Ноябрь 2017 / Кислев 5778

БЕРЕЙШИТ

Брешит

Первая книга Торы “Брешит” (“В начале”) сообщает о создании мира и сотворении первого человека — Адама, который будет жить в этом мире и служить Всевышнему.

Потомки Адама благоденствовали, жили невероятно долго — и возгордились, извратили предначертанные им Б-гом пути, стали спариваться с животными, легализовали гомосексуализм. Тогда, в 1656 году от создания мира, Всевышний обрушил на него потоп, которым очистил Свое творение.

Из потомков Адама на земле остались только Ноах с женой и трое их взрослых сыновей с женами. От них и происходят все народы нашей планеты.

Прошло десять поколений после Ноаха, и мир снова забыл своего Творца.

В десятом от Ноаха поколении родился Авраhам, ставший первым евреем. В отличие от своих современников он пристально вглядывался в мир и осознал, что его существование было бы невозможно без Создателя и Руководителя. Поняв это, Авраhам стал пропагандировать свои убеждения, то есть распространять веру в единого Творца. Создатель заключил с Авраhамом и будущим его потомством союз навеки, и обрезание — знак этого союза.

Всевышний обещал Авраhаму, что тот станет отцом вечного народа, который никогда не оставит свою веру в Б-га, и что ему навеки отдается земля Кнаан (так называли Эрец-Исраэль). Нерушимость этого союза Б-г подтвердил сыну Авраhама Ицхаку и внуку Яакову.

Книга “Брешит” охватывает период примерно в 2300 лет и кончается тем, что Яаков и семьдесят его детей и внуков покидают Эрец-Исраэль, где разразился жестокий голод. Они приходят в Египет.

БРЕШИТ

Тора начинается с рассказа о сотворении мира и сразу сообщает нам, что мир создан из абсолютного “ничего”. Первая книга Торы, как и первая недельная глава этой книги, так и называются — “Брешит” (“В начале”).

“В начале сотворил Б-г небо и землю. А земля была пуста и хаотична, и тьма над бездной, и дуновение Б-жье витает над водами. И сказал Б-г: да будет свет. И стал свет. И увидел Б-г свет, что он хорош, и отделил Б-г свет от тьмы. И назвал Б-г свет днем, а тьму назвал ночью. И был вечер, и было утро: день один” (1:1-5).

На иврите “небо” — “шамаим”, “земля” — “арец”.

В Торе написано: “Брешит бара Элоким эт а-шамаим веэт а-арец”.

“Эт” — предлог, который означает не только винительный падеж, но и присоединение, подобно предлогу “с”. Т.е. “эт а-шамаим” следует понимать как небо и все, что связано с данным понятием, все, что вне земли: солнце, планеты, звезды, кометы, галактики, атомы водорода, кислорода и т.д., а “эт а-арец” — как землю и все, что на земле: воду и пр.

Первое слово в Торе — слово “брешит”, а первая в ней буква — буква “бет”. В любом издании, в каждом свитке Торы, какой бы мы ни взяли в руки, — эта буква в этом слове в этом месте больше соседних по размеру. Человек, читающий только на иврите, никак, конечно, не может предположить, что это заглавная буква, ну а нам придется напомнить себе, что в иврите нет прописных и строчных букв. Так что же тогда? Почему “бет” больше других букв? В тексте Торы прихоти исключены — ее написание, как и мелодика чтения каждого ее стиха, строго следуют традиции, которой уже около 3300 лет, и каждая деталь традиции имеет объяснение. Значит, если “бет” выделена, это не случайно. Она должна нам что-то подсказать.

Человеческий ум ограничен. Есть вещи, понять которые нам не дано. Может ли котенок разобраться в устройстве самолета? Может ли муравей осмыслить поведение человека? Есть граница и возможностям нашего разума. При всей способности абстрагировать, в конечном итоге мы обобщаем лишь то, что видим, слышим, осязаем, т.е. то, что ощущаем нашими органами чувств. Может ли наш мозг сформировать представление о том, что было до сотворения мира? Мы материальны, а формы существования материи — время и пространство. Поэтому бесполезны попытки представить себе, что было до начала времен, или понять, где кончается пространство. Об этом и говорит нам буква “бет”. Закрытая сверху, снизу и справа и открытая слева (по ходу чтения строки в Торе), она показывает, что мы находимся внутри сотворенного мира и потому можем представить себе то, что было после, но не до его сотворения.

Говоря об акте творения, Тора пользуется словом “бара”. Этот глагол означает сотворение из ничего, создание чего-то абсолютно нового, никогда прежде не существовавшего. Интересно, однако, что в главе “Брешит” это слово употреблено лишь трижды. В первый раз “бара” сказано в первом стихе и подразумевает сотворение материи. Во второй раз — “и сотворил (ваивра) Б-г больших морских животных” (1:21) — там, где речь идет о сотворении жизни; Б-г создал животных, обладающих животной душой. А в третий раз — “и сотворил Б-г человека” (1:27) — говорится о создании существа, у которого, кроме обычной жизни, как у всех животных, есть еще Б-жественная душа, сохраняющаяся и после смерти.

Что значит слово “бездна” во втором стихе главы? Это проемы в земле, где потом скопилась вода в виде морей и подземных источников.

Особо отметим слова “дуновение Б-жье”. Ими вводится представление о движении. Так что если в первом стихе речь идет о сотворении материи, то во втором — о сотворении движения.

Мне вспоминается декабрь 1943 года. Война привела в Казань, где я тогда жил, массу ученых — чуть не всю Академию наук СССР во главе с самим президентом — Сергеем Ивановичем Вавиловым. Отмечали трехсотлетие со дня рождения Ньютона. На торжественном заседании было четыре доклада: “Эфир, строение материи, свет по Ньютону” — Вавилова, “Математические работы Ньютона” — моего учителя Николая Григорьевича Чеботарева, “Строение Луны по Ньютону” — Идельсона и “Портреты Ньютона” — Герасимова.

Особенно интересен и глубок был доклад Вавилова. Начал он примерно так: “При мысли о гениальности Ньютона волосы встают дыбом! Триста лет назад человек столько предвидел в науке!” Потом академик много цитировал из книги Ньютона “Математические начала натуральной философии” и среди прочего прочел: “В любом месте Вселенной между двумя точками всегда действуют силы: притяжения или отталкивания, электрические или химические. В этом я вижу вездесущие Б-га”.

Помню, я вздрогнул: рискнуть произнести такое! Что стоило Вавилову опустить эту фразу или, по крайней мере, добавить, что тут Ньютон отдает дань взглядам своего времени. Но он ничего не опустил и ничего не добавил. И я подумал: “Вся земля полна славы Его!” (Ишаяhу, 6:3) — мир сам поет славу своему Творцу.

Вернемся к третьему стиху.

“И сказал Б-г (в смысле — приказал, велел, и Его воля исполнилась): да будет свет. И стал свет” (1:3).

Люди лишь сравнительно недавно поняли, что свет — это проявление глубинного внутриатомного процесса, когда при переходе электрона с одной орбиты на другую квантами выделяется энергия в виде света. Ученые считают, что на солнце постоянно происходят термоядерные реакции. Ежесекундно 4 000 000 тонн массы переходят в энергию, и это — источник солнечного света и тепла. Значит, мы можем предположить, что как только “сотворил Б-г небо”, т.е. солнце, звезды и все остальные небесные тела, они стали светить. Но нет. Тора говорит нам, что процессы выделения света начались только в четвертый день. И потому существует принципиальная разница между светом в первые три дня творения и светом потом. В первые три дня после 12 часов абсолютной темноты всю землю на 12 часов как бы окутывал световой слой. А начиная с четвертого дня творения часть земли, обращенная к солнцу, постоянно оставалась освещенной. Возможно, именно об этом говорит псалом 104:2: “Окутал светом, как плащом, простер небеса, как завесу”.

Таким образом, в первый день были сотворены материя, движение и свет и установлено четкое разделение между светом и тьмой в виде дня и ночи.

“И сказал Б-г: да будет свод внутри воды, и будет он отделять воды от вод. И сделал Б-г свод, и отделил воды, которые под сводом, от вод, которые над сводом. И стало так. И назвал Б-г свод небом. И был вечер, и было утро: день второй” (1:6-8).

В этих строках скрыто много тайн Торы. Но мы попробуем понять хотя бы смысл перевода. О каком своде идет речь? Ведь небеса были сотворены в первый день, а тут сказано, что небом назван именно этот свод?

Свод, созданный во второй день, отделяет “верхние воды” от “нижних вод”. Это можно понять так.

Как известно, пространство между землей и солнцем, а также между звездами заполнено разреженным водородом. Частицы разреженного водорода могут быть названы “верхними водами”, а вода на земле — буквально вода — “нижними водами”. Что же тогда представляет собой разделяющий их “свод”?

Здесь Тора рассказывает нам, как Б-г создал условия для жизни, которая будет сотворена впоследствии. Она не рассказывает о тех мирах, что не имеют к нам отношения. Свод, созданный во второй день, — это атмосфера. Б-г сгустил частицы азота, кислорода и водорода и создал газовую смесь, которая и окружает земной шар со всех сторон, как свод. Ею дышит все живое. Причем в нижних слоях атмосферы больше кислорода (около 20 процентов), а в верхних — в основном водород. То, что воздушная атмосфера не редеет и не рассеивается, — чудо. Об этом и говорят слова Торы: “И стало так” (1:7), т.е. стало навсегда.

Мидраш интересно трактует слово “шамаим” (“небо”) как эш плюс маим, т.е. огонь плюс вода. Он указывает, что Б-г соединил огонь с водой, и это стало сводом, окутывающим земной шар (1:8). Огонь — это кислород, ведь горение — реакция соединения с кислородом, а вода — водород, из которого, как мы уже говорили, в основном состоят верхние слои атмосферы-свода и отделенные им, сводом, “верхние воды”.

Раши пишет, что небеса, сотворенные в первый день, были сильно разрежены, и во второй день Б-г уплотнил их словами: да будет свод, т.е. на каком-то уровне сгустил их, создав вокруг земли атмосферу.

Итак, слово “шамаим” означает все, что вне земли, начиная со свода-атмосферы. Свод — только нижняя часть небес, но шамаим есть и выше, и выше. Как сказано: “Ведь [в руках] Б-га небо и небеса небес, земля и все, что на ней” (Дварим, 10:14).

И как удивительно надежно атмосфера защищает все живое от уничтожения! Она предохраняет землю от охлаждения ночью и от перегрева — днем. На высоте до 70 километров она содержит слой озона, который не пропускает идущие от солнца ультрафиолетовые лучи, вредные для глаз и для жизни многих мелких животных.

Из космоса несутся смертельно опасные излучения: икс-лучи, гамма-лучи, летят губительные для жизни альфа-частицы, протоны и электроны. Но начиная с 70 километров над землей и выше (до 500 километров) располагается слой, который называется ионосферой (он состоит из ионов). Этот слой задерживает и нейтрализует опасные излучения и частицы.

От солнца со скоростью 300-600 км/сек мчатся электроны. К счастью, у земного шара имеется магнитосфера, замедляющая их полет и направляющая его к полюсам, где они нейтрализуются.

Интересно отметить — сравнительно недавно даже в научной литературе (и в бывшем СССР, и на Западе) вполне внятно заговорили, что все теории о происхождении Вселенной не выдерживают проверки ни с точки зрения математики, ни с точки зрения физики.

Ноах

В недельной главе “Ноах” рассказывается о потопе, погубившем все живое на земле.

За что человечество постигло такое наказание? И как изменилась жизнь на земле после потопа?

“И извратилась земля перед Б-гом, и наполнилась земля грабительством” (6:11). А выше сказано: “И было, когда люди начали умножаться на земле, и дочери родились у них. И увидели сыны судей дочерей человеческих, что красивы они, и брали себе жен, каких выбирали” (6:1-2). О чем говорит последовательность этих стихов? Сыновья высокопоставленных чиновников, пользуясь положением своих родителей в обществе, силой брали себе в жены помолвленных девушек и чужих жен — таким образом, слово “извратилась” в первой цитате указывает на распутство. Согласно толкованиям наших мудрецов, здесь идет речь также об идолопоклонстве.

В Талмуде (Санhедрин, 108а) сказано: “Поколение потопа возгордилось из-за того, что слишком хорошо им жилось”. Сказано также: “Дома их безопасны от страха, и наказания Б-жьего нет на них... Поют под [звуки] бубна и струн... Проводят свой век в блаженстве” (Иов, 21).

Эти люди жили не зная, что такое голод, тяжелый труд, мучительные болезни, лагеря, тюрьмы... Плодородная земля была щедра к ним, и они, что называется, стали “с жиру беситься”. Им было прекрасно известно, что Б-гу противно скотоложество, гомосексуализм, совращение замужних женщин. Но они рассуждали так: чем Он нас накажет? Не даст дождей? Так на нашу долю рек да родников хватит. И пустились в “эксперименты”, спариваясь со всякими животными.

“И сказал Б-г Ноаху: Конец всякой плоти настал предо Мною, ибо наполнилась земля грабительством... и Я истребляю их с земли” (6:13).

Б-г велел Ноаху строить ковчег, и Ноах строил его 120 лет. Это продолжительное строительство было предупреждением человечеству. Ноаха спрашивают: Что это ты строишь? — И он объясняет: Люди испортились, грабят и распутничают. Если положение не улучшится, Б-г наведет потоп и все погибнут. — В ответ раздается смех: Ну да, еще чего! Мы уже сотни лет так живем, и никто нас не трогал. Но если и вправду начнется потоп, то мы разнесем твой ковчег вдребезги.

Мидраш Раба говорит, что Б-г щадил людей, пока они не легализовали гомосексуализм. Но когда люди стали поговаривать, что смешно, мол, молчать о том, что делается повсеместно, и легализовали извращение, — Б-г навел на них потоп. В Талмуде (Санhедрин, 108а) приводится и другая причина. Говорит р. Йоханан: “Посмотри, как велико [наказание за] грабеж, ибо поколение, жившее во время потопа, нарушило все [человеческие заповеди], но приговор был подписан, лишь когда они стали [усиленно] грабить: “И сказал Б-г ...ибо наполнилась земля грабительством... и Я истребляю их с земли”.

Случается, что утрата самой ничтожной суммы подвергает опасности человеческую жизнь. Отец достал путевку в туберкулезный санаторий для больного ребенка, но в день отъезда у него обманом отняли небольшую сумму денег, и ему не хватило на билет, чтобы доехать до санатория!

Тора, сообщающая нам о потопе, дана в 2448 году от сотворения мира, спустя 792 года после него. Представьте себе, что нам сегодня сообщают о потопе, будто бы случившемся 800 лет назад. Вот бы шум поднялся! Опровержения так бы и посыпались...

Содержание Торы ни для кого из народов, существовавших во время ее дарования, не было тайной. И никто из них - ни египтяне, ни ассирийцы, ни вавилоняне и др. - не оспаривали достоверность этого события...

“И было: поклонялся он (Санхерив, царь Ашшура. — И.З.) в капище Нисроха божеству своему, и Адрамелех и Сарэцер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Арарат. И воцарился Эсар-Хадон, сын его, вместо него” (Йешаяhу, 37:38).

Какое отношение к нашей теме имеет этот эпизод? Талмуд (Санhедрин, 96а) рассказывает, что знаменитый ассирийский завоеватель Санхерив поклонялся бревну, отломанному от ковчега Ноаха. Его идол так и назывался — “Нисрох”, от слова “несер” — “бревно”.

Есть и другие интересные факты, связанные с кораблем Ноаха.

Халдейский астроном и историк Берусус (родился в 350-340 гг. до н.э.), известный своей точностью, рассказывает: “Говорят, что часть корабля Ноаха еще находится в Армении, и некоторые берут кусочки от него как амулеты”.

У подножия Арарата стоит армянская деревушка Бейзит. Из поколения в поколение в деревне передаются рассказы о людях, видевших остов ковчега.

В 1892 году д-р Нури сообщил, что лично видел обломки ковчега, и об этом же рассказал русский летчик Руковицкий в 1916 году. Пролетая над Араратом, он ясно видел остов корабля. Очевидно, раз в несколько лет, во время оттепели, когда лед тает, его можно заметить. Снимки, сделанные летчиком, пропали во время революции. Более подробную информацию об этих и подобных им случаях желающие смогут найти в книге немецкого археолога-популяризатора Вернера Келлера “Танах как история”.

В 1952 году французский ученый Фернанд Наварра поднялся на высоту 4200 метров и наткнулся на корабль длиной в 150 метров, находящийся подо льдом. (По Торе длина ковчега составляет 300 локтей, а локоть равен приблизительно полуметру.)

