Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Мидраши к главе Ваелех

Мидраши к главе Ваелех

Моше успокаивает евреев, обеспокоенных его неминуемой смертью

Небесный Глас открыл Моше в день его смерти: «Тебе осталось прожить всего день». Услышав это, Моше из лагеря левитов (где стоял его шатер) направился в лагерь израэлитов, чтобы попрощаться с евреями и успокоить их, встревоженных его неминуемой кончиной.

Скромность Моше была так велика, что он считал своим личным долгом попрощаться с народом.

Вот что он сказал им в утешение: «Я — старый человек ста двадцати лет от роду. Мне не позволено более учить вас Торе; Ашем закрыл передо мной источники мудрости».

Б-г чудесным образом закрыл перед Моше источники мудрости, чтобы тот без сожаления уступил место Йеошуа. Каким образом «родники мудрости закрылись перед ним»? Июн Яаков считает, что Моше не мог более понимать новые аспекты в том, что он изучал, но, без всякого сомнения, не забыл ничего из узнанного ранее.

Анаф Йосэф поясняет, что Моше утратил способность передавать свои знания евреям. Раньше он мог излагать Тору на их уровне и делать ее понятной для них. Но ко времени своей кончины он достиг таких глубин понимания, что был не в состоянии разъяснить еврееям Тору — «источники мудрости» не изливались больше на окружающих.

Эта точка зрения помогает понять толкование Сифри следующего стиха: «его глаза не затмились» (34:7), то есть, он все еще мог различать чистое и нечистое, запрещенное и разрешенное, и «его щеки не впали» (там же), то есть, он все так же усердно занимался изучением Торы.

«Б-г не разрешает мне пересечь Иордан, но это не должно беспокоить вас! Перед вами будет шествовать Его Шехина, а Йеошуа будет вашим вождем.

Б-г разобьет народы Ханаана подобно тому, как Он разбил царства Сихона и Ога. Я ухожу от вас, ибо я человек, и дни мои сочтены. Но Б-г вас не покинет, пока вы Ему служите и остаетесь верными Ему».

Моше призвал Йеошуа и оказал ему почести в присутствии всех евреев. Он облачил его в царские одежды, усадил на свое кресло и возложил ему на голову корону — все это для того, чтобы евреи приняли его как нового вождя. Моше ободрил Йеошуа: «Черпай силу из Торы и заповедей. Ты проживешь до тех пор, пока Земля не будет завоевана и распределена между коленами. Б-г будет с тобой, не бойся и не трепещи!»

В день своей смерти Моше пишет тринадцать свитков Торы

Седьмого адара 2488 года, в день своей смерти, Моше совершил множество дел:

Он заключил новый завет между Ашемом и сынами Израиля (как это было объяснено в разделе Ницавим)»; обучил евреев песне Аазину, благословил все колена и тринадцать раз переписал всю Тору с начала до конца, от «В начале сотворил» до «перед глазами всего Израиля». Он мог сделать все это только с помощью чудесного содействия Небес, ибо человек не в состоянии за день переписать свиток Торы даже один раз.

Он распределил двенадцать свитков Торы между коленами, а тринадцатый поместил в ковчег, чтобы его хранили левиты. Если кто-нибудь попытается внести изменения в любую часть текста Торы, всегда можно сверить его правильность с оригиналом, хранящимся в ковчеге.

Раз в семь лет необходимо собирать весь народ, чтобы он услышал, как царь читает Тору

Моше разъяснил евреям заповедь, которую надо исполнять царю и всему народу каждые семь лет:

Когда евреи придут в Иерусалим на праздник Суккот на следующий год после шмиты, то они должны в самом начале холь амоэд (будней праздника) собраться и слушать, как царь читает и толкует Тору. Присутствовать должны все: мужчины, женщины и дети. О начале собрания возвещают звуки труб.

В эзрат нашим (дворе, предназначенном для женщин) в Храме воздвигают высокую деревянную платформу, на которой восседает царь.

Царь стоя получает свиток Торы и произносит над ним благословение. Затем он садится и читает несколько отрывков из книги Дварим, среди которых Шма (6:4—8) и проклятия и благословения из раздела Ки таво.

