Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава 3

Глава 3

НАМЕК НА РАСШИРЕНИЕ

Большой взрыв в горчичном семени

Не будь слишком строг и не выставляй себя слишком мудрым: зачем тебе губить себя?  Екклесиаст. 7:16

Нам удалось обнаружить в шести днях Творения время, охватывающее миллиарды лет космологии. Тот календарь, который нам знаком, начинается только с появлением человека. При рассмотрении дат, предшествующих этому моменту, мы должны отринуть ньютоновское видение мира и погрузиться в эйнштейновскую вселенную относительности. Вооружившись этим релятивистским пониманием времени, давайте вернемся к самому началу времен и шаг за шагом пройдем по шести дням Творения (или 15 миллиардам лет, если вы предпочитаете эту систему отсчета). В свете первого стиха первой главы книги «Бытие» мы сможем лучше понять историю нашей Вселенной.

«в начале...» « ארב תישארב ...»

Мы все знакомы со стихом, которым открывается Библия. В. нем говорится о начале Вселенной. Но что происходило до этого начала? Дана ли нам возможность узнать, с помощью теологии или науки, что было перед началом — если вообще что-либо было? Согласно библейской традиции, то, что было до начала, непознаваемо. Это мнение базируется на первой букве первого слова Библии. Традиция учит нас, что в Библии все имеет значение, даже форма букв. Первой буквой первого слова Библии на иврите является буква «бет». Именно на этом, казалось бы, несущественном факте основывают мудрецы свои разумения, что любые попытки исследовать то, что предшествовало началу, обречены на неудачу. Почему? Потому что форма буквы «бет» такова, что она закрыта с трех сторон и открыта только в одном направлении, вперед, подобно букве «С», но с открытой стороной, направленной влево, так как на иврите пишут справа налево. Мудрецы прослеживают связь между письменной формой этой начальной буквы «бет» и изучением Вселенной. Подобно тому, как Библия начинается с буквы, закрытой со всех сторон, кроме стороны, направленной вперед, только события, происшедшие после «начала», доступны для изучения. И точно так же те события, которые предшествовали началу, то есть Творению, закрыты для исследования.

Идея о том, что события, предшествовавшие Большому Взрыву, лежат за пределами человеческого понимания, является органической частью иудео-христианской традиции. Много веков назад так утверждал Нахманид во введении к своему труду «Комментарии к книге «Бытие»», а совсем недавно Ватикан подтвердил эту точку зрения на конференции ученых и теологов, созванной в 1981 году для обсуждения космологических теорий ранней Вселенной. Церковь проявила на этот раз куда большую осторожность, чтобы не повторить ту свою давнюю ошибку, которую она совершила, когда Галилей представил доказательства гелиоцентричности солнечной системы!’

Теология Ветхого Завета изъясняется на языке обычного человека, в то время как современная космология использует научную терминологию. Но и она утверждает, что вообще невозможно получить информацию о том, что было до Большого Взрыва. События, предшествовавшие появлению материи и пространства, не поддаются изучению. В самый ранний момент времени, о котором мы еще можем выдвигать какие-то теоретические предположения, температура превышала 1032°С, что в 10 миллионов миллиардов миллиардов раз больше, чем температура в центре Солнца. Никто не знает, что было там в момент взрыва, но чем бы оно ни было, оно должно было находиться в экзотическом состоянии невообразимо быстрого движения. Материя и пространство были в это мгновение сжаты так плотно, что яростные столкновения частиц материи и тех сгустков энергии, которые мы называем фотонами, приводили к их непрерывному взаимоуничтоже-нию и возникновению вновь. Энергия и материя находились в беспрерывном взаимопревращении в соответствии с фундаментальным соотношениием Эйнштейна E=jnc2 и, в равной мере справедливым тс3=Е. В эти первые мгновения в, то есть энергия, превращалась в т, массу, и с той же скоростью это самое т вновь превращалось в Е.

