Ноябрь 2017 / Кислев 5778

БЕРЕЙШИТ

БЕРЕЙШИТ

Берешит

Содержание раздела

"Берешит бара Элоким эт а-шамаим ве-эт а-арец". Вначале Б-г сотворил из "ничего" всю вселенную со всеми ее параметрами и атрибутами, включая время. Процесс Творения продолжался шесть дней. В седьмой день Б-г "отдыхал", создав духовную сферу под названием "Шабат", которая возвращается к нам раз в неделю. В канун первого Шабата на свет появились первые люди -Адам и Хава. Б־г поместил их в сад Эден.

По наущению Змея и вопреки категоричному запрету Творца Хава отведала запретный плод от "Древа познания Добра и Зла" и дала попробовать этот плод Адаму. Впитав в себя таким образом "грех", Адам и Хава не могли более оставаться в духовном раю Эдена. Б-г изгоняет их из "райского сада" и меняет человеческую природу. В мир приходят смерть и тяжкий труд (физический и духовный), родовые муки. Начинается извечная борьба за исправление греха Адама и Хавы, ставшая главным стержнем развития мировой истории.

Каин и Эвель, первые дети Адама и Хавы, принесли дары Б־гу: Каин - "из плодов земли", Эвель - "из первенцев своих овец и из тех, что получше". Всевышний принимает дар Эвеля и отвергает приношение Каина. Раздосадованный Каин убивает Эвеля в ходе семейного спора и за это приговаривается Б-гом к вечным скитаниям.

Далее прослеживается генеалогия потомков Каина и потомства Адама и Хавы по линии их третьего сына Шета - до рождения Ноаха. После смерти Шета человечество нравственно деградирует. Б-г "сожалеет", что создал людей и решает уничтожить их потопом, сохранив единственного праведника в той поколении - Ноаха.

Тьму не разгоняют пялкой

В грандиозной картине Сотворения мира, описанной в сегодняшнем разделе, много загадочных, мистических деталей. "...Тьма покрывала бездну... Сказал Б-г: "Да будет свет!" и возник свет"( 1:2,3).

Хафец Хаим (выдающийся лидер религиозного еврейства конца XIX - начала XX века) писал, что рассеять "бездну" тьмы можно даже небольшим количеством света. Войдя в темный дом, вы не станете размахивать топором, чтобы разогнать мрак: никакие самые грозные и эффективные орудия труда и войны не помогут в этом. Единственный способ избавиться от тьмы - включить свет, хотя бы карманный фонарик, хотя бы зажечь спичку.

Ибо, в отличие от света, всегда имеющего физический источник, тьма неосязаема, нематериальна - это всего лишь вакуум. Поэтому с ней надо не бороться, а просто заполнить пустоту светом, который является противоположностью тьмы, специально созданной Б-гом для этой цели - чтобы вытеснять мрак.

Здесь напрашивается прямая аналогия с Торой. Тора - это тоже свет, только не физический, а духовный, которому противостоит "тьма", силы зла. Подобно физической тьме, силы зла неосязаемы и с ними невозможно бороться конвенциональным оружием. Они представляют собой духовный вакуум, который можно лишь заполнить светом Торы, созданной специально для освещения и возвышения нашего мира, как сказано в талмудическом трактате Кидушин: "Я создал йецер а-ра (побуждение к злу, мировое зло), - сказал Б-г, - и Я же создал Тору как противоядие от него".

В практическом смысле это значит, что если человек хочет одолеть свои низменные страсти, тягу к пороку, избавиться от плохих черт характера, ему нет смысла объявлять войну самому себе, искать лобового столкновения со своим йецер а-ра. Здесь требуется иная, гораздо более эффективная стратегия: ему следует заняться изучением Торы. Чем больше он занимается Торой, чем больше стремится выполнять ее законы, тем больше духовного света он излучает и тем больше тьмы вытесняет из своей души.

Побороть проклятье

Все участники первого греха получили от Б-га индивидуальные проклятия на вечные времена. Змею-искусителю Он сказал: "Проклят ты более всякого скота и всякого дикого зверя! На брюхе своем ты будешь ползать (прежде змей имел ноги и был прямоходящим животным), и прах будешь есть все дни твоей жизни. И вражду положу между тобою и женщиной, и между потомством твоим и ее потомством: они будут разбивать вам голову, а вы будете язвить им пятку" (3:14,15).

Хаве Б-г обещал: "Умножу страдание твое... в муках будешь рожать детей, но к мужу твоему страсть твоя, а он - будет властвовать тобою" (3:16), а Адама Он обрек на тяжкий, порой каторжный труд и бесславную смерть: "В поте лица своего ты будешь есть хлеб - пока не вернешься в землю, ибо прах ты (слово адам, человек — производное от адама, земля), и в прах ты вернешься" (3:19).

Рассказывают такую историю. У одной богатой женщины украли кредитную карточку, записанную на имя ее мужа. Вор начал активно пользоваться карточкой, покупая товары на большие суммы и с удивлением убеждаясь, что кредитная компания не спешит отменять ее. Шли месяцы, вор богател, пока однажды его не поймали на другом преступлении.

Во время обыска у него нашли краденую карточку и передали ее в кредитную компанию. Дирекция компании, в свою очередь, связалась с владельцем карточки и спросила его: "Почему вы не сообщили о краже нам или в полицию?"

Владелец ответил: "Я решил не сообщать о краже, когда убедился, что вор тратит по моей кредитной карточке гораздо меньше денег, чем тратила моя жена".

В Талмуде (трактат Бава мециа 59а) сказано: если муж почитает свою жену, это хорошо сказывается на его финансовом состоянии - он богатеет.

Но какая здесь связь? По логике вещей должно быть наоборот. Если ты "почитаешь" жену с помощью своей кредитной карточки, стремишься удовлетворить ее материальные капризы, денежные накопления на твоем банковском счету вряд ли от этого возрастут.

Но у Б-га своя логика. Он вознаграждает и карает нас по строгому, но справедливому принципу "мера за меру". Почитая жену, оказывая ей знаки внимания, стремясь удовлетворять ее запросы,

ставя ее интересы выше своих, мужчина смягчает проклятие, которое жена получила после греха Адама и ХавЫ: "Он будет властвовать тобою".

С позиции Торы власть мужчины над женщиной - это проклятие, которое следует всячески преуменьшать, несмотря на то, что оно провозглашено Самим Б־гом. Ведь никто не ходит босиком по лесу, где водятся змеи, чтобы помочь змее выполнить сказанное -"язвиггь им (т.е. нам) пятку". Так и муж должен по возможности не допускать ситуаций, при которых он реализует проклятие о своем "всевластии" над женой, переданное ей по наследству от Хавы.

Поэтому, когда муж облегчает бремя женского проклятия, отказываясь от роли семейного деспота, Б-г в ответ уменьшает его наказание: "В поте лица своего ты будешь есть хлеб". Такому мужчине не придется гнуть спину, тяжко трудиться, проливать много пота для добычи пропитания. Деньги будут сами "липнуть" к его рукам. И расходы по кредитной карточке, которой пользуется его жена, не доставят ему беспокойства.

Ненавистны компромиссы

"И сказал Б-г: "Сделаем человека {наосе одам) в образе нашем, по подобию нашему..." (1:26).

Традиция утверждает, что Моше-рабейну записывал Тору под диктовку Творца. Услышав этот стих, пророк спросил, почему Б-г поощряет вероотступников, дает им пищу для "научной критики". Ведь слово наосе (сделаем) употреблено во множественном числе, что дает повод (Б-же упаси) усомниться в единстве Творца, утверждать, что "богов" было как минимум два.

"Пиши, — ответил Творец, - а тот, кто хочет заблуждаться, все равно будет заблуждаться". Множественная форма глагола употреблена неслучайно: прежде чем сотворить Адама, Б-г посоветовался с ангелами, которых создал во второй день Творения. Отсюда мы учим, что в любом деле надо советоваться с другими, даже с менее знающими и компетентными людьми, если больше не с кем. В одиночку многого ли добьешься?

Объяснял Хафец Хаим: тот, кто желает «ошибиться», добьется своего, независимо от того, что пишется в Торе: "сделаем" или "сделаю". Поэтому ее Автор не стал подстраиваться под читателей. Он написал то, что следовало написать, ориентируясь на людей, честно ищущих правду.

Таков ответ реформистам, которые предлагают вносить изменения в Тору, чтобы угодить неверующим и привлечь их в лоно религии. Эти люди все равно не полюбят Тору, не оценят ее бездонную мудрость, сколько бы изменений ни вводили. Зато с реформистов будет взыскано за фальсификацию Книги Книг. И никакие благие намерения им не помогут.

Такого же порицания заслуживают те, кто идет на серьезные компромиссы в "малом" ради исполнения "больших и важных״ заповедей. В Торе нет малого и большого. Инициаторы таких компромиссов, говорит Хафец Хаим, должны вначале спросить согласия у самой Торы, как судья, который, разбирая гражданский иск, предлагает свое компромиссное решение обеим конфликтующим сторонам и принимает его только с их согласия. Тора -это пакетная сделка. Ее нельзя принимать выборочно, по вкусу: эта заповедь мне нравится, а эта - нет. Начав выполнение мицвот, человек не должен останавливаться на пол пути. Необходимо идти до конца, следуя призыву, с которым пророк Элияу обратился к народу на горе Кармель: ״Если вы признаете Б-гом Всевышнего, следуйте за Ним; а если — (идола) Баала, следуйте за ним״. Середины нет.

Ноах

Содержание раздела

Через десять поколений после Адама человечество настолько извратилось, погрязло в разврате, жестокости и идолопоклонстве, что Б-г решил уничтожить все живое на земле с помощью потопа, сохранив лишь единственного праведника той эпохи Ноаха с семьей и представителей разнообразных видов фауны. Б-г велит Ноаху построить ковчег - плавучее сооружение особой конструкции. В первые сорок дней и ночей потопа вода бурно прибывала, покрыв всю землю, включая горные вершины, и лишь через 150 суток начала спадать. Ковчег остановился у горы Арарат, и Hoax послал на разведку ворона, а затем голубя, чтобы проверить, как убывает вода. Вначале голубь вернулся, не найдя суши, и через неделю Hoax снова выпустил его. На этот раз птица принесла в клюве оливковый лист. Из третьей разведки голубь не вернулся: это означало, что вода полностью отступила.

Б-г велит Ноаху покинуть ковчег, и тот, выйдя на сушу, приносит благодарственные жертвы из спасенных им животных. Всевышний обещает больше не наводить гибельный потоп на землю и делает радугу знаком примирения с людьми. Отныне Ноаху и его потомкам разрешено есть мясо (допотопные люди были вегетарианцами). Б־г дает людям семь универсальных законов, необходимых для нормального функционирования общества, устанавливает смену времен года и климат в его нынешнем виде.

Hoax разводит виноградник и пьянеет от выпитого вина. Хам, один из трех его сыновей, насмехается над отцом, уснувшим в голом виде. Два других сына Шем и Яфет накрывают отца, защищая его честь. В результате инцидента Хам получает отцовское проклятие: потомки его сына Кнаана будут презреннейшими из рабов. В то же время Шем и Яфет благословляются Б-гом.

Тора перечисляет потомков Ноаха от трех сыновей, родоначальников семидесяти народов мира. Далее рассказывается о строителях Вавилонской башни, бросивших вызов Б-гу. В наказание Всевышний "смешал языки": люди перестали понимать друг друга и рассеялись по земле. Раздел завершается генеалогией человечества от Ноаха до Авраама.

Мораль истинная и ложная

Всемирный потоп был крупнейшей природной катастрофой. Сказал Г-сподь: "Вот я затоплю всю землю водою, чтобы истребить всякую плоть, в которой дыхание жизни, - все, что есть на земле под небесами, погибнет" (6:17).

Пророк Йешаяу назвал потоп "водами Ноаха", имея в виду, что Hoax несет частичную ответственность за гибель человечества. Б-г дал ему 120 лет на строительство ковчега, в надежде, что он личным примером и напоминанием о грядущем наказании подтолкнет людей к раскаянию, убедит их отказаться от грабежей, разврата, грубого идолопоклонства. Если бы Hoax научил своих порочных современников нравственному поведению, напомнил о Б-ге и неизбежном воздаянии за преступления, они, возможно, были бы спасены.

Один нееврейский философ вступил однажды в спор с раби Моше бен Маймоном (Рамбамом) о том, что управляет поведением животных - инстинкт или поведенческая дрессировка. Философ утверждал, что животное можно научить чему угодно. Чтобы доказать свою правоту, он нанял дрессировщика, и тот обучил нескольких котов ходить на задних лапах, держа на весу подносы с едой, и другим повадкам официантов. Для пущего сходства философ заказал для своих хвостатых питомцев ресторанные ливреи и устроил "банкет", пригласив на него Рамбама.

Спектакль шел, как по маслу, но когда дрессированные коты стали разносить первое блюдо, Рамбам выпустил заранее приготовленную мышку. Что тут началось! Зал наполнился грохотом брошенных подносов и звоном разбитой посуды. Забыв о долгих тренировках, ученые "официанты" опустились на все четыре лапы и, скользя по лужам разлитого супа, бросились в погоню за мышью.

Никакая дрессировка не может пробить биологический барьер, отделяющий животное от человека. Но человеку "дрессировка" необходима. Без нее он не сможет управлять своими животными инстинктами - низкие страсти неизбежно поставят его на четвереньки. В отличие от животного, человек может совершенствовать свой характер и стать полновластным властелином собственных инстинктов. Хотя одних манер тут недостаточно. Ведь манеры - это лишь маска. Многие люди, порой целые народы хорошо "надрессированы", прекрасно воспитаны; они ведут себя культурно и обходительно ("банке шен, битте шен, майн герр"), но лишь до тех пор, пока перед ними не выпустят "мышку" какой-нибудь чудовищной идеологии. И тогда они на глазах дичают.

Неслучайно многие люди возвращаются сегодня к религиозным корням. Они порой интуитивно чувствуют, что без прочной абсолютной морали невозможно существование общества, невозможны справедливость и прогресс. Истинная мораль заключена в воле Творца, в Его Торе, исходной базе всех монотеистических религий. Лишь ценности, провозглашенные Торой, помогают человеку твердо стоять на двух ногах и духовно расти.

Блюсти иерархию Творения

Сегодня вегетарианство выглядит достаточно экзотично, но до потопа все люди были вегетарианцами. Первым человеком, получившим разрешение есть мясо, стал Hoax. Именно ему и его потомкам, т.е. всем современным людям, Всевышний дал "семь законов Ноаха", заключив с ними "пакетную сделку", один из пунктов которой гласит: человек имеет право есть мясо, но только предварительно убитого животного. Нельзя употреблять в пищу живую плоть.

Почему Б-г внес такие кардинальные изменения в наше меню после потопа? Ответ надо искать в причинах самого потопа: "И увидел Б-г землю, и вот — растлилась она, извратила всякая плоть путь свой на земле" (6:12). Раши поясняет, что не только люди предались разврату - начали беспорядочно спариваться даже животные разных видов. Люди заразили своей аморальностью всю природу.

Но и это еще не все. Другие комментаторы отмечают, что, опустившись на самое дно нравственной распущенности, люди начали заниматься скотоложством, уравняв, тем самым, себя с животными.

Этого Б־г не мог стерпеть. Увидев, как рушатся барьеры между человеком и скотом, Он навел потоп и стер все живое с лица земли.

Когда Hoax вышел из ковчега, чтобы заново начать историю человечества, Б-г разрешил ему есть мясо животных. Видя в животном один из источников своего пропитания, человек должен был перестать считать себя одним из видов фауны, ближайшим родичем обезьяны, и отдалиться от допотопного скотоложства.

Впрочем, Тора не осуждает вегетарианство. Нам не возбраняется съесть в Шабат пюре из манго вместо куриного бульона (хотя понятие онег Шабат, наслаждение субботы, предусматривает среди прочего сытную трапезу с мясом и вином). Но если вы не едите мясо по убеждению, считая, например, что вы и корова равноправны и равнозначны в схеме мироздания, такой взгляд противоречит мировоззрению иудаизма.

