Ноябрь 2017 / Кислев 5778

ГЛАВА МАСЭЙ

ГЛАВА МАСЭЙ

Стоянки в пустыне

Во время своих скитаний по пустыне евреи имели сорок две стоянки:

Раамсэс. В этом египетском городе евреи остановились 15 нисана 2448 в день исхода из Египта.

Суккот. Лагерь, где Ашем впервые осенил сынов Израиля Облаками Славы.

Этам.

Пи Ахирот. Вновь войдя в Египет, евреи направились в эту местность, где находился храм египетского идола Баал Цефона. Этим Ашем намеревался сбить с толку преследующих их египтян.

Mapа. Оазис с горькой водой, из-за которой евреи возроптали. Здесь они получили некоторые заповеди, в том числе мицву о соблюдении Шабата.

Эйлим. На этой стоянке Ашем поддержал евреев двенадцатью источниками воды (по одному на каждое колено) и семьюдесятью финиковыми пальмами, под которыми могли отдохнуть семьдесят старейшин.

Побережье Ям Суф.

Пустыня Син. Это изначальное название пустыни Синай. Последняя буква, иуд, чье числовое значение равно десяти, была добавлена к нему после того как на горе в этой пустыне еврейскому народу были даны десять заповедей.

Дафка. Здесь, объятые страхом, забились (дафку) сердца сынов Израиля, устрашенных перспективой голодной смерти.

Алуш. На этой стоянке был дан Небесный хлеб — ман. Название Алуш напоминает о гостеприимстве Авраама и Сары. Когда ангелы пришли в шатер Авраама, он приказал своей жене Саре: «Замеси (луши) тесто и испеки мацот для наших гостей». Оценив радушие Авраама и Сары, Ашем поддержал евреев в пустыне Небесной пищей.

Рефидим. Здесь евреи страдали от недостатка воды. Это испытание было послано им в наказание за то, что они стали уделять мало времени изучению Торы и пренебрегать мицвот (рафу ядаим — ослабли руки). Кроме того, они роптали и сомневались в том, что Ашем обитает в их среде. На этой же стоянке на них напал Амалек.

Пустыня Синай. Достигнув горы Синай, евреи получили Тору.

Киврот Атаава. Здесь были наказаны Ашемом и похоронены те, кто страстно возжелал мясо.

Хацерот. На этой стоянке Мириам была поражена цараат.

Ритма. Отсюда были посланы разведчики, чтобы исследовать Эрец Исраэль. Название этой стоянки (оно происходит от слова ротем) намекает на клевету разведчиков на Эрец Исраэль.

Лашон ара подобен уголькам от дерева ротем. Угольки этого дерева имеют одну особенность: они сохраняют внутри жар даже тогда, когда кажутся снаружи совершенно потухшими (Теилим 120:4).

Подобным образом действует и человек, распространяющий лашон ара: создавая видимость дружелюбия, он тайно поражает жертву в спину отравленными стрелами клеветы.

Римон Перец.

Ливна.

Риса.

Кеэлата. В этом лагере Корах собрал (киэль) своих сообщников, подстрекая их к бунту против Моше и Аарона.

Гора Шефер. Гора, на которой произрастали прекрасные плодовые деревья.

Xарада. Здесь евреи трепетали из-за мора, которым их поразил Всевышний.

Мак'элот.

Тахат.

Терах.

Митка. Вода на этой стоянке обладала приятным (маток) вкусом.

Хашмона. о Мосерот.

Бней Лакан.

Хор Агидгад.

Йотвата.

• Аврона.

Эцион Гевер.

Кадэш. Здесь было освящено Имя Ашема. Это произошло, когда Он возвестил, что Моше и Аарон не войдут в Эрец Исраэль, ибо они согрешили (кадэш значит «освященный»).

Ор А ар. Гора, на которой умер Аарон. о Цалмона.

Пун он. Здесь на евреев напало несметное количество ядовитых змей, укусы которых несли грешникам смерть (пуну лемита).

Овот.

Иим.

Дивон Гад.

