Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Змея на пути

Змея на пути

15:1
Спустя несколько дней, во время жатвы пшеницы, Шимшон пришел к своей жене с козленком, и он сказал: “Я войду к своей жене в комнату”. Но ее отец не дал ему войти.<

Прошло много времени, может быть, год (слово ямим может означать “дни”, “год”), и Шимшон решил вернуться, чтобы вступить еще в одну битву с филистимлянами. Значение выбранного им момента — во время жатвы пшеницы — объясняется в стихе 5.

Шимшон не знал, что жена отдана другому, и хотел увидеться с ней, но отец женщины не допустил его. Из Писания следует, что тесть буквально не дал Шимшону войти в дом, физически ему противодействуя. Этот факт полностью развеивает представление о Шимшоне как о муже могучего телосложения.

Удивительно, что Шимшон пришел к жене с подарком. Если вспомнить, что он уходил от нее в гневе из-за ее предательства, то можно было бы ожидать, что женщина придет к нему с мольбой о прощении. Но случилось как раз обратное! Шимшон пришел к ней просить прощения с дарами в руках!

Это маленькое событие в жизни Шимшона — пример того, как должен поступать еврейский муж, когда жена причиняет ему зло. Как трагично то, что в своей слабости мы хотим любой ценой принудить супруга признать свою вину. Если бы только мы могли смириться и, взяв вину на себя, сделать первый шаг к примирению, насколько проще было бы восстановить спокойствие в нашем доме и счастье в нашей жизни. Мой покойный учитель, Арав Агаон рав Давид Кронглас, благословенной памяти, однажды посоветовал молодому человеку, поссорившемуся с женой: “Если ты не прав, а она права, тогда ты обязан извиниться. Но если ты прав, а она не права, тогда ты тем более обязан извиниться!”   

Почему в этом случае на мужчин возлагается большая ответственность?

Одна из причин состоит в том, что женщинам обычно труднее признать свою неправоту. Это происходит потому, что они стараются в полном смысле этого слова придать форму всему, что им дано: дому, детям и даже мужу. Для исполнения этой роли Всевышний и сотворил женщину с устойчивой и консервативной натурой. Обратившись к истории, мы увидим, что еврейские женщины грешили меньше мужчин: они не участвовали в поклонении золотому тельцу и были непричастны греху разведчиков. Мужчины же склонны к нововведениям; они движимы идеей I выйти в мир для его завоевания и преобразования. В сфере духовного мужчины легче, чем женщины, впадают в крайности.

Когда женщина делает что-нибудь не так, особенно если при этом она боится рассердить мужа, у нее возникает ощущение, что почва уходит из-под ног, что потеряна цель в жизни. В то время как мужчина, совершая неправильный поступок, не чувствует, что этим разрушает себя; в лучшем случае он отдает себе отчет в том, что поступает плохо. Гибкость мужской натуры обеспечивает ему, так сказать, лучшую амортизацию.

Так как женщине труднее признать, что она не права, то в конфликтной ситуации муж должен сделать все, чтобы успокоить жену и прийти к согласию. Как объясняет Менорат амаор (175), эта мысль берет начало в Талмуде:

Если мужчина любит свою жену как себя самого, он следует путем Торы, ибо написано (Берешит 2): “И будут они одной плотью”. Она — плоть от его плоти.

Именно мужчина должен стремиться загладить конфликт и искать примирения с женой в любой ситуации. Как мы учим в Талмуде (Нида 31): Ученики спросили раби Достая бен Яная: “Почему мужчина должен искать женщину, а женщина не должна искать мужчину?”

Он ответил им притчей: “Если человек теряет что-нибудь, кто кого ищет? Конечно же, владелец предмета ищет потерянный предмет”1.