Тора утверждает, что вселенная создана для людей, что "Человек (и только Человек) - это звучит гордо". Все прочие элементы творения, бесконечное множество видов и подвидов флоры и фауны, сама природа во всем своем многообразии представляют собой лишь "сцену", изысканные декорации, помогающие нам играть заглавную роль в грандиозном спектакле, поставленном Творцом.

Такова цель Творения, и нам поручено использовать все, что есть в этом мире, для своего нравственного, духовного совершенствования и приближения к Творцу, Который и есть Высшее благо, Высшая правда и Высшая гармония. Стремясь к этой цели, мы не только возвышаемся сами, но и возвышаем сотворенный Им мир.

В природе действует строжайшая иерархия; каждому существу, каждому виду отведено свое место. Неорганический мир служит пищей для растительного мира; поглощая минеральные вещества, земная флора растет и развивается, заодно поднимая неорганические элементы на более высокую ступень. Точно так же животные возвышают растительный мир до своего уровня, когда едят траву.

Когда человек ест мясо животного, он тоже возвышает его, ставит на более высокую ступеньку духовной иерархической лестницы. Поэтому не спешите оплакивать цыпленка, завершившего свое короткое существование на субботнем столе, ибо он вполне преуспел - стал средством приближения физического мира к миру духовному, что, собственно, и является главной целью Седьмого дня.

Еврейская экология

Ребецен не знала, что делать. Ее старый обеденный гарнитур - стол и шесть стульев - едва держался на ножках, в буквальном смысле. Проверив все варианты, она выяснила, что ремонт гарнитура обойдется ей в такую же сумму, что и покупка новой мебели.

Конечно, новая вещь всегда лучше старой, залатанной. Но ребецен, не колеблясь, приняла другое решение: она заказала столяру ремонт старого гарнитура. Один из учеников ее мужа удивленно спросил, почему она не захотела купить новые стулья и стол.

"Понимаешь, Реувен, - задумчиво ответила ребецен, - за этим старым, расшатанным столом сидели величайшие знатоки Торы и праведники, приезжавшие из Европы. Многие из них останавливались у нас в Балтиморе. За этим столом реб Хаим Озер учил Тору, а реб Барух Бер ел гефипъте фиш. Реб Эльханан Вассерман, руководитель знаменитой барановичской ешивы, погибший вместе с учениками в Девятом форте под Ковно, тоже сидел здесь, когда мой муж отговаривал его возвращаться в оккупированную нацистами Европу. Но раби Вассерман ответил ему тогда: "Я должен быть там, с моими мальчиками", и уехал... Неужели я отправлю на свалку этот стол?"

Говоря об экологии, мы имеем ввиду физическое влияние людей на природу. Но в действительности состояние окружающей среды зависит не только от количества выхлопных газов и химических выбросов предприятий. Наша духовность и нравственность тоже влияют на нее.

С заводского конвейера сходят два совершенно одинаковых стола. Один стол попадает в пивной бар, а другой - в ешиву. Стол в баре пропитается разлитым пивом и пошлыми, скабрезными разговорами. А на столе в ешиве будут лежать святые книги; за ним будут сидеть люди с возвышенными мыслями, знатоки Б-жественной мудрости. Это будут два совершенно разных стола. Не метафорически, а реально.

Такой силой обладает человек: своими действиями и помыслами он может изменить саму экологическую структуру окружающего мира. Мы способны разрушить мир, затопить жестокостью, злобой, ложью, и мы же способны возвысить его, приблизить к небесной святости.

В разделе Носа мы узнаем, как происходило моральное разрушение экологической системы допотопного мира: "И растлилась земля пред Б-гом, и наполнилась разбоем. И увидел Б-г землю, и вот: растлилась она, ибо извратила всякая плоть путь свой на земле6:11,12) ״).

Комментаторы объясняют, что поведение людей ухудшалось постепенно. Вначале они просто "растлились": стали развратничать и поклоняться идолам — но пока скрытно, только "пред Б-гом". Потом земля "наполнилась разбоем": нарыв лопнул, гной вырвался наружу. В результате вся земля "растлилась", ибо человек, будучи венцом творения, способен заразить своей аморальностью всю окружающую его среду.

Так идет процесс "растления", нравственного одичания. Вначале, когда в обществе еще сильны представления о добре и зле, люди нарушают моральные принципы втайне, стесняясь своих действий. Но постепенно они привыкают к такому поведению и теряют стыд; пошлость, разврат, ложь становятся общепринятой и даже обязательной нормой. (В Советском Союзе тщательно следили за исправностью фасада коммунистической морали; школьницы говорили на пионерских сборах, что мечтают стать учителями, врачами, актрисами. После перестройки ориентиры резко изменились: теперь, согласно опросам, многие российские девочки мечтают о профессии "валютной проститутки" и не стесняются своей мечты.)

Во времена Ноаха люди не только сами развратничали, но и распространили свое аморальное сексуальное поведение на ;*и-вотных. Началось беспорядочное сношение представителей разных видов. Так "извратила всякая плоть путь свой на земле".

Моральная порча затронула и имущественные отношения между людьми. Мидраш рассказывает, что допотопные люди воровали очень мелкие и потому неподсудные денежные суммы и вещи ("Ну, подумаешь, унес карандаш с работы"). Криминала здесь нет, но такое мелкое воровство лишало людей совести, размывало границы между добром и злом, честным и нечестным, разъедало нравственную ткань общества.

Так медленно, но верно человечество довело себя и весь окружающий мир - животных и саму землю - до предельного одичания, и Б-гу ничего не оставалось, как "погубить их вместе с землею".

Лех леха

Содержание раздела

В 1948 году от Сотворения мира, в десятом поколении после Ноаха, когда духовный и нравственный уровень людей снова резко понизился, на свет появился Аврам (позже Авраам). Путем наблюдений за явлениями природы и размышлений он осознал Высшую Истину, что миром управляет Единый Разум, Творец и Владыка вселенной — Б-г. В награду за этот интеллектуальный подвиг, совершенный в языческом окружении, Всевышний открылся Авраму и велел ему "уйти из страны своей, от родни своей и из дома отца своего" и отправиться в неведомую землю, где от него произойдет великий народ. Аврам, не колеблясь, отправляется в путь с женой Сарай (позже Сарой), племянником Лотом, их слугами и другими приверженцами новой веры. Когда Аврам пришел в страну Кнаан, Б-г сообщил ему, что именно эта земля будет отдана его потомкам.

В стране начинается голод, и Аврам вынужден уйти в Египет в поисках пропитания. Понимая, что красота его жены может стоить ему жизни среди египетских варваров, Аврам просит Сарай выдать себя за его сестру. Сарай забирают во дворец Фараона, но Б-г поражает египетского правителя и его приближенных страшными язвами, и они отпускают Сарай, не тронув ее. Аврам возвращается с семьей в Эрец Исраэль (Кнаан) с щедрыми дарами от египтян и многочисленными стадами.

Вскоре Аврам и Лот расстаются из-за ссоры, вспыхнувшей между их пастухами. Лот поселяется в богатом, но насквозь пропитанном пороком городе Сдоме в плодородной долине Иордана.

Коалиция месопотамских царей вторгается в Кнаан. В разразившейся войне царь Сдома терпит поражение, и Лот попадает в плен. С горсткой верных людей Авраам бросается на выручку и, чудесным образом одолев превосходящие силы противника, освобождает племянника, но отказывается от военных трофеев. Б-г сообщает Авраму, что его потомки подвергнутся 400-летнему угнетению в чужой стране, но затем выйдут из плена с большим достоянием и вернутся в Эрец Исраэль, землю своего вечного наследия.

Сарай бесплодна, и она дает Авраму свою египетскую служанку Агарь, чтобы та родила им ребенка. Забеременев, Агарь ведет себя заносчиво; Сарай проявляет строгость, и та уходит из дома, но затем по указанию ангела возвращается и рожает Ишмаэля.

В конце раздела Б-г дает Авраму и его потомкам заповедь обрезания, как знак Б-жественного союза. Союз с Б-гом полностью изменяет Аврама, что находит свое выражение в изменении имени: Аврам становится Авраамом, а Сарай - Сарой. Б-г обещает 99-летнему Аврааму, что его 90-летняя жена вскоре родит ему сына Ицхака, истинного продолжателя его дела. В тот же день Авраам обрезает себя, Ишмаэля и всех домочадцев-мужчин.

Благословения и проклятия

Трудно переоценить значение слова в еврейской традиции. Многие главы Торы начинаются с фразы: "И сказал Б-г...". По слову Б-га создавался мир. По Его слову жили наши праотцы, египтяне получали Десять казней, а вышедшие на свободу евреи -Десять речений.

По слову Творца Авраам покинул родину Ур Касдим (Ур Халдейский) и отправился в неведомый ему Кнаан. Перед дорогой полагается давать напутствие. И Авраам получил его - грандиозное, для себя и своих потомков, на многие века вперед: "И сделаю тебя великим народом, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и ты будешь благословением"( 12:2).

Это благословение легло в основу тесной связи между Б-гом и Авраамом. С него начались их дальнейшие, не всегда простые отношения. В них же содержится суть этих отношений. Ибо начало каждого дела, каждого предприятия должно отражать его суть.

Желудь — это не только начало дуба, но и его концентрированная сущность.

Б-г обещал Аврааму много хорошего: что от него произойдет великий народ, что его имя будет возвеличено. Но все эти блага Авраам получит лишь при одном условии - что "ты будешь благословением", Авраам должен побуждать других людей трепетно относиться к Творцу, благословлять, благодарить, превозносить Его. Именно такими призваны стать отношения между Б-гом и Человеком: своими достойными поступками Человек будет освящать Имя Всевышнего, чтобы каждое сотворенное существо, сама природа непрерывно благословляли, славословили Творца.

В этой, на первый взгляд, абстрактной теологической мысли заключен важный для нас и вполне конкретный урок. Каждый еврей, особенно, еврей в кипе - это посол. Мир постоянно следит за нами, изучает каждый наш поступок, оценивает нас - как отдельных людей, так и народ в целом — по завышенным, иногда двойным меркам (то, что позволено русским в Чечне, а американцам в Косово, не позволено нам в Эрец Исраэль). Потому что народы знают, порой лишь на уровня подсознания, что наша задача еще со времен Авраама - "быть благословением", обеспечивать должный духовный и нравственный уровень человеческой цивилизации, не давать ей погрязнуть в болоте примитивного варварства, иначе говоря, мы существуем, чтобы освящать Имя Б-га.

Но это еще не весь текст первого благословения, полученного Авраамом перед уходом в Кнаан. Далее сказано: "И благословлю благословляющих тебя, а тех, кто проклинает тебя - прокляну..." (12:3).

Странная фраза, какая-то запутанная. В первую очередь, бросается в глаза изменение порядка слов в двух ее частях: тот, кто благословляет Авраама (и его потомков), получает благословение еще до того, как он его благословит, а проклинающий будет проклят лишь после высказанного им проклятия.

В чем смысл этих текстовых причуд? Мудрецы объясняют, что хорошая мысль (в данном случае намерение благословить) засчитывается в заслугу еще до того, как она будет осуществлена. Зато дурное побуждение не берется в расчет, пока оно не реализовано. Б-г спешит благословить тех, кто желает (еще только желает) благословить Его народ. Например, коэны, потомки первосвященника Аарона, благословляющие евреев во время коллективной молитвы, заранее удостаиваются благословения, чтобы их браха (благословение) была более эффективной.

Виленский Гаон добавляет еще один штрих к этой мысли. Он говорит, что благословение богача сильнее проклятия бедняка. Поэтому человеку, желающему благословить еврея, Всевышний дает "аванс", "обогащает" его Своим благословением и его собственная браха становится полновеснее. И наоборот, проклинающий евреев не получает Б-жественного проклятия, т.е. остается "бедным", до тех пор, пока не выскажет вслух проклятие. Тем самым Всевышний сводит к минимуму ущерб от его ненависти.

Полезная война

В этом разделе мы узнаем также, как полезна — в духовном и материальном смысле - близость к праведнику. Комментируя фразу "А у Лота, шедшего с Аврамом, тоже был мелкий и крупный скот и шатры" (13:5), Раши говорит, что благословение сопутствовало Лоту благодаря тому, что он шел вместе с Аврамом.

Но с другой стороны, на том же примере Аврама и Лота мы узнаем о пагубности общения с недостойным человеком. Стремясь избежать неприятностей, праведник вынужден порой отказаться от контактов со злодеем: "И был спор между пастухами, пасшими скот Аврама, и пастухами Лота...И сказал Аврам Лоту: "...Сделай милость, отделись от меня: если пойдешь налево, так я - направо, а если ты - направо, то я-налево" (13:7-9).

Далее Тора сообщает: "И сказал Г-сподь Авраму после того, как Лот отошел от него...". Б-г не разговаривал с Аврамом, поясняет Раши, пока рядом с ним находился неправедный Лот.

В общении с недостойным человеком следует проявлять повышенную осторожность. Иногда целесообразнее оттолкнуть его, чем пытаться наставить на путь истины. Именно так поступил Аврам, когда по указанию Б-га изгнал из семьи Ишмаэля, своего первенца от служанки Агари. Отлучение пошло на пользу Ишма-элю - со временем он отказался от своих злодейским наклонностей, сделал тшуву. С другой стороны, Эсав так и остался неисправимым злодеем, потому что его отец Ицхак не решился на столь кардинальную воспитательную меру.

Получается, что мир в доме - это не всегда благо. Иногда война бывает полезнее.

Эйнштейном можешь тыне быть..,

Известный цадик реб Зуся из Аниполи сказал однажды: "Когда после смерти я вступлю в Мир Истины и меня спросят там: "Зуся, почему ты не был Баал Шем Товом ?" - я не испугаюсь; в конце концов, как можно сравнивать меня с таким гением, как Баал Шем Тов?! И если меня спросят: "Зуся, почему ты не был Магидом из Межерича2?" - я тоже буду знать, как возразить: "Посмотрите на меня и посмотрите на Магида из Межерича. Где он и где я?" Мне будет трудно ответить лишь на один вопрос: "Зуся, почему ты не был Зусей? Почему ты не стал тем, кем мог быть, хотя бы им...?"

Этот недельный раздел начинается со слов: Лехлеха, дословно: "Иди к себе...". Кабала, еврейское тайное учение, так интерпретирует эту фразу: "Иди к истокам своей души". В Мире Грядущем никто не упрекнет нас в том, что мы не достигли уровня великих мудрецов и праведников, что мы не стали нобелевскими лауреатами и чемпионами мира по шахматам. Но за то, что мы не использовали заложенный в нас потенциал сыновей Всевышнего, не реализовали до конца свои способности быть настоящими евреями, не дали пробиться ростку своих скрытых душевных сил, - за это нам придется отвечать по всей строгости перед самым справедливым и самым требовательным Судьей.

Баал Шем Тов - раби Исраэль бен Элиэзер, величайший праведник и мудрец середины XVIII века, основатель хасидского движения.

Магид из Межерича - ученик Баал Шем Това, возглавивший хасидское движение после смерти Учителя.

Ваера

Содержание раздела

Б-г открылся Аврааму на третий день после обрезания, которое праотец сделал себе и другим мужчинам своей семьи. Несмотря на зной и послеоперационную боль, Авраам ждет гостей у шатра, и Б-г посылает ему трех ангелов в обличье странников. Авраам встречает их с почетом. Один из ангелов сообщает, что через год 90-летняя Сара родит сына, но та не верит и смеется. Б-г намерен уничтожить порочный Сдом. Авраам вступается за жителей города и требует пощадить Сдом, если там найдется хотя бы 50 праведников. В ходе переговоров эта цифра снижается, но даже десяти праведников не нашлось в городе, и он обречен на гибель. Лот, его жена и две дочери спасаются, прежде чем на Сдом и соседние города обрушился серный и огненный дождь. Вопреки запрету, жена Лота оглядывается во время бегства и превращается в соляной столб.

