Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Глава 6

Глава 6

ВЕЧЕР И УТРО

От хаоса к порядку

И увидел Бог все, что Он создал, и вот, все в строгом порядке.

«Бытие» 1:31, перевод Онкелоса

——И был вечер, и было утро». С очень небольшими вариациями в использовании ■■ слов окончание каждого из шести дней Творения отмечается этой фразой.

Комментаторы открывающих стихов Библии немало поломали себе голову над этой последовательностью вечеров и утр, отмечающих прохождение каждого «дня». Эта проблема была особенно очевидна для первых дней Творения, когда, даже при буквальном прочтении текста, не существовало ни Солнца, ни Земли, по которым можно было бы исчислять течение времени.

Счет времени, при котором день начинается вечером, соответствует библейской концепции дня как такового. Она формулируется совершенно однозначно в описании Йом Кипур, или Дня искупления («Левит» 23:32). «Это для вас суббота покоя ... от вечера до вечера празднуйте субботу вашу». Праздник начинается вечером и продолжается до следующего вечера. Но тем не менее остается загадкой использование понятий вечера и утра, которые являются понятиями сугубо земными, для первых нескольких дней Творения. Буквально прочитанный текст говорит нам, что в эти несколько дней Земли еще не существовало!

Древние знатоки Библии сумели хорошо разобраться в феномене циклической смены дня и ночи на Земле. Нахманид подвел итог их интеллектуальных усилий. «На Земле всегда присутствуют и вечер, и утро. В каждый момент времени на Земле есть место, где наступает утро, и есть противоположное ему место, где наступает вечер».' Эти слова демонстрируют нам точное понимание освещения шарообразной Земли Солнцем - и это в тот период истории человечества, когда большая часть жителей Западной Европы содрогалась от страха перед опасностью падения с края плоской Земли.

Нахманид утверждает, что каждый из шести дней Творения содержал в себе 24 часа. Как мы выяснили в главе 2, это справедливо для системы отсчета пространства-времени Бога. Но даже если каждый такой период соответствовал одному дню (пусть это будет день Бога), для чего понадобилось это неизменное повторение фразы «и был вечер, и было утро» в конце описания каждого дня творения?

Нахманид, опираясь на Онкелоса, блестяще разрешает эту головоломку, демонстрируя прекрасное понимание языка Библии. Его интерпретация базируется на трансцендентном знании иврита. Руководствуясь логикой, Нахманид ищет ответ на эти вопросы в самом тексте Библии. И он находит его в порядке слов и в их ивритских корнях. С каждой интерпретацией мы вновь и вновь возвращаемся к основополагающему признаку: Библия говорит с нами на языке человека, обычного среднего человека. Мудрецам же пришлось поразмыслить над текстом, чтобы добраться до его глубинного смысла.

«...и был вечер, м было утро...»

На иврите «вечер» обозначается словом «эрев». Вечер - буквальное значение этого слова, хотя корень слова эрев несет в себе гораздо более глубокий смысл, чем просто обозначание захода Солнца. Каково визуальное восприятие вечера? Наступление темноты. Объекты становятся плохо различимыми, смазанными. Корень слова эрев означает именно это — «запутанный, смешанный, неупорядоченный».

«Утро» на иврите обозначается словом «бокер». Его значение прямо противоположно значению слова «эрев». Утро приносит первый свет. Объекты, до этого визуально смазанные, неотчетливые из-за ночной темноты, становятся четко очерченными, явно различимыми, и именно это составляет значение корня слова бокер — j различимый, поддающийся определению, упорядоченный.

Если бы в тексте было сказано «и было утро, и был вечер», это лучше соответствовало бы нашему пониманию дня. Такая последовательность включала бы по крайней мере наличие периода дневного света. Но если бы текст следовал этой человеческой логике, он бы лишился своего космического смысла. Текст сообщает нам нечто очень важное о движении материи во Вселенной, о чем-то таком, что может произойти только в подсистеме, находящейся внутри некоей большей системы и тесно взаимодействующей с ней. Это «что-то» было таким важным, что оно упоминается шесть раз как движение от вечера к утру. Нам сообщается, что в той области космоса, где человечеству предстояло укоренять свои первые побеги, происходило систематическое движение от беспорядочного состояния — хаоса или «вечера» - к порядку - космосу или «утру».