В 1969 году группа американских ученых, среди них — сотрудники Американского института исследований Арктики, в составе 25 человек отправилась на гору Арарат. Из экспедиции ученые вернулись с образцами древесины от найденных на горе бревен, которые и исследовали, чтобы установить их возраст. Они же беседовали с одним из старожилов тех мест, Геворгом Гагофяном, который рассказал, что, живя у подножия горы, видел в 1904 году выступающий из-подо льда корабль и даже пытался подняться к нему.

В 1972-73 годах это место посетил исследователь Джон Д. Моррис и выпустил книгу “Ковчег на горе Арарат”. Проф. Клиффорд Бордик, советник по геологии горы Арарат от США и Турции, говорит, что вода поднималась выше горной вершины и тому есть доказательства.

Все эти сведения взяты из книги Авраhама Курмана “Творение и потоп”.

Интересно отметить, что сюжет о потопе широко распространен в мировой культуре. У всех народов, даже у примитивных племен Америки, Австралии и Африки, не имевших связи с цивилизацией Азии и Европы, есть легенды о потопе. Очевидно, это предание получено ими от ушедших поколений.

Историк д-р А. Смит, специалист по изучению потопа, собрал библиотеку о потопе — 80 000 книг на 72 языках, и в 70 тысячах из них говорится об остатках ковчега Ноаха!

Ноах был праведником “в своем поколении”. Несмотря на то, что все над ним смеялись, он шел своей дорогой. Мидраш Раба приводит предания о том, с какой любовью Ноах и его дети, особенно Шем, кормили животных, находившихся в Ковчеге. У них почти не оставалось времени для сна: ведь звери едят в разные часы, кто — днем, а кто — ночью. Для какой-то птички пришлось искать живых червячков среди запаса веток. Так благодаря Ноаху спаслись человечество (ибо все народы — потомки его сыновей) и животный мир.

“И благословил Б-г Ноаха и сынов его, и сказал им: Плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю. И страх и трепет перед вами будет на всяком животном земном и на всякой птице небесной, от всего ползающего по земле и до всех рыб морских, — в ваши руки они отданы. Все движущееся, что живо, вам будет в пищу; как зелень травяную даю вам все” (9:1-3).

До потопа люди не ели мяса. Б-г сказал Адаму и Хаве, что они должны питаться растительной пищей (см. 1:29). Теперь, после потопа, когда Ноах спас в ковчеге все живое, человеку было разрешено есть мясо.

“Только плоть при ее душе (пока в ней жизнь. — И.З.), кровь ее (что течет в теле. — И.З.) не ешьте” (9:4). Что это значит? Запрещено есть от живого — “эвер мин а-хай” (то, что отрезано от животного при жизни).

И далее сказано: “Но за вашу кровь с вашей души взыщу; со всякого животного взыщу за это. И от руки человека, от руки [пролившего кровь] брата взыщу за душу человека. Кто прольет кровь человеческую, [пусть] человеком пролита кровь его будет, ибо по образу Б-жию создал [Б-г] человека. А вы плодитесь и размножайтесь, распространяйтесь по земле и умножайтесь на ней” (9:5-7).

В человеке есть Б-жественная душа, искра от Б-га, поэтому пресечь его жизнь — смертный грех. Человек — не хозяин своей жизни. Только тот, кто дал душу, имеет право ее отнять. Как бы жутко и плохо ни жилось человеку, ему нельзя покончить с собой. “Пусть не заверяет тебя твой искуситель, что могила станет твоим убежищем, — ибо не по твоей воле ты был создан и не по твоей воле ты рожден, и не по твоей воле ты живешь, и не по твоей воле ты умираешь, и не по твоей воле тебе предстоит дать отчет перед Царем над царями, Святым, благословен Он” (Пиркей Авот, 4:29).

“За вашу кровь с вашей души взыщу”! Здесь четко сказано, что существует посмертное наказание, т.е. существует новое состояние человека, наступающее после физической смерти. Иначе говоря, есть мир душ, и в нем человек получает наказание и награду за свои поступки на этом свете. Если ты себя убил, Б-г с тебя взыщет, ты не уйдешь от наказания! “Со всякого животного взыщу” — с того, кто убил не своей рукой, а натравил собак, бросил на съедение львам. “Кто прольет кровь человеческую, [пусть] человеком пролита кровь его будет” — за сознательное, преднамеренное убийство надо карать только смертью.

“И не берите выкупа за душу убийцы, на котором вина смертная; ибо смерти должен быть предан... И не делайте грешной землю, на которой вы, ибо кровь делает грешной землю, а земле не будет искупления за кровь, пролитую на нее, разве только кровью пролившего ее. И не оскверняйте землю, на которой живете, среди которой Я пребываю; ибо Я, Г-сподь, пребываю среди сынов Израиля” (Бемидбар, 35:31, 33, 34).

Этими словами Б-г говорит евреям, что, войдя в страну, они должны особенно упорно бороться с кровопролитием и ни за какой выкуп на свете не заменять сознательному убийце смертный приговор, допустим, пожизненным заключением. Предание гласит, что первому человеку (Адаму) были даны шесть заповедей (пять запретов и одно предписание): запреты служить идолам, проклинать имя Всевышнего, проливать кровь человека (убивать), развратничать (сожительствовать с матерью, мачехой, чужой женой, сестрой от одной матери, с мужчиной, со скотом), воровать и грабить — и предписание организовать суды, которые будут за все это судить. Ноаху, поскольку ему было разрешено есть мясо, добавлена седьмая заповедь: не есть части от живого. Заповедь не проливать кровь подразумевает также — не проливать кровь человеческого зародыша, т.е. не делать абортов.

Это общечеловеческие обязанности, за нарушение которых Б-г в свое время покарал людей потопом и в разные времена — другими катастрофами. Семь заповедей Ноаха обязательны для всего человечества, но у еврейского народа — и об этом мы не раз будем еще говорить — заповедей много больше. У потомков Авраhама, Ицхака и Яакова, которых Б-г вывел из Египта и которые у горы Синай поклялись выполнить все, что Б-г скажет, вся жизнь идет по законам Торы, от утреннего пробуждения и до вечернего сна: тфилин, молитва, святость еды (кашерная пища), святость времени (суббота и праздники), святость семейных отношений, святость отношений между людьми (не сплетничать, не сквернословить, не оскорблять) и многое-многое еще. “А вы будете у Меня царством священников и народом святым” (Шмот, 19:6).

Лех леха

Недельная глава “Лех леха” (“Иди себе”) рассказывает о первом еврее — Авраhаме-авину.

Авраhам родился в 1948 г. от Сотворения мира. Очень рано стал он задумываться над тем, как возникло все существующее. Ход его мыслей не устарел до сих пор.

Авраhам рассуждал так: я живу в доме, у которого есть стены, крыша, в котором периодически появляется и исчезает свет. Как это все получилось? Сами ли собой камни слепились в стены, случайно ли стены сложились под прямым углом, случайно ли ветер нанес ветки и глину, чтобы получилась крыша? Конечно же, нет! Это кем-то сделано. Но ведь мир неимоверно, в миллионы раз сложнее, и все в нем взаимосвязано — люди, животные, растения. (Некоторые примеры такой связи нам с вами известны еще со школьной скамьи: люди и животные дышат кислородом, а выдыхают углекислый газ, растения же — наоборот. Насекомые опыляют растения, без чего те не могли бы плодоносить и размножаться — сам человек не в состоянии произвести опыление даже на одном гектаре клеверного поля, ведь там растут миллионы цветов! Исчезни из мира какое-то насекомое — и начнут исчезать некоторые виды растений и птиц: птицы лишатся пищи, а у нас — без шмелей и пчел, например, — не будет ни груш, ни яблок, ни клевера, ни люцерны.)

Авраhам ясно видел, что во всем существует гармония. Видно, у мира есть Великий Творец и Руководитель — сила всех сил и причина всех причин.

И Авраhам стал объяснять это людям. А люди в то время, за редким исключением, поклонялись отдельным силам природы: огню, солнцу, луне, звездам, морю.

Отец Авраhама — Терах — торговал идолами. Однажды, в отсутствие отца, Авраhам разбил фигурки идолов и вложил палку в руки самого высокого из них. Пришел отец, увидел этот разгром и стал спрашивать, что произошло. Авраhам “объяснил”: какая-то женщина принесла идолам мучное приношение, они подрались из-за него, и самый большой перебил остальных. “Но они же не могут двигаться!” — воскликнул отец. “Зачем же им тогда поклоняться?” — “удивился” Авраhам.

Терах занимал высокий пост в армии царя Нимрода, он рассказал о случившемся царю. Авраhам был вызван на беседу к Нимроду.

“Я верю, что огонь — источник всего”, — сказал Нимрод. Отвечает ему Авраhам: “Вода гасит огонь”. “Так будем служить воде”, — согласился Нимрод. “Но воду несут облака”, — уточнил Авраhам. “Так будем служить облакам!” — “А ветер разносит облака”. — “Что ж, будем служить ветру”, — обрадовался Нимрод. Но Авраhам возразил, что человек сильнее ветра, и объяснил, почему. Нимрод не выдержал: “Хватит. Я служу огню и брошу тебя в огонь. И пусть твой Б-г, в которого ты веришь, тебя спасет”.

Авраhам был брошен в огонь. Но Б-г совершил чудо, и Авраhам вышел живым из огня. Это было первое испытание Авраhама. Так он проложил нам, его потомкам, путь. Мы идем по нему, храня верность Б-гу даже ценой жизни. Сотни тысяч евреев шли в огонь со словами: “Слушай, Израиль, Г-сподь — наш Б-г, Г-сподь един”. Они шли на смерть, но не отрекались от веры.

Б-г наградил Авраhама пророческим даром. Это значит, что Авраhам стал человеком, с которым Б-г говорит прямо.

Всякий изобретатель обычно прилагает к своему прибору инструкцию, указывающую, как им пользоваться. Творец природы и человечества дал особо достойным людям способность вступать с Ним в прямой разговор, чтобы они могли указать другим путь жизни. Таким учителем и пророком стал и Авраhам.

“И сказал Б-г Авраму (обратите внимание на то, что изначально отца нашего народа звали Аврам, а не Авраhам. — И.З.): “Иди с земли твоей, и с родины твоей, и из дома отца твоего в страну, которую укажу тебе. И Я сделаю тебя великим народом, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое...” (12:1-2). Таково было еще одно испытание Авраhама (всего Авраhам выдержал в жизни десять испытаний).

Переезжать нелегко и сегодня, когда к нашим услугам и машины, и самолеты. Что же говорить о тех давних временах — 3728 лет назад — когда все грузили на ослов, когда ехать надо было под жарким солнцем, да еще перегонять стада. Тяжело покидать страну, где долго жил, тем более — родную страну, тем более — семью отца. Интересно объясняет Мидраш, для чего нужно было, чтобы Авраhам всю жизнь странствовал. Авраhам — как сосуд с благовониями. Если сосуд лежит где-то в закутке — никому от него никакой пользы. Если положить его в повозку и катить по дороге, все вокруг ощутят восхитительный запах. Б-гу было угодно, чтобы Авраhам проезжал побольше мест и знакомился с большим числом людей. Они учились у него делать добро другим, верить в единого Б-га.

Золотое правило, на которое указывает нам Мидраш и о котором мы еще не раз будем говорить, гласит: “Маасе авот — симан ле-баним” (все события, происходящие с нашими праотцами, дела отцов — это знак для детей, т.е. они показывают, что будет с детьми). Другими словами, записанные в Торе события повторяются потом в нашей истории. С нами происходит то, что уже было с Авраhамом, Ицхаком и Яаковом.

“Лех леха” — “иди себе”, “ступай”. И действительно, вся история нашего народа насыщена странствованиями. В конце концов Авраhам приезжает в Эрец-Исраэль. Мы тоже возвращаемся в свою страну. Сказано: “...и странствовал Аврам, направляясь к югу”. Раши объясняет, что “к югу” — это в сторону Иерусалима, т.е. Аврам достиг Иерусалима после того, как обошел всю землю Израильскую. И вот после смерти Моше Йеhошуа привел двенадцать колен Израилевых в Землю Обетованную. Интересно, что те места, куда Авраhам вошел раньше (Шхем, Бет-Эль, Ай), евреи завоевали еще во времена Йеhошуа, а Иерусалим, куда Авраhам вошел позже, был занят намного позднее, во времена царя Давида, т.е. спустя четыреста лет.

“И сказал Г-сподь Авраму...: “Подними глаза твои и посмотри с места, на котором ты [находишься], на север и на юг, на восток и на запад. Ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам ее, и твоему потомству навеки. И сделаю потомство твое, как прах земной. Так, если сможет кто-либо счесть прах земной, то и потомство твое сочтено будет. Встань, пройди эту землю в длину и в ширину, ибо тебе Я дам ее” (13:14-17).

Авраhам прошел по Эрец-Исраэль вдоль и поперек, обозначив этим, что здесь будут жить его дети — еврейский народ.

“Тебе дам ее, и твоему потомству навеки” — следовательно, народ еврейский вечен и земля принадлежит ему навеки. Мы изгнаны из нее за грехи, но нам твердо обещано, что Б-г вернет нас в нашу страну. И вот после почти двухтысячелетнего изгнания мы возвращаемся. Есть ли еще в мировой истории подобный пример? И кто из народов того времени сохранился как народ, с верой своих предков?

Б-г говорит Авраhаму: “Сделаю потомство твое, как прах земной”. А в другом месте в Торе сказано: “как звезды в небе”, “как песок на морском берегу”. Смысл одинаков — потомство будет многочисленным, но сравнения разные. Почему?

Очевидно, речь идет о разных периодах. Бывали времена (например, в правление царей Шломо, Йошафата, Узияhу), когда евреи процветали, когда народы восхищались жизнью евреев и учились у них, когда они были, “как звезды небесные”, дающие свет.

Бывали времена, когда евреям сравнительно недурно жилось в изгнании. Правда, евреев не любили, во многом ограничивали, замышляли против них злые козни, но невидимая рука не допускала осуществления коварных планов. Так морские волны набегают на песок, но каждый раз откатываются обратно.

Самые страшные времена — когда евреев топчут, как землю, как “прах земной”, когда евреев уничтожают. Но существует непреложный закон: всякий, “попиравший” землю, в конце концов в землю ложится. И еще одно свойство есть у земли: зарой в нее железо, медь — они истлеют, но земля, какой была, такой и будет. Могущественные правители, вознамерившиеся уничтожить евреев, никогда добром не кончают, и последующие поколения предают их имя позору. Сильнейшие идеологические движения, не признающие единого Б-га, терпят крах и развеиваются без следа, а вера в Б-га и в Б-жественное происхождение Торы остается навек.

“И был Аврам девяноста девяти лет, и явился Б-г Авраму и сказал ему: Я Б-г Всемогущий. Ходи предо Мною и будь непорочен. И Я заключу завет Мой между Мною и тобой, и умножу тебя чрезвычайно. И пал Аврам на лицо свое, и говорил с ним Б-г так: Я — вот Мой завет с тобой, и ты будешь отцом множества народов. И не называться тебе впредь Аврамом, но будет твое имя Авраhам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов. И распложу тебя чрезвычайно, и произведу из тебя народы, и цари произойдут из тебя. И Я установлю Мой завет между Мною и тобою и между твоим потомством после тебя в их поколениях заветом вечным: быть для тебя Б-гом и для потомства твоего после тебя. И Я дам тебе и потомству твоему после тебя землю проживания твоего, всю землю Кнаана, во владение вечное, и Я буду им Б-гом” (17:1-8).

Смена имени “Аврам” на “Авраhам” объясняется так: до сих пор Аврам был духовным отцом местности Арам (Месопотамии) — Ав-Арам, теперь же у него родится сын Ицхак, от которого, в свою очередь, произойдут еврейский народ (потомки его сына Яакова) и эдумийский (потомки его сына Эсава). Авраhам станет отцом множества народов — Ав-hамон (hамон на иврите означает “множество”, “толпа”). Но букву “р” — она озвучена как “ра” — из имени не выкинули, и получилось “Авраhам”.

Что значит выражение: “...заветом вечным: быть для тебя Б-гом и для потомства твоего”? Это — гарантия вечности еврейскому народу. Но ведь такую гарантию Авраhам уже получил! Здесь это — гарантия вечности евреям как народу, который будет нести в мир веру в Единого Б-га, продолжать дело Авраhама. (Каждый раз, когда вам кажется, что вы встречаетесь в Торе с повтором, знайте: у него есть дополнительное значение, какая-то новая сторона, хотя мы, может быть, не всегда будем говорить об этом.)

