное. Или кто-то скажет: разум говорит нам, что Гитлер был аморален, что Зло аморально в принципе. Согласно такому подходу разум должен привести нас к нравственному поведению без признания существования Бога. Но разве это так?

Разум часто подсказывает порочное поведение

Разум редко побуждает человека к нравственному поведению. Практически разум почти всегда заставляет человека оправдывать ("научно обосновывать", "рационализировать" и т.п.) самое аморальное поведение — от поддержки нацизма и коммунизма до мелкого мошенничества на работе и в быту.

Адольф Эйхман и другие нацистские убийцы поступали "разумно и рационально", выполняя приказы вышестоящего начальства и, ради продвижения по службе, посылая тысячи людей на мучительную смерть. Когда средний законопослушный немецкий обыватель закрывал глаза на истребление евреев, когда "простой советский человек" притворялся, что "не замечает", как среди ночи "берут куда следует" его соседей, они поступали совершенно "разумно и рационально", спасая собственную жизнь. И наоборот, те, кто помогал евреям в нацистской Германии или вступался за "врагов народа" в советской России, слыли в обществе "ненормальными". А ведь только они и поступали нравственно, идя наперекор разуму и инстинкту самосохранения! Приведем менее драматический пример: газета "Нью-Йорк тайме" обнаружила, что каждый третий американец, покидая мотель или гостиницу, непременно уносит с собой что-то, что "плохо лежит" — от пепельницы до постельного белья и картин. Естественно, никто из этих американцев не считает себя "вором". Каждый в уме оправдывает свое поведение тем, что "все так делают", что это всего лишь "сувениры" и что "гостиница и так богата — они даже не заметят пропажи"... Итак, разум нейтрален. Разум человека - это всего лишь инструмент, который может быть использован и во зло, и для доброго дела.

Разум не может требовать хорошего поведения, даже если он подсказывает его

Мы отлично знаем, что такое хорошо и что такое плохо. Во всяком случае, наш разум способен отличать одно от другого. Но большинству из нас известно также, что "подсказка" разума, когда он выбирает "добро", не обязательно заставляет или убеждает нас следовать этому разумному совету. Разум наверняка подсказывал многим немцам во время Второй мировой войны, что надо активно бороться против нацизма. Тот же разум подсказывает и американцам, что тащить "сувениры" из гостиниц — аморально и неэтично. Увы, разум бессилен заставить людей поступать нравственно. А те немногие немцы, которые все-таки нашли в себе мужество открыто выступить против нацизма, руководствовались наверняка не разумом. Что-то более высокое привело их к нравственному поведению. Учитывая эти два фактора — что разум может подсказать порочное поведение и что разум не может заставить нас поступать нравственно — мы приходим к выводу, что разум сам по себе не является гарантией нравственного поведения людей. Уравнение "разум=мораль" — это опасный миф.

Вернемся к изначальному вопросу. Если Бога нет, если Его мораль не является вечной и вездесущей и если она не влияет на выбор поведения каждого индивидуума, можем ли мы с уверенностью сказать: "Гитлер был аморален?" Увы, мы можем лишь пролепетать: "Мне лично поведение Гитлера не нравится".

Ничто из вышесказанного не следует понимать как отказ от разума, будь то в сфере религии или морали. Это означает только, что один лишь разум сам по себе, без высшего источника морали, без этического монотеизма, позволяет человеку выбрать нравственный путь. С другой стороны, вера в Бога сама по себе тоже может привести к злу. Разум без религии дал нам коммунизм. Религия без разума подарила человечеству крестоносцев, Аятоллу и Муаммара Каддафи.

Источник морали должен быть нравственным. А так как разум нейтрален, он не может быть источником морали. Источник морали должен стоять над разумом. С того дня, когда евреи предстали перед горой Синайской, и до нынешнего дня мы называем этом источник Богом.

