Ноябрь 2017 / Хешван 5778

История

История

В Торе написано: "Кирьят Арба, она же Хеврон" ("Берейшит", 23:2), т.е. это два названия одного древнего поселения. Здесь более 3700 лет назад началась история еврейского народа. Наш праотец Авраам, придя по велению Вс-вышнего в Землю Израиля, дошел до Хеврона и, поняв святость этого места, решил поселиться в нем. Здесь он прожил наибольшее число лет, здесь у него родились сыновья Ишмаэль и Ицхак.

Однажды Авраам оказался в пещере Махпела, расположенной рядом с Хевроном, и увидел пророческим видением, что в ней похоронены первый человек Адам и его жена Хава (Ева). Авраам ощутил и понял, что в этом месте наш физический мир 'соединяется' с духовным миром. (Корень слова Хеврон на иврите как раз и означает 'соединение'.) Когда умерла Сара, жена Авраама, он купил у местных жителей за огромные деньги саму эту пещеру и участок земли вокруг нее и похоронил в пещере Сару.

В этой пещере Авраам завещал похоронить и себя. В Хевроне долгое время жили и были похоронены после смерти в пещере Махпела сын Авраама Ицхак, сын Ицхака Яаков-Исраэль и их жены Ривка и Лея. (Таким образом, в пещере Махпела похоронены четыре пары наших предков. Кирьят Арба на иврите - 'городок четырех', Махпела - от корня, означающего 'удвоение'.)

Когда народ Израиля, после выхода из Египта и сорока лет кочевания по пустыне, пришел в Землю Израиля и завоевал ее, Хеврон и его обширные окрестности достались колену Йегуды. С тех пор и до настоящего времени горный район, простирающийся от Иерусалима до Негева, называется Йегуда (Иудея).

Около 3000 лет назад, когда Давид был помазан на царство, первую столицу объединенного еврейского государства он основал в Хевроне. Здесь он царствовал более 7 лет, прежде чем завоевал Иерусалим и перевел туда свою столицу. Со времен Давида и до первых веков григорианского исчисления Хеврон был одним из центральных еврейских городов Земли Израиля.

В конце эпохи 2-го Храма (около 2000 лет назад) царь Иудеи Гордус (Ирод) построил огромное впечатляющее строение над пещерой Махпела, предназначенное для удобства молитв евреев, приходивших в больших количествах к могилам Праотцов. Это единственное в своем роде строение, полностью сохранившееся с того периода до сегодняшнего дня и выполняющее свою первоначальную функцию. (Это еще раз подтверждает слова наших Мудрецов, что все, связанное с Праотцами - с нашими корнями, нерушимо и вечно.)

Во 2-ом веке н.э. район Хевронского нагорья стал центром еврейского восстания против римлян, жестоко правивших в захваченной ими Земле Израиля. После разгрома восстания Бар-Кохбы, римляне истребили или изгнали почти всех евреев с Земли Израиля. Но, все же, немногочисленное еврейское население, в тяжелейших условиях, продолжало жить на Святой Земле, в том числе - и в Хевроне, на протяжении всех последующих веков. Многие евреи в течение всего периода Изгнания, преодолевая огромные трудности, приезжали со всех концов света для молитвы на месте разрушенного Храма в Ие русалиме и на могилах Праотцов в Хевроне. (Они знали, что молитвы в этих местах имеют огромную силу.)

Во время властвования в Земле Израиля Византийской империи (5-7 века н.э.), христиане построили церковь на некоторой части внутренней территории строения, возвышающегося над пещерой Махпела. В другой внутренней части строения существовала синагога, где молились евреи. В эпоху захвата Земли Израиля арабами (с середины 7-го и до конца 11-го века н.э.) небольшое число евреев продолжало жить в Хевроне и молиться над могилами Праотцов. С этих времен сохранились свидетельства еврейских путешественников из Европы, которым удалось проникнуть во внутреннюю часть пещеры и увидеть шесть древних надгробий с высеченными на них. именами Праотцов и Праматерей.