А как понять: “И Я дам тебе и потомству твоему... всю землю Кнаана во владение вечное”? Выше мы уже говорили: это — гарантия возвращения, если по какой-то причине мы будем изгнаны из страны. То, что мы с вами видим сейчас, — это начало возвращения, приближение конца галута (изгнания). Б-г собирает евреев из разных мест в Эрец-Исраэль.

Уточним теперь, о каком потомстве Авраhама идет речь: ведь у него было два сына — Ицхак и Ишмаэль.

В этой же главе, в стихах 19-21, мы читаем:

“И сказал Б-г: Однако Сара, твоя жена, родит тебе сына, и ты назовешь его именем Ицхак, и Я установлю Мой завет с ним заветом вечным для потомства его после него. Что же до Ишмаэля... Я сделаю его плодовитым и умножу его чрезвычайно. Двенадцать князей породит он, и Я сделаю его большим народом. Но Мой завет установлю Я с Ицхаком”. Итак, речь идет о еврейском народе, о потомках Ицхака.

Непосредственно за фразой “и Я дам тебе ... всю землю Кнаана во владение вечное” следует заповедь об обрезании. Это придает еще один смысл полученному Авраhамом обещанию, и он указывает на прямую связь между обрезанием и пребыванием в Эрец-Исраэль.

“И сказал Б-г Авраhаму: А ты завет Мой соблюдай, ты и потомство твое после тебя в их поколениях. Вот завет Мой... Обрезан да будет у вас всякий мужского пола... и это будет знаком завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в поколениях ваших всякий мужского пола... и будет завет Мой на вашем теле заветом вечным” (17:9-13).

Надо сказать, что потомки Авраhама ишмаэлиты — арабы — в память о своем происхождении от Авраhама тоже делают обрезание, хотя долгое время были язычниками. Но они совершают обрезание несколько иначе, чем евреи.

“И Авраhаму было девяносто девять лет при обрезании крайней плоти его. А Ишмаэлю, сыну его, было тринадцать лет при обрезании крайней плоти его. В тот самый день обрезан был Авраhам, и Ишмаэль, его сын” (17:24-26).

Так кончается глава.

В древней кабалистической книге “Зоhар” содержится абсолютно точно исполнившееся предсказание будущего страны Израиля после изгнания из нее евреев.

Однажды (около 1800 лет назад) р. Йоси и р. Хия, идя по дороге, говорили о Торе (диврей Тора — буквально: “слова Торы”). Дойдя до слов “И была Сарай бесплодна, нет у нее ребенка” (11:30), “стал р. Хия вздыхать и плакать:

— Несчастно то время, несчастен тот день, когда Агарь родила Ишмаэля (от которого ведут свой род арабы. — И.З.)!

— Почему? — спросил его р. Йоси. — Ведь потом Сара родила, да еще какого сына!

— Да, — отвечает р. Хия, — ты видишь, и я вижу, но я слышал об этом от р. Шимона (бар Йохая. — И.З.). И я плачу о том времени, когда Сара была бездетна. Ибо Сара, видя, что не появляются у нее дети, предложила Авраhаму свою служанку Агарь в наложницы, и та родила ему Ишмаэля. Авраhам просил Б-га за Ишмаэля, и Всевышний ответил ему: “А про Ишмаэля Я услышал тебя; вот, Я благословил его, и распложу его, и многократно умножу; двенадцать князей произведет он, и сделаю Я его великим народом. А союз Свой заключу с Ицхаком, которого родит тебе Сара” (17:20,21).

Ишмаэль был обрезан. Его ангел-покровитель спрашивает у Б-га: “Тот, кому делают обрезание, должен ли получить от Тебя награду?” Ответил Всевышний: “Да”. Снова спросил ангел: “Почему же Ты не награждаешь Ишмаэля?” Ответил Б-г: “Они делают обрезание, однако не так, как положено. Кроме того, сыновей Ицхака обрезают на восьмой день, а мальчикам в роду Ишмаэля делают обрезание гораздо позже”. Сказал ангел: “Все равно им полагается какое-то поощрение за исполнение Твоей воли”. (И Всевышний согласился с ним. — И.З.)

В этом-то и причина моих слез! Как поступил Всевышний с детьми Ишмаэля? Он отдалил их от истинной святости, однако отдал им святые места Эрец-Исраэль на то время, пока страна будет пустовать. Святая Земля будет принадлежать детям Ишмаэля до тех пор, пока не исчерпается для них милость Б-жья в заслугу за то, что они делают обрезание. И они будут препятствовать евреям вернуться в свою страну. Сыны Эдома (потомками Эдома-Эсава еврейская традиция считает европейские народы. — И.З.) будут неоднократно пытаться отнять ее у ишмаэлитов, но не добьются успеха. Будут кровопролитные войны, земля будет переходить из рук в руки, но сыны Эдома не получат ее (в качестве примера такой борьбы европейцев за обладание Святой Землей можно назвать крестовые походы. — И.З.)” (Зоhар, Шмот — Ваэра, 32а).

Другими словами, р. Хия плакал, ибо предвидел зло, которое причинят ишмаэлиты сынам Израиля, он оплакивал евреев, погибших уже в наше время от рук детей Ишмаэля! (Заметьте, что он предвидел и такие исторические события, как войны европейцев за Эрец-Исраэль!)

Любопытно, что многие политики, экономисты и социологи прошлого века (в их числе и немецкий писатель и общественный деятель, еврей Макс Нордау) считали, что главное — получить согласие европейских народов на заселение Палестины евреями (“чартер”), а уж с арабами проблем не будет: они близки евреям по религии и происхождению, евреи принесут им все достижения цивилизации, все блага процветающей экономики — очевидно, что у евреев с арабами должны сложиться наилучшие отношения. Но эти прогнозы не оправдались. События развивались именно так, как сказано было много лет назад в книге “Зоhар”.

И еще несколько слов об обрезании. В СССР многие евреи боялись делать обрезание. И вот мы дожили до того часа, когда евреи, приезжающие из бывшего Советского Союза, делают обрезание массами. Как тут не вспомнить, что перед выходом из Египта все евреи сделали обрезание, принесли пасхальную жертву и ели мясо животного, священного для многих египтян.

В заслугу “крови обрезания и крови пасхальной жертвы” евреи и вышли из рабства. И выполнение этой заповеди укрепит их на родной земле.

Ваера

В недельной главе “Ваера” (“И явился”) рассказывается о полученном Авраhамом предсказании, что у Сары родится сын и когда именно, о городах Сдом и Амора (в привычном для русского читателя звучании — Содом и Гоморра), об их уничтожении и спасении Лота, о том, как царь Авимелех взял Сару к себе во дворец, но вынужден был возвратить ее Авраhаму, о рождении и обрезании Ицхака, удалении Ишмаэля, союзе с филистимским царем Авимелехом и о последнем, десятом испытании Авраhама — требовании Б-га принести в жертву Ицхака.

Авраhам-авину и Сара-имейну всегда были очень гостеприимны. В их дом вело несколько входов с различных сторон, чтобы гостям не ходить лишнего. Там, в пустыне, они щедро угощали своих гостей и молоком, и мясом, и вином. Не скупились они и на духовную пищу: беседовали с людьми, объясняли и доказывали, что мир возник не сам по себе, что есть Творец и Господин, управляющий всем. Когда путники хотели уплатить Авраhаму за приют и еду, он отказывался, говоря: “Благодарите Б-га, сотворившего все это”. Сказано об Авраhаме: “И посадил он эйшел (тамариск. — И.З.) в Беэр-Шеве, и возгласил он там Имя Г-спода, Б-га вселенной” (21:33).

О том, насколько Авраhам любил принимать гостей, можно судить по эпизоду в начале нашей недельной главы. Мы знаем, что Авраhам только что сделал “коллективное” обрезание в своем доме: себе, своему сыну Ишмаэлю и всем домашним. Он, безусловно, чувствовал недомогание и нуждался в отдыхе. И вот три дня не было в доме гостей — это Б-г специально наслал жару, чтобы путники не беспокоили Авраhама. Но Авраhаму не терпится. Он садится у входа в шатер с надеждой: не пройдет ли кто-нибудь мимо. В этот момент Б-г является Авраhаму и говорит с ним. И вдруг Авраhам видит вдали трех путников. Он просит Б-га прекратить на время их беседу, а сам бежит навстречу гостям и кланяется им до земли.

Хорошие люди обещают мало, но делают много, а плохие люди — наоборот. Вот говорит Авраhам путникам: “Не проходите, пожалуйста, мимо. Вам принесут немного воды, омойте ваши ноги и прилягте под деревом. А я возьму ломоть хлеба, и вы подкрепите сердце ваше, а потом пойдете [дальше], раз вы проходили мимо раба вашего...” (18:3-5). А сам: “И поспешил Авраhам в шатер к Саре и сказал: Поспеши! Три меры муки-крупчатки замеси и сделай хлебы. И к скоту побежал Авраhам, и взял он теленка нежного и хорошего, и передал отроку (Ишмаэлю. — И.З.) и торопил приготовить его. И взял он сливок, и молока, и теленка, которого приготовил, и поставил перед ними. И он стоял подле них под деревом (т.е. беседовал, развлекал. — И.З.) а они ели” (18:6-8).

Тому, что надо спешить делать добро, мы должны учиться у наших отцов: Авраhама, Ицхака, Яакова — и матерей: Сары, Ривки, Рахели, Леи. Ибо читаем мы об Авраhаме:

“И побежал навстречу им (гостям. — И.З.)...”;

И поспешил Авраhам в шалаш Сары, и сказал:

“Поспеши...” (18:2,6).

И читаем мы о Ривке:

“И поспешила она, и опорожнила кувшин свой в колоду, и побежала еще к колодцу, чтобы черпать, и начерпала она для всех его верблюдов” (24:20).

Прямой противоположностью Авраhаму были обитатели Сдома и Аморы, о которых говорится далее в главе.

Недалеко от места жительства Авраhама находились города Сдом, Амора, Адма, Цвоим, Бела. Талмуд говорит о жителях этих городов, что обилие благ, которые дал им Б-г, сделало их заносчивыми, и они стали рассуждать так: “У нас много хлеба, золота, драгоценных камней. К чему нам гости, прохожие да проезжие? Один убыток от них”. И специальным постановлением запретили принимать в домах гостей, т.е. в этих городах нельзя было дать гостю ни поесть, ни попить, и уж тем более — нельзя было предоставить ночлег человеку “без сдомской прописки”. Постановление “горсоветов” Сдома, Аморы, Адмы, Цвоим и Бела предусматривало строгую кару нарушителям этого закона. Чашу Б-жьего терпения переполнил случай, когда девушку из Сдома, которая дала прохожему хлеба, вымазали медом и выставили под пчелиные жала. Б-г сообщил Авраhаму о Своем решении уничтожить эти города, и Авраhам стал просить за них: “Может быть, найдутся там пятьдесят праведников (т.е. на каждый город — по десять человек. — И.З.)... Неужели уничтожишь и не простишь ради этих пятидесяти праведников?” Б-г ответил: “Если найду... пятьдесят праведников, то прощу всему месту ради них” (18:24, 26). Но не нашлось и десяти.

Из этого можно сделать вывод, что присутствие в городе праведника укрепляет благополучие этого города. Известны случаи, когда в городе проживал праведный человек и все там было в относительном порядке. А после его смерти или отъезда на город обрушивались несчастья.

И второе. Разумеется, Авраhаму были противны обычаи и поведение жителей Сдома, но все же он просил Б-га за них. В книге “Зоhар” Ноаху ставится в вину, что когда Б-г сообщил ему о предстоящем потопе, он молчал и не просил за людей. Отсюда вывод: надо просить Б-га даровать людям стремление исправиться и возможность сделать это.

Далее в главе рассказывается, что жена Авраhама Сара была взята в дом царя Авимелеха. В ту же ночь весь царский двор заболел — у всех была задержка мочи. И в ту же ночь явился Б-г царю Авимелеху во сне и сказал ему: “Вот, ты умираешь за женщину, которую ты взял, ибо она замужняя... Верни жену этому человеку... и пусть помолится он за тебя, и будешь жить. А если не вернешь, знай, что умрешь ты и все твое” (20:3, 7).

Зачем Б-гу нужна была молитва Авраhама за Авимелеха?

В Талмуде говорится, что если человек нанес увечье другому и уплатил ему полную компенсацию, грех все-таки не снят с него полностью, пока он не попросит прощения у потерпевшего и тот не простит. То же касается кражи и возвращения краденого — надо добиться прощения. И то же — относительно всякой другой обиды. Доказательство этому мы находим в рассматриваемой главе. Б-г говорит Авимелеху: “Верни жену этому человеку, и пусть помолится он за тебя, и будешь жить”. Зачем же Б-гу нужна молитва Авраhама за Авимелеха? Б-г вершит правосудие ради ограбленных, а Авимелех забрал Сару в гарем самовольно и доставил Авраhаму и Саре много страданий. Слова о молитве значат: пока не сделаешь Авраhаму столько добра, что он забудет обиду и помолится за тебя, до конца греха не смоешь. Дело в том, что, обидев человека, мы совершаем два греха: против Б-га, который это запретил, и против человека. Пока не загладишь обиду, нанесенную человеку, Б-г тебя не простит. Но и тот, кому вернули отнятое и возместили пережитую боль и обиду, потом, когда просят у него прощения, не должен быть жестоким, а должен простить. Так и поступил Авраhам.

Прошло несколько лет, и Авимелех предложил Авраhаму заключить с ним дружественный союз. (Перед этим глава рассказывает о двух важных событиях, происшедших за это время в жизни Авраhама: Г-сподь выполнил свое обещание — Сара родила Авраhаму сына Ицхака; по требованию Сары Авраhам отослал из своего дома hагарь с Ишмаэлем.) Видя, что Б-г во всем благоволит Авраhаму, Авимелех пожелал, чтобы не только Авраhам, но и его потомки были в хороших отношениях с Авимелехом и его потомками.

В знак союза Авраhам дал Авимелеху мелкого и крупного скота. Семь овец из стада мелкого скота он почему-то поставил отдельно. “И сказал Авимелех Авраhаму: что здесь эти семь овец, которых ты поставил отдельно? И он сказал: ибо эти семь овец ты возьмешь из моей руки, чтобы это было мне свидетельством, что я выкопал этот колодец” (21:29-30).

Непонятно. Зачем Авраhам дает богатому человеку семь овец впридачу к знаку союза? И как овцы могут служить доказательством чему бы то ни было?

Дело в том, что Авраhам выкопал колодец, а рабы Авимелеха его отняли. И когда Авраhам упрекнул в этом Авимелеха, тот сказал, что не знает кто это сделал и не слышал об этом даже от самого Авраhама (21:25-26). Вот Авраhам и говорит: я докажу тебе, что этот колодец выкопал я.

Все мы, конечно, знаем о существовании условных рефлексов. Исследовавший их русский ученый Павлов среди прочих опытов проводил такие: на площадку, где в нескольких местах положили пищу, выпускали подопытных животных, кошек или собак. В одном каком-то месте им есть разрешали, а от остальных мест прогоняли. Спустя какое-то время животные уже сами направлялись в разрешенную точку.

Эту особенность животных и имел в виду Авраhам, говоря с Авимелехом. Вот недалеко отсюда колодец. Тебе известно, что мой скот идет пить и есть только в разрешенные мною места. Если бы к колодцу побежали одна или две овцы, ты мог бы сказать, что это случайность. Но если пойдут все семь — это уже свидетельство.

Авраhам снял с овец намордники, и все они побежали пить к выкопанному Авраhамом колодцу.

Вернер Келлер в книге “Танах как история” (мы о ней уже упоминали) пишет, что помимо огромной силы духовного и нравственного воздействия, которую невозможно измерить и взвесить, Танах имеет и большое чисто практическое значение.

Подтверждение этому легко найти в нашей главе, и не только в ней.

С 1948 года Книга книг стала надежным советчиком в возрождении Эрец-Исраэль. Оказывается, книга, которой более 3300 лет, содержит информацию, весьма актуальную для восстановления сельского хозяйства и экономики страны. Вот примеры:

1. Всякое заселение Негева казалось бесперспективным. Южнее Иудейских гор, от Хеврона до Египта, простирается пустыня. Метеорологи говорят, что среднегодовое количество осадков здесь меньше 150 мм. Многие считали, что о заселении Негева нечего и думать. Но в нашей недельной главе (20:1) сказано: “И отправился оттуда Авраhам в страну Негев, и поселился между Кадешем и Шуром, и проживал он в Граре”. А ведь Авраhам занимался скотоводством, без воды ему было не обойтись. “И вновь Ицхак откопал колодцы водные, которые выкопали в дни Авраhама, его отца” (26:18).