СМЫСЛ ЖИЗНИ

Мораль не является единственной ценностью, существование которой зависит от презумпции о существовании Бога. Если физический, материальный мир является единственной реальностью, то есть если не существует метафизического источника жизни, то сама жизнь является довольно бессмысленным делом, лишенным цели. Такая жизнь есть не что иное как результат случайного совпадения бесконечного множества непредсказуемых факторов и обстоятельств, а человек — скоплением думающих молекул, познающих самих себя.

Мы отличаемся от всех других скоплений молекул лишь тем, что хотим верить, что именно наша комбинация молекул имеет высшую цель и смысл. Но это желание обманчиво. Нам просто невыносимо видеть по утрам в зеркале случайную комбинацию молекул, и мы придумываем смысл для своего существования. Бессмысленность жизни без Бога — это не просто аргумент, придуманный теологами и ревнителями религии. Это факт, пронизывающий всю философию экзистенциализма. Их аргумент звучит так: "Так как Бога нет, жизнь — всего лишь бессмысленное состояние материи. Поэтому мы должны поддерживать наше "существование и ничевошность" (по меткому выражению Жана-Поля Сартра) путем создания искусственного "смысла жизни", иначе жизнь будет невыносимо мучительной".

Для еврея материальный мир вполне реален. Но это не единственная реальность. Существует еще метафизическая реальность. Бог создал физическую, материальную реальность и наделил человека духовностью. Элемент духовности можно назвать "Божьей искрой", или "душой", или "святостью", или "образом и подобием Божьим" — все эти слова означают одно и то же: люди — не бессмысленные скопления молекул, перетасованных в просторах вселенной жестокой и безразличной природой. Люди созданы для определенной, осмысленной цели и наделены духовностью справедливым и любящим Богом. Поэтому еврей должен исходить из того, что Бог существует, и воплощать в жизнь этический монотеизм, даже если он сомневается в существовании Бога. Зачем такие хлопоты еврею? А затем, чтобы универсальные и непреходящие — абсолютные— эталоны добра и зла были приняты человечеством, ибо без них и без веры в

Бога, создавшего эти эталоны, мир будет весьма неудобным местожительством, моральным хаосом и бессмысленностью — как для верующих, так и для атеистов. Существование Бога крайне необходимо для мира, основанного на нравственности, и для высшего смысла жизни.

И тем не менее, скажут многие, сама вера в Бога — иррациональна, а иногда, при всей несовершенности этого мира, просто невозможна. Ну что ж, давайте тогда обратимся к вопросу о вероятности существования Бога.

ЕСТЬ ЛИ БОГ

Есть много убедительных аргументов за и против, но нам кажется, что аргументы в защиту существования Его убедительнее аргументов атеистов. Перефразируя высказывание Милтона Стайнберга, можно сказать: "Верующий в Бога должен объяснить себе только одну вещь — существование зла. У атеиста более сложная задача — он должен объяснить себе существование всего остального в мире." Существование зла в мире — это самый серьезный враг веры, и каждый верующий в Бога ежечасно подвергается мучительным искушениям засомневаться в доброте Его. Обратимся, однако, к словам Стайнберга, адресованным атеисту: "Если Бога нет, как вы объясняете существование добра в мире? Как объяснить существование сознания и совести. Любви? Прочих эмоций? Ума? Законов природы? Как объяснить наше собственное желание найти смысл и цель существования вселенной? Неужто все это — плод воображения случайно скопившихся молекул?"

Те из нас, кто верит в существование Бога, считают, что вышеуказанные нематериальные реальности исходят от нематериального же источника — Бога. Как атеист объясняет их существование? Обычно он объясняет их "научно", как "развитие и усложнение (самопроизвольное!) молекулярных систем". Даже если атеист не прибегает к "научному" объяснению, он приписывает появление нематериальных реальностей (сознания) "объективным силам природы", которые постоянно движут материю вперед в непрестанном ее развитии и побочно создают такие фокусы сознания, как любовь, удовольствие, гнев, зависть и т.д. Наука, верит атеист, со временем даст нам больше информации и эмпирического опыта — и мы во всем разберемся... Но наука объясняет лишь процессы, а не причины и цель всего этого круговорота. Никакой эмпирический опыт не дает ответа на простой вопрос: кто и зачем нагромоздил эти процессы во вселенной?

