Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Комментарии

Комментарии

ИЦХОК-ЛЕЙБУШ ПЕРЕЦ ( 1852, Замостье Люблинской губ., ныне Замосць, Польша — 1915, Варшава) — прозаик, поэт, драматург, критик, публицист, общественный деятель. Писал также на иврите.

Перец, наряду с Менделе Мойхер-Сфоримом и Шолом-Алейхемом, входит в число трех классиков — основоположников современной литературы на идише.

Перец родился в семье торговца, убежденного миснагида (противника хасидизма), в старинном и очень красивом городе-крепости Замостье. Замостье было одним из главных в Польше оплотов антихасидизма и Гаскалы (Просвещения). Перец получил обширное традиционное религиозное образование. Кроме того, отец приглашал к нему учителей ивритс-кой грамматики, русского и немецкого языков. Польским и французским Перец овладел самостоятельно.

До 1888 года Перец вел жизнь, типичную для провинциального поборника Гаскалы. Рано женился, но первый брак, как это часто бывало в его поколении, оказался неудачным и быстро распался. Жил в Замостье, Сандомире и Варшаве, с переменным успехом пытался заниматься предпринимательством. Писал и печатал стихи на иврите, не оставившие значительного следа в литературе. В 1878-м вернулся в Замостье, снова женился (на этот раз удачно) и сдал экзамен на право заниматься адвокатурой. Юридическая контора Переца процветала: он даже вел дела владельца города графа Замойского. Впоследствии Перец-писатель, признанный лидер новой еврейской литературы, никогда не зарабатывал столько, сколько зарабатывал как провинциальный адвокат. Хотя в эти годы Перец продолжает писать стихи на иврите и пробует свои силы в сочинении стихов на идише в фольклорной манере, но живет вне контактов с литературной средой, не особенно интересуясь зарождающейся еврейской литературой. Достаточно сказать, что романы Менделе он впервые прочел в польских переводах.

Жизнь Переца резко переменилась в 1888-1889 годах. Он публикует свое первое крупное произведение на идише, поэму «Мониш», в основанном Шолом-Алейхемом журнале «Идише фолкс-библиотек» («Еврейская народная библиотека»); основывает вечернюю школу для молодых рабочих; забрасывает адвокатуру, всерьез посвящая себя литературному творчеству. Результат был сокрушительным. Перец восстановил против себя ортодоксальные круги Замостья и потерял доверие клиентов. В 1889 году его по доносу лишают адвокатской лицензии, и он вынужден переехать в Варшаву. В Варшаве он для заработка получает место делопроизводителя в городской еврейской общине и остается на этой службе до самой смерти.

Именно в Варшаве почти сорокалетний провинциальный адвокат и ивритский поэт стремительно превращается в классика новой литературы на идише, основателя модернизма «на еврейской улице», кумира молодого поколения еврейских литераторов.

В 1890-х годах Перец выступает в литературе с позиций натурализма, пишет ряд жестких, острокритических и сатирических новелл, обличающих материальную и духовную нищету еврейской жизни. Их, как и другие, более поздние страницы его творчества, отличают глубокий психологизм, стремление нарисовать не типы, а характеры, ориентация на наиболее современные, передовые тенденции в европейской литературе, отказ от попыток приспособиться к невысоким запросам массовой еврейской аудитории.

В 1900-х годах в творчестве Переца происходит резкий поворот от натурализма к символизму и неоромантизму. В поисках положительного идеала он открывает для себя мир еврейского фольклора и хасидских преданий. Его интерес к хасидизму совпал с актуальными для начала XX века поисками героической личности и новой религиозности. Перец сумел превратить хасидизм, бывший до этого в еврейской литературе основной мишенью просветительской сатиры, в предмет эстетического любования. Естественно, сам Перец был очень далек от реального хасидского мира, но, опоэтизировав его, он открыл «неохасидское» направление в еврейской литературе, проложив дорогу и С. Ан-скому, и М. Буберу, и Эли Визелю, и многим другим. Собственно, именно Перец «разрешил» еврейским писателям черпать из сокровищницы фольклора, в том числе религиозного, сюжеты и темы. Именно в эти годы он создает свой символистский театр, большие мистические драмы в стихах, которые стали классикой еврейской сцены.

В последние годы своей жизни Перец совершает еще одно открытие: он становится первым еврейским поэтом, пишущим стихи для детей. Его детские стихи во многом предвосхитили творчество самого популярного из еврейских детских поэтов — Лейба Квитко.

В начале XX века Перец уже не просто известный писатель, он становится общественно значимой фигурой, проявляет себя как литературный критик и публицист. В 1908 году он принимает участие в работе Черновицкой конференции, провозгласившей идиш одним из еврейских национальных языков. Хотя Перец никогда не был членом ни одной партии, но в целом он придерживался социалистической ориентации, его отличал интерес к рабочему движению, критический настрой к существующему политическому и экономическому строю.

Многие молодые литераторы и ученые-фольклористы стремятся встретиться с Перецем, получить у него одобрение и поддержку. В последние годы жизни писателя его дом — важнейший центр литературной жизни еврейской Варшавы. После смерти Переца повсеместно возникают литературные общества и кружки, носящие его имя.

Влияние Переца ощущается в еврейской литературе на протяжении всего XX века, оно во многом определило дальнейшее развитие еврейской литературы и культуры.

Рассказы Переца неоднократно выходили в свет в русских переводах, в том числе и в последние десятилетия, поэтому какая-то часть его творческого наследия доступна русскому читателю.

Сказка как жанр занимает очень большое место в творчестве Переца: он писал сказки на протяжении всей своей творческой жизни. Первое крупное произведение Переца на идише — фантастическая и ироническая поэма «Мониш» стала и началом новой еврейской поэзии, и первой «настоящей» авторской сказкой в еврейской литературе.

Творчество Переца было тесно связано с современной ему польской литературой, в которой наиболее влиятельными направлениями в конце XIX века были позитивизм и натурализм. Польские писатели-позитивис-ты: Сенкевич, Прус, Ожешко, Дыгасинский, с их оптимистической верой в прогресс, широко использовали жанр философской и сатирической сказ-ки-притчи. По существу, они, отрицая опыт романтиков, обратились через их голову к традициям просветительской философской сказки XVIII века. Их произведения уместно сравнить с произведениями крупнейшего натуралиста в русской литературе — Максима Горького, в творчестве которого сказки также занимают значительное место»

Подобно тому как Вольтер помещал действие своих сказок в условный Вавилон, Сенкевич и Прус создавали сказки, действие которых происхо-

дило в столь же условном Древнем Египте. Хотя сказка Переца «Тяжба с ветром» очень близка к таким «древневосточным» сказкам польских писателей, но все-таки библейское прошлое для Переца — это не только условный Восток, это часть его собственного «еврейского» опыта. Именно поэтому он смело осовременивает библейский колорит, приближая его, прежде всего за счет языка, к сегодняшнему дню. Этот прием получил потом свое развитие в библейских балладах Ицика Мангера.