После заключительного благословения Торы царь читает семь особых благословений.

Даже величайшие мудрецы должны слушать чтение Торы с благоговейным вниманием. Царь действует как представитель Б-га, поэтому каждый еврей должен внимать произносимым словам, как если бы они исходили от Синая.

Предназначение этой заповеди — укрепить еврейский народ в соблюдении Торы и Б-гобоязненности.

Заповедь собирания всего народа раз в семь лет (ак'эль) исполняли все праведные цари.

— благочестивом царе Агриппе рассказывают, что он читал Тору стоя. Мудрецы восхваляли его за это.

В праздничный день рабби Йоханан бен Берока и рабби Элазар бен Хисма навестили своего учителя рабби Йеошуа, жившего в Пекиине (навестить в праздник своего учителя Торы — заповедь для ученика).

«Что нового вы услышали сегодня в доме учения?» — спросил их учитель.

«Мы — ваши ученики, — отвечали они. — Нам не подобает говорить в вашем присутствии».

«Но тем не менее, рассказывайте, — приказал им учитель. — Каждое собрание мудрецов в доме учения приносит что-то новое. Кто давал урок?»

«Рабби Элазар бен Азария», — отвечали они.

«Какова была тема занятия? — продолжал расспрашивать учитель.

«Раздел ак'эль — заповедь собирания всего народа», — отвечали ученики.

«Чему же он учил?» — спросил рабби Йеошуа.

«Он обсуждал стих (3:12) — «Собери вместе весь народ: мужчин, женщин и детей». Не вызывает сомнений, говорил он, почему должны придти мужчины — они обязаны изучать Тору. Женщины приходят, чтобы послушать чтение. Но зачем родителям приводить с собой маленьких детей (они не могут ни учить, ни слушать)? И рабби Элазар бен Азария пояснил: «Тора приказывает приводить с собой детей, чтобы Ашем наградил тех, кто их привел».

Рабби Йеошуа воскликнул в возбуждении: «Какое прекрасное объяснение! И вы чуть было не скрыли его от меня!»

Эти слова Гемары показывают, как Б-г любит еврейский народ. Родители приводят детей на собрание, чтобы не оставлять их дома без присмотра. Б-г превратил необходимость в заповедь, и если родители приводили детей «во имя Небес» (потому что Он так приказал), то получали за это дополнительную награду. Кроме того, известно, что окружающая обстановка очень сильно влияет на развитие ребенка еще до начала его фактического обучения. Атмосфера, парящая на всенародном собрании, без сомнения, оказывает глубокое и позитивное воздействие даже на ребенка. Комментаторы объясняют: Какую награду получат родители за то, что приведут с собой детей? Дети научатся бояться Б-га и исполнять заповеди. Таким образом, они будут следовать дорогой Торы, а именно это — самая высокая награда родителям.

Моше умоляет Ашема отменить смертный приговор

Начиная с первого адара, когда Моше узнал о неизбежности своей смерти, вплоть до седьмого адара, он постоянно молил Ашема продлить его жизнь. (Ибо человек не должен терять веру в милосердие Б-га, даже если приговор уже вынесен.)

Ашем объявил о смерти Моше так: «Вот, приближаются дни, когда ты должен умереть».

Почему Он не сказал просто: «Вот, ты должен умереть»?

Наши мудрецы рассказывают о таком случае.

Рабби Шимон бен Халафта был однажды приглашен на обрезание, где отец угощал гостей вином семилетней выдержки.

«Остатки этого вина, — сказал он, — я сохраню до свадьбы сына». Пиршество продолжалось до полуночи, после чего рабби Шимон бен Халафта возвратился в свой город. Обычно он предпочитал не ходить в одиночку по ночам, опасаясь мазикин (вредоносных сил), но так как нынче он возвращался после исполнения заповеди, то верил в Б-жественную защиту.

По дороге он встретил ангела Смерти.

«Кто ты?» — спросил его рабби Шимон.

«Я — посланец Б-га», — отвечал ангел.

«Почему сегодня ночью ты выглядишь так необычно?» — спросил рабби Шимон. (Мудрецы нередко видели ангела Смерти и знали, как он выглядит.)

