Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Гибель и Спасение

Гибель и Спасение

Тора о времени

Череда времен

Так рассказывает агада: когда Шломо взял в жены дочь фараона Нехо, царя египетского, сошел с небес архангел Михаил и вбил столп в Средиземное море у устья одной из рек. Со временем вокруг столпа утвердилась земля и камни, возник огромный лес, а потом на этом месте вырос великий Рим.

В день, когда Иеровоам воздвиг двух золотых тельцов (в городах Бет-Эль и Дан) для того, чтобы отвратить евреев от паломничества в Иерусалимский Святой Храм, Ромул и Рем явились на место будущего Рима и построили первые две хижины.

Еще рассказывают: когда раббан Гамлиэль, рабби Элиэзер бен Азария, рабби Иеошуа и рабби Акива подошли к Храмовой горе, увидели они лисицу, выходящую из норы в том месте, где некогда находилась Святая Святых. Они заплакали, и лишь рабби Акива рассмеялся. Свой смех он объяснил так: ”Теперь я вижу, что скоро исполнится пророчество Захарии, сказавшего: ”Вновь появятся старцы на улицах Иерусалима... и наполнится город играющими детьми”.

В десятый день месяца Тишрей 2449 года Моше во второй раз сошел с горы Синай, неся Скрижали Завета. Скрижали были символом дарования Торы и знаком того, что Б-г простил евреям грех поклонения Золотому тельцу. С тех пор этот день навечно стал днем искупления вины, Йом-Кипуром, днем, когда принимается раскаяние и прощаются грехи.

Вернемся на несколько месяцев назад. День 15-го Нисана 2448 года принес долгожданное спасение евреям, жившим в Египте. То был вечер Исхода, начавшийся с того, что евреи ели в своих домах мясо пасхальной жертвы, предварительно окропив ее кровью входные двери, как повелел Г-сподь. Когда настала полночь, умерли все первенцы в Египте. Именно в этот момент выбежал фараон на улицу и закричал, что евреи — все евреи! — свободны. С тех пор Песах навечно остается днем полного освобождения.

Еврейские религиозные праздники — это не только воспоминания о событиях древних времен. Если бы мы отмечали их только как память, то можно было бы перенести день праздника, присоединить его к выходным дням, как теперь часто поступают с гражданскими праздниками. И дело не только в том, что такой перенос был бы святотатством и непростительным нарушением Ллахи, еврейского закона, а в том, что исчез бы смысл праздника. Только в Шабат нисходит святость на наш мир, только в Йом-Кипур возможно всепрощение, освобождение возможно только в Песах, и только в Шавуот открывается нам священная суть Торы. Власти или составители календарей могут поступать с датами по своему усмотрению, но неизменным и неподвластным никаким изменениям остается Б-жественный порядок смены времен... Каждый праздник несет с собой особую форму святости, и каждый человек может постичь и ощутить ее, — конечно, в той мере, в какой душа его приобщилась к величию Г-спода. Однако и не достигшие этих вершин могут соблюдать праздничные ритуалы, сознавая, что им тоже отведена важная роль в Б-жественном замысле, что их добрые дела не напрасны и что особая святость, источаемая каждым днем праздника, проникает в их души, хотя сами они, быть может, и не всегда осознают это.

Есть время для радости и время для размышлений, время праздника Шавуот, когда яснее и легче постигает еврей суть Торы, и время праздника Лесах, когда он может освободиться от порабощающих его внутренних и внешних сил. Созданное Б-гом время, в которое погружена наша жизнь, — это не череда похожих друг на друга дней, которые различимы лишь погодой или временем года.

Например, в Шабат еврей устремляется к новым высотам веры и вершинам духа, ибо это день, о котором сказано: ”(Шабат) знак вечный между Мной и сыновьями Израиля, потому что шесть дней творил Г-сподь небо и землю, а в седьмой день перестал (творить) и отдыхал” (Шмот, 31:17).

Время испытаний

Но есть и другие времена — скорби, печали и траура, омываемые слезами с самых первых дней еврейской истории. Сорок дней от начала месяца Тамуза до девятого Ава — время испытаний, опасности и дурных предзнаменований. В эти сорок дней Моше послал двенадцать лучших мужей из каждого колена, чтобы осмотреть землю Ханаана, узнать, хороша ли она, ощутить ее святость и тем самым не дать разразиться тем бедствиям, что таили в себе эти сорок дней.

”Если благоволит к нам Г-сподь, то введет нас в эту землю и отдаст ее нам, — землю, текущую молоком и медом. Только не возмущайтесь против Г-спода и не бойтесь жителей той земли, ведь они снедь для нас, ушла защита их. С нами же Г-сподь, не бойтесь их” (Бамидбар, 14:8-9).

Время бедствий

Но впустую прозвучало предупрежедение Моше, и поэтому изменился ход еврейской истории. Если бы посланные в землю Ханаанскую оказались достойными своей задачи, если бы народ внял речам Иеошуа и Калева и остался верен Г-споду и Моше, была бы навсегда уничтожена опасность, таящаяся в этих сорока днях. Народ Израиля, ведомый Моше, вступил бы в Эрец Исраэль, построил Святой Храм, и на земле установилось бы царствие Машиаха — то полное освобождение, которое мы ждем по сей день.

Но случилось по-другому: восьмого Ава посланцы вернулись со словами, отнявшими у евреев всякую надежду. И плакал народ в ту ночь: "Лучше бы умерли мы в земле Египетской или в этой пустыне. К чему Г-сподь ведет нас в ту землю, чтобы мы пали от меча?... Назначим же начальника и возвратимся в Египет” (Бамидбар, 14:2-4).

Рабби Иоханан говорил, что тот день был кануном Тиша беАв. Всевышний, да благословится Его Имя, сказал: "Напрасно вы рыдали. Теперь я установлю это время для плача во всех поколениях”.

Из того, как возникло представление о том, что Второй Храм был разрушен именно девятого Ава, а не в какой-то другой день, можно увидеть мрачную, зловещую природу этого дня. То, что Первый Храм был разрушен девятого Ава, известно из Танаха, так говорит Талмуд. Но откуда нам известна точная дата разрушения Второго Храма? Талмуд отвечает: это нам известно из такого принципа: добро совершается в дни, отмеченные заслугами, бедствия же приходятся на дни наших проступков, — наших и наших отцов. Отсюда ясно, что не нужно искать исторические факты для подтверждения точной даты разрушения Второго Храма. Такое могло случиться лишь в день — навечно предназначенный для слез — Тиша бе Ав.

Тиша бе Ав в разные периоды истории

В Тиша бе Ав произошло пять событий:

1. Было решено, что народ Израиля, блуждающий в пустыне, не войдет в обетованную землю.

2 и 3. Были разрушены Первый и Второй Храмы.

4.    Был завоеван еврейский город Бейтар и все его жители убиты. Это бедствие по силе было равно разрушению Храма.

5.    В этот день, предназначенный для возмездия, римляне приказали вспахать землю, на которой некогда стоял Храм. Так исполнилось предсказанное пророком (Иеремия, 26:18): "Распахан будет Сион подобно полю”.