Перец впервые наметил еще один путь для еврейской литературной сказки — подражание народной сказке или легенде. Повествование ведется от лица фиктивного фольклорного нарратора, что снимает напряжение между наивной народной верой и предполагаемым скепсисом автора. Сказка появляется перед читателем как бы в момент рождения, погруженная в стихию речи. Именно так, в виде монологов, организованы «Хасидские рассказы» Переца. В этой же манере написана сказка «Свадебный подарок».

Польские (и не только польские) писатели — позитивисты и натуралисты очень любили жанр сказки-притчи, действие которой происходило в условном месте и времени. Такая притча давала им возможность открыто заявить о своих идеалах, создать в художественной форме максимально публицистический текст. Перец также широко использует жанр сказки, действие которой происходит «нигде или где-то». Для него это еще и возможность «испытать на прочность» молодую литературу на идише: так ли уж крепко она привязана к штетлу и быту, или, подобно зрелым европейским литературам, может писать на отвлеченные темы. Этот опыт писания по-еврейски «не о евреях» оказался очень важен для дальнейшего развития еврейской литературы. Типичным примером философской сказки-притчи выступает помещенная здесь сказка «Вечный мир в далекой стране».

ТЯЖБА С ВЕТРОМ (Дер дин-тойре митн винт)

Перевод выполнен по изд.: И.-Л. Перец. Дер дин-тойре митн винт (Тяжба с ветром). Вильна, 1914.

Одна из первых литературных сказок для детей на идише. Была опубликована в престижном издательстве Б. Клецки на в серии «Фар ундзер киндер» («Для наших детей») с иллюстрациями Менахема Бирнбаума.

СВАДЕБНЫЙ ПОДАРОК (История о Баал-Шем-Тове)

(Дроше-гешанк. А майсе фун Бал-Шем)

Перевод выполнен по изд.: Цум йорцайт (К годовщине смерти). Виль-на, 1916.

Эта сказка, напечатанная с подзаголовком «Из неопубликованного», открывает собой сборник, изданный к первой годовщине смерти И .-Л. Переца. В этом сборнике были также опубликованы воспоминания о нем, написанные его друзьями, писателями И. Динезоном и Д. Номбер-гом, и статьи ведущих еврейских литературных критиков: Балмахшове-са, И. Цинберга, И. Добрушина о творчестве Переца.

В основе сказки лежит популярное в хасидской среде представление о том, что цадик может, воздействуя на волю Небес, менять ход судьбы. В частности, это представление лежит в основе многих легенд о том, как цадик, чтобы изменить неблагоприятное для евреев решение царя, разыгрывает сцену, в которой сам изображает царя и от имени царя отменяет соответствующие распоряжения. Вскорости этот магический сеанс оказывает необходимое действие, и царь отменяет свой указ. Бал-Шем-Тов аналогичным образом оказывает воздействие на графа — владельца Меджибожа.

В этой сказке Баал-Шем-Тов восстанавливает справедливость и выступает защитником обездоленных в духе популярного в начале XX века представления о том, что ранний хасидизм представлял собой низовое, демократическое движение, отвечавшее чаяниям наиболее бедных слоев еврейского населения.

Баал-Шем-Тов - традиционное прозвание ребе Исроэла б. Элиэзера (1698-1760), основателя хасидизма. Это прозвание, Баал-Шем-Тов, или, сокращенно, Бешт, означает «Добрый знахарь», «Добрый чудодей». (Бал-шемами называли народных целителей. Балшем — букв, «хозяин имени», то есть тайного имени Божьего, силой которого можно изгонять злых духов и исцелять недужных.) Изложение биографии (истинной и легендарной, причем первую невозможно отделить от второй) и учения Бешта заняло бы слишком много места; на этот счет существует достаточно обширная литература, в том числе на русском языке.

Бешт был популярным персонажем еврейского фольклора и народной книги. Многие легенды о Беште приближаются к волшебным сказкам, так как они лишены примет конкретного, хотя бы и легендарного,

времени и места. Бешт выступает в них в качестве чудесного помощника и доброго волшебника.

Выдающийся еврейский историк С.М. Дубнов писал: «Были, по-видимому, и специальные рассказчики Бештовых чудес, игравшие в хасидских кружках роль малороссийских кобзарей». В духе такого народного рассказа написана и новелла Переца.

«Восхваление Баал-Шем-Това» - Впервые легенды о Беште были собраны и изданы в книге «Шивхей Бешт» («Восхваление Бешта») в 1815 году в г. Копысе, Белоруссия. Эта фольклорная по своей природе книга, к которой восходят многие сказки о Беште, многократно переиздавалась, в том числе и в переводе на идиш.

Меджибож - местечко в Подольской губ. (ныне Хмельницкая обл., Украина) , в котором с 1736 года и до конца жизни жил и проповедовал Баал-Шем-Тов.

Старики помнили, что при графе корчмарей, было двое. - Корчмы принадлежали помещикам-землевладельцам, которые сдавали их в аренду евреям. В данном случае речь идет о владельцах Меджибожа графах Чарторыйских.

Утаил детей от помещика и перехватил корчму. - По традиции право на аренду у помещика той или иной его собственности, например корчмы, передавалось у евреев по наследству и регулировалось законом о хазоке (праве давности). Слуга, перехвативший аренду и обидевший сирот, поступил безбожно и беззаконно.

Гавдола - обряд, совершаемый на исходе субботы для отделения субботы от наступающих будней.

Годл, как повелось, держит свечку. -По обычаю, специальную витую свечу, необходимый элемент ритуала гавдолы, держит зажженной младшая дочь в семье.

Годл -дочь Баал-Шем-Това, персонаж исторический.

Ребецин -раввинша. Здесь: жена ребе, хасидского цадика.

Миньян (букв, число, ивр., т.е. нужное число) -кворум для публичного богослужения, не менее десяти совершеннолетних (старше 13 лет) мужчин.

