Ноябрь 2017 / Кислев 5778

БАБУШКИНА СКАЗКА

БАБУШКИНА СКАЗКА

Как весело играть в дрейдл! Только вот беда: время позднее, детям спать пора. Так говорит бабушка Лея и строго поглядывает на внуков. Но ребятишки не согласны: они просят рассказать им на ночь сказку.

Бабушка кивает, берёт спицы и начинает рассказ.

Жил-был один человек, и имел он четырёх сыновей и четырёх дочерей. Сыновья пейсы носили, дочери — косы. Если они в ряд по старшинству выстраивались, получалось совсем как лесенка.

Приключилась эта удивительная история на Хануку. Чего только в такие дни не случается! Это нынче чудеса не в чести, а в старину чудеса, как говорится, просто под лавками валялись. Вот послушайте.

В тот год зима выдалась лютая и снежная. Всю округу замело. В такое время хорошо дома сидеть да у печки греться. Уже и свечи зажгли. Дети получили ханукальные деньги и уселись играть в дрейдп, совсем позабыв, что давно пора спать. Сколько отец с матерью им ни напоминали, что уже поздно, они всё мимо ушей пропускали. Как заворожённые следили ребятишки за волчком. Те, которым выпала удача, хотели выиграть ещё. А кому не везло, те мечтали отыграть потерянное.

Вдруг раздался стук в окно. И в тот же миг сильный порыв ветра распахнул дверь. На пороге в облаке снега появился молодой человек с черными как смоль бакенбардами и лихо закрученными усами. Одет незнакомец был не подеревенски: дорогое долгополое пальто, отороченное лисьим мехом, шляпа с пером и высокие сапоги со шпорами. Путник был весь в снегу, но тёмные глаза глядели из-под густых бровей задорно и весело. Гость сказал, что из-за метели сбился с пути, и попросился переночевать.

Дети бросились к окошку. На дворе в лунном сиянии стояли богатые сани, запряжённые четвёркой гнедых лошадей. На возке поблескивали резные украшения, а бубенцы на сбруе сверкали, словно драгоценные камни. Мальчики распрягли лошадей, отвели их в стойло, накормили и напоили досыта. Хозяева спросили путника, не голоден ли он. «Как волк проголодался», — признался незнакомец.

Гость сел за стол и отведал праздничного угощения, поел блинов с корицей и выпил чаю с вареньем. А потом достал янтарную трубку и закурил, пуская под потолок кольца сизого дыма. Дети предложили гостю сыграть с ними в дрейдл. Незнакомец согласился и подсел к играющим. Он поставил на кон серебряные монеты и проиграл. Тогда он достал золото, но и его проиграл. Странное дело: у других игроков волчок время от времени останавливался на «гимель», но гостю всегда выпадал только «нан». Однако проигрыш его ничуть не огорчал: он только посмеивался, подливал себе мёд и вино да шутки шутил. Казалось, что кошелёк его неистощим. Миновала полночь, но о сне все и думать забыли.

Меж тем на дворе, дорогие мои, поднялся страшный переполох: разбрехались в ночи собаки, закукарекали петухи, закудахтали куры, загоготали гуси, закрякали утки, раскаркались на деревьях вороны. Лошади в конюшне ржали и били копытами об землю.

В конце концов и люди приметили неладное.

— Что это случилось со скотиной? — удивился старший сын.

Поднял он глаза и увидел, что на стене только восемь теней. А ведь игроков-то было девять! У незнакомца не было тени! Тут все и смекнули, в чём дело, потому что, дети, тени нет только у дьявола. Когда же часы пробили тринадцать раз кряду, ни у кого не осталось сомнения, кем на самом деле был странный незнакомец. Выходит, что гость был совсем не человек, а дьявол!

Увидел гость испуганные лица детей и догадался, что секрет его разгадан. Что тут началось! Страх, да и только! Незнакомец поднялся из-за стола да как захохочет — всех аж в дрожь бросило. Высунул он язык до самого пупа и стал расти прямо на глазах. Над ушами у него появились рога, а из спины выросли мерзкие перепончатые крылья. И перед людьми предстал дьявол собственной персоной!

Никто и слова промолвить не успел, как нечистый завертелся волчком, и всё в доме пришло в движение: закачался подсвечник, посыпались со стола тарелки, а пол стал вздыматься и опускаться, как корабль в бурном море. Дьявол свистнул что есть мочи, и вмиг повылезали из щелей мыши, неведомо откуда появились гадкие бесенята на гусиных лапах. Нечисть с гиканьем и смехом закружилась в чёртовом хороводе. Вдруг дьявол расправил крылья, взмахнул ими, громко прокукарекал и вылетел в трубу. Тут и всё бесовское отродье исчезло, словно ветром его сдуло.

Исчезло золото, исчезло серебро, Лишь ржавый след остался на снегу. Пуста скамья, нет в комнате того, Чей мерзкий смех звучал совсем недавно.

Какой позор, что в праздничную ночь Уселись люди с дьяволом играть! Но чары сгинули, а с ними гадкий чёрт, И снова ярко свечи засияли.

Вот какую историю рассказала детям бабушка Лея, пока вязала носок младшему внуку.

— Бабушка-бабуля, расскажи ещё! — принялись упрашивать дети. Но бабушка

Лея поцеловала каждого в макушку и велела всем ложиться спать.

— Поздно уже. Завтра, внучки, будет новый день. Мы зажжём ещё одну ханукальную свечу в подсвечнике. Выпадет новый снег, и я расскажу вам новую сказку.