Ноябрь 2017 / Кислев 5778

10. Седьмой год отменяет

10. Седьмой год отменяет

Мишна первая

שְׁבִיעִית, מְשַׁמֶּטֶת אֶת הַמִּלְוָה בִּשְׁטָר וְשֶׁלֹּא בִשְׁטָר. הַקָּפַת הַחֲנוּת, אֵינָהּ מְשַׁמֶּטֶת. וְאִם עֲשָׂאָהּ מִלְוָה, הֲרֵי זוֹ מְשַׁמֶּטֶת. רַבִּי יְהוּדָה אוֹמֵר, הָרִאשׁוֹן הָרִאשׁוֹן מְשַׁמֵּט. שְׂכַר שָׂכִיר, אֵינוֹ מְשַׁמֵּט. וְאִם עֲשָׂאוֹ מִלְוָה, הֲרֵי זֶה מְשַׁמֵּט. רַבִּי יוֹסֵי אוֹמֵר, כָּל מְלָאכָה שֶׁפּוֹסֶקֶת בַּשְּׁבִיעִית, מְשַׁמֶּטֶת. וְשֶׁאֵינָהּ פּוֹסֶקֶת בַּשְּׁבִיעִית, אֵינָהּ מְשַׁמֶּטֶת

СЕДЬМОЙ ГОД ОТМЕНЯЕТ ЗАЕМ С ДОЛГОВЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВОМ И БЕЗ ДОЛГОВОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. ДОЛГ В ЛАВКЕ ОН НЕ ОТМЕНЯЕТ, НО ЕСЛИ ПРЕВРАТИЛ ЕГО В ЗАЕМ - ВОТ, ТАКОЙ ОТМЕНЯЕТ. РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: ПЕРВОЕ ОТМЕНЯЕТСЯ ПЕРВЫМ. ЗАРАБОТОК НАЕМНОГО РАБОТНИКА ОН НЕ ОТМЕНЯЕТ, НО ЕСЛИ ПРЕВРАТИЛ ЕГО В ЗАЕМ - ВОТ, ТАКОЙ ОТМЕНЯЕТ. РАБИ ЙОСЕЙ ГОВОРИТ: За ВСЯКУЮ РАБОТУ, КОТОРАЯ ПРЕКРАЩАЕТСЯ В СЕДЬМОМ ГОДУ, ОТМЕНЯЕТ, А за ТУ, КОТОРАЯ НЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ В СЕДЬМОМ ГОДУ, ОН НЕ ОТМЕНЯЕТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЕРВОЙ

Эта глава занимается законами о годе швиит, связанными с денежными вопросами. О них пишет Рамбам: «ТОРА ПРЕДПИСЫВАЕТ ОТМЕНУ ДОЛГОВ В СЕДЬМОМ ГОДУ, так как сказано (Дварим, 15:2): “Отдернет каждый заимодавец руку свою, которой будет взыскивать с ближнего своего”. А тот, кто требует уплаты долга после того, как прошел седьмой год, нарушил предписание Торы, - так как сказано (там же): “Не будет взыскивать этот долг с ближнего своего и с брата своего”».

СОГЛАСНО ЗАКОНУ ТОРЫ, ОТМЕНА ДОЛГОВ В ГОД ШВИИТ ПРОИЗВОДИТСЯ ЛИШЬ ТОГДА, КОГДА ИСПОЛНЯЕТСЯ ЗАПОВЕДЬ О ЙОВЕЛЕ, - году, когда отменяется право на владение землей того, кто купил ее, и она возвращается своему первоначальному хозяину бесплатно. Взаимосвязь года шмиты и года йовеля - часть устной традиции, и о ней говорят мудрецы наши: «В то время, когда ты отменяешь право на владение [купленной] землей (В ГОД ЙОВЕЛЬ), ты отменяешь денежные долги (В ГОД ШМИТЫ) повсеместно - как в Стране, так и вне Страны; а в то время, когда ты не отменяешь право на владение землей, ты не отменяешь денежные долги даже в Стране».

ОДНАКО МУДРЕЦЫ ТОРЫ ПОСТАНОВИЛИ, ЧТОБЫ ОТМЕНА ДОЛГОВ ПРОИЗВОДИЛАСЬ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ПОВСЕМЕСТНО, несмотря на то, что сейчас заповедь о йовеле неисполнима. Цель этого постановления - предотвратить возможность того, что необходимость отменять денежные долги забудется в народе Израиля.

СЕДЬМОЙ ГОД ОТМЕНЯЕТ ДЕНЕЖНЫЕ ДОЛГИ ЛИШЬ В САМОМ КОНЦЕ ЕГО. В одном месте Торы сказано (Дварим, 15:1-2): «В конце семилетия делай [год] шмитою; и вот слово о шмите...», а в другом месте написано так (там же, 31:10): «В конце семилетья, в срок года шмиты, в праздник Сукот...». [Но поскольку праздник Сукот отмечается уже после окончания года швиит, значит] там говорится о времени после истечения семилетья; следовательно, в первом случае также имеется в виду время после окончания семилетья.