Завоевавшие страну в начале 12-го века крестоносцы уничтожали и изгоняли всех "антихристов", в результате чего в Хевроне не осталось ни евреев, ни арабов. Крестоносцы пристроили к зданию над пещерой Махпела крепостную стену с бойницами, а находившуюся внугри здания синагогу разрушили.

После того, как в начале 13-го века мусульмане разгромили крестоносцев и захватили Землю Израиля, евреи стали постепенно возвращаться в Хеврон. Мусульмане построили внутри строения над пещерой Мах пела свои мечети с минаретами, а евреям вход внутрь здания запретили. Евреи продолжали молиться снаружи, у седьмой ступени лестницы, ведущей к восточному входу в здание. Возле этой ступени находится дыра в стене, ведущая внутрь пещеры, где захоронены Праотцы. В эту дыру евреи просовывали записки с просьбами к Б-гу. Запрет на вход евреев в здание над пещерой Махпела сохранялся при всех правителях на протяжении более 700 лет, вплоть до освобождения Хеврона израильской армией в 1967 году...

После изгнания евреев из Испании в конце 15-го века, часть изгнанников добралась до Земли Израиля, и некоторые из них прибыли в Хеврон. Они приобрели большой участок земли в городе и основали на нем еврейский квартал. Он строился в виде большого двора, закрытого домами со всех сторон. В центре квартала располагалась синагога "Авраам Авину" - одна из красивейших в стране в те времена. (Название синагоги связано с легендой, рассказывающей, как сам праотец Авраам пришел в эту синагогу, чтобы восполнить миньян (10 и более евреев) в вечерней молитве Иом Кипур.)

В еврейском квартале Хеврона жили и умножались евреи на протяжении более 400 лет, до погрома 1929 года. Среди них были многочисленные раввины и мудрецы Торы, написавшие известные книги по иудаизму. Квартал жил насыщенной общественной жизнью: в нем действовали синагоги, йешивы, школы, все необходимые общественные учреждения, в том числе благотворительные, а также торговые лавки, ремесленные мастерские и т.д.

В 17-18 веках население еврейского квартала постоянно росло, теснота все более увеличивалась, однако евреи не могли строить дома за пределами стен квартала, т.к. это было опасно. Поэтому строительство шло, в основном, вверх, на существующие дома настраивались дополнительные этажи, так что дома достигали высоты пяти-шести этажей, а между ними оставались узкие улочки. В нижних этажах было темно и душно, люди жили бедно, однако на улицах поддерживались чистота и порядок: все переулки мылись каждую неделю! Несмотря на стесненность в средствах, всякий гость-еврей, приехавший в Хеврон, удостаивался полного пансиона в течение нескольких дней за счет общины.

В начале 19 века в Хевроне начали селиться хасиды ХаБаДа, прибывшие сюда по указанию своего Ребе Дов-Бера (Среднего адмора). Сам Ребе даже купил комнату, прилегающую к синагоге "Авраам Авину", и основал в ней синагогу ХаБаДа. Позднее хасиды ХаБаДа продолжали прибывать и селиться в Хевроне, и вплоть до прибытия в 1925 г. литовской йешивы "Слободка" они составляли большинство ашкеназского населения города.

В середине 19 века теснота в еврейском квартале стала невыносимой, и евреи постепенно начали строить дома за пределами своего 'гетто'. Эти дома были большие и просторные, т.к. строились на свободной площади за пределами старого Хеврона. В 1845 году, по призыву адмора "Цемах цедек" раби Менахема-Мендла Шнеерсона из Любавичей, приехали и поселились в Хевроне еще несколько семей хасидов ХаБаДа. Среди них прибыла рабанит Менуха-Рахель, дочка адмора Дов-Бера, внучка раби Шнеур-Залмана из Ляд (Старого адмора, Алтер ребе, основателя ХаБаДа). Она, со своим мужем раби Лаковом Кули Слонимом и с детьми, поселилась в новой части города, в доме, названном впоследствии "Бэйт Шнеерсон". Менуха- Рахель быстро стала одним из духовных лидеров еврейской общины Хеврона и прославилась своей мудростью и праведностью.

