Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава II. Типичная реакция современных крымчаков, проживающих в Крыму и за его пределами, на рукопись «Книги …»

Глава II. Типичная реакция современных крымчаков, проживающих в Крыму и за его пределами, на рукопись «Книги …»

Первые отклики на книгу

В этом небольшом разделе собраны мнения и суждения рядовых крымчаков в основном послевоенного периода рождения, пожелавших высказаться о себе, о Книге, об авторе и о крымчаках.

Считаю целесообразным предварить эти Отзывы парой фраз, характеризующих каждого из них:

Борохов Яков Харитонович, уроженец г. Керчи, бывший политработник советской армии, подполковник в отставке, пенсионер, сейчас проживает в Сан-Франциско, США;

Бакши Нина Юрьевна, крымчакская поэтесса, подписывается псевдонимом Карасубазарская, заведует народным историко-этнографическим музеем «Кърымчахлар», живет и работает в г. Симферополе, Крым, Россия;

Измерли Михаил Абрамович, уроженец г. Симферополя, инженер по приборостроению, самопровозглашенный председатель крымчакской общины Израиля, с 1995 г. проживает в местечке Бет – Шемеш, Израиль;

Измерли Леонид Абрамович, уроженец г. Симферополя, специалист по автомобилестроению, ответственный помощник в работе над Книгой памяти крымчаков, место постоянного жительства г. Новороссийск, Россия;

Мангупли (Бакши) Лариса Исааковна, уроженка г. Керчи, журналист и писатель, автор 4 книг о крымчаках, с 1995 г. живет и работает в г. Хайфа, Израиль;

Пурим Юрий Моисеевич, уроженец г. Феодосии, заслуженный работник культуры АРК и Украины, почетный председатель общества крымчаков «Кърымчахлар», проживает в г. Ялта, Крым, Россия.

Под грохот бомбардировок у Рони родился ребёнок...

Война не закончена, пока не будет похоронен последний солдат.

Ни кто не забыт и ни что не забыто.

Дорогой читатель!

Когда я читаю эти крылатые фразы, эмоции перехлёстывают и в памяти возвращаются очень трагические и волнительные события, свидетелем которых пришлось быть. А вот книга памяти Бориса Казаченко ещё больше обострила эти чувства и вернула в далёкое трагическое и сиротское детство.

Книга памяти, любого народа, возбуждает, кричит, вопит и напоминает и конечно волнует и не оставляет место к равнодушию. Книга памяти Крымчаков в этом ряду, может выделяться только одним, тем, что народ этот наверно самый малочисленный из всех народов, потерявший во время войны более половины своей численности. А так как я отношусь к этому народу, к этой нации, то просто обязан поделиться с Вами своими воспоминаниями.

Моя мама, Борохова (Калинкович) Рахиль Израилевна, находилась в роддоме г. Керчи. В ночь с 30 на 31 октября 1941 года фашистская авиация разбомбила самый секретный объект – роддом. В живых остались три роженицы, в их числе моя мама. Обезумевшие женщины бежали по Александровской, одна из бомб разметала ещё двух, а контуженая мать добежала до дома двоюродного брата моего отца, где разрешилась при помощи супруги и матери хозяина дома Борохова Захарья Яковлевича. И только через много десятилетий я узнал подробности своего рождения из дневника супруги хозяина дома.

Дневник она вела все дни страшной оккупации.

31/10, в 8.30 утра под грохот бомбардировки, у Рони родился ребёнок. Назвали в честь отца Захария – Яковом. Роды принимала я вместе с ученицей фельдшера, дома. Роды прошли благополучно.

И в конце дневника, который назывался «Не анекдоты» я прочёл, «Тетрадь не Анекдотов закончена кровавой расправой, свидетелем которой нам пришлось быть. За что ? Почему такая вековая ненависть к Евреям? Что может быть ужаснее, когда на твоих глазах расстреливают твоего ребёнка, кричащего от ужаса и умоляющего отца и мать спрятать, защитить его...... На 8 января была назначена очередная расправа над крымчаками. Но 3 января Красная Армия вошла в город. Теперь молюсь ежедневно за наших спасителей-краснофлотцев и красную армию. 3 января буду поститься ежегодно до самой смерти, на Иомкипур».