Этот хаос случайных высокоэнергетических столкновений делал невозможным существование хоть сколько-нибудь упорядоченного состояния частиц и энергии, которое содержало бы информацию о том, что было раньше. Отсутствие порядка препятствовало передаче информации через ту временную грань, которая отделяла «до» от «после». И хотя библейская традиция и космология пришли к своим выводам с разных позиций, эти выводы одинаковы: во всем, что касается информации о состоянии Вселенной до ее Сотворения, мы имеем дело с девственно чистой страницей.

В тринадцатом веке Нахманид цитировал некий комментарий к книге «Бытие», написанный за 600 лет до него, где утверждалось, что до возникновения Вселенной время не существовало2. Такой вывод был сделан из анализа стиха 1:5 книги «Бытие»: «И был вечер, и было утро: день один». Там не сказано «день первый». Использование слова «первый» могло подразумевать уже существующую последовательность дней или некий временной континуум, в то время как на самом деле к моменту наступления этого «день один» никакого времени не было. Не было ни до, ни после. Не существовало ничего, с чем бы можно было соотнести этот день. Он стоял сам по себе как «день один». Для всех остальных дней этой недели Творения используются порядковые числительные — второй, третий и так далее, что выглядит вполне логично. С приходом дня номер два и далее была учреждена последовательность дней. Хотя это и трудно осознать, но созданию физической Вселенной сопутствовало и создание времени.

Комментируя первую главу книги «Бытие», Маймонид и Нахманид приходят к одинаковому интересному выводу: до создания Вселенной пространство тоже не существовало3. Создание Вселенной принесло с собой не только время, в котором она начала развиваться, но и пространство, в которое ей предстояло расширяться. Иными словами, энергия и материя Вселенной породили не только время, но и пространство.

Обратите внимание на различия между описанием нашего космического происхождения, данного в откровении на горе Синай, и многочисленными языческими мифами, повествующими о начале начал. Здесь вы не найдете ни мифических коров, ни зияющих пустот, ни первичной сверхсубстанции, которые существовали бы до начала и приковывали бы некое божество к ограничениям и хрупкости материального бытия. Даже Платон и Аристотель, светочи интеллектуального общества Древней Греции, не смогли воспринять библейской концепции Творения. Хотя оба они верили в существование Бога или богов, обладавших властью над Вселенной, в их представлении эти боги не были в состоянии создать материю. Их боги были ограничены материей Вселенной и зависели от нее.

Если пространство и время не существовали, каким же образом возникла Вселенная? Около 500 лет назад каббалисты выдвинули теорию, что в момент Творения Бог, который был до этого Всем, сократился, а Вселенная при этом расширилась. Чтобы создать Вселенную, Бог избрал из бесконечного Царства Божественного десять измерений, или аспектов, и определил им находиться в пределах Вселенной. Намек на эти измерения усматривался в десяти повторениях слов «И сказал Бог...» в первой главе книги «Бытие». Каббалисты полагают, что в сегодняшнем мире только четыре из этих десяти измерений могут быть физически измерены. Шесть других превратились в субмикроскопические измерения в течение шести дней Творения. Сегодня мы называем эти четыре измерения длиной, шириной и высотой, а также временем — координаты, с помощью которых мы можем описывать каждый наш шаг.

Поясним феномен сокращения размерностей (то есть уменьшения числа измерений) на примере обыкновенного карандаша. Если рассматривать его с близкого расстояния, то можно будет различить его длину, ширину, высоту, возможно, цвет и даже шероховатость поверхности. Если начать теперь удаляться от него, то эти «измерения» будут становиться все менее отчетливыми, пока, в конце концов, карандаш не превратится в тонкую бесцветную линию, имеющую лишь длину. От первоначальных пяти «измерений» карандаша осталось одно.

Сегодня ученые-физики, занимающиеся элементарными частицами, с удивительной согласованностью говорят о теории струны, универсальном десятимерном описании нашей Вселенной4. Использование десяти «координат» делает возможным универсальное объяснение фундаментальных сил, действующих между частицами материи. Эти «координаты», согласно физикам, представляют собой известные нам четыре — длина, ширина, высота и время - плюс шесть других. Размеры этих шести настолько ничтожны, что их невозможно увидеть даже через самый мощный микроскоп, но их существование позволяет обосновать наши самые сложные - и самые современные — представления о фундаментальной структуре Вселенной.