Конечно, мы можем предположить, что такие понятия, как красота, творчество, гармония, мораль и справедливость, законы природы, сложнейшие операции человеческого мозга, одним словом, все сущее исходит от неживого, но материального источника (эдакого вселенского компьютера). Но ведь компьютер этот Кто-то когда-то должен был запрограммировать! Логика и разум, не говоря уж о нашем интуитивном религиозном сознании, подсказывают нам, что если существует проект, то должен быть и Проектировщик. Если есть закон (природы, скажем), то должен быть и Законодатель. Если есть творчество, то должен быть и Творец. Даже следуя материалистическому взгляду на связь между причиной и следствием, нетрудно придти к мысли, что Бог существует...

Есть два возможных объяснения реальности: либо все во вселенной произошло в результате случайного совпадения, либо в результате творческого замысла. Выбор лежит, таким образом, между смыслом и бессмыслицей. Если Бога нет, то нечего и рассуждать о смысле жизни, о добре и зле, а уж тем более о "творческом замысле" — все это моментально превращается в плод наших умственных усилий, направленных на упорядочение всей бессмыслицы и хаоса окружающего нас мира. Но как только мы признаем, что нематериальные аспекты жизни являются объективной реальностью; мы тут же неминуемо придем к мысли, что Бог существует. Откуда же еще взяться всем этим нематериальным "тонкостям"? Не аминокислоты же и газы соткали такие понятия, как правда, смысл, добро и зло...

Милтон Стайнберг писал: "Вот это и есть интеллектуальное обоснование веры в Бога. Вера эта нелегка, но она — наилучший ключ к загадке происхождения вселенной". (Анатомия веры, издательство Харкоурт Брайс, Нью-Йорк, 1960, стр.88-96).

Существует, однако, еще одна загадка, ответ на которую подтверждает факт существования Бога — это существование и роль евреев. История и, что наиболее загадочно, потрясающее влияние еврейского народа на ход мировой истории — все это нельзя объяснить, если пользоваться критериями, применяемыми к любому другому народу в этом мире.

Прежде всего, небывалая способность еврейского народа сохраняться и выживать .как самобытная и устойчивая национальная общность не знает прецедента. Среди всех прочих народов мира только евреи сохранили свою культуру и традиции целиком на протяжении почти четырех тысяч лет весьма бурной истории. Только евреи смогли уцелеть как нация несмотря на то, что их дважды лишили исторической родины, несмотря на рассеяние по всему миру и бездомность на протяжении двух тысяч лет, несмотря на ненависть и гонения в каждой стране своего пребывания. Только евреи уцелели, несмотря на неоднократные попытки уничтожить физически весь еврейский народ, несмотря на то, что почти все народы, среди которых они жили, изгоняли их рано или поздно. И только евреи умудрились восстановить свою государственность, вернуться на землю предков, разговаривать и писать на языке трехтысячелетней давности и, главное, молиться и служить все тому же Богу! Загадка выживания евреев интриговала почти всех историков и философов мира. Среди последних, возможно, Марк Твен выразился наиболее красноречиво:

"Египет, Вавилон и Персия возвеличились, расцвели, заполнили планету блеском и грохотом своей славы... а затем растворились в небытии Истории. Греки и римляне последовали за ними. Многие прочие нации возвышались, высоко держа факел своего величия, но факел догорел, и вот они уже сидят в потемках, если вообще еще живы... Еврей всех их видел, всех победил, и сегодня он такой же, каким был всегда, без малейших признаков разложения или упадка, никакой старческой дряхлости нет у этой нации, ни затемнения ума, ни ослабления воли. Все та же неуемная энергия, все то же неукротимое движение. Все в мире преходяще и невечно, кроме евреев. В чем же секрет этого бессмертия?" (Журнал Харпер, сентябрь 1899 года). Для еврея, конечно, "секрет бессмертия" заключается в участии Бога в ходе еврейской истории. Просто! Но существует нечто еще более загадочное, чем простое выживание еврейского народа и его влияние на историю человечества. Как объяснить тот факт, что небольшая группа некультурных и бездомных рабов покинула Египет и принесла человечеству понятие единого Бога, этический монотеизм, понятие абсолютной, всечеловеческой и универсальной моральной ответственности, понятие святости человеческой жизни (человек сотворен по образу и подобию Божьему), идею прогресса (не "циклического", возвращающегося "на круги своя", а' восходящего к вершинам совершенства в ходе истории человечества), идею мессианства, пророков. Библию, Десять Заповедей... Если бы не евреи, то не было бы ни христианства, ни ислама, ни марксизма, ни социализма, ни гуманизма, ни фрейдизма...Не все эти "измы" одинаково хороши для человечества, как показывает история, но все они повлияли на ход исторического развития коренным образом! Неудивительно, что юдофобы, или просто антисемиты, так много и упорно говорят о "мировом заговоре евреев". Величайшие державы мира почему-то всегда были озабочены и порою напуганы самим фактом существования этой численно ничтожной нации. Римляне, церковь, канувший в историческую помойку национал-социализм, здравствующий ныне лагерь социализма советского толка, исламский мир и даже сама Организация Объединенных Наций — все они внесли свой весомый вклад в "еврейский вопрос" и, как правило, не в пользу евреев... В нынешнем мире проживает менее 14 миллионов евреев среди 4,5 миллиардов соседей по планете. На каждую тысячу жителей планеты приходится всего лишь по два с половиной еврея — и они оказываются в центре всеобщего внимания! И-это ничтожное вкрапление евреев в человечество всегда находится в центре мировых, национальных, районных, местных и местечковых событий...

Для верующего еврея его роль в круговороте человеческой истории всегда ясна: еврей в принципе ничем не отличается от любого человека. Любой человек может стать евреем, приняв иудаизм. Поэтому объяснение еврейского влияния на события в мире следует искать не в самих евреях, а в религии, которую они исповедуют — иудаизме. Это не евреи "играют роль в истории", это нечто сверхисторическое вмешивается в дела людей. Возможно, это Бог.

Когда человек полностью осознает уникальность идеала монотеизма (единобожия), когда постигает великолепие самого факта возникновения этого идеала в умах сразу многих людей в одно и то же историческое время, среди только одного народа мира... Когда человек, нормальный, думающий человек, осознает и признает совершенно уникальное влияние иудаизма на историю человечества, человек этот приходит к выводу: либо сверхчеловеческие существа, либо сам Бог являются создателями иудаизма и этического монотеизма. Бог представляется более вероятным вариантом.

АТЕИЗМ

Мы полагаем, что недостаточно привести веские аргументы в пользу существования Бога. Следует еще рассмотреть природу атеизма и его истоки. Что именно приводит людей к отрицанию Бога? Мы разделили атеистов на следующие пять категории:

1. Атеисты, отрицающие Бога потому, что идея о Нем была преподнесена им в упрощенной, примитивной. детской или искаженной и, следовательно, неубедительной форме

К сожалению, надо признать, что Бог порою преподносится нам в довольно-таки глупой форме. Типичный пример: старый дед с седой бородой, сидящий на облаке, весь в сиянии голубых молний. Такой Бог, безусловно, может стать объектом насмешек атеистов и персонажем атеистических карикатур. Именно о таком Боге говорили советские космонавты, уверяя человечество с орбиты, что никакого "Бога" они не видели... Второй пример распространенной профанации идеи Бога:

Бог — это некий своего рода небесный благотворитель, раздающий бесплатные блага, как председатель профсоюза раздает бесплатные путевки в санаторий. Он служит нам, а не мы Ему.

Третье, и самое страшное, искажение идеи Бога — это когда зло творится людьми "во имя Его". Это излюбленная тема атеистов, они часто приводят примеры злодеяний церкви, объясняя таким образом полное отсутствие связи между моралью и Богом. Любопытно, что евреи, пострадавшие от злодеяний церкви больше всех прочих народов, отнюдь не склонны разделять это мнение атеистов. Напротив, невзирая на то, что их мучители и палачи прикрывались именем Бога, евреи не потеряли веры в Него. Евреи лишь укрепились в осознании важности своей миссии в мире. Для иудаизма аргумент атеистов об "аморальности религии" не представляется серьезным, ибо согласно иудаизму одна лишь вера в Бога не делает людей хорошими и добрыми. Бог — лишь основа морали. Но чтобы сделать мир добрым, а людей праведными, нужны еще два условия: признание первостепенности морали и применение разума.