После войны, оставшиеся в живых крымчаки, разъехались по городам и весям планеты. И сегодня нас очень мало. И конечно я и все ныне живущие крымчаки, очень благодарны Борису Казаченко, за его труд - книгу памяти. Уверен, книга найдёт своего читателя, а у Крымчаков просто будет настольной книгой. И очень надеюсь, что автор, продолжая свои исследования, опираясь на исследования таких просветителей-крымчаков как Самуил Яковлевич Кая, Евсей Яковлевич Пейсах, Захарий Яковлевич Борохов, и составителей древа крымчаках фамилий Давида Захарьевича Борохова и Олечки Леви-Кокуш, откроет многовековую завесу над вопросом, кто мы крымчаки и откуда мы. Это очень нужно нам и нашим потомкам. Спасибо тебе Борис и мы все ждём новых открытий.

С уважением Яков Борохов. Сан-Франциско, 28 августа 2014 года.

Правда, по рассказам папы, Кая неправильно сказал и тем самым спас от гибели многих керченских крымчаков, ибо задал задачу бургомистру, что крымчаки это не евреи, они тюркского происхождения и относятся к тюркской группе. В дальнейшем по его пути пошел и Пейсах, но с ними расходился Борохов Захарий Яковлевич, участник того самого посещения бургомистра группой крымчаков вручивших ему петицию и доказательства.

Борохов Яков Харитонович

Память об ушедших в вечность

«Крымчаки» или «Книга памяти расстрелянного народа», автором которой является Казаченко Борис Николаевич – старший научный сотрудник НИИ и музея антропологии МГУ, – это труд, изборожденный, как вспаханное поле. Взгляд учёного – исследователя сумел выхватить из неизвестности значимые находки. В своих поисках он словно хочет охватить историю крымчаков, проживавших во всех странах Земли. Автор близок к простым людям. Ищущий натиск, поисковая интуиция явно представляют нам психолога – аналитика, тщательно изучающего человеческие глубины, большие и малые истины о человеке, его героическую волю. В этих сухих информационных строках книги он отразил душевный настрой и чувства каждого записанного в «Книгу памяти» крымчака. Сам автор являет пример личности, на редкость монолитной, стойкой, неподвластной подаче непроверенного факта. Он всегда верен своей главной поставленной задаче: описать фашизм и жес-токость уподобленного ему мира со всеми его уродствами и стойкость каждой личности с её неповторимостью.

Он представил нам историю трагедии крымчакского народа от показа страданий каждого человека и его героики до звериного и жестокого начала в людях, совершавших преступления. В «Книге памяти крымчаков» автор выступил как представитель социально-обличительного направления. В его информационных сведениях гнев и боль народа, его повседневные переживания и печаль. Он отразил вехи из биографии представленных в книге людей. Он использовал свои глубокие знания ученого человека для создания полного доверия к представленным материалам и подвёл читателя к высокой оценке их исторической ценности.

В книге записаны крымчакские довоенные семьи, отмечены места гибели целых многопоколенных семейств во время Великой Отечественной войны 1941 – 45 гг. В книге представлены крымчаки: партизаны, подпольщики, участники боевого и трудового фронта. Приведены уникальные документы и факты.

История трагического периода уничтожения крымчакского народа – это еще и история человеконенавистной нацистской системы и последствие того зла, которое гнездилось в кабинетах правительств.

Каждая строка книги проникнута гражданским пафосом, борьбой с недугами эпохи. Трудно охватить в небольшой статье огромный талант ученого, выступившего исследователем малоизученной истории древнего народа Крыма, трудно раскрыть во всей ипостаси оценку этому монолитному ПАМЯТНИКУ, равного которому по высоте своего значения на сегодняшний день для крымчаков и Крыма нет.

Н. Бакши (Карасубазарская)
Зав. Народным историко-этнографическим музеем крымчаков при КРКПОК «Кърымчахлар».
Бакши Нина Юрьевна

Ничто не забыто и никто не забыт

Вашему вниманию предложена Книга памяти расстрелянного народа, описывающая одни из самых тяжелых и трагических событий из жизни нашего крымчакского народа.