Чтобы оценить уникальность этого движения от беспорядка к порядку, следует познакомиться поближе с законами термодинамики, и в особенности с энтропией.

ЭНТРОПИЯ: ОТ ХАОСА К ПОРЯДКУ

Порядок, который мы видим вокруг нас, совершенная оркестровка неорганических веществ и органических молекул в симфонии жизни могут ввести нас в заблуждение, если мы распространим их на всю Вселенную в целом. Сложная и упорядоченная организация материи, столь характерная для жизни, находится в полной противоположности к постоянно увеличивающемуся хаосу во Вселенной, хаосу, о котором иногда говорят, как о неминуемой «тепловой смерти» Вселенной. Ибо при каждом событии, от такого простого, как непрерывно идущая ядерная реакция, до такого сложного, как счастливое хихиканье ребенка, развлекаемого родителями, некоторое количество энергии или некоторое количество вещества, либо и то и другое переходят от упорядоченного состояния некоей потенциальной пользы к беспорядочному хаотическому состоянию, из которого уже никогда не удастся извлечь полезной работы.

Энергетический уровень системы, будь то бактерия или Вселенная, может быть описан с помощью соотношений, определяющих ее термодинамические свойства. Установлено, что эти соотношения, вкупе образующие то, что мы называем тремя законами термодинамики, оказались справедливыми для всех условий, с которыми приходилось сталкиваться до сих пор.

Первый закон термодинамики утверждает, что в замкнутой системе, какие бы процессы ни протекали внутри ее, сумма массы и энергии остается неизменной. Действие этого закона мы наблюдаем в нашей повседневной жизни. Когда горячая вода смешивается в изолированном сосуде с холодной, горячая вода становится холоднее, а холодная - горячее, но общее количество тепла остается тем же самым. Молекулы горячей воды движутся быстро и беспорядочно в общей массе жидкости. Молекулы холодной воды также движутся беспорядочно, но медленнее. Скорость движения молекул, или, другими словами, их кинетическая энергия, определяет температуру объекта. Тепло, по своей-сути, и есть движение молекул. Когда быстро движущиеся горячие молекулы смешиваются с медленно движущимися молекулами холодной воды, случайные столкновения между двумя этими группами быстро приводят к тому, что энергия распределяется равномерно между всеми молекулами, и все они начинают двигаться с какой-то промежуточной скоростью.* Когда мы пробуем эту воду наощупь, эта средняя по величине скорость движения создает ощущение прохлады. В получившейся смеси высокая энергия горячей воды фактически разбавляется низкой энергией холодной воды, но общее количество тепла, то есть энергии, остается неизменным.

Первый закон термодинамики служит фундаментом того, что имеет наибольшее отношение к обсуждаемой нами теме, а именно закона роста энтропии или второго закона термодинамики. Кстати, чтобы лучше помнить законы термодинамики, проще всего заучить следующую фразу: «Если первый закон утверждает, что вы не можете выиграть, то второй закон говорит, что у вас даже нет шанса остаться при своих». (Ну а третий закон говорит о том, что вы не можете выйти из игры!).

* Не следует понимать эту фразу так, что скорости всех молекул одинаковы. Имеется распределение скоростей вокруг некоторого среднего значения. До смешения горячей И холодной воды было два распределения вокруг двух средних скоростей, п после - распределение вокруг средней скорости, промежуточной между этими двумя. - Прим. научного редактора перевода.

