Ноябрь 2017 / Кислев 5778

БЕМИДБАР

БЕМИДБАР

Бемидбар

Содержание раздела

В начале книги Бемидбар, четвертой в Пятикнижии, Б-г повелевает Моше провести перепись всех мужчин призывного возраста - от двадцати лет и старше. Их оказалось более 600 тысяч. В колене Леви произведен отдельный подсчет, т.к. у левитов другая служба: им поручено переносить походный Храм, Мишкан, со всей утварью и собирать его на стоянках во время странствий по пустыне. Колена Израиля, каждое со своим знаменем, располагаются вокруг Мишкана четырьмя группами — на восточном, южном, западном и северном флангах. На стоянках евреи сохраняют свое походное построение.

Далее Б-г возлагает на левитов храмовую службу - до греха золотого тельца эту функцию несли первенцы всех колен. В формальном обмене с первенцами участвуют все 22 тысячи левитов от месяца и старше, хотя непосредственную службу в Мишкане несут только левиты в возрасте от 30 до 50 лет. "Излишек" сыновей первенцев, которых оказалось чуть больше, чем левитов, выкупают за серебро. Подобным же образом выкупают еврейских первенцев и по сей день. Вслед за этим левитов делят на три главных рода по числу сыновей Леви - Гершона, Кеата (в эту в семью входят также Моше, Аарон и все коэны) и Мерари. Сыновьям Кеата поручено носить Менору, Стол для хлебов, Жертвенник и Ковчег Завета. В силу особой святости двух последних предметов их готовят в путь не левиты, а сам первосвященник Аарон с сыновьями.

Евреи любят счет

"И говорил Б-г, обращаясь к Моше:... "Произведи исчисление всего общества сынов Израиля..."( 1:1,2).

Для чего потребовалась эта перепись в пустыне, уже третья по счету (первая перепись проводилась при выходе из Египта, вторая после казни активных участников поклонения золотому тельцу)?

Один из ответов гласит: народ, возглавляемый Моше и Аароном, готовился вступить в Эрец Исраэль и начать войну против местных языческих племен. Поэтому требовалось определить точное количество мужчин-призывников "от двадцати лет и старше, всех поступающих в войско Израиля...по ополчениям их". Но вскоре произошло непредвиденное: евреи поверили клеветническому отчету группы разведчиков, впали в истерику, боясь идти в Святую землю, и за это были наказаны сорокалетними блужданиями по пустыне до полной смены поколения. Об этом рассказывается в разделе Шлах.

И все-таки, зачем нужна Б־гу перепись? Неужели Он, Всеведущий и Всевидящий, не знал, сколько евреев было в пустыне?

Представьте, что вы вернулись домой из магазина с продуктами. Ваша жена (или муж) достает из сумки пакет с сахаром, высыпает его на стол и начинает считать крупинки. Тяжелый случай, не правда ли? Ваша рука невольно потянется к телефонной трубке -за скорой психиатрической. Но когда вы получите отчет из банка и заметите в нем отклонение хотя бы в два-три шекеля, вы проверите все самым тщательным образом.

Короче, мы считаем лишь то, что нам важно.

Б-г велел Моше пересчитать евреев, чтобы показать, как Он дорожит ими. Ибо каждая еврейская душа - это целая вселенная, важный элемент Творения.

Чье колено больше

Произведенное в пустыне исчисление показало, что больше всего людей было в колене Иеуды - 74600. На втором месте оказалось колено Дана - 62700. Однако в Египте больше всех размножились потомки Иосефа, хотя у него было только два сына, а, скажем, у Биньямина целых десять. Однако после того, как праотец Яаков назвал сыновей Иосефа Эфраима и Менаше своими сыновьями, они стали родоначальниками двух разных колен, и их стали подсчитывать раздельно, на равных правах с другими сыновьями Яакова. Если же сложить всех потомков Йосефа — от Эфраима и Менаше, то получится 72700 человек - лишь немного меньше, чем у Йеуды.

Но и это еще не все. В комментарии Таргум Йонатан на раздел Бешалах сказано, что за тридцать лет до Исхода из Египта бежали 200 тысяч человек из колена Эфраима. По пути в Эрец Исраэль они были истреблены кровожадными филистимлянами, жителями Газы. Добавим пятую часть этой группы к потомкам Йосефа (известно, что из Египта вышли только 20 процентов всех евреев; остальные умерли во время девятой казни, «тьмы Египетской») и получим: 72700 + 40000 = 112700. Получается, что если бы дерзкие беглецы из колена Эфраима проявили выдержку и ушли из Египта со всеми, то число потомком Йосефа в пустыне было на 50 с лишним процентов больше, чем у Йеуды.

Чем вызвана такая феноменальная плодовитость детей, внуков и правнуков любимого сына Яакова? Скорее всего, Йосефу помогло отцовское благословение: «Росток плодоносный, Йосеф, плодоносящий выше (дурного) глаза...» (Берешит 49:22). Своим пророческим напутствием праотец еврейского народа защитил детей Йосефа от дурного глаза, айн а-ра, который, как говорили мудрецы Талмуда, бывает причиной многих смертей.

Прямая речь

В комментарии Баал а-турим сказано, что в том же предсмертном завещании Яакова своим сыновьям содержатся тайные знаки, по которым был определен порядок расположения колен в походном марше и на стоянках в Синайской пустыне. «Каждый при знамени своем, по знакам отчих домов...» (2:2). Лидерами и знаменосцами четырех станов стали те колена, к чьим основателям Яаков обращался во втором лице, на «ты», в разделе Ваехи: «Реувен, ты мой первенец» (49:3); «Йеуда, тебя восхвалят братья твои» (49:8); Йосефу: «Б-г отца твоего да поможет тебе...» (49:25); Дану: «Надеюсь на спасение твое от Б-га» (49:18). Со всеми другими сыновьями Яаков говорил только в третьем лице.

«Хвала тому, кто ее поддерживает...»

Все четыре стана описаны в Торе по одной схеме: вначале называется колено-лидер, затем «стоящее возле него» колено-ассистент. После них упоминается третье «рядовое» колено, причем перед этом третьим коленом стоит соединительный союз всю (и): «...и колено Гада», «...и колено Биньямина», «...и колено Нафтали».

Только колено Звулуна, также третье по счету, названо без «и», что подразумевает его полное равноправие с предыдущим коленом Иссахара.

Такое малозаметное отклонение не случайно, говорит Баал а-тпурим. Потомки Звулуна были преуспевающими купцами и обеспечивали материальные нужды детей Иссахара, знатоков Торы. Еврейская традиция высоко ценит такую помощь. Она приравнивает изучающих Тору к тем, кто субсидирует ее изучение: жертвует деньги на строительство и содержание ешив, на зарплату раввинам и стипендию учащимся. Поэтому Звулун стоит на одном уровне с Иссахаром. В тексте исключен даже малейший намек на их неравенство. В книге Миишей, Притчах Шломо, прямо сказано: «Тора — древо жизни для тех, кто следует ей, и счастливы поддерживающие ее» (3:18). Короче, тот, кто сам не может систематически изучать Тору, нести ее знамя, должен помогать «знаменосцам». У каждого из нас свое место в походном строю.

Насо

Содержание раздела

Тора детально перечисляет обязанности храмовой службы, возложенные на три рода из колена Леви - Кеата, Гершона и Мерари. Моше проводит их перепись. Общее число левитов, пригодных по возрасту для несения такой службы (от 30 до 50 лет), составило 8580 человек.

Далее приведен ряд законов. Ритуально нечистых людей надо удалять из стана. Если человек сознается в краже чужой собственности после того, как он отрицал это в суде, ему надлежит вернуть все сполна, добавив пятую часть стоимости, и принести искупительную жертву в Храме. Если владелец собственности умер и у него не осталось наследников, все выплаты производятся коэну. Если муж заподозрил жену в измене, она получает статус соты и отправляется на проверку к коэну. Коэн готовит питье из воды, смешанной с земным прахом и специальными чернилами, которыми на пергаменте было написано Имя Б-га. Если женщина невиновна, напиток не причиняет ей вреда. Более того: понесенное унижение компенсируется ей беременностью и легкими родами. Но если она действительно вступала в близость с чужим мужчиной, ее ждет мучительная сверхъестественная смерть.

Далее описан статус назира (назорея). Назир посвящает себя Б-гу на определенный срок, в течение которого он не ест виноград и не пьет виноградное вино, не стрижет волосы и избегает контактов с умершими. Когда срок посвящения истечет, назир должен обрить голову и принести жертвы в Храме, после чего он может вернуться к нормальной жизни. Если он по какой-то причине прервал свой обет, то начинает все сызнова после бритья головы и принесения храмовых жертв.

Коэны получают заповедь благословлять народ особым благословением. Строительство переносного Храма, Мишкана, завершено, и первого нисана на второй год после Исхода проводится его освящение. Главы всех колен жертвуют повозки с быками для транспортировки Мишкана и приносят свои дары: золотые и серебряные изделия, жертвенных животных, благовония, хлебные приношения.

Выше голову; друг

В конце предыдущего раздела Бемидбар и в начале этого Тора пишет о трех родах колена Леви. У Леви были три сына: Кеат, Гершон и Мерари, чьим семьям поручались специальные задачи по установке Мтикана и транспортировке его частей.

Тора по-разному представляет эти семьи. При исчислении семьи Кеата (из которой, кстати, вышли Моше, Аарон и все коэны) она говорит: "Насо эт рош — подними голову сыновей Кеата... к их семьям, к дому их отцов" (4:2). Говоря о семье Гершона, она добавляет к этой формуле "также их", а при подсчете потомков третьего сына Мерари выражение "подними голову" вообще отсутствует. Что означают эти лексические нюансы?

Три сына Леви представляют три этапа еврейской истории. Кеат символизирует эпоху, когда евреи жили в своей стране, составляя единое общество. Имя Кеат родственно слову кеша, община. В ту эпоху еврейский народ черпал величие из заслуг своих выдающихся праотцев Авраама, Ицхака и Яакова. Поэтому они жили с "поднятой головой", обращенной "к дому их отцов".

Затем наступила эпоха рассеяния. Имя Гершон указывает на изгнание. В те годы евреи скитались с места на место, спасаясь от преследований, и нигде не находили долгого покоя и безопасности. Но они хранили верность Торе, и о них говорится: "Подними голову сынов Гершона, также их... к дому их отцов" (4:22). Подобно сыновьям Кеата, они сохраняли свое достоинство и отличие от других народов благодаря духовной связи с праотцами.

Последнюю, нынешнюю фазу еврейской истории символизируют сыновья Мерари. Это самый горький этап, отмеченный физическим и духовным истреблением миллионов еврейских душ.

Само имя Мерари образовано от слова "горький" (например, в пасхальный Седер мы едим марор, горькую зелень).

О Мерари Тора не говорит: "подними голову", ибо мы слишком далеко отошли от нашего духовного наследия, забыли Б-га и день нашего "бракосочетания" с Ним у горы Синай. Когда рушится брак, то первой жертвой становится годовщина свадьбы. Когда евреи отходят от Торы, они забывают прежде всего Шавуот. Пасхальную мацу и гаменташен на Пурим ели и в эпоху победившего атеизма. Обрезание тайно делали даже в семьях коммунистов. Бабушкины субботние свечи долго теплились в памяти. В Йом кипур многие тайно постились, а в Рош ашана молодежь танцевала у синагог. А что делали в Шавуот? И чем он вообще знаменит?

