Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава I. Введение

Глава I. Введение

Посвящение

Эта Книга посвящена памяти древнего народа Крымского полуострова, оказавшегося волей судеб втянутым в жернова истории и сгинувшего в небытие в середине ХХ века. Мы не собираемся описывать здесь ужасающие детали геноцида, направленного против гражданского населения Крыма.

Каждый из ныне живущих крымчаков с детства знает, где погибли его ближайшие родственники. Все они, ныне живущие крымчаки, уже далеко не молоды, чтобы вызывать из памяти без серьезной для себя опасности подробности этого преступления. Однако читатели, интересующиеся этой темой, могут обратиться к материалам Нюрнбергского процесса. Кажется, нет на Земле ничего страшнее этих томов …

Всем воинам - крымчакам:

пропавшим без вести или погибшим на фронтах ВОВ, умершим в плену или скончавшимся в эвакогоспиталях, пережившим немецкий плен или прошедшим госпроверку ГУЛАГа;

Всему гражданскому населению иудейского вероисповедания:

расстрелянному или уничтоженному в газовых камерах, всем работникам тыла, участникам, ветеранам и инвалидам Великой Отечественной войны, пережившим лихую годину, посвящается ...

Эпиграф

Йараданым Алла ! (Творец наш !),
избавь нас от неблаговидных
поступков к отечеству
и к памяти предков наших ...
Если я забуду об этом,
ты, Тенгри, бог отцов наших,
забудь про меня

О последней песне крымчаков

В основе «Траурной песни о расстреле крымчаков», именуемой также «Песней скорби по крымчакскому народу» или вообще недвусмысленно – «Последней песней крымчаков», лежат реальные исторические события, происходившие в Симферополе, в декабре месяце 1941 года. Специально созданные команды эсэсовцев вывезли за город и уничтожили 80 % гражданского населения крымчакского сообщества, состоящего в основном из древних стариков, пожилых людей, женщин, подростков и малолетних деток.

Когда машины перевозившие крымчаков неожиданно остановились в чистом поле, увидев выстраиваемый живой коридор из охранников – от шоссе к противотанковому рву, находившемуся чуть поодаль от дороги …, поняв, куда и зачем привезли их фашисты …, осознав всю безысходность своего положения, они сквозь слезы и рыдания, стали прощаться друг с другом. Плачущие люди брели на казнь, прижимаясь друг к другу, и поддерживая друг друга. Кто-то из стариков, то ли от отчаяния, то ли от оставляемых его сил вполголоса, речитативом, затянул на родном языке траурную песню (возможно, «Анам дэсэм – анам йох»). Ее протяжно-пронзительный мотив, сопровождаемый причитаниями и взрывом сдержанных рыданий, подхватили и другие … Несчастных, плачущих и дрожащих от холода людей выстроили на краю противотанкового рва. Им приказали раздеться догола ... затем морозный воздух пронзили звуки автоматных очередей … Все эти зверства буквально ошеломили крымчаков, вернувшихся в Крым после его освобождения Красной Армией. Бывшие фронтовики были потрясены новостями и подробностями, услышанными от очевидцев этих событий. Накал психоэмоциональных переживаний и нервных срывов был столь велик и драматичен, что люди, повидавшие многое на фронте, с величайшим трудом возвращались к реалиям мирной жизни даже спустя годы и десятилетия. Оставшиеся в живых крымчаки нуждались, как теперь принято говорить, в экстренной психологической помощи. По сложившейся веками семейной традиции они активно разыскивали своих родных, чтобы поделиться с ними своим горем, излить душу свою …, но никого из родни не осталось в живых …, ни родных, ни двоюродных, ни троюродных ...

Каждый крымчак в отдельности и все вместе, вдруг осознали, что они вмиг осиротели. Такая песня могла появиться лишь у народа пережившего всенародное душераздирающее нечеловеческое горе и связанные с ним глубокие душевные страдания. Возможно, что корни «Песни о расстреле крымчаков» восходят к традициям национального (поведенческого и религиозного) песнопения (Таблица № 1).