Алмон Дивлатайма. Это то же место, что и Нахалиэль. Оно было названо Алмон Дивлатайма, чтобы мы осознали: Колодец Мириам исчез (неэлам), согласно решению строгого Б-жественного суда, за то, что евреи оставили Тору, которая слаще меда смоковницы (двела).

Горы Аварим.

Лагерь, раскинувшийся от Бейт Аешимот до Авел Ашитим на равнине Моава.

Здесь пали 24 000 евреев из-за того, что совершили грех поклонения Пеору.

Почему были записаны названия стоянок

Во времена скитаний по пустыне Моше постоянно записывал названия стоянок. Когда через сорок лет евреи подошли к берегам Иордана, Б-r повелел ему составить полный список тех мест, где они устраивали свои лагеря.

Почему Тора описывает маршрут странствий евреев по пустыне? Вот некоторые из причин:

1. Будущим поколениям тот факт, что народ численностью в несколько миллионов выжил в условиях сорокалетних скитаний по пустыне, может показаться почти невероятным, и они, естественно, будут пытаться интерпретировать этот период истории, выдвигая разнообразные гипотезы. Одной из них может быть гипотеза, согласно которой евреи путешествовали по обитаемым местам и, подобно другим кочевым племенам, использовали встречавшиеся на своём пути источники воды и питались дикорастущими растениями, а во время длительных стоянок имели возможность даже собирать урожай культурных растений.

Тора дает подробное описание пустынь, которые пересекали евреи. Большинство из них были необитаемы, ибо в них отсутствовали и вода, и растительность, поэтому такое большое количество людей выжить в этих условиях, вне всяких сомнений, не могло.

Обозначая названия стоянок, Тора преисполняет наши сердца верой в то, что Б-г Сам чудесным образом вел наш народ через пустыни. Поколениям прошлого об этих местах было известно все до мельчайших подробностей, и они прекрасно понимали, почему они были непригодны для обитания.

2. Перечисление стоянок способствует расширению наших представлений о доброте Ашема. Согласно Его приговору, евреи были обречены на сорокалетние скитания, однако, при выполнении Своего приговора, Он проявил к ним величайшее милосердие.

Из сорока двух разбитых евреями лагерей в четырнадцати они стояли в первый год своих странствий, до того как разведчики были отправлены обследовать Эрец Исраэль, и в восьми — в сороковой, после смерти Аарона. Таким образом, за тридцать восемь лет у них было только двадцать стоянок. Более того, одна из стоянок, Кадэш, длилась девятнадцать лет, а значит, за оставшиеся двенадцать лет они побывали на девятнадцати стоянках (в среднем по году на каждой).

3. Тора называет стоянки евреев для того, чтобы показать нам, что их странствия были предопределены Б-жественным планом.

У одного человека был очень больной сын, и, стремясь вылечить его, он водил ребенка от врача к врачу, из одной больницы в другую.

В конце концов мальчик поправился, и отец смог взять его домой. По пути он показал сыну все места, где тот проходил лечение или был оперирован.

«Помнишь, — спросил он, — как мы оставались в этой палате на ночь?» Подойдя к следующему памятному месту, он сказал: «Здесь у тебя была простуда», — а у другого такого места напомнил: «Здесь ты мучился головной болью».

Подобным образом воздействует на наше сознание и Тора. Описывая многочисленные стоянки евреев в пустыне, она подчеркивает, что такой образ жизни они вели согласно воле Ашема и что перенесенные еврейским народом после Исхода из Египта испытания способствовали их нравственному исцелению.

Ведя Поколение Пустыни через страдания к очищению, Ашем стремился к тому, чтобы достигнутый им высокий уровень духовности стал естественным потенциалом моральных качеств для потомков. На каждой стоянке евреи сталкивались с новым искушением. Например, стоянка, где они сделали золотого тельца, породила у них стремление к идолопоклонству, а Киврот Атаава возбудила низменные физические желания. Подвергая евреев очередному искушению, Ашем таким образом проверял, будут ли они, борясь с этим искушением, укреплять свой дух с помощью Торы и заповедей.

