Ноябрь 2017 / Кислев 5778

”ВЕЧНОСТЬ - ЗА ОДИН МИГ’’

”ВЕЧНОСТЬ - ЗА ОДИН МИГ’’

Написано в Торе: ”И повелел Б-г Моше и Аарону, чтобы они приказали сынам Израиля и Фараону, царю Египта...” (Ш’мот 6,13). Иерусалимский Талмуд (Рош а-Шана 3,5) так комментирует это: ”Сказал рабби Шмуэль бар-Йцхак: что Он приказал (сынам Исраэля)? Он дал им заповедь отпускать рабов...”

Об этом сказано в книге Йирмия’у (34:33): ”Сказал Всевышний, Б-г Исраэля: Я, Б-г ваш, заключил союз с вашими отцами в день, когда Я вывел вас из земли египетской, из дома рабства, говоря: по прошествии семи лет отпусти — каждый — брата своего, еврея...”

В день Исхода из Египта была дана заповедь освобождения рабов и ею был скреплен союз между нашими отцами и Всемогущим. Почему эта заповедь была дана именно в этот день? Ведь она может быть исполнена только после входа в Эрец Исраэль (и только при условии соблюдения законов, связанных с пятидесятым годом, йовэлъ). Почему нам было заповедано отпускать еврейских рабов до дарования Торы? Ведь тогда еще были даны не все заповеди, а только те, которые можно было выполнять сразу (например, заповедь соблюдения Субботы).

Иерусалимский Талмуд говорит (там же): ”И сказал раби Хила: наказан Исраэль лишь за неисполнение заповеди ”освободи раба”. Поскольку заповедь освобождения рабов была дана именно в день Исхода из Египта, за невыполнение этой заповеди евреи были наказаны более строго, чем за невыполнение всех других заповедей Торы. Говорит пророк Йирмия5у: ”Сказал Всевышний, Б-г Исраэля: Я заключил союз с вашими отцами в день Исхода из земли египетской, из дома рабства, говоря: по прошествии семи лет отпусти — каждый — брата своего, еврея”. И сказал Б-г: ”Вы не послушались Меня, когда Я повелел провозгласить свободу: человек — брату своему”.

Таким образом, из Писания следует, что изгнание было наказанием за то, что евреи нарушили эту заповедь. Возникает вопрос: почему? Почему за нарушение этой заповеди народ наказан изгнанием? Потому что этой заповедью был скреплен наш союз с Б-гом в день выхода из рабства на свободу. Значимость этой заповеди была усилена тем, что она была дана в час Исхода.

Это требует пояснения. Почему значимость была ”усилена” тем, что заповедь была дана в день Исхода из Египта? Разве не достаточно было бы дать нам заповедь освобождения рабов в день дарования Торы, в тот великий и грозный день, когда народ стоял у подножия горы Синай?

Объяснение таково. Человеку очень трудно освободить раба, ему трудно отказаться от своего достояния. Душа раба изнемогает и жаждет свободы, ему невыносимо ярмо порабощения, но его господин это совершенно не понимает и не сочувствует ему.

Эта заповедь была дана в день Исхода из Египта, ”из дома рабства”, когда еврейский народ почувствовал ни с чем не сравнимую радость свободы. Этот час выхода из рабства на свободу, из тьмы — к свету и был тем самым часом, когда люди могли осознать величие этой заповеди: ”По прошествии семи лет отпусти — каждый — брата своего, еврея...”

...”И знаете вы душу пришельца, потому что пришельцами были вы в земле египетской”. В тот день, когда мы сами вышли из рабства на свободу, мы могли осмыслить и принять заповедь освобождения рабов. Но со временем чувство ликования и восторга, которое охватило нас в час Исхода, остынет и забудется. К моменту получения Торы эта заповедь будет непонятна человеку и выполнить ее будет трудно. Но когда чувство только что обретенной свободы живо во всех сердцах — в этот час сердце народа открыто для принятия великого завета. Это событие и эта заповедь должны были остаться в нашей памяти на века, даже после того, как пройдет чувство радости.

Память об этом событии передавалась от отца к сыну, из поколения в поколение. И поэтому столь сильным было наказание за нарушение этой заповеди. Точно так же, как заповедь: ”Вы знаете душу пришельца, потому что пришельцами были вы в земле египетской”, она дана не только поколению Исхода, но и нам, и нашим детям, на все времена!

В Трактате Сан’эдрин говорится (19б): ”То, что требовало огромных усилий от Боаза, было обычным и скромным делом для Палти бен-Лаиш”. И еще сказано (Там же 20б): ”Многие дочери преуспели, но ты превзошла всех”. ”Многие дочери преуспели”, — это относится к Иосефу, ”...но ты превзошла всех”, — это о Палти бен-Лаиш (которому царь Шауль отдал в жены свою дочь, но он не приблизился к ней, зная, что она обручена с Давидом). ”Палтиэль” (палти — спас, Эль — Б-г) спас его Б-г от греха. Что он сделал? Поместил меч между ею и собой, сказав: ”Тот, кто приблизится к ней, будет пронзен мечом” (Там же).