Давайте теперь сравним, что говорят нам библейская традиция и современная наука о времени после взрыва, который положил начало нашему существованию. Статья в путеводителе по телевизионным программам, посвященная телевизионному сериалу Карла Сагана «Космос», содержит подчеркнуто однозначное утверждение, касающееся наших знаний о ранней Вселенной и о ее сегодняшнем состоянии. Вот что там говорится: «Без этих достижений [в астрономии, которые открыли, что большинство галактик удаляются друг от друга] мы даже не подозревали бы, что Вселенная расширяется; мы не имели бы ни малейшего намека на то, что Вселенная, по-видимому, развилась из некоего первичного состояния, обладавшего высокой плотностью». «Первичное состояние, характеризующееся высокой плотностью», и есть та самая крохотная точка, в которой содержались когда-то вся энергия и материя Вселенной и из которой этот континуум энергии и материи, расширяясь, образовал ту Вселенную, которая нам знакома.

Стивен Уайнберг в своей книге «Первые три минуты» делает аналогичное недвусмысленное заявление. «Наши знания о расширении Вселенной основаны исключительно на том факте, что астрономы способны измерять движение светящегося тела в направлении прямо вдоль луча зрения»5. Измеряя это движение, мы узнали, что почти все светящиеся тела, которые мы называем галактиками, удаляются от нашей галактики. Это вовсе не свидетельствует о том, что наша галактика. Млечный Путь, находится в центре Вселенной - как, впрочем, и о том, что она там не находится. Чтобы лучше понять эту неопределенность положения нашей галактики, представьте себе неиспеченную еще булку с изюмом, в которой изюм распределен более или менее равномерно. Поскольку дрожжи заставляют булку разбухать, каждая изюмина начинает удаляться от своих соседей. Вообразите, что вы стоите на одной из этих изюмин. Так как расширение булки можно считать движением инерциальным (непрерывным и равномерным), вы не почувствуете, что ваша изюмина движется. При этом вы будете видеть, что каждая изюмина, находящаяся в поле вашего зрения, удаляется от вас. Теперь перейдите на любую другую изюмину. Ваши ощущения не изменятся. Согласно принципу относительности, вам всегда будет казаться, что ваш новый дом неподвижен, в то время как все остальные изюмины удаляются. Ситуация аналогична той, когда невозможно понять, какой поезд движется — ваш или соседний. Из наблюдений за движением других изюмин вы узнали, что ваша Вселенная, ваша булка расширяется. Но вы так и не смогли понять, в каком месте булки вы находитесь и в каком направлении вы движетесь.

Точно таким же образом изучение движения галактик во Вселенной не позволяет узнать, в каком районе Вселенной находится Млечный Путь или как быстро он движется. Астрономы измерили лишь относительное движение галактик и истолковали полученную информацию как свидетельствующую о расширении Вселенная. Наука, вооруженная этим знанием, как совершенно категорически заявили Саган и Уайнберг, считает, что ей принадлежит открытие расширения нашей Вселенной. И если теория Большого Взрыва справедлива, то и библейской традиции придется приспособиться к этому факту расширения Вселенной.

Слова Уайнберга и Сагана, которые я процитировал выше, не вполне точны. Нет, нет, Вселенная, безусловно, расширяется. Однако, для тех, кто придерживается иудео-христианской традиции, у меня есть хорошая новость: осведомленность человечества о расширении Вселенной - не настолько нова, как Уайнбергу и Сагану хотелось бы нам внушить. Понимаете, если бы они изучили историю космологической мысли, содержащейся в текстах их собственной традиции, им пришлось бы несколько подредактировать свое утверждение об отсутствии «малейшего намека», чтобы оно выглядело несколько иначе, например: «Без последних открытий в астрономии или анализа, содержащегося в «Комментарии к книге "«Бытие»"» Нахманида, мы не имели бы ни малейшего намека на то, что наша Вселенная есть Вселенная расширяющаяся «Фактом - который, если вдуматься, просто потрясает - является то, что и радиоастрономы, и библейские мудрецы обсуждали события Большого Взрыва в выражениях, сходство между которыми приводит в трепет. Нам известны источники, на которые опираются космологи, но мы можем только догадываться, какими источниками пользовались мудрецы.