На основании данных Торы геологи вели поиски в песках и скалах Негева и нашли чистую питьевую воду (маим хаим — живую, т.е. родниковую воду). Есть там и подземные соленые воды. И по сей день колодец, подле которого жила Агарь, рабыня Авраhама, с сыном Ишмаэлем (21:14-19), обеспечивает водой 60 семей неподалеку от Беэр-Шевы.

2. Какие деревья могут прижиться в Негеве? Израильский специалист по лесопосадкам Иосиф Вейц ответил на этот вопрос так: “Дерево эйшел, которое сажал Авраhам в Беэр-Шеве”. И были посажены два миллиона таких деревьев.

3. И еще несколько слов о лесопосадках. Деревья лучше растут там, где они когда-то уже росли. Профессор Загари из Иерусалимского университета предложил: “Давайте положимся на слова Книги книг. А что там сказано? В Книге Йеhошуа (17:17, 18) говорится, что когда люди из колена Эфраима и Менаше пожаловались Йеhошуа, что народу у них много, а земли мало, то он им сказал: “Ступайте и вырубайте лес”. Следовательно, там были леса. А там, где лес был, он привьется вновь”.

4. Сказано в Торе: “Страна, камни которой — железо, а в горах ее будешь добывать медь” (Дварим, 8:9). Геологи стали искать — и нашли в Тимне медь.

Завершается глава описанием десятого испытания Авраhама. “Б-г испытывает праведника, а нечестивого и любящего насилие ненавидит душа Его” (Тhилим, 11:5).

Это значит, что Б-г посылает испытание людям, которым заранее дал силы выдержать его. Горшечник, показывая покупателю глиняные горшки, щелкает пальцем по самым крепким: смотри, мол, никаких трещин. Так же поступает и продавец ниток, когда демонстрирует покупателю прочность своего товара. По опыту всей моей жизни я знаю: не было случая, чтобы Б-г послал испытание человеку, не дав ему духовных сил выстоять. Не может человек сказать: “Я был вынужден украсть, убить, изнасиловать”, ибо так не бывает. Знай он твердо, что ему тут же отрубят за это руку, что ему придется всю жизнь выплачивать за это вполне конкретную и весьма приличную сумму (этак тысяч тридцать долларов), он удержался бы.

Зачем нужны испытания? Этому существует много объяснений. Одно из них — испытание нужно, чтобы дать людям пример правильного поведения в определенных ситуациях. Авраhам вынес десять испытаний, из которых самым тяжелым было десятое. Вы помните, что еще совсем молодым он был брошен в огонь за то, что не хотел отказаться от веры в Единого Б-га. Но тогда речь шла о его собственной жизни. Теперь же ему, человеку очень милосердному, Б-г приказывает: “Возьми, прошу [тебя], сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Ицхака, и иди в землю Мория, и вознеси его там в жертву на одной из гор, о которой Я скажу тебе” (22:2). И Авраhам, не задумываясь, отправляется в путь. Целых три дня идет он с сыном к назначенному месту. Но ведь этот приказ Б-га противоречит поведению Авраhама в течение всей его жизни! А люди? Ведь Авраhам учил всех делать добро! Как же люди теперь отнесутся к его словам? Но Авраhам понимает, что Б-г знает лучше нас, что нам делать, и мы должны выполнять приказ Б-га даже в том случае, если нам непонятны его цели и он кажется нам абсурдным. Должны, ибо мы Его слуги. Исполняя волю Творца, пусть даже не понимая ее смысла, мы делаем лучшее из того, что можем.

“И пришли на то место, о котором сказал ему Б-г. И построил там Авраhам жертвенник, и разложил он дрова, и связал Ицхака, сына своего, и положил его на жертвенник, поверх дров. И простер Авраhам руку свою и взял он нож, чтобы заколоть своего сына. И воззвал к нему ангел Г-сподень с небес и сказал: Авраhам, Авраhам! И он сказал: Вот я. И сказал: Не заноси свою руку на отрока, и не делай ему ничего. Ибо теперь знаю, что боишься ты Б-га, и не пожалел ты своего сына единственного ради меня” (22:9-12).

Зачем Авраhаму связывать сына? И можно ли против его воли связать крепкого 37-летнего мужчину?

По правилам еврейской религии, при убое жертвенного животного и вообще скота или птицы нож должен быть проведен легко, без нажима, одним движением. Ицхак сказал отцу: “Вдруг я вздрогну, и действие окажется неверным”. И эта самоотверженность сына сделала испытание еще более трудным для Авраhама.

У испытаний, которым подвергался Авраhам, есть и еще одна цель. В истории еврейского народа было и еще будет немало чудес, т.е. отступлений от общих правил. И многие спросят о людях, ради которых совершаются чудеса: почему это у Б-га — любимчики? “Теперь знаю, что боишься ты Б-га”, т.е. — теперь знаю, что ответить на этот вопрос.

Отец и сын, не задумываясь, готовы были отдать жизнь по приказу Г-спода. Но Б-гу не нужны человеческие жертвы. Это было только испытанием. Кстати, Б-г не сказал: зарежь сына или сожги его. Сказано (22:2): “Вознеси его в жертву” — вознеси с целью принести жертву. Авраhам вознес его, положил на жертвенник — все, хватит! Мы до сих пор ежедневно вспоминаем об этой заслуге Авраhама и Ицхака в молитвах.

Именно на горе Мория, той самой, куда пришел Авраhам с Ицхаком, был построен Храм, а храмовый жертвенник — на том месте, где стоял жертвенник Авраhама. И назвал Авраhам это место: “[Пусть] Б-г усмотрит...” (22:14). Авраhам попросил Б-га, чтобы, если потомки его сына запутаются в грехах, Б-г вспомнил (“усмотрел”) готовность Ицхака наложить на себя путы и пожалел их.

Интересно происхождение слова “Йерушалаим”. Авраhам назвал это место “Йирэ” — “Да усмотрит”, а до того оно называлось “Шалем”. Такое название ему дал сын Ноаха Шем, когда был там царем. Говорит Б-г: Что мне делать? Оставить имя “Шалем” — обидится Авраhам, оставить имя “Йирэ” — обидится Шем. И решил Б-г слить оба названия в устах людей: Йирэ Шалем — Йерушалаим.

Хаей Сара

Недельная глава “Хаей Сара” (“Жизнь Сары”) сообщает о смерти Сары (Сара умерла в возрасте 127 лет), подробно рассказывает о покупке Авраhамом пещеры Махпела и о женитьбе Ицхака.

Авраhам просил у жителей города Хеврона продать ему пещеру в собственность для семейного кладбища (он хотел похоронить здесь Сару). Эфрон, хозяин участка, на краю которого находилась пещера, делает ему невероятно бескорыстное, на первый взгляд, предложение — он готов “отдать” Авраhаму и поле, и пещеру. “Отдать” — значит, вроде бы, предоставить бесплатно. Заметьте — и поле, и пещеру, хотя Авраhам о поле вообще не просил. За “бескорыстным” предложением скрывается намек на крупную сделку. Эфрон знает, что Авраhам — человек щедрый, и знает также, что щедрому намека достаточно. Действительно, Авраhам уговаривает Эфрона назвать цену и намерен сразу полностью уплатить ее. Эфрон не теряется и запрашивает огромную по тем временам сумму — четыреста шекелей (тогдашние шекели — это очень крупная монета). Авраhам немедленно отвешивает ему самые ходовые (те, что были в ходу у торговцев повсюду), так называемые большие шекели.

Авраhам хоронит Сару, и участок навсегда становится местом погребения для семьи Авраhама. В пещере Махпела похоронены Авраhам и Сара, Ицхак и Ривка, Яаков и Лея, и, по преданию, там же похоронены Адам и Хава.

Надо отметить, что Авраhам не совершил покупку, пока все население города не дало своего согласия, чтобы эта земля служила кладбищем.

“Твуат hа-арец” (уникальная книга, изданная в 1820 году р. Йосефом Шварцем) сообщает массу ценных сведений о географии, растительном и животном мире Эрец-Исраэль. О пещере Махпела там говорится следующее: “В точности местонахождения могил нет никаких сомнений. По свидетельству Торы, наши отцы и матери (Авраhам, Сара, Ицхак, Ривка, Яаков, Лея) похоронены в пещере Махпела на краю города Хеврона. Иосиф, сын Матитьяhу (Иосиф Флавий), пишет, что здание над могилами отцов сделано из красного мрамора. В шестом веке христиане построили там церковь, а мусульмане, захватив страну, превратили эту церковь в мечеть”. Книга детально описывает это место.

Мидраш замечает, что если кто-нибудь пожелает оспорить наше право на Эрец-Исраэль, есть три места, наше право на которые бесспорно.

Место, где похоронена Сара, купил Авраhам.

Место, где похоронен Йосеф, купил Яаков: “А кости Йосефа, что вынесли сыны Израиля из Египта, похоронили в Шхеме, на участке поля, которое купил Яаков у детей Хамора, главы города Шхем, за сто ксита (ксита — монета. — И.Р.)” (Йеhошуа, 24:32). Там стоял шатер Яакова (33:19).

Место для Храма купил царь Давид, чтобы построить на нем жертвенник. Прежний его владелец, Аравна-иевусей, продавший царю этот участок за немалые деньги, был очень доволен сделкой. Он пожелал Давиду: “Пусть Г-сподь, твой Б-г, благоволит тебе” (см. Шмуэль II, 24). И пожелание сбылось. Говоря об этом, Талмуд делает вывод: берегись проклятия любого человека, а благословение даже простого человека пусть будет ценно в твоих глазах.

Далее в главе говорится о женитьбе Ицхака.

Авраhам решил женить сына. Найти невесту для Ицхака он поручил своему верному слуге Элиэзеру. Авраhам потребовал, чтобы Элиэзер Б-гом земли и небес поклялся не брать Ицхаку жену из кнаанейцев, среди которых они жили. Это были люди распущенных нравов, не знающие милосердия и сострадания (вспомним Сдом). Авраhам послал Элиэзера к семье своего брата Нахора: родных Авраhама, хотя среди них и встречалось идолопоклонство, отличали доброта и скромность.

Почему Авраhам отправил слугу? Ицхак не имел права выезжать за пределы Обетованной земли, ибо есть закон, по которому предназначенную Б-гу жертву нельзя вывозить из Эрец-Исраэль. А Ицхак был жертвой еще при жизни. Сам же Авраhам, вероятно по состоянию здоровья, не мог поехать.

И вот Элиэзер прибыл с десятью верблюдами в город, где жил брат Авраhама. Но как найти суженую, как узнать, годится ли девушка в жены Ицхаку?

Элиэзер решил пойти к роднику, где девушки черпают воду, и попросить у какой-нибудь из них напиться. Если девушка скажет: пей, господин, а также и верблюдов твоих напою, — значит, она и предназначена Ицхаку, сыну Авраhама, в доме которого любят людей и любят помогать им. Элиэзер помолился Б-гу, чтобы Б-г послал ему ту, кого он ищет.

“И было: он не кончил еще говорить, и вот Ривка выходит, — та, что родилась у Бетуэля, сына Милки, жены Нахора, брата Авраhама, — и кувшин ее на ее плече... И спустилась она к источнику, и наполнила свой кувшин, и взошла. И побежал раб (Элиэзер. — И.З.) навстречу ей, и сказал он: Дай-ка мне отхлебнуть немного воды из твоего кувшина. И сказала она: Пей, мой господин. И поспешила она, и спустила кувшин свой на руку свою, и напоила его. А [когда] напоила его, сказала: Также и для верблюдов твоих буду черпать, пока не перестанут пить. И поспешила она и опорожнила кувшин свой в пойницу, и побежала еще к колодцу, чтобы черпать, и начерпала она для всех его верблюдов” (24:15-20).

Элиэзер дал Ривке носовое украшение и два браслета, пошел к ее родителям и рассказал подробно, зачем он здесь.

Спросили у Ривки, пойдет ли она с этим человеком. Ривка ответила: пойду. И Элиэзер отправился в обратный путь с Ривкой, довольный своей удачей.

“И рассказал раб Ицхаку обо всем, что делал. И привел ее Ицхак в шатер Сары, своей матери. И взял он Ривку, и стала она ему женой, и он возлюбил ее. И утешение обрел Ицхак после [утраты] своей матери” (24:66-67). Ицхак увидел, что Ривка во всем подобна Саре — так же благочестива, скромна, так же гостеприимна, и убедился, что дело Сары и Авраhама продолжается Ривкой.

Мой отец и учитель, благословенной памяти рав Бенцион Зильбер, всегда обращал мое внимание на слова: “И сказал Авраhам своему рабу, старшему по дому, полностью распоряжающемуся всем, что ему принадлежало: положи... И возьму с тебя клятву Г-сподом, Б-гом небес и Б-гом земли, что ты не возьмешь (т.е. не выберешь. — И.З.) жену для моего сына из дочерей Кнаана, среди которого я живу. Но пойдешь на землю мою и на родину мою и возьмешь жену для моего сына Ицхака” (24:2-4).

Зачем перечислены здесь все полномочия Элиэзера: “старший по дому” и т.д.? Мы ведь знаем об этом из предыдущего повествования. И тут отец рассказывал мне эпизод из жизни известного праведника — р. Леви-Ицхака из Бердичева. Было время, когда он, как и многие великие люди того времени, разъезжал по городам, скрывая, кто он, т.е. сам себя отправив в изгнание (галут). Однажды ранним утром — было еще темно — он въезжал в какой-то городок. Навстречу ему мясник гнал телят. Увидев человека благообразного вида, он подумал, что это может быть резник — шохет. Мясник тут же обратился к приезжему: Вы умеете резать скот? — Да, — ответил р. Леви-Ицхак. — Может быть, вы зарежете этих телят, — предложил мясник. — Я могу это сделать, — сказал р. Леви-Ицхак, — но и у меня есть к вам просьба. В дороге у меня вышли все деньги. Займите мне рубля полтора-два! Ненадолго! Дайте мне свой адрес, и я вскорости верну вам долг. — Извините, конечно, — говорит мясник, — но, сами понимаете, как я могу дать полтора рубля взаймы человеку, которого впервые вижу! — Теперь подумай, — сказал р. Леви-Ицхак. — Когда я заявил, что могу быть резником, ты доверился мне сразу. Но ведь если я не специалист, то ты накормишь трефой и невелой как минимум несколько десятков человек. А когда дело коснулось твоего кармана, и всего-то ты мог потерять полтора рубля, ты пожелал гарантий.

Авраhам, отец наш, поступал наоборот. Стих подчеркивает, что в материальном отношении Элиэзер пользовался полным его доверием — полновластно распоряжался всем. Но когда дело коснулось духовной стороны — судьбы дома Ицхака, Авраhам потребовал гарантий и взял с Элиэзера клятву.

И этому мы должны учиться у Авраhама. Заботясь о будущем наших детей и внуков, мы должны искать гарантий прежде всего в вопросах духовных, т.е. в обеспечении нашим потомкам безупречного еврейского воспитания.

Толдот

В недельной главе “Толдот” (“Родословная”) рассказывается о рождении у Ицхака и Ривки двух сыновей-близнецов — Яакова и Эсава. Сыновья выросли, и Яаков купил у Эсава первородство. Наступил голод, Ицхак хотел выехать за пределы Обетованной земли — в Египет, но Б-г обещал ему свое благословение в этой стране и велел не выезжать (в предыдущей главе мы уже говорили о том, почему Ицхаку нельзя покидать Эрец-Исраэль). Ицхак копал колодцы и несколько раз находил воду. Кончается глава тем, что Яаков притворяется Эсавом и получает благословение отца как первенец.

“И молил Ицхак Г-спода напротив жены своей (он — в одном углу, а она — в другом. — И.З.), ибо она бесплодна, и принял его молитву Б-г, и зачала Ривка, его жена. И толкались дети в ее утробе, и сказала она: Если так (тяжела беременность. — И.З.), зачем же я (так молилась и просила. — И.З.)? И пошла она спросить у Б-га (через пророка Шема. — И.З.). И сказал Б-г ей: Два народа в чреве твоем, и два государства из утробы твоей разойдутся. И одно государство сильнее другого будет, и старший будет служить младшему. И настали дни ее родов, и вот близнецы в ее чреве. И вышел первый, красный, весь как плащ ворсистый, и назвали его именем Эсав (сделанный, завершенный. — И.З.). А затем вышел его брат, а его рука держит за пяту Эсава, и нарек ему имя Яаков (акев — пята. — И.З.). А Ицхак был шестидесяти лет при рождении их” (25:21-26).