Поколения, которые переживут эту катастрофу тела и души, лишатся прямой поддержки своих великих библейских предков, но она им и не потребуется: их верность Б-гу будет и так очевидна. Уже сегодня она проявляется в самозабвенных бдениях над Торой в ночь Шавуот и в многотысячных толпах молящихся, собирающихся до рассвета у Западной стены пока еще разрушенного Храма.

Вечное достояние

Странная фраза: "А посвящения человека будут принадлежать ему; то, что человек даст коэну, (истинно) его будет"(5:10). Кому же все-таки будут принадлежать священные дары: коэну или самому дарителю? И если последнему, то о каком даре вообще идет речь?

С позиции вечности все физическое, материальное, приобретенное в этом мире, неизбежно покидает нас при переходе в мир иной. Лишь кодшим, наши посвящения Б-гу, духовные приобретения - изучение Торы и выполненные заповеди - навечно остаются с нами. То же самое и в отношениях с людьми. Истинно нашим остается не накопленное имущество, а та его часть, которую мы даем коэну, служителю Храма, полномочному представителю Всевышнего.

Поясняя эту мысль, Хафец Хаим приводит такую притчу. Одного человека обвинили в преступлении, за которое его должны были казнить. Осужденный обратился к царю с прошением о помиловании и попросил трех друзей ходатайствовать за него. Его самый близкий друг отказался идти с ним во дворец. Второй проводил его до дворцовых ворот, но не решился переступить порог. И только третий друг, которого осужденный и за друга-то не считал, смело вошел во дворец, предстал перед царем и добился от него помилования.

Наш лучший "друг" в этом мире - деньги, но когда через сто двадцать лет Небесный Трибунал призовет нас дать отчет за свои прижизненные поступки, деньги равнодушно простятся с нами, останутся дома или в банке. Ведь в саване нет карманов. Второй "друг" - дети, семья - проводит нас в последний путь, но лишь до могилы, порога "небесного дворца". И лишь Тора и заповеди, чьей "дружбой" и ценностью мы так часто пренебрегали, придут с нами в Суд, с легкостью преодолев границу между двумя мирами, и будут преданно свидетельствовать в нашу пользу перед Царем Царей. На них вся надежда.

Благословит и охранит

У одного царя был друг, живший на дальней окраине его государства. Однажды царь пригласил его к себе во дворец, встретил его с почестями, устроил великолепный прием в его честь и подарил на прощание сто золотых монет. Однако по дороге домой на царского друга напали разбойники и забрали у него не только золотые монеты, но и все вещи, которые были при нем. Ограбление произошло на территории, подчиненной царю, но он ничем не мог помочь своему другу, не сумел защитить его.

Царь из плоти и крови может осыпать своих подданных щедрыми дарами, но сохранить эти дары, навсегда закрепить за ними ему не по силам.

В разделе Насо приводится текст биркат коаним, которым еврейские коэны благословляли народ. Оно очень короткое, в нем всего 15 слов, и начинается оно так: «Да благословит тебя Б-г и охранит тебя» (6:24).

Раши объясняет, что в первой части брахи идет речь о материальном процветании. Но Б-г не только дает благословение, не только обещает нам богатство. Он одновременно дает гарантию, что никто не отберет его у нас. В конце концов, какой толк от царского подарка, если за воротами дворца нас поджидает грабитель. С Б-жественными дарами такой фокус не пройдет: Он и «благословляет», и «охраняет» от любых неблагоприятных жизненных обстоятельств, которые грозят нас разорить. Его охранная браха надежнее роты телохранителей и бронированного «Мерседеса».

Летите, голуби, летите...

Но главная ценность благословения коэнов заключено в его заключительных словах: «Да обратит Б־г лицо Свое к тебе и даст тебе мир» (6:26). Речь идет о трех видах мира: мире в семье, мире в государстве и мире во всем мире. В Талмуде (трактат Брахот 59) сказано, что мир будет тому, кто видит во сне котел, реку или птицу. Как это понять? Два человека, едящие из одного котла, символизируют мир в семье. Река - это символ мира в государстве, поскольку она дает воду и плодородие для его жителей. Однако река не может обеспечить весь мир. Символом мира на всей земле стала птица, для которой не существует государственных границ.

Та же мысль заключена и в другом комментарии на этот стих: «Мир тебе при входе, мир тебе при выходе... мир со всеми людьми» (Бемидбар раба,11). «Мир при входе» - это мир в доме; «мир при выходе» - мир в государстве; и «мир со всеми людьми» - мир во всем мире, о котором возвещает белая голубка с оливковой веточкой в клюве.

Мне не лорог твой подарок —дорога твоя любовь

Закончив строительство Мишкана, Моше освятил его и все убранство. Затем главы колен принесли дары для церемонии освящения храмового жертвенника. Вожди приходили по очереди в течение двенадцати дней - каждый в отведенный ему день. Тора с любовью описывает их совершенно идентичные пожертвования: «одно серебряное блюдо в сто тридцать шекелей весом, одна серебряная чаша в семьдесят шекелей, по шекелю священному, оба наполненные тонкой пшеничной мукой, смешанной с маслом, в хлебный дар; одна ложка в десять золотых шекелей, наполненная смесью благовоний; один бык молодой, один баран, один годовалый ягненок, в жертву всесожжения; один козел в грехоочистительную жертву; а в жертву мирную: два быка, пять баранов, пять козлов, пять годовалых ягнят» (7:13-17). Этот обстоятельный список перечислен двенадцать раз!

Но зачем? Почему Тора, столь экономная на слова, где ни одна буква, ни одна точка не появляются случайно, не написала просто, что все вожди принесли к Мишкану такие-то одинаковые дары?

Потому что в действительности приношения двенадцати колен не были одинаковыми. Каждое из них было отмечено личным энтузиазмом вождя и людей, которых он представлял. Каждый дар отражал, как в зеркале, неповторимую индивидуальность вождя, его преданность Б-гу и тягу к духовности. Эта индивидуальность оставляла на каждом предмете особый отпечаток. Жертвенных баранов и ягнят невозможно было спутать, как не спутаешь Лоренса Оливье и Иннокентия Смоктуновского в роли Гамлета, или «Рапсодию» Брамса в исполнении разных мастеров.

В далекой юности два моих близких друга принесли мне на день рождения одну и ту же книгу — «Магелланово облако» Станислава Лема, одного и того же издательства, в совершенно идентичном оформлении. Я уже давно не увлекаюсь научной фантастикой, но до сих пор бережно храню книжки-близнецы с их разными дарственными надписями.

Беатлоха

Содержание раздела

Б-г учит первосвященника Аарона правильно зажигать Менору в Храме. Моше освящает колено Леви для храмовой службы. Левиты заменяют первенцев от всех колен, "дисквалифицированных" за поклонение золотому тельцу. Они проходят обучение с 25 до 30 лет, затем служат в Храме 20 лет, а по достижении "пенсионного" возраста их переводят на более легкую работу.

Ровно через год после Исхода из Египта Б-г повелевает евреям приносить пасхальную жертву. Тем, кто не смог сделать это вовремя по уважительной причине, разрешено принести ровно через месяц песах шени, вторую пасхальную жертву.

В день освящения передвижного Храма, Мишкана, его покрыло облако Б-жественной Славы; ночью оно превращается в "огненное явление". По этому облаку евреи узнавали, когда следует отправляться в путь, а когда остановиться на привал. Б-г повелевает Моше изготовить две серебряные трубы для сборов и оповещений.

Указан порядок следования колен в походе. Моше приглашает своего тестя Итро присоединиться к евреям, но тот предпочитает вернуться в Мидьян.

Эрев рае, сборище иноплеменников, примкнувших к евреям в момент Исхода, подбивает их к бунту. Народ жалуется на однообразное питание, состоящее из одного мана, и ностальгически вспоминает египетскую еду. Моше жалуется Б-гу, что не может больше управлять строптивыми евреями, и просит облегчить его бремя. Б-г велит ему отобрать 70 старейшин для участия в руководстве и наделяет их пророческим даром. Двое из этой группы пророчат в стане, что не Моше, а его ученик Йеошуа бин Нун приведет народ в Эрец Исраэль. Йеошуа требует наказать "клеветников", но Моше доволен, что теперь у евреев есть и другие пророки кроме него. Б-г посылает огромное количество перепелов тем, кто жаловался на отсутствие мяса в пустыне, а затем поражает их мором.

Мирьям, сестра Моше, наказана цараат за несправедливые обвинения в его адрес и высылается из стана. Народ ждет семь дней, пока не закончится ее карантин.

Симптомы и синдромы

В поликлинике не протолкнуться. У двери врачебного кабинета сгрудились люди. Они чихают и кашляют: эпидемия гриппа в самом разгаре. Чуть поодаль стоит бледный подросток. Он ничем не отличается от других пациентов, только кашляет чуть реже.

Дверь кабинета открывается. Из него не спеша выходит старик, шурша на ходу рецептами. Врач лет пятидесяти обводит собравшихся усталым, почти затравленным взглядом: "Следующий!" Грузная дама встает со стула и, оттесняя плечом нетерпеливых, пробирается к кабинету. И тут врач замечает одинокого мальчика, пристально смотрит на него и вдруг кричит ему: "Ты! Войди ко мне немедленно!"

Больной и врач остаются наедине в кабинетной тиши и прохладе. Из-за двери слышится неровное бормотание десятков голосов и возмущенные реплики дамы по поводу нахальных молодых людей, везде прущих без очереди.

Осмотрев больного и выслушав его стетоскопом, врач выписывает ему направление в больницу с пометкой "срочно". "Не волнуйся, - говорит он, - ты поправишься. Мы вовремя обнаружили очаг".

Мальчику повезло. Он попал к хорошему врачу, способному даже в суете, несмотря на профессиональные перегрузки, читать симптомы болезней по лицу, как раскрытую книгу.

Когда евреям надоел ман (вкуснейший и питательнейший продукт, но каждый день - в завтрак, обед и ужин, и так сорок лет; да кто это выдержит?!), им страсть как захотелось мяса, и они возопили к Моше: долой деликатесы, не хотим экологически чистую еду! "Кто накормит нас мясом?" Даешь "рыбу, которую ели в Египте даром, огурцы и дыни, и зелень, и лук, и чеснок". Чтоб не таяло во рту, как масло. А чтобы хорошо поработать челюстями, и чтоб между зубами застревало; с отрыжкой и запахом изо рта. Как у нормальных людей.

Моше обратился к Б-гу: "Откуда у меня мясо, чтобы дать всему этому народу?"

Тогда Всевышний велел Моше собрать "семьдесят человек из старейшин Израиля", привести их к Шатру Откровения, "и пусть станут они там с тобою".

На первый взгляд, странное решение. Ведь Б-г намеревался дать евреям мясо, которое они требовали. Не лучше ли было собрать семьдесят резников, а не семьдесят мудрецов?

На самом деле, тяга к мясу, как и к другим материальным благам, это всего лишь физическое проявление духовного дефицита. Тоска по мясным блюдам была не болезнью, а симптомом. Евреи думали, что им не хватает в пустыне мяса, а на самом деле голодали не их желудки, а души. Современные психологи знают, что больше всего сладостями злоупотребляют люди, которым не хватает в жизни любви и тепла. Вкусной едой они бессознательно пытаются компенсировать душевную дисгармонию.