Более того, если мы станем отвергать Бога только потому, что отдельные индивидуумы или группы людей вершат зло "во имя Бога", то с таким же успехом мы сможем отвергнуть законы, науку, секс и все прочее, что составляет смысл или фундамент человеческого бытия. Закон может отправить преступника в тюрьму. Закон также может поставить преступника у власти, как это было в нацистской Германии и как это происходит сегодня в Советском Союзе. Наука может излечить миллионы людей, а может и уничтожить те же миллионы... Секс — это прекрасно, но существуют также сексуальные маньяки и насильники. Тот факт, что люди способны опорочить имя Бога, извратить законы, использовать научные достижения для массового уничтожения людей и превратить самое приятное и интимное в способ унижения, свидетельствует лишь о врожденной способности людей принижать, "заземлять", уродовать такие высокие идеалы, как Бог, мораль, разум. Но без этих идеалов человек, как и человечество в целом, долго не протянет...

Вот поэтому нам хотелось бы пригласить атеистов вышеуказанной первой категории поинтересоваться, как представлена идея Бога в еврейских источниках. Иудаизм принес в мир идею единобожия. Атеисты увидят, что концепция человекоподобия Бога или представление его в виде некоего раздатчика благ с небес чужды иудаизму. Слушая Бога на горе Синайской, Моисей полюбопытствовал, как зовут Бога. На что Бог ответствовал: "Я есть Тот, Кто есть". Еврей не может знать. Кто или Что есть Бог. Еврей может лишь знать, что Он есть, и постигать то, что Он хочет.

2. Атеисты, которые отвергают Бога, взбунтовавшись против семьи, своего происхождения, власти как таковой

Бунт против религии родителей — типичный признак стремления к самоутверждению в семьях, где отношения между родителями и детьми сложились неудачно. Такое отрицание Бога типично не только в тех семьях, где родители "тираны". Это может случиться в семьях, где детям "все дозволено". Избалованные дети часто вырастают скептиками, отвергающими любой авторитет, от Бога до правительства, до преподавателя в школе. Избалованные дети вырастают эгоистами, видящими себя как бы "в центре вселенной".

3. Атеисты, отвергающие Бога потому, что были воспитаны в атеистической среде

Хотя немногие из атеистов готовы признать это, но их взгляды на Бога и религию сложились у них в семье, и они приняли их некритически. Атеисты часто говорят, что верующие унаследовали свои верования в семье или в социальном окружении. Но те атеисты, которые не попытались проверить правильность своих взглядов, своего отрицания Бога в спорах с мудрыми, хорошо осведомленными верующими, обсудив с ними различные жизненные ситуации, должны признать, что неверие механически приобретено ими в их семье. Поэтому, если атеист ищет истину, стремится усовершенствовать себя и улучшить мир, то он обязан вступать в контакты с верующими и познакомиться с религиозной литературой, прежде чем замкнуться в своей атеистической догме. Интеллектуальная честность и стремление к нравственному поведению требуют такого подхода.