Список, который мы привели, взят из книги Мишне-Тора Рамбама, представляющей собой сжатое изложение Закона. Ни одно слово в ней не употреблено случайно. Несметное количество комментариев было написано на эту книгу, многие законы были выведены даже из незначительных, на первый взгляд, добавлений или умолчаний текста. Рамбам прекрасно владел словом, но в Мишне-Тора он не прибегал'к искусным рассуждениям. Перечислив первые четыре бедствия, павшие на этот день, Рамбам говорит (и слова его подобны стону вековой печали, вырывающемуся из груди еврея): ”В тот день, предназначенный для возмездия...” Он как бы говорит нам, что это последнее бесчестье, святотатство, бесстыдноЬ и неотомщенное: приказать распахать землю, где находилась когда-то Святая Святых, осененная Б-жественным присутствием, где Авраам готов был по слову Г-спода принести в жертву Ицхака; куда весь народ Израиля восходил по нескольку раз в год, чтобы проникнуться святостью, — это зло могло произойти лишь в Тиша бе Ав.

Испания

Но это было лишь начало. Еще один Тиша бе Ав — на этот раз в 5553 (по европейскому летоисчислению в 1492) году — отмечен одним из самых постыдных деяний в истории. В тот день испанские евреи обязаны были или обратиться в христианство, или оставить Испанию. Лишь один из них был избавлен от мучительного выбора — дон Ицхак Абарбанель, знаменитый комментатор Торы и государственный деятель, министр финансов Испании, спасший расточительную королевскую семью, Фердинанда и Изабеллу, от банкротства. Он был слишком нужным человеком, чтобы лишиться его услуг. Но Абарбанель отверг с презрением "великодушие” своих повелителей. Более того, он пытался убедить их отменить страшное распоряжение, но это ему не удалось. И тогда он повел за собой 75 ты: сяч евреев, которые перешли границу Испании в день Тиша бе Ав. Интересно, что тогдашние раввины разрешили евреям играть на музыкальных инструментах во время того пути, несмотря на существующий запрет веселиться в течение трех недель, предшествующих Тиша бе Ав. Они постановили, что будет мицвой поддержать дух народа и воздать должное мужеству евреев, которые оставили все и без страха, во славу имени Всевышнего, приняли голод, нужду и болезни враждебного мира.

Фердинанд, Изабелла и их злобный наставник Торк-вемада были уверены, что дух евреев сломлен, поскольку они изгнаны из страны, где пережили свой золотой век, где наслаждались богатством и всеми прелестями цивилизованной, культурной жизни. Они считали, что доказали евреям, будто Хранитель Израиля спит и не видит их страданий. Они ошиблись. Абарбанель и те, кто последовали за ним, хорошо знали значение дат еврейского календаря. Ведь то был Тиша бе Ав, день, предназначенный для возмездия.

Г-сподь не отвернулся от них, Он вспомнил Своих заблудших детей, ибо только Он Один мог в самый короткий срок развеять славу веков испанского еврейства в этот памятный бедствиями день.

Европа

Первая мировая война началась в день Тиша бе Ав. По своим сегодняшним последствиям Первая мировая война была не менее важной, чем Вторая. Обычно, говоря о трагедии, люди имеют в виду Вторую мировую войну, и, действительно, еще не найдены слова, чтобы описать весь ужас страданий и утрат, принесенных ею. У евреев же существует несколько другая шкала оценок. Святой Храм сгорел дотла десятого Леа, но мы отмечаем девятое, потому что в этот день был зажжен огонь, разрушивший его. Нельзя преуменьшать значение событий Второй мировой войны, однако, прослеживая историю нашего истерзанного болью века в ее развитии, мы неизбежно приходим к выводу, что пламя, бушующее и по сей день, вспыхнуло в Первую мировую войну и что именно она стала поворотным моментом в формировании судеб еврейского народа, определила пути, по которым он идет сейчас.

Вторгшись в Восточную Европу, немецкие войска смели еврейские общины, разрушили тщательно отстроенное, веками возводимое здание еврейской культуры. В стене традиции появилась брешь, и сквозь нее устремилось все, что противостояло Торе и ее законам: так называемое просвещение, большевизм, социализм, национализм. Из обширной территории, занятой немцами, были за несколько лет высланы фактически все знаменитые раввины. Рабби Хаим Соловейчик, Хафец Хаим, рабби Хаим Озер Гродзенский — вот лишь некоторые из многих, чья паства на долгие годы осталась без духовных лидеров. Города были опустошены, и десятки тысяч евреев превратились в бездомных беженцев.

Неудивительно поэтому, что война нанесла евреям не только материальный, но и духовный урон. Раввины, потерявшие былой авторитет, крупные общины, пораженные нищетой, большевистская революция и железный занавес, скрывший от мира три миллиона евреев России, упадок политической и экономической жизни в Германии и появление злого духа по имени Гитлер, — все это, и не только это, наследство Первой мировой войны.

В более глубоком смысле — подобно тому, как Вторая мировая война была следствием Первой, так и Первая мировая война была следствием более давних времен, ибо она разразилась в Тиша бе Ав, в день, предназначенный для наказания. Страдания и горе нашего века — это все тот же, повторяющийся в истории день Тиша бе Ав.

Вызов великим - скрытая причина

Из всего, что составляет мироздание, самое главное — духовность. Духовное всегда скрыто за материальным, окутано злом, спрятано за тьмой дат, статистики, логики. Задача человека на земле — сорвать земную оболочку, которая не дает лучам духовности согреть его душу. Тора говорит: ”Это Мое Имя навеки и это Мое Название из рода в род” (Шмот, 3:15). Талмуд поясняет, что по-еврейски слово навеки пишется так же, как слово скрытый. Отсюда мудрецы выводят: Имя Г-спода нельзя произносить так, как оно написано. То есть запрещается произносить священное четырехбуквенное Имя Б-га.

Б-г скрыт за многими завесами окружающего нас мира. Обычно заболевший человек пытается сначала найти хорошую больницу, обеспечить себя хорошим лечением — и лишь затем вспоминает о тфиллин и жертвует деньги бедным, ища Б-жественного милосердия. Но и то, и другое — составные части лечения.

Тора (в контексте другой темы) заповедует нам: ”И должен вылечить его совершенно” (Шмот, 21:19). Мудрецы истолковывают эти слова, как Б-жественное предписание использовать все средства, чтобы помочь больному вылечиться. Если у больного высокая температура, врач пропишет ему лекарства, обтирания и компрессы. Если перебои в сердце — он использует массаж и электрошок. Но лишь когда минует прямая опасность, начинается главная работа врача. Он должен выяснить: какая болезнь вызвала изнурительную лихорадку? Или почему нарушился ритм сердца? Искушенный в лечении тела, он, вполне понятно, ищет материальные причины. С нахождением этих причин и определением способа лечения миссия врача заканчивается. Ему остается лишь подшить историю болезни в папку.

Тора побуждает нас заглянуть глубже. Медикаменты лечат симптомы болезни, но не саму болезнь. Однако болезнь — лишь материальный симптом некоего духовного нарушения.

Всем знакомая наука история анализирует завоевание Иерусалима Навухаднецаром и разрушение Второго Храма с точки зрения геополитических явлений той эпохи. Пророк Иеремия обладает более проницательным взглядом: ”На что следует сетовать живущему? — На свои грехи. Изучим и исследуем наши пути и возвратимся к Г-споду. Вознесем сердце и руки к Б-гу в небесах: ”Мы согрешили и восстали; Ты не простил нам” (Эйха, 3:39-42).

