Ноябрь 2017 / Кислев 5778

«Я любил Иегуду»

«Я любил Иегуду»

Памяти Йегуды Новосельского - составителя и переводчика этой книги.

Хаим-Йегуда ( Леонид ) Новосельский родился 5 Кислева 5725 года ( 10 ноября 1964 г.) в России, в городе Пензе. Отлично закончил школу и Воронежский университет, получив диплом математика, механика-теоретика.

В марте 1991 года, вместе с матерью и младшим братом, он репатриировался в Израиль. Здесь, на родине предков, Йегуда стал верующим человеком, всем сердцем полюбил свой народ, святую Землю Израиля, Вс-вышнего, благословен Он, и Его Тору.

Душа Йегуды стремилась в горы Иудеи-Шомрона, и с февраля 1995 года он и его мать Рахель удостоились счастья влиться в дружную семью поселенцев Кирьят Арба - Хеврона.

Йегуду чрезвычайно заинтересовала тема контакта с детьми-аутистами и имеющими поражение головного мозга. Такие дети находятся на прямой связи с С-здателем. Собрав весь имевшийся к тому времени исследовательский материал, касавшийся упомянутых детей в Израиле, Йегуда перевёл его с иврит а на русский язык, оформил и напечатал в виде двух брошюр под заголовком "Души рассказывают". Брошюры разошлись почти в тысяче экземпляров, заказы поступали и из-за рубежа. Читатели с благодарностью сообщали Йегуде о том, что его книга помогла им на пути тшувы (возвращения к еврейской вере).

Горячо полюбил Йегуда поселение Кирьят Арба и еврейский Хеврон и их жителей, в основном, людей героических и высокоморальных. Йегуда собрал материалы по истории еврейского поселения в Хевроне-Кирьят Арба, перевёл с иврита на русский язык. Эти материалы представлены в книге, которую Вы держите в руках.

Целью жизни Йегуды стало приобщение евреев-выходцев из стран СНГ к духовному наследию нашего народа. Почти с момента своего переселения в Кирьят Арба, Йегуда опросил людей и стал разносить по квартирам периодические издания по вопросам иудаизма. Он обслуживал до двухсот пятидесяти семей, а число изданий доходило до семи (некоторые из них - еженедельные).

Пока был в силах, Йегуда проводил в своей квартире субботние занятия по изучению недельных глав Торы с русскоязычными репатриантами.

Йегуда помогал в работе Всеизраильской организации семей жертв арабского террора, активно участвовал в общественной жизни и поселения, и всего Израиля.

Йегуда был чутким, заботливым не только по отношению к членам своей семьи, но и к друзьям, и к соседям, и ко всем людям вообще. Всем, чем мог, стремился помочь.

Йегуда много лет страдал тяжёлой, изнурительной болезнью и мужественно переноси; её. Он пересиливал боль, не расслаблялся, отдавал себя целиком служению людям и Вс-вышнему. Почти до самой кончины, уже с трудом передвигаясь, он делал то, что считал срочным, неотложным. Высочайшая требовательность к себе, постоянное оправдание других, нетерпимость к злословию - это наиболее характерные его черты.

Очень много хорошего можно рассказать об этом человеке. Но лучше привести те из его последних слов, которые удалось расслышать.

-    Живые должны жить.

-    Живите весело, в радости!

-    Не прожигайте жизнь. Она коротка и быстротечна.

-    Не расходуйте себя, свою жизнь на мелочи. Обдумайте, что для вас в жизни главное, и это главное выполняйте.

-    Научитесь делать как можно больше всяких дел.

-    Вы переехали жить в Израиль. Должна же ваша жизнь здесь отличаться от жизни в галуте! Подумайте об этом.

-    Неужели кто-либо из вас может думать, что Тора не была дана Моше с Небес?!

С горечью говорил о себе: -  Я был иждивенцем. Я не успел в жизни ничего сделать, жизнь прошла напрасно! (Йегуда в этом был совершенно неправ: он всегда делал гораздо больше того, что было в его силах!)