Ицхак женился в сорок лет, Ривке тогда было четырнадцать. Двадцать лет у них не было детей, а когда после долгих молитв Ривка забеременела, дети сильно толкались у нее внутри. Она расспрашивала многих женщин, и никто не помнил такой тяжелой беременности. Жили в те времена два великих пророка: сын Ноаха Шем и правнук Шема Эвер, предсказавший, что люди начнут говорить на разных языках и разделятся. И через Шема ей был дан такой ответ: это необычные дети, это два великих народа с разным мировоззрением и поведением. Вот почему они толкаются уже в чреве матери. Образно объясняет Мидраш: “Когда Ривка идет мимо храмов идолопоклонников, Эсав рвется туда. Идет она мимо школ Шема и Эвера, — Яаков рвется туда. С ростом одного слабеет другой, не могут они одновременно быть сильны. Старший будет служить младшему”. Из этого Ривка сделала вывод, что главное отцовское благословение должен будет получить тот из детей, кто выйдет вторым.

Спустя девять месяцев (“настали дни родов”) “вышел первый, красный”. Это символ кровопролития: Эсав не видит ничего страшного в том, чтобы ради увеличения, скажем, территории или во имя “чести” нации развязывать войны, проливать кровь. Ведь и у римлян, и у немцев война изображается как проявление доблести. А с точки зрения Торы война — это вынужденное дело, она допустима только для спасения жизни. По закону Торы и Талмуда нельзя начинать войну, не изложив все аргументы перед верховным религиозным судом из семидесяти одного мудреца. Если они разрешат, тогда начинают войну. Но и при этом, согласно заповеди, в последнюю минуту, когда кончились провалом все попытки договориться, надо опять предложить мир.

“И выросли юноши, и стал Эсав человеком [сведущим] в улове, человеком поля, а Яаков — человеком бесхитростным, пребывающим в шатрах (в школах Шема и Эвера. — И.З.). И любил Ицхак Эсава, ибо улов во рту у него, а Ривка любила Яакова. И сварил Яаков кушанье, и пришел Эсав с поля, и он усталый. И сказал Эсав Яакову: “Влей в меня (т.е. я открою рот, а ты вливай. — И.З.) от красного, красного этого (чечевицы. — И.З.), ибо я устал. Поэтому нарек ему имя Эдом (красный: кожа с красным оттенком и любит красноватую чечевицу. Впоследствии потомки Эсава назывались эдомитяне. — И.З.). И сказал Яаков: Продай, как день (т.е. ясно, определенно, навсегда. — И.З.), твое первородство мне. И сказал Эсав: Вот я иду на смерть, и зачем мне первородство? И сказал Яаков: Поклянись мне, как день (т.е. ясно, без передумываний. — И.З.). И он поклялся ему и продал свое первородство Яакову. А Яаков дал Эсаву хлеба и чечевичную похлебку, и тот ел и пил, и встал и пошел, и пренебрег Эсав первородством” (25:27-34).

Зачем понадобилось Яакову первородство?

Известно, что исполнение священной службы в те времена возлагалось на первенцев, т.е. на сыновей, которые были первым ребенком в семье (см. Шмот, 24:5; Раши в трактате “Звахим”, 112б). Первенцы лишились этого права много позже, после того, как приняли участие в поклонении золотому тельцу (священничество было отнято у них и отдано колену Леви, из которого ни один не был замешан в истории с золотым тельцом). Значит, священнослужителем должен был стать Эсав. Эсав же отнюдь не рвался молиться и приносить жертвы. Кстати, для него это было бы и рискованно. К священнослужителю Б-г предъявляет особые требования и за их нарушение может укоротить жизнь. Так, например, нельзя исполнять священную службу, не стригшись долгое время или выпив вина. Это серьезный грех, а Эсаву вовсе не хотелось в чем-то себя ограничивать.

Помню, у одного моего знакомого в дровяном сарае валялись, покрываясь пылью, ценнейшие книги Талмуда и Шулхан Арух. Ясное дело, я предложил ему продать их мне...

Вот Яаков и ждал случая, чтобы предложить Эсаву продать первородство.

Как передает Мидраш, это произошло в день смерти Авраhама. Им было по 15 лет — Яакову и Эсаву. В знак траура Яаков варил чечевичную похлебку для отца — так было принято делать. Эсав же в этот день участвовал в дуэли, одержал нелегкую победу и пришел совсем без сил. Когда Яаков предложил ему продать первородство, Эсав подумал: “На что оно мне? Только лишний риск!” Яаков же подумал: “Он сейчас голоден, хочет есть и потому готов на все. Надо его сначала покормить, чтобы все было по-честному”. Вот почему Тора и говорит так подробно: “... дал Эсаву хлеба (т.е. трапезу. — И.З.) и чечевичную похлебку, и тот ел и пил, и встал и пошел...”. И Тора свидетельствует, что продал Эсав первородство, ибо “пренебрег Эсав первородством” (25:34).

С благословением же, которое отец перед кончиной дает первенцу, дело обстояло так.

Жизнь Эсава была далеко не праведной. Эсав в основном не выполнял заповедей. Правда, одну мицву — уважать отца — он выполнял на славу. Рабан Шимон бен Гамлиэль говорит: “Я очень старался проявлять уважение к родителям, но с Эсавом мне не сравниться. Выполняя для родителей грязные работы, я одевался попроще, а Эсав из уважения к родителям надевал свою лучшую одежду, даже делая грязную работу”. Ривка, которая, как роза среди колючек, росла среди обманщиков (ее отец Бетуэль и брат Лаван — лицемеры), понимала, что Эсав неискренен. Ицхак же был хорошего мнения об Эсаве. Ривке, как мы знаем, еще до рождения Яакова и Эсава было сказано, что старший будет служить младшему. К тому же Эсав вел себя недостойно, его жены поклонялись идолам: “И они были душевным огорчением для Ицхака и Ривки” (26:35). Ривка не хотела печалить Ицхака еще больше (он и так ослеп), скрыла от него истинное поведение Эсава, свидетельствующее о том, что он недостоин благословения, и заставила Яакова притвориться Эсавом и получить благословение вместо брата.

Не всякое дозволенное действие непременно надо выполнять. И если мы иногда имеем право временно нарушить закон, надо свести эти нарушения к минимуму и уж никак не радоваться совершаемому. Больной, которому разрешено есть в Йом-Кипур, должен есть не больше, чем необходимо. И делать это надо понемногу, с перерывами, не доставляя себе удовольствия. Если жизнь еврея в опасности, мы делаем все, что нужно для ее спасения, даже в субботу, но не более необходимого. А если приходится солгать, то закон требует от нас сказать хоть одним словом лжи меньше.

Когда Яаков, по настоянию матери, пошел (по преданию — со слезами на глазах), чтобы обманом получить благословение отца, он старался врать поменьше. Отец спрашивает: кто ты, сын мой? “И сказал Яаков своему отцу: Я (при чтении Торы здесь делают небольшую паузу. — И.З.), Эсав — твой первенец” (27:19). Не сказал: Я — Эсав. Вторично Ицхак спрашивает (27:24): “Ты [ли] это, сын мой Эсав? И сказал он: Я”. Не сказал — Эсав.

Но ведь Яаков шел с тем, чтобы отец подумал, что он Эсав. Зачем же эти ухищрения, что они меняют? Затем, что даже тогда, когда человек вынужден сказать неправду, он должен говорить как можно меньше и так, чтобы его слова можно было понять по-разному.

Первородство Яакова подтвердил сам Б-г, когда велел Моше передать Паро (египетскому фараону): “Так сказал Г-сподь: Сын мой, первенец мой Израиль” (Шмот, 4:22). Израиль — еще одно имя Яакова. О том, при каких обстоятельствах он его получил, рассказывает глава “Ваишлах” (см. далее).

“И посеял Ицхак на земле той, и собрал в том (неурожайном. — И.З.) году стократно, и благословил его Б-г. И великим стал муж, и возвеличивался все больше и больше, до того, что возвеличился очень. И были у него стада мелкого и крупного скота, и хозяйство большое, и завидовали ему филистимляне. И все колодцы, которые выкопали рабы его отца в дни Авраhама, его отца, закрыли филистимляне и засыпали землей. И сказал Авимелех (царь филистимлян. — И.З.) Ицхаку: Уйди от нас, ибо ты стал гораздо сильнее нас. И ушел оттуда Ицхак и поселился в долине Грар и жил там. И вновь Ицхак откопал колодцы водные, которые выкопали в дни его отца Авраhама, а филистимляне их засыпали после смерти Авраhама. И назвал их именами, как имена, которые дал им его отец. И копали рабы Ицхака в долине и нашли там колодец ключевой воды. И спорили пастухи (города. — И.З.) Грара с пастухами Ицхака, говоря: Наша вода. И нарек он колодцу имя “Эсек” (“спорное дело”. — И.З.), ибо спорили с ним. И выкопали другой колодец, и спорили также о нем, и он нарек ему имя “Ситна” (“помеха, препятствие”. — И.З.). И сдвинулся оттуда и выкопал другой колодец, и не спорили о нем, и он нарек ему имя “Реховот” (“расширение”. — И.З.) и сказал: Ибо ныне простор дал нам Б-г, и мы расплодимся на земле” (26:12-22).

Здесь мы находим еще одно подтверждение правилу “дела отцов — знак для детей”, теперь уже на примере Ицхака, сына Авраhама.

Ицхак мирно жил среди филистимлян до тех пор, пока они не позавидовали его богатству: “Уйди от нас, ибо ты стал гораздо сильнее нас”. Он уходит и роет новые колодцы, но пастухи отбирают их.

На протяжении веков скитаний евреев не трогали до тех пор, пока они были бедны и незаметны. Когда же они богатели и достигали величия, их изгоняли — вспомним изгнания евреев из Англии, Франции, Испании. И если евреи находили новые источники существования, их отнимали.

Почему Тора так подробно рассказывает об этих колодцах и их названиях?

Приведем мнение Рамбана. Тора сравнивается с водой — источником жизни: “Эй, всякий жаждущий, идите к воде” (Ишаяhу, 55:1). Храм — колодезь духовности, Храм — это место, где пребывают вместе и пророки, и судьи, и мудрецы, т.е. это — источник распространения слов Б-жественной Торы.

Три родника, выкопанные Ицхаком, — прообраз будущих трех Храмов.

Разрушение Первого Храма не было внезапным, ему предшествовали нападения и конфликты (спорные дела) между Вавилоном и Иудеей. Это первый колодец — “Эсек”.

В начале строительства Второго Храма враги евреев написали донос персидским властям: мол, если Храм будет отстроен, не станет мира на Ближнем Востоке. “И во время царствования Ахашвероша, в начале его царствования, написали донос (ситна — в оригинале. — И.З.) на жителей Йеhуды и Йерушалаима” (Эзра, 4:6). Последовал приказ — остановить стройку, и прошло восемнадцать лет, прежде чем возобновили строительство. Об этих помехах говорит название второго колодца — “Ситна”.

При строительстве Третьего Храма никто из народов не будет спорить и не будет мешать. Третий Храм — это третий колодец, “Реховот”: “Б-г дал нам простор”.

Ваеце

Недельная глава “Ваеце” (“И вышел”) начинается с того, что Яаков отправляется в Харан, к Лавану-арамейцу, брату его матери Ривки, чтобы взять себе жену из его дочерей, и кончается его возвращением в родные края спустя двадцать с лишним лет с детьми, женами, слугами и стадами.

На пути к Лавану Яакову приходится заночевать. Он ложится спать в одном особом месте. И снится Яакову сон: “...вот лестница поставлена на землю, а вершина ее достигает небес; и вот ангелы Б-жьи восходят и нисходят по ней. И вот Б-г стоит над ним, и сказал Он: “Я Г-сподь, Б-г твоего отца Авраhама и Б-г Ицхака. Землю, на которой ты лежишь, тебе отдам ее и твоему потомству. И будет твое потомство, как прах земной, и распространишься ты на запад и на восток, на север и на юг, и будут благословляться тобой все племена земли, и твоим потомством. И вот Я с тобой, и буду хранить тебя везде, куда ты ни пойдешь, и возвращу тебя на эту землю. Ибо Я тебя не оставлю, пока не сделаю того, что Я говорил о тебе” (28:12-15).

Яаков дал имя тому месту “Бет-Эль” — “Дом Б-жий”(28:19).

Зачем Тора так подробно рассказывает об этом дорожном ночлеге? Потому что из текста видно, что это было пророчество во сне. Яаков сказал: “Как страшно это место!” (28:17). Мидраш объясняет, что во сне ему показали историю еврейского народа. Яаков видит: ангел, олицетворяющий Вавилон, поднимается на 70 ступеней и спускается. И это значит, что потомству Яакова предстоит вавилонское изгнание продолжительностью в 70 лет. Затем поднимается ангел, олицетворяющий Персию. Он поднимается на 52 ступени и спускается. И Яаков понимает, что столько лет его потомство будет находиться под игом Персии. На 180 ступеней поднялся ангел, олицетворяющий Грецию, и затем спустился. Так Яаков узнал, сколько лет будет господствовать над его потомками Греция. Но вот начал подниматься ангел, олицетворяющий Эдом, — на 100 ступеней, на 200, на 300, все выше — конца не видно: страшное указание на галут Эдома — римское изгнание, которое тянется до сих пор (как известно из книги Иосифа Флавия, Цфо, сын Элифаза, внук Эсава-Эдома, поселился на земле, где потом возник Рим, и многие из его потомков управляли страной).

Яаков был глубоко потрясен — да можно ли выдержать такое долгое изгнание? Вот почему сразу после слов о сне и лестнице Тора сообщает, что Б-г подтвердил: то, что Я обещал Авраhаму и Ицхаку, будет выполнено. Сказав Яакову : “И вот Я с тобой, и буду хранить тебя везде, куда ты ни пойдешь, и возвращу тебя на эту землю”. Б-г имел в виду не только Яакова, но и все его потомство, всех нас.

Рассказывается, что после этого сна “поднял Яаков ноги” (т.е. воспрянул духом, и легко ему стало идти — 29:1) и пошел в страну сынов Востока (арамейцев). Дошел до Харана и видит: колодец в поле, а вокруг — три стада овец, и колодец накрыт большим камнем. Поинтересовался Яаков, почему не дают напиться овцам, чего ждут. Ему ответили, что собравшимся не под силу сдвинуть камень. Вот сойдутся все стада, тогда пастухи скатят камень, и напоят овец, и опять закроют колодец камнем. К этому времени подошла Рахель, дочь Лавана, которая пасла овец своего отца. И Яаков приблизился к колодцу и в одиночку откатил камень, сдвинуть который могли лишь все пастухи вместе.

Зачем приведен в Торе этот эпизод? Яаков шел в Харан с грустными мыслями. Когда сватали его отца, то в подарок невесте и ее семье были посланы десять верблюдов со всяким добром, женскими украшениями. Яаков же шел жениться с пустыми руками. То, что дала ему в дорогу мать, отнял у него сын Эсава Элифаз — спасибо, что не убил. А идет он в дом, где любят деньги. И Яаков спрашивает себя: откуда придет мне помощь? И отвечает: помощь мне придет от Б-га, сотворившего небеса и землю. Не знаю как, но она придет. И тут же получил Яаков знак свыше: сидят три здоровых отдохнувших пастуха, и нет у них сил откатить камень. Яаков — усталый, с дороги, подошел и сразу же с легкостью открыл колодец. Когда Б-г захочет, у нас появляются силы, о которых мы знать не знали и мечтать не могли. (Это мне сказал благословенной памяти раби Шломо Боков из Саратова, человек, ездивший всю жизнь по Союзу делать обрезания. Он и умер в дороге — ехал в Куйбышев, чтобы сделать обрезание еще одному еврейскому мальчику.)

Пришел Лаван, обнял Яакова, поцеловал его, а сам думает: не может быть, чтобы он пришел совсем порожним! Но как ни обнимал Лаван гостя, ничего не нащупал.

Месяц жил Яаков у Лавана, ел его хлеб и пас за это его овец. И вдруг однажды Лаван заявил: “Что ж, раз ты мой брат, так и будешь работать на меня даром? Скажи мне, сколько тебе платить?” (29:15). Яаков попросил у Лавана в жены его дочь Рахель, с тем, чтобы отработать за это семь лет.

Странно — о Лаване известно, что он человек алчный, несправедливый и не выполняющий обещаний. И вдруг такой благородный порыв! С чего бы это?