Г-сподь управляет судьбами в соответствии с деяниями. Вот почему мудрецы всегда говорили: ”Если беда обрушивается на человека, пусть исследует он свои дела”. Люди просвещенные с презрением относятся к верующим, которые ищут высшую причину событий, где бы эти события ни произошли — в личной жизни или в жизни народов. Атеист красноречиво изложит вам причины основных исторических событий, а также их последствия. К несчастью, ученые исследователи лучше всего предсказывают те события, которые уже произошли. Конечно, они не гнушаются и прогнозами на будущее, причем могут привести искусные логические обоснования, которые впечатляют, хотя и полны противоречий. Лучший способ разоблачить хвастливые рассуждения таких ученых мужей — прочесть их предсказания через год после того, как они были написаны.

Самая глубокая вера

Истинная причина событий скрыта от нас. В Талмуде сказано: ”Не змея убивает, а грех”. Конечно, человеку, созданному из плоти и крови, знающему лишь простую взаимосвязь причин и следствий материального мира, неимоверно трудно понять, что не яд змеи, которая его укусила, а яд греха — причина его боли, страданий и смерти. Но именно этого требует от нас вера в Б-га. Ведь известно, что не молоток вбивает гвоздь, а плотник. Кто с этим будет спорить? Точно так же мы должны понять, что причина нашей болезни не микробы, а наказание, идущее от Б-га. Истину нелегко принять разумом, сделать ее основой своей жизни. Но эта трудность является проявлением Б-жес-твенного замысла, по которому Его Имя, Его направляющая рука всегда скрыта от нас. Увидеть Его присутствие, постичь Его волю — и есть задача, возложенная на смертного человека.

Трудно найти работу более тяжелую, чем работа земледельца. Почему же, спрашивается в одной из книг, мудрецы Талмуда сравнивают веру в Б-га именно с трудом земледельца, а не с другой, менее тяжкой работой. Оказывается, наши мудрецы имеют в виду не просто веру, а самую глубокую веру, подобную той, которую испытывает попавший на необитаемый остров, то есть в ситуацию, когда у него нет другого выхода. Человек, зарабатывающий свой хлеб случайной работой, может верить в Б-га, надеясь, что Он не оставит его. Но Б-г хочет от нас большего. Земледелец трудится с восхода до заката, гнет спину под палящим солнцем, беспрестанно вступает в борьбу со стихией, чтобы получить свой хлеб. У него нет выбора, он знает, что все зависит от земли, то есть в конечном счете от Всевышнего. Наконец, урожай собран. Возблагодарит ли он тогда Б-га и скажет ли, забыв о своих тяжких трудах, что только от Б-га исходит его благо? Лишь вера оправдывает существование человека, ибо она означает, что он постиг скрытую за многими завесами истину: всякое благо исходит от Б-га.

Совершенство — неизменная цель

От того, насколько глубоко человек понимает эту истину и насколько он соизмеряет с ней свои поступки, зависит очень многое. Ведь человек — существо, созданное для того, чтобы тянуться к Творцу, поэтому ему суждено либо совершенство, либо поражение. Это объясняется тем, что человек состоит из двух противоположных элементов: души, чистой и открытой для знания, и тела, тяготеющего к земному, к нечистоте. Каждый из этих элементов требует своего: тело требует наслаждений, душа — знания. Душа и тело борются между собой, и, если побеждает душа, она, устремляясь к возвышенному, возвышает и самого человека. Такой человек достигает в будущем совершенства. Но тому, кто позволит своему телу одержать верх над душой, суждено пасть, и тело увлечет за собой душу. Такой человек недостоин совершенства, ему будет отказано в нем. Но даже он имеет возможность подавить в себе тягу к земному, воздать должное разуму и душе, исправить свои пути и достичь совершенства.

Человек был создан для того, чтобы достичь самой высокой цели, в этом — смысл Творения, всегда остающийся неизменным. Б-г требует от нас стремления к абсолютному совершенству; быть просто лучше окружающих недостаточно. Ибо окружение может пасть очень низко. На каком уровне будет тот, кто чуть-чуть выше остальных? Конечно, тот, кому удалось победить все соблазны и хоть на сколько-нибудь подняться над своей средой, безусловно,, заслуживает поощрения, и справедливый, милосердный Г-сподь вознаградит его. Но такое возможно лишь для отдельного человека. Общая цель, поставленная перед всем человечеством, никогда не будет заменена более легкой только потому, что сменяющие друг друга поколения становятся все менее достойными тех высот, для которых предназначен человек. Наш век стал свидетелем крушения моральных норм, причем настолько полного, что не иметь моральных устоев теперь считается ”достоин-ством”, а тех, кто встает на защиту извечных норм поведения, презрительно называют "моралистами”. Однако моральные нормы, содержащиеся в Торе, подобно физическим законам природы, остались неизменными. К счастью, их невозможно отменить в угоду меняющимся нравам общества.

Умей подняться снова

Стоило Адаму, первому человеку, потерпеть поражение в борьбе с желанием плоти и согрешить в первый день своего существования, как тут же пала и его душа. Она как бы стала недостойной прежних духовных вершин.

Стоило согрешить народу Израиля, который поклонился Золотому тельцу, и стоило ему вновь согрешить, вняв речам посланных в землю Ханаана, как он тут же оказался вдали от вершин духа, от тех вершин, которые Г-сподь предназначил миру и которых евреи уже почти достигли.

Но цель остается неизменной. Упав, человек должен подняться и вновь продолжить искания. Спустившись на ступеньку по духовной лестнице, он должен вернуться на ту, где был раньше, и вновь продолжить путь, — все выше к своей цели.

Со времен Адама, Авраама, Иеремии прошло много времени. Но природа человека до сих пор остается все той же, у каждого из нас есть тело и душа, и каждый из нас в одиночку борется с безжалостным врагом — с самим собой, то есть с тем, кто пытается заставить нас пасть еще ниже. Бороться и победить в этой борьбе, подчинить нашу материальную природу своей душе — в наших силах, хотя иногда в это трудно поверить. Более того, мы можем превратить свое тело в слугу и помощника души, тем самым возвысив и тело. ”Наш отец Яаков не умер”, — сказано в трактате Таанит. Почему? Потому что он достиг той степени совершенства, когда желания тела не противоречат желаниям души. Мы полны томительного страха перед смертью лишь потому, что смерть предполагает конец существования души в ее материальной оболочке. Чем более мы уверены в этом, тем сильнее страх. Психологически такой страх вполне мотивирован: чем сильнее жажда материальных благ, тем труднее человеку оставить жизнь ради высшей цели, которая ожидает его. С другой стороны, чем более духовна его земная жизнь, тем меньше его стремление продлить жизнь тела, источника плотских желаний. Яаков достиг высшей ступени совершенства. Оставить земную жизнь для него значило не более, чем для нас расстаться с нашей одеждой. Его душа лишь сбросила свое земное одеяние, свое тело, и продолжала жить, как и раньше. Смерть, как состояние души, не существовала для Яакова, а значит, он не умирал.

Человеку дано подняться до небывалых высот, и он может быть уверен в том, что стоит ему сделать первый шаг по этому нелегкому пути, как у него не будет недостатка в Б-жественной помощи. Но каждый но-: вый проступок, совершаемый людьми, отдаляет их от этой цели. Возможно ли вообще пройти весь путь до конца? Конечно, возможно. Народ Израиля прошел путь от египетского рабства до вершины Синая за 49 дней. У горстки людей, возвратившихся в землю Израиля из вавилонского изгнания, не было ни пророков, ни Храма, равного Первому Храму, который был полон чудес и который был осенен Б-жественным Присутствием. Но им удалось подойти к новым высотам в раскрытии Устной Торы, полученной на Синае, они дали нам Мишну и Талмуд — древо знания, питавшее еврейский народ в его изгнании.