Не существует способа, который позволил бы после смешения стакана горячей воды со стаканом холодной разделить смесь еле теплых молекул на две группы — очень горячую и очень холодную, не затратив на это дополнительной энергии. Мы можем извлечь ту полезную форму энергии, которая заключается в очень горячей воде, только путем привнесения дополнительной энергии в систему. И при каждом действии, химическом или физическом, а также и ядерном, количество энергии, которую можно было бы использовать для будущих действий, уменьшается.

В недрах нашего Солнца ядерные реакции превращают массу Солнца в энергию, которая распространяется сквозь космическое пространство и нагревает Землю. Не существует эффективного способа превращения тепла Земли обратно в тот вид энергии, который был вовлечен в солнечные ядерные реакции. В недрах мириадов звезд масса превращается в радиационную энергию, которая излучается в пространство. Сумма массы и энергии нашей Вселенной есть величина неизменная; об этом говорит первый закон термодинамики. Но космический потенциал производства полезной энергии в виде высокотемпературного тепла постоянно уменьшается. Звезды, некогда горевшие с температурой, намного превышавшей температуру Солнца, сейчас, после того как они выжгли свое ядерное топливо, представляют собой остывшие глыбы.

Физика учит нас, что Вселенная движется к состоянию, характеризующемуся температурой -273°С. Когда эта температура будет достигнута, выполнение какой-либо работы станет невозможным, ибо исчезнет разница температур, необходимая для передачи тепла. Ведь именно переток тепла от горячего тела к холодному обеспечивает возможность выполнения работы. А без потенциальной возможности совершения работы должна произойти тепловая смерть Вселенной.

Переход энергии от сконцентрированной, упорядоченной формы к более хаотическому, неорганизованному распределению связан с увеличением энтропии системы. Мы видим, что каждой системе, доступной наблюдению, беспорядок и энтропия растут. Тенденция, которая существует во Вселенной, есть тенденция к хаосу, а не к гармонии.

И тем не менее в отдельных областях Вселенной появились высокоорганизованные системы. Мы, человеческие существа, являемся наиболее ярким примером такого локализованного порядка. Системы нашего организма, как, впрочем, и системы простейших одноклеточных бактерий или водорослей, настолько сложны, что невольно возникает желание оспорить справедливость второго закона термодинамики. И только когда мы рассматриваем процессы в живой материи вместе с процессами в окружающей среде, становится очевидным увеличение общей энтропии.

Солнце заливает пруд своей энергией. Чтобы образовать упорядоченную структуру протеинов и углеводов водорослевой клетки из беспорядочной смеси неорганических молекул окружающей воды, эта клетка поглощает фотон света и превращает его энергию в химическую энергию, концентрирующуюся в молекуле ферредокси-на. Ферредоксин в свою очередь за счет выделения своей энергии разлагает двуокись углерода на углерод и кислород и соединяет углерод с водой, образуя глюкозу. Каждая из этих реакций сопровождается выделением тепла.

С нами происходит то же самое. Мы используем тепло, являющееся побочным продуктом биохимических реакций, которые проходят в нашем организме, чтобы поддерживать в нашем теле оптимальную для биохимических процессов температуру 36,6°С. Но если вы будете стоять неподвижно в комнате с температурой 36,6°С, вы неизбежно начнете обильно потеть. Почему? Если наше тело даже в очень холодную погоду пытается поддерживать температуру внутренних органов вблизи 36,6°С, то разве не должна быть комфортной для нас окружающая температура в 36,6°С? Она была бы таковой, если бы не закон роста энтропии. Метаболические процессы в клетках нашего тела, даже если мы находимся в состоянии полного покоя, производят так много избыточного тепла (которое рассеивается безвозвратно), что организм был вынужден создать специальную систему для отвода этого тепла за счет выделения и испарения пота.

А теперь пришла пора задать принципиальный философский вопрос: если тенденция к хаосу является столь универсальной, почему вообще существует порядок? Почему не все стремится к беспорядку?