Мы в Союзе получали небольшие зарплаты. И многие устраивались на мелкие должности и “подрабатывали” незаконно, т.е. попросту воровали. Этого и опасался Лаван. Неужто, думал он, мой брат (человек из нашей-то родни!) станет работать даром? Это он только говорит так, а сам наворует на три зарплаты без зазрения совести — заслужил, мол. Поэтому — “Скажи мне, сколько тебе платить?” (тогда я буду уверен, что ты не станешь красть).

Дальше в главе рассказывается о том, как Яаков отработал семь лет, и как Лаван обманул его, дав ему в жены вместо Рахели Лею, и как пришлось Яакову отработать за Рахель еще семь лет, и работал он так же честно, как в первые семь. И в эти семь лет родились у Яакова все его сыновья, кроме Биньямина, и дочь Дина.

И увидел Яаков, что озлобился на него Лаван и сыновья Лавана. И сказал Б-г Яакову: “Возвратись на землю твоих отцов и на родину твою, и Я буду с тобой” (31:3). Яаков взял своих жен, детей, все свое заработанное у Лавана имущество и тайком ушел.

Ваишлах

Итак, Яаков возвращается в родные края. Ему предстоит встреча с Эсавом. У Яакова есть все основания предполагать, что Эсав хочет его убить. Недельная глава “Ваишлах” (“И послал”) начинается с рассказа о том, как Яаков готовился к встрече с братом. Он сделал три вещи: собрал подарок, помолился Б-гу и снарядился к войне. И все эти три действия имели глубокий смысл.

Начнем с третьего. Всех своих спутников, и скот, и верблюдов Яаков разбил на два отряда. Расчет у него был такой: если погибнет один отряд, то может спастись второй. Действие Яакова учит нас, что нельзя сосредоточивать все в одном месте. Когда царица Изевель преследовала пророков, Овадья спрятал сто человек в двух пещерах, по пятидесяти в каждой, и тайком доставлял им хлеб и воду. Казалось бы, безопаснее пробираться в одно место, а не в два. Но ведь тогда, если тайник обнаружат, — все пропали. И Овадья берет пример с Яакова.

В Талмуде сказано, что это правило относится и к денежным делам. Нельзя вкладывать все капиталы в покупку, скажем, недвижимости или акций. Я знаю случай, когда очень богатый человек разорился, купив на все свои деньги — миллионы долларов — земельные участки. Теперь он весь в долгах. Помню грустный случай такого же рода еще там, в Союзе, — он был связан с облигациями. Учитывая возможную неудачу, надо часть денег вложить в одно дело, часть — в другое, а часть — держать при себе.

Почему Яаков боялся Эсава? Ведь Б-г ему обещал: “И вот Я с тобой, и буду хранить тебя везде, куда ты ни пойдешь, и возвращу тебя на эту землю”. Ответ мы находим во втором действии Яакова, в его молитве: “...ибо с посохом моим перешел я этот Ярден, а ныне стал я двумя станами. Спаси меня от руки моего брата, от руки Эсава. Ибо я боюсь его, как бы он не пришел и не убил у меня матерей с детьми” (32:11-12). За себя Яаков спокоен, но у него нет гарантии за жен и детей.

А теперь о подарке. Надеясь все-таки задобрить брата и избежать войны, Яаков отправил Эсаву 200 коз, 20 козлов, 200 овец, 20 баранов, 30 верблюдов, 40 коров и 10 быков, 20 ослиц и 10 ослов. Подарок очень крупный, и вдобавок Яаков велел слугам преподнести его не сразу, но — “насытить глаза Эсава”: посланцы должны были соблюдать в дороге дистанцию и появляться перед Эсавом постепенно, сперва один, потом — второй и т.д.

Здесь мы находим и знак, и урок “для детей”. (Заметьте, кстати, что теперь знаки даны нам уже в истории Яакова, сына Ицхака.) Не раз впоследствии еврейский народ спасался подношениями разным властителям, от герцогов до урядников. Так были спасены многие во время Второй мировой войны. И могли бы быть спасены сотни тысяч, если бы евреи шли путем Торы, помня урок Яакова и не следуя никаким другим соображениям.

Ночью Яаков перевел жен и детей через реку Ябок. ''И остался Яаков один. И боролся с ним человек до восхода зари. И увидел, что не может одолеть его, и тронул бедренный сустав, и вывихнул бедренный сустав Яакова в борьбе с ним. И попросил тот: Отпусти меня, ибо взошла заря. И сказал (Яаков. — И.З.): Не отпущу тебя, пока не благословишь меня. И сказал он ему: Как имя твое? И сказал он: Яаков. И сказал он: Не Яаков будет имя твое, но Исраэль, ибо в почете ты у ангелов и у людей, и ты победил” (32:25-29). Что значит “Исраэль”? “Сар” — важный, уважаемый человек, а еще — вельможа, министр, “сар Э-ль” — большой человек перед Г-сподом.

Мы уже говорили о том, что Яаков, выйдя из чрева матери вслед за Эсавом, держал его за пяту, почему и получил такое имя. Но слово “Яаков” значит также “обойдет, перехитрит”, т.е. имя Яакова содержит намек на то, что он хитростью добился прав первенца. Теперь же никто не скажет, что Яаков получил благословение хитростью.

Почему ангел (по мнению талмудистов, противником Яакова был ангел-покровитель Эсава) должен был бороться с Яаковом, отцом еврейского народа, и вывихнуть ему бедро? И почему, когда ангел, чувствуя себя побежденным, хочет прекратить борьбу и уйти, Яаков не пускает его и просит благословения — благословения того, кто вывихнул ему бедро?!

Чтобы понять смысл рассказа о борьбе Яакова с ангелом, вспомним опять правило “маасе авот — симан ле-баним”.

Яаков спасается от преследований своего брата Эсава. Мы уже говорили, что потомки Эсава — римляне. Но потомки Эсава — и немцы. Когда в начале 20-го века в Иерусалим приехал немецкий кайзер, его вышли встречать все евреи, кроме двух раввинов: р. Йосефа-Хаима Зоненфельда и цадика р. Цви-Михла Шапиро. Почему? Они сказали, что слышали от р. Йешиа-Лейба Дискина из Бриска (Брискер ров), что некоторые германские племена происходят от нашего злейшего врага Амалека. Брискер ров ссылался при этом на предание от Виленского гаона.

Амалек, как и предок римлян Цфо, тоже внук Эсава. И раввины не хотели воздавать почести Амалеку. Признак потомков Амалека — внешний лоск и глубокая внутренняя ненависть к евреям и еврейству. Они не просто убивали, они убивали садистски, издеваясь. Имя “Амалек” состоит из двух слов: “ам” — “народ”, “лек” — “лакать” (кровь).

Эсав — символ сил, пытающихся свести евреев с пути Торы и разрушить веру в Творца. Перед началом борьбы “остался Яаков один”. Комментарий Раши объясняет, что в ту ночь Яаков, переведя всех детей на другую сторону реки, вернулся, чтобы забрать мелкую утварь. “И боролся с ним человек до восхода зари”. Как только еврей, привлеченный материальными благами, остается в нееврейской среде, с ним тут же начинает бороться Эсав. Борьба идет непрерывно, “всю ночь” — т.е. все время, пока не закончится изгнание, пока не придет Машиах (в Танахе галут называется “ночь”, а избавление — “утро” — Йешаяhу, 21:11-12).

Корень слова “ваяавек” (“боролся”) напоминает слово “авак” (“пыль”). В Талмуде говорится, что во время борьбы между Яаковом и ангелом пыль поднималась до престола Всевышнего. Как мы уже сказали, Эсав — символ нееврейской среды, пытающейся свести евреев с пути иудаизма; Эсав выступает под различными масками и всеми силами пытается пустить Яакову “пыль в глаза”, чтобы он не видел “престола Всевышнего”, т.е. не видел, что Б-г — царь вселенной, что Он властвует над миром и что в мире нет случайностей.

В Талмуде представлены два мнения о том, каким видел Яаков боровшегося с ним посланца. По одной версии — великим мудрецом, по другой — страшным разбойником. Это два проявления Эсава. Эсав пытается уничтожить евреев физически: так поступали некоторые римские императоры (Адриан и Тит), инквизиция, крестоносцы, банды Хмельницкого, Петлюра, фашисты. Но они видят — всех уничтожить не удается. Тогда Эсав надевает маску мудреца и доказывает, что иудаизм — это обман, заблуждение, заимствование (у египтян, у вавилонян — откуда угодно) и что евреи для своей же пользы должны от него избавиться. Так делали “просвещенные” эллины, французские материалисты, критики Танаха, посрамленные в наши дни результатами археологических изысканий (сегодня очевидна нелепость утверждений, будто Танах написан позднее, чем говорит еврейская традиция). Так же действовали марксисты и прочие “носители прогресса”. В книге Суцкевера “Из Виленского гетто” рассказывается, как немцы, называвшие себя друзьями евреев и в 30-е годы нашего века изучавшие иудаику в Иерусалимском университете, по окончании его были отправлены в 1941 г. в Вильнюс, там охотились за древними рукописями, свитками Торы, редкими книгами выдающихся раввинов, писателей, деятелей еврейской культуры — и уничтожали их. Кстати, Кейтель, крупная фигура в гитлеровской армии, — сын известного библейского критика.

В Талмуде (трактат “Мегила”, 6а-б, где рассматривается история и законы праздника Пурим) сказано:

“Спрашивает р. Ицхак: Как понять слова “Не дай, Г-споди, [сбыться] желаниям злодея, не дай осуществиться его замыслу, [пусть это] окажется выше [его возможностей] навеки!” (Тhилим, 140:9). И отвечает: Яаков, отец еврейского народа, сказал Г-споду: Властелин мира! Не дай злодею Эсаву [осуществить] желание его сердца. Не дай осуществиться его замыслу. Это [речь идет] о Гермамии [происходящей от] Эдома, ибо если они выйдут воевать, то станут уничтожать весь мир (все народы, кончая войну, успокаиваются, а они станут истреблять весь еврейский народ. — И.З.)”.

Великий комментатор Раши, живший 900 лет назад, поясняя слова р. Ицхака, добавляет: Гермамия — название государства, происходящего от Эдома (т.е. потомки Эсава). Рабейну Элияhу, Виленский гаон (1720-1797), крупнейший талмудист последних веков, тщательно изучавший написание отдельных слов в Талмуде, указывает, что следует читать “Германия” (а не “Гермамия”). Это северяне со светлой кожей и светлыми волосами (комментарий Элияhу Раба на 6-й том Мишны, раздел “Нгаим”, начало 2-й гл.).

Далее в Талмуде говорится:

“И сказал р. Хама бар Ханина: триста коронованных особ в Гермамии Эдома и 365 князей [близ] Рима. Каждый день они выходят на войну друг с другом, и кто-то окажется убит, и они постараются поставить царя”.

В этих кратких строках — предсказание истории средневековой Германии, состоявшей из 300 княжеств, постоянно воевавших с соседями, и предсказание об опасности войны, которую начнет объединенная Германия. (Напомню, что Талмуд записан в 4265 году от сотворения мира, т.е. около полутора тысяч лет назад!).

Если мы внимательно прочтем 140-й псалом Давида, строку из которого разбирает р. Ицхак, то заметим в нем интересную деталь. Обычно, говоря о войне, Тора упоминает меч, копье, лук и стрелы. В этом псалме, где, согласно Талмуду, речь идет о Германии, псалмопевец так просит о поражении врага: “Да падут на них угли горящие, да низвергнуты будут они в огонь, в ямы глубокие — чтобы не встали” (Тhилим, 140:11). Перед нами — словно прямое описание воздушных бомбардировок, артиллерийского обстрела, минометного огня (знаменитые “катюши”!), которые, как известно, сыграли немалую роль в поражении Германии во Второй мировой войне.

“Того, кто стоит во главе окруживших меня, — да покроет их зло уст их” (140:10). Когда судили руководителей Третьего рейха (Геринга, Кейтеля, Гиммлера и прочих), они отрицали многие свои преступления: мы, мол, не давали таких указаний, мы не виноваты. И тогда на суде их уличали звукозаписи их речей.

В псалме Давид говорит от имени еврейского народа:

“Спаси меня, Г-споди, от злого человека, от грабителя охрани меня, [от тех], что замышляют злое в сердце, всякий день затевают войну. Изощряют язык свой, как змея (т.е. активно настраивают всех против евреев, говорят, что евреи виноваты во всех бедах. — И.З.), яд каракурта в устах их вечно. Сохрани меня, Г-споди, от рук злодея, от грабителя убереги меня, [от тех], что замышляют пошатнуть стопы мои (т.е. уничтожить. — И.З.). Спрятали надменные силок и веревки на меня, разостлали сеть на дороге, капканы ставят для меня постоянно. Сказал я Г-споду: Ты мой Б-г, внемли, Г-споди, голосу моей мольбы. Г-споди Б-же, сила спасения моего, Ты прикрыл мою голову в день войны. Не дай, Г-споди, [сбыться] желаниям злодея, не дай осуществиться его замыслу, [пусть это] окажется выше [его возможностей] навеки!”

До сих пор мы могли думать, что здесь речь идет о любом враге, о любом злодее. Но Талмуд говорит — речь идет о Германии! И мы понимаем еще конкретней — о гитлеровской Германии!

А как понять тот факт, что ангел вывихнул бедренный сустав Яакова и Яаков какое-то время хромал?

Тора иногда называет сынов Израиля “вышедшими из бедра (из чресел. — И.З.) Яакова” (Брешит, 46:26; Шмот, 1:4). По-видимому, хромота Яакова как-то связана с его потомством. Как же именно? Взрослый человек, попадая в дурную среду, еще способен устоять. Но на детей влияние среды огромно. Отец в пятницу вечером сидит за столом и освящает субботний день благословением на вино, а дети где-то в театре или на вечеринке. Яаков хромает... Это и имеет в виду Тора.

Но сказано у пророка Йешаяhу (54:17): “Всякое оружие, кованное против тебя, не принесет удачи, и всякий язык, который будет с тобой спорить, ты изобличишь. Это удел служителей Б-га, и правота их будет доказана мной, сказал Б-г”.

Это значит, объясняет Маймонид (Рамбам), что попытки как физического, так и духовного уничтожения потерпят крах. В конце концов весь мир убедится в справедливости и истинности Торы. С приближением прихода Машиаха люди станут все больше верить в Б-га. Перемены заметны уже сегодня: все менее убедительны для людей такие атеистические теории, как дарвинизм и марксизм-ленинизм, в СНГ в центральной газете можно увидеть невероятную прежде вещь, вроде статьи профессора физики под названием “Почему я верю в Творца?”, а немцы, украинцы, испанцы приносят извинения еврейскому народу.

Ангел-покровитель Эсава на исходе ночи (галута) хочет уйти, но Яаков не отпускает его, пока тот не даст ему благословения, т.е. не признает, что благословение, данное Яакову Ицхаком, было законным и что наследие отцов-праведников принадлежит Яакову по праву. И побежденный враг отвечает: “Не Яаков будет имя твое, а Исраэль, ибо в почете ты у ангелов и у людей, и ты победил”.

И мы надеемся, что мы близки к этой победе, к счастливому времени “восхода зари”.

Ваешев

Недельная глава “Ваешев” (“И поселился”) рассказывает о событиях, происшедших после возвращения Яакова к “отцу своему, в Мамре Кирьят-а-Арба, он же Хеврон, где жительствовал Авраhам и Ицхак” (35:27), о том, как Йосеф, сын нашего праотца Яакова, был продан в рабство в Египет, и о том, что происходило с ним в Египте.

Йосефа купил Потифар, один из приближенных фараона.

“И был Б-г с Йосефом, и был он человеком, [в делах] успешным, и был он в доме своего хозяина-египтянина. И увидел хозяин его, что Б-г с ним, и всему, что он делает, Б-г дает преуспеть в его руке. И обрел Йосеф милость в его глазах и служил ему. И он назначил его над своим домом, и все, [что] есть у него, передал ему в руки. И было: с тех пор, как он назначил Йосефа над своим домом и надо всем, что у него есть, благословил Б-г дом египтянина ради Йосефа. И было благословение Б-га на всем, что у него есть, в доме и в поле. И оставил он все, что у него, в руках Йосефа, и не знал он при нем ничего, кроме хлеба, что ест. И был Йосеф красив станом и красив видом. И было после этих событий — подняла жена хозяина свои глаза на Йосефа и сказала: Ложись со мной! И отказал он, и сказал жене хозяина: Ведь мой господин не знает при мне [ничего], что в доме, и все, что есть у него, он передал мне в руки. Нет [никого], кто больше меня в этом доме, и не удержал от меня ничего, кроме тебя, потому что ты его жена. И как же я сделаю такое великое зло и согрешу пред Б-гом! И было: когда она говорила Йосефу каждый день, а он не слушал ее — лечь рядом с ней, быть с ней” (39:2-10).