Еврейские мудрецы учат, что потребности человека беспредельны. Тот, кто любит деньги, будет всегда страдать от их нехватки, даже если станет миллионером. Они говорят также, что еврея, любящего Тору, готового изучать ее днем и ночью, будет постоянно мучить жажда новых знаний. Больше всего на свете евреи любят Тору, учение; деньги - на втором месте. Страсть к деньгам - это всего лишь физическое проявление духовного вакуума и подспудной тяги к Торе, к постижению высших истин Творения. Хороший врач не только различает симптомы, но и видит, какая болезнь скрывается за ними.

Здесь был Вася

Настоящим бичом современных городов стали надписи на стенах зданий и заборах. Их наносят, как правило, не кистью, а распылителями краски, иногда по трафарету. Эти надписи, на современном жаргоне графиты, носят часто политический характер, но бывают и абсолютно бессмысленными. Прадедушкой графиты было пронзенное стрелой сердце, вырезанное перочинным ножом на коре дуба, с лаконичным сообщением: "Петя лЮбит Машу".

Или взять к примеру вездесущего Васю, объездившего весь мир. За ним не смогли бы угнаться даже знаменитые путешественники Марко Поло и Афанасий Никитин. И куда бы его ни заносила судьба, в каменные джунгли Нью-Йорка или в афинский Акрополь, в туалет Казанского вокзала в Москве или в перуанские Анды, везде он оставляет свой классический автограф: "Здесь был Вася".

Что заставляет людей вырезать свое имя на камне, дереве, назойливо делиться мыслями с помощью краскораспылителя? Ощущение быстротечности жизни и собственной бренности. Человек знаег, что он временный жилец на земле, и инстинктивно пытается продлить свои годы — с помощью авторской надписи на седых камнях Акрополя. "Даже когда меня не будет здесь, - думает он, - эта надпись останется, и я будут жить в ней".

Графити - это крик отчаяния перед лицом собственной недолговечности, это подспудная тяга к бессмертию.

Указания по зажиганию Метры, храмового светильника, с которых начинается этот раздел, завершаются словами: "И сделал так Аарон" (8:3). Раши поясняет: "Это сказано, чтобы воздать хвалу Аарону: он сделал все точно так, как повелел Б-г". Другими словами, первосвященник скрупулезно следовал указаниям Творца, не внося никаких личных изменений или добавлений. Но что тут особенного? За что Тора хвалит Аарона? Ведь и так ясно, что творческий подход к исполнению Б-жественных повелений неуместен и даже опасен. Достаточно вспомнить трагическую судьбу сыновей Аарона Надава и Авиу, погибших за попытку воскурить в Мтикане "чуждый огонь". В данном случае инициатива действительно наказуема.

Нет, дело в другом. Сообщая, что Аарон "сделал так", Тора имеет в виду, что он ни на йоту не отклонился от указаний Творца при зажигании Меноры. Он устоял перед естественным соблазном внести в них свою изюминку, свой личный стиль и тем самым увековечить себя. Аарон заслужил похвалы за то, что он не пытался и не хотел отступить от воли Б-га ни на шаг.

Б-жественная воля, заповеди Торы безупречны. Когда человек с его извечной тягой к реформаторству и самовозвеличению пытается их "подправить", "усовершенствовать", вести новые мицвот или отменить "устаревшие", он, сам того не осознавая, пачкает великолепное здание глупой надписью.

Знай свое место

"Еще было мясо в зубах их, еще не пережевано, как гнев Б-га возгорелся на народ, и поразил Б־г народ мором весьма сильным"(11:33).

Однажды Аха бар Йосеф вел талмудическую дискуссию с равом Хисдой о том, можно ли есть молочные продукты, если в зубах застряли остатки мясного блюда. Он процитировал этот стих, из которого видно, что мясо, остающееся в зубах, сохраняет за собой статус мяса со всеми вытекающими отсюда кашрутными требованиями.

В другом месте Талмуда (трактат Хулин) Мар Уква сказал, что он уступает своему отцу в праведности, "как уксус уступает вину", и в подтверждение привел пример: отец ел сыр не раньше, чем через сутки после мяса, в то время как сам Мар Уква следовал общему правилу: соблюдал интервал в шесть часов между мясными и молочными продуктами.

Но почему Мар Уква считал себя ниже отца? Что мешало ему следовать отцовскому примеру: есть мясо только через 24 часа после сыра?

Гаон из Вильно объясняет, что самоограничения и дополнительная строгость в исполнении заповедей, то, что называется мидат хасидут, хороши лишь для тех людей, которые достигли определенных высот, преуспели в исполнении общих правил и хотят продвигаться дальше к вершинам святости, но не для тех, кто с трудом одолевает нижние ступеньки духовной лестницы. Им лучше подождать и закрепить достигнутое.

В книге Псалмов (Тешим) царь Давид пишет: "Кто взойдет на гору Г-спода?" Взойти-то хотят многие, но псалмопевец продолжает: "...и кто останется на месте святом Его?" Б-г примет на вершине лишь тех, кто сумеет удержаться на ней, кто выбрал себе задачу по силам, а не тех, кто несется вверх, перескакивая через ступеньки, чтобы при первом же испытании бесславно скатиться вниз. Одного стремления к праведности мало - нужна также прочная база прежних достижений.

Вот почему Мар Уква, трезво оценивая свои возможности, не подражал отцу-праведнику: он знал, что, даже предельно устрожив сое поведение, он всё равно не сравняется с ним в святости, но лишь проявит свою неискренность.

Шлах

Содержание раздела

По настоянию евреев и с разрешения Б-га Моше посылает в Землю обетованную двенадцать разведчиков, по одному от каждого колена. Предвидя беду, он меняет имя одного из разведчиков, своего преемника Ошеа на Иеошуа, добавив для "защиты" букву йод из Имени Б-га.

Вернувшись через сорок дней, разведчики приносят с собой образцы необычайно крупных плодов, произрастающих в Эрец Исраэль. Десять из них говорят, что эту "хорошую страну, текущую молоком и медом", невозможно покорить, потому что в ней живут великаны под стать принесенным плодам. Евреи впадают в панику и требуют немедленного возвращения в Египет, хотя два других разведчика Иеошуа и Калев пытаются убедить их, что Эрец Исраэль можно и должно завоевать, полагаясь на помощь Творца.

Б-г разгневан; Он хочет уничтожить неблагодарных евреев, и лишь страстная молитва Моше спасает их от неминуемой гибели. Вместо этого они приговариваются к сорокалетнему блужданию в пустыне; лишь следующее поколение войдет в страну. Небольшая группа раскаявшихся евреев бросается на штурм Эрец Исраэль вопреки предостережению Моше, но терпит полный разгром от амалекитян и ханаанеев.

В утешение Б-г сообщает евреям порядок храмовых жертвоприношений, когда они войдут, наконец, в Эрец Исраэль. Дается заповедь отделения халы от теста - ее положено отдавать коэнам. Тора сообщает, какие жертвы надо приносить в Храм для искупления непреднамеренного греха, индивидуального и группового. Лишь сознательное оскорбление Имени Всевышнего не подлежит искуплению: душа виновного "отсекается" от его народа.

Приведен эпизод с человеком, который собирал хворост в шабат и был за это казнен.

В заключении раздела дана заповедь ношения цицит (кистей из нитей) на одежде. Эта заключительная часть раздела включена в ежедневную молитву Шма, Исраэлъ! как напоминание об Исходе.

Вижу горы и долины

"И сказали они (Йеошуа и Калев) всему обществу Израиля: "...страна эта очень и очень хороша!" (14:7).

Далеко не все нынешние жители Страны Израиля согласятся с двумя разведчиками-диссидентами. "Как можно жить в такой стране!? Это же Третий мир! Грязный и опасный. А бюрократия чего стоит. А хамство. Нет, белому человеку не место в этих левантийских трущобах". Знакомо, не правда ли?

Почему одни жители Страны Израиля восхищаются ее красотой, а другие не скрывают раздражения?

Одна красивая принцесса искала достойного жениха. Претендентов было много, и она решила устроить конкурсный отбор. Когда очередной кандидат приходил свататься, слуги отводили его в приемную комнату, почти пустую, если не считать вазы с фруктами и нескольких священных книг на столе. Вы уже догадались, что принцесса была ортодоксальной еврейкой и предъявляла к потенциальному жениху свои специфические требования.

Слуги говорили гостю, что принцесса должна прийти сюда с минуты на минуту, а пока он может отдохнуть и подкрепиться фруктами: "Пожалуйста, располагайтесь. Чувствуйте себя, как дома".

Кандидат и не подозревал, что принцесса наблюдает за ним через замаскированный глазок в стене. Видя, как он берет яблоко и, прежде чем откусить его, сосредоточенно произносит полагающееся благословение: "Благословен, Ты, Г-сподь, творящий плоды дерева", или раскрывает книгу и погружается в чтение, принцесса радостно улыбалась, облачалась в лучшие наряды и являлась в приемную во всей своей блистательной красоте.

Но если претендент рассеянно жевал угощение, забыв сказать браху, или безучастно смотрел по сторонам, игнорируя разложенные книги, его ждало горькое разочарование: принцесса выходила к нему в лохмотьях, с вымазанным сажей лицом. Полюбить такую ведьму было невозможно при всем желании.

Страна Израиля похожа на эту принцессу. Если еврей приезжает сюда не за дешевыми фруктами и колбасой, а за духовной пищей, если он — настоящий оле, "восходящий" к вершинам духа, его очарует и физическая красота Эрец Исраэль; он без памяти влюбится в эту землю. Но если он - закоренелый материалист, ценящий только личные удобства, его будет все злить и раздражать: грязь, жара, шум, смуглые лица и черные шляпы.

Однако, подобно неудачливому претенденту на руку принцессы, он так и не поймет, что не он отверг Страну Израиля, а она отвергла его, представ перед ним в убогом наряде "левантийских трущоб".

Ответ в начале задачника

"Мне не нужная ваша религия, - сказал один молодой человек раввину. - У меня особые отношения с Б-гом. Б-г меня любит, бережет. Вот послушайте, что со мной произошло год назад. Я ехал по горной дороге на мотороллере: слева скалы, справа обрыв. День был прекрасный, солнечный, без ветра. И вдруг за крутым поворотом я увидел перед собой в нескольких метрах огромный грузовик. Он ехал прямо на меня, занимая всю узкую дорогу. Водитель включил тормоза; я тоже резко затормозил. Мотороллер упал, и по инерции потащил меня в сторону, к краю 200-метровой пропасти. Я никак не мог остановиться. Вот уже край; мотороллер свалился вниз. У меня в голове промелькнуло: "Все, конец...". И в это мгновение я увидел куст. Он рос на самой кромке обрыва. Я схватился за него; ветки жалобно скрипнули, но выдержали меня. Мои ноги уже висели над пропастью; под ними осыпался каменистый грунт. Я собрался с силами и осторожно подтянулся, уперся коленом в выступ и перевалился на дорогу...

Чудо! Произошло чудо. Б-г спас меня. Не нужна мне ваша Тора, не нужны ваши заповеди. Я знаю, что Б-г хранит меня. Кто еще послал мне этот куст!?"

Раввин улыбнулся в бороду и тихо поправил собеседника: "Ты лучше спроси, кто послал тебе грузовик".

В начале настоящего раздела комментатор Раши спрашивает, почему драма с разведчиками приведена в Торе сразу после рассказа о наказании Мирьям за клеветнические слова о своем брате Моше. На первый взгляд, странный вопрос. Что значит, почему? Потому что эти два эпизода следуют друг за другом в хронологическом порядке. Как произошло, так и написано.