В сердце человека есть место и злому началу... Сатане нет дела до язычников, он испытывает народ Израиля. Мудрец Абайе говорит, что более всего злое начало испытывает мужей Торы (пытаясь заставить их согрешить).

Казалось бы, народы с неразвитыми нравственными устоями скорее готовы к греху, и силы Сатаны должны быть направлены именно на них. Истина, однако, состоит в обратном. Главные силы зла направлены на народ Израиля, а внутри этого народа — на мужей Торы, для них приготовлены самые острые стрелы. Почему так? Потому что посредственность не опасна. Сфера деятельности человека средних способностей относительно узка по сравнению с той, что доступна выдающейся личности. Конечно, процесс роста человека в сильной степени зависит от того, насколько полно он использует способности, которыми наделен. Всем известно также, что часто преуспевают вовсе не те, кто подавал надежды, так что заранее сказать, кто добьется многого, нельзя. Тем не менее возможности заурядного и даже незаурядного человека несравнимы с возможностями гения. Поэтому именно на выдающихся людей и на выдающиеся народы, в частности на народ Израиля, который наделен духовным величием в большей степени, чем другие, нацелены силы зла. Сатана не может спокойно взирать на новые ростки добра. Безвредные и ординарные типы не представляют угрозы для него, его пугают люди выдающиеся, необычные, потому что в них заложена способность медленно, но неуклонно подниматься к вершинам человеческого совершенства.

Река слез

В дни своей юности народ Израиля всеми силами своей души стремился к духовному совершенству, и накопленные тогда духовные ценности продолжали питать его на протяжении всей дальнейшей истории.

"Так сказал Г-сподь: Я помню о милости, когда ты была юной, о любви твоей, когда ты, невеста, шла за Мною в пустыню, в землю незаселенную. Израиль — святыня Г-спода” (Иеремия, 2:2-3).

Это пророчество было сказано накануне разрушения Храма. Иеремия обращался к евреям, уже вступившим на путь гибели. И все же в его речах звучат теплые слова о народе, который избрал Г-сподь. Пророк говорит о преданности народа Израиля Г-споду в те дни, когда народ был еще юн, о его любви к Б-гу, которую можно уподобить любви невесты к жениху. При этом он ссылается на время, еще не омраченное всенародным грехом, время получения Закона на горе Синай. Евреи уже поднялись в безусловной вере в Г-спода, когда море расступилось перед ними, но еще не поклонились Золотому тельцу.

Отсюда мы видим, что для каждого человека действует то же правило: важно уже в юности заложить прочную основу своей жизни. Дни юности еврейского народа навечно отмечены благочестием, преданностью и любовью к Г-споду, причем сила этой любви так велика, что и через тысячу лет, взирая на самые, страшные грехи Израиля, Г-сподь вспоминал о прежней его преданности. То же самое и отдельный человек: стремясь к чистоте и преданности в дни своей молодости, он Создает основу будущей жизни столь прочную, что даже в дни его падения в зрелые годы Г-сподь может вспомнить о нем и простить.

Силы зла направлены против великих...

Однако именно потому, что народ Израиля достиг высокой ступени величия, Сатана направил против него свои усилия.

"Сказал я: Вы — ангелы, сыны Всевышнего, но умрете как люди” (Теилим, 82: 6-7).

Когда народ Израиля принял Тору, он стал подобен ангелам, которые выше смертных. Если бы этот народ оставался совершенным, никакое зло не могло бы его коснуться: совершенство по своей сути несовместимо со злом — величайшим несовершенством. Народ Израиля стал подобен ангелам, он был на пути к совершенству, поэтому, если бы все сложилось хорошо, он бы вошел в Святую Землю и построил в ней Храм. Вечное царство Б-жие установилось бы на земле, и все народы признали бы, что Г-сподь — Царь вселенной, что Б-г един и Имя Его едино. Но в том то и дело, что евреи были несовершенны. И потому грех и несовершенство стали их уделом.

Они настолько превосходили все другие народы, что Сатана не мог не направить против них силы зла. Именно потому, что они смогли взойти так высоко, они пали так низко.

Радость в обмен на слезы

Трижды за историю человек был близок к достижению цели, предназначенной ему Б-гом: когда был создан Адам, когда народ Израиля получил Тору и когда были посланы разведчики в Эрец-Исраэль. И каждый раз силы зла становились на пути человека к совершенству и добру: Адам вкусил плоды древа познания; через 6 недель после вручения Торы на Синае евреи танцевали вокруг Золотого тельца; посланцы в Эрец-Исраэль вернулись с рассказами, от которых народ заплакал.

Любовь к родной земле мудрецы относят к одному из самых возвышенных чувств. Во все времена мы найдем примеры проявления этой любви. Бесчисленные жертвы, на которые люди любой национальности идут, чтобы защитить кусочек земли, называемой ими домом, неизменно вдохновляют все последующие поколения.

На языке Священного Писания чувство любви и привязанности описывается выражением "нашел любовь в чьих-то глазах”, завоевал любовь. Человек видит глазами, хотя осознает увиденное разумом и любит сердцем. Так что лишь глаза человека — окно, через которое проникают добро и зло.

Народ Израиля хотел увидеть свою землю, именно увидеть, ибо по-другому он ее не мог полюбить. Поэтому Моше выбрал 12 самых достойных мужей и назначил их посланниками всего народа. Эти люди должны были исследовать землю, предназначенную сынам Израиля. Они должны были стать глазами народа. Ведь они были первыми, кто увидел красоту и изобилие этой земли и, прежде всего, ее святость. Скажем так: они и народ, пославший их, должны были испытать страстное желание увидеть землю, обещанную Б-гом Аврааму, Ицхаку и Яакову, благословенную Г-сподом землю, по которой их отцы и деды тосковали в Египте. Но разведчики, посланные Моше, вернулись с рассказами, вселившими страх в тех, кто их ожидал.

Они ходили и смотрели, но глаза их не видели ничего. Им мешала видеть завеса материального мира. Они были напуганы военными укреплениями, но не поняли того, что в глазах Г-спода все, ими увиденное, — не более, чем игрушечные солдатики, вооруженные спичками. Встретив многочисленные похоронные процессии, разведчики решили, что та земля убивает всех, кто на ней живет. Им даже не пришло в голову, что это Б-г насылает смерть на ханаанцев, чтобы те не обратили внимания на разведчиков.

Посланцы закончили свой ужасный рассказ. Не радость и любовь к земле, к своей земле светилась в глазах евреев. Слезы затмили их глаза, слезы сожаления о том, что они не остались в Египте, а вышли в пустыню, чтобы идти в неведомую, неродную землю. Землю, которую они не жаждали получить.

Утраченная возможность

Вместо того, чтобы идти предназначенным путем, евреи выбрали окольную дорогу. Тысячелетия понадобились им, чтобы пройти ее. Г-сподь вывел Свой народ из Египта, но это было лишь началом. После Исхода должно было последовать недолгое пребывание в пустыне Синая. Получив Скрижали Завета, евреи были обязаны войти в Эрец-Исраэль. Однако они отказались войти в Обетованную Землю. По воле Г-спода поколение вышедших из Египта утратило эту возможность, и поэтому завоевание Эрец-Исраэль, происшедшее в следующем поколении, было не столь окончательным, как Исход. Возможность оказалась утраченной, дар — непринятым. И все — из-за напрасных слез!