Как теории ранней Вселенной, предлагаемые современными астрофизиками, так и откровения мудрецов говорят о ситуации, существовавшей примерно в одно и то же время, когда все было сжато так плотно, что материя в том виде, в котором она знакома нам сегодня, не могла существовать. Я буду рассматривать начало начал в два этапа: материал, присутствовавший в самом начале, а затем и события этого самого раннего периода истории Вселенной.

* * *

В начале сотворил Бог...

«Бытие» 1:1

Талмуд6 утверждает, что в Библии есть два эпизода, характеризующиеся такой глубиной, что учителю запрещено толковать их в присутствии более чем одно-го-двух избранных учеников. И даже в этом случае учитель должен ознакомить их только лишь с «заголовками разделов». К этим эпизодам относятся описание начала мира («Бытие» 1) и видение Иезекиилем небесной колесницы («Иезекииль» 1). Это утверждение Талмуда относится к тем временам, когда все знание, открытое Моисею на горе Синай, было еще свежо в памяти. Многое из этого знания давно уже утрачено. Теперь мудрецы могут лишь пытаться обнаружить намеки на утерянное знание, выискивая и анализируя нюансы библейских текстов. Основываясь на таких намеках, они сформировали концепцию пространственно-временного континуума, составляющего Вселенную.

Традиция научила нас, что в момент Творения возникли время и пространство. До этого мгновения ничто из столь знакомых нам категорий — длины, ширины, высоты, а также времени, в рамках которых мы так привычно проживаем наши жизни, — не существовало. Это кажется нам невероятным. Мы не в состоянии представить себе полное отсутствие пространства и времени.

С сотворением Вселенной пространство начало расширяться и время начало свой бег, поскольку само существование Вселенной раздвинуло границы пространства и времени. Пространство в том виде, в каком мы его знаем, заканчивается на краю Вселенной (понятия «вне нашей Вселенной» не существует). Мы можем закрыть дверь в комнату, но мы прекрасно знаем, что пространство по другую сторону от двери по-прежнему существует. Нам знаком только такой тип границы, которая имеет что-то по другую сторону от нее.

То же самое можно сказать и о времени. Протяженность этого четвертого измерения, времени, измеряется от момента Творения и доходит лишь до настоящего момента. Поскольку Вселенная продолжает существовать, время тоже продолжается, охватывая ее существование. Завтрашний день может быть записан на календаре, но он превратится в реальный факт только тогда, когда, двигаясь по оси времени, Вселенная прибудет в завтра.

Тесная связь между пространством, временем и материальным существованием нашей Вселенной долго оставалась лишь предметом созерцательного теоретизирования, пока Эйнштейну не удалось количественно охарактеризовать эту связь в своей теории относительности. Теория относительности, с непостижимым и в то же время убедительным подобием, имеет дело с теми же тремя категориями, которые рассматриваются традиционными источниками: пространством, временем и массой.

Сотворение неба и Земли из абсолютного Ничто является основой библейской веры. «Тот, кто не верит в это и считает, что небо и земля существовали вечно, отрицает самый существенный и основной принцип [библейской] религии», -пишет Маймонид7. Ивритское слово бара, используемое для описания сотворения, является единственным словом в иврите, которое обозначает именно сотво

рение из ничего. В Библии оно применяется только по отношению к действиям Бога. И оно является вторым словом Библии.