Интересны предания и комментарии на этот эпизод, записанные в Мидраше.

Талантливый и безупречно честный работник, Йосеф пользовался полным доверием хозяина. Жена же Потифара влюбилась в Йосефа и целый год добивалась его внимания. Стараясь ему понравиться, она то и дело меняла наряды и искала всякий предлог, чтобы заговорить с ним. Но Йосеф не поднимал на нее глаз. Тогда жена Потифара приказала шить для Йосефа рубашки со специальным железным крючком, чтобы нельзя было опустить голову. Вот моет Йосеф посуду, расставляет столы, стелет постель и т.д., а она ему говорит: Смотри же, не послушаешь меня — не так еще придется работать, совсем замучаю. — А Йосеф отвечает: Б-г творит суд ради угнетенных. — Вот велю посадить тебя в тюрьму, будешь там голодать. — Йосеф отвечает: Б-г дает хлеб голодным. — Так и помрешь, пропадешь в тюрьме. — А он отвечает: Б-г снимает оковы с заключенных. — Попрошу мужа, и пошлют тебя на такие работы, что вовек не разогнешься. — Он отвечает: Б-г выпрямляет согбенных. — Света не взвидишь, зрение потеряешь! — Б-г открывает глаза слепым. — Так тебя оговорю, что все тебя возненавидят. — Б-г любит праведных.

Говорит Йосеф жене Потифара: Как я согрешу перед хозяином?! — А я его убью (отравлю как-нибудь)! — Мало того, что я окажусь развратником, я еще буду числиться среди убийц! Есть ведь у тебя муж, что за разница — от белой или от черной козы молоко! Я боюсь Б-га! — А она ему отвечает: Б-га нет! — Йосеф начинает ей объяснять, что немыслимо представить себе мир без Руководителя и Господина. Она же приводит его в спальню, где на стене висят идолы, и закрывает их тканью. Но Йосеф говорит: Б-г всевидящ. Тогда она предлагает Йосефу тысячу монет, но он опять отказывается.

И вот жена Потифара дождалась дня разлива Нила, когда в Египте проводятся большие празднества. Все домашние ушли на торжества, а она притворилась больной, чтобы в отсутствие людей заставить наконец Йосефа подчиниться.

“И было в один из дней [в особый день], и вошел он в дом делать свое дело, и никого из домашних людей не было там, в доме. И она схватила его за одежду, говоря: Ложись со мной! И он оставил одежду свою в ее руке и убежал на улицу” (39:11-12).

Она же созвала потом домашних, обвинила Йосефа в попытке изнасилования, и хозяин посадил его в тюрьму, где держали узников царя.

И сбылось с Йосефом сказанное: “Мучили кандалами ноги его, железо вошло в тело его” (Тhилим, 105).

“И был Б-г с Йосефом... и дал ему милость в глазах начальника тюрьмы. И передал начальник тюрьмы в руки Йосефа всех узников, которые в тюрьме; и всего, что делают там, он был распорядителем” (39:21-22).

Йосеф пробыл в темнице 12 лет.

Раби Хаим Шмулевич спрашивает: почему Йосеф оставил одежду в руках жены Потифара, ведь это послужило “вещественным доказательством” его вины? И отвечает: если человеку выпадает в жизни испытание, Б-г всегда дает силы выдержать его. Но человек не должен затягивать испытание. И Йосеф рассуждал так: Я уже целый год в тяжелой борьбе, замучен, еле держусь. Зачем испытывать себя лишнюю минуту? Он был молод и силен и мог бы вырвать одежду из рук жены Потифара. Но он не хотел и мига лишнего пробыть в искушении и убежал, оставив у нее в руках свою одежду. И за это Б-г его наградил: выйдя из тюрьмы, Йосеф сразу стал второй после фараона фигурой в Египте (об этом мы узнаем в следующей главе). Сказано в Мидраше: “Говорит Рабан Шимон бен Гамлиэль: Йосеф получил свое, положенное ему. Из уст, не давших запретного поцелуя, исходят приказы, обеспечивающие народ Египта хлебом, тело, которое не коснулось недозволенной женщины, облачено в специальную одежду из льна, какую носила высшая египетская знать; шея, которая не склонилась для греха, украшена золотым ожерельем; на руку, не дотронувшуюся греховно до женщины, фараон надел перстень (печать, знак власти. — И.З.) со своей руки. Ноги, не шагнувшие к греху, отдыхают в царской карете. Голову, отвратившуюся от искусительных мыслей, Б-г одарил мудростью”. И еще один мидраш приводит р. Шмулевич. Трактуя стих псалма “Море увидело и побежало” (Тhилим, 114:3), мидраш объясняет: “За то, что Йосеф убежал [от жены Потифара], море расступилось перед еврейским народом”. Б-г часто делает в жизни так, что хороший человек, выдержав серьезное испытание, получает большую награду.

Кстати, я видел в жизни не один раз, как после испытания, которое человек с честью выдержал, к нему приходил большой успех. Заканчивая эту тему, я хочу обратить внимание читателей на то, что Йосефу в период этого испытания было всего семнадцать лет и он был совершенно одинок; у него не было ни друга, ни близкого человека — ему не с кем было посоветоваться и не с кем поделиться.

Микец

Недельная глава “Микец” (“По прошествии”) начинается с рассказа о том, как Йосеф истолковал царю Египта — Паро — его сны, предсказывавшие стране семь лет изобилия, а затем — семь лет голода. За это Йосеф был выпущен из тюрьмы и поставлен правителем Египта как единственный человек, способный предотвратить беду. Кончается глава встречей Йосефа с братьями.

В годы изобилия Йосеф готовил запасы зерна на годы наступающего голода, а когда наступил голод — стал продавать зерно.

Кроме Египта, голод поразил еще три страны: Финикию, Аравию и Палестину (Палестина — прибрежная местность в Эрец-Исраэль, где в городах Ашкелон, Ашдод, Гат, Экрон и Аза жили филистимляне).

Йосеф, как сказано в Мидраше, проявил большую смелость — ослушался Паро! Когда стали приходить за зерном люди из других стран, Паро запретил продажу: вдруг самим не хватит! Йосеф сказал: Нельзя допустить, чтобы люди умирали с голоду; надо продавать им зерно, но по определенным правилам.

И вот Йосеф издал приказ:

1. Покупатель не имеет права прислать вместо себя раба, за зерном должен прийти кто-то из членов семьи.

2. Перепродавать купленное зерно запрещается.

3. Покупатель обязан указать свое имя, имя отца и имя деда.

Основная цель, которую преследовал Йосеф третьим приказом, — увидеть братьев, узнать, что делается в семье. Он ежедневно проверял списки покупающих зерно и, наконец, дождался. От одних ворот доложили: был Реувен, сын Яакова, от других — был Шимон, бен Яаков, и т.д. Десять братьев приехали за зерном, а Биньямина — младшего, последнего сына любимой Рахели, Яаков боялся послать: как бы и с ним чего-нибудь не случилось.

“И пришли братья Йосефа, и поклонились ему лицом до земли. И увидел Йосеф братьев своих и узнал их, и притворился перед ними чужим и говорил с ними сурово. И сказал им: Откуда вы пришли? И они сказали: Из земли Кнаана, чтобы купить еду. И узнал Йосеф своих братьев, а они его не узнали. И вспомнил Йосеф сны, которые снились ему о них (что они поклонятся ему. — И.З.), и сказал им: вы соглядатаи, высмотреть наготу земли (тайные объекты. — И.З.) пришли вы. И они сказали ему: Нет, господин мой, — твои рабы пришли купить еду. Мы все сыновья одного человека, честные мы, [никогда] не были твои рабы соглядатаями. И он им сказал: Нет, вы пришли высмотреть наготу земли. — А они сказали ему так: [Нас] двенадцать, твоих рабов, мы братья, дети одного человека в земле Кнаана. И вот младший с отцом сегодня, а одного нет. И сказал им Йосеф: Об этом я и говорил вам, сказав, что вы соглядатаи. Этим будете испытаны: [клянусь] жизнью Паро, что не выйдете отсюда, разве что если придет ваш младший брат сюда. Пошлите одного из вас, и возьмет вашего брата, а вы будете под арестом. И будут проверены ваши слова, правда ли это. А если нет, [клянусь] жизнью Паро, что вы соглядатаи. И взял их под стражу на три дня. И сказал им Йосеф на третий день: Вот это сделайте, и будете жить, Б-га я боюсь. Если честные вы, один брат останется под стражей, [где] вы были, а вы идите, отвезите купленное для [утоления] голода семей ваших. И младшего брата привезете ко мне. Так оправдаются ваши слова, и не умрете. И они поступили так” (42:6-20).

Возникает вопрос: почему Йосеф не сообщил отцу за столько времени, что он жив? Зачем он устроил весь этот спектакль с братьями, обвинив их в шпионаже, а когда пришел Биньямин, то зачем еще и подбросил в его мешок кубок, чтобы задержать его, обвинив в воровстве?!

Баалей hа-тосафот говорят: когда братья продали Йосефа, они наложили херем на того, кто об этом расскажет. Но сам Йосеф, казалось бы, мог подать отцу весточку и успокоить его? Правда, будучи рабом, а потом находясь в тюрьме, он был лишен такой возможности. Но когда он стал практически царем?

Дело в том, что Йосеф не хотел рассказывать отцу, что братья его продали (он не сделал этого и тогда, когда Яаков пришел в Египет). Слишком живо представлялась Йосефу эта тяжелая картина. Вот Яакову сообщают, что сын его цел и невредим. Старшие братья — Йеhуда, Шимон и Леви — краснеют и белеют. Яаков просит их рассказать правду — ведь они сами показали ему окровавленную рубаху Йосефа. Братья начинают бормотать что-то невразумительное, стараются реже заходить к отцу в дом, избегают его. Йосефу ясно виделись последствия всего этого — слабеют связи в семье Яакова, уменьшается влияние Яакова на внуков. А это — зло намного большее, чем даже слезы Яакова о Йосефе.

И Яаков двадцать два года не знал правды о Йосефе и узнал ее лишь перед смертью (это знание было дано Яакову свыше).

Однако Йосеф не считал, что молчание решает все вопросы. Что делать, чтобы отец так не страдал? И Йосеф находит решение. Б-г показал ему сон о том, что ему поклонятся одиннадцать братьев, и второй — что и отец поклонится вместе с ними. Значит, так будет. И произойдет это именно в такой последовательности. Увидев десятерых братьев, Йосеф взволновался: сон начинает сбываться! Надо ускорить события! Надо кого-то из братьев задержать, пока не придет одиннадцатый. И он решает задержать Шимона, того, кто бросил его в яму. Это будет Шимону некоторым искуплением за грех. Но вот пришел Биньямин, и все одиннадцать братьев поклонились Йосефу. Первое предсказание исполнилось. Теперь надо задержать Биньямина — тогда, наверно, придет отец, и сам Б-г покажет Йосефу развязку.

Почему братья продали Йосефа? Как могли сыновья, ученики и воспитанники Яакова совершить такой ужасный поступок?

Тора рассказывает нам, что привело их к этому.

Яаков подарил Йосефу нарядную шерстяную рубашку, выделив, таким образом, мальчика своим вниманием. Он хотел поощрить Йосефа, который успешнее, чем все остальные братья, усваивал все то, чему Яакова научили Шем, Эвер и Ицхак. Они знали много историй и поучений; ко времени потопа Шему, сыну Ноаха, исполнилось девяносто семь лет, так что он успел многому научиться у старейшего тогда человека в мире — Метушелаха, который, в свою очередь, двести сорок три года прожил при Первом человеке — Адаме. По этой цепочке было передано немало завещанных Б-гом правил поведения, и Шем был глубоко осведомлен в тонкостях исполнения семи мицвот, заповеданных человечеству Всевышним через Адама и Ноаха. Шем и Эвер были пророками, у них были свои школы, куда приходили учиться все, кто этого хотел. Но, говорят мудрецы, в том-то и состояла ошибка Яакова — нельзя выделять никого из детей, чтобы не вызвать зависть у других. Это — одна из причин.

Вторая причина — Йосеф сообщал отцу обо всех неправильных по его мнению поступках братьев. Братья же считали его сплетником. А что происходило в действительности?

Йосеф полагал, что отцу должны быть известны ошибки сыновей, чтобы он мог их воспитывать. Однажды Йосеф сказал Яакову, что подозревает братьев в разврате. Был ли у него повод сказать так? Разные люди приходили к братьям покупать молоко и шерсть, среди них и девушки. И, возможно, по глупости одна как-то сказала: “Ох, милые друзья, как я соскучилась по вас, давно мы не виделись”. Если бы Йосеф слово в слово передал отцу услышанное, то Яаков все понял бы правильно. Но он просто сказал, что подозревает братьев в разврате.

Еще один пример. Кто-то из сыновей — Реувен или Шимон — как-то прикрикнул на детей Билhи или Зилпы: “Что медлишь, давай поскорее!” А Йосеф сказал отцу, что братья относятся к детям Билhи и Зилпы как к рабам.

Третья причина — сны. Йосефу снится, что одиннадцать снопов (братья) поклонились ему, и он рассказывает об этом сне. С точки зрения братьев это значит, что Йосеф “спит и видит”, как сделает их своими рабами. А потом Йосеф рассказывает еще и о сне, в котором не только братья, но и отец вместе с ними кланяется ему. Тут братья не выдерживают. По их мнению, в семье растет деспот, мечтающий поработить и их, и отца, и этим разрушить всю семью Яакова. А им было известно, что от детей Яакова произойдет великий народ. Надо спасать будущее народа. Шимон и Леви считали, что Йосефа надо убить, а Йеhуда говорил, что Йосефа нужно продать. И лишь спустя двадцать два года, когда братья сами попали в беду, когда они увидели, что никому из покупателей зерна не задают никаких вопросов, а их посадили в тюрьму и обвиняют в шпионаже, они поняли, что есть за ними вина и что это — вина перед братом: “Мы видели беду души его, когда он умолял нас, и не слушали. Потому постигла нас эта беда” (42:21). И осознали свою вину окончательно, когда Йосеф признался им, что он — их брат, когда он кормил все их семьи и ни разу не напомнил о прошлом. Тогда их стала мучить совесть, и мучила долго...

Йосеф сказал братьям после смерти Яакова: “Б-г замыслил это (продажу Йосефа в рабство. — И.З.) к добру, чтобы ... сохранить жизнь многочисленному народу. И ныне не страшитесь — я буду кормить вас и ваших детей. И утешал их и говорил [слова, входящие] в их сердца” (50:20-22).

Приход семьи Яакова в Египет и долгое пребывание его потомков в этой стране — первый галут в истории евреев. Порожден он враждой между братьями.

Эти “дела отцов” повторились в судьбе “детей” во времена Второго Храма, когда два брата — Гиркан и Аристобул, оспаривавшие друг у друга престол Иудеи, обратились за разрешением своей распри к римлянам. Это позволило Риму впервые ввести войска в Иудею якобы для урегулирования конфликта, что в конце концов привело к разрушению Храма и изгнанию евреев.

Вражда между евреями неизменно приводила к пагубным последствиям для народа. И наоборот, единство евреев всегда было источником спасения и удачи.

Ваигаш

Итак, Йосеф намерен задержать у себя Биньямина с тем, чтобы, осуществляя свой пророческий сон, поскорее встретиться с отцом. Но братья об этом и не догадываются. Они в ужасе. Что станет с отцом при известии об аресте младшего сына? Недельная глава “Ваигаш” (“И подступил”) продолжает изложение беседы Йосефа с братьями. Развитие ее драматично. Йеhуда умоляет Йосефа, чтобы тот согласился взять его — Йеhуду — рабом вместо Биньямина.

Эта напряженная сцена очень выразительно изображена в Мидраше.

Когда Йеhуда сердился, глаза его наливались кровью, волосы на груди над сердцем прокалывали рубашку. Он горячо убеждал Йосефа: Что воду носить, что дрова колоть, что прислуживать — куда до меня Биньямину! Йеhуда говорил все громче, и еще немного — взялся бы за меч. Но чем больше кричал и кипятился Йеhуда, тем больше нравилось это Йосефу. Он видел, как глубоко сожалеет Йеhуда о сделанном.

Что такое раскаяние?

Человек раскаялся, если в повторившейся ситуации не повторяет дурного поступка.