Если бы они доверились Г-споду и последовали за Моше, весь народ, ведомый Б-гом, вошел бы в землю Израиля. Они бы построили вечный Храм, которому не грозило разрушение, каждый сидел бы у своей лозы, под своей смоковницей, не страшась изгнания, конца которого мы ожидаем по сей день. Но еврейский народ не доверился Г-споду, не подчинился Ему полностью, а потому, хотя и покинул Египет навегда, лишь недолгое время жил в своей земле.

”И презрели они желанную землю, не поверили Его слову. Возроптали в своих шатрах, не слушали голоса Г-сподня. И поднял Он Свою руку, чтобы низложить их в пустыне. Низложить их племя в народах и рассеять их по странам” (Теилим, 106:24-27).

В ту ночь они напрасно проливали слезы. С тех пор ими пролиты океаны слез, но глаза не высохли.

Наказание и его причина

Три пророчества начинаются со слова Эйха (в переводе — ”увы”, переводится словом ”как”: Ой, как же мне...). Моше говорил: ”Ой, как же мне одному носить ваши беды...” (Дварим, 1:12). Ишайя говорил: ”Увы, сделалась блудницей верная столица...” (Ишайя, 1:21). И Иеремия говорил: ”Как одиноко сидит город...” (Эйха, 1:1). Моше видел свой народ в зените славы, Ишайя был свидетелем его бурного развития, а Иеремии довелось увидеть его позор.

Мы часто забываем об исторической подоплеке событий сегодняшнего дня. Причины того, что произошло сегодня, люди склонны искать в дне вчерашнем, забывая при этом, что для формирования каждого отдельного человека, а тем более целого народа, требуются многие поколения и многие века. Можно ли получить правильное представление о современных се-фардских евреях, не изучив Йемен и Марокко XIX века? Можно ли понять, что представляют собой ашкеназские евреи, не имея представления о жизни в черте оседлости в России?

Как уже сказано, вся история человека определяется его попытками достичь предназначенной ему цели: каждый неверный шаг на этом пути отдаляет нас от цели и увеличивает расстояние, которое каждому из нас придется пройти в своем духовном развитии только для того, чтобы вновь вернуться к месту, где ему довелось оступиться.

Нам часто приходится читать о благочестии и достоинствах прежних поколений, не очень от нас далеких, например, поколении наших бабушек и дедушек. Возможно, они были не слишком образованы, но верили в Г-спода так же безоговорочно, как верим мы в то, что стоит повернуть кран — и польется вода. Доводилось нам читать и о великих учителях Торы, которые силой разума покоряли море талмудических знаний, подобно мореплавателям на хорошо оснащенных океанских судах. Мы сравнивали их с теперешним поколением, плетущимся по этому морю в жалких шлюпках со сломанными веслами. Можно прочесть о праведниках, наделенных такой силой духа, что она озаряла их лица, затмевая блеск солнца. Кто сравнится с ними сегодня? В какой-то мере нашим сегодняшним несовершенством мы обязаны эмансипации, принесенной наполеоновскими войнами европейскому еврейству, которое независимо от того, эмигрировало оно в Америку или осталось жить на берегах Дуная, Темзы или Сены, уверовало, что золотой век наступит и без Торы.

Мы шли бесчисленными неверными путями, и теперь нам предстоит вернуться обратно к мудрости Хатам Сойфера, рабби Акивы Эйгера, Баал Шем Това и Виленского Гаона. Каждый из нас должен признать, что корни сегодняшних событий уходят далеко-далеко в прошлое. И так было всегда.

В конечном итоге, большая часть нашей истории, гораздо большая, чем представляется нам, была записана уже на песках Синая в дни юности нашего народа.

"Отцы наши грешили, их уже нет, а мы несем наказание за их беззаконие" (Эйха, 5:7).

В языке Писания для обозначения проступка есть два слова. Одно означает нечаянный проступок, в то время как второе означает грех, совершенный умышленно. Иеремия (а книга Эйха и есть "Плач Иеремии") как бы говорит: "Возможно, наши отцы грешили неумышленно, но из их грехов родились другие, и на нас, их потомках, теперь лежит бремя ответственности за грехи преднамеренные”. Если бы тогда в пустыне евреи остались верными своей цели, нам бы не пришлось испытать ужасы изгнания. Если бы два столетия назад еврейская история пошла по другому пути, жизнь евреев сегодня выглядела бы совершенно иначе. Например, если бы еврейские иммигранты, прибывшие а Америку в конце XIX века, основали новые ешивы, три поколения еврейской молодежи не были бы потеряны для Торы.

Жившие до нас грешили лишь по заблуждению или из-за того, что слишком мало задумывались о будущем. Но из множества их мелких грехов выросла непреодолимая преграда для всех, кто по сей день остается верным Торе.

Народ, отринувший учителя

Корни многих событий нашей теперешней жизни уходят далеко в историю, к тому дню, когда Итро предложил Моше избрать себе помощников и назначить десятников, сотников и тысячников. С тех пор Моше не надо было целыми днями судить и наставлять свой народ, выступая посредником между людьми и Б-гом. Безусловно, идея Итро была разумной и логичной. Моше и сам говорил: ”Не могу я один носить вас... Как же мне одному носить ваши затруднения, ваши тягости и ваши распри” (Дварим, 1:9, 12). Моше рассказал евреям о предложении Итро, и те ответили ему: "Хорошо, что ты решил так сделать” (Дварим, 1:14). Что же, это был очень мудрый ответ... Еще один неумышленный грех, породивший горький плод для многих будущих поколений.

Комментаторы говорят, что Моше произнес свои слова в качестве упрека, ведь и сама книга Дварим начинается с упрека Моше своему народу: ”Вы должны были ответить мне: Моше, учитель наш, у кого нам лучше учиться: у тебя или у твоего ученика? Разве нам не лучше учиться у тебя?” (Раши). Совет Итро был логичен и прост, но, выбрав простое решение, люди лишили себя живого слова и живого влияния своего учителя. Ни один из смертных не в состоянии оценить, каким образом это решение повлияло на формирование еврейского народа за 40 лет его скитания по пустыне. Может быть, выслушав слова посланных в Землю Израиля, они не принялись бы горько сетовать и плакать. Может быть, они не стали бы глухими к словам и наставлениям Моше.

Однако они приняли предложение Итро, и через 40 лет Моше упрекнул их в этом. Согласившись с Итро, они показали, что не понимают величия Моше, а значит, изначально не были достойны его учения.

Неужели в том, что трое из пророков употребляют слова эйха (”как”, ”увы”), заключено простое совпадение? Все три пророчества связаны между собой. Моше не мог один нести бремя своего народа, и народ позволил другим учителям взять его бремя на себя. Евреи оказались недостойными того величия, которое принадлежало бы им по праву, если бы они настояли на том, чтобы Моше остался единственным их учителем. Вот почему духовное развитие еврейского народа сразу же замедлилось и в конце концов пошло на спад, породив ”блудницу” из пророчества Ишайи и одинокую, покинутую вдову из пророчества Иеремии.

Неправедные поступки порождают врагов

Следствием нечаянного проступка сынов Израиля были пороки, которые в конце концов привели всю нацию к падению. Неправедные дела еврейского народа в свою очередь становились семенем, которое ^ порождало их врагов.

