Сентябрь 2018 / Тишрей 5779

Глава 7. О пустословии и его противоположности ־ усердии в Торе, и о разнице между занятием Торой и остальными заповедями

Глава 7. О пустословии и его противоположности ־ усердии в Торе, и о разнице между занятием Торой и остальными заповедями

1. Если человек хранит свои уста, его душа оберегается от всякого греха. Но тот, кто много говорит, даже если у него хорошая душа, и он делает много заповедей и ограждает себя [от грехов], его язык ввергнет его в беду, и все стремление человека к исполнению заповедей упраздняется из-за этого.

До самого дня смерти человек должен укрощать себя - не постами и отречением от жизненных удовольствий, а обузданием своего языка и своих страстей, и в этом [выражается] раскаяние. Такова суть награды Грядущего мира, как написано: "ибо заповедь - свеча, и Тора - свет, а назидательные обличения - путь жизни" ( Мишилей 6:23). [То есть, "путь жизни" Грядущего мира завоевывается назидательными обличениями] более всех постов и изнурений в мире. И каждый раз, когда человек удерживается от речей, он удостаивается Скрытого света, которого не в состоянии представить ни один ангел и ни одно создание.

2. Весь мир зависит от двух вещей: от делания и речи..., как написано: "И сказал Б-г: "Да будет свод"... и сделал Б-г свод..."  (Берешит 1:6). Так во всем, и так в Торе [то есть, дарование Торы происходило посредством говорения и делания]. То же самое относится и к человеку: каждым изречением и каждым действием человека творится одно создание. И так во всем, как известно. Поэтому человеку дана Тора, чтобы исправить речь, и заповеди, [чтобы исправить] действия.

3. Подобно тому, как дождь и все, что происходит в этом мире, зависит от паров, поднимающихся с земли, так все действия

Шехины (Б-жественного Присутствия) и управление этим миром зависит от "пара, исходящего из уст человека" [т.е. от его речи], как к добру, так и наоборот.

4. Мудрец старается сократить даже необходимую речь. И еще одна ступень, выше этой: тот, кто властвует даже над своим мышлением и не допускает пустых мыслей. Ведь все действия человека следуют за его мыслями.

5. Мудрец не смеется в голос, потому что из-за основательности его мудрости даже все вихри насмешничества в мире не сдвинут его с места, подобно плодовому дереву, которое не колеблется ветром из-за тяжести плодов. Но глупец - любое дуновение насмешничества и скоморошества подвигнет его сердце, дабы наполнить уста громким хохотом (и адский огонь зажжется в его устах). Он подобно бесплодному дереву, поскольку из-за своей легкости он раскачивается любым дуновением ветра, и об этом сказано: "Ибо как треск терниев под (адским) котлом, так и смех глупца" (Йешая 7:1).

6. По трем причинам человек не занимается Торой:

а) из-за того погруженности в удовлетворение своих [материальных] страстей, полагая, что это и есть само благо, которое пребудет с ним навеки;

б) из-за того, что влечется за пустыми разговорами и занятиями и ему очень сложно отстраниться от них. (Вот причина, по которой вожделение говорить пустое столь велико, несмотря на то, что в этом нет никакого удовольствия для тела. Когда человек совершает какое-то действие, ему дают дух свыше, и этот дух не успокоится, пока человек не совершит еще подобные действия. И от этого [повторения] он получает удовлетворение, будь то заповедь или грех. И об этом сказано: "Заповедь влечет за собой заповедь, а грех влечет грех" /Авот 4:2/. И в соответствии с величиной заповеди или греха увеличивается сила притяжения этого духа. И поэтому при изучении Торы, самой большой заповеди, увеличивается сила притяжения духа святости. И наоборот, когда человек пустословит и насмешничает, что является противоположностью Торе и величайшим грехом, весьма увеличивается сила притяжения духа нечистоты. И удовольствие больше, чем при любом другом нарушении);

в) потому что человек хочет постичь Тору без труда и без напряжения, а когда видит, что не получает от нее удовлетворения, оставляет ее.

Первую причину следует врачевать размышлениями о дне смерти и т.п. Что же касается второй причины, в которой нет реального удовольствия тела, а только сила притяжения духа нечистоты, необходимо поразмыслить о том, что если он приобщится к Торе и достигнет с ее помощью духа святости, удовольствие, безусловно, будет больше, чем удовольствие от духа нечистоты, потому что это - истинное удовольствие. А для [устранения] третьей причины необходимо трудиться над Торой, и тогда человек почувствует ее сладость и этим достигнет любви к Торе).

7. Если голодный поест, то пища ему помогает. Но если пройдет много времени, он ослабеет настолько, что пища не поможет ему. Так и в изучении Торы - "не говори: "когда освобожусь, буду учиться", может быть, ты не освободишься" ( Авот 2:4). И так же если другие хотят учиться у тебя, учись с ними, чтобы твоя Тора не пропала, как сказали: "что твои товарищи утвердят ее (Тору) в твоих руках, и не полагайся на свой разум" ( Авот 4:13), и как сказали: "а от своих учеников [я выучил] больше всех"  (Таанит 7а). И тем более нужно учиться со своими домочадцами, который постоянно возле человека, и если он забудет что-то, они ему напомнят. Тот же, кто так не делает, останется ни с чем. И даже если человек не достоин обучать, но знает открытия в Торе  (хидуьией Тора) от отца или учителя, должен научить других, и не отговариваться тем, что еще не достоин.

8. Учить самому - предшествует [по важности] исполнению заповедей, но заповеди предшествуют обучению других.

9. Каждое слово [Торы], которое человек учит, равноценно всем заповедям, вместе взятым, и раз так, то когда человек выучит, например, одну страницу - исполнит несколько сот заповедей, каждая из которых равноценна всем остальным заповедям.

10. Награда [за изучение] Торы - Древо Жизни [соединение с источником жизненности], а за заповеди - Ган Эден [наслаждение покинувшей тело души сиянием Шехины]. Их противоположность - меч ангела смерти и Геином.

11. Тот, кто занимается Торой, и тот, кто [материально] поддерживает мудреца Торы, избегает "зазубренного ножа" ангела смерти, который получает власть только над телом.

12. Шесть отделений есть Геиноме, каждое из них состоит из десяти, а шестое включает в себя все остальные отделения и называется "смерть". В нем получает наказание тот, кто мог учиться и не учился.

13. Гора Синай и Хорев соответствуют Торе и служению, слову и действию. Ибо на горе Синай была дана Тора, а в Хореве был воздвигнут Мишкам (Скиния), искупавший грехи евреев. [В соответствии с комментарием Рамбана (Дварим 1:6), который говорит, что Хорев - это название местности неподалеку от горы Синай.]

14. Тора подобна хлебу, который является основой пищи и нужен всегда. А заповеди подобны десерту, ведь каждая заповедь [выполняется] только в свое время.

15. Награда за Тору уподоблена росе, которая вся образует единое целое, а награда за заповеди уподоблена дождю, потому что каждая заповедь [рассматривается] отдельно, как капли дождя.