Дочерям Лота кажется, что в результате природной катастрофы они остались совершенно одни на Земле, и у них не будет мужей. Они напоили отца вином и по очереди переспали с ним. В результате дочери родили сыновей: старшая назвала своего сына Моавом, а младшая - Амоном.

Тем временем Авраам перебирается в Герар. Местный царь Авимелех похищает Сару, но тут же возвращает ее мужу по строгому указанию Б-га, явившемуся к нему во сне. В точном соответствии с Б-жественным обещанием, у Сары и Авраама рождается сын Ицхак. Отец делает ему обрезание на восьмой день, как велел Б-г, а через два года, в день отнятия Ицхака от груди, устраивает

большой пир. Сара требует, чтобы Авраам прогнал из дома Агарь и ее сына Ишмаэля, так как тот плохо влияет на Ицхака. Авраам колеблется, но Б-г велит ему выполнить желание Сары. Оказавшийся в пустыне Ишмаэль едва не умер от жажды, но ангел спасает его, и Б-г обещает Агари, что от Ишмаэля произойдет великий народ. Видя, что Авраам пользуется особым расположением Всевышнего, Авимепех заключает с ним союз.

В ходе последнего, десятого по счету испытания Б-г велит Аврааму принести в жертву Ицхака, которому исполнилось к тому времени 37 лет. Авраам готов к этому самоотверженному акту веры, делает все приготовления к жертвоприношению на горе Мориа, но в последний момент ангел останавливает занесенный над Ицхаком нож. В награду за свою беззаветную преданность Творцу Авраам получает "великое благословение" для своих потомков. В конце раздела дана родословная ближайшей родни Авраама до рождения Ривки, будущей жены Ицхака.

Четкие инструкции

Как уже не раз говорилось, Тора - не сборник мифов, легенд и древних обычаев, из которых сформировалась еврейская религия. Это данный Б-гом учебник жизни. На примере Авраама, радушного встретившего путников в знойный полдень, мы учимся правилам гостеприимства. Его стратегия выполнения заповеди ахнасат орхим (гостеприимства) заслуживает подробного разбора по пунктам в назидание нам, его потомкам:

1.    Желая оказать гостеприимство незнакомцам, Авраам разбил шатер на пересечении торговых путей. Он не ждал гостей, а в буквальном смысле искал их, высматривал и, несмотря на зной и боль (третий день после обрезания особенно тяжел), вышел из прохладной тени шатра. Такой уровень праведности для многих недостижим, но, по крайней мере, надо стремиться встречать гостей тепло и охотно.

2.    Он дал гостям воды и сказал: ״Омойте ваши ноги״. Именно в этом они нуждались в первую очередь после долгой ходьбы по пыльной дороге.

3.    Авраам предложил им сесть под дерево, пока он будет готовить для них угощение. Мы тоже должны вначале показать гостям, где они будут спать, или, по крайней мере, предложить им

кресло, чтобы они могли максимально расслабиться перед едой, передохнуть, взбодриться.

4.    Заметив, что гости спешат, Авраам сразу пообещал, что не задержит их: "Вы подкрепитесь - потом пойдете; сделайте так, раз уж вы проходили мимо слуги вашего".

5.    Он обещал накормить их только "ломтем хлеба", но устроил щедрую трапезу, подав на стол все лучшее, что было у него (лепешки из "трех мер лучшей муки", сливочное масло, молоко, мясо "теленка, хорошего, нежного"), "а сам стоял подле них", прислуживая гостям. (Урок для нас: меньше говорить и больше делать.)

6.    Авраам не только лично прислуживал гостям, проворно и инициативно, стремясь выполнить любое их желание, но и подключил к приему своих домашних ("И поспешил Авраам в шатер, к Саре, и сказал ей: "Поторопись, три меры муки, лучшей муки замеси и сделай лепешки!")

7.    Когда гости поели, он, верный своему слову, не стал их задерживать (некоторые люди, накормив гостей, требуют от них "платы" в виде задушевного разговора: "Куда вы так спешите? Давайте поговорим, у меня не ресторан". - Гостеприимство должно быть бескорыстным.)

8.    Наконец, когда странники поднялись и отправились в направлении Сдома, "Авраам пошел проводить их" (вопреки русской поговорке "Вот тебе Б-г, а вот тебе порог"). Это очень важная составляющая мицвы гостеприимства: гостя надо проводить не до входной двери, а дальше - к автобусной остановке, стоянке такси или хотя бы до лифта.

Короче, сегодняшний раздел дает нам подробную инструкцию по приему гостей. Ее общие положения те же, что и почти четыре тысячелетия назад.

Там, где он есть

Не знаю, как вы, а я с особым напряжением читаю эпизод, в котором рассказывается об изгнании Агари и Ишмаэля. Авраам снабдил их на дорогу провизией и водой, но они заблудились: "И иссякла вода в мехе (Ишмаэль заболел в пути и выпил всю воду), и бросила Агарь сына под одним из кустов и пошла, и села вдали, на расстоянии выстрела из лука, ибо сказала: "Пусть не увижу я

смерти ребенка" (это о двадцатилетнем-то парне), и села еще дальше и горько зарыдала"(21:15,16).

Еще немного, и не будет Ишмаэля, а значит и его потомков-арабов. Не будет ислама, кровавых войн, взорванных автобусов, жертв террора и "мирного процесса". И не пришлось бы нам отдавать сегодня Арафату Эрец Исраэль под требовательным оком всего прогрессивного человечества.

Но "услушал Б-г голос отрока (его молитву о спасении)... и сказал (ангел Агари): ,,...Не бойся: внял Б־г голосу отрока в его нынешнем состоянии (дословно: там, где он находится)".

Всевышний знал, что спустя много веков потомки Ишмаэля будут убивать и теснить евреев с их земли, но Он судил его "там, где он находится". В тот момент Ишмаэль заслуживал спасения и был оценен только по своим проявленным на тот момент достоинствам.

Но в Торе есть и другая концепция. В разделе Ки теце, который мы читаем незадолго до Рош стлана, говорится о "буйном и непокорном сыне", носителе неисправимого зла. Его велено казнить не из-за его нынешнего поведения, а потому, что, став взрослым, он неизбежно станет грабителем и убийцей ради удовлетворения своих чудовищных страстей и необузданных желаний. Нельзя дать ему дожить до этого времени.

Но почему Ишмаэль не был судим по тем же меркам - как "буйный и непокорный сын" - и приговорен к смерти за преступления, которые совершат его потомки против Б-гом избранного народа? Почему Всевышний судил его "там, где он находится"?

Чтобы ответить на эти вопросы, приведет еще одно правило. Свиток Торы разрешается писать только черными чернилами на пергаменте. Чернила другого цвета не допускаются. Но что если написать свиток черными чернилами, которые со временем покраснеют? Допустимо ли читать такой свиток в синагоге еще до того, как чернила изменят свой цвет, пока они еще кашерные — черные? Оказывается, нельзя. Свиток Торы, написанный чернилами, которые со временем изменят цвет, не годятся, даже если вначале они черны, как ночь.

Теперь мы получаем нужный ответ. Буйный и непокорный сын подобен черным чернилам, которые станут красными, и мы воспринимаем его как "красные чернила", маскирующиеся под черные. Его подлинная суть еще не проявилась, но она уже сидит в нем. Дело не в том, что он превратится в разбойника с большой дороги. Он - уже разбойник. Мы просто не видим этого. Поэтому Тора судит "сына" по его будущему поведению. Но с Ишмаэлем все обстояло иначе. Его потомки не представляли его в тот момент, когда он молился Б־гу, умирая от жажды. Он за них не отвечает. Ишмаэль был еще праведником и заслуживал спасения. Наверное, поэтому рассказ о спасении Ишмаэля читается в Рош ашана, когда мы стоим перед Небесным трибуналом, раскаиваясь в прошлых грехах и еще не совершив новых. В этот момент Б-г благосклонно судит нас, как Ишмаэля - там, где мы находимся.

Гори, гори моя мицвя

Заключив союз с Авимелехом, Авраам "посадил эшелъ в Беэр Шеве" (21:33). Что такое эшель! Мудрецы Талмуда Рав и Шмуэль по-разному толковали это слово. Рав сказал, что Авраам посадил "сад" (обычно так и переводят эшель), чтобы снабжать плодами голодных путников; Шмуэль дал более фигуральное толкование: эшель - это постоялый двор. В комментарии Мидраш теплим сказано, что эшель представляет собой аббревиатуру трех слов: ахила, штия и лина - еда, питье, ночлег. Все эти услуги хозяин должен предоставлять своим гостям.

Один очень богатый филантроп не только жертвовал деньги для бедных, но и приглашал к себе в дом проезжих людей. Все восхищались добротой филантропа, но однажды его великолепный просторный дом сгорел дотла.

Спросили реба Хаима из Воложина: Почему такое несчастье свалилось на достойного человека? Как могло случиться, что дом, где совершалось так много благодеяний, был уничтожен пожаром? Реб Хаим ответил, что хозяин давал гостям еду (ахила) и питье (штия), но не оставлял их на ночлег; в результате эшель остался без последней буквы ламед (лина) и превратился в эш, огонь. Короче, хорошее дело надо доводить до конца, до последнего ламеда.

Хаей Сара

Содержание раздела

Сара, праматерь еврейского народа, умирает в возрасте 127 лет. Оплакав жену, Авраам хоронит ее в пещере Махпела в Хевроне, там, где покоятся первые люди Адам и Хава. Хозяин участка хи-теец Эфрон вроде бы готов отдать его бесплатно, но, в конце концов, Авраам покупает это место за деньги, уплатив огромную сумму.

Вскоре Авраам поручает своему верному слуге Элиэзеру найти для Ицхака подходящую жену, взяв с него клятву, что он будет искать девушку на родине Авраама, среди его родственников, а не у хананеев, живущих в Эрец Исраэль. Элиэзер отправляется за Евфрат, в Арам Наараим, и просит Б-га дать ему знак, ориентир, чтобы знать, кого выбрать.

Вечером, когда Элиэзер привел верблюдов на водопой, у источника появляется юная Ривка. Элиэзер просит у нее воды, и девушка не только поит его, но и с готовностью черпает воду для его десяти верблюдов (почти 700 литров!). Такая беспримерная отзывчивость и доброта служат верным знаком свыше, что Ривка -подходящая жена для Ицхака и что ей суждено стать образцовой праматерью еврейского народа. Элиэзер встречается с отцом Рив-ки Бетуэлем и ее братом Лаваном, и те, после длительных переговоров, сопровождавшихся щедрыми подношениями от Авраама, соглашаются отпустить девушку.

Ривка приезжает в Эрец Исраэль, Ицхак вводит ее в шатер своей умершей матери Сары и женится на ней. После этого Авраам повторно женится на Агари, получившей новое имя Кетура. У них рождаются шесть детей. Авраам дает им подарки и отсылает на восток. Авраам умирает в возрасте 175 лет, и его хоронят рядом с Сарой в пещере Махпела.

Уважение традиции

"Раби, наш мальчик, наш единственный сын хочет жениться на нееврейке. Мы никогда не были религиозными, но традиции уважаем и надеялись, что он, по крайней мере, возьмет в жену еврейскую девушку и у нас будут внуки-евреи. Что нам делать!?"

Раввин печально смотрел на плачущих родителей. Наконец, он сказал: "Я расскажу вам одну историю. В царской России запрещалось продавать спиртные напитки без специальной лицензии. Не желая платить импортные пошлины, группа контрабандистов придумала смелый план тайной доставки запрещенного товара.

Граница проходила через еврейское местечко, одна часть которого принадлежала Австро-Венгрии, а другая располагалась на территории России. Кладбище находилось на российской стороне, поэтому похоронные процессии часто пересекали государственный рубеж. Контрабандисты одолжили катафалк и гроб, заполнили его бутылками со спиртным и положили сверху крышку. Подойдя к русской границе, они изобразили скорбь на лицах и склонили головы, как будто хоронили безвременно умершего родственника. Спектакль удался. Охрана немедленно пропустила скорбную процессию.

Воодушевленные первым успехом, они повторили операцию, и снова удачно. Но в третий раз произошла осечка: пограничники заподозрили неладное и открыли фоб...

На первом допросе контрабандисты горько плакали, звеня кандалами. Один из них, прервав рыдания, спросил начальника пограничного поста: "Как вы догадались остановить нас?"

Тот ответил: "Когда вы шли с той стороны границы, один из наших людей увидел, что вы улыбаетесь и оживленно беседуете друг с другом. Но ведь на похоронах не смеются. Если бы вы плакали тогда, то вам не пришлось бы плакать сейчас".

"К сожалению, то же самое произошло и с вами, — сказал раввин расстроенным родителям. Если бы судьба вашего сына тревожила вас раньше, вы бы не плакали сегодня. Вы опоздали на двадцать лет. Я ничем не могу вам помочь".

В начале сегодняшнего раздела сказано: "И пришел Авраам сказать траурную речь (лиспод) по Саре и оплакать ее" (23:2). Авраам произнес надгробное слово (эспед), в котором отметил заслуги умершей, упомянув, в первую очередь, достойное поведение Ицхака в эпизоде с его несостоявшимся жертвоприношением на горе Мориа. Он сказал, что именно Сара привила сыну любовь к Б-гу, твердость убеждений и готовность к самопожертвованию.

Лучшей наградой родителям становятся их успехи в воспитании, достойные черты характера, привитые детям. Но детей воспитывает, в первую очередь, личный пример родителей. У Ицхака было гораздо больше возможностей и соблазна, чем у нынешних молодых евреев, взять жену из среды иноверцев. Ведь семья Авраама жила в окружении хананеев. Но он знал, что на нем лежит громадная ответственность быть продолжателем отцовского дела, заложить основу еврейского народа, носителя высшей Б-жественной истины, что его будущая семья станет звеном в длинной цепи поколений и обрывать эту цепь по личной прихоти — верх безответственности.

Но если бы его родителями Авраам и Сара не были такими гигантами духа, он бы, возможно, рассуждал иначе. Можно ли винить молодого человека за нежелание выбрать путь, которым не шли его родители, лишь "уважавшие" традицию, но не воспитавшие в ней своего сына?

До ста двадцати...семи

Тот, кто впервые приступает к изучению Торы, должен вначале научиться задавать вопросы. Почему, например, так странно звучит первая фраза настоящего раздела: "И жила Сара сто лет, и двадцать лет, и семь лет"? Зачем трижды повторять слово "лет"? Ведь можно сказать проще: "И жила Сара сто двадцать семь лет"?

Раши объясняет, что три слова "лет" делят жизнь Сары на три периода, каждый из которых обладает своими особенностями, но заимствует при этом свойство другого, ближайшего к нему периода. Так, в возрасте ста лет Сара считалась столь же безгрешной, как в двадцать лет, поскольку до двадцатилетнего возраста человек не получает наказания Свыше, даже если он его заслужил. А в двадцать лет она была неотразимо красива невинной и естественной красотой семилетней девочки, которая не пользуется косметикой и другими ухищрениями, чтобы понравиться другим.

Рав Моше Файнштейн, крупнейший апахический авторитет нашего времени, родившийся в России и умерший 15 лет назад в Соединенных Штатах, добавил к этому классическому комментарию, что красота ребенка чиста и не пробуждает в (нормальных) людях чувственные побуждения, не толкает их на грех. Величие Сары в том и состояло, что несмотря на свою потрясающую красоту взрослой зрелой женщины, она пленяла окружающих, в первую очередь, своей духовной чистотой и невинностью, которые присутствовали во всем ее облике.