Ашем повелевает изгнать народы, живущие в Ханаане, и определяет границы Земли

Ашем предупредил Моше, что сыны Израиля должны изгнать или уничтожить семь населяющих Ханаан народов, ибо, продолжая жить на этой земле, хананеи в конце концов приведут евреев к духовному упадку.

Всемогущий описал Моше точные границы Эрец Исраэль. Знание точных ее границ необходимо, потому что заповеди, связанные с Землей Израиля (такие, как соблюдение шмиты и отделение трумы и маасера от урожая), мы обязаны исполнять лишь в пределах этих границ.

Города левитов, предназначенные служить убежищами

Колено Леви в отличие от других колен не получило надела в Земле Израиля. В отличие от земледельцев, левиты служили в Храме и посвящали свою жизнь изучению Торы.

Ашем повелел, чтобы левиты проживали в сорока восьми городах Эрец Исраэль.

Каждому из этих городов придавалась полоса земли шириной в 3000 локтей (1500м). Из них одну тысячу локтей оставляли открытыми, а остальные земли засаживали садами и виноградниками.

Согласно повелению Ашема, шесть из сорока восьми городов — три в Эрец Исраэль и три на восточной стороне Иордана — официально являлись городами-убежищами для людей, совершивших непреднамеренное убийство. Остальные сорок два города левитов также служили убежищами, однако шесть упомянутых выше городов имели особый статус.

Во-первых, они являлись убежищами для человека, совершившего непреднамеренное убийство, даже если он не знал, что находится именно в таком городе. Другие города левитов защищают человека, виновного в непреднамеренном убийстве, только в том случае, если ему известно, что он находится в городе-убежище.

Во-вторых, в шести городах убийца мог жить, не платя за жилье. В других городах он был обязан платить за жилье левитам.

Почему именно городам левитов Ашем отвел роль убежищ?

1. Обычно друзья и родственники даже случайно убитого человека, испытывая к убийце чувство ненависти, стремятся избегать его общества. В отличие от них, левиты всецело подчиняют свои чувства воле Ашема и не могут отвергнуть даже убийцу своих близких друзей или родственников.

2. Обитание в характерной для городов левитов возвышенной обстановке святости приносило убийце большую пользу и благоприятно влияло на его нравственность. Согласно Б-жественному плану, оно помогало такому человеку раскаяться в своем грехе и искупить его.

Тяжесть греха кровопролития

Убийство человека расценивается как разрушение целого мира. Кровь человека, у которого насильно отнята жизнь, не успокаивается до тех пор, пока не будет отомщена, и ее протест отражается на всей вселенной.

Когда Каин убил своего брата Эвеля, Ашем упрекал его: «Ты пролил не просто его кровь, но кровь грядущих поколений. Кровь его неродившихся детей взывает ко Мне и будет взывать, пока не наступит конец всех поколений».

Под влиянием своей злой жены Иезевели царь Ахав убил человека по имени Навот, ибо желал завладеть его виноградником.

Через три года Ахава посетил царь Иеуды Иеошафат, его союзник и родственник со стороны жены. Ахав спросил Иеошафата, встанет ли тот на его сторону в войне против царя Арама, захватившего еврейский пограничный город. Иеошафат ответил согласием, однако поставил условие, что вначале они узнают, как относится к этой войне Ашем.

Когда перед Ахавом предстали четыреста пророков Баала, он спросил их:

— Нужно ли мне атаковать Рамот Гилад или нет? Делая вид, что говорят от имени Ашема, лжепророки единодушно провозгласили:

— Иди, и Б-г предаст его в твои руки. Однако, услышав, что все их пророчества звучат совершенно одинаково, Иеошафат понял, что они не Б-жественного происхождения: Б-г обращается к пророкам по-разному, и истинное прорицание уникально по стилю и выразительности.

— Неужели Ашем не оставил здесь ни одного Своего пророка? — спросил Иеошафат, намекая на избиение пророков Всевышнего царицей Иезевель.

— Человек, говорящий от имени Ашема, здесь есть. Это Михаяу бен Имла, — отвечал Ахав. — Я ненавижу его, ибо он предсказывает мне только дурные вести.