Когда физики-теоретики пытались описать первое мгновение Вселенной, скажем, 1043 (0,0000000000000000000000000000000000000000001) секунды после сотворения, им тоже пришлось столкнуться с образом Вселенной, лишенной материальной сущности. Теории ранней Вселенной, заглядывая назад, в момент начала, описывают ситуацию, когда вся материя спрессована в пространство с нулевыми размерами и бесконечно большой плотностью. Бесконечность не поддается количественным оценкам, и поэтому космологи фактически не в состоянии описать то, что происходило в самом Начале. Только использование понятия мнимого времени — понятия, которое невозможно применить к миру, в котором мы живем, - позволяет описать начальное мгновение математически. Но, если мы пользуемся лишь понятиями реального мира, этот момент Ноль, это Начало оказывается за пределами постижения средствами обычной математики и физики.

Библейская традиция не изображает раннюю Вселенную развивающейся из бесконечно малой точки.-Она полагает, что Вселенная началась из крохотной, но все же обладающей конечными размерами частицы пространства величиной примерно с горчичное зерно.

Что же касается того, что происходило сразу вслед за моментом Ноль, то тут мнения науки и теологии согласуются. Обе предполагают, что если материя и присутствовала в этот момент, ее количество существенно уступало количеству энергии. Характеризуя начало Вселенной как процесс, проходящий практически в отсутствие массы, Алан Гат из Массачусетского технологического института называет эту раннюю Вселенную «абсолютным бесплатным завтраком»8.

Анализируя события и даже природу материи, предшествовавшие Творению, а также само Творение, мы обнаруживаем полное согласие между наукой и теологией в том, что Вселенная образовалась из первоначального состояния, характеризующегося отсутствием массы. Это согласие не следует игнорировать как нечто тривиальное. Если бы теологическое описание Вселенной базировалось на упрощенном понимании природы, тогда о согласии не могло быть и речи. Поскольку при простом наблюдении природы мы не сталкиваемся с Творением ex nihilo (из ничего), и Платон, и Аристотель полагали, что материя Вселенной должна была быть вечной9. Высокое дерево может вырасти из маленького зерна, как и человек из крохотной яйцеклетки, но для этого зерно или яйцеклетка нуждается в постоянном притоке питательных веществ. Космической аналогией этого, по воззрениям греческих философов, была потребность в некоей первичной субстанции, которая предшествовала Вселенной и из которой она образовалась. По контрасту с этим основатели иудео-христи-анской теологии считали, что «Ничто» было вполне достаточно для того, чтобы обеспечить возникновение нашей Вселенной.

Часть процесса изучения материи - или отсутствия ее — в этот начальный момент базируется на поисках самых простых кирпичиков, из которых состоит материя. Элементарные частицы нашей Вселенной настолько малы, что их нельзя наблюдать даже в самые мощные микроскопы. Для изучения свойств элементарных частиц мы вынуждены исследовать результаты их взаимодействия с материей. Это напоминает нам то, как теологи изучают атрибуты Бога. Эти атрибуты могут быть изучены не с помощью прямого наблюдения, а только путем оценки результатов взаимодействия Бога со Вселенной.

Начало Вселенной, как его трактует библейская традиция, описывается Нахмани-дом в его книге «Комментарий к книге «Бытие»». Изложение Нахманидом первых мгновений жизни Вселенной, поразительное по своей проницательности, предлагает сценарий, совершенно не отвечающий нормальному и даже анормальному человеческому опыту. Учитывая скудость научных знаний во времена Нахманида, мы должны допустить, что он обладал либо невероятной смелостью, либо абсолютной верой, чтобы проповедовать такого рода взгляды. Во введении к своим «Комментариям» он, фактически, открыто заявляет, что его описание будет непонятно тем читателям, которые «не постигли скрытую мудрость». «Я советую всем тем, кто решит заглянуть в эту книгу, не искать там объяснения тем намекам, к которым я прибегаю, рассказывая о скрытых премудростях Торы. Ибо я совершенно убежден, что читатель не сумеет постичь мои слова с помощью логики».