Если б юность хотела, если бы старость могла

В комментарии Раши на первый стих раздела Хаей Сара скрыт еще один смысл. Когда человек молод, его ум впитывает новые знания, как губка, а организм силен и вынослив. Но юности свойственны робость и незрелость суждений. Ближе к старости человек приобретает жизненный опыт; он становится мудрее и дальновиднее. Накопленный багаж знаний и опыта позволяет решать большие дела, но его физические возможности несравненно ниже, и память часто отказывает.

Сара благополучно избежала этого возрастного разлада. Еще в детстве она обладала полной эмоционально-духовной зрелостью, а в старости сохранила физическую силу и ясность ума. Три слова "лет" в приведенном стихе показывают, что все три фазы в жизни Сары были равнозначны. Когда ей было сто лет, он обладала всеми преимуществами двадцатилетнего возраста; когда же ей было двадцать, ее мудрости мог позавидовать и столетний старец.

Бесценный дар времени

Раби Акива давал урок и вдруг увидел, что многие из его учеников дремлют. Тогда он сделал паузу и сказал: "Почему Эстер удостоилась править 127 провинциями, входившими в состав

Персидской империи? Потому что Б-г сказал: "Пусть дочь Сары, жившей 127 лет, правит 127 провинциями".

Аудитория зашевелилась. Ученики во все глаза смотрели на своего легендарного учителя. Сонливость как рукой сняло. Почему эти слова взбодрили их? Раби Акива показал ученикам, как надо ценить время своей жизни, использовать во благо каждую минуту. Благодаря тому, что 127 лет прожитых Сарой лет были совершенны и абсолютно безгрешны, ее пра...правнучка стала женой персидского царя Ахашвероша и правительницей 127 провинций (см. книгу Эстер). Каждая секунда праведной, предельно наполненной благими делами жизни нашей первой праматери распространяла власть Эстер на одну семью, каждая минута - на одну ферму, каждый день - на деревню или город. Если бы Сара впустую тратила время, у Эстер было бы куда меньше земель и народов. Время бесценно. Сара использовала его с пользой, и награда за это пришла к ее потомкам, в годы царствования Эстер. "Поэтому спать на уроке - непозволительная расточительность", - заключил раби Акива.

Толдот

Содержание раздела

После двадцати лет бесплодного брака у Ицхака и Ривки рождаются близнецы Эсав и Яаков. Б-г сообщает Ривке, что ее трудная беременность — прелюдия к грядущему многовековому конфликту между великими потомками близнецов, Израилем и Римом (и его духовными наследниками). Эсав вышел первым из утробы матери, а вслед за ним, держась за пятку брата, Яаков. Дети растут, и разница в их характерах и поведении становится все более заметной. Эсав - охотник, "человек степей", а Яаков - "человек кроткий, сидящий в шатрах" Торы, развивающий свою душу.

В день похорон их деда Авраама Яаков приготовил традиционное траурное блюдо - похлебку из чечевицы, "а Эсав пришел с поля усталый" и голодный после трудной охоты и бездумно продал свое первородство - духовный статус и сопутствующие обязанности - за похлебку, доказав тем самым, что он недостоин быть преемником Ицхака.

Перед угрозой голода Ицхак намеревается перебраться в Египет, но Б-г напоминает ему, что после "жертвоприношения" на горе Мориа он приобрел особую святость и поэтому не может покинуть Святую землю. Тогда Ицхак поселяется в Гераре, стране филистимлян, и, чтобы защитить Ривку от посягательств местных язычников, выдает ее за свою сестру. Разбогатевший на чужбине Ицхак вызывает зависть филистимлян, и их царь Авимелех требует от него покинуть страну.

Ицхак восстанавливает три колодца, выкопанные его отцом. Эти колодцы символизируют три будущих Иерусалимских Храма: два из них, как и колодцы, были уничтожены, а третий будет стоять вечно. Поняв, что Ицхак пользуется особым расположением Б-га, Авимелех заключает с ним союз.

Чувствуя приближение смерти, Ицхак зовет к себе Эсава, чтобы дать ему благословение. Ривка понимает, что это благословение предназначено Яакову; она подговаривает его войти к слепому отцу и выдать себя за брата. Обман удался: Яаков получил от Ицхака благословение вместо Эсава. Возмущенный Эсав жалуется отцу на обман, вспоминая и о проданном первородстве, но Ицхак понимает теперь, что Яаков заслуженно опередил брага, что он больше ценит духовную миссию их семьи, и подтверждает необратимость своих слов. Эсав клянется убить Яакова, и Ривка отправляет будущего основателя колен Израиля к своему брату Лавану, чтобы Яаков скрылся там от ярости Эсава и заодно подыскал себе хорошую жену.

Удаляться от зла

Рамбам пишет, что у каждого из патриархов была своя ешива, в которой они преподавали законы Б-жественного управления миром. В ешиве Авраама учились сотни, а может быть и тысячи людей; его сын Ицхак обучал только одного студента. Этим студентом был Яаков, сын Ицхака, которого тот готовил к обучению других.

Тора гораздо меньше рассказывает об Ицхаке, чем о других еврейских праотцах Аврааме и Яакове. Однако Ицхак был важным связующим звеном между ними. Именно ему выпала трудная задача провести разделительную черту между добром и злом, между Яаковом и Эсавом, поскольку фундамент еврейского народа не мог состоять из смеси добра и зла.

В отличие от Авраама, определяющей чертой которого была доброта, хесед, Ицхак был воплощением силы, мужества (гвуры). Доброта общительна - сила склонна к индивидуализму. Чтобы отделить добро от зла, изгнать зло и укрепить добро, требуется большая духовная сила. Ицхак и Ривка произвели на свет двух сыновей; один стал воплощением праведности, другой - порока, нечисти, и их родителям пришлось разделить их, отмежеваться от Эсага и передать свою историческую миссию Яакову, чтобы народ Израиля развивался на морально безупречной основе.

Эта задача была непростой, ибо вначале симпатии родителей разделились. "И полюбил Ицхак Эсава, ибо ловушка была в его устах, а Ривка любила Яакова"(25:28).

О какой "ловушке" идет речь? Раши объясняет, что Эсав умел ловить устами, очаровывать людей лживыми речами. Он спрашивал отца, как отделять десятину от соли и соломы, продуктов, которым не требуется такое отделение. Польщенный отец думал, что эти вопросы свидетельствуют о благочестии Эсава, о его стремлении досконально соблюдать законы Творца.

Но почему Эсав спрашивал именно о соли и соломе? Ведь свой наигранный "пиетет" он мог проявить и другим, менее изощренным образом. Что особенного в соли и соломе? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к комментарию Шем ми-Шмуэль.

Вещи, как и люди, неодинаковы. Некоторые вещи занимают ведущее место в мироздании, другие играют подчиненную роль. Театр, как мы знаем, начинается с вешалки, точнее, с фойе. Никому не придет в голову приравнивать фойе к театру. Театр - это суть, а фойе - "прихожая", где собираются люди, пришедшие на спектакль.

Точно так же наш мир существует не сам по себе, а лишь в качестве фойе, из которого человек попадает в залитый светом театр — Мир Грядущий. Мир Грядущий — это суть; наш материальный мир выполняет подчиненную функцию - готовит людей к вступлению в "театр". Он важен лишь потому, что только из него можно попасть в Мир Грядущий; сам по себе он лишен ценности.

В сфере времени так же соотносятся Шабат и остальные шесть дней недели. Будни важны лишь потому, что они ведут нас к Шабату. Шабат нужен евреям не для отдыха, не для восстановления сил и подготовки к трудовой неделе. Наоборот, трудовая неделя -это средство подготовки к Шабату, в котором мы видим отблеск Мира Грядущего. В Талмуде так и говорится: Шабат - это одна шестидесятая часть Мира Грядущего.

Короче, духовность - это суть, а физическая среда - инструмент, позволяющий приблизиться к сути. Физический мир важен лишь в том смысле, что он служит театральными подмостками, на которых происходит духовный рост Человека.

Яаков воплощает собой духовное начало, Эсав - физическое. В их отношениях взаимодействуют суть и средство. Когда главенствует Яаков, мир развивается в верном направлении, и сам Эсав, будучи символом физического мира, может достигнуть высокого уровня духовности, если согласится на роль ведомого в связке с Яаковом. Но Эсав не согласился на это, он хотел играть заглавную роль в спектакле. Он хотел быть сутью Творения.

Свои претензии на лидерство он выдал, когда спросил отца о порядке отделения десятины от соли и соломы. Соль не обладает самостоятельной ценностью. Она нужна лишь как добавка к еде. Она всегда играет подчиненную роль. Солома — тоже вещь второстепенная; это сухие стебли, остающиеся после обмолота злаков; соломенные стебли защищают зерна, обеспечивают их рост. Зерно — суть, солома — средство. Яаков, еврейский народ — это... нет, не "соль земли", а "зерно мира". Потомки Эсава - "солома", средство, помогающее евреям воплотить в жизнь их глобальную миссию.

Но Эсав считал, что солома и соль—это суть. Его вопрос к отцу не был таким уж лицемерным. Он действительно хотел, чтобы от этих продуктов, как и от зерна, отделяли десятину. Вопрос Эсава раскрыл его истинное намерение: он хотел перевернуть всю Б-жественную пирамиду Творения.

Хорошо смеется тот...

Мидраш рассказывает, как, съев приготовленную Яаковом чечевичную похлебку, Эсав начал смеяться над "глупостью" брата: надо же, дурень, продал ему такое вкусное блюдо за никому не нужное первородство, за воздух. Затем он позвал своих приятелей, рассказал им о сделке, и они вместе смеялись над незадачливым Яаковом. Хохотали долго, с надрывом, до полного изнеможения. Такая вот история скрыта за лаконичными словами Торы: "...И презрел Эсав первородство" (25:34).

В талмудическом трактате Эрувин говорится, что злодеи не каются в грехах, даже стоя во вратах ада; они не испытывают никакого раскаяния за все плохое, что совершили при жизни. Однако из другого трактата - Недарим — мы узнаем нечто прямо противоположное: злодеи мучаются раскаянием на пороге смерти.

Разъясняя это противоречие, комментаторы делят злодеев на две категории: в Эрувин речь идет о тех, кто действует назло Б-гу, нарочно желая Его разгневать, или, в лучшем случае, абсолютно равнодушен к результатам своих поступков; а в Недарим говорится о грешниках, идущих на поводу у своих побуждений и страстей. Например, они едят трефную еду не по идейным соображениям, а потому что она вкуснее или стоит дешевле.

Грешник первой категории, ненавидящий Б-га или игнорирующий Его гнев, никогда не жалеет о своих действиях, потому что их причина всегда с ним; а грешник второй категории начинает сожалеть о содеянном сразу после того, как удовлетворит свое желание. Его грехи вызваны не высокомерием и презрением к Б-гу, а любовью к самому себе. Поэтому сразу после греха к нему возвращаются страх и трепет перед Творцом, и он искренне раскаивается в содеянном.

Нет сомнений: Эсав продал первородство, не раздумывая, потому что ему жуть как хотелось чечевичной похлебки. Об этой животной импульсивности свидетельствует сама форма его просьбы к Яакову: "Влей в меня этого красного-красного" (25:30). Раши поясняет: "Я открою рот, а ты влей в него побольше", как кормят верблюда. Но насытившись, Эсав не почувствовал сожаления об утраченном первородстве, почетном праве служить Творцу, ибо он олицетворял обе категории злодея: он продал первородство, чтобы получить вожделенную похлебку, и еще потому, что Б־гослужение ничего не значило для него.

Спустя 48 лет Эсав с удивительной наглостью жаловался своему отцу Ицхаку на двойной обман брата, лишившего его вначале первородства, а затем благословения. Он, видимо, искренне верил в свою обиду, забыв, что не только с готовностью продал первородство Яакову, но и смеялся потом с дружками над его "глупостью", демонстрируя тем самым, что это первородство абсолютно ничего не значило для него. Даже тарелка похлебки была ему дороже. В таком случае, как он смел требовать для себя отцовское благословение?

В действительности обманщиком был не Яаков, а Эсав; ведь жалуясь на брата, он скрыл от отца, что сам, добровольно, с радостью и с презрительной насмешкой продал свое первородство.

Но Эсав был бессовестным и беспринципным человеком. На духовную ценность первородства ему было наплевать. Будучи голодным, он с готовностью обменял его на еду, искренне удивляясь "глупости" Яакова. Затем, когда он понял, что к первородству прилагается отцовское благословение, включающее в себе обещание богатства и процветания (о, это уже что-то более реальное!), он захотел переиграть сделку. Но было уже поздно. Первородство и судьбоносное благословение на века получил более достойный человек - Яаков. Теперь настала его пора смеяться над злодеем-братом.

Лекарство от беды

О каком собственно благословении идет речь? Тора приводит его текст: "И даст тебе Б-г небесной росы, и туков земли, и хлеба, и вина вдоволь. И будут служить тебе народы, и склонятся пред тобою племена; будешь ты господином над братьями твоими, и склонятся пред тобой сыновья матери твоей; проклинающий тебя - проклят сам, благословляющий тебя - сам благословен" (27:28,29).

Этими двумя стихами, наполненными глубоким, мистическим смыслом, начинается молитва Ве-итен леха, в которой собраны благословений из разных разделов Пятикнижия. Эту молитву, составленную мудрецами, полагается читать сразу после окончания Шабата.

В сегодняшнее тревожное время каждый из нас думает о причинах той опаснейшей ситуации, в которую мы попали, и о том, как можно ее исправить. Религиозные евреи твердо знают, что все в мире происходит исключительно по воле Творца и только верность Его Закону, Торе, может защитить нас от беды.

Еврейские мудрецы учили, что "тшува (раскаяние и возвращение на путь Торы), тфипа (молитва) и цдака (благотворительность) уничтожают грозный приговор". Эту формулу спасения мы громко декларируем в Йом кипу р. Некоторые религиозные авторитеты советуют также повысить уровень скромности, в частности, носить более благопристойную одежду, вести себя смиреннее, скромнее; другие рекомендуют внимательнее следить за своей речью, избегать злословия.

Но есть еще одно средство. В кодексе еврейских законов Шульхан арухе сказано, что в тяжелые времена помогает чтение Ва-итен леха на исходе Шабата.

В странах диаспоры эти благословения произносят во время вечерней молитвы в синагогах. У нас, в Эрец Исраэль, во многих общинах их произносят дома, после церемонии отделения Шабата от будней. Из-за такого переноса многие религиозные евреи вообще перестали читать Ваитен леха: после Шабата у всех много будничных дел, и люди "забывают".

Между тем, этот текст содержит помимо грандиозного благословения Ицхака, ради которого Яаков пошел на сложную и опасную авантюру, еще целую серию брахот: обещания свободы, спасения, познания Б-жественной мудрости, избавления от бед и подлинного мира. Не случайно Ва-итен леха упоминается в предисловии к кабалистической книге Зоар. Если все мы, не только религиозные, но и каждый, кто верит в силу произнесенных сил, прочтет на исходе Шабата это образное произведение, похожее на поэму, возможно, Б-г услышит нас и, как уже не раз бывало в еврейской истории, обратит наши беды и тревоги в радость. Может, попробуем? Ведь хуже не будет.

Ваеце

Содержание раздела

Спасаясь от Эсава, Яаков покидает Беэр Шеву и отправляется в Харан, где живет родня его матери. По дороге он "задерживается" на 14 лет в ешиве Шема и Эвера. Продолжив затем путь, Яаков прибывает к горе Мориа, где его отец Ицхак едва не был принесен в жертву и где со временем был построен Храм. Он ложится спать и видит пророческий сон: ангелы восходят и спускаются по лестнице, соединяющей землю и небо. Б-г обещает ему всю страну Израиля, статус основателя великого народа и Свою защиту везде, куда его (и его потомков) забросит судьба. Проснувшись, Яаков дает обет построить жертвенник в этом месте и выделять Б-гу десятую часть от всех своих приобретений.