— Не говори так, — сказал Иеошафат. — Он передает только то, что открывает ему Ашем.

Тогда Ахав приказал немедленно доставить к нему Михаяу.

Тем временем вокруг сидящих у ворот Шомрона Ахава и Иеошафата столпились пророки Баала, предсказывающие царям успех и удачу. Один из них, Цидкияу бен Кенаана, указывая на сделанные им самим железные рога, возвестил:

— Ашем говорит: «Этим ты пронзишь Арама насмерть».

Прибыв в дом Михаяу, посыльный Ахава сказал:

— Царь приказывает тебе прийти и пророчествовать о войне против Арама. Хочу предупредить тебя, что все другие пророки предсказали им успех. Смотри, не испорти все плохим предзнаменованием!

Михаяу ответил:

— Клянусь, что буду говорить только то, что скажет мне Ашем.

Когда Михаяу предстал перед царями, Ахав спросил его:

— Следует ли мне идти на Рамот Гилад войной или нет?

Михаяу ответил, не упоминая имени Ашема:

— Иди, и (пусть) ты победишь. Ахав понял, что эти слова были личным благословением Михаяу, а не пророчеством. Он умолял его открыть правду от имени Ашема. Тогда Михаяу дал такое пророчество:

— Я вижу, что евреи разбросаны по холмам, словно овцы без пастуха. Ашем сказал: «У них нет хозяина (ибо ты, Ахав, будешь поражен в войне), но народ вернется домой с миром».

Обратившись к Иеошафату, Ахав сказал:

— Не говорил ли я тебе, что этот человек ненавидит меня и дает мне только мрачные предсказания?

— Поскольку ты подозреваешь меня во лжи, — сказал Михаяу, — я открою мое видение полностью, чтобы ты смог увидеть истину.

Я вижу Ашема, восседающего на Своем Небесном Троне. С одной стороны от него стоят обвиняющие ангелы, с другой — защищающие.

Всемогущий спрашивает: «Кто убедит Ахава пойти войной в Рамот Гилад и погибнуть?»

Среди Небесных ангелов возникает спор. (Грехи Ахава сравнивали с его заслугами. Он был виновен в идолопоклонстве и других грехах, однако его судьба все еще не была решена.)

Перед Небесным Троном предстает дух убитого Навота. Он говорит: «Я смогу убедить Ахава пойти на войну».

Ашем вопрошает его: «Каким образом?»

Дух Навота отвечает: «Я стану духом лжи в устах всех пророков Ахава».

Ашем провозглашает Свое окончательное решение: «Ты сможешь убедить его. Иди и сделай это!»

Видение Михаяу объясняется тем, что именно дух Навота, жаждущий отмщения за пролитую кровь, и поставил печать на вынесенном Ахаву смертном приговоре.

Завершая свое прорицание, Михаяу сказал: «Теперь ты и сам видишь, что все твои пророки лгут.

Ашем определил для тебя недоброе». (Иными словами, не иди на битву, а раскайся.)

Приблизившись к Михаяу, лжепророк Цидкияу бен Кенаана так сильно ударил его по щеке, что пролилась капля крови праведника. Эта капля временно искупила грехи всех евреев, и ни один из них не погиб в битве против Арама.

Царь Ахав приказал:

— Отведите Михаяу в тюрьму и давайте ему лишь немного хлеба и воды до тех пор, пока я не вернусь с миром.

— Если ты вернешься с миром, считай, что Ашем ни о чем не говорил со мной, — произнес схваченный стражниками Михаяу.

Напуганный словами прорицателя Ахав сказал Иеошафату:

— Я буду сражаться не в своем царском облачении, а в одежде простого воина, ты же можешь облачиться в царские одежды.

Армии двух еврейских царей готовились к битве против Арама. Царь Арама приказал своим воинам:

— Цельтесь только в царя Израиля.

Сначала воины Арама приняли за царя Израиля Иеошафата. Видя множество со свистом проносящихся мимо него стрел, он воззвал к Ашему, и враги, поняв, что ошиблись, стрелять в него прекратили.