Хаим-Йегуда ушёл от нас, любивших его, вечером 30 сентября 1999 года, при наступлении 21 Тишрея 5760 года (седьмого дня праздника Суккот - дня Гошана Раба), в полдень был похоронен на древнем еврейском кладбище в Хевроне - городе, который он любил всем сердцем.

Благословенна его память!

Один из друзей Йегуды, член Местного Совета Игаль Рабовский, высказался о случившемся в стихотворной форме:

Егуда!

Егуда!!

Егуда!!!

Мы запомним тебя навсегда.

Ты старался быть верным связным Между нами и между Ним.

Не понять никому никогда,

Почему ты ушёл, Егуда,

Почему в середине пути?!

Нам такого, как ты, не найти.

"Друг мой спустился в свой сад, ко грядкам ароматов, пасти средь садов и собирать лилии..". В Песне песней" аллегорически описывается, как Вс-вышний собирает к себе особых людей, которые названы лилиями. К сожалению, один из этих особых людей взят от нас. Йегуда, благословенной памяти,был особенным человеком, посвятившим свою жизнь благу людей.

(Господин Цви Кацовер, мэр Кирьят Арба)

Незадолго до того, как Йегуда ушел из этого мира, мы добавили ему имя Хаим - в надежде на выздоровление. Нет сомнения в том, что каждый, кто знал Хаима Йегуду, знал его как редкой души человека. И, конечно, всем тем, кто знал его, стоит воплощать в жизнь то, о чем этот человек говорил. Главное, к чему мы должны стремиться, из присущего Хаиму Йегуде, это его связь с иудаизмом, душевная утонченность.

(Рав Дов Лиор, Главный раввин Кирьят Арба -Хеврона и района Гар Хеврон)

Мы говорим: "Йегуда, мы все - твои братья; мы благодарим тебя за те годы, на которые нам выпала удача прожить с тобой рядом.

Хаим Йегуда скончался в день Гошана Раба, когда не плачут. Я уверен, случись это горе в обычный день, мы бы сломались и горько рыдали: настолько ужасна эта потеря. В таком возрасте! Йегуда был личностью, дарящей жизнь и радость, и мы, таким образом, остались верны душе Йегуды, душе радующейся. Он был жизнерадостен, весел, активен, динамичен, и произошло бы явное несоответствие, если бы мы, находящиеся рядом с ним, все плакали.

Мы познакомились только четыре с половиной года назад, а впечатление, будто мы знакомы 120 лет. Это потому, что за четыре с половиной года он успел сделать очень и очень много во имя Земли и народа Израиля, для жителей Кирии, для жильцов его дома (соседи рассказывают, что весь дом держался на его плечах).

Так будем просить Вс-вышнего о том, чтобы заслуга Йегуды защитила нас и была бы заступницей всем нам.

(Рав Шимон Бен-Цион, герой войны Судного дня)

Это - великое горе всего народа Израиля...

Йегуда дал мне книжку «Души рассказывают» об аутистах. Я поставил ее на самом видном месте в синагоге: евреи должны знать о том, что написано в этой книге. То, что открывают нам аутисты, подкрепляет веру, а вера в наше время, к большому сожалению, очень даже нуждается в поддержке, в сильной поддержке, чтобы нам выдержать все беды, сваливающиеся на нас. В такие времена требуется укреплять веру, чему Йегуда очень-очень способствовал.

Мы надеемся, что все, что Йегуда посеял своим тяжелым трудом, взойдет и даст великолепные плоды. И пока мы находимся в таком бедственном положении,

мы будем поддерживать свои силы этими плодами, чтобы бороться.

(Рав Ицхак Амрани, преподаватель в Ир Давид - еврейском поселении в арабской части Иерусалима).

Йегуда говорил так много мудрого, что невозможно все пересказать. Особенно мне запомнилось такое его высказывание: "Необходимо всегда двигаться вперед, во что бы то ни стало! Маленький шажок, еще один, и еще, и еще...

Только бы идти вперед!"

Ни на минуту не забываю его. Лицо Йегуды стоит передо мной, даже когда я веду машину.

