Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Награда в этом мире

Награда в этом мире

Существует общий талмудический принцип: "Схар мицва беай алма леика - Нет награды за мицву в этом мире". Мы выполняем заповеди здесь, а награда за них уготована нам в Мире Грядущем. Этот мир имеет пределы, и все действия в нем ограниченные, завершенные. В отличие от него Мир Грядущий бесконечен; результаты наших прижизненных поступков выражаются в нем в беспредельных величинах. Земная мицва оплачивается там в эквивалентных величинах, и мера этому эквиваленту - бесконечность.

Примечательно, что почти все мицвот представляют собой физические действия; лишь немногие выполняются мысленно или только посредством намерения. Это значит, что мицва "срабатывает" при выполнении физического действия, которое находит отклик в духовной сфере. Короче, действие происходит здесь, а его результаты - там. В нашем мире нет награды, потому что награда за мицву - это сама мицва. Подлинная награда заключена в тех последствиях, к которым приводит эта мицва и которые наша душа, "нешама", испытывает на себе в Мире Грядущем. Изменения и духовный рост, происходящие в душе человека, который совершает мицву, и есть сама награда.

Связь между этим и Грядущим Миром поддерживается с помощью мицвот. Тело совершает мицву, а душа ощущает ее результат. Поскольку наш мир - это обитель тела, а высший мир - обитель души, мицва перебрасывает мост между двумя мирами.

* * *

Рассмотрим эту тему подробнее. Когда тело занято исполнением мицвы, нужен соответствующий настрой разума. Пока тело совершает свою работу в материальной среде, разум выходит за рамки физических ощущений, и в результате физическое начало преобразуется в духовное. Если человек, выполняющий мицву, действительно настроен совершить духовное действие, считая его одним из элементов своего служения Творцу, его физические усилия достигают уровня духовности и устанавливают прямую связь между материальной и духовной средой. Если же мицва выполняется не с возвышенными намерениями, она остается только в физическом мире.

Закон духовного мира гласит: за все надо платить той же мерой. Поэтому чисто физическое действие может иметь только физические последствия. И наоборот, если действие запущено в трансцендентальную сферу тем компонентом человеческой личности, который сам по себе трансцен-дентален, т.е. разумом, такое действие может жить и в высшем мире. Вот почему "кавана" - настрой, намерение - играет такую важную роль в исполнении заповедей. Надо каждый раз твердо осознавать, что мицва совершается лишь ради самой мицвы, потому что Б-г заповедовал нам ее выполнять.

В действительности, засчитывается даже та мицва, которая совершалась без надлежащей духовной мотивации ("кавана"); если она отвечает минимальным галахическим требованиям, предъявляемым к данной мицве, она наверняка оставит след в вечности. В книге "Месилат йешарим" сказано, что Б-г воздает даже за самые бездуховно исполненные мицвот, потому что "А-Кадош барух ху эйно мекапеах схар коль брийа - Пресвятой, благословен Он, не лишает награды Свои творения". Если человек совершает мицву ради какой-то выгоды, например, дает "цдаку", пожертвование, в расчете заслужить уважение окружающих, нет сомнений, что свою награду он получит, но при условии, что он хотя бы частично намеревался выполнить данную мицву.

Однако в самом подборе слов в выражении "эйно мекапеах схар коль брийа" скрыто важное и суровое предостережение: здесь имеется в виду награда, которую Тора приготовила собакам. Хумаш сообщает: когда евреи уходили из Египта, ни одна собака не лаяла. В награду за это молчание Тора велит бросать собакам останки мертвых животных. Получается, что Б-г справедливо вознаграждает даже собак и других живых существ, у которых нет свободной воли: "Б-г не лишает награды свои творения". Отсюда мы делаем вывод, что даже плохо исполненная мицва, т.е. совершенная с абсолютно минимальным намерением, будет по достоинству вознаграждена. Но сколько издевки скрыто в самой фразе из "Месилат йешарим", где награда за мицву, совершенную без надлежащего духовного настроя, уподобляется падали, брошенной собакам за молчание в ночь Исхода!