В соответствии с этим тот, кто одолжил деньги другому еврею в самом году швиит, имеет право взыскивать свой долг в течение всего года. Однако в тот момент, когда сядет солнце в день накануне Рош-Гашана после исхода года швиит, долг пропадает (Законы о шмите и йовеле, 9:1-4).

СЕДЬМОЙ ГОД ОТМЕНЯЕТ ЗАЕМ - и никто не имеет права требовать с другого еврея возвращения долга после окончания года швиит (как было объяснено выше, в предисловии к объяснению этой мишны), - С ДОЛГОВЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВОМ И БЕЗ ДОЛГОВОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА - как уплаты заема, при получении которого было написано долговое обязательство, так и возвращения заема, данного без написания долгового обязательства.

В Талмуде Бавли (Гитин, 37а) амораи разошлись во мнениях относительно смысла этого положения Мишны. Рав и Шмуэль говорят: выражение «С ДОЛГОВЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВОМ» имеет в виду документ, содержащий в себе ручательство своим имуществом, — то есть обязательство получившего заем, что он гарантирует возвращение долга принадлежащим ему имуществом. Выражение же «БЕЗ ДОЛГОВОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА» [по их мнению] означает документ, не содержащий в себе имущественной гарантии уплаты долга, или, тем более, заем, условия которого обсуждались лишь устно, без написания какого бы то ни было документа. Однако раби Йоханан и раби Шимъон, сын Лакиша, придерживаются иной точки зрения. Выражение «С ДОЛГОВЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВОМ» подразумевает документ, не содержащий в себе имущественной гарантии уплаты долга; «БЕЗ ДОЛГОВОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА» - это заем, условия которого обсуждались лишь устно. Однако если есть долговое обязательство, гарантирующее возвращение долга имуществом, принадлежащим получившему заем, то такой долг год швиит не отменяет вообще.

Однако Гемара (там же) сообщает, что раби Йоханан постановил: в случае наличия долгового обязательства, гарантирующего возвращение заема имуществом должника, Галаха предписывает отмену долга в году швиит. А когда раби Аси спросил раби Йоханана: «Но ведь господин сам сказал, что такой долг не отменяется?», тот ответил: «НЕУЖЕЛИ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО МЫ ОБЛАДАЕМ ВООБРАЖЕНИЕМ (из-за того, что представляется нашим глазам, и мы воображаем, что это правильно, не услышав, однако, ничего от наших учителей - РАШИ), СДЕЛАЕМ ДЕЛО (собственными руками отберем деньги)?!»

На основе этого Рамбам постановляет: «Седьмой год отменяет заем; и даже заем, о котором есть долговое обязательство с имущественным ручательством, - такой он отменяет» (Законы о шмите и йовеле, 9:6).

ДОЛГ В ЛАВКЕ, - образовавшийся из-за покупки товаров в кредит, - ОН [- седьмой год -] НЕ ОТМЕНЯЕТ, - так как такой долг не входит в понятие «заем» и обычно не взимается так, как взимается долг, - НО ЕСЛИ лавочник ПРЕВРАТИЛ ЕГО В ЗАЕМ - подсчитал вместе с покупателем, какую сумму денег должен тот за все, что взял раньше в кредит, и оформил ее как заем - то есть записал на него как долг.

Или, по другому объяснению, лавочник назначил покупателю срок, когда тот обязан уплатить ему эту сумму денег (Рош).

ВОТ, ТАКОЙ [долг год швиит - ОТМЕНЯЕТ - как это происходит с займом.

РАБИ ЙЕГУДА ГОВОРИТ: «ПЕРВОЕ ОТМЕНЯЕТСЯ ПЕРВЫМ.»

[В год швиит] после того, как покупатель взял товар в кредит во второй раз, сумма денег за то, что он взял в первый раз, превратилась в заем и отменяется. Взял товары в кредит в третий раз - долг за взятое во второй раз отменяется, и так далее. Только сумма денег, которую покупатель должен за взятое в кредит в последний раз, не отменяется как долг, в то время как все предыдущие долги за взятое в кредит отменяются.

НО ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ЙЕГУДЫ.

ЗАРАБОТОК НАЕМНОГО РАБОТНИКА - ту сумму денег, которую наемный работник должен получить за свою работу, - ОН [- год швиит - ] НЕ ОТМЕНЯЕТ, - так как заработок наемного рабочего не является деньгами, полученными взаймы, - НО ЕСЛИ ПРЕВРАТИЛ ЕГО В ЗАЕМ - если работник вместе со своим хозяином подсчитал, сколько тот должен ему, и договорился с ним, что как будто пока дал ему эти деньги взаймы, - то есть начал рассматривать их как долг - ВОТ, ТАКОЙ [долг год швиит] ОТМЕНЯЕТ, - потому что статус его такой же, как у обычного займа.

РАБИ ЙОСЕЙ ГОВОРИТ: «Заработок за ВСЯКУЮ РАБОТУ, КОТОРАЯ ПРЕКРАЩАЕТСЯ В СЕДЬМОМ ГОДУ...»