Нахманид основывает свое предупреждение на стихе 9:11 из книги «Екклесиаст»: «И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым — победа, не мудрым — хлеб, и не у разумных - богатство, и не искусным —    благорасположение, но время и случай для всех них».

Обратите внимание на слова «и не искусным — благорасположение». Противопоставление «искусности» и « благорасположения» кажется нелогичным. На иврите слову «благорасположение» соответствует слово из двух букв, hn. Эти две буквы являются начальными буквами ивритских слов hochmah nistarah, что буквально переводится как «скрытая мудрость». Одного лишь учения недостаточно для того, чтобы извлечь из Библии всю скрытую истину. Должно снизойти и откровение. Попытка изучить даже часть этих истин без помощи «благорасположения» требует, согласно Нахманиду, глубокого понимания естественных наук нашего мира.

Первые секунды Вселенной, по Нахманиду, выглядят следующим образом: В кратчайший миг, последовавший за Творением, вся материя Вселенной была сконцентрирована в очень небольшом по размеру пространстве, не больше горчичного семени. Материя в этот момент была столь эфемерной, столь неосязаемой, что фактически не содержала какой-либо реальной субстанции. Однако у нее был потенциал обрести сущность и форму и превратиться в осязаемую материю. Из начального сосредоточения этой неосязаемой субстанции в ее крохотном объеме она начала расширяться, и вместе с ней начала расширяться Вселенная. По мере расширения в субстанции начали происходить изменения; она стала принимать осязаемые черты той материи, которая нам известна. Из этого начального акта Творения, из этой эфемерной субстанции было, есть и будет образовано все, что когда-либо существовало, и все, что когда-либо будет существовать10.

Слова Нахманида о горчичном семени представляют собой традиционный прием обозначения на «языке человека» наимельчайшей воображаемой частицы пространства. Нахманид учил, что в начале все, что находилось на и внутри Земли, все небеса —    фактически, вся Вселенная — были каким-то образом уплотнены, сжаты, запакованы в эту частицу пространства величиной с горчичное семя.

Прежде чем мы решим, что воображение Нахманида зашло слишком далеко, давайте познакомимся с тем, как описывает тот же самый ранний период нашей эволюции сегодняшняя космология.

В соответствии с современными космологическими воззрениями, существующая ныне Вселенная является результатом Большого Взрыва и последующего мощнейшего расширения из первоначальной точки. Условия, существовавшие до появления материи и энергии, нам не известны, но мы можем попытаться описать то, что существовало в очень ранний момент, через примерно 10 43 секунд после начала. Другими словами, этот промежуток времени можно выразить как одна 10 миллионная миллионная миллионная миллионная миллионная миллионная миллионная доля секунды. Вселенная тогда была размером в крошечную пылинку. Чтобы ее увидеть, понадобился бы супермикроскоп. Сейчас, 15 миллиардов лет спустя, даже супертелескопа недостаточно, чтобы достигнуть взглядом ее пределов”.

В это раннее время вся материя была сосредоточена в одном крохотном ядрышке. Температура в нем достигала 1032°К (100 миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов градусов Кельвина). Для сравнения, температура в центре Солнца равна около 15 миллионов градусов Кельвина. А на поверхности Солнца мы имеем всего лишь 5800°К.

Сегодняшние физики и математики не могут проникнуть взглядом в более ранний, чем 10 43 секунды после начала, период времени. В этот период температура и плотность материи превосходили все, что может быть описано с помощью законов природы, как мы их сегодня понимаем. По этой причине космологическая теория не в состоянии анализировать фактическое Начало Вселенной, момент Ноль, используя представления, знакомые человеку.