В то же время даже одна-единственная мицва, исполненная "лешем шамаим - во имя Небес", может обеспечить человеку вечное пребывание в Мире Грядущем. Заповеди совершаются в физическом мире, но "инвестировать" их надо не здесь, а в Мире Грядущем. Если мы хотим получить настоящую жизнь в том возвышенном духовном мире, мы должны посвящать ему все наши земные дела.

* * *

Правда, некоторые последствия совершенных мицвот мы ощущаем и в этом мире, иногда даже получаем за них нечто вроде награды. В свете изученного нами принципа ничего удивительного тут нет: дела живут там, куда они были "вложены". Когда мицва способствует непосредственному улучшению какого-то аспекта этого мира, она может проявиться не только в Мире Грядущем, но и здесь, на Земле. Мишна сообщает, что за некоторые благие дела прибыль выплачивается в этом мире, а сам капитал можно востребовать в Мире Грядущем: "Вот добрые дела, плоды которых человек пожинает в этом мире, но заслуга его сохраняется (в виде капитала) и для Мира Грядущего...".

Можно привести и более наглядный пример того, что мицва, образно выражаясь, живет лишь там, где она посажена. Нередко спрашивают: почему праведники так часто страдают, а негодяи процветают. Один из классических ответов гласит: страдания избавляют праведников от их немногих недостатков и грехов, совершенных в этом мире, чтобы они могли перейти в Мир Грядущий чистыми, "как стеклышко". Ведь даже самые достойные люди иногда совершают нехорошие поступки, и тогда, чтобы получить истинное, ничем не замутненное блаженство духовного мира, им приходится пройти через грехоочистительные страдания здесь, на Земле.

И наоборот, плохой человек может испытывать счастье в этом мире; все его желания исполняются в награду за те немногие мицвот, которые он совершил (заслуги есть даже у законченных негодяев). Но не стоит ему завидовать: в Мире Грядущем он не получит никакой награды, потому что за все его достижения и заслуги с ним уже расплатились - здесь, в земной жизни.

Однако возникает трудный вопрос: если подлинная награда за мицвот дается не здесь, а в Мире Грядущем, как мы только что узнали, то где справедливость? Ведь даже грешник заслуживает, чтобы его мицвот оценивались как мицвот, т.е. по масштабам Мира Грядущего. Нам известно, что даже одна мицва достойна вечной награды. Почему же к его заслугам отношение не такое, как к заслугам праведников?

В том-то все и дело: злодей по своей сути не заинтересован "инвестировать" свои заслуги куда бы то ни было, кроме этого мира. Такой человек живет здесь и только здесь. Все его достояние находится в этом мире; кроме земных благ для него больше ничего не существует. А мы учили, что человек живет лишь там, где он строит свою жизнь. Если он не создает духовную среду для себя, не растет духовно, то это измерение для него просто не существует. Мицвот, совершаемые таким человеком, это не более чем физические действия в физическом измерении. Проще говоря, как может он получить награду в том мире, в той среде, где его попросту нет? Конечно, заповеди содержат безмерно огромный потенциал, но их надо совершать с осознанием этого факта. Если личность зажата в узкие рамки физического бытия, ее действия испытывают на себе такие же ограничения; она не в состоянии преодолеть границы своего естества. Когда человек предпочитает конечное бесконечному, он способен реализовать себя только в действиях, ограниченных физическими рамками. Ему не полагается награда в высшем мире - ведь его там попросту нет.

* * *

Мицва и разум, тело и душа. Эти две пары могут влиять на запредельные сферы. Высший союз физического и духовного начал в крошечной обители человеческой личности, - это и есть та многообразная реальность, которая отражает Б-га и Его Творение. Вкладывая тело и душу в сознательно выполняемые мицвот, мы становимся живым воплощением Высшего Союза.