Нет, не все так просто. В Торе нет случайного нагромождения событий. Каждому из нас выпадают в жизни трудные испытания, в которых проверяется наша стойкость и сила духа. Суть испытания состоит в том, что мы не знаем, когда и как будем испытаны, на какие вопросы нам придется отвечать.

Это в обычной жизни. А в отношениях с Творцом все обстоит по-другому. Прежде чем заставить нас решать задачку, Он дает вначале ответ.

Евреи хотели послать разведчиков в Страну Израиля задолго до того, как Б-г дал им на это разрешение, сказав: "Пошлите от себя людей.. .(13:2).

Всевышний, лучший в мире Психолог (помните у Лермонтова: "И мысли, и дела Он знает наперед"), понимал, точнее, предполагал, что евреи рвутся в разведку неспроста, что они боятся идти в Святую землю, где прекратится их оранжерейное существование, с гарантированной защитой от стихии и диких животных, с малом и передвижным колодцем. Там им придется сеять, пахать, строить, воевать, короче, вести нормальную жизнь со всеми ее проблемами и опасностями. Они же привыкли жить на всем готовом в пустыне, "у Б-га за пазухой". Поэтому они ищут повода, чтобы отвергнуть "землю, текущую молоком и медом", щедрый дар Всевышнего, найти в ней изъяны.

Б-г знал, что они попытаются опорочить Эрец Исраэль. Поэтому Он предостерег разведчиков от клеветы на примере Мирьям. Другими словами, дело не в том, что история с неудачной разведкой произошла сразу после наказания Мирьям, а в том, что ее ошибка и последующая кара стали наглядным уроком, который Б-г преподал разведчикам, прежде чем разрешить им отправиться в путь. В Его задачнике все ответы проставлены заранее. Надо только увидеть их.

В конце раздела дана заповедь ношения цицит. Она настолько важна, что мудрецы сочли необходимым включить этот отрывок в молитву Шма.

Евреи носят два талита: один - малый талит - на теле с утра до вечера, вторым талитом (талит гадоль) они накрываются во время утренней молитвы. Талит представляет собой прямоугольную одежду с цицит, особо сплетенными кистями на ее углах.

Мир похож на талит. У него тоже четыре стороны. Мы говорим о четырех сторонах света. Свисающие цицит создают впечатление незавершенности талита. Наш мир тоже "незавершен" и, увы, несовершенен. Эта аналогия учит нас, что человек должен улучшать окружающий мир своими действиями, упорным трудом.

На кистях цицит завязывают пять узлов, напоминающих о пяти книгах Торы. Ибо мир достигнет совершенства, только если приблизится к Торе. Пять узлов соответствуют также пяти органам чувств, каждым из которых еврей должен преданно служить Творцу.

Цицит состоят из восьми нитей. В еврейской традиции восемь - это число, указывающее на явления, которые находятся за пределами физического восприятия. В неделе семь дней; мы знаем семь музыкальных нот. Эго рамки нашего мира. Восьмерка выводит нас из него в бесконечность. Даже графически число восемь превращается в математический значок бесконечности, если положить его горизонтально.

Восемь нитей цицит напоминают о брит миле, обрезании, которое делают еврейским мальчикам на восьмой день после рождения, вводя их в Союз с Б-гом. Восьмерка - это связь физического и метафизического начал.

В Торе 613 заповедей. Гематрия цицит (числовая сумма букв этого слова) составляет 600. Если прибавить к этой цифре пять узлов и восемь нитей, то получится как раз 613. Вот почему сказано: "И будут у вас цицит, и, глядя на них, будете вы вспоминать все заповеди Б-га и исполнять их" (15:39).

Религиозного еврея можно выделить из толпы не столько по головному убору, сколько по кистям цицит. Цицит - это еврейский знак отличия, аксельбанты солдат Всевышнего.

У пророка Зехарьи (8:23) сказано, что когда наступит эпоха Машиаха, "в те дни схватятся десять человек из всех народов разноязычных, и держаться будут за края (цицит) одежды еврея, и скажут: "Мы пойдем с вами, ибо слышали мы, что с вами Б-г".

Корах

Содержание раздела

Группа из 250 заговорщиков, возглавляемая Корахом, Датаном и Авирамом, восстала против власти Моше и Аарона. Бунт был подавлен сверхъестественным образом: разверзшаяся земля поглотила Кораха с сообщниками. Многие евреи, поддержавшие Кораха, хотели отомстить Моше, но в их рядах начался повальный мор, и лишь благодаря энергичному заступничеству пророка и его брата-первосвященника, Б-г прекратил массовую казнь, унесшую жизни 14700 человек. Желая положить конец гибельной борьбе за власть, Всевышний велит поместить в Мишкане посохи с именами колен. Наутро посох колена Леви, на котором было начертано имя Аарона, расцвел и дал урожай миндаля. Этим чудом Б-г подтвердил, что левиты избраны Им для служения и Аарон, представитель этого колена, по праву является основателем династии кознов. Далее перечислены обязанности коэнов и левитов. Левиты не могут владеть землей, и другие колена должны обеспечивать их материальные нужды за счет десятин и других отчислений. В конце раздела приведены законы первых плодов урожая, выкупа первенцев и других приношений.

Береги честь ближнего

Письменная Тора похожа на конспект лекции. Кто не слышал лекцию, тот не поймет текст конспекта. Мы слушали "лекцию" у горы Синай. В Синайском Откровении корень Торы Письменной и Устной: корень Мишны, Талмуда, всех комментариев и толкований мудрецов, которые помогают нам понять сжатый и емкий текст изучаемых нами разделов Пятикнижия.

В начале этого раздела, повествующего о бунте Кораха, названы его сообщники: "Датан и Авирам, сыны Элиава, и Он, сын Пе-лета, сыны Реувена" (16:1). Больше Он нигде не упоминается. Куда он исчез? И каков смысл его появления в первом стихе?

Корах, как известно, принадлежал к колену Леви. Левиты были служителями в Храме; готовясь к службе, они должны были обрить свое тело, удалить с кожи все волосы. Когда Корах впервые вернулся домой, безволосый с головы до пят, жена презрительно рассмеялась. "Ты смешон и жалок, как ощипанный гусь", - заявила она мужу. Корах был глубоко уязвлен. Он вспомнил, что указание о бритье левиты получили от Моше. Корах решил, что Моше специально придумал эту процедуру, чтобы унизить лично его. Неважно, что остальные 21999 левитов тоже были обриты. Они выполняли роль статистов в гнусном заговоре, направленном против него, Кораха. Моше разработал весь этот сложный спектакль, привлек к нему множество людей лишь с одной целью ־ выставить Кораха на посмешище перед евреями, Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения: Корах решил начать открытый бунт против Моше и Аарона.

В мидраше говорится, что во всем мире были два богача и влиятельных деятеля, еврей Корах и нееврей Аман, которых подвели их жены. Из книги Эстер мы знаем, что жена Амана Зереш посоветовала ему "приготовить дерево высотой в пятьдесят локтей", чтобы повесить на нем Мордехая, но жребий перевернулся, и на дерево вздернули самого Амана. Корах тоже послушался свою неразумную, злокозненную жену и потерял все: богатство, доброе имя и саму жизнь.

Куда больше повезло с женой другому персонажу настоящего раздела. Он бен Пелет был одним из главных участников заговора, возглавляемого Корахом. Но после первой стычки с Моше и Аароном жена убедила его выйти из игры: "Какая тебе разница, кто будет руководителем, Моше или Корах? Ты все равно ничего не выиграешь”.

Этим ее роль в спасении мужа не ограничилась. Она уложила его спать, а сама села на пороге дома с непокрытыми распущенными волосами, выставив себя на публичный позор. Поскольку еврею запрещено смотреть на простоволосую женщину (кроме собственной жены), заговорщики, пришедшие вечером за Оном, не решились приблизиться к его дому. Они думали, что его жена сошла с ума, пожалели беднягу и удалились.

Некоторые люди готовы на все ради спасения чести. Вопрос лишь в том, чью честь они защищают - свою или ближнего.

Глят треф в кошерном стиле

Некоторые удивляются, как можно платить две-три тысячи шекелей за пару тфилин: "Тратить столько денег на две кожаные коробочки с ремешками и какими-то еврейскими письменами внутри? Какая глупость! Если весь смысл этих тфилин состоит в том, чтобы напоминать о религиозном долге, к чему такая квазинаучная скрупулезная точность в их изготовлении? Неужели так уж важно, чтобы буквы на пергаменте не имели ни единой трещинки, даже шириной с волосок?! Они ведь такие маленькие. Их едва видно. Фанатизм, доведенный до абсурда!"

"Ну-ка, открой свой компьютер. Что будет, если я перережу бритвой вон тот малюсенький проводок на модеме? Его же почти не видно".

"Да ты что?! Испортишь модем, он не будет работать".

"То же самое и с тфилин: если хотя бы на одной букве появится крошечный разлом, духовный модем тфилин перестанет принимать сигналы".

Подняв восстание, Корах хотел уличить Моше в фальсификации законов Торы, доказать, что Моше сам придумал заповеди, ссылаясь на авторитет Творца. С этой целью он спросил пророка, требуется ли мезуза дому, где полно святых книг. "Да, требуется", - ответил Моше. Корах насмешливо возразил: "Если одной-единственной мезузы, прибитой к дверному косяку достаточно, чтобы напоминать нам о Б-ге, целая библиотека с книгами Торы вполне выполнит эту задачу - такому дому мезуза не понадобится".

Корах был первым реформистом в иудаизме. "Главное, чтобы все выглядело по-еврейски, - говорил он. - Остальное неважно". Корах считал, что заповеди Торы имеют всего лишь символическое значение и не имеют никаких других функций. Но Моше-рабейну учил нас, что мицвот влияют на реальность в рамках строгих операционных критериев. Тора требует устанавливать одну мезузу на двери - не больше и не меньше. Даже если дом завален святыми книгами, увешан снаружи и изнутри маген-давидами и за километр видно, что в нем живут евреи.

Пламя распри

Что делает с людьми вражда! Дав втянуть себя в конфликт, мы говорим и делаем порой такие вещи, которые никогда не позволили бы себе в обычных условиях. Умные, трезвомыслящие люди теряют контроль над собой и чувство реальности; они ведут себя так иррационально, что потом наверняка устыдились бы своих слов, если бы услышали их в магнитофонной записи. (Нам действительно бывает стыдно, когда вспоминаем, что именно мы говорили.)

Такое поведение не случайно. Ибо в разгар конфликта мы не ищем правду, а пытаемся во что бы то ни стало, «из принципа», доказать свою правоту и посрамить противника. Ради этой цели мы говорим все, что приходит на ум. Наше уязвленное «эго» не позволяет нам признать, что мы неправы.

В обычной жизни, увлекшись спором, мы попадаем порой в смешное положение и вместо того, чтобы укрепить свой авторитет, наоборот, роняем его. Если же ставки высоки, а конфликт масштабнее, его последствия могут быть поистине катастрофическими.

Чего добивался Корах? Ведь он не был обижен судьбой: принадлежал к избранному колену Леви, в котором пользовался особыми привилегиями. В мидраше сказано, что он входил в число левитов, которым поручалось носить в пустыне Ковчег Завета с каменными скрижалями. Еще он был миллионером (в иврите есть даже выражение «богат как Корах») и обладал незаурядными способностями.

Все это не помешало ему, однако, вступить в острейший конфликт и преследовать цель, которая изначально противоречила его же интересам.