«Меня огорчают легкомысленные заявления некоторых людей о том, чем они собираются заниматься в будущем, — сказал ангел. — Им никогда не приходит в голову, что они могут неожиданно умереть. (Если бы они подумали об этом, то немедленно раскаялись бы.) Хозяин дома, где ты был вчера вечером, сказал, что собирается сберечь часть дорогого вина для хулы своего сына, а сын его умрет через тридцать дней».

«Назови же и мне день моей кончины», — попросил его рабби Шимон.

«Я не властен над тобой и людьми, равными тебе, — признался ангел. — Если Б-г хочет ваших праведных поступков, Он удлиняет ваши жизни, как сказано (Мишлей 10:27): «Б-гобоязненность добавляет дней».

Таким образом, Ашем мог бы продлить жизнь Моше сверх отведенных ему ста двадцати лет. Он очень неохотно отнимает жизнь у праведника, как сказано: «Драгоценна (нелегка) в глазах Ашема смерть Его благочестивых» (Теилим 116:15).

Стремясь подчеркнуть Свое нежелание, Ашем не сказал Моше прямо: «Ты должен умереть», а говорит о «приближающихся днях смерти».

Более того, Б-г намекнул: «Твои дни умрут, а не ты», ибо праведника зовут «живым» даже после его смерти.

Услышав это, Моше воскликнул в испуге: «И Ты объявляешь мне о моей смерти так же, как я восхваляю Тебя!? Я объявил: «Вот, Ашему принадлежат Небеса и Небеса Небес» (Дварим 10:14), а Ты заявляешь: «Вот, ты должен умереть»!?

Испуг Моше можно понять из такой притчи:

Один человек нашел на пустынной дороге потерянный кем-то меч, сделанный с большим искусством и украшенный драгоценными камнями.

«Только царю подобает владеть таким оружием», — подумал путник и направился во дворец.

Стража пропустила его, и, оказавшись в тронном зале, человек с поклоном передал царю подарок.

«Мне редко приходилось видеть такое прекрасное оружие», — воскликнул царь и долго любовался дорогим подарком, а потом позвал стражу и приказал отрубить дарителю голову.

Человек испытал грандиозное потрясение. «Неужели вы обезглавите меня мечом, который я с почтением преподнес вам?» — восклицал несчастный, но мольбы его были тщетны.

Вот так и Моше был устрашен, когда Б-г объявил о его смерти, употребив то же самое слово «вот», которое он произносил, восхваляя Б-га.

Тиферет Цион объясняет, что слово «вот» подразумевает явную манифестацию. Время, когда Моше являлся вождем, было периодом явного проявления Шехины, когда чудеса происходили ежедневно. Ашем сообщил Моше, что к условиям Эрец Исраэль лидерство подобного рода не подходило, ибо евреи не были готовы к нему. Именно поэтому Моше не мог ввести евреев в Эрец Исраэль.

Р. Бехае объясняет, что утверждение: «Вот, подошли дни, когда ты должен умереть», говорит не о наказании Моше; скорее, смерть явилась для него своего рода вратами в Грядущий Мир, где он получит заслуженную им вечную награду. Ашем не «обезглавит его» с помощью подарка, который предложил Моше. Употребление слова «вот» имело такой смысл: «За то что при жизни ты восхвалял Меня, твоя душа теперь будет обитать под Небесным Троном Славы».

Ашем отвечал ему: «А разве не сказал ты, когда Я хотел послать тебя в Египет, чтобы освободить евреев: «Вот, они не поверят мне?!»

«Почему я должен умереть, — протестовал Моше, — Ты назначил наказание карэт за тридцать шесть грехов. Разве я совершил хотя бы один из них?»

«Но Я провозгласил смерть самому первому человеку, Адаму», — отвечал Ашем.

«Адам заслужил смерть, ибо нарушил Твою заповедь, — отвечал Моше, — а я не совершал ничего подобного». «Ты включен в приговор Адаму», — отвечал Ашем.

Правитель приговорил женщину к длительному тюремному заключению. Женщина была беременна и родила в тюрьме мальчика. Здесь он провел свое детство.

Однажды мимо проезжал правитель. Малыш побежал за ним и спросил: «Скажите, за какое преступление я должен сидеть в тюрьме?»