Проделана колоссальная работа по сбору, обработке и оформлению информации о расстрелянных и погибших во время Великой отечественной войны крымчаках. Собран материал о крымчаках получивших награды за ратные подвиги и самоотверженный труд в тылу.

Эта книга представит большой интерес для нашего крымчакского народа разбросанного сейчас волею судеб по всем странам Мира. Книга позволит больше узнать обо всех тяготах и лишениях выпавших на долю нашего народа и даст возможность гордиться тем, что ты являешься частичкой этого народа.

Книга позволит упрочить родственные связи и сохранит память о наших близких, поднимет интерес к истории нашего народа.

Большое спасибо всем тем, кто участвовал в создании этой книги. Особые слова признательности выражаю Казаченко Б. Н. и Измерли Л.А. за то, что они, невзирая на наши повседневные хлопоты, вложили часть своей души в эту замечательную книгу.

Председатель общины крымчаков Израиля Измерли М.А.
Михаил Измерли: Израиль 2014 г.
Измерли Михаил Абрамович

Идеи и цели просветительного движения среди крымчаков

Человек умрет, а сказанное им слово останется жить

Адам öлер, сöйлеген сöзы къалыр

Книга Памяти «Расстрелянный Народ» создана по инициативе и при непосредственном участии научного сотрудника отдела 
Расологии Московского Государственного Университета г-на Бориса Николаевича Казаченко (Хондо). Деятельность Бориса Николаевича 
преемственна идее и цели просветительного движения среди крымчаков. 

В начале 20-го века первым интеллектуалом из среды крымчакского народа был Исаак Самуилович Кая (1887 – 1956 гг.) – крымчакский, российский и советский педагог, историк, этнограф, лингвист, автор первого букваря и учебника для начальных классов на крымчакском языке, просветитель, видный общественный деятель. 

Эстафету продолжил Пейсах Евсей Исаакович (1903, Карасубазар Таврической губ. – 1977, Ленинград), финансист по образованию, 
этнограф. Собиратель материалов по языку и фольклору крымчаков, которых считал особой нацией. В 1960–70-х гг. был одним из инициаторов кампании по замене в паспортах национальности «еврей» на «крымчак». Автор статей по истории крымчаков, внештатный сотрудник Музея этнографии Народов СССР в Ленинграде (в настоящее время Российский этнографический музей), Евсей Исаакович Пейсах основал единственный в мире Фонд крымчакской истории и этнографии, материалы которого ныне хранятся в Российской национальной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. 

Эстафету продолжил Ачкинази Вениамин Моисеевич (1927 – 1992) —организатор и первый председатель культурно-просветительского общества крымчаков «Кърымчахлар». В. М. Ачкинази опубликовал ряд материалов о крымчаках, подготовил к изданию несколько публикаций, выступал в средствах массовой информации по проблемам исторического прошлого и настоящего крымчаков. 

Подлинным первым профессиональным историком и этнографом народа Крымчаки является Ачкинази Игорь Вениаминович— учёный секретарь Крымского отделения Института востоковедения Национальной Академии Наук Украины имени А. Е. Крымского. 

Кто малое беречь умеет, тот и многое сбережёт. 

Азыны сахламаа быльген, чокъыны да былер. 

Итогом деятельности интеллектуалов из среды крымчакского народа, действующих в 20-том веке является то, что крымчаки стали полноценным народом среди других народов Мира. Миру был явлен новый народ, имеющий свои отличия, свою культурную составляющую, свой жизненный уклад и свой менталитет. Подобные знания об этнографии народов, населяющих полуостров Крым, сосредоточены в соответствующих разделах библиотек и экспозициях музеев. 

Что на мою голову выпало – врагу не пожелаю

Нэ меным башыма кельген–душманынъ башына кельмесын

В среде людей на бытовом уровне крымчаки малоизвестны. 

Ввиду своей малочисленности, природной скромности, предпочитают владеть секретами ремесла, а не начальственной должностью. 