4. Атеисты, отвергшие Бога из-за страданий человечества или своих собственных

Что можно сказать тем, кто отверг Бога, пережив личную трагедию — смерть близких, раскол в семье? Таким людям не нужны наши научные аргументы, им нужны сострадание, любовь и дружеская поддержка... И, тем не менее, отрицание Бога в результате личной травмы — это скорее эмоциональное, нежели рациональное поведение. Наши страдания не есть доказательство отсутствия Бога, равно как наши радости не доказывают, что Он есть. Мы также должны отличать страдания, причиненные человеком, от страданий, вызванных катаклизмами природы. Только второй вид страданий имеет отношение к вопросу о существовании Бога. Зло, причиненное людьми... Подумаем, каково евреям сохранить веру в Бога, пережив Освенцим? Как можем мы верить в Него, если Он позволил нацистам уничтожить шесть миллионов людей, в их числе — более миллиона детей, отравленных газом, сожженных в печах, убитых на операционных столах в ходе "научных экспериментов" над живыми людьми?! Как верить в Него после того, как из нашей кожи понаделали абажуров для настольных ламп, а наши тела были превращены в бруски мыла? Каждый еврей задавал себе эти вопросы, и не раз. Авторы этой книги выросли в США уже после Второй мировой войны. Мы не испытали на себе ужасов Катастрофы. Но она оставила глубокую рану в нашем сознании. Частичка нас умерла, была убита — вместе с жертвами геноцида. Но и эта трагедия нашего народа не убила в нас веру в Него.

Во-первых, не Бог, а люди построили газовые печи в Освенциме. Иудаизм предполагает, что людям была дана свобода выбора. Возможно, многие из нас предпочли бы, чтобы все люди были созданы Им одинаково добродетельными, как роботы, запрограммированные против зла. Увы, это невозможно. Только там, где существует возможность зла, может быть свободный и сознательный выбор добра.

Во-вторых, если Катастрофа может служить причиной отрицания существования Бога, как быть с фактом исторического выживания евреев, их уникального влияния на ход мировой истории? Как объяснить возрождение Израиля?

В-третьих, после Катастрофы, возможно, некоторым трудно верить в Бога. Но еще труднее — да просто невозможно — верить в людей! Вместе с шестью миллионами евреев, надо помнить, погибли десятки, если не сотни миллионов людей других национальностей, ставших жертвами нацизма и коммунизма. После Освенцима и ГУЛАГа мы просто обязаны похоронить навеки миф о том, что человек является самым разумным и высшим существом. После этих ужасов у нас остался выбор: либо верить в то, что над человеком есть Бог, либо вообще ни во что не верить. Вопрос, таким образом, должен быть не "где был Бог во время Освенцима и ГУЛАГа?", а "где был и есть человек, допустивший и сотворивший эти кошмары?" Страдания, причиненные природой человеку. Когда мы сталкиваемся с такими трагедиями, как эпидемии, землетрясения, засухи, потопы и т.п., нам еще труднее верить в доброту Бога. В наше время, правда, человечество научилось смягчать последствия природных катастроф. Но это — слабое утешение, если речь идет о выборе между атеизмом и верой. Иудаизм уделяет много внимания этой пролеме. В Книге Иова, например. Библия описывает ужасные страдания человека, который был весьма добронравным и богопос-лушным. Вопрос ставится вполне созвучно нашей эпохе:

"Если Бог есть добро, то почему люди страдают?" Вопрос этот вечен... Друзья Иова отвечают на него так:

"Страдания Иова как символического представителя всех людей — это наказание за грехи наши". Иудаизм отвергает такой ответ. Он не удовлетворяет верующих евреев, которые. могут задать встречный вопрос: "Но почему за грехи всех страдают праведные люди?" В Библии после тридцати семи глав, описывающих страдания, слезы, противоречия и сомнения. Бог дает Иову (и нам) следующий ответ:

Господь отвечал Иову из бури и сказал: Кто это, омрачающий Провидение словами без смысла? Препояши ныне чресла свои. как муж: Я буду спрашивать, а ты объясняй Мне: Где ты был, кого я Я полагал основания Земли?.. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить Господство его на земле?.. Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?.. Будет ли состязающийся со Вседержателем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему! И отвечал Иов Господу и сказал: Вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе?

(Книга Иова, 38-40)

Как понять этот ответ Бога Иову? Просто: Бог есть Бог, и кто мы такие, чтобы постичь Его пути? Одно изречение на древнем иврите звучит так: "Если бы я познал Его, я уже был бы Им". Возможно, это не совсем тот ответ, который нам хотелось бы услышать от Бога. Но что именно хотели бы мы услышать? Можем ли мы сами четко сформулировать ожидаемый ответ? Конечно, иудаизм мог бы создать и более "популярный" образ Бога. Несомненно, можно было бы "затушевать" страдания (как это и сделано во многих восточных религиозно-философских системах и писаниях), можно было бы объяснить страдания людей наказанием за их греховность (как это и объясняется в христианстве). Но иудаизм этого не делает.