Ахав не был узнан врагами. Однако, если Б-г принимает решение, ноги человека сами ведут его к смерти. Выпущенная наугад из вражеского лука стрела пронзила доспехи Ахава и смертельно ранила его. Хотя Ахав чувствовал, что истекает кровью, он мужественно стоял в своей колеснице до тех пор, пока не была закончена битва. Понимая, что умирает, он не отдал своему колесничему приказа увезти себя с поля боя, чтобы не деморализовать армию.

Согласно предсказанию Михаяу, ни один еврей в этой битве не погиб. В ту ночь умер только Ахав.

Приведенный эпизод показывает, сколь сурова Б-жественная кара за грех кровопролития.

Этот грех так ужасен, что требует сурового наказания, даже если совершен неумышленно. Не бывает пострадавших случайно, все несчастья происходят в соответствии с Б-жественным провидением, по причинам, известным одному Всевышнему. Обычно произошедшая трагедия искупает ранее совершенное преступление жертвы и, более того, как свидетельствует Гемара, указывает на то, что преступник и сам предрасположен к подобному злодеянию (Макот 106).

Как Б-г наказывает двух убийц, если один из них действовал умышленно, а другой — неумышленно, но ни тому, ни другому убийству не было свидетелей?

Всемогущий делает так, что их пути пересекаются: спускаясь по лестнице, совершивший неумышленное убийство падает на находящегося в этот момент под нею убийцу, который действовал умышленно. Погибая, преступник, действовавший по умыслу, получает, таким образом, полагающееся за это наказание. Человек, совершивший неумышленное убийство, также получает заслуженное наказание: свидетели дают против него показания, и бвйт дин постановляет изгнать его в город-убежище.

Если убийство совершено неумышленно, преступник наказывается не смертью, а изгнанием в город-убежище. Возникающие при расставании со знакомым окружением и переезде в чужие места ощущения подобны предчувствию смерти и, по существу, являются несколько смягченным наказанием смертью.

Некоторые законы городов-убежищ

Ашем приказал Моше: «Еврей, совершивший убийство, обязан удалиться в один из установленных Мною городов-убежищ, где должен быть судим бейт дином. Если судьи приходят к выводу, что убийство совершено умышленно, они назначают соответствующее наказание, предусматриваемое Торой; если они решают, что оно было неумышленным, убийцу возвращают в город-убежище, где он не может быть убит мстителем (гоэль адам). Однако, если убийца покидает город-убежище, мститель может убить его на законном основании.

Перевод выражения гоэль адам как «мститель крови» или «отмститель» правильного представления о данном предмете не дает. Как пояснялось выше, здесь имеется в виду не родственник жертвы, жаждущий возмездия, а кровь убитого человека. Таким образом, если у человека нет гоэль адам, то в соответствии с законом Торы бейт дин должен такового представить (Санхедрин45б).

Хотя пребывающий в городе-убежище убийца свою прежнюю работу выполнять не может, он должен продолжать изучение Торы. Если он занимался с каким-то определенным ребе, то последний также должен осесть в этом городе-убежище. Если в город-убежище изгнан рош ешива (глава ешивы), его ешива следует за ним.

Почему выполнение перечисленных выше законов является обязательным?

Тора учит, что человек, совершивший неумышленное убийство, должен «жить» в городе-убежище (Дварим 19:5), ибо тот, кто ищет мудрости, проводя свои дни, не изучая Торы, не «живет», а лишь существует. Именно поэтому учитель Торы изгоняется вместе со своим учеником, чтобы не лишать последнего духовной жизни.

Убийца изгоняется в город-убежище до смерти первосвященника; после этого он может вернуться домой.

Почему Ашем установил, что смерть первосвященника знаменует окончание срока пребывания убийцы в городе-убежище?

1. Если трагедия происходит среди евреев, первосвященник несет за это ответственность. Входя в Святая Святых в Йом Кипур, он должен молиться, чтобы народ не был причастен к трем наиболее ужасным грехам — идолопоклонству, разврату и убийству. Если его молитва совершенна, Ашем отменяет все определенные им на этот год суровые постановления. Таким образом, если происходит убийство, это означает, что молитвы первосвященника несовершенны (естественно, по высоким стандартам Всемогущего). Мида кенегед мида убийца изгоняется в город-убежище, где он молится о смерти первосвященника, благодаря которой обретет свободу.