В 1879 году богач из Турции Миркадо Романо построил большое и красивое здание - "Бэйт Романо". Сам Романо не жил в Хевроне, а в своем доме давал приют паломникам и старейшинам еврейской общины из Турции. В этом же доме была основана "Стамбульская" синагога. В 1901 году прибыл в страну Израиля и поселился в "Бэйт Романо" известный гаон (гений) рав Хаим-ХизкияЬу Медини. Он основал в этом здании йешиву и здесь же закончил написание своего известного труда - талмудической энциклопедии "Сдей Хемед". В 1912 году "Бэйт Романо" и прилегающие к нему дворы купил пятый адмор ХаБаДа, Любавический ребе Шалом-Бер Шнеерсон. Он основал здесь йешиву "Торат Эмет", ставшую самой большой йешивой ХаБаДа в Земле Израиля. С началом войны в 1914 году турецкие власти экспроприировали "Бэйт Романо" и устроили в нем полицейский участок, а пришедшие им на смену в 1917 г. англичане разместили здесь городское управление и полицию.

В 1893 году, на пожертвования богатых евреев из Северной Африки, рядом с "Бэйт Шнеерсон" было построено одноэтажное здание, названное "Хесед Авраам". Оно служило в качестве общинного дома благотворительности: в нем принимали паломников и гостей города, лечили больных и помогали нуждающимся. В 1909 году, на пожертвования евреев V ндии и Багдада, был надстроен второй этаж к этому зданию. В 1917 году американская еврейская организация "Хадасса" направила сюда медицинский персонал для расширения лечебницы, и вскоре все здание стали называть "Бэйт Хадасса". В нем бесплатно оказывалась элементарная медицинская помощь как евреям, так и арабам, и христианам; врач же приезжал, по мере надобности, из Иерусалима. По соседству с "Бэйт Хадасса" был построен большой дом, в котором проживали со своими семьями раввины общины Х.Хасон и Й.Кастель и аптекарь Гершон. Теперь этот дом так и называют: "Бэйт Хасон"-"Бэйт Кастель".

В конце 19 века в Хевроне проживало около 2500 евреев, что составляло почти 1/4 населения города, однако затем турецкие власти ужесточили свое отношение к евреям. Они не разрешали им, в отличие от арабов, покупать землю, денежные поборы постоянно росли. Во время Первой мировой войны евреи Хеврона, как и все их собратья, жившие в Земле Израиля, претерпевали жестокие гонения от турок, голод, болезни и другие лишения. После победы Британии и установления ее власти в Земле Израиля жизнь еврейской общины Хеврона стала постепенно нормализовываться, однако экономическое положение оставалось тяжелым, и евреи уезжали в другие города и поселения. В результате всех этих событий еврейское население Хеврона (а вместе с ним - и арабское) сильно сократилось. В 1925 году в Хеврон переехала самая большая в еврейском мире тех лет йешива из литовского городка Слободка (около 200 человек), что вызвало значительное оживление экономической активности в городе. Раввины и учащиеся этой йешивы внесли большой вклад в духовное развитие еврейской общины Хеврона. Накануне погрома 1929 года в Хевроне проживало, включая учащихся йешивы "Слободка", около 700 евреев...