Рабойсай - господа (обращение).

«И пусть дарует тебе» - пиют, религиозный гимн, исполняемый после завершения субботы во многих хасидских общинах. У Переца тема этого пиюта явно увязана с темой самого рассказа.

«Элийогу» («Илья<пророк>») — песня, посвященная Илье-пророку, также исполняется после завершения субботы. В упоминании этой песни также можно усмотреть намек на сюжет рассказа: Баал-Шем-Том выступает в рассказе в функции чудесного спасителя, которую в еврейских народных сказках играет обычно Илья-пророк.

Мелавемалка (букв, проводы царицы <Субботы>, ивр.) — специальная трапеза, устраиваемая по завершении субботы. Особенно популярен этот обычай в хасидской среде.

Василь - кучер Баал-Шем-Това, персонаж многих легенд.

Лекех— пряник, коврижка.

Лекех и водка - традиционное ритуальное угощение вне дома, например в синагоге, во время различных публичных событий.

Сойфер- писец, владеющий искусством изготовления ритуальных предметов: свитков Торы, мезуз, тфилин.

Ксува - брачный контракт, необходимая деталь ритуала бракосочетания.

«Скачок дороги» - магическая способность мгновенно пересекать большие расстояния, которая, согласно легендам, была присуща многим хасидским цадикам.

Ребе - здесь: уважительное обращение к раввину или другому духовному лицу.

Ребе— здесь: синоним титула «цадик».

Ехать в Меджибож к ребе. - Поездка к цадику в поисках решения какой-либо проблемы — распространенный обычай.

Хупа — свадебный балдахин, полотнище на четырех столбиках, под которым происходит свадебный обряд.

Кидушин (букв, освящение, ивр.) — освящение брака, произнесение женихом ритуальной формулы «Ты освящаешься мне этим кольцом по закону Моисея и Израиля» при надевании им обручального кольца на палец невесте.

До хупы и кидушин - до свадьбы.

Бал-Шем произносит по порядку кидушин.—Формулу освящения брака произносит человек, ведущий свадебный обряд, а жених повторяет за ним.

Маял-тов (букв, доброй судьбы, ивр ) - благопожелание и поздравление, например на свадьбах.

Справлять изгнание - аскетическая практика, используемая также при покаянии. Так же как еврейский народ находится за свои грехи в изгнании, кающийся принимает на себя обязательство за свои грехи в течение определенного срока странствовать, никогда (за исключением суббот и праздников) не проводя в одном городе или местечке больше одной ночи.

Дрогие-гегианк - свадебный подарок. Буквально: подарок за дроше, проповедь или комментарий, который жених обязан произнести на свадьбе, демонстрируя свою ученость.

ВЕЧНЫЙ МИР В ДАЛЕКОЙ СТРАНЕ (Дер эйбикер фридн ин эргецланд»)

Перевод выполнен по изд.: И.-Л. Перец фар югнт. А хрестоматие фун И.-Л. Перец’с верк (И.-Л. Перец для молодежи. Хрестоматия сочинений И.-Л. Переца). Вильна, 1922.

Сказка была написана в 1911 году.

Далекая страна — в оригинале «Эргецланд», что похоже на германоязычное название какой-то страны или провинции (например, «Эстланд», Эстония) и буквально означает «Страна Где-то».

МАНИ ЛЕЙБ (псевдоним, настоящее имя Мани-Лейб Брагинский, 1883, г. Нежин Черниговской губ., ныне, Черниговская обл., Украина — 1953, Нью-Йорк) — поэт.

Родился в бедной семье. В детстве ходил в хейдер. В 11 лет стал подмастерьем сапожника и так, до самого выхода на пенсию в 1946 году, продолжал работать сапожником на обувной фабрике. В 1905 году принял участие в первой русской революции, провел несколько месяцев в заключении и в том же году эмигрировал в США.

Литературную деятельность Мани Лейб начал уже в Америке. Он стал наиболее ярким поэтом американской группы «Ди юнге» («Молодые») — первой модернистской группы в еврейской литературе. Эта группа была создана в Нью-Йорке в 1909 году молодыми прозаиками и поэтами, в основном недавними эмигрантами из Российской империи. До ее появления в американской еврейской литературе господствовали социальные мотивы. «Ди юнге» впервые провозгласили приоритет чисто литературных, эстетических задач. С них, и в первую очередь с Мани Лейба, начинается история новой поэзии на идише.

Мани Лейб — самый «русский» из американских еврейских поэтов. Его первые поэтические опыты созданы под влиянием русских символистов. В дальнейшем на него, несомненно, повлиял Есенин. С ним Мани Лейб подружился во время посещения русским поэтом Нью-Йорка. Впоследствии Мани Лейб переводил на идиш стихи Есенина, так же как и многих других русских поэтов.

Если ранняя поэзия Мани Лейба тяготеет к символизму, то в его зрелых и поздних произведениях преобладает вещность, близкая к русскому акмеизму и английскому имажизму. Творческий почерк Мани Лейба неоднократно менялся на протяжении его долгой жизни. Неизменным оставалось лишь стремление к красоте, к совершенству, недаром Ицик Мангер назвал его «Иосифом Прекрасным еврейской поэзии».

Мани Лейб всегда много писал для детей, в том числе повествовательные поэмы, стихотворные сказки большого объема. Эти поэмы для него, чистого лирика, выполняли функцию своего рода «прозы поэта». Наиболее известная из этих поэм, «Ингл-цингл-хват», недавно была опубликована в русском переводе. Мы включили в наш сборник две поэмы, не переводившиеся прежде на русский язык.

Переводы выполнены по изд.: Лидер ун баладн (Стихотворения и баллады), т. II. Нью-Йорк, 1955.

ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ИЛИЯ-ПРОРОК СПАС ВИЛЬНУ ОТ СНЕГА (А майсе, ви азой Элийоху-’анови" от гератевет Вилне фун шней)

Поэма входит в сборник «Стихотворения об Илье-пророке и другие стихотворения».

В основе поэмы лежат характерные для еврейского фольклора представления об Илье-пророке. В еврейских народных сказках (причем не только ашкеназских) Илья-пророк всегда выступает в функции доброго волшебника, выручающего людей из беды. Сказки об Илье-пророке принадлежали к числу наиболее популярных в разных еврейских общинах.