Корах завидовал своему младшему кузену Элицафану, сыну дядюшки Узиэля, младшего из четырех сыновей Кеата. Элицафан был назначен предводителем этого рода, самого привилегированного среди левитов, а его, Кораха, сына Ицхара, второго по старшинству из сыновей Кеата оставили на вторых ролях. Эта рев

ность толкнула его, в конце концов, на бунт против Моше и Аарона, сыновей Амрама, самого старшего из детей Кеата.

Корах мечтал о должности первосвященника, но, чтобы заполучить ее, он парадоксальным образом прибег к невыгодной для себя демагогии - стал пропагандировать равенство всех людей: «Все общество, все святы, и среди них Б-г! Отчего же возноситесь вы над собранием Б-га?!» (16:3)

Он не столько сам стремится к власти и почестям, сколько пытается отнять их у Моше и Аарона, хотя они не узурпировали власть и вообще не домогались ее, а получили из «рук» Творца. Желая подорвать их личный престиж, он подрывает одновременно и престиж их постов, которые сам же мечтает занять. Ведь если «все святы», значит, каждый еврей может с равным правом домогаться лидерства. Зачем Кораху столько конкурентов? Ведь революцию делает одни, а плодами их победы часто пользуются другие. Следовательно, Кораха вполне мог потеснить кто-нибудь из его свиты, например, Датан или Авирам, которым было не занимать коварства и подлости.

Корах был, конечно, предан иудаизму, но, борясь с Моше и Аароном, он попрал его основы, волю Творца, поставившего братьев во главе нации. Он отверг сразу два из тринадцати принципов еврейской веры, сформулированных гораздо позже Рамбамом, седьмой и восьмой: «Я безоговорочно верю в то, что пророчество Моше-рабейну — истина и что он - величайший из всех пророков...», и «Я безоговорочно верю в то, что вся Тора, которой мы обладаем ныне, была дана Всевышним Моше-рабейну». Корах не видел, куда влекут его амбиции. Он был ослеплен борьбой за свои права и не видел уже разверзшейся перед ним пропасти.

Бессмысленность и гибельность конфликта раскрывается и в сцене с воскурениями. Моше предложил бунтарям принести воскурения в Мшикан. Кого Б-г выберет, тот останется в живых. Остальные умрут. Поразительно, что Корах охотно согласился на это испытание. Моше и Аарону было нечего бояться. Они знали, на чьей стороне правда. Но Корах, на что он рассчитывал? Идти в Святая Святых с горящей смесью благовоний вместе с 250 другими людьми, включая первосвященника Аарона, мудреца и праведника, зная, что живым оттуда выйдет только один. Какая безумная самоуверенность!

Но даже если Корах искренне верил, что только он пройдет Б-жественное испытание, а все другие умрут, какое он имел право жертвовать жизнями стольких людей, к тому же искренне преданных ему, ради своих эгоистичных целей? Эта жертва была принята: «Огонь вышел от Б-га, и пожрал двести пятьдесят человек, принесших воскурения» (16:35) Самого же Кораха поглотила земля.

Не случайно, мудрецы Талмуда говорят о «пламени распри». Это пламя лишило Кораха разума и, в конце концов, погубило его.

Яблоки от яблони

Зайдите в синагогу в праздник Симхат Тора. Вы увидите, как евреи со свитками в руках обходят, танцуя, возвышение в центре зала, на котором читают Тору. Время от времени процессия останавливается, и все присутствующие, стар и мал, прыгают на месте, скандируя: «Моше - истина, и его Тора истинна!» Откуда взялся этот обычай?

Их этого раздела мы узнаем, как земля заживо проглотила Кораха и его сообщников, пытавшихся сместить Моше и Аарона. В талмудическом трактате Бава батра рассказана такая история. Одни арабский торговец повел мудреца Рабу бар Бар Хану в пустыню, к тому месту, где много трещин в земле. Из этих трещин выделялся сильный жар. Они обернули палки шерстью, смоченной в воде, и поднесли их к трещинам: шерсть моментально вспыхнула.

Затем араб осторожно подвел Рабу бар Бар Хану к одному из разломов и подал знак, чтобы он прислушался. Из-под земли донеслись голоса. Они твердили одну и ту же фразу: «Моше и его Тора—истинны, а мы - лжецы!»

Корах провалился в бездну со всей своей семьей. Но его сыновья уцелели. Буквально в последнюю секунду они раскаялись, и когда разверзлась земля, специально для них в обрыве возник выступ, на котором они спаслись.

Когда евреи прыгают в синагоге в ходе празднования Симхат Торы, они тем самым подражают детям Кораха, успевшим вскочить на выступ в скале и спастись от гибели.

Корах говорил, что все евреи одинаково святы. Это значит, что ни одного из нас нельзя назвать более великим и достойным, чем другие. В веселом хороводе, танцующем со свитками Торы, все равны; трудно выделить кого-нибудь. Но, присмотревшись, замечаешь, что толпа состоит из разных людей: юных учеников и мудрых раввинов. Первые старательно прыгают, провозглашая истинность Моше и его Торы. Они как будто ищут твердую почву под ногами. Мудрецы же стоят в это время на месте - им никакая пропасть не грозит.

Хукат

Содержание раздела

Тора излагает законы об использовании пепла красной коровы (пара адума) для ритуального очищения людей, принявших нечистоту от мертвых.

В сороковой год скитаний по пустыне умирает сестра Моше пророчица Мирьям, благодаря заслугам которой евреев сопровождал с колодец питьевой водой. Народ в панике: где взять воду? В ответ на молитву Моше и Аарона Б-г велит им собрать людей у водоносной скалы и "попросить" у нее воды, но Моше не говорит, а дважды ударяет скалу посохом. Из скалы бьет фонтан. Водная проблема решена, но Б-г лишает Моше и Аарона права войти в Эрец Исраэль за то, что они "не ознаменовали святость Мою на глазах у сынов Израиля": появление воды по слову пророка произвело бы более сильное впечатление на людей, чем от удара посохом.

Евреи вынуждены идти в Эрец Исраэль кружным путем, поскольку царь Эдома, прямой потомок Эсава, не разрешает им пройти через свою страну, угрожая войной.

На горе Ор умирает Аарон, передав свои обязанности и священные одежды сыну Элазару. Весь народ тридцать дней оплакивает смерть своего первосвященника и миротворца.

Царь эмореев Сихон тоже не желает пропустить евреев через свои владения; тогда по приказу Моше они вступают в войну с эмореями, побеждают их и захватывают земли на восточном берегу Иордана, которые Сихон незадолго до этого отвоевал у моави-тян. В ходе следующей войны сыны Израиля громят армию Ога, царя Башана, и занимают его страну, расположенную в районе Голанских высот.

Рукам воли не давай

"И поднял Моше руку свою, и ударил по скале посохом своим два раза, и обильно потекла вода...И сказал Б-г, обращаясь к Моше и Аарону: "За то, что вы не поверили Мне, чтобы ознаменовать святость Мою на глазах у сынов Израиля, не введете вы собрание это в страну, которую Я дал им..." (20:11,12).

За что Б-г так сурово наказал Моше и Аарона? Неужели лишь за то, что Моше не "сказал" скале, как велел Б-г, а ударил ее посохом? Но какая разница? Главное, что людей напоили!

В хоккее с шайбой и в хоккее с мячом пользуются, как известно, разными клюшками. Клюшка для хоккея с шайбой имеет прямой крюк, которым удобно вести по льду плоский резиновый кругляш и делать броски, а у клюшки для бенди крюк загнут: так легче бить по мячу с замахом. Каждой игре - своя клюшка.

"Клюшка" евреев - это их речь, голос. Ощупывая руки Яакова, покрытые козьими шкурками, его слепой отец Ицхак подумал, что перед ним другой сын, волосатый Эсав, и сказал: "Голос - голос Яакова, а руки - руки Эсава" (Берешит 27:22).

Голос дан Яакову и его потомкам, евреям. А руки - оружие Эсава. Внутренняя сила, исходящая из души, сердца, проявляется в голосе. Голос распространяет идеологии и философии, он учит жизни. Это наша, еврейская сфера. Зато Эсав безраздельно владеет материальной сферой, где действуют его сильные и умелые руки.

В наше время Эсав запускает космические корабли, строит города из стекла и бетона, перебрасывает мосты через бурные реки, прокладывает трансатлантические кабели по морскому дну, посылает в нокаут соперника на боксерском ринге. Эсав умеет пользоваться руками. Иногда Яаков пытается конкурировать с ним, но тогда он играет не своей клюшкой.

Когда Моше ударил скалу, вместо того, чтобы "сказать" ей, он тем самым дал ложный сигнал всем будущим поколениям еврейского народа, предложил им взять неудобную "клюшку". Он как будто завещал им: "Одного голоса недостаточно. Надо пользоваться также руками, как Эсав". И Б-г сурово наказал его за эту стратегическую ошибку.

Ибо сила евреев не в руках. Она - в их голосе, произносимых словах. Голос генерирует идеи справедливости и братства, обращается с молитвой к Б-гу, произносит слова Торы, ее Высшей правды. Замечательно играть и побеждать мы можем только этой "клюшкой".

Ценя ненависти

Наши враги не изменились за прошедшие века и тысячелетия. Мы предлагаем им мир, мы протягиваем им руку дружбы, но они отвергают ее. Они хотят воевать с нами, иногда вопреки элементарной предусмотрительности и своим национальным интересам.

На сороковой год пребывания в пустыне, когда целиком сменилось поколение, виновное в грехе разведчиков, пришло время для вступления в Эрец Исраэль. Сыны Израиля приближались к ее границам с юга. У них на пути находилась страна Эдом, где жили потомки Эсава, родного брата Яакова. Моше отправил царю Эдома учтивое и обстоятельное послание с просьбой пропустить евреев через его территорию: "Так сказал брат твой Израиль: ты знаешь все невзгоды, которые постигли нас (в Египте)...И вот мы в Кадеше, городе на краю границы твоей. Позволь нам пройти через страну твою! Не пойдем мы по полям и виноградникам и не будем пить воду из колодцев (т.е. не нанесем урона сельскохозяйственным угодьям и водным источникам); главной дорогой пойдем, не свернем ни вправо, ни влево (не станем обузой для жителей страны), пока не перейдем границы твоей".

Но Эдом в порыве слепой ненависти к евреям, унаследованной от Эсава, у которого Яаков похитил первородство и отцовское благословение, отвечает угрозами: "Не пройдешь ты через меня, а то я с мечом выступлю против тебя!" Моше предлагает новое компромиссное решение: "По проложенной дороге пойдем, и если воду твою пить будем, я и стада мои, то дам плату за нее...", иначе говоря, речь идет о сделке, выгодной, в первую очередь, для Эдома, ведь у евреев была своя вода. Рамбан пишет, что коммерческое предложение Моше распространялось даже на природные воды, которые евреи могли использовать, например, при переходе рек и ручьев. Но антисемитам библейской эпохи не нужны компромиссы и прибыли от ненавистных евреев: "И выступил Эдом против него (Израиля) с многочисленным народом и с рукой сильной".

"И отошел Израиль от него". Б-г велел не провоцировать эдомитян, обойти стороной их владения. Этот незапланированный обход дорого обошелся евреям. В дороге умер Аарон. "И истощилось терпение народа от пути". Расстроенные, дезориентированные евреи подумали, что Всевышний уводит их от Обетованной Земли и что они, подобно их отцам, умрут в пустыне. Вспыхнул бунт, подавленный нашествием ядовитых змей; снова были жертвы.