Затем он идет в Харан и встречает там у источника свою двоюродную сестру Рахель. Не имея средств для сватовства, он договаривается с ее отцом и своим дядей Лаваном отработать семь лет за его младшую дочь Рахель, но по окончании этого срока Лаван обманывает Яакова и дает ему старшую дочь Лею вместо Рахели. Лаван согласен отдать ему и Рахель, но... если Яаков отработает у него еще семь лет.

Лея рожает ему четырех сыновей - Реувена, Шимона, Леви и Йеуду, первых основателей колен Израиля. Рахель страдает из-за того, что не может зачать, и дает Яакову свою служанку Билу, которая рожает Гада и Ашера. Лея также вводит к Яакову свою служанку Зилпу, и та рожает Дана и Нафтали. Затем у Леи рождаются Иссахар, Звулун и дочь Дина. Наконец, подходит очередь Рахели: она рожает своего первенца Йосефа. Яаков решает уйти от Лавана, но тот понимает, что разбогател благодаря племеннику и не хочет его отпускать. Он заключает с Яаковом выгодное для себя экономическое соглашение, но в этот раз обман не удался. В стадах Яакова резко увеличивается приплод. Чувствуя растущую зависть и ненависть со стороны Лавана и его сыновей, догадываясь об их враждебных замыслах, Яаков бежит на родину вместе с семьей и нажитым скотом. Лаван бросается в погоню, но, предупрежденный Б-гом, не решается причинить зло Яакову и задерживать его. Заключив с Лаваном "пакт о ненападении", Яаков возвращается домой. Он переходит границу Эрец Исраэль и идет навстречу уже поджидающему его брату Эсаву.

Быть человеком

Хорошо быть котом. Во-первых, не надо заботиться об одежде. Во-вторых, так много вокруг разной еды. Каждая свалка, каждый мусорный контейнер - как китайский ресторан. Для кота в равной мере аппетитно пахнут выброшенные на помойку рыбьи потроха и только что зажаренный бифштекс. Короче, жизнь прекрасна. Но есть у нее одно серьезное неудобство - чтобы оценить ее достоинства, надо быть котом.

Лично я предпочитаю быть человеком, несмотря на сопутствующие этому статусу гастрономические ограничения.

Тора и религиозный образ жизни вырабатывают в человеке особую чувствительность к явлениям окружающего мира. Старая песня "про любовь", слова которой завораживали тебя лет двадцать назад, вдруг кажется грубой и примитивной. Уличные плакаты и афиши, которых раньше просто не замечал, бросаются в глаза своей вызывающей безвкусицей. Каждая пошлость ранит, режет зрение и слух. Это значит, что мы стали замечать различия между потрохами и бифштексом.

Настоящий раздел начинается со слов "И вышел Яаков из Беэр Шевы, и пошел в Харан" (28:10). Комментируя первую часть этой фразы, на первый взгляд излишнюю (достаточно было написать: "И отправился Яаков в Харан"), Раши объясняет, что уход праведника оставляет заметный след, зияющую пустоту в жизни тех, кто находился рядом с ним. Праведный человек излучает вокруг себя особую ауру, свет высокой духовности и святости. С его уходом эта аура исчезает.

Но почему Тора не употребляет тот же глагол ваеце (и вышел), когда Авраам покинул родной Харан и отправился по указанию Творца "в страну, которую Я тебе покажу"? Неужели его уход не ощущался там столь же остро, как и отсутствие Яакова в Беэр Шеве?

Он бы, конечно, ощущался, если бы было кому ощущать. В Харане жили закоренелые язычники, люди с грубыми, примитивными душами и мироощущением на уровне кота с помойки. Они не понимали устремлений Авраама и его духовных исканий, поэтому отсутствие этого праведника не было замечено. Но когда Яаков "вышел из Беэр Шевы", там оставались его родители Ицхак и Ривка, и на этих духовных гигантов уход будущего основателя двенадцати колен Израиля произвел неизгладимо тягостное впечатление. Ицхак и Ривка сразу почувствовали вакуум в общественной атмосфере Беэр Шевы, вызванный отсутствием их выдающегося сына, потому что в отличие от жителей Харана, они прекрасно отличали «гнилые потроха» от «свежего бифштекса».

Понимать? Только с Устной Торой!

Лаван, отец Рахели и Леи, считается хрестоматийным негодяем. Еще в разделе Хаей Сара мы узнали, что он хотел уничтожить род Авраама: отравить Элиэзера, выполнявшего роль свата, чтобы тот не привез жену Ицхаку, и Ицхак не женился и не имел детей. Его план провалился, и вот теперь, спустя много лет, Лаван совершил еще одну попытку "окончательного решения". На этот раз его жертвой чуть не стал Яаков, сын Ицхака, которому Лаван вначале не давал жениться на Рахели, а потом хотел уничтожить вместе с семьей, и, если бы не прямое предостережение Б-га, как знать...

Но откуда мы знаем, что Лаван, как сказано в Пасхальной Агаде, "хотел истребить всех"? Почему та же Агада утверждает, что он был хуже Фараона? Неужели Лаван был таким уж страшным злодеем? При обычном чтении книги Берешит такое впечатление не создается. В разделе Хаей Сара он тепло приветствовал Элиэзера, предложил ему отобедать; накормил сопровождающих его лиц и верблюдов. Хороший человек, хлебосольный хозяин...

Но тот, кто глубоко изучал Пятикнижие, знает, что еда, предназначенная слуге Авраама Элиэзеру, была отравлена и от нее «случайно» умер Бетуэль, отец Ривки и Лавана.

Но где это написано? В самом тексте Пятикнижия ничего этого нет. Зато есть в Устной Торе, важнейшей части Полной Торы, данной Б-гом на Синае, которая содержит среди прочего тщательный анализ текста, грамматических форм и даже отдельных букв и которая передавалась устно, от учителя к ученику, и была частично записана в Талмуде и других книгах мудрецов.

В сцене со сватовством Ривки Лаван говорит раньше своего отца. В хороших семьях так не поступают. Мы видим Бетуэля лишь в начале визита Элиэзера, а в конце упоминаются только его сын и жена.

В сегодняшнем разделе мы читаем, как Лаван обманывал Яа-кова, эксплуатировал его, подменил ему невесту, наживаясь на его честном и самоотверженном труде, менял условия оплаты десятки раз и все больше ненавидел племянника, завидуя его удачливости.

"Что же тут особенного? — удивится читатель. — Среди нас таких лаванов пруд пруди, и никто не говорит, что они хуже Фараона или нацистов". В сцене, рассказывающей о побеге семьи Яако-ва, Лавану можно даже посочувствовать: коварный и неблагодарный племянник пришел нищим в Харан, получил у доброго дядюшки Лавана приют, двух дочерей и двух служанок в жены, стал многодетным отцом, жил на всем готовом и теперь сбежал, прихватив с собой множество овец и любимых идолов хозяина (похищенных Рахелью втайне от мужа). "И сказал Лаван Яакову: "Что ты сделал? Ты меня обманул и увел дочерей моих, как плененных на войне! Отчего бежал ты тайно... не сказав мне? Я проводил бы тебя с весельем и песнями ...И не позволил ты мне поцеловать сыновей (внуков) и дочерей моих". Кто же тут злодей и кто жертва?

Но традиция сообщает, что Лаван врал, лукавил. Он гнался за Яаковом, чтобы убить его, как сказано в Агаде и книге Дварим (26:5):"Арами овед ави - Арамеянин (Лаван) - губитель моего отца". В свете этого знания все становится на свои места.

Письменная Тора (Пятикнижие и весь Танах) похожа на зашифрованное послание, на конспект. Без Устной Торы ее невозможно правильно понять. Один читатель уличил меня в подлоге: откуда известно, мол, что Тора запрещает вступать в браки с пред

ставителями других народов, если в главе 7 книги Дварим речь идет только о семи ханаанских народах, исчезнувших еще в эпоху Писания? Без Устной Торы и в самом деле получается "подлог". Но, комментируя стих 7:3 "И не вступай с ними в брак..." Рамбам пишет (Законы о запрещенных связях 12:1), что этот запрет распространяется на всех неевреев. Даже слова ло титхатен (не женись) нельзя понимать здесь в буквальном смысле, поскольку брак еврея с неевреем, светский или заключенный по законам иной религии, вообще не считается браком в глазах еврейского закона. Но даже если исходить из простого здравого смысла, что осталось бы от нашего народа за долгие века рассеяния, если бы Тора разрешала смешанные браки?

Письменную Тору признают все народы с тех давних пор, как она была переведена на древнегреческий. Христианские миссионеры используют стихи из Танаха в своей агитации за Иисуса. Мусульмане почитают Ибрагима (Авраама) и Мусу (Моше). Се-кулярная (светская) литература наполнена библейскими образами. Но Устная Тора остается исключительным достоянием еврейского народа и тайной за семью печатями для других. "Пятикнижие Моисеево" - самая читаемая книга всех времен и народов, а Талмуд, как утверждают антисемиты, учит евреев лгать и изворачиваться. (Помнится, у советских партпропагандистов был в арсенале такой штамп: "талмудизм и начетничество".) И на площадях средневековых городов сжигали не Танах, а трактаты Талмуда, нашу Устную Тору, плоть и кровь иудаизма.

Пиррова победа

"И собрал Лаван всех людей округи, и устроил пир" (29:22). Зачем Лавану понадобилось устраивать пир, прежде чем обмануть Яакова - дать ему в жены Лею вместо обещанной Рахели? Возможно, чтобы отвлечь его внимание и незаметно осуществить подмену.

Но по мнению комментаторов, расчет Лавана был глубже. В самом имени Лаван а-арами, Лаван-арамеец, содержится намек на его непревзойденный талант мошенника: переставив буквы во втором слове, мы получим Лаван а-рамай, Лаван-обманщик. Он решил напоить Яакова на пиру, чтобы тот не мог отличить Рахель от Леи (в еврейской традиции такая степень опьянения допускает

ся и даже заповедуется лишь один раз в году - в Пурим, чтобы "не отличить злодея Амана от праведника Мордехая"). Вот почему Лаван устроил пир только на свадьбе Леи, но не Рахели.

Непонятно, однако, зачем ему понадобилось приглашать "всех людей округи", жителей Харана. К тому же из приведенного стиха отнюдь не явствует, что сам Яаков присутствовал на этом пиру.

Комментарий Таргум Йонатан предлагает в качестве объяснения совершенно удивительный сюжет, доказывающий, что Лаван был, возможно, самым выдающимся махинатором всех времен и народов.

Больше всего Лавана, объясняет Таргум Йонатан, беспокоила водная проблема Харана. Городской источник давал воду в течение всех семи лет после прихода Яакова, хотя по расчетам должен был пересохнуть. Лаван понимал, что вода остается в источнике благодаря несравненной праведности Яакова и его особой близости к Б־гу, Источнику всех благ. Поэтому он собрал горожан и вместе с ними разработал - или предложил им - такой план.

Они издадут закон, запрещающий отцам выдавать замуж младшую дочь раньше старшей. Этот закон позволит Лавану аннулировать обещание, данное Яакову относительно Рахели. Вот почему на следующее утро после свадебного пира он непринужденно заявил разгневанному Яакову: "Так не делается в наших местах — выдавать замуж младшую прежде старшей" (29:26). А раньше, семь лет назад, делалось? Да, делалось. Ведь закон еще не был принят.

Юридически поступок Лавана не выдерживает никакой критики. Новый закон приняли только вчера, а соглашение с Яаковом по поводу Рахель было заключено на семь лет раньше. Но даже если бы Лаван сумел убедить Яакова, что речь идет о старом узаконенном обычае, то почему он согласился отдать ему Рахель во время их первой встречи? Забыл? Не придал значения? "Ничего страшного, — возразил бы Лаван. - Я же не расторг соглашение, не отказался от своих обязательств. Дал Яакову Лею - не такая уж плохая замена Рахели. И Рахель он может взять, но пусть отработает еще семь лет. В результате вместо одной жены он получит сразу двух. Какой же я лжец и мошенник?"

Короче, Лаван выиграл время, задержав Яакова еще на 13 лет (семь лет работы за Рахель и еще шесть лет - за скот), и все это время городской источник исправно давал воду. Он пересох сразу, как только Яаков покинул Харан. Ясно, однако, что если бы Б-г не планировал заранее сделать Лею женой Яакова, избавив ее тем самым от предначертанного свыше брака со злодеем Эсавом, Лавану не удалось бы обмануть Яакова, точно так же, как он не сумел помешать ему обзавестись многочисленными стадами овец и коз в последние шесть лет пребывания в Харане. Итоговый счет оказался в пользу праотца Яакова, ибо Всевышний всегда защищает праведников от происков злодеев. Лаван, конечно, этого не знал. Иначе он не стал бы тратиться на грандиозный пир общегородского масштаба.

Ваишлах

Содержание раздела

Вернувшись на родину, Яаков шлет к своему брату Эсаву ангелов- посланников. Те возвращаются и сообщают Яакову, что Эсав идет к нему навстречу и с ним армия из четырехсот человек. Яаков принимает необходимые меры для отражения возможного нападения: делит своих людей на два лагеря, молит Б-га о помощи и шлет миротворческие подарки Эсаву. В ту же ночь Яаков остается один и борется с ангелом-хранителем Эсава. Яаков побеждает, но получает вывих бедра (поэтому евреям запрещено есть седалищный нерв у кашерных животных). Ангел говорит Яакову, что отныне его второе имя - Исраэль, означающее, что он победил не только человека (Лавана), но и вышел победителем в поединке с бестелесным существом - посланником Всевышнего.

Встреча Яакова и Эсава проходит мирно, но Яаков не доверяет брату и отклоняет его предложение о совместном проживании.

Спустя некоторое время Шхем, сын ханаанского племенного вождя, похищает и насилует Дину, дочь Яакова, а затем, желая взять ее в жены, вместе с отцом предлагает Яакову "породниться" семьями. Сыновья Яакова делают вид, что согласны, но при условии, что Шхем и все мужчины его племени совершат обрезание. Условие принято. На третий день после обрезание братья Дины Шимон и Леви врываются в город и убивают все мужское население, ослабленное операцией, в наказание за их причастность к похищению Дины. Яаков осуждает эту акцию, и Б-г велит ему отправиться в Бейт-Эль и поставить там жертвенник.

В это же время умирает Двора, кормилица Ривки, матери Яакова. Ее хоронят в Бейт-Эле. Б-г является Яакову, благословляет его и меняет его имя на Исраэль. По пути в Эфрат у Рахели начинаются родовые схватки; она рожает Биньямина, двенадцатого из сыновей Яакова, и умирает. Ее хоронят на дороге в Бейт Лехем. Лаков ставит памятник над могилой жены. Ицхак умирает в возрасте 180 лет, и сыновья Яаков и Эсав хоронят его в Хевроне. Раздел завершается перечнем потомков Эсава.

Вес одной мицвы

Встреча с Эсавом, не забывшим давние обиды - продажу первородства и дерзкое похищение отцовского благословения, - не сулила Яакову ничего хорошего: "И весьма устрашился Яаков и огорчился" (32:8).

По словам комментаторов, наш праотец боялся, что ему не хватит заслуг для победы в поединке с Эсавом. Как человек религиозный, он знал, что исход любого дела, любого сражения определяется Всевышним, а не «объективным» соотношением сил.

Яакову казалось, что его порочный брат превосходит его в заслугах. В отличие от Яакова, который 22 года находился на чужбине и 36 лет не виделся с отцом и матерью, Эсав жил в Эрец Исраэль и заботился о родителях. Ничего героического в этом не было: Эсаву просто незачем было выезжать из страны, святость которой его ничуть не интересовала, и отца Ицхака он почитал только ради личной выгоды, чтобы получить от него бесценные благословения, вернуть себе право первородства и взять двойную долю отцовского наследства, причитающуюся старшему сыну. Все внимание Эсав уделял отцу, а матерью Ривкой вообще пренебрегал.