Илья-пророк (I Цар., гл. 17-19, 21; II Цар., гл. 1-2) — величайший библейский пророк из числа тех, чьи пророчества до нас не дошли. С тех пор как пророк Малахия сказал: «Вот Я посылаю вам Илью-пророка перед наступлением дня 1осподня, великого и страшного» (Мал. 3,24), Илья-пророк как предтеча Мессии связан в сознании евреев с чаяньями и надеждами на светлое будущее.

Еврейская устная традиция (в отличие, например, от русской), начиная со времен Талмуда и вплоть до наших дней, в качестве модели для сказок об Илье-пророке выделяет из библейского повествования не те эпизоды, в которых Илья является в своей огненной и громовой ипостаси, а те, в которых он выступает спасителем бедняков (история вдовы из Царефата (Сарепты), I Цар. 17, 9-24) и обличителем несправедливости (история о винограднике Навота (Навуфея), I Цар., гл. 21).

Илья-пророк занимает совершенно особое место в постбиблейской литературе. Согласно Талмуду и мидрашам, Илья, вознесенный живым на небо, принимает постоянное участие в земных делах, появляясь там, где срочно необходимо Божественное вмешательство. В сущности, уже талмудическая агада дает образцы сюжетов об Илье-пророке, напоминающие народные сказки. Он странствует по миру в обличье то благочестивого старца, то кочевого араба (отсюда в сказках — Илья-пророк в образе бродяги, прохожего), то вовсе невидимкой, но всегда как ангел-хранитель праведников, мудрецов и бедняков. Он обучает их премудростям Торы и тайнам каббалы, спасает от беды, от опасности, от болезни, от бедности. Именно таким изображает Мани Лейб Илыо-пророка: «...Илия-прарок подходил к нашей Вильне помочь как обычно, // Какому-нибудь бедняку, у которого не на что справить субботу, // Здесь, может, утешить больного, там дров наколоть, чтоб детишки не мерзли...»

Поэма Мани Лейба написана очень своеобразным размером — белым семистопным (изредка попадаются шестистопные строки) амфибрахием с неурегулированной цезурой и женскими окончаниями. Мне не удалось обнаружить произведений, написанных таким сверхдлинным размером, ни в русской, ни в европейской поэзии. Создавая эту поэму, Мани Лейб явно ориентировался на образцы повествовательных гекзаметрических поэм в русской и еврейской литературах. В первую очередь речь идет о поздних поэмах Жуковского и об идиллиях Саула Черниховского, блистательно переведенных на русский язык В.Ф. Ходасевичем. Трудно сказать, насколько ивритский оригинал Черниховского был доступен Мани Лейбу, но он, несомненно, читал переводы Ходасевича.

Вильна - старое название Вильнюса.

...стае еврейским надгробьем. - В Литве и Белоруссии из-за отсутствия легко обрабатываемого камня еврейские надмогильные стелы делали из дерева.

Его украшают два льва, и корону Творца подпирают их лапы. - Наиболее традиционная композиция декора на еврейских надгробиях в Восточной Европе.

...местом ученья, и Торы, и мудрости всякой. - Вильна считалась крупнейшим центром еврейской учености и с гордостью носила титул «Литовский Иерусалим».

Кущи (Сукойс) - осенний праздник в память о пребывании евреев во время Исхода в пустыне. В течение этого праздника полагается жить или хотя бы трапезничать в специальной куще, т.е. шалаше, сукке.

Назвали тебя в честь него, да послужит тебе он защитой. - Поэма носит отчетливо автобиографический характер. Имя поэта—Лейб — совпадает с именем упомянутого в ней прадеда. У ашкеназов принято называть детей по умершим родственникам. Также широко распространено представление о том, что предки являются для своих потомков небесными заступниками.

Шиве (букв, семь, ивр.) - традиционный семидневный траур по умершему близкому.

Украйна - имеется в виду северо-восток современной Украины: Полтавщина и Черниговщина, та территория, которая в XIX веке называлась Малороссией. После казацких войн середины XVII века евреи были изгнаны из этого региона. Вновь еврейские общины появились на этих землях только в конце XVIII века. В начале XIX века евреев там жило мало, и основной поток еврейских переселенцев двигался с севера, из Литвы и Белоруссии.

Очевидно, в основе поэмы лежит семейное предание о переселении предков поэта в Нежин. Характерно, что Мани Лейб, родившийся на Украине, в Нежине, писал на литовском диалекте идиша, что отчетливо видно по языку его стихотворений.

Вильна, богатая знанием Торы. - Под Торой в данном случае имеется в виду не Пятикнижие, а вся совокупность традиционной иудейской учености.

Талес да тфилин — ритуальные принадлежности для утренней молитвы.

Талес - молитвенное покрывало, накидываемое поверх одежды женатыми мужчинами во время утренней молитвы. К углам талеса в соответствии с заповедью пришиты четыре кисти, называемые цицес.

Тфилин - кожаные коробочки с вложенными в них четырьмя библейскими цитатами (Исх. 13,10 и 11-16, Втор. 6, 4-9; 11,13-21), написанными на пергаменте. Тфилн совершеннолетний мужчина должен повязывать на левую руку и голову во время утренней молитвы.

Балагана - извозчик.

Ханука - зимний веселый праздник в честь освящения заново Иерусалимского Храма Маккавеями после того, как он был осквернен греко-си-рийцами (И в. до н. э.). Во время Хануки зажигают специальный светильник, как напоминание о чуде: в течение восьми дней в храмовой меноре горел огонь, хотя освященного масла могло хватить только на один день. Ханука обычно приходится на декабрь.

Литва (на идише—Лите) -территория, приблизительно соответствующая современной Литве и Западной Белоруссии.

Русь (на идише — Райсн) — еврейское название центральной и восточной Белоруссии.

Кислев - девятый месяц еврейского календаря. Соответствует ноябрю-декабрю. Ханука начинается 25-го кислева.

Минха—послеполуденная молитва. Ее читают обычно вечером, перед закатом.

...на водах Вилии и быстрой Вилейки. - Вильнюс стоит при впадении небольшой речки Вилейки в реку Вилию.

«Хай-векайом» («живой и существующий», ивр.) — эпитеты Всевышнего.

Иди и кричи «хай-векайом». - Идиоматическое выражение, означающее «иди и кричи караул».

А гирей (букв, блажен, ивр.) — этим словом начинается 5-й стих Псалма 84, читаемый трижды в день: дважды в утренней молитвы и один раз в послеполуденной.