Действительно, — чудо, что ,,спас его Б-г” таким странным образом. Спрашивают Мудрецьи ”Что он сделал?” Ведь чудеса происходят только с теми, кто делает все возможное, чтобы избежать греха. Что он сделал? ”Поместил меч между ею и собой”. Но разве меч в состоянии удержать человека от греха?

Разве он не может убрать этот меч в любую минуту?”

В чем же тут мудрость, в чем совет? Это был лишь миг в жизни Палтиэля, но это было великое мгновение, когда в его сердце пробудилось чувство святости и созрело твердое решение: ”Тот, кто приблизится к ней, будет пронзен мечом”. Однако Палтиэль знал, что он не может быть полностью уверен в том, что всегда, каждый час будет чувствовать так. Поэтому он ”поместил меч”, ”для памяти” об этом мгновении, которое озарило его и заставило принять окончательное решение. В этом действии заложена большая мудрость, и за это он удостоился чуда.

В Торе говорится о появлении радуги после Потопа: ”И будет, когда появится радуга в облаках над землею”. Объясняет Раши: ”Если задумаю Я привести тьму и уничтожение в мир, то покажется радуга — и вспомню Я тогда союз между Мною и вами” (Б’решит 9:14). Разве Творец ,,нуждается” в радуге, чтобы напомнить Себе о союзе между Ним и миром? Очевидно, что нет! Просто Тора учит нас, что если человек хочет укрепить решение, которое созрело в нем в миг пробуждения (чтобы это решение не забылось после того, как пройдет озарение), — он может сделать знак в память об этом мгновении и о принятом решении.

В Талмуде рассказывается об одном человеке, который хотел согрешить с нееврейкой, но ”кисти цицит ударили его по лицу и ему показалось, что это четыре свидетеля”. Он удержался от греха. Впоследствии эта женщина приняла еврейство и вышла за него замуж. ”Те же перины она стелила ему всегда...” (М’нахот 44). ”Те же перины” — в память о происшедшей в нем перемене.

В жизни каждого человека есть мгновения озарения, но главное — нужна постоянная работа над собой, чтобы не забывать о них и о решениях, принятых в эти мгновения. Они должны быть опорой человеку в будущем, до тех пор, пока он окончательно не изменится и не превратится в другого человека.

Якум, племянник раби Йоси бен-Йозера, ехал как-то в субботу на лошади и увидел, что римляне ведут на смертную казнь раби Йоси бен-Йозера за то, что тот соблюдал субботу.

Сказал Якум раби Йоси:

— Посмотри, на какую лошадь посадил меня мой господин, и на какую лошадь посадил тебя твой Господин!

Ответил ему раби Йоси бен-Йозер:

— Если так — тем, кто гневит Его, то тем более — исполняющим Его волю.

Спросил тот:

— Допустим. Но разве можно найти человека, который исполняет Его волю лучше тебя?

Сказал ему:

— Если так — исполняющим Его волю, то тем более — тем, кто гневит Его.

Слова раби Йоси запали в сердце Якума, он пошел и свершил над собой четыре казни. Увидел раби Иоси, как посмертное ложе Якума возносится ввысь и сказал: ”В один миг опередил он меня и оказался в Ган-Эден” (Б’решит Раба 65).

В трактате Лвода Зара говорится: ”Не было ни одной женщины легкого поведения, с которой бы не согрешил раби Элиэзер бен Дурдия. И сказала ему одна из них, что на Небесах не примут его раскаяния. Тогда пошел он, встал меж двух высоких холмов и сказал: ”Холмы и горы! Просите милосердия для меня”. ”Нет”, — ответили горы. Тогда он сказал: ”Никто не может помочь мне, кроме меня самого”. И заплакал. И плакал до тех пор, пока душа не покинула его тело. И раздался Голос: ”Раби Элизэру бен-Дурдия уготована жизнь в будущем мире”. Реби (раби Иеуда а־Наси) услышал это и, плача, сказал: ”Можно обрести вечность в один миг”.

Один миг есть в жизни каждого человека, и много в нашей жизни таких мгновений, но обретает будущий мир в одно мгновение только один из тысячи, — человек, для которого этот час, единственный час пробуждения, спасения и обретения вечности. Реби понял это, и поэтому он плакал: ,,Если существует такая сила в человеке, почему не каждый удостаивается Вечности?”

”И услышал Йитро”... Что он услышал? Он услышал о рассечении Красного моря. Это известие так потрясло его, что он принял еврейство. В это время все жители Эдома были охвачены страхом. Об этом написано: ”Трепет охватил тогда людей, трепетали все жители К’наана...” Все жители К’наана трепетали в этот час, но трепет не мог заставить их измениться.

Мы все помним воодушевление, которое охватило нас во время спасения в последней (Шестидневной — Пер.) войне. Но мы не знали, как сохранить и достойно использовать это мгновение, — и все осталось как раньше.

Единственная возможность сохранить чувство, которое бывает в моменты пробуждения и озарения — постоянно напоминать себе о пережитом. Это тот самый меч, который служит символом принятого когда-то трудного решения. И если постоянно помнить о том ”единственном” миге, то в этом я вижу зарок того, что человек удостоится вечности.