Совершенно не известно широкой общественности, что именно община Крымчаков Карасубазара сохраняла рукописный список масоретского текста Танаха в неприкосновенности на протяжении тысячи лет и, благодаря нашему учителю, религиозному наставленнику рабби Медини Хаиму Хизкиягу бен Рафаэль Элия (Иерусалим, 1832 год - Хеврон, Палестина, 1904 год) — крупному еврейскому мыслителю конца XIX века, раввину в крымчакской общине в течение 33 лет с 1866 по 1899 годы, бескорыстно передала всему христианскому Миру наиболее древний список полностью сохранившегося текста Ветхого 
Завета на древнееврейском языке, называемого в наши дни Ленинградским или Петербургским кодексом. 

«Книга памяти расстрелянного народа» рассказывает о судьбе каждой крымчакской семьи, каждого крымчака на период начала и 
окончания Второй Мировой Войны. 

כלישראלישלהםחלקלעולםהבא: שנאמרועמךכלםצדיקיםלעולםיירשואר

ץנצרמטעימעשהידילהתפאר

У каждого сына Израиля есть доля в будущем мире, 

как сказано: «А народ твой – все праведники, навеки унаследуют они Страну – ветвь насаждений Моих, создание 
рук Моих, которым Я горжусь» [Йешаягу, 60:21]. (Сангедрин, гл.11)


Властелин Многомилостивый

«Властелин Многомилостивый, обитающий высоко! Дай обрести покой, уготовленный под крылами Шехины на ступенях святых 
и чистых, лучащихся сиянием небосвода – душам миллионов евреев, жертв Катастрофы в Европе, которые руками немецких убийц и 
их помощников из других народов были убиты, зарезаны, сожжены и уничтожены, освящая Имя Всевышнего, - ибо вся община молится за 
упокой душ их . . . В Боге удел их, в Саду Эдемском покой их. И да будет их заслуга для всех сынов Израиля, и выстоят они в судьбе своей до конца  дней.
И скажем: Амен».

Страницы рукописи Торы! К этим страницам прикасались губы крымчакских старцев и юношей.

Ленинградский кодекс считается одним из лучших вариантов масоретского текста. Рукопись была написана около 

1010 года по Р.Х ... С середины XIX века она находится в Российской государственной публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в 

г. Санкт-Петербурге.

Литература и источники: 

1. Пословицы и поговорки крымчаков. Кърымчахларынъ аталар созы. Борис Михайлович Ачкинази, Симферополь: Таврия, 2004. 

2. Трактат АВОТ. Главный редактор Г. Брановер «ШАМИР», Иерусалим, 5760 * 1999.

3. Память поколений: День Священной Победы 26 Ияра 5705 года –  9 мая 1945 года. 

4. Ленинградский Кодекс и его значение. www.sinai.spb.ru/ot/lencodex/lencodex.html

Измерли Леонид 
Новороссийск, 

26.09.2014

Измерли Леонид Абрамович

Крымчаков у Крыма не отнять …

Из траурной рамки на меня глядят печальные глаза. Глядят так, будто просят о помощи именно меня, будто только во мне видят спасение. Ах, если бы я могла, если бы могла…

А вот – фотографии-документы: немецкий солдат стреляет в спину женщине, прижавшей к груди совсем ещё маленькую девочку. Мгновение – и мать вместе с ребёнком окажется рядом с другими, ещё тёплыми трупами, устилающими политую кровью степную крымскую землю.

Мой взгляд вновь скользит по обложке и чёрной рамке и снова встречается с плачущими глазами. Как похожи они на глаза моего отца. Ушёл папа из жизни, когда мне самой было уже за сорок. Примерно столько же лет прошло и после войны, но он не просто помнил трагедию крымчаков. Вот с такими же, как на обложке, полными слёз глазами, он часто вспоминал своего младшего брата Анисима, поплатившегося жизнью только за то, что принадлежал к роду иудеев.