Безусловно, сложнейшая организованность жизни представляет собой экстраординарное явление, но и неорганическая материя также характеризуется весьма впечатляющей упорядоченностью. Если рассмотреть соль, образующуюся из воды Мертвого моря при сильном увеличении, мы увидим, что она обладает регулярной и упорядоченной кристаллической структурой. То же самое можно сказать о кварце и о снежинках.

На атомном уровне мы сталкиваемся с еще большей упорядоченностью. Все атомы со свойствами углерода имеют б протонов в своем ядре; именно это обстоятельство определяет их как углерод. Все атомы урана имеют ядро с 92 протонами. Когда горит натрий, излучаемый свет всегда имеет в своем спектре характерный набор частот. Пламя углерода дает другой, но всегда один и тот же набор спектральных линий излучения. Эти спектральные свойства излучения являются следствием фиксированных и предсказуемых орбит электронов для каждого элемента, то есть для каждого типа атомов.

Спектральные характеристики любого элемента одни и те же здесь, на Земле, и в свете галактик, столь удаленных от нас, что понадобились миллиарды лет от момента излучения света этими галактиками до восприятия его нашими глазами и телескопами. Эта пространственная и временная одинаковость спектральных свойств говорит об универсальности законов физики в масштабе Вселенной.

Неотъемлемые свойства материи, которые допускают или, скорее, определяют упорядоченную организацию материи в нашей Вселенной, представлены сильными и слабыми ядерными взаимодействиями, электромагнитным взаимодействием и гравитационными силами. Во Вселенной могло бы и не быть этих сил. В этом случае материей Вселенной правил бы хаос, а не гармония, как он правит теплом. Ибо если материя может быть самоорганизующейся, тепло лишено этого свойства.

Вселенная могла бы остаться массой беспорядочно движущихся электронов, протонов и других частиц, присутствовавших в то первое мгновение, которое мы называем «началом». Если бы дело обстояло так, не было бы ни нас, ни нашего вопроса о том, существует ли некая главная цель движения материи от Большого Взрыва к ее нынешнему состоянию. Творец полагал, что это движение к упорядоченности было достаточно важным и даже главным, чтобы подчеркнуть его значимость регулярным повторением слов: «и был вечер, и было утро».

Разделение событий сотворения мира на дни, окаймленные эревом и бокером, или вечером и утром, представляет собой удобную форму общения на языке человека. Но секрет заключается в коренном значении этих слов. Давайте попробуем соединить то, что мы узнали о расширении Вселенной и об энтропии, с коренными значениями слов «эрев» и «бокер». Результат будет весьма осмысленным.

Вначале был беспорядок, космический суп сверхконцентрированной энергии и материи перемешанных друг с другом. Не существовало ни тяжелых элементов, готовых выделить тепловую энергию радиоактивного распада, ни энергетических химических комплексов, способных поддерживать жизненные процессы. Хотя материя находилась в состоянии бурлящего хаоса, энергия Вселенной обладала низкой энтропией вследствие своей высокой концентрации. Эта высокая концентрация характеризовалась температурой 1032°К. Потенциальная возможность извлечения полезной работы из этого тепла никогда больше не была столь высокой, и поэтому энтропия никогда не была такой низкой, как в тот момент. Эта начальная концентрация энергии приводит в движение Вселенную с момента ее создания.

С расширением Вселенной концентрация энергии снизилась. Температура резко упала. Как мы уже знаем, средняя температура фотона сегодня равна всего лишь 3,5°К. Общая энтропия Вселенной увеличилась, но это увеличение не было распределено равномерно по объему Вселенной. Во многих местах Вселенной произошло локальное упорядочение материи благодаря фундаментальным свойствам, которыми была наделена материя при ее сотворении: ядерные, электромагнитные и гравитационные силы. Материя начала соединяться с материей. Свет и материя разделились.