Тот ответил: «За преступление твоей матери!»

Так и Ашем сказал Моше: «Души людей всех поколений являются частью души Адама. Поэтому смертный приговор Адаму относится к каждому его потомку. Вспомни, что даже праведник Авраам, освятивший Мое Имя в мире, должен был умереть».

Моше отвечал: «Авраам породил Ишмаэля, чьи потомки разгневали Тебя. (Это убеждает нас, что Авраам не смог полностью очистить себя от греха Адама и поэтому заслуживал смерти.)»

«Но ведь и Ицхак, подставивший свою шею под нож с желанием быть принесенным в жертву, тоже умер»,— напомнил Ашем.

Моше возражал: «Ицхак произвел на свет ненавистного Эсава. (Значит, и Ицхак обладал следами нечистоты Адама. Поэтому и он заслужил смерть.)»

«Но ведь умер даже Яаков, — сказал Ашем. — Яаков, который породил двенадцать совершенных сыновей, они все были праведники».

«Яаков не смог достигнуть моего уровня духовности, — настаивал Моше. — Разве он шествовал по облакам и походил на ангелов? Разве он разговаривал с Тобой лицом к лицу? Разве он получил Тору подобно мне?! (Он умер, ибо его тело не было совершенно очищено, а мне не нужна смерть, чтобы освободить меня от моего тела.)»

«Прекратим разговор, — сказал Ашем. — Такова Моя воля».

«Властелин Вселенной, — умолял Моше, — поднимись со Своего Трона Суда и пересядь на Трон Милосердия. Пусть мои грехи будут искуплены моими страданиями, которые Ты навлечешь на меня, но не дай мне попасть в число людей, которых заберет ангел Смерти. Если только Ты примешь мои молитвы, я буду восхвалять Тебя перед всем человечеством, ибо сказано: «Я не умру, а буду жить и возвещать дела Б-га» (Теилим 118:17)».

«Это невозможно, — отвечал Ашем. — Решение о неминуемости смерти было вынесено в древности и относится даже к праведникам».

Ангел Смерти не подвластен ни одному человеку. Когда подходит время умирать, никто не может сказать: «Мой слуга заменит меня».

Никто не может использовать оружие, чтобы победить ангела Смерти.

Никто не может сказать ему: «Подожди, я закончу расчеты и сделаю указания по дому. Тогда я при-ду».

Давид объявил: «Наши дни на земле подобны тени, и нет надежды» (IДиврей аямим 29:15).

Надежда есть всегда, но не в этом случае. Человек может мечтать о богатстве, силе, мудрости или могуществе, но не может надеяться на спасение от смерти и на вечную жизнь. Не было пророка, равного ему, о котором сказано (Шмот 33:11): «И Ашем говорил с Моше лицом к лицу». Тем не менее он не смог избежать смерти.

Когда Моше понял, что его молитвы не приняты, он стал умолять ангела, поставленного над землей и небесами: «Попроси о милости ко мне!»

Ангел отвечал: «Перед тем как попросить за тебя, я должен просить о том, чтобы небеса и земля не были разрушены. Ибо в пророчестве сказано о будущем: «И небеса свернутся как свиток» (Йешаяу 34:4). Моше отправился к ангелу, который отвечал за горы и холмы, и молил его: «Попроси о милости ко мне!»

«Прежде чем просить за тебя, — отвечал ангел, — позволь мне попросить за самого себя, ибо предсказано, что «горы отступят и холмы сдвинутся» (там же 54:10).

Моше обратился к ангелу моря с той же просьбой.

«Бен Амрам, — удивился тот, — почему ты просишь о помощи именно меня? Разве не ты с помощью своего посоха приказал мне, чтобы море расступилось?! Я подчинился, ибо не мог воспротивиться силе сопровождавшей тебя Шехины.

Когда таким образом Моше напомнили о великих его свершениях, он воскликнул: «О, все это в прошлом! Я был царем, когда пересекал Ям Суф, а теперь я падаю ниц в молитве, но на нее не обращают внимания».

В конце концов Моше пошел к великому ангелу Мата-трону и взмолился: «Попроси для меня пощады, чтобы я не умер!»