Второй вопрос, который они задали, был таков: “Почему мужчине проще примириться с женщиной, а не наоборот?” Он ответил: “Мужчина (реагирует) подобно тому, из чего он был создан, а женщина — подобно тому, из чего была создана она”. Это значит, что мужчина был создан из простой земли, которая податлива, и можно без труда изменить ее форму, а женщина была создана из кости, которая тверда и неподатлива. Маараль говорит, что женщина — это основа мужа. Ее также называют “дом”, так как она надежно защищает свою семью.

Теперь нам понятно, почему Шимшон пришел с подарком к своей жене, хотя она предала его.

15:2
Ее отец сказал: “Я думал, что ты возненавидел ее, и я отдал ее твоему дружке. Но ее младшая сестра лучше нее. Пусть она будет тебе вместо нее”.

15:3
Шимшон сказал им: “На этот раз нет на мне вины перед филистимлянами, если я причиню им зло”.

Узнав, что его жена живет с другим мужчиной, Шимшон не захотел брать ее назад2. Все его помыслы были направлены на выполнение своего святого дела, и он усмотрел в этом инциденте новый повод для якобы личной мести филистимлянам.

Шимшон объявил, что собирается наказать филистимлян за то, что они забрали его жену, ни словом не обмол-вясь о том, сколько страданий они принесли евреям. Еще раз подчеркиваем, что во всех случаях он прикрывался внешними мотивами личной мести.

По закону Торы Шимшон был вправе наказать филистимлян за то, что они отняли у него жену, хотя это означало, что за поступки нескольких людей будет наказан весь народ. Следует помнить, что одной из семи заповедей (шева мицвот бней Но ах), данных Б-гом всему человечеству, является заповедь судить по справедливости. Если нееврей нарушает хотя бы одну из семи заповедей, не исключая и этой, то он заслуживает смерти. Именно поэтому, как указывает Рамбам, Шимон и Леви убили всех жителей города за вину Шхема, похитившего их сестру (Берешит 34:1-31)3 . Преступление было совершено одним человеком, но смертью были наказаны все горожане, ибо не предали его суду. То же самое относится и к филистимлянам.

15:4
Шимшон пошел и поймал триста лис. Он взял факел, повернул хвост к хвосту, связал их и вставил по факелу между (каждыми) двумя хвостами в середину.

Как известно, лисы чрезвычайно сообразительны и осторожны, и поймать такое их количество можно было только с Б-жественной помощью.

15:5
Он зажег факелы и пустил [лис] на нивы филистимлян, и выжег все от стогов до нив и до масличных рощ.

Шимшон преднамеренно отомстил филистимлянам таким причудливым образом. Филистимляне должны были увидеть в его поступке проявление чрезвычайно опасного безумства, а этого как раз и добивался Шимшон.

На самом же деле этот поступок был весьма символичным. Талмуд объясняет его так 4 :

Почему он выбрал именно лис? Раби Эво бар Нигди сказал от имени раби Хии бар Абы: Шимшон сказал: “Пусть эта лиса, которая обычно пятится, отомстит филистимлянам, отступившим от свой клятвы”.

В этой цитате имеется в виду клятва, которую филистимский царь Авимелех дал патриарху Аврааму. Говоря об этой клятве, Тора сообщает, что Авимелех сказал Аврааму: “Поклянись мне здесь Именем Б-га, что ты никогда не поступишь несправедливо с моим сыном или внуком. Я отнесся к тебе с добротой, так поступи подобным же образом и со мной” (Берешит 21:23). Эта клятва удержала Иеошуа от нападения на Иерусалим, который в то время был в руках филистимлян. Однако филистимляне5 нарушили клятву во времена Шимшона, притесняя еврейский народ.

Нам совершенно ясно, что каждая мелочь, даже самая незначительная, всегда символична. Когда Б-г наказывает человека или весь народ, Он делает это по принципу “мера за меру” (мида кенегед мида), чтобы люди поняли, за что они наказаны. Наказание должно соответствовать совершенному проступку. Сжигая поля филистимлян, Шимшон поступал как посланец Б-га и соблюдал принцип соответствия наказания преступлению, т.е. мера за меру.