Человеку мыслящему и интеллектуально честному иудаизм представляется религией, чуждой компромисса относительно образа Бога. В лоне иудаизма можно утверждать, что Бог существует, не отрицая при этом роль разума и не стыдясь мучительных сомнений и вопросов о сути Его. Более того, для еврея и его сомнения, и его разум — это еще более убедительное подтверждение того факта, что в конечном итоге существуют и Бог, и смысл жизни, и — да, смысл наших страданий.

5. Атеисты, отвергнувшие Бога, познакомившись с аргументами обеих спорящих сторон

Остается еще немногочисленная группа атеистов, не входящих в предыдущие четыре категории. Они пришли к выводу, что Бога нет, не потому, что слепо приняли атеистические догмы, преподнесенные им другими неверующими, и не потому, что взбунтовались против общества, семьи или власти, и не потому, что образ Бога был преподан им в наивной, неубедительной форме, и не потому, что эмоционально восстали против идеи Бога после пережитых страданий — а лишь потому, что искренне пытались верить и вести религиозный образ жизни, и даже читали мудрые книги на религиозные темы и вели дискуссии с образованными верующими людьми, но... остались при своем отрицательном мнении. Честно говоря, нам лично не довелось встречаться с такими атеистами, но мы знаем об их существовании по их книгам и статьям в прессе. Однако эти "интеллектуальные" атеисты стоят перед тем же извечным вопросом: если мораль субъективна, если реальность — результат случайности, если, как писал Достоевский в "Братьях Карамазовых","... Бога нет — тогда все можно", то что же утверждает атеизм?

Ответ, естественно, один: атеизм не утверждает ничего, хотя это не означает, что у атеистов этой группы нет ничего "позитивного". Просто атеисты заменяют Бога — единого Бога — своими собственными "маленькими божками": гуманизмом, искусством, разумом, государством (или "Старшим Братом", как у Джорджа Орвелла в его романе "1984" или как у коммунистов в "соцлагере"), идеологией, наукой, прогрессом, революцией, культурой, образованием, счастьем... собой, наконец. И вопрос тут не в выборе между верой и неверием, а в выборе между верой в Бога и верой в "божков", идолов. Человечество заплатило дорогой ценой — ценой миллионов жизней и мучительных страданий, познавая простую истину: без Бога все вышеперечисленные идолы и искусственные ценности становятся бессмысленными и даже опасными, особенно когда они превращаются в самоцель, поставленную выше абсолютов добра и зла.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, атеизм не более убедителен в плане объяснения загадки жизни и происхождения вселенной, нежели вера в Бога. Сам Вольтер, ярый противник "организованной" религии, писал: "На стороне верующих в Бога — масса трудностей, на противоположной стороне — масса абсурда".

Атеизм страдает не только недостатком членораздельных ответов на простые вопросы и не только отсутствием основы нравственности, атеизм — весьма негибкая и интеллектуально ленивая доктрина. Вопреки общепринятому заблуждению об интеллектуальности отвергателей Бога, атеисты, в большинстве своем, гораздо менее критичны по отношению к своим убеждениям, нежели верующие люди.

Многие евреи сегодня сомневаются в существовании Бога, но они живут и ведут себя так, как будто Бога нет. Они — агностики, но ведут атеистический образ жизни. Чтобы жить полнокровной еврейской жизнью, несмотря на сомнения в отношении существования Бога, надо всего лишь прислушаться к убедительным интеллектуальным, нравственным и экзистенциальным доводам в пользу существования Его.

Можно быть агностиком в теории, но на практике мы живем либо еврейской жизнью, либо так называемой "светской" — бездуховной. Главная цель нашей книги, как вы увидите в следующих главах — показать преимущества еврейской жизни.