«Знать как ашрей» - идиоматическое выражение, аналогичное русскому «знать как Отче наш».

В богатых домах зажигают святые лампады в богатых менорах. - В течение восьми дней Хануки следует зажигать масляные лампады: в первый день одну, во второй — две, и так до восьми. Обычно эти восемь лампад оформлялись в виде специального ритуального светильника — ханукии, которой часто придавали форму храмового канделябра, меноры. Такие ханукии изготавливались из бронзы, а самые дорогие — из серебра.

Дрейдл—волчок, используемый как игральная кость для азартной игры, в которую по традиции дети играют на Хануку.

Латкес - гречаные или картофельные оладьи, традиционное угощение на Хануку.

Майрев - вечерняя, послезакатная молитва.

Шахрис — утренняя молитва.

Бесмедреш (букв, дом учения, ивр.) — молитвенный дом, место для молитв и коллективной учебы, небольшая синагога.

Не рядом помянуты будут (легавдил) — традиционное выражение, используемое тогда, когда в одной фразе встречаются предметы, упоминание о которых «через запятую» выглядит неблагочестивым.

Замковый холм. - Над Вильнюсом возвышается Замковый холм, увенчанный «каменной шапкой», развалинами башни князя Гедимина.

Тоху-ва-воху -хаос. Этими словами Библия описывает хаос, предшествовавший сотворению мира: «Земля же была тоху-ва-воху (безвидна и пуста)» (Быт. 1, 2).

Пейсы -локоны на висках, которые ортодоксальные евреи никогда не стригут.

Шамес- синагогальный служка.

Евреи затеплили свечи. - Встреча субботы начинается с зажигания свечей.

СКУПОЙ (Дер каргер)

Поэма входит в сборник «Три сказочки».

Капота -долгополый сюртук, традиционная еврейская верхняя одежда.

Балабос - хозяин (идиш).

Встретить Рождество! - В поэме действительно упомянуто Рождество, но это скорее американская (рождественские каникулы), а не христианская реалия.

ИЦИК МАНГЕР ( 1902, Коломыя, Галиция, ныне Ивано-Франковская обл., Украина — 1969, Гедера, Израиль) — поэт, прозаик, драматург.

Родился в семье портного. Вскоре после рождения поэта его семья переехала в Черновицы, столицу австрийской Буковины (ныне Черновцы, Украина). Мангер поступил в Черновицах в немецкую гимназию, где и проучился до 13 лет. Во время Первой мировой войны переехал с семьей в Яссы (Румыния). Жил в Румынии, в Яссах и Бухаресте, до 1928 года. В Бухаресте вышла его первая книга стихов «Штерн афм дах» («Звезды на крыше», 1928). В 1928 году переехал в Варшаву, где оставался до 1938 года. Именно на варшавское десятилетие приходится наиболее плодотворный период творчества Мангера. Здесь он издает сборник лирических стихотворений «Ламтерн ин винт» («Фонарь на ветру», 1933) и несколько циклов библейских баллад, составивших книгу «Медреш Ицик» («Толкование Ицика, 1935-1938). В этой книге поэт помещает персонажи Библии в обстановку типичного восточноевропейского штетла начала XX века. В эти же годы он перерабатывает для современного театра классические пьесы Гольдфадена, пишет песни для кинофильмов, создает сборник историко-литературных эссе «Ноенте гешталтн» («Близкие образы», 1938). В 1938 году Мангер переезжает в Париж, где пишет свое главное прозаическое сочинение «Дос бух фун ган-эйдн» («Книга рая», 1939) — бурлескный рассказ о рае, в котором фольклорные представления о райском саде тесно сплетены с повседневной жизнью евреев предвоенной Польши. В 1940 году Мангер бежит от нацистов в Лондон, откуда в 1951 году переезжает в Нью-Йорк. В 1967 году Ицик Мангер, до этого неоднократно приезжавший в Израиль, переселяется туда окончательно. Итоговый сборник лирики Мангера «Лид ун бал ад» («Песня и баллада») был опубликован в 1952 году. Имя Ицика Мангера носит наиболее престижная израильская премия за достижения в литературе на идише. Ицик Мангер — истинно народный поэт, на стихи которого написаны десятки песен, многие из которых звучат до сих пор.

Ицик Мангер — один из тех немногих поэтов XX века, которые вновь обратились к фольклору, к народной песне, стараясь переосмыслить их с учетом всех достижений поэзии европейского модерна и авангарда. В этом смысле рядом с именем Мангера могут быть поставлены имена испанца Гарсиа Лорки и австрийца Теодора Крамера. В то же время поэзия Мангера повлияла на творчество его младшего земляка, крупнейшего немецкого поэта Пауля Целана, который необычайно высоко ценил стихи Ицика Мангера.

Перу Мангера принадлежат всего две сказки в прозе, обе приведены в этом сборнике. Мангер — наиболее «европейский» из всех еврейских писателей своего поколения, прожил всю жизнь в больших городах, поэтому с образами местечка, с его традиционным фольклором он откровенно играет как с готовой литературной формой.

Перевод сказок выполнен по изд.: Ицик Мангер. Шрифтн ин прозе (Сочинения в прозе). Тель-Авив, 1980.

ИСТОРИИ ГЕРШЛА ЗУМЕРВИНТА (Ди майсес фун Гершл Зумервинт)

Действие сказки происходит в тех краях, где прошло детство Ицика Мангера, в Буковине. Для еврейского населения Буковины был характерен полукрестьянский образ жизни.

Зумервинт— прозвище главного героя сказки означает на идише «Летний ветер».

Гой — нееврей.

Хейдер—начальная религиозная школа для мальчиков.

Ребе— здесь: меламед, учитель в хейдере.

Лемберг— австрийское название Львова.

Переселение душ, — Народное поверье о гилгуле (реинкарнации), о том, что душа человека после его смерти может вселиться в животное, было широко распространено.

Почтят вызовом к Торе. — Во время богослужения в субботу утром происходит чтение недельного раздела Пятикнижия по свитку Торы, причем весь недельный раздел делится на фрагменты, которые прихожане читают по очереди. Вызов к чтению Торы считается честью.

Комец-алеф - что будет ?.. А комец-гимл ? — Будет «о» и «го» соответственно. Так, по складам, совсем маленьких детей учили читать в хейдере.

Обыватели начали омывать ногти. — Религиозный еврей сразу после пробуждения омывает кончики пальцев на руках, это называется «негл-васер» («вода для ногтей»).