Именно поэтому лиса, которая, когда к ней приближаются, не поворачивается и убегает, а пятится, была избрана им для наказания филистимлян, которые, отступив от своей клятвы, тем самым освободили евреев от ее выполнения.

Шимшон отпустил лис, каждая пара животных тащила за собой по факелу. В стихе 1 говорится, что это было время жатвы’ когда в Эрец Исраэль стоит засушливая погода и посевы легко возгораются. Каждая из ста пятидесяти пар лис могла пробежать много километров, волоча за собой факелы и поджигая все на своем пути. Даже легкий ветерок мог разнести пламя по сотням полей, что полностью уничтожало урожай. Так что следующей зимой филистимлянам пришлось затянуть потуже пояса, и все это из-за “выходки” Шимшона.

Может возникнуть вопрос, как Шимшон мог знать, куда побегут лисы? Разве лисы не могли повернуть в сторону еврейских поселений или разве не мог ветер принести огонь на поля его собственного народа?

Без сомнения, Шимшон полагался лишь на Руку Б-га, выбирая подобный способ мести филистимлянам. И в самом деле, Б-г направлял лис и ветер. Нечто подобное уже происходило: когда Б-г ниспослал на египтян десять казней, евреи не пострадали; когда на египтян напали дикие звери, они не тронули евреев, а когда ветер принёс саранчу, она села лишь на поля сады египтян. Поскольку с помощью этих чудес мы сделались народом Б-га, эти характеристики остались навеки запечатленными в природе 6, чтобы служить Клал Исраэль (Общине Израиля) в его миссии по возвеличению Б-га в этом мире. Для Клал Исраэль Шимшон и использовал эти явления.

15:6
Филистимляне сказали: “Кто сделал это?” И сказали: “Шимшон, зять человека из Тимны, за то, что отдал жену его дружке”. Филистимляне поднялись и сожгли ее и ее отца огнем.

Этот стих убедительно свидетельствует, что Шимшон блестяще справился со своей задачей. Он сумел так хитро замаскировать подлинные мотивы своих поступков, что филистимляне даже не вспомнили, что человек, принесший им такой урон, — еврей, и называли его “зятем человека из Тимны”.

Причиною его поступка они посчитали месть за то, что “у него отняли жену”. Тем не менее филистимлянам стало ясно, что они имеют дело с умным и опасным человеком, способным на яростную месть, когда ему причиняют зло.

Ответные действия филистимлян поражают жестокостью: они заживо сожгли его жену и тестя. Они настолько не понимали, что случившееся как-то связано с евреями, что обратили свой гнев против своих соплеменников, а не против народа Шимшона. Не отдавая себе в этом отчета, филистимляне служили орудием в руках Ашема, наказавшего жену Шимшона за то, что она жила с другим мужчиной, а ее отца за то, что он этому способствовал.

Указывая на жестокость, с которой филистимляне покарали своих сородичей, Писание обращает наше внимание на то, как низко может пасть человек, лишенный Торы. Без Торы — или без семи заповедей, предназначенных Б-гом всему человечеству, — человек становится хуже дикого зверя 7. Жестокость крестовых походов и Французской революции, инквизиции и Катастрофы, а также ужасы современной Камбоджи показывают нам, во что превращается человек без святости, приобретенной исполнением Б-жественных заповедей.

История развития цивилизации убеждает нас в том, что знание и мудрость перемещались из страны в страну вместе с Торой. Когда вавилоняне захватили Эрец Исраэль и, соответственно, произведения царя Шломо, Вавилон сделал огромный скачок в своем развитии; греки, завоевав Вавилон, воспользовались попавшими к ним знаниями. Когда же Рим подчинил себе Грецию, там перестали появляться великие философы. Кузари объясняет, почему так произошло: греки утратили доступ к источнику еврейской мудрости. Когда римляне изгнали евреев, Тора отправилась с изгнанниками. Ценности еврейской культуры всегда использовались другими нациями, что давало им возможность приобщиться к цивилизации.