И все же Яаков, как истинный праведник, знал цену исполненным заповедям, особенно таким важным, как пребывание в Эрец Исраэль и почитание родителей, которые, даже будучи выполненными с эгоистическими намерениями, могли стать надежным щитом для любого человека, каким бы хорошим или плохим он ни был.

Если мицва, выполненная бездумно или даже с неправильной мотивацией, способна принести победу над любым врагом, то что говорить тогда о заповедях, которые совершаются с правильными намерениями, сознательно, искренне и самоотверженно? Награда за них поистине бесценна.

Но почему в стихе "И весьма устрашился Яаков и огорчился" употребляются два глагола? Какая между ними разница? Раши поясняет: "Он устрашился, что его убьют, и огорчился, как бы ему не пришлось убивать других".

Раби Моше Файнштейн, один из ведущих алахических авторитетов послевоенного поколения (1895-1986 г.г. Россия-США), задает резонный вопрос: почему Яаков боялся, что будет вынужден убить Эсава или кого-то из его громил? Ведь удалить зло из этого мира считается благим делом, а не преступлением, поводом для радости, а не для огорчения и самоедства. Рав Моше сам же отвечает словами Брурии, мудрой жены раби Меира (талмудический трактат Брахот 10а): "Лучше молиться за то, чтобы злодеи раскаялись, чем молиться за смерть нечестивых".

Яакова печалила сама перспектива, что ему, возможно, придется удалять зло из мира путем убийства. Когда ты вынужден добиваться благой цели с помощью радикальных методов, есть опасность, что эти методы оставят в душе пагубный след.

Раби Хаим из Бриска отмечал, что в мире существуют два типа ревнителей; их можно сравнить с домашней хозяйкой и котом. Оба - хозяйка и кот - борются с мышами в доме. Но хозяйка надеется, что мыши больше не появятся и ей не придется расставлять мышеловки, а кот надеется, что мышей будет еще много на его долю. Яаков как борец с мировым злом относился к категории "домашних хозяек".

Для доллара за еврея

Узнав о приближении Эсава, Яаков первым делом подготовился тактически к отражению нападения: разделил своих людей и скот на два лагеря; затем призвал к себе на помощь Творца страстной молитвой. Третья оборонительная мера кажется странной на первый взгляд: "И взял (Яаков) из того, что у него было под рукой, в подарок Эсаву, брату своему..." (32:14). Неужели он надеялся подкупить своего лютого ненавистника, отнюдь не испытывавшего материальную нужду?

Все знают, как фанатично ненавидели нацисты евреев. Казалось, ничто не могло утолить их кровожадность, подорвать стремление уничтожить весь еврейский народ. Однако есть факты, показывающие, что даже эта слепая, методичная ненависть не всегда могла устоять перед обычной, старомодной взяткой.

Мало кому известен такой эпизод. В разгар Второй мировой войны словацкий раввин Михаэль-Бер Вейсмандель сумел подкупить ближайшего помощника Адольфа Эйхмана и тем самым предотвратить депортацию в лагеря смерти 25 тысяч румынских евреев. Цена этой сделки составила 50 тысяч долларов. По два доллара за одну еврейскую душу. Меньше цены билета на вечерний киносеанс.

Вдохновленный первым успехом, раби Вейсмандель задумал фантастический план. Если немцы клюнули на такую сравнительно небольшую взятку, почему бы не расширить масштабы операции? Почему бы не выкупить всех европейских евреев, попавших в лапы нацистов? Так родился план "Европа".

Раби Вейсмандель видел, что ход войны изменился не в пользу Гитлера. Он надеялся, что те нацисты, которые еще надеются на победу, захотят использовать евреев в качестве разменной карты в тайных переговорах с союзниками. Те же, кто предвидел поражение и боялся наказания за чудовищный геноцид, могли использовать сделку о выкупе в качестве алиби. Так или иначе, раби Вейсмандель рассчитывал, что живые евреи приобретут в глазах нацистов большую ценность, чем мертвые.

"Рабочая группа" раби Вейсманделя установила контакт с приближенными Эйхмана. После долгих переговоров из Берлина пришла долгожданная весть: нацистское руководство согласится остановить депортацию евреев из всех стран, кроме Польши - за определенную цену. Какую? Два миллиона долларов. Два миллиона долларов могли спасти миллионы еврейских жизней! В рамках тайной сделки немцы обещали, что после первого взноса в размере 200 тысяч долларов эшелоны смерти остановятся на два месяца. К этому времени надо будет внести всю оставшуюся сумму.

Но деньги так и не пришли. В 1943 году два миллиона долларов были равноценны нынешним сотням миллионов. Несмотря на титанические усилия, раби Вейсмандель не смог собрать первые 200 тысяч долларов. Тайные контакты стали достоянием гласности, и в сентябре 1943 года были прерваны.

Теперь задним числом можно спросить: неужели была надежда, что нацисты сдержат слово? Трудно сказать. Но во всяком случае это был реальный и, пожалуй, единственный шанс спасти миллионы европейских евреев. Два человека, бежавшие из Освенцима, сообщили, что во время переговоров в лагерь перестали прибывать эшелоны с человеческим грузом. Даже газовые камеры простаивали. В это время в Освенцим прибыла группа евреев из Терезиенштадта; с ними обращались на редкость деликатно. Возможно, именно этих людей готовились освободить в обмен на аванс в двести тысяч. Но сделка не состоялась, и они погибли.

Почему миссия раби Вейсманделя не дала результата? Главная причина состояла в том, что любые переговоры с немцами, тем более, о переводе им больших денежных сумм считались предательством общего дела, подрывом военных усилий на фронтах. Советские власти заявили энергичный протест, когда узнали о плане "Европа". Американцы никогда не отважились бы перевести в Берлин миллионы долларов. Сионистские лидеры тоже не спешили спасать своих братьев, попавших в нацистскую западню. Некоторые даже говорили, что каждый должен внести свою лепту в разгром нацизма, принести свои жертвы, чтобы на равных участвовать в послевоенном переделе мира. Армии союзников проливают кровь на фронте. Уместно ли требовать особых усилий для спасения евреев, укреплять военную машину врага щедрыми взятками, тем самым затягивая войну и обрекая на гибель сотни или даже тысячи американских, британских и советских солдат? В результате сотни-тысячи солдат были спасены, зато погибли миллионы евреев...

Прежде чем отправиться в Рим на аудиенцию к императору, раби Йеуда а-Наси, составитель Мишны и один из величайших мудрецов Талмуда, внимательно изучал обстоятельства встречи Яакова и Эсава, описанные в сегодняшнем разделе. Его примеру следовали и другие мудрецы. Один из них раби Янай пренебрег однажды этой традицией, и в результате его миссия провалилась.

Почему эта встреча была так важна для подготовки к переговорам с властями античной сверхдержавы? Книга Берешит - это не просто историческая хроника. Она — дорожная карта еврейского народа. "Маасей авот симан ле-баним — Поступки отцов — ориентир для их потомков". Патриархи еврейского народа прокладывали нам путь. Когда Яаков встретился со своим братом Эсавом, он создал новую реальность, написал "инструкцию" о том, как надо вести себя с Эсавом и его духовными преемниками во все эпохи. Яаков готовился к войне; он молил Б-га о милосердии и помощи; и послал взятку Эсаву. Хотя с Эсавом шли четыреста солдат, и он мог пленить Яакова, даже убить его и захватить все его имущество, подкуп сработал. Несмотря на фанатичную ненависть к Яако-ву, Эсав клюнул на взятку, психологически не устояв перед соблазном.

Тора - это наш учебник жизни на все века. Она учит, как мы должны вести себя в мирные, благополучные времена и когда ночь изгнания предельно сгущается. Тот, кто пренебрегает ее указаниями, рискует не только собой, но и жизнями миллионов.

Ваешев

Содержание раздела

Праотец Яаков поселяется в стране Кнаан. Его любимый сын Йосеф приносит отцу критические сообщения о поведении братьев. В знак своего особого расположения Яаков дарит ему разноцветную полосатую рубашку из шерсти. Невзирая на растущую ненависть братьев, Иосеф рассказывает им два своих пророческих сна, в одном из которых их снопы кланяются его снопу, а в другом - Йосефу кланяются солнце, луна и одиннадцать звезд (по числу братьев). Заподозрив Йосефа в стремлении к узурпации семейной власти, сыновья Яакова выносят ему тайно смертный приговор. Но когда Йосеф приходит к ним в Шхем, братья отказываются от первоначального замысла и по инициативе Реувена бросают его в яму. Затем, после ухода Реувена, Йеуда убеждает братьев продать Йосефа в рабство проходящему каравану ишмаэлитов. Реувен возвращается и, не найдя в яме Йосефа, в отчаянии разрывает на себе одежды. Затем братья смачивают рубашку Йосефа в крови зарезанного козла и показывают ее Яакову, стремясь убедить отца, что его любимца растерзал дикий зверь. Яаков безутешен.

Оказавшись в Египте, Йосеф становится собственностью Потифара, начальника телохранителей при дворце Фараона.

Здесь Тора прерывает повествование, чтобы рассказать о судьбе Йеуды и его семьи. Старший сын Йеуды Эр умирает в наказание за то, что он хотел предотвратить беременность своей жены-красавицы Тамар. Затем второй сын Йеуды Онан женится на Тамар левиратным браком и тоже умирает за тот же грех. Йеуда остается вдовцом, и Тамар решает родить от него детей (хотя бы и обманным путем), поскольку ей известно, что от их союза произойдет династия еврейских царей, которую увенчает Машиах.

Тем временем Йосеф становится управляющим в доме египетского царедворца. Жена хозяина домогается любви красивого еврейского раба и, разгневанная отказом, ложно обвиняет его в попытке изнасилования. Йосеф попадает в тюрьму. Там он удачно толкует сны двух разжалованных и арестованных царедворцев. Предсказания исполняются: начальник виночерпиев восстановлен в должности, а начальника пекарей казнят. При выходе из тюрьмы начальник виночерпиев обещает ходатайствовать за Йосефа, но забывает о нем.

Награда за мицву

Известный иерусалимский цадик рав Арье Левин каждую пятницу обходил иерусалимские больницы. Зайдя в отделение, он выяснял у медсестры, кого из больных не навещают, потом шел к этим несчастным людям, подолгу беседовал с ними, ободрял, укреплял их дух.

Однажды при выходе из больницы Шаарей цедек его сбила машина. К счастью, он отделался только легкими повреждениями, что весьма удивило врачей: в его-то возрасте и при таком сильном ударе... Но сам рав Арье не удивлялся этому чуду. "В Талмуде сказано, - объяснял он, - что человек, идущий выполнять мицву, находится под особой защитой Б-га, идет ли он к месту ее совершения или обратно".

"И сказал Исраэль Йосефу: "Ведь братья твои пасут в Шхеме; иди, я посылаю тебя к ним... посмотри, здоровы ли братья и цел ли скот, и принеси мне ответ" (37:13,14).

Отправляясь к братьям в Шхем по указанию отца, Йосеф шел выполнять заповедь, да не простую, а особо ценную - мицву почитания родителей. Почему же он тогда пострадал? Почему, - спрашивают комментаторы, - Б-г не защитил его от заговора братьев, позволил им бросить его в яму со змеями и скорпионами и затем продать в рабство? Ведь мицва, подкрепленная словами Яакова "и принеси мне ответ", должна была защищать Йосефа на всем пути в Шхем и обеспечить ему благополучное возвращение домой?

Такой же вопрос задают мудрецы Талмуда в трактате Кидушин, где рассказывается о мальчике, выполнявшем ср&зу две заповеди, за которые Тора прямо обещает долголетие - повинуясь указанию отца (первая мицва — кибуд ав), он поднялся по лестнице, чтобы взять яйца из птичьего гнезда, но прежде отогнал наседку (вторая мицва - шилоах а-кен)\ однако, спускаясь, он упал и разбился насмерть. Мудрецы объясняют, что трагедия произошла неслучайно: в этот момент мальчик задумал поклоняться идолам и тем самым совершил столь тяжкий грех, что его заслуга выполнения двух ценнейших заповедей была мгновенно аннулирована.

Но с Иосефом, величайшим праведником, такой "прокол" вряд ли мог случиться: ни о каких идолах он и не помышлял. Ситуация еще больше усложняется, когда мы узнаем из комментариев, что Яаков провожал Йосефа часть пути. Ведь мудрецы учат: с тем, кого провожают на начальном отрезке пути, не может произойти ничего худого.

Ответ таков. Яаков посылал Иосефа в Шхем, чтобы он встретил братьев именно там, в окрестностях города, мужское население которого было вырезано ранее двумя из братьев Шимоном и Леви в отместку за изнасилование их сестры Дины. Местные племена боялись семьи Яакова, и этот страх, видимо, обеспечивал защиту Йосефу. Поэтому, не найдя братьев в Шхеме, Йосеф должен был вернуться домой — мицва почитания отца была выполнена. Но он продолжал их искать и по указанию прохожего отправился к ним в Дотан. Это была уже его собственная инициатива, на которую защита мицвы не распространялась.

Хорошо, но даже если мицва почитания отца не действовала в Дотане, почему не сработала другая защита - отцовское сопровождение при выходе Иосефа из дома? А кто сказал, что не сработала? Ведь братья планировали вначале убить Йосефа, подозревая его в намерении узурпировать семейное лидерство, но по ходу дела смягчили приговор - продали в рабство. Они полагали, что полностью закабаленный человек не способен мечтать о власти, что рабство обезвредит Йосефа. И просчитались.

С первых дней пребывания в Египте карьера Йосефа шла по восходящей линии: вначале он был управляющим огромного имения Потифара; затем, оказавшись в тюрьме, был назначен старостой наиболее привилегированных заключенных; и наконец, выйдя на свободу, мгновенно вознесся к вершинам власти — стал премьер-министром крупнейшей империи Древнего Мира, одним из влиятельнейших деятелей всех времен. Продажа в рабство не только не помешала исполнению вещих снов о всевластии Иосефа, а наоборот, ускорила его возвышение.

Короче, важны не драматические события в Дотане, а их результат. Мицва почитания отца и отцовское сопровождение все-таки помогли. Сбылось напутствие Яакова - "и принеси мне ответ" (о братьях). Слова, брошенные как будто невзначай, оказались пророческими: Иосеф вернулся в семью - на гребне славы и успеха.

Мелочей просто не существует

Иногда нам кажется, что вся наша жизнь состоит из одних тривиальных мелочей. Мы идем в магазин, покупаем крупу в пакетике, платим за нее в кассу. Идем домой, по дороге кто-то спросил нас, как пройти к автобусной остановке. Глобальные события происходят где-то в стороне, далеко от нас.

Рассказ о том, как Иосеф искал братьев, кажется излишне затянутым: "И нашел его человек, когда он блуждал по полю, и спросил его: "Что ты ищешь?" — И сказал он: "Братьев моих ищу я, скажи мне, где они пасут?" - И сказал тот: "Они двинулись отсюда, ибо я слышал, как говорили: "Пойдемте в Дотан". И пошел Йо-сеф за братьями и нашел их в Дотане" (37:15-17). Почему Тора, столь скупая на слова, столь лаконичная и конспективно сжатая, так детально описывает эту, на первый взгляд, совершенно незначительную сцену? Почему не перейдет сразу к делу: "Йосеф нашел братьев в Дотане"?

По утрам мы благословляем Б-га за то, что Он "направляет шаги человека", и погружаемся в будничную суету, состоящую, как нам кажется, из случайных, бессмысленных деталей и эпизодов. Мы не понимаем, что каждая "мелочь жизни" занимает свое место в глобальной картине-головоломке, что без нее эта картина будет неполной, и высший замысел не сможет осуществиться.