Наконец, сыны Израиля, сделав большой крюк, подошли к стране эмореев, за которой по ту сторону Иордана лежала Страна Израиля. Моше опять просит разрешения на переход, столь же дипломатично, миролюбиво: "...Не свернем мы на поля и виноградники, не будем пить воды из колодцев; главной дорогой пойдем (вдали от крупных населенных пунктов), пока не перейдем границы твоей". Вместо ответа царь эмореев Сихон объявил тотальную мобилизацию: "собрал весь народ свой и выступил против Израиля в пустыне". На этот раз Б-г дал разрешение на отражение агрессии. Еврейские полки наголову разгромили врага и "взял Израиль все города, и поселился во всех городах эмореев, в (столице) Хешбоне и во всех пригородах его".

Далее на севере располагался Башан. Видя стол бесславный конец своих соседей эмореев, Ог, царь Башана, должен был, казалось, проявить осмотрительность, но он даже не стал ждать мирного предложения от евреев - тут же атаковал, был разгромлен и сам погиб в бою.

Такова цена ненависти. Та же ненависть, слепая и необузданная, толкнула хананеев на сопротивление пришедшим из-за Иордана еврейским полкам. В ответ на компромиссное предложение Йеошуа бин Нуна, преемника Моше, только одно ханаанское племя, гиргашиты, отказались от сопротивления и бежали. Остальные семь племен вступили в войну, хотя было очевидно, что Израиль пользуется сверхъестественной поддержкой и они обречены на поражение (чуть позже из этой коалиции вышли гивониты; они обманом заключили с Йеошуа мирный договор).

В Талмуде объясняется, почему гора, у которой евреи получили Тору и свою особую историческую миссию народа-священника, называется Синай. Потому что с момента дарования Торы народы мира стали ненавидеть нас. Ведь Синай происходит от ивритского слова сина, ненависть. На самом деле, за этой ненавистью скрывается обычная зависть, ибо лишь евреи удостоились получить от самого Творца Тору - этот высший Закон мироздания.

О том, насколько этот Закон глубок и многопланов, как много скрытых значений и ассоциаций скрывается в каждой его фразе, можно судить по такому примеру.

Описывая в начале этого раздела порядок очищения после контакта с мертвым телом, Тора сообщает: ,,Если человек умрет в шатре, то всякий, кто войдет в шатер, и все, что в шатре, нечисто будет семь дней. И всякий открытый сосуд без прикрепленной к нему крышки - нечист” (19:14,15). Хафец Хаим приводит такую неожиданную, на первый взгляд, аналогию из области морали. Речь идет, говорит он, о наших устах. Если они не запечатаны крышкой, если не установить перед ними всевозможные преграды, препятствующие злоязычию и сплетням, то уста будут нечистыми.

Балак

Содержание раздела

Когда вышедшие из пустыни сыны Израиля приблизились к стране Моав, ее царь Балак обратился за помощью к известному магу Биламу (Валааму), чтобы тот проклял еврейский народ. Б-г явился в ночном видении к Биламу и запретил ему говорить проклятия, но Билам после некоторых колебаний все же отправился к Балаку.

По дороге посланный Б-гом ангел с огненным мечом преграждает дорогу Биламу, который едет на ослице, но Билам не видит ангела, не понимает вынужденных маневров ослицы и бьет ее за "упрямство". И тогда "отверз Б-г уста ослицы".

"Валаамова ослица" укоряет Билама за непонимание и жестокость: ведь она спасает ему жизнь. В тот же момент "прозревший" Билам видит, наконец, ангела, который сообщает ему, что можно и чего нельзя говорить о евреях.

Наконец, Билам прибывает к Балаку, и царь Моава проводит тщательную подготовку к ритуалу проклятия в надежде, что гость словами уничтожит ненавистных евреев. Но результат получается обратный: трижды Билам пытался изречь проклятия в состоянии провидческого транса, и все три раза его уста произносили только благословения.

Разочарованный Балак отсылает Билама домой. Тем временем, евреи начинают распутничать с моавитянками и поклоняться их идолам. Б-г насылает мор на грешников. Лидер колена Шимона на глазах у всех евреев вводит в свой шатер мидьянскую принцессу, и внук Аарона коэн Пинхас пронзает обоих копьем.

Повальная эпидемия сразу прекращается. От нее умерли 24 тысячи человек.

Билет в "Высший свет"

"Кто исчислит прах Яакова и пересчитает пыль Израиля?" (23:10). Согласно комментарию Раши, в этом невольном благословении Билама речь идет о многочисленных заповедях, которые евреи выполняют, используя прах и пыль. Назовем лишь некоторые из них: нельзя пахать землю одновременно на быке и осле; нельзя сеять килаим, смесь виноградных семян с семенами пшеницы и ячменя; пепел красной коровы используется для ритуального очищения после контакта с мертвым телом; жену, заподозренную в неверности, проверяют напитком, содержащим землю, взятую возле храмового жертвенника и т.д.

Но почему Билам обращает внимание именно на эту категорию мицвот? Можно предположить, что он восхищается способностью евреев поставить на службу Б-гу даже самые будничные и малозначительные предметы, их умением придать святость кирпичам, дереву, тканям и даже земному праху.

Ибо только евреи знают, что единственная цель Творения заключается в освящении Имени Творца и что этой цели может служить любой сотворенный Им предмет, любая «мелочь».

Царь Шпомо говорил: "Во всех путях твоих познавай Его" (Мишлей 3:6). Другими словами, мы обязаны служить Б-гу, даже когда занимаемся самыми будничными делами. Простейшие бытовые действия, если совершать их правильно, по законам Торы, становятся актами святости. А Билам сообщает нам, что святостью могут обладать не только действия, но и предметы.

Комментируя вторую часть приведенного стиха, Раши говорит, что слово "пыль" (рова) указывает на супружескую близость. Билам имел ввиду стремление евреев придать святость даже таким действиям, которые у других народов, в других религиях считаются постыдными, воплощением грубого физического естества, антиподом святости.

Теперь нам будут понятнее следующие слова Билама из того же десятого стиха: "Да умрет душа моя смертью праведников, и пусть мой конец будет, как его".

Хафец Хаим отмечает, что Билам мечтал умереть "по-еврейски" и, как еврей, унаследовать Мир Грядущий. Но он не хотел жить еврейской жизнью. Ясно почему. Ведь евреи ведут праведный образ жизни. Этот мир для них - лишь коридор, ведущий в Мир вечного, духовного блаженства, и они спешат использовать физические возможности и радости материального мира не для мимолетных наслаждений, а для получения входного билета в "Высший свет".

Такая философия чужда закоренелому материалисту, который и слышать не хочет ни о каком Мире Грядущем и спешит впихнуть в отведенные ему на этом свете 70-80 лет как можно больше удовольствий, "чтоб было что вспомнить".

Жадный и тщеславный Билам был достаточно прозорлив, чтобы признавать Мир Грядущий и видеть преимущества еврейского образа жизни, строгого и сдержанного. Однако понимать еще не значит подражать. Короче, Билам, как и многие другие злодеи, хотел получить награду, но он не хотел ее честно зарабатывать.

В результате Билам лишился жизни в обоих мирах. В разделе Матот (31:8) мы узнаем, что он погиб во время сражения от еврейского меча, а мудрецы Талмуда сообщают в трактате Санхедрин (90а), что Билам числится среди тех, кто лишился своей доли в Мире Грядущем.

Тайное оружие ислама

"Ми ихье мисумо эль - Кто выживет, когда Он поставит этих!" Эта туманная фраза Билама, помимо множества других, имеет следующее значение.

Биламу открылось, что из всех народов мира только два — евреи и арабы—удостоятся того, что к их имени будет присоединено Имя Б-га: "Исра-эль" и "Ишма-эль". Горе тому, продолжает Билам, кто будет жить в эпоху Ишмаэля.

Именно нам довелось жить в эту эпоху. На наших глазах, всего за какие-то тридцать-сорок лет отсталый и бедный народ приобрел огромное влияние и богатство, угрожая подмять под себя весь мир.

В чем источник его силы? Нет, не в нефти (ее хватает и в России, да что толку?) и не в многочисленности (китайцев и индийцев намного больше). Тайное оружие арабов - их религия, сила их молитвы, о чем говорит само их имя: Ишма-эль, "Б-г услышит".

Каждый арабский политик заканчивает свою речь словами: "с помощью Аллаха". Ни один мусульманин не постесняется расстелить молитвенный коврик на центральной улице Парижа или Лондона и, обратившись лицом к Мекке, погрузиться в самозабвенную молитву. Миллионы мусульман совершают ежегодный хадж - паломничество в Мекку. Среди евреев такая преданность своей религии и традиции большая редкость.

Большинство израильтян предпочитают пляжи Эйлата древним камням Котеля, западной стены иерусалимского Храма. Туристы из диаспоры паломничают не в хевронскую Гробницу праотцев, а в тель-авивские дискобары. А ведь было время, когда весь еврейский народ трижды в год, в Песах, Шавуот и Суккот, совершал восхождение к Иерусалимскому Храму. И, о чудо! Там всем хватало места.

Какая сила позволяет мусульманам так долго владеть Храмовой горой? Мечепгь Аль-Акса возвышается над ней уже почти тринадцать столетий, в то время как наш святой Храм излучал свой дивный Б-жественный свет, в общей сложности, восемьсот тридцать лет. Даже чудесная победа в Шестидневной войне не вернула нам это святейшее место на Земле, о котором мечтали наши предки.

Благодаря чему Ишмаэль не только прочно удерживает в своих руках Храмовую гору, но и успешно теснит нас под фанфары "мирного процесса", вырывает у нас из-под ног нашу землю? Благодаря силе своей молитвы, зафиксированной в его имени: "Услышит Б-г".

Согласившись принести себя в жертву на месте будущего Храма, наш праотец Ицхак стал вечным источником самоотверженности еврейского народа, его готовности совершить месирут нефеш, отдать душу за Б-га. Но душу можно отдать и не умирая. Всякий раз когда еврей обращается с молитвой к Б-гу, он вручает Ему свою душу, как будто говорит: "Б-же, моя жизнь в Твоих руках". Такой молитвенной страсти нам сегодня не хватает.

Но конечная победа все равно будет за нами. Мы достигнем ее не благодаря соглашениям и международным "гарантиям", и не силой оружия. Молитва Ишмаэля сильна лишь потому, что евреи слабы в своей молитве. Аль-Акса стоит лишь потому, что разрушен Храм. Ишмаэль заполняет вакуум, который мы сами же создали. Наше имя Исра-эль образовано от слова яшар, прямой, несгибаемый. Имя надо оправдывать.

Враги знают лучше нас

Вся эта история с Биламом выглядит странно. Если бы Тора не рассказала нам ее, мы бы никогда не узнали о том, что некий языческий прорицатель еще за тридцать три столетия до Гитлера пытался осуществить "окончательное решение" еврейского вопроса с помощью разящих проклятий.

Когда Балак и Билам плели сети заговора, евреи находились от них далеко, за пушечный выстрел, и не подозревали, какая страшная опасность им грозит. Читая этот раздел, мы как будто оказываемся по другую сторону фронта, в тылу врага; вместе с ним смотрим издали на себя, повторяя за Биламом: "Вот, с вершины скал вижу я его и с холмов смотрю на него". Мы как будто исполняем роль статистов в кинофильме, который сами ставим и снимаем. Если бы этот раздел не вошел в Пятикнижие, мы бы так и не узнали, как реальна была катастрофа и каким чудом мы ее избежали. Евреи прошли в шаге от пропасти, так ее и не заметив, пребывая в блаженном неведении относительно коварных планов моавитского царя и языческого "экстрасенса".