Текст песни на крымчакском языке

Текст песни на русском языке

1.      

Бугун дэсем, йарын дэсем,

Эр горенэ мылетым дэсем,

Айрылыхкъа зулум дэсем, -

Мылетымынъ ольымындэн хаберынъ вар мы ?

2.      

Достлар, бызлер алдандых,

Бызлер Къырымда къалдых,

Шу Къырымнынъ чоллерындэ,

Бызлер къурбан чалындых.

3.      

Бызлерны Ахмечтэн чыхардылар,

Чевырдылер йолымызны,

Эпимызны бырер – бырер

Багъладылар къолымызны.

4.      

Зулум забит, гетыр бызны,

Сыхма бызым къолымызны,

Энды эпымыз былийык

Гиттыгы йолымызны.

5.      

Шу Ахмечынъ чӧллерындэн

Мылетымынъ сеслеры гельды,

Шу сеслерынъ зорларындан

Дагълар, дашлар сескенды.

6.      

О заваллы балачыхларымыз

Аналарына сарылыб, чъан верды.

Къысметымыз бу къадар экен.

Сагъ ол, къалгъан мылетым !

7.      

Мезарымызны терен къазыныз, -

Мейдан олсын,

Мезарымызны араб гельген

Бырдэн булсын.

8.      

Бызге къыйгъан забитлер

Бетэрынэ йолыхсын,

Къысметымыз бу къадар экен,

Унутманъыз бызлерны, мылетым !

9.      

Бу дуньянынъ cутындэ

Къалдым бен быр данэ.

Гъайыб эттым тугъанларымны.

Эм бабамы, эм анэмы.

10.       

Булунмазмы, мылетым, дэрдымызге быр чаре ?

Къысметымыз бу къадар экен.

Унутманъыз бахтсыз кыткен халкъымызны

Забитлернынъ къолындан !

1.      

Если сегодня скажу, если завтра скажу,

Если всякого встречного народом своим  назову,

Если разлуку я назову жестокостью,

Известно ли тебе о гибели моего народа ?

2.      

Друзья мои, мы обманулись,

Мы все в Крыму остались,

На бескрайних полях нашего Крыма

Мы были принесены в жертву.

3.      

Нас вывезли из Симферополя,

В дороге нас повернули,

Каждого из нас в отдельности

Крепко связали по рукам.

4.      

Веди нас, жестокий солдат,

Но не связывай нам руки,

Мы уже поняли,

Куда нас ведут.

5.      

С родных симферопольских полей

Доносились стон и вопли моего народа,

От ужаса этих стонов

Горы и камни содрогались !

6.      

Наши несчастные дети,

Прижимаясь к матерям, умирали.

Горькая им выпала доля.

Живите, уцелевшие дети моего народа !

7.      

Могилы нам глубже ройте, -

Пусть будут просторней,

Тот, кто придёт их искать,

Пусть сразу найдет.

8.      

Погубившие наши души солдаты

Пусть подвергнутся худшему.

Досталась нам горькая доля,

Не забывай нас, народ мой !

9.      

На всем этом белом свете

Остался я один одинешенек.

Всех родных я потерял,

И отца своего, и родную мать.

10.       

Не найдется ль, народ мой, спасенье от нашего горя ?

Ведь страшная выпала нам доля.

Не забывайте несчастный наш народ, 

Павший от рук жестоких солдат !