Матери всех первосвященников посылали изгнанным в город-убежище еду и одежду, надеясь, что в благодарность за это те не будут молиться о скорой кончине их сыновей.

2. Человек, совершивший неумышленное убийство, отпускался из города-убежища после смерти первосвященника, ибо уход праведника из жизни искупает грехи всей общины, а значит, и грех неумышленного кровопролития.

3. Кончина первосвященника становится причиной всенародного траура. Это скорбное событие, побуждающее к мысли о том, что смерть поражает даже самых великих, смягчает печаль, переживаемую человеком в связи со своей личной трагедией. Если гоэль адам продолжает испытывать по отношению к убийце чувство мести, народная беда заставит его об этом забыть, и он простит преступника.

Все детали мицвы об устройстве городов-убежищ свидетельствуют о милосердии проповедуемых Торой путей:

Ашем не давал указания изолировать преступника, водворяя его за тюремную решетку в общество злодеев. Согласно Его воле, человек, совершивший убийство, обитал в одном из мест, почитавшихся еврейским народом как самые высокодуховные, среди левитов, которые были слугами Ашема и изучали Тору. Находясь среди них, грешник получал прекрасную возможность искупить свой грех и духовно исправиться.

Даже неумышленное убийство является причиной некой нечистоты в душе убийцы, которую, подобно микве, может очистить город-убежище. Смерть первосвященника завершает очищение.

Сроки заточения убийц в город-убежище могут быть разными. Один может получить свободу в течение нескольких дней (если первосвященник умер на той же неделе, когда преступник прибыл к месту наказания), в то время как другой может провести в городе-убежище всю оставшуюся жизнь.

Ашем Сам определяет моменты прихода в город-убежище и окончания заточения в нем в соответствии с тем, сколько времени необходимо каждому конкретному преступнику для искупления его греха.

Даваемое мстителю разрешение на умерщвление человека, совершившего непредумышленное убийство, было более действенным, чем целый отряд полиции, и не позволяло убийце покинуть город-убежище. Страх за свою жизнь держал его там столько времени, сколько требовалось.

Пока сыны Израиля жили в пустыне, городом-убежищем служил стан левитов.

Перед смертью Моше выделил на восточной стороне Иордана три города, которые должны были стать убежищами. В соответствии с законом Торы, они не могли функционировать как таковые до тех пор, пока города-убежища не были основаны в Эрец Исраэль. Это было сделано преемником Моше Иеошуа, который основал в Эрец Исраэль три названных Ашемом города-убежища, а также другие города левитов.

Ашем предупреждает о недопустимости сохранения жизни человеку, совершившему преднамеренное убийство

Ашем предупредил евреев: «Не позволяйте человеку, умышленно пролившему кровь другого человека и приговоренному бейт дином к смерти, искупить свою жизнь деньгами (даже с согласия мстителя). Не приговаривая его к смерти за убийство, ты оскверняешь святость Эрец Исраэль, где обитаю Я. Свершатся предреченные Торой проклятия, и земля не будет больше плодоносить.

Не позволяй умышленно убившему найти пристанище в городе-убежище. Убей его! Возьми его на смерть, даже если он спрятался в Святилище; возьми его жизнь даже с самого жертвенника».

Военачальник Давида Иоав убил двух других военачальников, Авнэра и Амасу. Оправдывая убийство Авнэра, Иоав утверждал, что он мстил за кровь своего брата Асаэля, убитого Авнэром. На самом же деле Асаэль был убит во время битвы против Авнэра, который предупреждал его о том, что это должно произойти, в то время как Иоав убил Авнэра обманным путем и в мирное время.

Это случилость так. Встретив Авнэра, Иоав задал ему алахический вопрос:

— Как может безрукая женщина совершить акт халицы (согласно которому она должна снять обувь с ноги брата своего мужа)?

— Она делает это зубами, — ответил Авнэр.