Дарабан — местечко в Буковине, ныне в Румынии.

Моэл— человек, совершающий обряд обрезания.

Сэла — слово неясного значения, которым заканчивается текст многих псалмов.

ИСТОРИЯ О ПОМЕЩИЧЬИХ УСАХ (Ди майсе митн прицс вонцес)

Пинкас — актовая книга еврейской общины или какого-нибудь общества или братства. Так как в пинкасы вносили все примечательные события, они являлись своего рода летописями.

Она была записана в старом пинкасе. Пинкас сгорел. — Упоминание о том, что история была записана в сгоревшем пинкасе, — традиционный в еврейском фольклоре зачин преданий и легенд.

Нигн (букв, мелодия, напев; мн. ч. нигуним) — напев, распеваемый без слов, на слоги. Были широко распространены в хасидской среде.

Нигн его ребе. — Каждый хасидский цадик создавал свои нигуним, которые были популярны среди его приверженцев.

Нужда никогда не ездит к ребе с просьбой о даровании детей. — К хасидскому цадику (ребе) ездили в надежде, что его вмешательство поможет изменить судьбу. Наиболее распространенный повод для таких визитов — бездетность.

Тайч-Хумеш—традиционный перевод Пятикнижия на идиш, типичное чтение религиозных евреек.

Шолом-алейхем (букв. Мир вам) — традиционное приветствие.

Помещик даже съездил к ребе. — К хасидским цадикам как чудотворцам часто обращались и неевреи.

МОЙШЕ БРОДЕРЗОН (1890, Москва - 1956, Варшава) - поэт, драматург, журналист и театральный режиссер.

Мойше Бродерзон родился в Москве. В 1891 году семья Бродерзона покинула Москву, когда по распоряжению генерал-губернатора из города было изгнано 20 тысяч евреев, и поселилась в Лодзи. С этим польским городом была связана большая часть жизни поэта. Еще в 1913 году там вышла его первая книга стихов. После начала Первой мировой войны он бежал в Москву, где прожил до 1919 года. Создал в Москве ряд произведений, в том числе поэму «Сихес Хулин» («Праздные разговоры», 1918). Издание, оформленное в виде свитка и проиллюстрированное Эль Лисиц-ким, стало вехой в развитии еврейской поэзии и искусства. В 1919 году Бродерзон вернулся в Лодзь и встал во главе целого ряда культурных начинаний: создал в 1919 году экспрессионистскую литературную группу «Юнг идиш» («Молодой идиш»), в 1922 году — кукольный театр «Хад Гадья» («Козочка», название песни из Пасхальной агады) и в 1927 году — камерный театр «Арарат». В межвоенные годы Бродерзон написал множество поэтических книг, в том числе для детей, пьес, либретто оперы «Батшева и Давид», активно работал как журналист, издатель, редактор и режиссер. В 1939 году вышел его последний прижизненный сборник «Юд», в котором поэт пророчески предсказал ужасы приближающейся войны. С началом Второй мировой войны Бродерзон снова бежал в Москву. Он, в отличие от большинства польских еврейских писателей-бежен-цев, принял советское гражданство. Активно участвовал в деятельности Еврейского антифашистского комитета. В 1948 году Бродерзон был арестован вместе с многими другими советскими еврейскими писателями и отправлен в лагерь, где находился до 1955 года. В 1956 году смертельно больной Мойше Бродерзон получил разрешение на отъезд в Польшу и умер через три недели после возвращения в Варшаву. Множество рукописей поэта погибло при его аресте, только часть стихотворений удалось спасти его жене Шейне-Мирьям. Они составили сборник «Дос лецте л ид» («Последняя песнь»), опубликованный в 1974 году в Тель-Авиве.

В своем поэтическом творчестве Бродерзон виртуозно соединял фольклорные мотивы с эстетикой экспрессионизма, что хорошо видно и по его детским стихам.

Перевод сказок выполнен по изд.: Мойше Бродерзон. Алдос гуте. Май-селех фар киндер (Все хорошее. Сказки для детей). Варшава, 1922. Книга была проиллюстрирована известным польским еврейским графиком Артуром Шиком.

БАБА ЯХНА (Бобе Яхне)

Ведьма вроде русской Бабы Яги — популярный персонаж еврейского фольклора. Имя Яхна было закреплено за ней благодаря «отцу еврейского театра» Аврому Гольдфадену. В его популярной комедии «Колдунья» именно так зовут злую колдунью.

ПИВОВАРЕНКА (Хайзеле-брайзеле)

ИЦИК КИПНИС (1896, местечко Словечно Волынской губ., ныне Житомирская обл., Украина — 1974, Киев) — прозаик.

Ицик Кипнис родился в семье кожевника и сам в юности занимался этим ремеслом. В детстве посещал хейдер. Во время Гражданской войны сражался в рядах Красной армии. В 1920 году поехал учиться в Киев, где познакомился с поэтом Довидом 1офштейном, который и ввел его в литературу. Начал публиковаться с 1922 года. Его роман «Хадошим ун тег» («Месяцы и дни», 1926, русский перевод — 1930) стал одним из лучших произведений на идише о Гражданской войне. В течение жизни Кипнис создал множество рассказов, несколько романов и пьес, много переводил на идиш с русского и европейских языков, в том числе Куприна, Сетон-Томпсона, Марка Твена, Рабле. В 1948 году Кипнис был арестован по обвинению в национализме и находился в лагере до 1954 года. После освобождения писатель снова поселился в Киеве, где в 1960-1970-х годах его дом стал одним из центров еврейской культуры.

Кипнис всю жизнь очень много писал для детей и был ведущим еврейским детским писателем в СССР. Уже в 1924 году он опубликовал свой первый сборник сказок «Дер бер из гфлойгн» («Медведь пролетел») и впоследствии постоянно работал в жанре сказки. Сказки Кипниса близки к произведениям Платонова, Зощенко, обэриутов — так же как и Кипнис, писателей первого советского поколения. В этих сказках странным образом совмещаются традиционный фольклор и советский быт.

Перевод сказок выполнен по изд.: Ицик Кипнис. Майсес ун дерцей-лунген (Сказки и рассказы). Харьков, 1929.

ДРУЗЬЯ-ПРИЯТЕЛИ (Хойф-хавейрим)

БАБУШКА И ГРУШЕВОЕ ДЕРЕВЦЕ (Ди бобе митн барн-боймеле)

Присела посреди комнаты на скамеечку немножко о дедушке поплакать. -Традиционная форма траура в еврейской традиции: скорбящий сидит на низенькой скамеечке.