На протяжении многих веков отношения между евреями и арабами в Земле Израиля то обострялись, то улучшались. В 1925 году британские власти назначили на должность Главного муфтия Иерусалима Эмина Аль-Хусейни. (Он, впоследствии, прославился своими пронацистскими взглядами и тесной дружбой с Гитлером (да сотрутся имена злодеев!)) Аль-Хусейни всеми способами начал разжигать ненависть к евреям среди арабов Земли Израиля, призывал мусульман к активным действиям. Британские власти всячески потворствовали таким настроениям, т.к. неприязненно относились к евреям. В августе 1929 года Аль-Хусейни обвинил евреев в том, что они, якобы, хотят отнять у арабов "мусульманскую святыню" - Стену Плача! Аль-Хусейни призвал арабов к активному протесту, и его призыв был услышан: в разных местах страны начались нападения на евреев...

Предшествующие годы как раз были периодом достаточно хороших отношений между евреями и арабами Хеврона. У многих из них существовали нормальные соседские, торговые и иногда даже дружеские связи. Когда в разных местах страны начались нападения арабов на евреев, английский начальник хевронской полиции решил разоружить своих подчиненных, "чтобы не раздражать мусульманское население". Для защиты евреев города в Хеврон прибыл небольшой боевой отряд "Хаганы" (еврейской самообороны). Однако представители еврейской общины попросили их немедленно уехать, "чтобы не накалять атмосферу и не провоцировать арабов". Евреи Хеврона верили, что в городе общего праотца Авраама "добрые соседи" арабы не причинят вреда евреям.

Это была пятница, 23.08.29, 17-й день месяца Ав 5689 года по еврейскому летоисчислению ("ТаРПаТ" в буквенном обозначении). Сразу после отъезда бойцов "Хаганы" из Хеврона, закончилась предполуденная "праздничная" пятничная молитва в мечетях, где проповедники призывали к насилию против евреев. После молитвы арабы стали собираться группами и вооружаться камнями и палками. Они начали нападать на попадавшихся им на улицах евреев и избивать их, ворвались в йешиву, где накануне субботы сидел единственный ученик, и убили его. Британские полицейские равнодушно взирали на эти нападения. Уважаемые представители еврейской общины бросились в "Бэйт Романо", где размещались британская администрация и полиция, с мольбами о помощи, однако командующий полицией велел им загореться в своих домах и не предпринимать никаких активных действий. Евреям ничего не оставалось, как выполнить этот приказ и укрыться в своих домах, превратившихся в ловушку.

В пятницу арабы еще опасались ответа британской полиции, однако вскоре убедились, что она не намерена защищать евреев. Утром в субботу 18 \ва тысячи арабов, вооруженных ножами, топорами, вилами, ломами и другими средствами нападения, двинулись к еврейским домам с криками: "Режь евреев!" и "Власти с нами!". Бесчинствующие толпы, жаждущие крови, врывались в дома беззащитных евреев и безжалостно били, резали и рубили всех без разбора; над многими жертвами погромщики жестоко издевались, прежде чем убить, насиловали женщин и девочек. Душераздирающие крики слышались из еврейских домов, многие евреи взывали о милости к своим "добрым", еще вчера, соседям и приятелям, но озверевшие арабы продолжали свою кровавую оргию с криками: "Режь евреев!". Погромщики не сжалились ни над раввинами, к которым они приходили за советами, ни над директором банка Слонимом, который давал им ссуды на хороших условиях, ни над аптекарем Гершоном, оказывавшем им медпомощь.

Все они, среди многих других, вместе со своими женами и детьми, были зверски изрублены, их жилища были разграблены и разгромлены. Арабы, в своей слепой ненависти, крушили все подряд в еврейских домах и даже разбили полностью все содержимое аптеки. Некоторые евреи пытались сопротивляться, но силы были явно неравными. В то же время, необходимо отметить, что более семидесяти арабов укрыли у себя в.домах и спасли около трехсот евреев.