Если бы не тот странный человек, который согласно комментарию Таргум Ионатан, был ангелом Гавриэлем, специально посланным Творцом для осуществления пророческого видения Авраама о четырехсотлетием египетском изгнании его потомков (см. раздел Лех леха), Йосеф не пошел бы в Дотан, не нашел бы братьев, и они не продали бы его в рабство. Он не возвысился бы в доме Потифара и не угодил бы в тюрьму, его не позвали бы толковать сны Фараона и не произвели в премьер-министры. Фараон не построил бы зернохранилища в семь лет изобилия, и Яакову не пришлось бы посылать сыновей в Египет, потому что там царил бы такой же голод, как и в других странах. Не было бы драматической встречи Иосефа с братьями и его воссоединения с отцом. Евреи не оказались бы в Египте. Не было бы ни египетского рабства, ни Исхода, ни мацы, ни пасхального Седера с афикоманом, ни чудесного перехода через Красное море, ни дарования Торы у горы Синай. Все будущее еврейского народа, вся история висели на волоске, когда незнакомец объяснял Иосефу, что его братья ушли из Шхема в Дотан.

В следующий раз, когда вас спросят, как пройти к автобусной остановке, знайте - вы делаете историю.

Покой и вечный бой

"И поселился Яаков в стране, где жил отец его..." (37:1). Так эпически неторопливо начинается сегодняшний раздел...

В буфете кинотеатра было пусто: шел сеанс. Только одна пожилая женщина, уютно пристроившись в углу, пила кофе. Контролер спросил ее, почему она не идет в зал, ведь фильм уже начался.

"Да, я знаю, - ответила женщина. - Но я не хочу туда идти. Там слишком много народу, темно и душно. Вот когда зажгут свет и все уйдут, зал будет в моем полном распоряжении, и я смогу выбрать себе любое место".

Мы часто думаем, что цель нашей жизни - это тихое, спокойное существование, гармоничная идиллия, когда на небе ни облачка и все у нас идет прекрасно. Когда же над нами сгущаются грозовые тучи, мы готовы стойко терпеть, пока небо опять не просветлеет. Мы миримся с тяготами, думая, что это лишь болезненный перерыв между благополучными действиями жизненной пьесы, которая обязательно завершится - не может не завершиться -блестящим финалом успеха и безмятежной радости.

На самом деле все наоборот. Жизнь - это непрерывная череда бурь, штормов и нашей борьбы с ними. Одолевая преграды, побеждая в жизненных сражениях, мы сами духовно растем и крепнем.

Редкие безоблачные дни даны нам для того, чтобы мы могли собраться с силами, передохнуть и вновь окунуться в водоворот трудных будней.

Когда выросли сыновья, Яаков хотел тихо завершить свою бурную жизнь, полную испытаний и невзгод. Но Б־г сказал ему: "Разве недостаточно праведникам награды в Мире Грядущем? Они хотят еще спокойной жизни и в этом мире?"

Душевный покой нужен был Яакову не для безделья. Он мечтал целиком посвятить себя духовному росту, постижению Б-жественной мудрости и тайн мироздания. Но основателю еврейского народа не подобало стремиться к покою. Именно об этом напомнил ему Творец: в жизни главное - это "кино", действие, а не кофе в пустом буфете.

Время—вперед

Вы заметили: чем старше мы становимся, тем быстрее летит время? Дни рождения следуют друг за другом плотной чередой -уже не через год, а через девять, шесть месяцев. Лесах с каждым годом ближе к Суккоту.

В детстве все наоборот: день тянется, как год; неделя - целая вечность. Вот почему дети так нетерпеливы: у них совсем другое восприятие времени. Вы купили ребенку игрушку в магазине и просите его не разворачивать покупку до возвращения домой. Но куда там! Обертка летит в мусорную урну еще на автобусной остановке.

Комментируя слово "юноша" в стихе: "Йосеф в возрасте семнадцати лет.., но был он юношей" (37:2), Раши пишет, что Йосеф "укладывал волосы, подводил глаза". Неужели Йосеф-праведник был таким тщеславным и самовлюбленным нарциссом? Или Раши намекает на что-то более глубокое?

Царь обязан стричься каждый день - этого требует его высокий пост. Йосеф узнал по пророческим каналам, что однажды он станет царем, и его охватило юношеское нетерпение: он не мог дождаться того момента, когда осуществится это заветное пророчество, и стал "укладывать волосы", как будто приобщение к царским манерам могло приблизить мечту.

Однако Йосеф стал египетским "царем" только через долгих 13 лет, пройдя все круги ада - рабство, изгнание, унижение, тюрьму.

К тому же парикмахерские навыки ему так и не пригодились: его обслуживал целый штат придворных цирюльников и брадобреев. Как ни пытается юноша ускорить события, он должен запастись терпением, помня мудрое изречение царя Шломо в книге Коэлет (Экклезиаст): "Всему свое время, и свой срок всякой веши под небесами".

Микец

Содержание раздела

Пока Йосеф томится в тюрьме по ложному обвинению, Фараону снится вещий сон. Толкования советников и придворных колдунов его не устраивают. Тогда главный виночерпий вспоминает о Йосефе, хорошо объяснившем его сон в тюремной камере. Йосефа доставляют во дворец, и он толкует сны Фараона о семи тучных и тощих коровах и колосьях: скоро Египту предстоят семь лет изобилия, за которыми последует семилетка голода. Поэтому, - говорит бывший узник, - необходимо заготовить побольше зерна. Фараон поручает эту задачу самому Йосефу - назначает его главным управляющим империи, дает ему египетское имя Цафнат Панеах и женит на Оснат, дочери Потифара. Египет становится мировой житницей. Тогда же у Йосефа рождаются два сына Менаше и Эфраим.

После семи благополучных лет во всем регионе начинаются засуха и голод. Яаков посылает сыновей в Египет за провизией. Братья предстают перед Йосефом и, не узнав его, кланяются могущественному правителю - так исполняются юношеские сны Йосефа о кланяющихся снопах и звездах. Йосеф сурово встречает гостей из Кнаана, обвиняет их в шпионаже. Затем продает им зерно и, оставив в заложниках Шимона, требует, чтобы они вернулись домой и привели с собой младшего брата Биньямина, - лишь тогда он убедится в их благонадежности. По указанию Йосефа слуги тайно подкладывают заплаченные за провизию деньги в дорожные сумки братьев. Обнаружив свои деньги на обратном пути, те мучаются неведением и предчувствием беды.

Дома они рассказывают обо всем отцу. Вначале Яаков не желает отпускать Биньямина, но голод усиливается, й он уступает. Перед уходом в Египет Йеуда берет на себя личную ответственность за младшего брата. Йосеф принимает их с почетом, как дорогих гостей. Увидев Биньямина, он выбегает в соседнюю комнату и плачет. Перед расставанием Йосеф снова поручает слугам подложить в мешки братьев уплаченные за провизию деньги, а в мешок Биньямина - свой кубок. На обратном пути посланный вдогонку слуга находит кубок в вещах Биньямина. Йосеф обвиняет младшего брата в краже и в наказание объявляет его своим рабом. Йеуда предлагает себя вместо Биньямина, но Йосеф отказывается от замены.

Настоящая тшува

История похожа на гигантский пруд. Каждое действие, каждое событие подобно брошенному в него камню, от которого круги расходятся по всей водной глади. Волнение поверхности зависит от размера камня и от той силы, с которой он был брошен. Так и с нашими поступками; их последствия определяются духовной силой человека и характером тех действий, которые он совершает. Праотцы еврейского народа были духовными гигантами, поэтому их действия мы ощущаем до сих пор. Именно такой судьбоносной для нашей истории была встреча Йосефа с братьями.

Почему Йосеф так жестоко обращается со своими братьями, которые не узнали его? Его действия трудно даже назвать издевательством - он подвергает их тяжелейшей моральной пытке.

Эго, конечно, не мстительность и не злорадство. Когда братья продали Йосефа в рабство, в единстве еврейского народа образовалась зияющая брешь. Ее нельзя было заделать одним великодушным прощением, ибо подлинное прощение невозможно без любви. Йосеф знал, что он не сможет до конца простить братьев, пока не увидит, что они искренне раскаиваются в расправе над ним, что они все-таки любят его. Кроме того, он знал, что сами братья не поверят в его прощение, пока он сам не убедит их в своей любви к ним.

Вот почему Йосеф напряженно ждал того момента, когда Йеуда скажет - не одними устами, а всем сердцем: "Что сказать господину моему, что говорить нам и чем оправдываться? Б-г нашел вину за рабами твоими" (44:16). Услышав эти слова, Йосеф понял, что братья действительно раскаиваются, что они по-прежнему любят его и

что они поняли истинную причину своих страданий. Лишь теперь, доведя братьев до полного отчаяния, смирения, когда они уже видели себя его рабами, Йосеф смог, наконец, раскрыться перед ними и показать всю бездонную меру своего собственного страдания, прощения и любви к ним.

Нет, это не мелодрама. Йосеф учил все последующие поколения евреев, нас с вами, что наша сила и наше благополучие — в нашем единстве и что нет единства без взаимной любви.

Да, мы очень разные люди; двенадцать сыновей Яакова, основатели колен Израиля, тоже были очень разными. Недаром говорят: на двух евреев - три мнения. Но мы все — дети Единого Б-га, и нет большей печали для Отца, когда его дети ссорятся.

Все от Б-га, и мудрость в том числе

"И было утром: встрепенулась душа его (Фараона), и он послал позвать всех волхвов и мудрецов египетских, и рассказал им Фараон свой сон, и не истолковали его Фараону" (41:8).

Толкователей снов в Египте хватало, поясняет Раши, но "не для Фараона"; иными словами, их объяснения и версии (например, что у него родятся семь дочерей, и все они умрут) были неубедительными.

Странно, однако. Ведь Египет был кузницей чародейских кадров. В книге Шмот мы узнаем, например, что они, подобно Моше, превращали свои посохи в змеев и даже копировали, хотя и в гораздо меньших масштабах, первые несколько казней, которыми Б-г поразил их страну. А тут разгадать простой сон не сумели, хотя им не требовалось большого воображения, чтобы понять: коровы, как символ пахоты в Древнем Египте, и колосья указывают на хорошие и плохие урожаи в ближайшие годы. При чем же здесь дочери?

Причину этой непонятной слепоты мы находим в словах Йосефа, с которых он начал толкование Фараоновых снов: "Не я, — Всевышний ответит во благо Фараона". Потом он еще несколько раз ссылался на Б-га, смиренно преуменьшая свою роль в разборе сновидений, хотя понимал, что Фараон мог разочароваться в нем и отправить его обратно в тюрьму.

Мудрость - это Б-жественный дар, и по-настоящему мудрые люди должны неустанно благодарить за него Творца. Сей дар отнюдь не гарантирован; Б-г оставляет за Собой право отнять его в любой момент — иногда надолго, иногда всего на несколько коротких, но очень важных минут, ״затмить" разум.

Всевышний блокировал мудрость всех мудрецов Египта, оглупил их на время — лишь с одной целью: помочь возвышению Йосе-фа. Неслучайно пророк Йешаяу говорил: Т-сподь... поворачивает мудрецов вспять и знание их делает глупостью" (44:25).

Причина и следствие

Видя преуспевающего бизнесмена, мы думаем, что он добился успеха благодаря своей деловой хватке и трудолюбию. Но иудаизм говорит, что причинно-следственная связь здесь другая. Каждый Рош ашана Б-г решает сколько денег получит каждый человек на весь ближайший год, а чтобы осуществить свое решение, Он наделяет нас необходимыми способностями и возможностями для обогащения или, наоборот, ленью и безволием, чтобы мы не вздумали превысить установленный Им низкий лимит наших доходов. Короче, наши способности и обстоятельства - это не причина успехов и неуспехов, а лишь следствие Б-жественной воли и инструмент ее исполнения.

Точно так же сны Фараона не были причиной выхода Йосефа из тюрьмы. Причиной было решение Б-га, что срок заточения Йосефа истек, что ему пора выйти на свободу и сделать головокружительную карьеру. В результате этого решения Фараон увидел вещие сны, побудившие его призвать во дворец будущего спасителя Египта.

Ваигаш

Содержание раздела

После того как в вещах Биньямина обнаружили кубок египетского правителя, братья окончательно растерялись. Только Йеуда проявил самообладание и, обратясь к Йосефу со страстными, но исполненными достоинства словами, предложил себя в рабы вместо Биньямина. Эта самоотверженность окончательно убедила Йосефа, что братья "перевоспитались", что это уже не те люди, которые бросили его в яму и продали в рабство. Он открывается им: "Я - Йосеф!" Братья потрясены, их охватывает жгучий стыд, но Йосеф утешает их, говорит, что все происшедшие события были частью грандиозного Б-жественного плана. Он предлагает им забрать отца и вернуться вместе с ним в египетскую провинцию Гошен.

Вначале Яаков не может поверить в счастливую весть, но особые знаки, переданные Йосефом с братьями, убеждают его, что его давно пропавший сын и египетский правитель - одно и то же лицо. Воспрянув духом, Яаков уходит с семьей в Египет. По дороге он приносит жертвы Б-гу и получает от него ободряющее напутствие: не бойся, Яаков, египетской эмиграции и ее негативных духовных последствий; именно там сыны Израиля станут великим народом несмотря на безнравственность местных жителей. Тора перечисляет всех членов семьи Яакова и намекает на рождение Йохевед, будущей матери Моше-рабейну. В Египет спускаются 70 душ, и после 22-летней разлуки Йосеф воссоединяется с отцом и всей семьей. Отец и сын обнимаются, плача от счастья.

Затем Йосеф доставляет семью в Гошен и приводит отца и пятерых братьев на аудиенцию к Фараону, советуя им назваться скотоводами, представителями самой дефицитной и непрестижной в Египте профессии. Во время этой встречи Яаков благословляет Фараона.

Голод в стране усиливается, и Йосеф принимает решение: в обмен на государственное зерно жители Египта должны отдать Фараону все свое имущество, землю и самих себя в рабство. Затем Йосеф проводит массовое переселение египтян, которое не затронуло, однако, жреческую касту, получавшую прямую помощь от Фараона. Сыны Яакова-Израиля основательно устраиваются в новой стране; их численность растет.

Мягкая речь отвращает гнев

"И подошел Йеуда к нему (Йосефу), и сказал: "Позволь, господин мой, сказать рабу твоему слово в уши господина моего; и да не возгорится гнев твой на раба твоего..."(44:18).

Великий мудрец и духовный лидер дореволюционного еврейства Хафец Хаим отправился однажды в Петербург, чтобы просить российские власти об отмене одного несправедливого постановления. На встрече с царским министром присутствовал переводчик, поскольку Хафец Хаим, будучи жителем польского города Радина, не знал русского языка, а чиновник не говорил на идише. Не теряя времени, Хафец Хаим сразу приступил к делу; он произнес убедительную и прочувственную речь в защиту евреев. Слова будто лились из его сердца, чистые, как слезы. Когда он закончил, в зале воцарилась напряженная тишина. Ее нарушил переводчик: "Ваше превосходительство, еврей говорит...". Министр остановил его мягким жестом: "Перевод не нужен... я понял все, что он сказал, каждое слово". Миссия Хафец Хаима завершилась успехом: антиеврейское постановление было отменено.

До того, как Йосеф открылся братьям, он говорил с ними через переводчика, умело симулируя незнание иврита. Но в критическую минуту, когда Биньямина уже приговорили к рабству, поручившийся за него перед отцом Йеуда вышел вперед и, не оглядываясь на придворного толмача, заявил Йосефу, что хочет "сказать... слово в уши господина моего". Он вовсе не рассчитывал, что всемогущий египетский правитель поймет значение его слов, но он хотел передать ему глубину своего отчаяния, убедить голосом, интонацией в несправедливости приговора. Йеуда говорил не столько устами, сколько сердцем, а слова, вышедшие из сердца, непременно попадают в сердце слушателя.

Из этой сцены мы учим и другой урок. Мудрый царь Шломо учил в своей книге Мгаилей (Притчи): "Кроткий ответ отвращает гнев, но резкое слово возбуждает ярость" (15:1). Речь выделяет нас среди других живых творений. Иудаизм называет человека не homo sapiens, человека разумный, а медабер, человек говорящий.