Такие ситуации не раз повторялись в нашей дальнейшей истории. В конце VI века Византийская империя полностью уничтожила еврейское присутствие в Эрец Исраэль. Византийцы готовились идти дальше на восток, захватить Вавилон и превратить его в юденрайн — "зону, свободную от евреев". Вавилонские евреи не подозревали об этих зловещих планах и о своем последующем спасении: вскоре грянуло исламское восстание, и Византия была разгромлена.

Евреи, как известно, сыграли важную роль в свержении царской деспотии в России и установлении Советской власти. В "благодарность" за эту услугу Сталин намеревался провести свой вариант "окончательного решения". В 1953 году он инспирировал "дело врачей-отравителей", и есть неоспоримые свидетельства, что он хотел увенчать его массовой депортацией евреев на Дальний Восток. Но Сталин неожиданно умер, и сыны Израиля снова уцелели — не ведая об этом. Сегодня в Израиле на каждый удавшийся арабский теракт приходится несколько неудавшихся. О некоторых таких провалах мы узнаем из прессы (бомба взорвалась в руках террориста; боевик был арестован в тот момент, когда шел на "задание"), о других не узнаем никогда.

В псалме 117, самом коротком в книге Тешим, мы читаем о том, что произойдет в эпоху Машиаха: ,,Хвалите Б-га, все народы, славьте Его, все племена; ибо велика милость Его к нам...". Один русский аристократ, знаток Библии, спросил рава Ицеле из Воложина, почему именно неевреи будут хвалить Всевышнего за Его милость к еврейскому народу. Рав Ицеле ответил: "Другие народы и их правители постоянно замышляют уничтожить нас, но Творец, да будет Он благословен, срывает их планы. Вы столь тщательно скрываете свои намерения, что мы, евреи, не подозреваем, как часто нам грозит смертельная опасность, иногда с самой неожиданной стороны, и какими порой необычными путями Б-г спасает нас. В отличие от нас, вы, неевреи, видите Его милосердие к нам в полном объеме; вам открыта истинная глубина Его любви к своему избранному народу. Поэтому именно вы, а не мы, можете воздать Всевышнему подобающую хвалу".

Пинхас

Содержание раздела

Пинхас, внук Аарона, пронзивший копьем Зимри, князя колена Шимона, и мидьянскую принцессу Козби в момент совершения ими отвратительного языческого ритуала и тем самым отвративший гнев Всевышнего от евреев, получает "союз мира".

Б-г повелевает сынам Израиля "преследовать мидьянитян и разгромить их" за их попытку совратить евреев в язычество.

Моше и первосвященник Элазар получают указание пересчитать народ. Указаны имена семейств и родов в каждом колене. Общее число мужчин призывного возраста после смены поколений в пустыне составило 601730, немногим меньше, чем при Исходе из Египта. Б-г сообщает Моше порядок распределения земли в Эрец Исраэль между коленами; затем приводится численность колена Леви, которое не получает надела.

Дочери Цпофхада из колена Менаше просят Моше закрепить за ними отцовский надел ввиду отсутствия у них братьев. Моше обращается за разъяснениями к Б-гу. Всевышний подтверждает, что претензии дочерей Цпофхада обоснованы, и сообщает порядок родственных предпочтений в еврейском законе о наследовании.

Затем Б-г велит Моше взойти на гору и осмотреть издалека Страну Израиля, в которую ему не суждено войти. Моше просит Всевышнего назначить ему достойного преемника, нового лидера нации. Им становится Йеошуа бин Нун. В присутствии всех евреев Моше проводит церемонию "инаугурации" Йеошуа.

Раздел завершается указаниями о храмовых жертвоприношениях в субботу и праздники.

Неумелые (пока) помощники

Б-г вознаграждает Пинхаса за то, что он "отвратил гнев Мой от сынов Израиля, возревновал Моей ревностью". Раши поясняет: "Он выразил гнев, который полагалось выразить Мне (Б-ту)". Что это значит?

Представьте, что вы готовитесь к приему гостей, накрываете на стол и просите своего трехлетнего сына (или внука) принести салфетки. Глядя, как малыш неумело и старательно раскладывает бумажные квадраты рядом со столовыми приборами, вы испытываете умиление и ни с чем несравнимую радость, хотя могли бы сделать ту же самую "работу" быстрее и лучше.

Именно об этом говорит Раши, величайший комментатор Торы. Наши отношения с Б-гом складываются по той же схеме, что и отношения родителей с маленьким сыном, требующим самостоятельности. "Возревновал Моей ревностью" означает: Пинхас заслужил высокую награду — брит шопом и потомственное коэнство - за то, что он выполнил Его "работу" - наказал отъявленных преступников, не мешкая и не задумываясь о последствиях.

То же самое относится и к благотворительности, цдаке. Римский наместник Турну с Руфус спросил однажды раби Акиву: "В вашей Торе написано, что Б־г любит бедняков, но почему Он не заботится об их пропитании, перекладывая эту заботу на людей?" Раби Акива ответил: "Помогая бедным, мы получаем от них больше, чем они от нас. Они берут у нас деньги и тем самым спасают нас от Геинома".

Иначе говоря, забота о бедных - это, конечно, "Б-гова работа", но Он, наш Отец, поручает ее нам, Своим детям, и с огромным удовольствием наблюдает, как мы, подобно трехлетнему малышу, неумело "раскладываем салфетки на обеденном столе". Ему нужна не наша "помощь" — Он может лучше и быстрее накормить бедных, без малейшего напряжения обеспечить все их нужды. Ему нужно другое: наша доброта, отзывчивость, любовь к ближнему, пусть неумелая и недостаточная, но зато искренняя, свидетельствующая о нашем хорошем "воспитании".

Погибель теля против погибели души

Представьте, что вы сидите в самолете и вдруг видите, как ваш сосед, респектабельный мужчина в хорошо сшитом костюме и очках, достает отвертку, вставляет лезвие себе в ухо и начинает с силой ввинчивать в голову. Из уха уже сочится кровь...

Что вы предпримите? Закричите, чтобы он немедленно прекратил, позовете бортпроводницу, других пассажиров на помощь. Схватите его за руку, вырвите отвертку.

А если ваш сосед совершает грех, запрещенный Торой, какова ваша реакция? Не обратите внимания? Это не ваше дело? А почему не ваше?

Идеи нас не пугают. Нас пугает только то, что видят наши глаза. Наверное, поэтому мы не боимся Б-га так, как должны бояться, не испытываем подлинного трепета перед Ним. Потому что мы Его не видим. Да, многие из нас верят (хотя бы в глубине души), что есть на свете Б-г, Высший Разум и Высшая Воля, Тот, Кто создал этот мир и ежеминутно хранит, поддерживает его. Но кто из нас ощущает Его присутствие ежедневно, ежеминутно? Что вот Он - перед нами, зорко следит за нашими действиями, читает наши мысли.

Да, если бы мы видели Б-га, мы не нарушали бы Его законы, выраженные в Торе. Побоялись бы. Но мы Его не видим и поэтому часто "уходим" от Него. На иврите слова "страх" и "видеть" почти идентичны: мы боимся лишь того, что видим.

Когда мы видим убийство, нас охватывают неописуемый ужас и отвращение. Но когда мы видим, как евреев побуждают нарушать шабат или есть некашерную еду, наша реакция куда сдержаннее. А собственно почему? Ведь должно быть наоборот. Убийца лишает свою жертву только жизни в этом мире. Но когда человека толкают на преступление против Торы, он лишается жизни, подлинной, осмысленной, в этом мире и духовной награды в Мире Грядущем. Его душа отсекается от Источника всякой жизни.

В разделе Пинхас Б-г велит Моше: "Преследуй мидьянитян и разгромите их, ибо враги они вам в кознях своих...". Мидьянитяне толкали евреев в пропасть дремучего, варварского язычества, подстрекали к бунту против Б-га и Торы, пытались совратить их, не останавливаясь перед использованием своих женщин, таких как принцесса Козби. Вот почему Тора, столь миролюбивая и гибкая в оценке человеческих слабостей, жестко требует от нас не просто избегать мидьянитян, не искать с ними мира, как с другими народами, а решительно атаковать, поддерживать с ними состояние войны, чтобы постоянно напоминать себе, во всех поколениях, как они пытались привить нам отвратительнейшее из качеств - любовь к разврату, аморальности, как они хотели вытеснить нас не только из этого мира, но и из Мира Грядущего.

Наши приоритеты

"И сделал Моше, как повелел ему Б-г, и взял Йеошуа" (27:22). Раши объясняет, что он "взял" его словами: ободрил, напомнил, какая большая награда ждет руководителей Израиля в Мире Грядущем. Награда заслуженная, ибо еврейские лидеры несут особенно тяжкое бремя; от них требуются исключительная мудрость, выдержка и правильная расстановка приоритетов.

Однажды к Хафец Хаиму пришел за советом ученик, которому предложили занять пост раввина в небольшой общине. Хафец Хаим процитировал стих из раздела Матот: "...и будете вы чисты перед Б-гом и перед Израилем" (Бемидбар 32:22). На первом месте - Б-г, на втором - Израиль. Главная задача рава, пояснил Хафец Хаим, состоит в укреплении Торы, поддержании ее законов, короче, в исполнении своих обязанностей перед Б-гом, и лишь во вторую очередь он должен мягко, ненавязчиво заботиться о нуждах своей общины. Тот, кто меняет этот порядок, стремится вначале завоевать симпатии общины и лишь затем выполняет задачи, возложенные на него Творцом, не преуспеет нигде.

Шапочный разбор

Во время Второй мировой войны капитан американской армии по фамилии Бирнбаум предстал перед военно-полевым судом за нарушение устава: он носил ермолку. Выступая в свою защиту, Бирнбаум напомнил судьям текст воинской присяги: "служить Б-гу и стране".

"Вы видите, вначале Б-гу, а потом стране", - уточнил подсудимый, и тут же был оправдан. Все последующие годы службы он не снимал своего еврейского головного убора.

Матот

Содержание раздела

Незадолго до вступления евреев в Эрец Исраэль Моше-рабейну объясняет законы обетов и клятв, особенно, применительно к женщинам: когда их отец или муж имеет право отменить их клятву и когда не имеет.

Затем начинается война против мидьянитян. Ополчение из 12 тысяч человек (по тысяче от каждого колена) громит врага, убивает пятерых мидьянских царей, всех мужчин и... чародея Билама, столь неудачно пытавшегося ранее проклясть евреев (см. раздел Балак). Моше порицает командиров за то, что они оставили в живых женщин, главных виновниц аморального поведения сынов Израиля.

После подсчета и распределения военных трофеев "начальники тысяч и сотен" сообщают Моше о полном отсутствии потерь среди ополченцев. В благодарность Б־гу и во искупление своих душ они приносят в Шатер Откровения золотые изделия.

Колена Гада и Реувена просят разрешения остаться в Заиорданье, где есть обширные пастбища для их многочисленного скота. Вначале Моше отказывает им, боясь повторения греха разведчиков, но после того, как представители Гада и Реувена заверили пророка в своем твердом намерении вступить в Эрец Исраэль, активно участвовать в завоевательных войнах с хананеями и лишь потом вернуться на восточный берег Иордана, он соглашается.