Вот два отрывка из Талмуда. ”В день, когда Шломо взял в жены дочь фараона Нехо, царя египетского, сошел с небес архангел Михаил и вбил столп в Средиземное море. Потом на этом месте появилась земля и возник огромный лес, на месте которого вырос великий Рим”.

”В день, когда царь Иеровоам воздвиг двух золотых тельцов в городах Бет-Эль и Дан, чтобы отвратить евреев от паломничества в Иерусалимский Святой Храм, Ромул и Рем пришли на место будущего Рима и построили первые две хижины”.

Речь в этих двух отрывках идет не об истории возникновения Рима как государства, и не о том, когда были построены первые дома на территории будущего города. Цель приведенных рассказов — объяснить, по-чему римляне разрушили Второй Храм и обрекли еврейский народ на изгнание, длящееся вот уже более девятнадцати веков.

Между народом и вождями существует неразрывная тесная связь. Народ, недостаточно верующий в Б-га, увлекает за собой и своих пастырей. Так было, когда достойные мужи, посланные Моше в Землю Израиля, лишились и своей веры, и своего положения.

Для того чтобы правильно понимать Танах, нужно помнить об одном правиле: поступки людей тех далеких времен оцениваются по критериям неизмеримо более высоким, чем те, что применяются к нам (см. предисловие к кн. Рут). Только согласно тем критериям их грехи можно назвать грехами. Тем не менее их поступки оказали большое влияние на судьбу последующих поколений. Женившись на дочери египетского фараона, царь Шломо совершил грех, в котором отразились проступки его народа. Устанавливая золотых тельцов, царь Иеровоам руководствовался политическими мотивами. Постоянные паломничества из его земли, где жили десять колен, в Святой Храм в Иерусалиме ставили под угрозу власть, полученную после мятежа. Чтобы оградить свою власть, царь по пытался нарушить уклад духовной жизни своих подданных. Одобрив столь бесстыдный поступок, евреи показали, что они, подобно царю, не свободны от дурных побуждений. Поступки Шломо и Иеровоама породили грехи всего народа. Из-за того, что евреи грешили, Г-сподь создал Римское государство. Из-за того что евреи не прислушивались к словам мудрецов и пророков, Рим стал могущественным властителем и, в конце концов, орудием их уничтожения.

Почему был разрушен Храм?

Талмуд говорит: "Почему был разрушен Первый Храм? Потому, что в те времена было три греха: идолопоклонство, безнравственность и кровопролитие. Но во времена Второго Храма евреи изучали Тору, соблюдали заповеди и творили добрые дела. Тогда почему же и Второй Храм был разрушен? Из-за беспричинной ненависти еврев друг к другу”.

Евреи, жившие во времена Первого Храма, явственно ощущали присутствие Б-га. Пророки и праведники не были редкостью среди них. Достаточно было взойти на Храмовую гору, чтобы узреть чудеса: облачный столп — присутствие славы Г-сподней, огонь жертвенников и дым курильниц. Никто не мог завоевать эту землю и угнать этот народ, пока Г-сподь был с ним. ”Вот, что делает человека нечистым, — сказано в трактате Шавуот. — Три тяжких греха: идолопоклонство, безнравственность и кровопролитие”. После того, как евреи запятнали себя этими грехами, они перестали быть народом, близким к Б-гу, и Г-сподь отдалился от них. Они лишились своего защитника и пали жертвой войск Навухаднецара — они и их Храм. Храм, который лишен Б-жественного Присутствия (а оно приходит как награда за добрые дела), — не более, чем образчик искусной архитектуры. Золото и серебро красивы лишь тогда, когда используются для служения Г-споду. В Храме, лишенном Б-га, они кажутся ненужной роскошью.

Мы уже говорили, что силы зла Ополчаются в первую очередь против тех, кто слишком возвышается над окружающими. Во времена Первого Храма весь народ Земли Израиля достиг высочайших вершин духа. Но стоило в броне их безупречности появиться первым трещинам, как тут же у источников их святости появился Сатана, соблазняя евреев самыми низменными из всех грехов.

Истинная причина

Чтобы понять мотивацию человеческих проступков и отношение человека к греху, приведем одно высказывание из Талмуда: ”Сыны Израиля поклонились идолам только для того, чтобы получить возможность безнаказанно грешить” (Санхедрин).

Что мы отсюда учим? Всякому нормальному человеку необходимо сохранять уважение к самому себе, и поэтому каждый из нас стремится оправдать свои поступки. Можно цитировать экзистенциалистов, говорить о "новой” морали, о законе джунглей, призывать на помощь новомодные философские теории, и все с одной целью — хоть как-то объяснить свои поступки.

Рабби Исраэль Салантер однажды процитировал другое талмудическое изречение, согласно которому сначала человек совершает грех, понимая, что это грех, а затем, совершая его второй раз, он начинает считать свой поступок вполне приемлемым. ”Что можно сказать, если грех совершается в третий раз?” -спросил рабби Исраэль. И ответил: "Тогда для него это уже мицва"

Рабби, великолепный знаток человеческой природы, знал, как безгранично стремление человека к оправданию своих поступков. Самые безупречные из нас помнят, как впервые совершили тот или иной грех. Помнят чувство раскаяния и опустошенности, помнят свою решимость никогда больше не повторять содеянного. Но, согрешив во второй раз, человек испытывает иное чувство. Он пожимает плечами, невольно думает, что, в конце концов, в его поступке не было ничего особенно ужасного. А в третий раз? То, что когда-то считалось грехом, возводится в ранг допустимых поступков, и повторять его становится едва ли не делом чести, ибо человек уже мысленно оправдал себя.

Во время Первого Храма народом Израиля владела непреодолимая тяга к безнравственному. То, что плоть слаба, уже тогда не было новостью. Но как оправдать народ Торы, народ, который хорошо знал, что в глазах Б-га нравственность это то же, что и святость? Мы видели, как решило эту задачу забывшее Б-га общество второй половины XX века: оно высмеяло стыд и нравственность, объявив их маской, скрывающей ложь и лицемерие. Слово ”любовь”, когда-то означавшее чувство, стало синонимом чувственности. Примерно то же самое произошло в древности. Низменные страсти охватили живших во времена Первого Храма. Но было небольшое отличие: они обратились не к идеям эмансипации, а к идолам, дабы узаконить свои аморальные стремления.

Иудаизм накладывает высокие нравственные обязательства, идолы же приглашают оставаться безнравственными. Поэтому число идолопоклонников в те времена росло, как теперь растет число борцов за полное раскрепощение. Когда на пути отступников встали праведники, первые не остановились и перед убийством. Так, три тягчайших греха, порожденные низменными страстями, заставили праведность уступить место пороку. Вот тогда Г-сподь и отдалился от евреев. Храм был разрушен, а сами они изгнаны из своей земли.

Второй Храм

Во времена Второго Храма Б-жественное Присутствие не осеняло ни народ, ни его землю, как то было в эпоху Первого Храма. Пророки, священный Ковчег Завета, чудеса Первого Храма — все исчезло. Сила народа, жившего в то время, состояла лишь в одном — в его единстве. Г-сподь еще мог сказать: "Кто сравнится с народом Израиля, Моим народом, единственным на земле?” Храм служил символом еврейского единства, ибо не было у них другого места для жертвоприношений и не было иных священников, кроме тех, что были в Храме. Но, опустившись до мелких ссор и взаимной ненависти, они потеряли и то, что давало им право искать Б-жественной защиты — единство.