— Я не вполне понимаю, каким образом? — сказал Иоав.

Авнэр склонился, чтобы продемонстрировать эту процедуру. В этот момент Иоав вынул свой меч убил его.

Этот эпизод весьма примечателен, ибо свидетельствует о том, что для военачальников Давида, настоящих знатоков Торы, было в порядке вещей обсуждать проблемы Торы. Именно поэтому Авнэр ни в чем не заподозрил Иоава, поставившего перед ним алахическую проблему.

Будучи чрезвычайно ученым человеком, Давид окружил себя такими людьми, которые постоянно говорили о Торе.

Что же касается Амасы — второго военачальника, убитого Иоавом, то последний утверждал, что тот был убит за непокорность царю Давиду. Однажды Давид велел Амасе собрать людей колена Иеуды, чтобы подавить восстание. Однако Амаса промедлил с выполнением царского приказа, ибо застал людей Иеуды за изучением Торы; зная, что приказания Б-га выше приказания царя, он позволил им завершить изучение трактата. Поступок Амасы был правильным, и Иоав поступил несправедливо, «наказывая» его смертью.

Давид был глубоко опечален гибелью Авнэра и Амасы, ибо оба военачальника были праведниками и мудрецами.

Он сказал своему сыну Шломо: «Иоав совершил большое зло. Он не может быть оправдан ни в одном из двух этих убийств и заслуживает смерти. Я не могу убить его. После моей смерти ты, Шломо, должен использовать всю свою мудрость для восстановления справедливости. Смерть Иоава искупит его грех и освободит его от наказания в Геиноме. Он заслужил смерть и тогда, когда встал на сторону моего сына Адонияу, который восстал против меня».

После смерти Давида Иоав, знавший, что ему угрожает опасность, укрылся в Святилище и схватился за рог жертвенника.

Узнав об этом, Шломо велел своему советнику Бенаяу доставить Иоава в бейт дин, где над ним должен был свершиться суд.

Однако Иоав отказался выполнить переданный ему приказ Шломо. «Я никуда не пойду, — сказал он Бенаяу. — Если ты убьешь меня, я умру здесь».

Иоав был знатоком Закона и знал, что Тора не дает прощения убийце, даже если он стоит у жертвенника. Почему же тогда он отказался уйти?

Иоав думал: «Если я буду приговорен к смерти бейт дином, я не буду похоронен со своими праотцами (поскольку убитых по приговору бейт дина хоронили в отдельной могиле). Пусть я лучше буду предателем царя, которого он имеет право казнить лично. Тогда я буду похоронен со своими предками».

Когда Бенаяу передал Шломо слова Иоава, царь приказал: «Убей его там, где он стоит. Он заслуживает смерти за свои грехи». Иоав был убит рядом с жертвенником и похоронен вместе со своими предками.

Почему он заслужил право быть похороненным со своими предками?

Во-первых, дом Иоава был широко открыт для всех бедных. Во-вторых, обычно военачальники отличаются развратным поведением и воровством, однако Иоав и управляющий его домом от этих грехов были совершенно свободны.

Последние заповеди, упомянутые в книге Бемидбар

Эти заповеди связаны с Землей Израиля. Приказывая изгнать живущие там народы, Всевышний уточняет, каким образом должна быть распределена Земля, включая города, предназначенные для левитов, которые должны будут выполнять роль городов-убежищ.

Когда сыны Израиля достигли берегов Иордана, Моше сильно опечалился. Он сказал: «Я вывел народ из Египта и управлял им сорок лет в пустыне ради того, чтобы войти в Эрец Исраэль. Хотя посеял семена я, собирать плоды будут другие. Мне не разрешено пересечь Иордан, и поэтому мое имя не будет ассоциироваться с Эрец Исраэль».

Желая приободрить Моше, Ашем научил его заповедям, которые выполняют только в Эрец Исраэль. Делая это, Всевышний словно говорил: » Хотя ты и не войдешь в Землю, ты можешь быть уверен, что даже там твое имя не будет забыто. С ним будут связаны все законы и заповеди, относящиеся к Эрец Исраэль».