Британские полицейские в течение нескольких часов "не пошевелили пальцем", чтобы прекратить резню беззащитных людей. Начальник полиции, сидя на коне, равнодушно наблюдал, как рядом с ним убивают двух евреев, искавших у него помощи, -братьев Хайкель. Когда несколько вооруженных арабов, покончив с евреями, с угрожающим видом двинулись в его сторону, "доблестный" английский офицер испугался за свою участь и сделал несколько выстрелов в воздух из пистолета. Звуки стрельбы услышали и остальные погромщики, перепугались и начали разбегаться. Погром прекратился...

В тот день в Хевроне было убито 59 евреев, еще 8 умерло позже от тяжелых ранений. Всем уцелевшим евреям, среди которых было множество раненых, британские власти приказали покинуть свои дома и собраться во дворе полиции. Оказать серьезную медицинскую помощь раненым было, практически, невозможно, т.к. аптека в "Бэйт Хадасса" была уничтожена. Британские власти разрешили устроить только "ускоренные" похороны погибшим, допустив на кладбище лишь десять евреев для молитвы. В отдельной могиле захоронили отрубленные части тел и пропитанные кровью одежду и вещи из еврейских домов.

Три дня сидели уцелевшие от погрома евреи во дворе полиции под палящим солнцем, без медицинской помощи и почти без пищи. Через три дня англичане приняли решение: пригнали грузовики, погрузили всех евреев и увезли их в Иерусалим... Все дома и имущество евреев стали добычей убийц-погромщиков. Британские власти, получившие от мирового сообщества мандат на управление в Земле Израиля с целью подготовки к созданию здесь Национального дома для еврейского народа, вместо того, чтобы предотвратить погром или, хотя бы, строго наказать погромщиков и помочь пострадавшим евреям возобновить нормальную жизнь, решили выгнать их из своих домов, из своего города! Наградили убийц и наказали уцелевшие жертвы! Арабы праздновали победу: британские власти помогли им ликвидировать еврейское поселение Хеврона - древнейшее в Земле Израиля.

Изгнанные евреи сразу же начали принимать усилия для возвращения в Хеврон. В этом стремлении они нашли широкую поддержку в народе среди тех, кто понимал, что кроме непосредственной духовной и стратегической важности проживания евреев в городе Праотцов, нельзя создавать прецедент и показывать арабам (и англичанам), что с помощью насилия можно добиться ликвидации еврейского поселения в Земле Израиля. Весной 1931 г. группа из 35 семей, общей численностью около 200 человек, вернулась в Хеврон. Им удалось, вкладывая огромные усилия в восстановление разрушенного поселения, находясь во враждебном окружении, прожить в Хевроне около 4-х лет. Однако, на Песах 1936 г., в связи с новой вспышкой нападений арабов на евреев в Земле Израиля, британские власти среди ночи пригнали грузовики и снова устроили трансфер еврейского поселения Хеврона.

Арабы Хеврона начали планомерное разрушение еврейских домов и кладбища. В 1948 году войска арабских государств захватили Иудею и Самарию, затем Иордания аннексировала эти земли, и разрушение еврейского квартала Хеврона было завершено. На части его территории был устроен городской рынок, уцелевшие дома использовались в качестве торговых помещений, складов и загонов для скота. Арабы полностью разрушили синагогу "Авраам Авину", а на ее месте устроили загон для овец и ослов. Там, где была женская часть синагоги, они построили общественную уборную, а рядом с ней устроили свалку мусора и бойню скота. Арабы полностью уничтожили древнее еврейское кладбище, а на его месте насадили огород и виноградник и построили дом. Могильные плиты были разбиты и использовались для строительства заборов.