Речь - наше сильнейшее оружие. Межконтинентальная ракета, пущенная из Европы в Америку, может не долететь или не попасть в цель, а слово, даже сказанное по телефону с огромного расстояния, способно убить наповал, причем мгновенно.

Царь Шломо призывает нас выработать в себе определенную культуру речи: в любой ситуации, даже самой острой, говорить мягко, доброжелательно, чтобы не распалять собеседника, не гневить его, особенно, если перед тобой всемогущий правитель, ибо, как сказано там же в Мишлей: "Гнев царя - вестник смерти, но человек мудрый умилостивит его" (16:14).

Именно это качество наглядно продемонстрировал Йеуда на судьбоносной встрече с египетским правителем. Обратите внимание, как смиренно и даже униженно говорит этот сильный и гордый человек: обращается к Йосефу в третьем лице: "господин мой", себя многократно называет "раб твой".

А ведь ситуация была чрезвычайно сложной, взрывной. Йосеф изображал праведный гнев по поводу "кражи" его кубка, хотя было ясно, что гневаться должен не он, а братья: они видели, что история с кубком подстроена, пытались объяснить это египтянину, но тот упрямо и, как казалось, злонамеренно игнорировал их аргументы.

Йеуду, как и других братьев, распирало от обиды и гнева, но он был достаточно умен и обладал необходимым самообладанием, чтобы подавить эмоции. Он понимал, что при всей их правоте здесь не место и не время бороться за справедливость. От него требовалось лишь одно - тихо, мягко поговорить с правителем, "в уши господина моего", чтобы остудить его гнев, расположить к объективной оценке. Йеуда не стучал кулаком, не требовал: "Свободу невинно осужденному Биньямину!" Он спокойно и доверительно предложил обсудить ситуацию с самого начала, напомнил египтянину о безутешном отце, пытаясь достучаться до его сердца...

Йеуда действовал не с позиции слабости. На самом деле, он, как и его отец перед встречей с Эсавом, готовился к трем вариантам: рассчитывал на помощь Б-га, стремился умиротворить врага и, как крайнее средство, был готов поднять вооруженный бунт (сыновья Яакова обладали фантастической силой, о чем свидетельствует блестящая операция Шимона и Леви по уничтожению мужского населения Шхема). Но главным его оружием была тихая, смиренная речь.

Первым делом — ешивы

Выдающиеся личные качества Йеуды, его мудрость, самообладание, готовность взять на себя ответственность и инициативу были по достоинству отмечены Всевышним. Йеуда стал основателем династии еврейских царей. Его же Яаков отправил в Египет впереди всей семьи, чтобы тот подготовил все необходимое к их приему и размещению: ,,Он послал Йеуду впереди себя к Йосефу, подготовить перед ним Гошен..."(46:28).

Раши иначе толкует задачу, порученную Йеуде. Ссылаясь на мидраш, в котором инфинитивной форме глагола леорот дается другой перевод: не подготовить, а учить, - он говорит, что Яаков велел сыну открыть в Гошене дом учения, ешиву. "Деяния отцов -знак для сыновей". Наш праотец Яаков показал всем будущим поколениям еврейского народа, с чего надо начинать общинную жизнь на новом месте - с организации еврейского образования, с преподавания Торы. Ибо без Торы нет и евреев. Где бы мы ни жили, в Древнем Египте или средневековой Испании, в Вавилоне или Российской империи, в Бруклине или Государстве Израиль, - повсюду наше выживание обеспечивается домами учения: хедерами, ешивами, колелями. В Советском Союзе не было ешив, и результат этого виден на печальном состоянии нашей алии, духовном и демографическом. Перед уходом в египетский галут патриарх Яаков показал нам универсальную еврейскую шкалу предпочтений: прежде чем позаботиться о своих материальных нуждах, надо создать духовную базу - открыть ешиву.

"И пал он (Йосеф) на шею Биньямину, брату своему, и плакал; и Биньямин плакал на шее его" (45:14).

В шестидесятых годах на Западе возникло модное течение под названием "свободная любовь". Термин был выбран неудачно. На самом деле, под "любовью" имелось ввиду физическое влечение к объекту противоположного (или даже того же) пола, простая похоть. А определение "свободная" подразумевало стремление получить вожделенный объект вопреки всем условностям морали и общественного порядка.

И все-таки "свободная любовь" существует.

Когда вы любите ближнего безо всякой причины и личной выгоды, а лишь за то, что он сотворен Владыкой мира по Его образу и подобию, такая свободная любовь духовно возвышает мир, облагораживает его и приближает финальный аккорд истории - приход Машиаха.

Наш Храм был разрушен, по словам мудрецов, из-за беспричинной, "свободной" ненависти. Его восстановление ускорится благодаря "беспричинной (свободной) любви" - любви, не зависящей ни от каких условий.

"...и плакал Йосеф". Он плакал о двух иерусалимских Храмах, которым предстояло восстать в наследном уделе Биньямина в Эрец Исраэль и затем пасть от рук врагов. "И Биньямин плакал". Он плакал о разрушении Мишкана, передвижного Храма, впервые возведенного еще в пустыне при Исходе из Египта и затем стоявшего в Шило, уделе Эфраима, сына Йосефа.

Но почему Йосеф и Биньямин плакали именно сейчас, в момент радостной встречи? Почему они оплакивали события будущего, от которых их отделяли сотни лет? Да к тому же сожалели не о своей потере, а о потере брата?

Когда сыновья Яакова встретили Йосефа после 22 лет разлуки, они поняли, что в пережитых невзгодах виновата "свободная ненависть", их беспричинная неприязнь к младшему брату. Им открылись будущие события, в том числе разрушение Храма из-за "свободной ненависти". И они плакали, видя, как эта ненависть, разделявшая их с Йосефом, разрушает Храм.

Лучшее лекарство от ненависти - это "свободная любовь", умение чувствовать боль и страдания ближнего, как свои собственные.

Вот почему Йосеф и Биньямин плакали не о своих святилищах. Они учили еще не родившиеся поколения евреев, как лечить "свободную ненависть". Хотя Храм Биньямина не мог быть построен прежде, чем будет разрушен Мишкан Йосефа - сама гибель Мгли-кана была условием его замены на стационарный Иерусалимский Храм, — Биньямин оплакивал гибель именно того, "чужого" Святилища. Он предпочел бы, чтобы его Храм вообще не появился - лишь бы Мишкан Йосефа стоял вечно. Такова сила "свободной любви".

Ваехи

Содержание раздела

Прожив 17 лет в Египте, Яаков чувствует приближение смерти. Он берет клятву с Йосефа, что тот похоронит его в фамильной усыпальнице Меарат Махпела в Хевроне, где уже покоятся Адам и Хава, Авраам и Сара, Ицхак и Ривка. Болезнь приковывает Яакова к постели, и Йосеф приводит к нему своих сыновей Эфраима и Менаше. Яаков объявляет их своими сыновьями, благодаря чему Йосеф получает двойную долю наследства вместо Реувена, первенца Яакова. Йосеф подводит сыновей к слепому отцу, и тот благословляет их, начиная с младшего Эфраима. Йосеф поправляет отца: старший из братьев не Эфраим, а Менаше. Но Яаков объясняет, что намеревается благословить Эфраима своей сильной, правой рукой, потому что от него произойдет Йеошуа бин Нун, который овладеет Эрец Исраэль и станет учителем Торы для всех евреев.

Затем Яаков собирает всех двенадцать сыновей, чтобы благословить их перед смертью. В его напутственных словах выражены особенности каждого колена и их задачи в служении Б-гу. Яаков умирает в 147-летнем возрасте. Грандиозная похоронная процессия отправляется из Египта в Хеврон. После смерти отца братья опасаются, что Йосеф начнет мстить им за прошлое. Но тот и не помышляет о мести и обещает им и их семьям дальнейшую материальную поддержку.

Йосеф прожил всю оставшуюся жизнь в Египте, ״и видел он детей Эфраима до третьего поколения". Перед смертью он предсказал братьям, что Б-г выведет их из Египта, и заставил их поклясться, что при Исходе евреи возьмут с собой его останки. Йосеф умер в возрасте 110 лет; его тело набальзамировали и положили в саркофаг. Так завершилась книга Берешит, первая в Пятикнижии.

Взвешено, отмерено

"И жил Яаков в стране Египетской семнадцать лет..."(47:28). Почему Тора сообщает нам, сколько лет Яаков провел в Египте? Чтобы ответить на этот вопрос, приведем стих из Мишлей, Притчей царя Шломо: "На пути благотворительности (цдака) - жизнь, и нет смерти вдоль ее стези" (12:28).

Царь Шломо воспевает здесь благотворительность и обещает за нее долгую жизнь. Цдака несет спасение душе и телу; она способна изменить неблагоприятную судьбу, предсказанную звездами. Известно, что по звездам можно определить будущее человека, его участь (эта астрологическая концепция выражена в иудаизме словом мазаль, означающем одновременно "созвездие" и "судьбу", "счастье").

Предопределенность вполне еврейское понятие. Фраза из настоящего раздела "И подошли дни Израиля к концу..." означает, что приблизился момент, когда нашему праотцу Яакову-Израилю было суждено умереть. Те же слова "и подошли дни" употребляются в Торе и применительно к Моше-рабейну и царю Давиду.

Но хотя срок нашей жизни отмерен мазалем, Всевышний может изменить его, продлить или, наоборот, сократить жизнь по Своему желанию. Тезис царя Шломо "на пути благотворительности — жизнь" означает, что человек может получить добавку к своим годам в награду за щедрость, бескорыстие и доброту. Такой добавки удостоился, например, Биньямин а-Цадик. Он распоряжался фондом пожертвований и однажды, в разгар голода, предупредил бедную женщину, что в фонде не осталось денег. Женщина сказала, что ей и ее семерым сыновьям будет нечего есть, и тогда он взял на себя заботу об этой семье - кормил их за свой собственный счет. Когда пришел смертный час Биньямина, ангелы стали настойчиво ходатайствовать перед Б-гом о продлении жизни праведнику в заслугу той помощи, которую он оказывал бедной семье. Б-г удовлетворил эту просьбу: Биньямин прожил еще двадцать два года.

Если цдака способна добавить жизнь человеку, тем более она не сократит ее, как сказано во второй части приведенного изречения: "...и нет смерти вдоль ее стези", а также в другом стихе из Мишлей: "у-цдака тациль ми-мавет - а цдака спасает от смерти"( 10:2). Мудрый царь Шломо учит нас, что милосердие и щедрость надежно защищают человека от преждевременной смерти.

Но что же такое благотворительность или, выражаясь, современным языком, филантропия? Это материальная помощь тому, кто нуждается в ней. Еврейская традиция делит благотворительность на несколько уровней, нарастающих по степени важности.

Первая ступень: помощь бедному еврею из другого города. Более насущная мицва - оказать помощь нуждающемуся еврею из своего города. Следующая по важности заповедь: поддержать бедного родственника, свою плоть и кровь. Еще важнее - обеспечивать своих собственных маленьких детей. И наконец, высшая градация благотворительности - помогать своим родителям. На этом уровне заповедь цдаки сочетается с обязанностью почитать отца и мать.

Здесь требуется уточнение. Заповедь почитания родителей вознаграждается долгой жизнью независимо от того, богаты они или бедны. Но если они нуждаются в деньгах или в уходе, то заботливый сын или дочь зарабатывает себе дополнительные года жизни сразу по двум "счетам": за мицву почитания и за мицву благотворительности высшего разряда.

На самом деле, помощь престарелым родителям - это форма возвращения долга за свои детские годы, когда роли были обратными: трудоспособные родители содержали маленького сына или дочь. Получается классический пример известного принципа Торы: "мера за меру". Только в данном случае он осуществляется не Б-гом, а самими людьми. (Популярная в России поговорка "Дети — не сберкнижка" отвергается еврейской традицией.)

Предписано также давать пруту (мелкую монету, милостыню) и нуждающемуся нееврею. Но это не цдака в буквальном смысле, а средство поддержания социального мира, поскольку перед неевреями у нас нет никаких материальных обязательств.

Теперь вернемся к первой фразе этого раздела. Последние семнадцать лет, прожитые в Египте, Яаков находился на полном иждивении у своего сына Йосефа, могущественного египетского правителя. Йосеф кормил отца (и всю семью), фактически, за те семнадцать лет, которые он сам жил на всем готрвом в доме Яакова (как сказано в разделе Ваешев, "семнадцати лет Иосеф пас с братьями своими мелкий скот") до того, как братья продали его в рабство. Получается точная "мера за меру": семнадцать за семнадцать.

Спасибо, мне лучше

"И известили Яакова, и сказали: "Вон сын твой Иосеф идет к тебе". И собрался с силами Израиль и сел на постели" (48:2).

В талмудическом трактате Недарим сказано, что если больного навещает бен-гило (человек, родившийся под тем же созвездием), он избавляется от одной шестидесятой части своей болезни.

Виленский Гаон поясняет: хорошо известно, что из всех сыновей Яакова только Иосеф был его бен-гило. Не случайно, у них было много общего. Как объясняет Раши в разделе Ваешев, они были внешне похожи, и судьбы их в чем-то перекликались: Яакова ненавидели, и Йосефа ненавидели; Яакова хотел убить его брат, и Йосеф тоже чуть не стал жертвой своих братьев.

Эта информация поможет нам разобраться в приведенном стихе. Но вначале вспомним, что каждой еврейской букве соответствует численное значение ("алеф" - 1, "бет" - 2... "каф” - 20 и т.д.). Числовая сумма букв в слове называется гематрией, которая часто используется в толковании скрытых значений Торы.

"Вон сын твой...", - говорят Яакову. Слово "ине" (вон) имеет гематрию 60, а гематрия "постели" (а-мита), на которую сел Яаков, услышав это сообщение, составляет 59. Яаков настолько ослаб от болезни, что не мог даже сидеть, но как только пришел Йосеф, бен-гило Яакова, одна шестидесятая часть недуга ушла, оставив ему пятьдесят девять частей. В результате Яаков почувствовал себя немного лучше и даже смог сесть на постели. Вот почему посещение больных считается такой важной мицвой в иудаизме.

Рыбная браха

"Да размножатся они на земле словно рыбы" (48:16). Так Яаков благословил перед смертью потомков Йосефа. Но разве осуществилась эта браха? Ведь при пересчете сынов Израиля в пустыне Синай при Исходе из Египта не видно особого численного преимущества колен Эфраима и Менаше, сыновей Йосефа. Их было 72 тысяч. Самое многочисленное колено Йеуды насчитывало 74 тысячи.

Однако в комментарии Таргум Йонатан к разделу Бешалах сказано, что за 30 лет до Исхода Египет преждевременно покинули 200 тысяч потомков Эфраима. По пути в Эрец Исраэль, где-то в районе нынешней Газы, они были полностью истреблены филистимлянами. Если бы эти беглецы остались и затем ушли со всеми, численность колена возросла бы не на 200, а на 40 тысяч человек (известно, что из Египта вышла только пятая часть евреев, а остальные четыре пятых погибли во время предпоследней казни под названием "тьма Египетская"), и потомков Йосефа в пустыне было бы 112 тысяч, намного больше, чему у Йеуды.

Позже эта разница еще больше возросла. Перепись, проведенная в степях Моава незадолго до вступления в Эрец Исраэль, показала, что колена Эфраима и Менаше увеличились на 11 тысяч, а колено Йеуды - только на две тысячи. Очевидно, что по мере приближения к Стране Израиля благословение Яакова "и размножатся они на земле, как рыбы" обретало все более зримые черты.

Известно, что рыба размножается только в воде, а на суше быстро погибает. Но евреи тянулись к Эрец Исраэль, как рыба к воде. Как только они достигли цели, кривая роста численности двух колен Йосефа поползла так резко вверх, что представители Менаше стали горько жаловаться лидеру нации Йеошуа бин Нуну на нехватку земли в их наследном уделе.