ТРИ СЕСТРЕНКИ (Драй швестерлех)

Одну звали Зеза, другую Тата, третью Цита. - Имена сестер вымышленные, таких имен в еврейской традиции нет.

МОЙШЕ-БОГАТЫРЬ (Мойше дер гибер)

На Берл-Мерл отзывается. — Берл—уменьшительное от мужского имени Бер, которое буквально значит «медведь».

БЫКИ (Оксн)

Сказка связана с популярной в 1920-х годах идеей «продуктивизации» еврейского населения — превращения местечковых «лишних» людей в крестьян.

Шойфер (шофар) — бараний рог, в который трубят в синагоге в Новоле-тие (Рош-га-Шана).

В шойфер дуть не может бык. - Народная пословица.

Резник (шойхет) — осуществляет забой скота и птицы согласно иудейскому религиозному закону. Только мясо забитых резником домашних животных и птиц является кошерным.

ЗУБОК (Цейндл)

Агитсказка, посвященная революции и Гражданской войне.

ОЙЗЕР И ЕГО ВОЙСКО (Ойзер мит зайн хайл)

Прикладной текст, посвященный важной в 1920-х годах теме гигиены и борьбы со вшами, писатель превращает в гротескную сказку.

По пятницам не мылся. — Евреи традиционно ходили в баню в пятницу, перед субботой.

В ПЕСКЕ (Ин замд)

КАДЬЯ МОЛОДОВСКАЯ ( 1894, местечко Береза Картуская Гродненской губ., ныне Брестская обл., Белоруссия — 1975, Нью-Йорк) — поэт, прозаик, драматург.

Кадья Молодовская родилась в семье учителя реформированного хей-дера. С раннего детства она с домашними учителями изучала иврит и русский. Сдала экстерном экзамены за курс русской женской гимназии. Работала учительницей в еврейских школах для девочек. В 1913 году Молодовская поступила в Варшаве на курсы для преподавателей иврита в школах и детских садах. Во время Первой мировой войны она оказалась в Полтаве, затем в Саратове, наконец, в 1916 году добралась до Одессы, куда были эвакуированы из Варшавы ее курсы, где и закончила курсы и одновременно преподавала в детском саду. В 1920 году Молодовская, которая в это время начинает пробовать свои силы в литературе, приезжает в Киев. Там она попадает в круг так называемой «Киевской группы», в круг ведущих еврейских поэтов, прозаиков, и критиков — это Д. 1офштейн, Л. Квитко, П. Маркиш, Д. Бергельсон, Дер Нистер, И. Добрушин. Давид Бергельсон становится ее наставником в литературе, Дер Нистер включает два ее стихотворения в изданный в Киеве сборник «Эйгнс». В 1921 году Кадья Молодовская уезжает в Варшаву, где остается до 1935 года. Все эти годы она работает учителем идиша в дневной детской школе и учителем иврита в вечерней школе для взрослых. Издав в 1927 году свой первый поэтический сборник «Хешвндике нехт» («Ночи хешвна», хешвн — осенний месяц по еврейскому календарю, приблизительно соответствует ноябрю), она сразу оказалась в числе ведущих поэтов своего поколения. Кадья Молодовская всегда играла заметную роль в еврейской литературной жизни: сначала Варшавы, потом Нью-Йорка, дружила со многими известными писателями и поэтами. Всего Кадья Молодовская издала семь поэтических сборников, каждый из которых становился литературным событием. В 1935 году Молодовская переезжает в Нью-Йорк. В 1950-1952 годах живет в Израиле, потом снова возвращается в Нью-Йорк, где и живет до конца своих дней. Кроме стихотворных сборников Молодовская также написала два романа, сборник рассказов и несколько пьес. В 1960-1974 годах она издавала и редактировала литературный журнал «Свиве» («Среда»).

Основная тема поэзии Молодовской в 1920-1930-х годах—судьба бедной женщины в большом городе.

Начав работать в школе, Молодовская стала писать стихи для детей, которые сразу же стали пользоваться огромным успехом. В памяти потомков детские стихи Молодовской заслонили во многом ее взрослую поэзию. Ее детские стихи в переводах на иврит составили основу детской литературы Израиля в 1940-1960-х годах.

Главные герои детских стихов Молодовской — еврейские дети из бедных предместий. Ее детские стихи, в том числе и включенные в этот сборник, это «сказки о сказках», рассказы о том, как дети сами сочиняют сказки.

Перевод сказок выполнен по изд.: Кадья Молодовская Папирене брикн (Бумажные мосты). Детройт, 1999.

МАРЦИПАНЫ (Марципанес)

Опубликовано в сборнике «Афн барг» («На горе», 1938)

Ротшильд - в еврейском фольклоре имя Ротшильда давно стало символом неслыханного богатства.

ОЛЬКА (Ольке)

Опубликовано в сборнике «Майселех» («Сказочки», 1931)

Парасолька - зонтик от солнца.

СКАЗОЧКА ПРО ЛОХАНКУ (А майсе мит а балье)

Опубликовано в сборнике «Майселех» («Сказочки», 1931)

Ну а в четверг... -устроив большую стирку в четверг, лоханка настирала побольше, чтобы у всех было чистое на субботу. А в пятницу, как набожная еврейка, помылась сама, тем самым приготовив себя к субботе.

ДЕР НИСТЕР (псевдоним, настоящее имя Пинхас Каганович, 1884, Бердичев Киевской губ., ныне Житомирская обл., Украина — 1950, лагерь, Колыма) — прозаик и поэт.

Дер Нистер — крупнейший еврейский прозаик XX века. Его псевдоним означает в переводе с иврита «сокрытый».

Нистер — так в еврейском фольклоре называют скрытого праведника. Тайные, или скрытые, праведники, так называемые нистарим (букв, «сокрытые») или ламедвовники—любимые герои еврейского фольклора. С древности существует представление о том, что в каждом поколении есть определенное число праведников, заслугами которых держится мир. Обычно считается, что праведников этих — тридцать шесть. Еще в Талмуде (трактат Сангедрин, 976) библейский стих «блаженны все, уповающие на Него» (Ис. 30,18) был истолкован как намек на тридцать шесть тайных праведников, так как числовое значение слова «Него» (на древнееврейском языке «Него» — «ло» состоит из букв «ламед» и «вов», отсюда «ламед-вовник») равно тридцати шести. Тайная праведность, не получающая никакого воздаяния в этом мире, — самый высокий вид праведности. Мир, погрязший в грехе и обреченный на разрушение, все еще существует ради этих тайных праведников.