В 1967 году, на следующий день после освобождения Иерусалима, рано утром, тогдашний Главный раввин Армии Обороны Израиля генерал рав Шломо Горен (благословенна его память) приехал на да ипе, вдвоем с шофером, "захватывать" Хеврон. Иорданская армия уже бежала, а арабы города, наслышанные о чудесных победах израильтян и опасаясь мести с их стороны за погром 1929 г., вывесили на домах белые флаги. Рав Горен ворвался в Пещеру Махпела, внес свиток Торы и помолился там (впервые за сотни лет). (Обычно и само здание, возвышающееся над пещерой, называют "Меарат hа-Махпела" - "Пещера Махпела".) Затем рав Горен обьявил, что Хеврон и Пещера Праотцов отныне принадлежат народу Израиля. Однако прибывший вскоре министр обороны Моше Даян возмутился "самодеятельностью" рава Горена и заверил арабов что Пещера Махпела останется мусульманской мечетью. В последующие годы верующим евреям пришлось постепенно, с огромными трудностями, отвоевывать свое право молиться над могилами Праотцов.

После освобождения Хеврона от иорданских захватчиков, организовалась инициативная группа лз людей, жаждавших возобновить еврейское поселение в этом древнем городе - первой столице Иудеи. Среди лидеров группы были раввин Моше Левингер и адвокат Эльяким Аэцни. Однако правительство, исходя из своих политических соображений, не дае ало разрешения на возвращение евреев в Хеврон (как и вообще на поселение в Иудее, Самарии и Азе). Тогда члены инициативной группы весной 1968 г. арендовали арабскую гостиницу "Парк" в Хевроне. Накануне праздника Песах в нее вселились десять семей с детьми и множество молодежи, представлявшей самые разные слои израильского общества. Они остались там и после праздника, требуя у правительства разрешение на возвращение в отнятые арабами дома. В еврейском народе во всем мире стала шириться поддержка этого начинания. После того, как поселенцы провели в гостинице несколько недель, правительство, из соображений безопасности, реш ило перевести их в огромное здание военной администрации (построенное англичанами). Здесь инициативная группа обживалась и росла, были основаны различные учебные заведения и мастерские, рождались дети и прибывали новые семьи. Через три года, под давлением общественности, правительство приняло компромиссное решение построить новый еврейский квартал рядом с Хевроном. Он был назван Кирьят Арба по второму древнему названию Хеврона.

Строительство и заселение Кирьят Арба, начатое в 1971 г., осуществлялось государством и проходило очень интенсивно. Она стала первым большим еврейским поселением городского типа на территории Иудеи и Самарии, освобожденной в ходе Шестидневной войны. Здесь были построены многоквартирные дома, в которых часть квартир принадлежит компании "Амидар", а часть находится в частном владении; были основаны разнообразные учреждения просвещения, построена промышленная зона, уже несколько лет успешно работает научнотехнологическая теплица. В 1980 г. на соседнем холме был основан новый квартал Кирьят Арба - "Рамат-Мамрэ" ("Гивъат Ьа-Харсина"). Здесь строительство велось, в основном, частным образом, и также были основаны многочисленные общественные учреждения. В Кирьят Арба действует свой муниципалитет, есть все необходимое для полноценной жизни, и она продолжает интенсивно развиваться. На начало 1998 г. в К ирьят Арба проживало более 7 тысяч жителей. Это люди религиозные и светские, уроженцы Страны Израиля и выходцы из многих стран мира, в том числе около трети населения - русскоязычные репатрианты...