Когда сверхсжатие массы и энергии воплотилось в Большом Взрыве, энергия, содержавшаяся в общем ядре, частично перешла в кинетическую энергию масс, разбегающихся от центрального ядра, а частично в увеличение потенциальной энергии,

выражавшееся в разделении масс по мере того, как эти массы разлетались в космическом пространстве. Сила гравитации была тем фактором, который позволил реализовать эту потенциальную энергию. Под ее влиянием рассеянная туманность галактического газа начала стягиваться и сгущаться, образуя отдельные галактики и звезды.

Движение материи по направлению к локальным центрам концентрации привело к ускорению частиц до высоких скоростей и в конечном итоге — к высокому давлению. Когда материя вжимается в локальный центр, скорость и давление проявляют себя как тепло. Температура в ядре повышалась. При температуре примерно миллион градусов скорость движения атомных ядер стала достаточно высокой для того, чтобы началось слияние ядер при их столкновениях. Водород стал превращаться в гелий, а гелий - в более тяжелые элементы. В процессе слияния часть массы превращалась в чистую энергию. Запылала ядерная печь, ознаменовав рождение звезды. Вот таким образом в отдельных точках космического пространства, повсеместно имеющего низкую температуру, вновь образовывались области с очень высокой температурой.

Можно сказать, что Большой Взрыв вложил свою энергию в расширяющуюся материю. Гравитация помогла восстановить часть этой энергии, сформировав второе и третье поколения горячих точек, которые мы называем звездами. Жизненные процессы получают необходимую для них энергию из этой рециркуляции материи и энергии.

Библейский текст описывает этот локализованный процесс перехода от меньшего порядка к большему как движение от вечера к утру, или, точнее, от эрева к бокеру. За сотни лет до появления древнегреческого языка, до того, как были впервые написаны слова «хаос» и «космос» (космос в переводе с древнегреческого - гармония. -Прим. перев.), постепенный, шаг за шагом, прогресс по направлению к упорядоченному миру был описан изощренным языком «вечера» и «утра».

Существует древний текст, который подтверждает эту интерпретацию. Я имею в виду перевод книги «Бытие» (с иврита на арамейский. — Прим. перев.), сделанный Онкелосом.

Повторяющееся выражение «...это хорошо» использовано в библейском описании каждого из шести дней Творения, когда завершался процесс формирования определенной сущности или сущностей и в результате появлялось нечто долговечное. Слова «...это хорошо» отсутствуют только в описании второго дня. В этот день твердь небесная отделила воду от воды [ту, которая под твердью, от той, которая над твердью, «Бытие» 1:7], но только на третий день из воды, что под твердью, были образованы моря. И об этой стадии было снова сказано, «...это хорошо» («Бытие» 1:10).

В первых тридцати стихах Библии Онкелос перевел каждую фразу «...это хорошо» буквально. На шестой день, в конце описания сотворения Вселенной, буквальный перевод ивритского текста звучит (в русском каноническом переводе — Прим. перев.) как «...и вот, хорошо весьма» («Бытие» 1:31). За исключением слова «весьма», этот текст идентичен предыдущим фразам. Однако, Онкелос, базируясь на неизвестном нам источнике, совершенно радикальным, исключительным и экстраординарным образом отошел от им самим установленного образца. В стихе 1:31 Онкелос интерпретировал фразу «...и вот, хорошо весьма» как «... и вот, все в строгом порядке»2. Работая над своим переводом 1800 лет назад, Онкелос понимал, что последовательность событий, описанных в открывающей главе Библии как последовательный переход от вечера к утру, была чем-то большим, чем простое количественное продвижение вперед, которое может быть измерено увеличением числа звезд или видов животных, существующих во Вселенной, по мере того, как она продвигалась

вперед от «хорошо» до «хорошо весьма». Скорее всего, Онкелос осознал, что произошло качественное изменение природы Вселенной, переход от беспорядка, отрицающего возможность появления жизни, к порядку и жизни.

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.... И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой.

(«Бытие» 1:26-28, 31)

ПРИМЕЧАНИЯ

1.    Нахманид. «Комментарии к Торе». «Бытие» 1:5.

2.    Онкелос. «Перевод Торы». «Бытие» 1:31.