«Моше, — отвечал ангел, — зачем прилагать столько усилий? Из-за Небесного полога я слышал, что твои молитвы по этому поводу не приняты».

Моше закрыл лицо руками, зарыдал и воскликнул: «Кого же еще мне просить о пощаде?»

«Моше, — спросил его Ашем, — что причиняет тебе такую муку?»

«Я боюсь ангела Смерти», — отвечал Моше.

Ашем успокоил его: «Я не позволю ему забрать твою душу. Твоя кончина не будет похожа на смерть других людей. Ты сегодня так же энергичен, как и в молодости. Тебе не придется готовить саван или гроб, ибо тебе их обеспечат Небеса. Тебя не похоронят ни члены твоей семьи, ни друзья — это сделаю Я и Мое Небесное воинство».

«Меня очень тревожит судьба моей матери, Йохевед, — признался Моше. — Она уже лишилась двух своих детей, Аарона и Мириам. Теперь ей предстоит потерять и меня?»

«Так решено, — отвечал Ашем. — До сих пор лидером был ты. Теперь пришел черед Йеошуа».

«Мой Господин, — молил Моше, — если я должен уступить место новому вождю, позволь мне остаться его учеником!»

«Попробуй, если хочешь», — уступил Ашем.

Моше тотчас же пошел к шатру Йеошуа. Увидев его, Йеошуа удивился: «Неужели ко мне пришел мой учитель Моше?»

Они направились к Мишкану, причем Моше шел слева от Йеошуа (как подобает ученику). Когда они вошли внутрь, опустилось Облако Славы, образовав между ними подобие перегородки.

После того как Облако поднялось, Моше спросил Йеошуа: «Что за Б-жественное сообщение ты получил?»

Йеошуа ответил: «Когда Б-г являлся тебе, разве мне сообщали о содержании Его послания?! (Облако разделило нас, так как слова Б-га были предназначены только мне, и я не могу открывать их тебе.)»

Тогда Моше воскликнул: «Уж лучше сотня смертей, нежели эта зависть!»

Когда евреи пришли к Моше за наставлениями по Торе, он сказал: «У меня нет на это разрешения».

Тем не менее народ настаивал, чтобы он учил их до тех пор, пока Небесный Голос не объявит: «Учитесь у Йеошуа».

Йеошуа занял место во главе, Моше сел справа от него, а слева разместились сыновья Аарона.

Когда Йеошуа поднялся, чтобы начать урок, он столь сильно трепетал при мысли, что ему придется говорить в присутствии своего учителя, что ему потребовалась поддержка.

Моше лишился мудрости и не мог понять, чему учит Йеошуа.

Когда Йеошуа закончил, к Моше подошли люди и пожаловались:

«Его Тора не так понятна, как твоя, к которой мы привыкли». Моше не мог учить их и был охвачен таким отчаянием, что воскликнул: «Властелин Вселенной, до сих пор я просил тебя о сохранении своей жизни, теперь же прошу забрать мою душу!»

Моше так отчаянно просил о продлении жизни потому, что «жизнь» для него означала получение новых знаний о Торе и заповедях, а со смертью он терял эту возможность.

Никто не мог оценить «жизнь» так, как Моше, который каждую секунду тратил на духовное совершенствование. Когда он утратил эту возможность, жизнь потеряла для него всякую ценность.

Когда Ашем увидел, что Моше примирился с мыслью о смерти, Он успокоил его: «Клянусь, как ты вел Моих сынов в этом мире, так ты вновь поведешь их в будущем (после воскрешения мертвых)!»

Моше предупреждает евреев, чтобы они признали Б-жественное правосудие, когда в будущем будут наказаны за идолопоклонство

Ашем предсказал Моше: «Пока твое тело будет покоиться с твоими отцами, твоя душа будет храниться под Троном Моей Славы вместе с душами твоих отцов.

После твоей смерти порочные люди из народа пренебрегут Моим заветом и будут служить идолам».

Ашем предсказал то, что случится во времена Первого Храма, когда развращенные цари принудят многих евреев к идолопоклонству.

«В этот день возгорится Мой гнев, и Я скрою Свое лицо от них и заставлю их страдать». В то же время Ашем говорил так, как говорит любящий отец, который отворачивается, чтобы не видеть страданий сына.