И после основания Кирьят Арба многие евреи не перестали мечтать о возвращении в древний квартал Хеврона, откуда евреи были с жестокостью изгнань арабами и англичанами. Однако, правительство не было заинтересовано в этом и на все просьбы отвечало отказом. Тогда нашлись люди, решившие взять инициативу в свои руки. Одним из главных действующих лиц в борьбе за восстановление еврейского поселения в старой части Хеврона стал профессор Бен-Цион Тавгер (благословенна его память). Это был известный физик, недавно репатриировавшийся из России. Посетив Хеврон и увидев почти стертые следы еврейской жизни в этом святом месте, он решил посвятить большую часть своего времени восстановлению разрушенного и оскверненного. В 1974 г. Бен-Цион Тавгер, с немногочисленными помощниками-добровольцами, занялся расчисткой и восстановлением древнего еврейского кладбища и погребенных под горами навоза и мусора остатков синагоги "Авраам Авину". Полиция и армия старались прекратить эту работу, профессора Тавгера и его помощников неоднократно арестовывали, однако вскоре он возвращался и упорно продолжал свое дело. (Арабы вначале, практически, не вмешивались, а зачастую даже помогали Тавгеру, чувствуя свою вину за происшедшее. Однако, видя действия властей, они стали при каждом удобном случае забрасывать камнями и работающих, и солдат.) Лишь в 1978 г., в результате напряженной борьбы общественности, после прихода к власти правительства Ликуда, разрешение на проведение раскопок было, наконец, получено. Однако все попытки обосноваться в районе старинного еврейского квартала или, хотя бы, устраивать молитвы на развалинах древней синагоги заканчивались стычками с полицией и арестами. (Все эти события профессор Тавгер описал в своем дневнике, выпущенном недавно в виде книги издательством "Шамир").

Весной 1979 г., глубокой ночью, группа из десяти женщин и девушек и около сорока детей проникла через заднее окно в полуразрушенное здание "Бэйт Хадасса", центральный вход в которое охранялся армией. Власти не осмелились силой изгонять женщин и детей, однако здание и его двор были окружены, и вход внутрь или передача чего-либо без разрешения были полностью запрещены. В тяжелейших условиях, в кару и холод, без отопления, электричества, водопровода и канализации, отрезанные от своих семей, мужественные женщины с маленькими (и даже новорожденным!) детьми прожили около года (!) в полуразрушенном доме. Единственным их требованием к властям было разрешение на возобновление еврейского поселения в Хевроне.

Учащиеся йешивы из Кирьят Арба в начале каждой субботы, вечером, приходили к "Бэйт Хадасса", устраивали там молитву, "кидуш" (освящение субботы), пели и танцевали. Субботним вечером в начале лета 1980 г. группа ешиботников, направлявшихся к "Бэйт Хадасса", была атакована автоматной очередью из засады с крыши арабского дома. Шестеро евреев было убито. (За три месяца до этого в Хевроне был убит еще один учащийся йешивы.) Только после этой кровавой бойни правительство вынуждено было удовлетворить требованию героических еврейских женщин и многочисленной общественности, поддерживающей их: было получено разрешение восстанавливать старые и строить новые дома на месте древнего еврейского квартала в городе Праотцов...

В течение последующих нескольких лет проводилось интенсивное восстановительное и новое строительство, в результате чего в Хевроне образовалось пять компактных районов постоянного присутствия евреев (см. ниже).

После освобождения Хеврона в результате Шестидневной войны 1967 г., верующие евреи вынуждены были постоянно бороться за свое право молиться над могилами Праотцов и Праматерей. Все улучшения условий нахождения и молитвы евреев внутри здания Пещеры Махпела давались израильской военной администрацией лишь в результате самоотверженной борьбы и, как правило, после террористических действий арабов. До 1994 г. евреи и мусульмане могли одновременно находиться внутри здания, иногда даже - в одних и тех же залах. (Единственная, в своем роде, ситуация в мире!)

В конце 1993-го и в начале 1994 г., после подписания соглашения с Арафатом в Осло, участились нападения арабов на евреев в Хевроне и на окрестных дорогах, были убитые и раненые. (В частности, были убиты замечательные люди Мордехай Лапид, приехавший из Риги, и его сын Шалом.) Видя свою безнаказанность, террористы стали готовиться к массовому убийству евреев в день праздника Пурим, о чем открыто сообщалось в листовках ХаМаСа, расклеенных по Хеврону и его пригородам. Силы безопасности знали обо всем этом, однако не принимали никаких мер для обуздания террористов и не разрешали жителям Хеврона и Кирьят Арба предпринимать какие-либо ответные действия. Вечером в Пурим евреи пришли в Пещеру Махпела на праздничную молитву. Снаружи собралась толпа из нескольких сот молодых арабов, которые скандировали: "Режь евреев!". Армия не разгоняла разгоряченную толпу, мешавшую евреям молиться, и только через значительное время после окончания молитвы прибыло подкрепление, которое оттеснило арабов и позволило евреям выйти и под охраной добраться до своих домов.