Ситуация повторяется: Яакову угрожает утрата второго сына Рахели. Йеhуда просит об одном: взять его рабом вместо Биньямина. А ведь Йеhуде за сорок, и у него трое детей! Очевидно, что теперь он готов отдать жизнь за брата. И Йосеф решает — пора признаться. Он говорит: “Йеhуда, ты солгал, что один из твоих братьев умер. У секретной службы Египта есть сведения, что он жив и находится в этом здании”. И пошел Йосеф с Йеhудой по дворцу, а братья — следом. Подходит он к одной из комнат и зовет: “Йосеф, сын Яакова, выходи!” Братья глядят — никто не появляется. А Йосеф уже в другой комнате. Подходят братья — опять та же сцена. Йосеф и говорит им: “Что вы смотрите? Я — Йосеф!” И сразу “вышла у них душа”. А Йосеф подозвал братьев поближе и стал их успокаивать.

Йосеф сказал братьям: “Я Йосеф, брат ваш, которого вы продали в Египет. И ныне, не печальтесь, и да не будет досадным в ваших глазах, что вы продали меня сюда, ибо для сохранения жизни послал меня Б-г перед вами. Ибо уже два года голод на земле, и еще пять лет, когда ни пахоты, ни жатвы. И послал меня Б-г перед вами, чтобы оставить вас на земле и поддерживать в вас жизнь для спасения великого. И ныне, не вы послали меня сюда, но Б-г! И Он поставил меня отцом у Паро, и господином во всем его доме, и правителем над всей землею Египта. Поспешите и взойдите к отцу моему, и скажите ему: Так сказал твой сын Йосеф: Поставил меня Б-г господином над всем Египтом. Низойди ко мне, не задержись. И поселишься ты на земле Гошен, и будешь ты близок ко мне, ты и твои сыновья, и сыновья твоих сыновей, и твой мелкий и крупный скот, и все, что у тебя. И я довольствовать буду тебя там, ибо еще пять лет голодных, — чтоб не обнищать тебе и твоему дому, и всему, что у тебя. И вот, глаза ваши видят, и глаза моего брата Биньямина, что [это] мои уста, говорящие с вами. И расскажите моему отцу о всей славе моей в Египте и обо всем, что вы видели, и поспешите и приведите отца сюда. И пал он на шею Биньямину, брату своему, и заплакал; и Биньямин плакал на его шее. И целовал он всех братьев своих и плакал на их [груди]. А после того говорили его братья с ним” (45:4-15).

Сказав “глаза ваши видят, и глаза моего брата Биньямина”, Йосеф дает понять братьям: “Так же, как нет у меня обиды на Биньямина, который непричастен к продаже, так нет у меня обиды и на вас”. А слова “это мои уста, говорящие с вами” указывают на то, что до сих пор Йосеф говорил с братьями через переводчика, а теперь — на священном языке иврите. Йосеф снабдил братьев повозками и припасом на дорогу и, кроме того, подарил каждому по костюму, а Биньямину — триста серебряных монет и пять костюмов.

Казалось бы, Йосеф повторяет ошибку Яакова, который подарил ему особую рубаху, наделавшую столько бед. Ведь он дает братьям повод для зависти! Талмуд сообщает слова р. Биньямина бар Йефета: Йосеф намекает этим Биньямину, что будет у него в последующих поколениях великий потомок (Мордехай), который получит в дар из рук царя пять одеяний. Как сказано в Мегилат Эстер (8:15): “И Мордехай вышел от царя в царском одеянии из голубой шерсти и белого [цвета], и в большом золотом венце, и в мантии льняной, и в пурпурной Шодежде]”, т.е. стих называет пять одеяний.

Спрашивает Виленский гаон: “Хорошо. Пусть пять одежд, что Йосеф дарит Биньямину, — это символ будущего. Но ведь сейчас-то получается, что одному он дает больше, чем другим! Разве Талмуд не предупреждает нас: да не выделит человек никогда одного из своих сыновей, ибо это — причина зависти, из-за нее Йосеф был продан и мы попали в Египет?” (Шабат, 10б).

И отвечает: “Йосеф дал Биньямину пять недорогих костюмов. Все вместе они стоили не больше, чем один из костюмов братьев. Так что обиды тут никакой, а есть только намек”.

Основание для такого ответа мы находим в самой главе. Как известно, полное написание слова в Торе, например с буквой “вав” для обозначения звука “о”, говорит о большей важности, полноте предмета. Так, пока Эфрон не взял денег у Авраhама, его имя Тора пишет с “вав” , но когда он взял у Авраhама деньги, и немалую сумму — четыреста монет, сам он упал в цене, и имя его написано без “вав” (см. 23:8, 10, 13, 14, 16). Об одежде Биньямина написано — без “вав” (это слово можно прочесть и как единственный костюм), об одежде же братьев написано с “вав”, что указывает на ее большую ценность.

Почему и за что Йосеф дал Биньямину триста монет? Известный цадик р. Меир Йехиэль из Островцов говорит: Йосеф рассуждал так — нас двенадцать сыновей. Все мы обязаны обслуживать отца. Значит, на каждого приходится по тридцать дней в году. Двадцать два года я не мог ухаживать за отцом. Но я не хочу потерять права на эту заслугу. Слава Всевышнему, у меня есть деньги, вот я и уплачу тому, кто работал вместо меня. Работали одиннадцать братьев, двадцать два разделить на одиннадцать — получается два, т.е. каждый из братьев работал за меня два месяца. Но кому платить? Тем, кто знал о продаже? Кто допустил ее? Не продавайте — не придется отрабатывать! Биньямин к продаже непричастен. В те времена работнику за его труд платили пять монет в день, значит, Биньямину за два месяца, т.е. за шестьдесят дней работы, полагается триста монет.

И Яаков со всей своей семьей “спустился” в Египет. Поселились они в земле Гошен.

А голод продолжался. В конце главы рассказывается о том, как Йосеф с ним справлялся.

В первый год голода Йосеф продавал зерно за деньги. Но через год деньги у покупателей иссякли. Во второй год Йосеф кормил все население в обмен на скот. Люди сдавали лошадей, ослов, коров, мелкий скот и брали за это зерно. Но вот и скота не стало. Пришли люди к Йосефу: “Кончилось у нас и серебро, и стада... не осталось [ничего], только наше тело и наша земля. Зачем нам умирать на глазах у тебя, и нам, и нашей земле? Купи нас и нашу землю за хлеб, и мы будем рабами Паро. И дай семян, и будем жить, не умрем, и земля не запустеет” (47:18-19).

Ответил им Йосеф: “Вот я купил вас сегодня и вашу землю для Паро. Вот вам семена, и засевайте землю. А когда снимете урожай, то пятую долю (государственный налог) дадите Паро, а четыре доли вам для посева и для еды...” (47:23-24).

“И установил это Йосеф законом до сего дня (до момента, когда была записана Тора. — И.З.) на земле Египта: [давать] Паро пятую часть” (47:26). Иначе говоря, Йосеф позаботился о том, чтобы крестьянский налог не превышал пятой доли урожая. Интересно, где еще рабы получали такую долю 3500 лет тому назад?! Причем земля-то ведь государственная, они только пользуются ею, а сами они рабы. Любой из нас был бы не прочь, чтобы все налоги вместе не превышали двадцать процентов дохода. Так и напрашивается сравнение с колхозным строем в самом “передовом” обществе 20-го века, в котором мы еще так недавно жили!

Вайхи

В недельной главе “Вайхи” (“И жил”) рассказывается о последних днях нашего праотца Яакова. Яаков взял с Йосефа клятву не хоронить его в Египте, а перенести в Хеврон и похоронить там, в пещере Махпела, рядом с Авраhамом и Ицхаком. Он благословил детей, пророчески предсказав каждому его будущее. Йосеф выполнил наказ отца и перевез его тело в Эрец-Исраэль. Его сопровождала вся семья Яакова, все слуги Паро и все старейшины Египта со всадниками и колесницами. Перед смертью Йосеф тоже взял с сынов Израиля клятву, что когда Б-г вспомнит о них, т.е. освободит их из египетского рабства, они возьмут его кости с собой и похоронят в Эрец-Исраэль.

“И приблизились дни Исраэля (Яакова. — И.З.) к смерти, и позвал он своего сына Йосефа и сказал ему: Я прошу тебя, если я нашел милость в твоих глазах, положи, пожалуйста, руку под мое бедро (т.е. поклянись святостью союза Б-га с Авраhамом, знаком чего является обрезание — это близко к бедру. — И.З.), и сделай мне истинную милость, не хорони меня в Египте. И я лягу с моими отцами (т.е. душа моя будет с ними в мире ином. — И.З.), и вынесешь меня из Египта, и похоронишь, где они похоронены. И сказал он: Я сделаю по слову твоему. И сказал Яаков: Поклянись мне! И Йосеф поклялся ему” (47:29-31).

Непонятно, зачем Яакову надо было брать клятву с такого верного и преданного сына, как Йосеф. Разве просьбы отца (последней просьбы!) недостаточно?

Долго я этого не понимал и мучился этим вопросом, пока не произошел один случай, многое мне объяснивший.

В Казани был у меня друг по фамилии Мазур, очень достойный, умный, добрый человек, бывший подрядчик. Было ему без малого девяносто. Он жил вместе с женой у сына, профессора Бориса Львовича Мазура, специалиста по лечению туберкулеза (существует разработанная им “теория синей палочки”). Сын очень уважал отца. И вот мать профессора умерла. Так как Бориса Львовича, хорошего врача и отзывчивого человека, очень ценили, то выразить ему соболезнование пришли все, кому он оказывал помощь: масса сотрудников госбезопасности, служащие горкома и обкома партии, работники университета и т.д. Когда я вошел в дом, яблоку негде было упасть. Говорили приблизительно следующее: “Дорогой Борис Львович, ваше горе — это наше горе, мы похороним вашу маму с почестями, как подобает”. Тут же одели ее, как принято у русских, приготовили место на кладбище.

Надо сказать, что отец и мать профессора были глубоко верующими людьми. В первые часы после смерти матери профессор был растерян и подавлен, а когда пришел в себя, то побоялся возразить, что хотел бы похоронить мать по еврейским законам: ведь за это снимут с работы, исключат из партии. Нас, знакомых из еврейских семей, собралось десять человек, мы пошли на похороны, но невозможно было пройти через толпу даже для того, чтобы прочесть “Кадиш”. Все, что мне удалось сделать по еврейскому обычаю, — это накануне похорон, глубокой ночью, когда все ушли, привести женщину, которая обмыла покойницу и надела на нее льняные тахрихим (под одежду). Я не мог смотреть на искаженное горем лицо старика. Он все твердил: “Ицхак, я-то знаю, какая она была праведница. И чтобы ее хоронили не по-еврейски?!” И старик дал мне бумагу, попросив, когда придет час, передать ее в руки его сыну. Там было написано: “Мой дорогой сын Борис! Ты знаешь, что всю жизнь я живу по законам еврейской веры. Единственная просьба к тебе — когда умру, позови евреев, и пусть сделают все по еврейским законам”.

Теперь представим себе: Яаков умер. Поспешно явились все министры и говорят: “Дорогой Йосеф, мы приготовили место для твоего отца рядом с главным жрецом Египта!” Поди объясни им, что даже земля Египта противна Яакову и он хочет быть похоронен в Эрец-Исраэль. Вот Яаков и взял с Йосефа клятву, чтобы тот мог на нее сослаться. Так оно и вышло.

“И прошли дни его (Яакова. — И.З.) оплакивания, и говорил Йосеф придворным Паро так: Если обрел я милость в ваших глазах, то прошу, чтобы вы сказали во услышание Паро так: Мой отец связал меня клятвой, сказав: Вот я умираю. В моей могиле, что я выкопал для себя в стране Кнаан, там похоронишь меня. — И теперь я пойду, и похороню отца, и вернусь. И сказал Паро: Иди и похорони отца, как он связал тебя клятвой” (50:4-6). Другими словами: если бы не взял отец с тебя клятвы, я бы не разрешил. Мидраш говорит, что Паро хотел было сказать: ничего страшного не случится, если ты и не выполнишь клятву, данную отцу, но потом сообразил, что тогда Йосеф может позволить себе не выполнять клятвы, данные Паро, клятвы не разглашать государственные секреты.

Продуманность действий Яакова подсказывает нам, насколько это важно— хоронить умерших как положено у евреев. Мы видим, какое большое значение придавали этому наши предки Авраhам и Яаков.

Тора дает несколько заповедей о том, как следует поступать с телом мертвого человека. Его надо похоронить в земле, и похоронить в тот же день (как сказал Б-г Адаму: “ибо прах ты, и в прах возвратишься”— 3:19). Тело нельзя оставлять на ночь, кроме как для воздаяния ему почестей — например, ради приезда детей покойного. И даже человек, совершивший особо тяжкое преступление, приговоренный по закону Торы к казни и потом — к минутному повешению, должен быть похоронен в земле в этот же день.

Так Йеhошуа, ученик Моше, поступил с пятью царями, напавшими на евреев и потерпевшими поражение. Он похоронил их до захода солнца (Йеhошуа, 10:27).

Нельзя хоронить тело в цинковом гробу, а если хоронят в деревянном, надо сделать в нем отверстия.

Ни в коем случае нельзя извлекать какую-то пользу из мертвого тела (снимать волосы, вырывать зубы и т.п.)

Нарушение заповеди хоронить в земле — очень большой грех. И столь же большой грех — сжечь тело человека. Именно за этот грех Б-г сурово покарал моавитян. “Так сказал Г-сподь: за три преступления Моава [Я промолчал бы], но за четвертое не отвращу Я [гнева] от него; за то, что пережег он в известь кости царя Эдомейского. И пошлю Я огонь на Моав, и пожрет он дворцы Керийота; и погибнет Моав в сумятице и грохоте, под рев рога. И истреблю Я судью из среды его, и всех сановников его перебью [вместе] с ним, — сказал Г-сподь” (Амос, 2:1-3). Безусловно, лучше похоронить родного человека далеко от дома, не имея возможности потом посещать его могилу, чем кремировать тело.

Не хоронят рядом людей, бывших при жизни врагами. Не хоронят грешника рядом с праведником. По закону, где бы евреи ни жили, у них должно быть свое отдельное кладбище.

Сам я, находясь в лагере, все время думал: “Ой, не хочу, чтобы меня зарыли здесь, хочу быть похороненным среди евреев на еврейском кладбище”. Как я ни старался отвлечься от этих мыслей, никак не мог, они не давали мне покоя. Потом от родных и от многих знакомых я слышал, что те же мысли одолевали их в эвакуации, в 1941-45 годах, когда они жили в чужих краях, в местах, где нет еврейского кладбища.

Не раз и не два в жизни меня тайно вызывали к себе знакомые и со слезами просили, чтобы, когда они умрут, я позаботился об их похоронах, т.е. помог похоронить их как положено у евреев. Были среди них люди, о которых я никогда бы не подумал, что они захотят этого.

Несколько слов о последних благословениях Яакова. Благословляя Йеhуду, Яаков сказал: “Не отойдет жезл [власти] от Йеhуды и законодатель из потомков его” (49:10).

Как известно, по приказу Б-га пророк Шмуэль помазал на царство Давида (семья Давида — из колена Йеhуды), и Б-г обещал роду Давида вечность: “И сделаю вечным потомство его, и престол его — как дни неба” (Тhилим, 89:30). Т.е. так же, как еврейскому народу обещана вечность и возвращение в свою страну, точно так же обещано, что род Давида не исчезнет, не будет уничтожен. Придет время, когда во главе народа встанет царь из этой семьи, и он соберет всех евреев в Эрец-Исраэль и построит Третий Храм — это и есть время прихода Машиаха.

Благословение Яакова о “законодателе из потомков его” означает, что из колена Йеhуды выйдет много “властителей дум” еврейского народа, т.е. талмидей хахамим, духовных руководителей. Оно осуществляется со всей очевидностью. Во времена судей народ возглавлял глубокий знаток Торы судья Отниэль бен Кназ — потомок Йеhуды. Во времена Второго Храма и сотни лет потом славились учеными многие поколения семьи hилеля (“Сказал р. Леви — есть книга родословия в Йерушалаиме, в которой написано: hилель происходит от Давида” — Мидраш раба, Брешит, 98:8). Р. Йеhуда а-Наси, записавший мишнайот, — представитель седьмого поколения семьи hилеля. Раши, Рамбам, Абраванель, Маhараль из Праги — все они потомки Йеhуды, из семьи Давида.

Что же касается первой части благословения, то в Израиле, и в Америке, и в Марокко есть семьи, сохранившие точные предания о том, что они происходят из семьи Давида. Я сам видел родословные, восходящие к Давиду. От потомков этих семей придет к нам Машиах.