Тора придает огромное значение слову, речи. По слову двух свидетелей суд может приговорить виновного к смертной казни; по слову коэна прокаженный становится "нечистым״, подвергаясь изоляции, и по слову коэна - "Чист!” - он возвращается к общине и своей семье. Лспион а-ра, злословие, считается у евреев одним из тяжелейших грехов. Не случайно, иудаизм называет двуногих, прямоходящих особей не гомо сапиенс, человек разумный, как в современной науке, а медабер, (человек) говорящий. Именно речью мы отличается от других живых существ.

Раздел Матот начинается с законов, посвященных обетам, клятвам и зарокам. Обращаясь к главам колен Израиля, Моше говорит: ”Если человек даст обет Б-гу или поклянется клятвой, приняв запрет на себя, то не должен он нарушать слова своего: все, что он сказал, должен он исполнить”(30:3). Это одна из 613 заповедей — нельзя ”нарушать слова своего”.

(Не правда ли, звучит несколько архаично в нашем мире, насквозь пропитанном ложью, когда после очередных выборов газеты всерьез обсуждают: ну а теперь посмотрим, какие обещания новый глава правительства выполнит, а какие "забудет”.)

Но дальше ситуация меняется. Тора описывает процедуру отмены клятв. Отец может освободить свою юную незамужнюю дочь от зарока (только в тот день, когда он его услышал), а муж -свою жену. Процедура снятия зароков тоже считается мицвой.

Какая тут связь? Ведь вначале нам велено "не нарушать слова", и если бы мы дальше не читали, то ни за что не догадались бы о двух исключениях, касающихся женщин.

Но и это не все. Все мы знаем, что бывают обстоятельства, когда человек, давший обещание, не в состоянии его выполнить. Тора идет к нему на помощь. Он может прийти к "мудрецу" (в наше время к знатоку законов о клятвах и обетах) или предстать перед тремя взрослыми евреями, исполняющими в этом случае функцию религиозного суда, и получить освобождение от данного им слова. Для этого ему надо привести вескую причину, объяснить, что "если бы я знал такое-то обстоятельство, я никогда не дал бы этого обещания". Рассмотрев аргументы, "суд" не просто отменяет обет или зарок, но и объявляет его "несуществующим", и человек может делать то, что ему было запрещено до отмены обещания.

В молитвенниках описана специальная процедура атарат недаром, отмены обетов. Религиозные евреи проводят ее накануне Рош ашана. Литургия Дня Искупления начинается с известной молитвы Коль нидрей, "Все обеты.", цель которой - окончательно снять с души и совести человека все, что он необдуманно обещал Б־гу (порой тут же забыв об этом) или вынужденно не выполнил за прошедший год.

Получается, что освободить от клятвы, недера, можно не только женщину в доме ее отца или мужа, но и любого другого еврея. Но ведь в Торе сказано, что "не должен он нарушать слова своего". Неужели раввины "придумали" процедуру аннулирования клятв? Нет, раввины не могут выносить постановления, противоречащие Торе. Они не имеют права позволить то, что Тора запрещает. (Обратное возможно: есть случаи, когда мудрецы запрещали то, что разрешено Торой, например, многоженство, левиратный брак, трубить в шофар в субботу и т.д.) В настоящем разделе Тора однозначно требует: "Коль а-йоце ми-пив яасе". Так кто же посмел освободить нас от "всего исходящего из уст"?

Отвечаем: сама Тора. Где это сказано? В Устной Торе (в данном случае, Талмуде), которая имеет для нас, евреев, такую же обязательную силу, что и Тора Письменная (Танах). Ибо мы абсолютно убеждены, что Моше-рабейну получил на Синае обе части Закона, неотделимые друг от друга.

От нас требуется эмунат хахамим - вера, доверие к Талмуду, подчинение авторитету мудрецов, стремление сохранить цепочку традиции, которая тянется - от учителя к ученику - через толщу столетий. Если она, не дай Б-г, оборвется, мы исчезнем с исторической карты, а само Творение, утратив связь с Творцом, осуществляемую через Тору и нас, ее носителей, вернется к первозданному хаосу.

Это очень важная мысль. Надо твердо знать: если мы получаем какую-то мицву, совсем неважно, где она сформулирована - в Торе Письменной или Устной.

В Мишне говорится о трех видах мицвот: тех, что "носятся в воздухе", например, отмена клятв и зароков; тех, что похожи на "гору, висящую на ниточке" (скупо описанные в Пятикнижии, но обросшие множеством деталей и постановлений - шабат, кашрут и др.), и тех, что подробно разработаны в самом Пятикнижии, — например, храмовые жертвоприношения. Все указанные виды заповедей, заключает Мишна, являются неотъемлемыми частями единой и неделимой Торы, данной нам Самим Б-гом.

В этом и состоит принципиальное отличие иудаизма Торы или, как его называют, "ортодоксального иудаизма" от всех других религий и религиозных направлений.

И сила мускулов нужна

В Торе, как известно, нет ничего случайного и лишнего. Каждое слово, каждая буква и грамматическая форма несут глубокую смысловую, порой совершенно неочевидную нагрузку. Даже порядок слов в перечислении может содержать интересную информацию.

Например, в конце этого раздела, где говорится о желании двух колен остаться в Заиорданьи, меняется начальный порядок их имен: "И много скота было у сынов Реувена и у сынов Гада...И пришли сыны Гада и сыны Реувена, и сказали Моше..." (32:1,2).

Первый вариант перечисления - вначале Реувен, а потом Гад -кажется более логичным, поскольку Реувен был старшим сыном в семье Яакова. Комментатор Ибн Эзра (XII в.) объясняет, что во втором случае сыны Гада упомянуты раньше, поскольку им принадлежала инициатива в заселении восточного берега Иордана.

Бает а-турим объясняет, что Гад опередил Реувена, потому что представители его колена были физически сильнее. Тела врагов, убитых ими на войне, выглядели особенно устрашающе. "Гад... рвет мышцу и темя", - сказано в конце книги Дварим. Комментарий Раши: "Отсекает руку и голову одним ударом меча".

Очевидно, Тора ценит в людях не только высокую духовность, но простую физическую мощь - там, где она нужна.

Масэй

Содержание раздела

Тора перечисляет все сорок две стоянки сынов Израиля в их сорокалетних странствиях по пустыне. Б-г велит им изгнать ханаанские народы из Эрец Исраэль и уничтожить объекты их языческих культов. Он предупреждает, что если они этого не сделают, то оставшиеся хананеи станут "колючками в глазах и шипами в боках ваших".

Установив границы Страны Израиля, Б-г повелевает выделить безземельным левитам 48 городов, шесть из которых будут использоваться как убежища для людей, совершивших непреднамеренное убийство.

Дочери Цлофхада выходят замуж за мужчин своего колена, чтобы закрепить за коленом унаследованные ими от отца участки земли. Так заканчивается книга Бемидбар (Числа), четвертая в Пятикнижии.

Волшебная мелодия для голоса

"И вот странствия сынов Израиля..."(33:1).

Тихое морозное утро осветило неоглядную степь. Великий мудрец и основатель хасидизма Баал Шем Тов задумчиво молчал, раскачиваясь в быстро мчащейся повозке под частый перестук конских копыт.

Вдруг он встрепенулся и попросил сидевшего рядом помощника остановить экипаж. Помощник выглянул в окошко и крикнул вознице: "Сто-о-ой!" Повозка замерла. Разгоряченные лошади нетерпеливо фыркали и били копытами о мерзлый грунт.

Тишина. Кроме лошадиного храпа - ни единого звука. И вдруг откуда-то издали донеслось пение. Сильный мужской голос старательно выводил мелодию, столь красивую и задушевную, что, казалось, к ней прислушиваются деревья, выставив вперед свои ветви, как антенны.

Некоторое время Баал Шем Тов напряженно вслушивался в переливы редкостной мелодии, как будто сошедшей с небес. На его лбу пролегли глубокие морщины. Казалось, что мудрец пытается вспомнить что-то очень давнее, из другой жизни.

Неожиданно его глаза сузились, а губы расплылись в радостной улыбке. "Пригласи сюда этого певца", - сказал он помощнику. Через несколько минут перед еврейским мудрецом предстал простой русский крестьянин.

"Твоя песня очаровала меня, - сказал ребе, — Ничего более прекрасного я не слышал".

"Да, она мне самому нравится", — ответил крестьянин.

"Я не слышал ее сначала, пожалуйста, напой мне", - попросил Баал Шем Тов.

Крестьянин пел долго и самозабвенно. Когда он кончил, наступила полная тишина. Даже лошади перестали храпеть, как будто околдованные волшебной мелодией.

"Прекрасно, - выдохнул ребе. - Будь добр, спой еще раз". Когда крестьянин вновь замолчал, Баал Шем Тов осторожно сказал: "Ну вот, кажется, я запомнил ее. Послушай, я правильно пою?" И он затянул мелодию. У крестьянина был сильный, звучный голос, но ребе вложил в пение всю глубину своей души, первозданную тоску по чему-то невыразимому, сокрытому.

"Да, все правильно", — подтвердил крестьянин.

"Прости, не сочти за нахальство, - робко сказал Баал Шем Тов. - Прежде чем продолжить путь, я хотел бы снова услышать ее из твоих уст".

"За нами дело не встанет", — сказал покладистый певец и раскрыл рот. Его гортань не издала ни звука. Крестьянин сомкнул губы, набрал воздуха, раскрыл рот... и снова неловкая тишина. Бедняга беззвучно шевелил губами, напрягал горло и память, но не мог выдавить из себя ни единой ноты.

Баал Шем Тов смотрел на него с каким-то странным интересом. Затем неожиданно сказал: "Прощай", и повозка тронулась с места. Несколько минут ребе и его помощник ехали молча. Наконец, последний не выдержал — его распирало от любопытства: "Что все это значит, ребе?"

Лицо мудреца озарилось внутренним светом, морщины разгладились. Он удовлетворенно откинулся на спинку сиденья и сказал: "Когда я услышал голос этого крестьянина, я понял, что он поет одну из тех песен, которые исполняли левиты на ступеньках Храма. Две тысячи лет эта мелодия находилась в изгнании, переходила от одного певца к другому, скиталась из страны в страну. Тот крестьянин был похож на ореховую скорлупу, в которой хранится искра святости. Как только эта искра вернулась к законным хозяевам - евреям, ему больше не требовалось помнить волшебную мелодию, и он ее тут же забыл".

С миру по искре

В начале раздела Тора перечисляет сорок две стоянки сынов Израиля на их пути в Эрец Исраэль. Для чего потребовались эти сорок две стоянки?

На мистическом уровне их цель состояла в том, чтобы собрать искры святости, разбросанные в пустыне. Каждая из этих стоянок соответствует букве в непроизносимом 42-буквенном Имени Б-га. Поэтому, собирая искры на каждом привале, евреи как будто складывали из них Священное Имя, все полнее раскрывая миру Его сущность и приближая Его признание.

С тех пор прошло три тысячи лет, но евреи все еще в пути. Сто лет в одном месте, двести - в другом. Странствуя по странам и континентам - из Испании в Турцию, из России в Америку, из Ирака - в Китай, они "извлекают" и "выкупают" искры святости, плененные в разных концах света.

Когда этот процесс завершится - а он близок к завершению, -то придет Машиах, окончательно соберет еврейский народ в Стране Израиля, и мы вновь услышим священные мелодии, которые пели левиты на ступеньках Иерусалимского Храма.

И тогда Всевышний окончательно раскроется миру как Один Истинный Творец и Хозяин вселенной. Б-жественные искры заполнят слово с пропусками, сложатся в Священное Имя, история завершится блистательным финалом, и, как говорил пророк, "в тот день Б-г будет Един, и Имя Его - Едино".