«Тогда евреи признают: «Из-за того, что Шехина покинула нас (из-за наших грехов), пришло на нас это зло».

«Эта мимолетная мысль о раскаянии, однако, не заставит Меня избавить их от бед. Я и далее буду скрывать Свое лицо, будто не замечаю их страданий, и буду ждать истинного раскаяния.

Им придется стать свидетелями разрушения своих Храмов и выдержать изгнание».

Р. Бехае поясняет, что Тора сперва использует только одно выражение эстер (Я скрою Свое лицо от них), намекающее на вавилонское изгнание, длившееся семьдесят лет. Здесь же использовано двойное выражение эстер астир, что указывает на длительное сокрытие Б-жественного Присутствия, на нынешнее наше изгнание.

Мудрецы учили: «Никогда не было более страшного момента в истории нежели тот, когда Всемогущий предсказал Моше: «И Я без сомнения скрою Свое лицо в тот день» (Дварим 25:18).

Эти скупые слова Торы охватывают две тысячи лет мрачной истории изгнания, мрачной, ибо Шехина открыто не проявляет себя среди нас.

В эпоху Храма присутствие Б-га среди еврейского народа было очевидным. При посещении Храма люди видели в Святом Доме десять явных чудес.

Даже после разрушения Храма слова Б-га еще можно было непосредственно слышать из уст пророков.

По завершении эры пророков Б-г почти полностью «скрыл Свое лицо». Сохранился лишь один остаток прежнего величия — Его Тора — с чьей помощью мы только и можем преодолеть мрак галута. Ее изучение поможет нам правильно оценить свою историю и открыть для себя Ашема даже в изгнании.

«А теперь запиши песнь Аазину (Дварим 32:1-43). Ты и Йеошуа объясните ее народу и научите евреев произносить ее. В ней предсказывается наказание за оставление Меня. Когда позднее они будут страдать в изгнании, пусть не приписывают судьбу случайности, пусть они поймут, что Я судил их по справедливости.

Если они вернутся ко Мне и возопят, Я отвечу им. Тогда они осознают, что Я всегда был с ними в их страдании».

Женщина, рожая, начала кричать от боли. Ее мать, услышав крики, тоже начала кричать.

«В чем дело? — спросил сосед. — Разве рожают обе?»

Ответила мать: «Разве боль моей дочери не является и моей болью?»

Вот так и Б-г скорбел на Небесах, когда был разрушен Храм. Он как бы страдает вместе с нами в изгнании, как сказано: «Я вместе с ним в горе» (Теилим 91:15).

Б-г обещал: «Песнь Аазину и всю Тору еврейский народ никогда не забудет в ходе истории.

Когда в будущем евреи согрешат, они прочтут Аазину vi признают, что получили предостережение не нарушать Тору. Я исполнил Свою часть завета, а им это не удалось».

Моше подчинился приказанию Б-га. Он записал песнь Аазину, включив ее в Тору. Затем собрал старейшин и народ и разъяснил им ее смысл.

В день своей смерти Моше не собирал людей, как обычно, трубными звуками. Он приказал похоронить свои серебряные трубы, чтобы никто не мог воспользоваться ими. Моше считал, что они не должны звучать в день его смерти, ибо цари обычно собирают своих подданных звуками трубы, а «В день смерти нет власти» (Коэлет 8:8).

В этот день между царем и простым человеком нет никакой разницы, ибо даже власть над людьми не может спасти царя от смерти.

Заповедь каждому еврейскому мужчине написать для себя свиток Торы

Написать для себя свиток Торы — это заповедь для каждого еврея. Лучше сделать это самому, но можно нанять опытного писца (софера), чтобы тот переписал свиток.

Сегодня мы приобретаем сфарим (книги Письменной и Устной Торы). Тем самым достигается цель заповеди (и, в соответствии со многими алахическими авторитетами, исполняем и саму заповедь): чтобы у каждого еврея был под рукой выверенный текст Торы для изучения.

Также вошло в обычай приобретать долю в общинном свитке Торы, чтобы участвовать в исполнении заповеди ее написания. Последние буквы обычно вписываются в свиток только после того, как были «куплены» членами общины.