За все время Второго Храма положение евреев было весьма неустойчивым, однако они продолжали существовать. Благодаря чему? Благодаря милости Г-спода. Потеряв право на эту милость, они потеряли свою землю, свой Храм. С того дня для них началось изгнание — жизнь, полная страданий, среди необузданного римского варварства.

Б-жественное присутствие

Мы часто произносим слово Шехина, Б-жественное Присутствие, и Шехината бегалута, изгнание Шехины, однако мало кто из нас понимает их смысл. Нам не дано до конца понять смысл этих слов, ибо нашему

поколению никогда зримо не открывалось присутствие Б-га. Если бы нам довелось ощутить святость Б-жественного Присутствия, исчезла бы сама необходимость объяснять эти слова.

Люди исследуют законы зрительного и чувственного восприятия, но само существование зрения и ощущений для них несомненно. Точно так же как несомненно, например, существование энергии и ее источников, таких как топливо.

Хазарский царь как-то спросил одного из еврейских мудрецов, для чего нужны жертвоприношения. Прежде, чем привести философское объяснение, мудрец ответил просто. Когда еврей шел в Храм, он видел, как, в награду за соблюдение им заповедей, Г-сподь принимает его жертву, видел облачный столп, покрывавший Святая Святых, и ему, как и всякому, кто стремился к святости, неизбежно открывалось присутствие Б-га. Каждый, кто приносил жертву и своими глазами видел, как Г-сподь берет ее, воспринимал это своим сердцем, так что не было в нем сомнений, необходимо ли то, что он делает, — это было очевидным. Но мы с вами, люди, живущие сейчас, не видим подтверждения Б-жественного присутствия — отсюда наши сомнения. Именно это и означают слова "изгнание Шехины".

Шехина в изгнании

Пока сердце еврея открыто Г-споду, пока его поведение свидетельствует о том, что он понимает свою принадлежность к народу, избранному Б-гом, его осеняет Б-жественное Присутствие. В сердце каждого еврея есть искра святости. И как ни темна ночь изгнания, какими бы незаметными ни были евреи среди других народов, как бы сильно им ни хотелось раствориться в окружении, в них горит искра. Искра эта никогда не погаснет ни в одном еврее — так обещал Г-сподь.

Шехина, Б-жественное Присутствие, всегда с нами. В некоторых — в выдающихся общественных деятелях, мудрецах, цадиках — она проявляется зримо. Но каждому, кто обладает чутким сердцем, при встрече с величайшими из сынов Израиля невольно открывается то, что так прекрасно выразил Хазон Иш: "Он ходит среди людей, и тому, кто судит лишь по внешности, он кажется обыкновенным человеком. Но нет! Он — ангел, живущий среди смертных, он живет жизнью возвышенной, он выше всех человеческих благословений и похвал”.

Конечно, есть такие, в которых эта искра мерцает совсем незаметно, так что кажется, будто ее огонь совсем угас. Даже самый внимательный глаз не в состоянии различить ее блеск за плотным наслоением грехов, за толстокожей апатией. Именно это и называется — ”Шехина в изгнании”. Причем мы не говорим об изгнании Г-спода, так как: ”3емля и то, что наполняет ее, вселенная и все, живущее в ней, принадлежит Г-споду” (Теилим 24:1). Не Он, а Его Шехина находится в изгнании, потому что мы в своей жизни, в своих сердцах, своих поступках оказываемся недостойными того, чтобы Его Дух обитал в нас.

Когда еврей живет по законам Торы, тогда огонь Б-жественной искры разгорается в яркое пламя, освещающее все стороны его жизни вплоть до повседневных поступков. Для такого еврея не существует границы между религией и мирскими делами. Во всех занятиях он подчиняется законам Торы, и потому каждый его поступок проникнут верой и благочестием. В этом случае мы говорим о присутствии Шехины, которое становится все очевиднее по мере того, как праведный человек в своем величии приближается к Адаму (еще не совершившему свой грех), и по мере того, как он приближается к евреям у горы Синай (еще ожидающим посланных в землю Израиля, которые должны были вернуться и сказать: "Хороша та земля”).

Когда же еврей позволяет земным делам овладеть его мыслями, когда он совершает грех один раз, потом в другой, в третий, до тех пор, пока грех не превращается в мицву, тогда искра, которую он несет в себе, постепенно меркнет.

В конце концов, не только окружающие, но и сам обладатель Б-жественной искры перестает замечать присутствие Б-га. Все слабее и слабее ее блеск, пока, наконец, душа такого человека полностью теряет способность отзываться Б-гу, он более не узнает Его, и искра его души скрывается в его сердце так далеко, что ее свет уже не прорывается наружу сквозь множество завес.

Тот свет мог бы померкнуть совсем, если бы Г-сподь не обещал, что искра, горящая в душе еврея, никогда не померкнет до конца. Другими словами, присутствие Г-спода в земной жизни зависит от самого еврея: чем более еврей старается быть достойным Его, тем более Г-сподь присутствует в делах еврея и тем более открывается близость к нему Б-га. При этом он устремляется к новым духовным вершинам, а его жизнь еще более наполняется Б-жественным Присутствием. Верно и обратное. Если еврей отказывается видеть свет, свет отдаляется от него, пока не превратится в искру, запертую в сердце, закрытом для знания. В тот момент, когда народ лишается Б-жественного Присутствия, разрушение уже произошло. Если народ потерпел духовное крушение, Храм по сути уже разрушен. Что касается разрушения Храма, который построен из дерева и камня, то это лишь неизбежная развязка, видимый финал давно свершившейся драмы.

Не наказание, а урок

Покров материального мира — вот что скрывает искру. Низменные страсти — вот что заставило евреев поклоняться идолам. Лишь великим в те времена было дано осознать это, но все они, даже Иеремия, были осмеяны за смелые слова истины. Если бы не слова мудрых, яркие и непреложные, как сама Тора, мы бы никогда не узнали истины, которая заключена в словах пророка: ”Как одинок город...” Вместо этого мы бы пустились в рассуждения о присущей тому времени борьбе философских идей, и наши споры превратились бы в беспредметные разглагольствования о людских нравах и о превратностях судьбы. Лишь проницательность мудрецов тех времен открывает нам, что всякий раз, когда человек восстает против Торы, как бы он ни старался оправдать себя, строя целые башни из словесных упражнений, он совершает все тот же старый грех сынов Израиля, которые обратились к идолам, чтобы освободиться от законов нравственности.

Стремление утолить малейшее желание плоти, ухватить побольше жизненных благ, окружить себя всевозможными удобствами и роскошью — вот те силы, что скрывают Б-жественный свет, который таится в каждом еврейском сердце. Б-г смотрит на нас, Он ждет освобождения Шехины из изгнания. Как сорвать покровы материального? Нужно осознать, что земные блага — не более чем заманчивое видение. Когда Б-г открывает нам, насколько наивна наша вера в накопление материальных благ, мы начинаем понимать, что все богатства принадлежат Ему и, как говорит Тора, доверены нам лишь на время. Когда Б-г открывает нам, что, несмотря на нашу веру в преимущества, даваемые властью, она не защищает нас от опасностей, что залог спасения не в силе оружия, мы понимаем, что лишь Б-г защита Израиля и что в каждом из нас жива искра, освещающая путь к Нему.

Выбрать истину

Итак, Б-г заставляет страдать и человека, и целый народ. Но Б-г не наказывает как рассерженный отец, который бьет ребенка по рукам, или как рассерженный учитель, который лишает ученика каникул. Б-г не. сердится, Он не мстит человеку, чтобы успокоить Свой гнев.