Не скрою, дрожащей рукой я открыла первую страницу. Она начинается словами из песни неизвестного крымчакского автора: «Не забывайте несчастный наш народ, погибший от рук солдат…». И как бы откликнувшись на зов народный, составитель книги москвич Борис Николаевич Казаченко (Хондо) в своём предисловии обещает не забыть трагедию, постигшую крымчаков. 80 процентов этой этнолингвистической группы евреев была уничтожена в Крыму нацистами – расстреляна, замучена, удушена газом, отравлена… Не многим известно, например, что в керченской школе имени Короленко собрали учащихся (по специальному списку), якобы для продолжения занятий и угощения в честь прихода в город немецких войск. Детей вывезли за город и отравили специально приготовленными горячими пирожками и кофе. Самым маленьким, кому не хватило этого «угощения», палачи смазали губы сильнодействующим ядом. Старших школьников отдельно вывезли за город и расстреляли. О трагедии народа уже написано немало, не одна и моя книжная история рассказывает о печальных событиях, и вряд ли надо здесь повторяться. Но что нужно сделать для того, чтобы не забыть эту страницу Холокоста, чтобы имя каждого, чью жизнь оборвала война, знали и помнили?

Вот Борис Николаевич Казаченко и взялся за этот почти непосильный труд – создать Книгу памяти, и вписать в неё имена крымчаков – жертв фашистских злодеяний. Для этого он использовал листы свидетельских показаний, хранящиеся в Израильском музее Яд ва-Шем, данные донесений из боевых частей о безвозвратных потерях в Вооруженных Силах СССР, Книгу памяти Украины. И не только. Он составил несколько видов анкет, которые быстро разошлись среди участников интернет-группы «Крымчаки, где вы?», созданной на сайте «Одноклассники.ру». Я тоже заполняла эти анкеты, вписывая данные всех моих ближайших родственников, которые погибли от рук нацистских палачей.

И вот я листаю страницы, на которых в алфавитном порядке имена, имена, имена… Без труда нахожу Анисима Яковлевича Бакши, папиного младшего брата, всех поимённо из маминого рода Мангупли: её родителей Абрама и Бас-Шеву, сестёр Анну и Клару, племянников Михаила и Захара... Всех и не перечислить – мама одна осталась в живых.

Представляю, сколько сил потратил на воплощение своей идеи Б.Н. Казаченко и его активный помощник Леонид Абрамович Измерли. Вот что пишет об этом Борис Николаевич: «Надо сказать, что работа над поимённым Списком погибших крымчаков давалась мне с огромным трудом. Она отнимала много сил: как душевных, так и физических. Было страшно и больно прикасаться к прошлому… Мне приходилось как будто бы снова и снова проживать жизнь каждого невинно убиенного. В итоге получилась страшная и удручающая картина – деморализующий Список, подавляющий своей безысходной всеохватностью…» В этом списке – более тысячи имён. За каждым именем целый мир. Мир несбывшихся надежд, несостоявшихся жизней, оборванных так жестоко. И остались только память и имена, имена… Известно, что крымчаки до войны в основном проживали в Крыму, как правило, компактно. Семьи редко разделялись. Вот и Книга памяти свидетельствует об этом. Одних только убитых с фамилией Анджело, проживавших в Симферополе и Феодосии, около тридцати, Ачкинази из тех же мест – около пятидесяти, Бакши (Керчь, Феодосия, Симферополь) – более ста, Бороховы – все в основном из Керчи, Мангупли – из Симферополя… Так что палачам удобно было на корню уничтожать весь род, чтобы не было его продолжения. Притом, что народ этот малочисленный, поиск показал: среди нас было немало тех, кто не щадя своей жизни, защищал Родину. «Крымчаки. Книга памяти расстрелянного народа», содержит несколько глав. За скупыми статистическими строками – жизни и судьбы. В главах этих не только имена тех, кто был уничтожен в огне Холокоста. Авторам удалось найти имена крымчаков, которых НКВД, обкомы КПСС и ВЛКСМ оставили для работы в подполье на временно оккупированной территории Крыма. В этой книге есть справки об узниках немецких лагерей, о военнопленных и депортированных крымчаках, о тружениках тыла. Здесь можно найти даже документальные свидетельства и краткое описание подвигов славных сынов крымчакского народа на фронтах Великой Отечественной войны. Захотите узнать имена ветеранов и инвалидов этой войны, места захоронений, не выживших в ней – вы их найдёте.