Если мы рассматриваем все более ранние моменты времени после Большого Взрыва — с помощью математики, конечно, - размеры Вселенной стремятся к нулю, а температура и плотность, в противоположность этому, к бесконечности. Фактическое мгновение начала представляется физикам как момент, когда бесконечно малая точка пространства была заполнена материей, сжатой до бесконечно большой плотности. Это сочетание бесконечностей определяется термином «сингулярность», а сингулярность не может быть описана с помощью обычной математики. Сингулярность, возникающую из космологии «Начала», можно обойти только если заменить в уравнениях числа на так называемые «мнимые числа». Но при пользовании вещественными числами, понятными человеку единицами, сингулярность неизбежно сохраняется. Условия, существовавшие в момент Ноль, ускользают от нас. Другими словами, хотя в физике существует теоретическое решение проблемы начала, в рамках понятий, доступных нормальному человеческому восприятию, решение отсутствует.

И материя в самый первый момент была не той материей, которую мы знаем. Поскольку давление и температура в этом зародыше мира были крайне высоки, вся материя существовала в виде чистой энергии. Концепция материи, даже в таком ее виде, как крохотные теоретические фундаментальные частицы, называемые кварками, не имеет смысла для тех давлений, температур и пространственных размеров, которые, согласно имеющимся представлениям, существовали в тот самый ранний период. Там была исключительно «горячая» энергия и мало чего другого. Внутри этого начального ядра произошел взрыв или резкое вспучивание, которое выбросило энергию-материю наружу во всех направлениях. Причина, вызвавшая это вспучивание, неясна. Некоторые ученые полагают, что там произошло некое взаимное отталкивание, нечто вроде антигравитации. Слово «вспучивание» используется здесь намеренно. Оно подчеркивает, что силы, которые вызвали раздвигание границ «пространства» от зернышка до размеров грейпфрута, пришли изнутри. Не было «снаружи». Были — и есть — Вселенная и пространство, которое она занимает. Это было и есть все физическое существование, во всей своей полноте.

Одновременно с расширением происходило понижение давления и температуры. При этих, более умеренных условиях (какие-нибудь миллиарды миллиардов миллиардов градусов Кельвина), энергия могла начать превращаться в самые мельчайшие частицы, теоретические кварки, и в более знакомые нам электроны. Этот процесс проходил в соответствии с законом Эйнштейна, Е=тс2, который утверждает, что энергия и масса суть различные состояния единого континуума энергии-массы, точно так же, как вода, пар и лед состоят из одной и той же сущности, нр. Энергия есть материя в ее неосязаемой форме; материя есть энергия в ее осязаемой форме.

По мере того как расширение распространялось все дальше и дальше от ядра, давление и температура продолжали падать, и условия все более удалялись от экстремальных. Продолжался и процесс превращения энергии в сущностную форму осязаемой материи. Началось существование того, что известно нам как материальная Вселенная. Все это принято называть Большим Взрывом. Вот таким образом описывает современная космология самый ранний период существования Вселенной.

Этот процесс настолько широко признается современными исследователями-космологами, что его называют Стандартной Моделью образования нашей Вселенной. К ее сторонникам относятся А.Дж.У. Камерон, Фрэнк Пресс, Реймонд Сивер и Стивен Уайнберг - но не Альберт Эйнштейн, который, как мы увидим позже, разработал свою модель нашей Вселенной.

Параллель между современной космологической теорией и библейской традицией, предвосхитившей ее более чем на тысячу лет, просто потрясает, а подчас и выводит из равновесия. Эти воззрения сопряжены с радикальным отходом от нашей привычной концепции реального, и поэтому нет ничего удивительного в том, что даже, например, Стивен Уайнберг, Нобелевский лауреат, пришел к выводу, что человеческое восприятие само, без какой-либо помощи, неспособно понять намеки на те события, которые отмечали эволюцию ранней Вселенной.

А теперь перед нами встает такой вопрос: откуда же пришла помощь? Я думаю, что в попытках ответить на этот вопрос мы должны полагаться на наше понимание истории. Древние толкователи Библии не могли призвать себе в помощь радиоастрономию или спектроскопию. Каким же образом им удалось тысячу лет назад прийти к столь потрясающе близкому к новейшим современным теориям описанию Большого Взрыва? Как могли эти древние учителя знать о нашем происхождении из крохотной пылинки, о расширении пространства, которое привело к появлению нашей Вселенной, о переходе от эфемерной псевдосубстанции к осязаемой материи или, если выразиться точнее, о том, что этот переход от бесформенности к материи, обладающей формой, сопровождал расширение Вселенной?

