Июнь 2018 / Тамуз 5778

Глава 5 О Б-гобоязненности, любви ко Всевышнему и исполнении заповедей

Глава 5 О Б-гобоязненности, любви ко Всевышнему и исполнении заповедей

1. Хотя Всевышний очень любит и ценит Тору и заповеди сами по себе, как сказано (Санхедрин 105б): «Пусть человек всегда занимается Торой даже не во имя ее самой» [то есть, во имя достижения какой-то посторонней цели], тем не менее, совершенное служение – это служение с трепетом и любовью, как сказано (Песахим 50б): «Написано: «до неба Твоя доброта» и написано: «выше неба Твоя доброта». Здесь [в первом случае] речь идет об исполняющих не во имя [самой заповеди], а здесь [во втором случае] об исполняющих во имя [заповеди]», [то есть, служение второго типа привлекает хесед Всевышнего более высокого уровня, что указывает на его превосходство]. И сказали мудрецы (Шабат 63а): «долгота дней – в ее правой руке» – для проявляющих в Торе большое усердие (Раши) награда выше, чем для тех, кто не выказывает максимального старания», и как написано (Мишлей 6:23): «ибо заповедь – свеча, и Тора – свет, а назидательные обличения – путь жизни» [имеется в виду, что в стихе перечисление ведется по возрастающей ценности, и значит соблюдение Торы и заповедей после назидательных обличений, которые возбуждают трепет и любовь, обладает наивысшим совершенством]. 

А пути служения и этические наставления (мусар) для каждого человека были открыты только Моше из уст Всевышнего, так как это зависит от сердца, а «Б-г смотрит в сердце». Тоже самое относится к народу Израиля в целом – «по слову Ашема двигались». Когда были пророки в Израиле, пророк говорил каждому человеку, по какому пути ему надо идти в соответствии с корнем его души и природой его тела. Когда же пророчество прекратилось, [мудрецы] сообщали это с помощью духа святости. Но сейчас нет у нас другого пути, кроме исполнения Торы и заповедей с максимальным совершенством, и тем самым, будут исправлены также и мысли.

2. О тех, кто исполняют много заповедей, но не «укоренены на разливах вод Торы и Б-гобоязненности», сказано: «Зачем Мне множество ваших жертвоприношений?!» (Йешая 1:11).

3. Тору и заповеди человек может достичь сам. Но внутренний трепет и любовь [к Всевышнему] – не в руках человека, они – дар Б-га. И когда человек делает то, что от него зависит, тогда Ашем «не лишит добра ходящих безыскусно».

4. Всякое желание любви и приобщения [ко Всевышнему] человек получает свыше. И хотя все зависит от человека, необходимо, тем не менее, получить свыше, потому что только подготовка [к этому] зависит от человека, а близость [к Б-гу] приходит свыше в соответствии со степенью служения. И это подразумевается в стихе «Освящайтесь и будьте святы» (Ваекра 11:44): человек должен всегда направлять свои мысли ввысь, к святости, и тем самым, он привлекает силу свыше и ему воздают оттуда святость.

5. Страх перед наказанием [Всевышнего] приводит к мудрости, а мудрость приводит к страху перед Его вознесенностью (Йират аромемут).

6. Так же как в дереве основное это плод, так и [для человека] главное не толкование, а действие. Человек может называться праведником только вследствие выполнения заповедей, и на нем стоит мир.

7. Человек, обладающий хорошими качествами характера, но не исполняющий заповеди, подобен свинье с золотым кольцом в носу, которая марает его в отбросах. Потому что если деяния человека недостойны, он обращает даже хорошие качества характера и [выученную им] Тору во зло.

8. В каждом деле необходимы три составляющие. Например, для того чтобы вырастить растение, необходимо сеять, молиться о дожде и выпалывать сорняки. Также и добрые дела требуют на практике расторопности, искоренения негодных мыслей и молитвы Б-гу, как сказал об этом царь Давид во многих местах. Также [соотносятся] раскаяние, молитва и благотворительность (благотворительность соответствует сеянию, как написано (Ошеа 10:12): «сейте себе для благотворительности», а раскаяние соответствует прополке).

9. Невыполнение предписывающей заповеди тяжелее [в определенном смысле], чем нарушение запрещающей заповеди, как сказали мудрецы: «Если человек сидит и отказывается от выполнения предписывающей заповеди, то преступает ее каждое мгновение. Запрещающую же заповедь человек нарушает только во время самого действия».