Но народ, пусть и своей малой численностью, чудом уцелел. Кто-то успел эвакуироваться, кого-то спасли от палачей люди, рисковавшие своими жизнями, а кто-то вернулся с войны, не найдя ни своего дома, ни своей семьи. Целых три поколения крымчаков выросло с тех пор. Мало их сегодня проживает в Крыму – разъехались по странам и континентам. Как утверждает статистика, для большинства из них родным домом стал Израиль. Крымчакская община Израиля многое делает для того, чтобы в группе «Крымчаки, где вы?» люди находили своих родственников, делились старыми фотографиями, письмами и воспоминаниями. Посильную помощь в этом оказывает председатель общины Израиля Михаил Измерли. То, что книга Б.Н. Казаченко «Крымчаки» или «Книга памяти расстрелянного народа» увидела свет, это ещё один шаг к тому, что никто не должен быть забыт. Но сам факт, что книгу эту создали крымчаки, говорит о том, что народ возродился. Возродился, как птица феникс.

Поставила точку и вспомнила строки, написанные Галиной Тревгода (Семёновой) из Санкт-Петербурга:

… Ров замирает в перекличке страшной:
Пиастро – здесь, Ломброзо – здесь. И ясно,
Что здесь Бакши, Леви, Пурим, Тревгода…
Здесь вся история крымчакского народа.
По ней ножом – и оборвалась нить.
И некому её соединить…
Имён ветхозаветное звучание…
Теперь вокруг молчание. Молчание.
Иных семей осколков не собрать…
«Расстрелянный народ» – позднее скажут.
Но всё же те, кто выжили, докажут,
Что крымчаков у Крыма не отнять…

Лариса Мангупли, писатель, журналист, член редколлегии альманаха «Кърымчахлар»

Мангупли Лариса Исааковна

Книга скорби и печали

О событиях в Крыму в период ВОВ 1941-45 гг. имеется различная литература. Во всех этих изданиях, в той или иной степени, освещаются злодеяния немецко-фашистских оккупантов на крымской земле. Работа Б.Н. Казаченко «Крымчаки или Книга памяти расстрелянного народа» первое фундаментальное исследование трагической судьбы малочисленного коренного народа Крыма, подвергшегося геноциду германской военщиной в годы оккупации полуострова в 1941-44 годов. Изданию книги предшествовала кропотливая работа автора с архивными документами, письмами, воспоминаниями участников этих страшных событий, изданной литературой, посвященной этой теме, как в стране, так и за рубежом и т.д. Успешной этой работе затрудняло то обстоятельство, что до настоящего времени значительная часть документов, относящихся к этому периоду, являются закрытыми.

В судьбе наших соотечественников всех национальностей, населявших СССР, и переживших оккупацию, судьба евреев и крымчаков занимает особое место. В Крыму жертвами тотального террора в 1941-44 гг. стали более 40 тысяч евреев и крымчаков. К сожалению, имена большинства жертв до настоящего времени установить не удалось, хотя такие попытки предпринимались в предшествующие годы и продолжаются до настоящего времени.

Обращение к теме ХОЛОКОСТА сегодня объясняется тем, что пользуясь демократическими свободами, подняли голову те, кто пытается пересмотреть итоги 2-й мировой войны, обелить фашизм и его пособников.

При работе над данной книгой автор сознательно отошел от канонов строгого научного издания. В книге приводятся данные не только об истреблении мирного населения, но и данные о репрессированных. Наряду со списком партизан и подпольщиков, приводятся данные о тружениках трудового фронта, участниках ВОВ и т.д.

Донести до молодого поколения страшную правду войны – такую цель преследует автор. Издание этого труда призвано еще раз напомнить всем нам о том, какую угрозу человечеству представляют тоталитарные режимы, к чему приводят отказ от межэтнической толерантности и любые попытки выстраивать иерархию по национальному признаку. И с этой задачей, по моему мнению, автор книги, несомненно, справился.

Ю. М. Пурим

2 октября 2014 г.

Пурим Юрий Моисеевич