У траурной песни крымчаков длинная история и не вполне прозрачное начало. Впервые «Песня скорби по крымчакскому народу» была опубликована в 1972 г. в статье В.И. Филоненко «Крымчакские этюды», изданной в Варшаве (Филоненко В.И. Крымчакские этюды //Rocznik orientalistyczny. – Warszawa, 1972. – Z. 1. – стр. 5 – 35). К Филоненко эта песня попала от нашего первого учителя И.С. Кая, который в свою очередь, услышал ее от Моисея Пурим в 1947 г., в Новороссийске. Позднее эта песня была обнаружена нашим общественным деятелем и языковедом Д.И. Реби в джонке Шолома Хаимовича Бакши. Джонка Бакши была написана в конце XIX в. на крымчакском языке квадратными древнееврейскими буквами (Арамейское письмо или шрифт Роше). Однако текст траурной песни попал в джонку гораздо позже и был записан русскими буквами на бытовом крымчакском (т.е. на разговорном, в отличии от письменного), языке. Под ее текстом песни на 46 странице было приведено имя автора и год ее создания, – им оказался Пейсах Абрам Давидович, 1942 год. Анализ этого варианта текста песни приводился и неоднократно публиковался Айше Эмировой (Эмирова А. Песня о расстреле крымчаков//сб. ст.: Молодые востоковеды стран Содружества Независимых Государств. – Москва, ИВ РАН, 2010. – Стр. 250 – 262). Траурные песни крымчаков, но уже в машинописных вариантах записанные буквами русского алфавита, содержались в песенниках: 1) Анны Евсеевны Леви (в девичестве Пиастро Хана Ешвакай) и 2) И.И. Валит. Сборник текстов крымчакских и татарских песен И.И. Валита был составлен в 1932 году в Кисловодске. После войны его родственники передали это собрание песен в Ленинград, нашему собирателю крымчакских ценностей – Е.И. Пейсах (Отдел рукописей Российской национальной библиотеки, собрание крымчакских рукописей Е.И. Пейсах, ф. 1269, ед. хр. 40, д. № 19 и 32). Вариант текста еще одной траурной песни написанной примерно в 1977 г. Захаром Конфино из Керчи был обнаружен М.С. Полинской (цит. по Эмирова, 2010). По свидетельству Полинской описываемый ею вариант песни получил всеобщее признание в среде крымчаков и регулярно исполнялся во время проведения тъкуна вплоть до 1986 г. К сожалению, ни в обществе крымчаков «Кърымчахлар», ни наши информаторы так и не смогли подтвердить это наблюдение. Правда, удалось услышать о существовании якобы еще двух вариантов траурного стихотворения, написанного некоей крымчакской учительницей, а также Иосифом Бакши, сочинившего и исполнившего в октябре 2014 года под собственный аккомпанемент Песню о расстреле крымчаков г. Симферополя.

Таким образом, единого, общепринятого стихосложения (текста «Последней песни крымчаков» о трагической судьбе целого народа) – в сообществе крымчаков не существует, и, видимо, никогда не существовало. Как никогда не существовало ни мотива, ни нот этой песни. Различные варианты текста знаменитой траурной песни крымчаков свидетельствуют о живучести национальных традиций стихосложения, истоки которой следует искать в ритуально-религиозных обрядах погребального братства Хэвра Кадеш. Все существующие варианты «Последней песни крымчаков» не имеют одного автора, а посему автором ее является сам крымчакский народ, а само произведение следует воспринимать как немногочисленный образец народной крымчакской речи середины ХХ века.

Источниками этой информации являются:

1) сборник статей Крымского республиканского культурно-просветительского общества «Кърымчахлар» - Крымчаки, Симферополь, 2001, стр. 153 – 155,
2) воспоминания вылезшей изо рва и спасшийся Ривы Гурджи,
3) Альманах «Кърымчахлар», Симферополь, «Доля», 2005, № 1, стр. 49,
4) интервьюирование художника, лингвиста и знатока крымчакского языка – Реби Давида Ильича (Дауд Ильяс Шолома), а также
5) интервьюирование группы пожилых крымчаков: Мангупли Лазаря Львовича, Борохова Давида Захаровича, Леви Бориса Захаровича, Сабри Юри Изадла, Пурим Юрия Моисеевича, Пиастро Михаила Захароича, Ломброзо Бориса и Иосифа Ароновичей и многих-многих других.