В Кирьят Арба в это время проживал недавний репатриант из США, всеми уважаемый и любимый врач Барух Гольдштейн. Он оказывал помощь многим раненым в терактах и всем сердцем переживал боль своего народа. Он видел обострение обстановки перед Пуримом и даже был предупрежден "силами безопасности" (вместе с другими медицинскими работниками Кирьят Арба) о необходимости подготовить поликлинику к "возможному приему большого количества раненых"! Вечером в Пурим Б. Гольдштейн присутствовал на молитве в Пещере Махпела и, по свидетельствам очевидцев, очень переживал буйство арабов и бездействие солдат. Утром, с первыми молящимися, он снова отправился в Хеврон, надев военную форму и взяв свой автомат. Он знал, что арабы планируют массовый теракт против евреев во время утренней праздничной молитвы в Пещере Махпела, и что наши "силы безопасности" не принимают никаких превентивных мер. Был ли у него конкретный план действий? Этого никто не знает.

В это время в Пещере Махпела уже проходила утренняя молитва мусульман в самом большом зале -зале Ицхака. Первые евреи, пришедшие для молитвы на ранний 'миньян', прошли мимо зала Ицхака внутрь. Вдруг они услышали автоматные очереди из-за дверей этого зала, почему-то кем-то закрытых. Баруха Гольдштейна с ними не было. Пока немногочисленные солдаты, охранявшие Пещеру, сообразили, в чем дело, и ворвались в зал Ицхака, там уже было все кончено: со всех сторон слышались крики, на полу лежало несколько десятков убитых и раненых, а несколько арабов растерзывали труп Б.Гольдштейна.

После того, как все молящиеся, арабы и евреи, были удалены из здания Пещеры, солдаты подняли ковры, устилавшие пол в зале Ицхака, и обнаружили большое количество спрятанного арабами холодного и огнестрельного оружия. Среди убитых арабов впоследствии были опознаны несколько долгое время разыскивавшихся особо опасных террористов, представителей семейства Джафари, несущего прямую ответственность за резню евреев в 1929 г...

Заповедь Б-га в Торе говорит, что если кто-либо готовит убийство, то мы обязаны его предотвратить любым возможным способом. 2.5 тысячи лет назад в день Пурима антисемиты готовили полное уничтожение всего нашего народа, однако евреи упредили их и с оружием в руках перебили самых активных погромщиков. Аналогичные события произошли в 1967 г.: наша армия нанесла упредительный сокрушающий удар по армиям арабских государств, готовившихся "стереть Израиль с лица земли". Подобно этому, доктор Барух Гольдштейн хотел предотвратить массовое убийство евреев. Он оставил сиротами четверых маленьких детей, жену и родителей.

Это событие было использовано крайнелевыми кругами Израиля в качестве предлога для шельмования всех евреев, проживающих в Хевроне и Кирьят Арба, для требования к правительству ликвидировать эти поселения. В стране поднялась широкая волна протеста против этого намерения, десятки тысяч евреев приезжали в город Праотцов, чтобы выразить поддержку его жителям. Тогда правительство не решилось устроить трансфер, однако эта угроза осталась висеть над евреями Хеврона. После вывода израильской армии из большей части города в конце 1996 г., опасность для жизни евреев в Хевроне значительно возросла. Однако, эти героические люди не сдаются и, при все более ширящейся поддержке большой части еврейского народа, продолжают дело сионизма.

Ниже приводится описание современного состояния еврейского поселения в Хевроне.