(Виктор Атия, глава организации ХаБаД Кирьят Арба - Хеврона)

Я познакомился с Йегудой, когда он был студентом 3-го курса Воронежского университета. Наряду с безусловной одаренностью, в нем легко обнаруживались два замечательных качества: порядочность и обязательность. И еще - доброта. Доброта бескорыстная, активная, желание поделиться хорошим со всеми окружающими и поддержать ближнего в трудную минуту. После переезда в Израиль, эта прекрасная черта характера стала образом жизни, к большому несчастью, столь короткой.

Меня всегда поражало мужество, с которым Йегуда боролся с болезнью, его оптимизм и светлое восприятие мира, в основе которых были вера и любовь к Земле Израиля. Они были его внутренним стержнем, поддерживавшим в самые трудные минуты и притягивавшим к нему людей. Это притяжение, теперь уже обращенное к памяти о Йегуде, сохраните я всегда, вместе с благодарностью к судьбе, подарившей нам дружбу с человеком прекрасной и доброй души.

(Профессор Левицкий С.П., учитель и друг Йегуды, г. Беэр-Шева.)

Короткой оказалась жизнь Йегуды, но плодотворной. По-видимому, он понимал, что проживёт недолго, и потому занимался тем, что считал наиболее необходимым. Ему удалось найти "свою нишу": это две темы, незнакомые русскоязычному читателю. Первый вопрос - метод контакта с аутистами и людьми, имеющими поражения головного мозга. Второй вопрос - история самого древнего еврейского города, первой еврейской столицы, города Хеврона. Разработав эти темы, Йегуда успел сделать важнейшее дело!

(Александр Разгон - историк, журналист, книгоиздатель. Иерусалим)

Никто не сделал столько для русскоязычной общины в Кирьят Арба, в смысле развития национального самосознания, сионистского движения, сколько сделал Йегуда Новосельский.

(Элеонора Шифрин-Полтинникова -переводчица, журналистка, председатель партии "Ямин Йисраэль")

Йегуда очень жалел время, потраченное на пустые разговоры. В любую свободную минуту, включая и время еды, Йегуда углублялся в изучение иудаизма, совершенствовался в языке иврит, записывал и переписывал кассеты с лекциями по иудаизму и истории еврейского народа.

Он был изумительным сыном. С содроганием вспоминаю, какую непосильную работу он брал на себя, скрывая, что ему больно и тяжело. Нежно любя брата и его семью, Йегуда не мог дня пропустить, чтобы не позвонить и не поговорить с ними.

Йегуда восторженно любил еврейский Хеврон и его героических жителей.

(Мать Йегуды Рахель)

Ушло из жизни золотое сердце, один из самых добрых и ласковых людей, каких мы знали. Хорошо, что он будет покоиться в тех местах, которые любил.

(Семья профессора Пустыльника Е.И., г.Хайфа)

Мы познакомились лет шесть назад в Хевроне, по дороге от Кикар Г росс до могилы Отниэля Бен-Кнааз. Для многих из нас, «русских», отошедших от корней и теперь возвращающихся, Хеврон стал частью самосознания и духовной жизни, и Йегуда был одним из тех людей, благодаря которым это происходило. Цепочка связи выходцев из Российской империи с Хевроном неразрывна уже многие сотни лет. Это и ХаБаДская община, и Менуха-Рахель, и йешива из Слободки, и жертвы погрома 1929 года, и профессор Бен-Цион Тавгер, и художник Шмуэль Мушник. Для нашего поколения звеном этой цепочки стал Йегуда.

Меня, и думаю, не только меня, Йегуда соединял с местом, в котором святость и самопожертвование слились воедино. В этом смысле, с моей точки зрения, Йегуда продолжал начатое профессором Тавгером.

Я ознакомился со студенческими научными работами Йегуды в области гидромеханики. Имея отношение к этой области науки, могу сказать, что Йегуда мог достичь прекрасных результатов на поприще ученого. Предложенные им разработки имеют научную ценность.

(Аркадий Березкин, сотрудник института им X. Вейцмана - друг Йегуды. Поселение Пэдуэль)

Йегуда понимал человека с полуслова. Он стал мне первым наставником в иудаизме. Когда в Храме зажигали светильник, свет через окна излучался на весь мир. Так и Йегуда был огоньком святости, освещавшим Кирьят Арба. Мы потеряли праведника, носителя духовности.