Когда авторы сериала «Космос» говорили о том, что без современного оборудования, которое было к услугам исследователей космоса, мы не подозревали бы, что Вселенная расширяется, мы не смогли бы уловить никакого намека на то, что Вселенная, по-видимому, расширяется из первичного состояния высокой плотности -то есть, короче говоря, мы не пришли бы к открытию Большого Взрыва — они, конечно же были правы. Для обнаружения данных, относящихся к Большому Взрыву, требовалось использование сложнейших радио- и оптических телескопов и всей технологии ускорения высокоэнергетических элементарных частиц. Вся эта изощренная техника стала доступна нам только лишь в последние 50 лет или около того. Следовало собрать все данные воедино, установить взаимосвязь между ними и сформулировать выводы. Но Нахманид и Маймонид не занимались научными исследованиями. Для них все выводы можно было сделать на основе библейского откровения. Как сказал Нахманид: «Какой еще другой источник надо было использовать?2».

Представим себе некоего гипотетического учителя естественных наук, жившего тысячу лет назад и выступившего с заявлением, что все, из чего состояла в его время Вселенная, содержалось когда-то, в самом начале, в объеме не больше горчичного зерна. Любой скептик мог поставить перед этим учителем стакан воды и попросить его сжать стакан до половины его величины. Человеческий опыт говорит, что это невозможно. Насколько же более невозможным должно было казаться сжатие Земли со всем ее содержимым, а затем и всей Вселенной до размеров горчичного зерна? Ответ скептику не мог быть дан в виде доказательства. Он должен был быть актом веры; веры в безошибочность откровения даже в том случае, когда оно предвосхищает прогресс науки, которая в конце концов подтверждает его правоту.

Откровение - по крайней мере в том виде, в каком мы его сегодня воспринимаем -не сообщает всех деталей. При нормальном давлении и температуре материя организована в молекулы. По мере роста давления молекулярная структура разрушается и остаются только отдельные атомы. Дальнейшее увеличение давления приводит к разрушению атомов, и материя существует в виде атомных ядер и свободных электронов. В конце концов, ядра атомов сжимаются настолько сильно, что они тоже разрушаются. Сжатие сопровождается повышением температуры, и когда температура становится больше энергии покоя частиц, оставшихся после разрушения ядер, то есть когда температура в единицах энергии е становится больше, чем соответствующее этим частицам тс2, частицы свободно преобразуются из формы массы в форму энергии.

Человечество, возникшее из первичной энергии Большого Взрыва, может постичь его суть с помощью физики точно так же, как оно могло извлечь ее из библейского откровения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.    С описанием трудов этой конференции можно познакомиться в книге: Хокинга «Краткая история времени» (Hawking, A Brief History of Time, pp. 115 - 1116).

2.    Нахманид. «Комментарии к Торе», «Бытие» 1:4,5.

3.    Маймонид. «Наставник колеблющихся», ч. 2, гл. 13.

4.    Описание теории струны см. Криз и Манн. «Второе Творение» (Crease and Mann, The Second Creation).

5.    Уайнберг. «Первые три минуты». (Weinberg, The First Three Minutes, p. 12).

6.    Вавилонский Талмуд, трактат «Хагига» 2:1.

7.    Маймонид.    «Наставник колеблющихся», ч. 2, гл. 27.

8.    Гор. «Прошлая и будущая вселенная» (Gore, «The once and future universe». National Geographic, 163 (1983):741).

9.    Коэн и Драбкин. «Об источниках науки в Древней Греции». (Cohen and Drubkin, «Л Source Book in Greek Science»).

10 . Нахманид. «Комментарии к Торе», «Бытие» 1:1.

11.    Очень доступно изложенные описания этой теории см. Хокинг. «Краткая история времени» и Уайнберг. «Первые три минуты».

12.   Нахманид.    «Комментарии к Торе». Введение.