Конечно, любящий отец и мудрый учитель тоже выбирают наказание с осторожностью. Они наказывают не для того, чтобы отомстить, а чтобы направить, научить и указать верный путь.

Человек, страдающий от боли, либо обращается к Б-гу, либо ищет более дорогих врачей и более экзотические лекарства. Народ, преследуемый несчастьями, либо укрепляет пошатнувшиеся нравственные устои, либо старается найти новые доводы в свое оправдание. Страна, начавшая опустошительную, безнадежную войну, может либо прекратить ее, признав свою ошибку, либо продолжать бессмысленную бойню, расходуя все новые средства и посылая на смерть все новых солдат.

Б-г не дает нам гарантии в том, что, испытав страдание, мы увидим свет. Г-сподь создал мир, в котором существует свобода выбора, и потому на нас возложена миссия самостоятельно найти истину, а не скрывать ее, погружаясь в темную пучину самообмана. Лишь одно обещал нам Г-сподь — что мы можем найти истину, если попытаемся что-нибудь для этого сделать.

Есть люди, которым в страданиях мгновенно открывается свет, они раскаиваются, ибо знают откуда он происходит. Такие люди обладают знанием прошлого и будущего, это Б-жественный дар. Другие предпочитают проклинать судьбу, глотать философские снадобья и самозабвенно изобретать все новые завесы, пытаясь все глубже загнать Б-жественную искру истины, чтобы она не мешала им идти дорогой лжи. Идя темной дорогой, они боятся яркого света.

Свет из тьмы

”И сказал Б-г Израилю в видении ночном” (Берешит, 46:2).

Ни с Авраамом, ни с Ицхаком Б-г не говорил в ночном видении, как с Яаковом. В тот момент Яаков, другое имя которого Израиль, решил покинуть обетованную землю и начать долгую жизнь в изгнании. Яаков страшился изгнания — и не напрасно: в конце концов, когда оно кончилось, его потомки опустились до 49-й ступени нечистоты и почти не отличались от египтян.

Все мы знаем, что произошло с Яаковом в эту ночь. Б-г явился нашему праотцу ”в ночном видении”, чтобы показать ему: да, евреи могут потерять свою землю, но Б-га они не потеряют никогда. Так и произошло. ”В Вавилонском изгнании Шехина была с нами”.

Яаков, патриарх первого поколения, жившего в изгнании, составил Маарив, вечернюю молитву, чтобы показать своим сынам, что изгнание подобно вечеру. Ведь что такое вечер? Это завершение одного дня, одних суток, и начало следующих.

Вечерняя молитва символизирует заключительную стадию жертвоприношения в Храме, которое, начавшись днем, обычно заканчивалось ночью. В этом заключена вечная мудрость: сохраняя верность Торе в самые светлые периоды своей истории, то есть ярким днем, евреи и в темноте ночи не прерывают своей связи с Б-гом.

”Не радуйся моему несчастью: хоть я и упал, но встану, хоть и сижу во мраке, Г-сподь будет моим светом” (Миха, 7:8).

”Если б я не упал, то не смог бы подняться. Если бы я не был во мраке, Он не стал бы для меня светом” (Мидраш).

В самом начале этого обзора говорилось о том, что в году есть времена, наделенные особым смыслом. Период сорока дней, которые мы отсчитываем с начала месяца Тамуз, и особенно день Тиша бе Ав — время величайших трагедий и катастроф в истории еврейского народа. Но уже в самой трагедии заложены семена спасения, ибо ”Падение заключает в себе возможность подняться”, поскольку нельзя подняться, не упав перед этим. Тьма приходит, но она лишь прелюдия к рассвету.

Мидраш говорит, что в тот день, когда был разрушен Храм, родился Машиах.

Родившийся 9-го Ава

Храм разрушен. И тут же пала завеса материального мира. По воле Б-га пришел черед яркой вспышки света, которая заставляет раскрыться глаза, не видевшие ранее присутствия Б-га.

По нашей традиции днем рождения Машиаха считается 9-е Ава. И это не случайно, ибо даже самая мрачная трагедия таит в себе урок, несущий спасение. Так, семена спасения заложены в самой трагедии.

Почему Моше послал разведчиков искать добрые предначертания именно в те 40 дней, которые наиболее благоприятны для совершения дурных предначертаний? Потому что в величайшем из зол скрыты семена величайшего добра.

Всякая посредственность слаба, а потому не опасна. Силы зла выбирают великие дни, те, в которых возможность добра больше, чем в других. Вот почему эти недобрые силы выбрали день 9-го Ава. Однако заключенное в этом дне еще полностью не раскрыто, а потому в будущем дню Тиша бе Ав предназначено стать самым радостным из всех праздников. Но это будет лишь тогда, когда Машиах вернет мир к праведности Адама и когда Израиль искупит грехи своих предков в пустыне.

В начале Творения только что рожденная земля была "пустынна и безвидна, тьма была над бездной, и дух Б-жий парил над водою” (Берешит, 1:2). ”Дух Б-жий — дух Машиаха",— сказано в Берешит Раба. Земля была ”пуста и безвидна” — это тьма и хаос, которые еще не осенены чудесным благом света и жизни. Но дух Машиаха жил уже тогда.

Тот, кто преисполнен святости более остальных, кому предназначено увенчать творение, тот может существовать в хаосе и тьме. Тот может выжить в любой трагедии — и остаться человеком. Чем ничтожнее время, чем ниже пал народ, переживающий период трагедий и невзгод, тем ярче Б-жественные искры, сокрытые в этих невзгодах. Эти искры готовы открыться, как только человек сорвет покровы и освободит их.

Слезы и смех

Когда раббан Гамлиэль, рабби Элиэзер бен Азария, рабби Иошуа и рабби Акива подошли к Храмовой горе, увидели они лисицу, выходящую из своей норы в том месте, где некогда находилась Святая Святых. Заплакали они, один лишь рабби Акива рассмеялся. Объясняя свой смех, он сказал им: "Исполнится проро-Захарии, который сказал: "Еще будут сидеть старики на улицах Иерусалима... и наполнятся они играющими детьми” (Захария, 8:4).

Те, кто был с рабби Акивой, плакали, так как увидели, что на смену первой трагедии пришла новая. Как было удержаться от слез при виде лисьих нор на Храмовой горе, где была Святая Святых? Но рабби Акива смеялся, он видел то же, что видели они, но видел и то, чего они не видели. Чем страшнее трагедия, тем большая радость ожидает страдающих в будущем. Неужели Г-сподь не вознаградит щедро тех, кто пал так низко? Неужели столь великое разрушение оставит после себя лишь обломки?

Нет. Слишком страшна была трагедия, а значит, Г-сподь уже приготовил величие в будущем. Рабби Акива смеялся, ибо верил, что радость придет. Евреи не живут настоящим. Прошлое для них — карта будущих дорог. Мы молимся ночью и продолжаем священную службу, начатую днем, потому что знаем: из тьмы рождается свет, причем чем страшнее тьма, тем ослепительнее свет.

”Упала, не встанет более дева Израилева” (Амос, 5:2). Мрачное, страшное пророчество. Но в Земле Израиля, расставив по иному интонационные.-запятые в тексте Танаха, это пророчество читают так: ”Она упала, но не упадет более. Поднимись, о дева Израиля!”