(Лада Тест. Поселение Бейтар Элит)

Йегуда был скромен, не выпячивал себя. В его привязанностях крепка была триада "Земля, народ, традиции". И он не молчал, не отсиживался в стороне, а участвовал во всем, в чем имел возможность участвовать.

(Исраэль Горелик, художник и экскурсовод - друг Йегуды. Поселение Офра.)

Мы всегда были рады видеть его, и мы благодарны ему за то, что он приблизил нас ко Всвышнему своими первыми же листочками, которые он приносил нам всем. Каждую неделю мы находим в наших ящиках слово, которое мы с удовольствием читаем, в чем-то приближаемся и что-то узнаем. В этом его огромная заслуга. Мы будем молиться, чтобы его душа была с праведниками. И мы уверены, что он там.

(Рина Дейч и другие. Кирьят Арба)

Я очень любила Йегуду. Когда он приходил с газетами, много легче на душе, светло на душе становилось. Такое светлое лицо, с такой доброй улыбкой, с доброжелательными словами - он излучал из себя свет! Он всегда умел утешить, сказать добрые слова Он всегда был счастлив в этой жизни, несмотря на свою болезнь. Он всегда был спокоен. Это был необыкновенный человек! Ему очень многое открылось на этой Земле, и он жил счастливо.

Если такие люди уходят, может, Б-гу так нужно? Видимо, есть большой смысл в том, что молодые уходят так рано. Значит, они нужны; значит, они достигли совершенства. А мы еще должны многому учиться. Но мы будем чувствовать, что они с нами, что они нас поддерживают в этой жизни, что это - наши учителя.

(Ирина Черно-Шварц. Кирьят Арба. Говорила, плача)

Он был светлым человеком. В первый раз я видела Йегуду у могил Йишая и Рут, а затем всегда встречала на улицах Хеврона, разговаривала с ним о Хевроне, об Эрец Исраэль. Он был идеалистом. Такие светлые глаза! Деликатный, лицо светлое. Это правда: не могу забыть его. Какой он был человек! По лицу его было видно, что у него большая душа, что это - праведник.

(Рабанит Хая Раанан, жительница квартала Адмот Йишай в Хевроне)

Его честность, бескорыстие, заботливость обо всех людях, знакомых и незнакомых, поразительны!

(Ида Соловей, Кирьят Арба)

Йегуда был настоящим праведником. За двадцать восемь лет своей жизни я повидал много людей, очень много, но ни разу не встретил такого человека, как Йегуда.

(Ицхак Гаган, сосед по подъезду)

В «Изречениях Отцов» говорится: «Кто богат? Тот, кто радуется своей доле.» Йегуда был человеком богатым невероятно! Радовался человек жизни. Все его восхищало: это мог быть пейзаж за окном автобуса или фрукты на обеденном столе, прослушанная лекция или фотография, которую кто-то принес показать. Я был знаком с Йегудой (тогда еще Леней ), когда он был около года в Израиле. В этот период многие испытывают разочарование, а вот Йегуда радовался жизни. Хотя было ему, наверно, очень нелегко.

Йегуда был по профессии математиком, в Воронеже работал с компьютерами. Казалось бы, ясно, чем должен заниматься. Мог бы, как и многие коллеги, работать в этой области; неважно, интересно ли, -платили бы деньги. Йегуда пошел другим путем. Вот почему мы помним о нем.

В мае 1997 года Йегуда водил нас по Хеврону (меня и мою, тогда еще будущую, жену). Улица Давид га-мелех была перекопана. Мы поднялись через дворы на Тель Румейду. Далее, мы хотели пройти на еврейское кладбище, но солдаты не разрешили.

Грустно писать об этом, но пустили нас туда через два с половиной года... Что ж, Хеврон - это врата райского сада.

( Александр Лысый, друг Йегуды. Поселение Пэдуэль)

Хаим Йегуда Новосельский - человек с открытым сердцем, честный, скромный и непритязательный, любивший Тору и отдававший себя обществу. Он посвятил жизнь своему народу и Святой земле.

Похоронен в земле Хеврона, который он любил всем сердцем.

Да будет его душа бессмертной!

(Рав Шимон Бен-Цион)