Как могут люди быть такими жестокими? Без святости, привносимой исполнением Б-жественных заповедей, единственное, что может удержать человека от звериных поступков, это страх — страх перед Б-гом или, по крайней мере, перед правителями 8. Морейну Арав Агаон рав Давид Кронглас, благословенна память праведника, объясняет это так:

Любой человек представляет собой комбинацию двух вещей, находящихся в постоянном противоборстве: души, связанной с интеллектом, в котором можно найти все великолепные черты, дарованные нам Б-гом, и тела, которое сближает нас со зверем. Если физические силы одолеют душу, человек станет хуже змеи, тигра и льва вместе взятых. Что мешает победе этих мощных сил? Их подавляет страх перед Господином Вселенной или, в крайнем случае, страх потерять собственное благополучие. Когда над животными инстинктами одержана победа, начинает сиять благородным светом наша душа. Так как мы созданы по образу Б-га, это помогает нам испытывать отвращение к злу и стремиться к доброте, которая по сути не что иное, как Б-жественность. Зверя внутри нас подавляет подсознательный страх перед властью, и тогда, освобожденные, проявляются наши добрые черты.

15:7
Шимшон сказал им: “Если вы так поступаете, то лишь тогда от вас отстану, когда отомщу.

Шимшон бросил вызов филистимлянам, подвергнув сожжению их поля, а они пошли дальше и убили его жену. Теперь, используя убийство жены как повод, он намеревался знатно покарать филистимлян.

15:8
Он разбил их наголову поражением великим, а затем спустился и засел в ущелье скалы Эйтам.

Теперь Шимшон уже не мог вернуться к своим родителям, чтобы не навлечь на них гнев филистимлян. Прибегать к чудесам для своей защиты он не хотел, поэтому спрятался в расселине скалы Эйтам в горах Иеуды. Из этих мест, как утверждает Писание, была родом его мать Цлелпонис9, или Ацлелпони: “Вот повелители Эйтама: Изреэл, Ишма и Идбаш, а имя их сестры было Ацлелпони” (I Диврей аямим 4:3). Предыдущий стих указывает,

что “это были семьи Цоры”. Когда Маноах женился на Цлелпонис, он, как следует из описания, жил в Цоре.

Эйтам можно также идентифицировать с самым высоким местом в Святой Земле, как раз на границе между Иеудой и Биньямином10 . В этой пещере (расселине) или около нее находился хорошо известный источник, снабжавший Шимшона водой. Позднее этот же источник снабжал водой и Храм11 .

Примечания

1    Маарал на Агадот объясняет, что мужчина без жены теряет нечто жизненно важное для себя; поэтому он должен искать себе жену.

2    Если замужняя женщина жила с другим мужчиной, То ей запрещается возвращаться к своему первому мужу. Мегила 15; Кетубот 26, 36; Хатам Софер там же; Шульхаи Арух, Йорэ дэа 157, Таз 6, Шах 14.

3    Рамбам, Законы о царях 9:14; см. Рамбан на Берешит 35:16.

4    Сота 10а.

5    Там же; см. Раши на Иеошуа 15:63; Раши и Радак на II Шмуэль 5:6; Сифтей Хахамим на Дварим 12:17; см. .Тосфот Шаиц, Сота 10а, Пиркей дэраби Элиэзер 36.

6    См. Маасэ нисим на Пасхальную Агаду относительно Десяти казней.

Зоар, цитировано в Ковец маамарим.

8    Авот 3:2.

9    См. Маараз на Бемидбар раба 10:5; Малбим на I Диврей аямим 4:3.

10    Зевахим 54б.

11    Иома 31а, Брахот 54б.