Тайный праведник — это бедняк, ремесленник или даже бродяга; неуч, едва умеющий читать и молиться; он одевается в мужицкое платье, зарабатывает на жизнь тяжким физическим трудом: как правило, он водонос, дровосек и т. п. На самом же деле он наделен огромными, в том числе тайными, знаниями и магической силой. Свое величие он раскрывает только тогда, когда нужно прийти на помощь обиженным и обездоленным. На образ тайного праведника повлияли, с одной стороны, легенды об Илье-пророке, в которых рассказывается о том, как пророк неузнанным живет среди людей, а с другой — реальные фигуры, характерные для восточноевропейского еврейства  — бродячие знахари-балшемы и члены тайных каббалистических кружков. Многие исторические лица (например, Бешт) принадлежали в определенные периоды своей жизни к кругу нистарим.

Писатель, выбрав себе еще в юности такой, полный смирения и гордыни псевдоним, обозначил им свои литературные пристрастия и предопределил свою судьбу. Выбор псевдонима ясно определяет Дер Нистера как писателя-символиста с характерными для символизма мистическими устремлениями, интересом к религиозной литературе, легендам и преданиям. В то же время писательская судьба Дер Нистера сложилась так, как будто была предначертана этим псевдонимом. Его творчество всегда высоко ценил узкий круг знатоков, но оно никогда не было особенно популярно или заметно. Его произведения издавались в Советском Союзе на идише, но их никогда не переводили на русский язык, в отличие от произведений большинства советских еврейских писателей. Он даже не «удостоился» расстрела в числе других членов Еврейского антифашистского комитета, а просто умер в лагерной больнице на Колыме.

Дер Нистер родился в семье рыботорговца в Бердичеве. Получил обширное традиционное образование, но в то же время рано начал увлекаться русской художественной литературой. Большое влияние на формирование будущего писателя оказал его старший брат Авром, последователь бреславского хасидизма. Влияние мистических «Сказок» ребе Нахмана из Брацлава ощущается в прозе Дер Нистера, в том числе в новелле «Черти». В юности Дер Нистер писал стихи на иврите; дебютировал на идише символистским сборником стихотворений в прозе «Геданкн ун мотивн» («Мысли и мотивы, 1907). По существу уже в этом сборнике намечены и проблематика, и эстетика, которым писатель оставался верен всю жизнь. В 1912 году он выпустил сборник стихотворений «1езанг ун гебет» (Песня и молитва»).

В том же году Дер Нистер побывал у И.-Л. Переца в Варшаве, и эта встреча оказалась для него переломной. Под влиянием Переца он навсегда отказался от бессюжетности, характерной для его ранних произведений. В 1912-1913 годах окончательно формируется уникальный, сразу узнаваемый стиль Дер Нистера. В его основе особый, усложненный синтаксис, перегруженный перечислениями и инверсиями, обращение к позднесредневековой каббалистической и хасидской литературе на идише, прежде всего к старым переводам Библии. Все это создает в прозе Дер Нистера особую, почти медитативную, визионерскую атмосферу, заставляя воспринимать любой, даже «реалистический» текст как легенду или сказку.

В 1918-1920 годах Дер Нистер живет в Киеве, активно участвует в числе других наиболее значительных еврейских поэтов и писателей, в работе «Киевской группы». Именно эта группу на десятилетия определила пути развития советской еврейской литературы.

В 1921 году Дер Нистер выехал в Берлин и оставался в Германии до 1926 года. В 1924-1926 годах он вместе с Лейбом Квитко работает в советском торгпредстве в Гамбурге. В Германии был издан сборник его мистических и фантастических рассказов «Хедахт» («Воображение, 1922-1923).

В Советский Союз Дер Нистер вернулся в 1926 году и поселился в Харькове. Его проза, очень далекая от стандартов пролетарской литературы, стала постоянной мишенью для марксистской критики. В 1930-х годах писатель, почти утративший возможность печатать в СССР свои художественные сочинения, много переводит с русского и европейских языков. В эти же годы он впервые обращается к жанру очерка.

В 1934 году Дер Нистер начинает работу над своим главным произведением, романом «Ди мишпохе Машбер» («Семья Машбер»). Он успел создать первый и второй тома из предполагавшейся многотомной эпопеи. Сохранились и были опубликованы также фрагменты третьего тома. Первый том был издан в Москве в 1939 году, второй — в Нью-Йорке в 1948 году. Роман Дер Нистера — вершинное произведение прозы на идише XX века.

Во время войны Дер Нистер был тесно связан с Еврейским антифашистским комитетом, написал книгу рассказов о войне «Корбонес» («Жертвы, 1943); после войны совершил поездку с переселенцами в Биробиджан, о которой создал серию очерков. В 1948 году Дер Нистер был арестован вместе с многими другими еврейскими писателями и в 1950 году умер в лагере.

Еще в 1918 году Дер Нистер начал писать стихи и сказки для детей и продолжает публиковать детские стихи и в 1930-х годах. В 1918 году он перевел на идиш сказки Андерсена. В 1920 году некоторое время работал в еврейском детском доме под Москвой, в Малаховке. Там же тогда работал Марк Шагал, который проиллюстрировал детские стихи Дер Нистера. Однако жанр литературной сказки характерен не только для детских, но и для «взрослых» произведений Дер Нистера.

ЧЕРТИ (Шейдим)

Перевод выполнен по изд.: Дер Нистер. Гедахт (Воображение). Киев, 1929.

В этом странном, похожем на сон рассказе чувствуется, с одной стороны, влияние мистических «Сказок» ребе Нахмана из Брацлава, а с другой — немого кинематографа.

Припечек - площадка перед устьем печи.

Бадхен - свадебный шут, представляющий гостям жениха, невесту и их родню и забавляющий публику остроумными рассказами, импровизированными куплетами, шутками и песнями. Бадхен на свадьбе часто выступает, стоя на столе.

СКАЗКА О ЗЕЛЕНОМ ЧЕЛОВЕКЕ (А майсе фунм гринем ман)

Перевод выполнен по изд.: Дер Нистер. Фун майне гитер (Из моих владений). Харьков, 1929.

Мохвы - в оригинале эти странные существа названы «ди мохике» — «моховые».