Работник был занят работой, которая запрещена в год швиит и потому должна быть прекращена с наступлением этого года — например, обработкой земли, - то, когда он прекратил эту работу, хозяин должен был заплатить ему за нее. Однако если тот не заплатил, то сумма заработанных денег сама собой стала как бы займом, [полученным хозяином от работника,] и год швиит его ОТМЕНЯЕТ.

«...А за ТУ, КОТОРАЯ НЕ ПРЕКРАЩАЕТСЯ В СЕДЬМОМ ГОДУ - однако если работник был занят работой, которая не должна быть прекращена в год швиит - например, одной из работ, разрешенных в седьмой год, - [то такой заработок] ОН [- год швиит - ] НЕ ОТМЕНЯЕТ» - так как заработанные деньги в этом случае не становятся подобными займу.

Есть комментаторы, которые считают, что в мишне не имеются в виду работы, запрещенные или разрешенные в году швиит. Но речь идет о случае, когда наемный работник прекратил свою работу с наступлением седьмого года, и заработанные им деньги, которые хозяин был обязан уплатить ему, превратились как бы в заем, [данный работником хозяину,] и потому год швиит отменяет этот долг. Однако если работник продолжал работать после наступления седьмого года, то все это время хозяин не был обязан вручить ему заработок, — потому что наемный работник получает плату лишь после окончания своей работы. В соответствии с этим этот долг год швиит не отменяет (Раш).

Мишна вторая

הַשּׁוֹחֵט אֶת הַפָּרָה וְחִלְּקָהּ בְּרֹאשׁ הַשָּׁנָה, אִם הָיָה הַחֹדֶשׁ מְעֻבָּר, מְשַׁמֵּט. וְאִם לָאו, אֵינוֹ מְשַׁמֵּט. הָאוֹנֵס, וְהַמְפַתֶּה, וְהַמּוֹצִיא שֵׁם רָע, וְכָל מַעֲשֵׂה בֵית דִּין, אֵינָן מְשַׁמְּטִין. הַמַּלְוֶה עַל הַמַּשְׁכּוֹן, וְהַמּוֹסֵר שְׁטָרוֹתָיו לְבֵית דִּין, אֵינָן מְשַׁמְּטִין

У ТОГО, КТО ЗАРЕЗАЛ КОРОВУ И РАЗДЕЛИЛ ЕЕ В РОШ- Г АШАНА, - ЕСЛИ БЫЛ МЕСЯЦ ТОТ ПОЛНЫМ, ОТМЕНЯЕТ, А ЕСЛИ НЕТ - НЕ ОТМЕНЯЕТ. У НАСИЛЬНИКА, И СОБЛАЗНИТЕЛЯ, И СОЗДАЮЩЕГО ДУРНОЕ ИМЯ, И ВСЯКОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЕЙТ-ДИНА - НЕ ОТМЕНЯЕТ. У БЕРУЩЕГО ЗАЕМ ПОД ЗАЛОГ И ПЕРЕДАЮЩЕГО СВОИ ДОЛГОВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА БЕЙТ-ДИНУ - НЕ ОТМЕНЯЕТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВТОРОЙ

У ТОГО, КТО ЗАРЕЗАЛ КОРОВУ И РАЗДЕЛИЛ ЕЕ между покупателями В РОШ-ГАШАНА восьмого года - а именно, в первый день Рош-Гашана, - ЕСЛИ БЫЛ МЕСЯЦ ТОТ ПОЛНЫМ.

Во времена Мишны бейт-дин определял день новомесячья («освящал новомесячье») согласно показаниям свидетелей, видевших новую луну. А именно: увидев новорожденный месяц, люди приходили в Великий бейт-дин в Иерусалиме и сообщали свое свидетельство. Бейт-дин же, исследовав эти показания и убедившись в их истинности, «освящал новомесячье» и извещал об этом всех евреев в Стране Израиля и в соседних странах. Если в ночь на тридцатый день месяца новая луна не показывалась, то месяц объявляли «полным» (дословно - «беременным»), то есть состоящим из тридцати дней, а днем новомесячья делали тридцать первый день. Однако когда нужно было определить первый день месяца тишрей, то есть Рош-Гашана, ввиду святости праздника было принято при наступлении тридцатого дня предыдущего месяца, элула, освящать на всякий случай также его. Причиной этого обычая было сомнение относительно времени, когда придут свидетели, видевшие новую луну. Может быть, они придут и сообщат такое свидетельство, в результате которого бейт-дин освятит тридцатое элула и объявит его днем Рош-Гашана [то есть первым тишрей]; а если свидетели не придут, то месяц элул станет «полным» и ново- месячьем тишрей станет второй день Рош-Гашана.

Именно об этом случае говорит наша мишна: «ЕСЛИ БЫЛ МЕСЯЦ ТОТ ПОЛНЫМ» - если в месяце элуле оказалось тридцать дней, и получилось, что первый день Рош-Гашана - тридцатый день того месяца - принадлежал к месяцу года швиит, то долг покупателей за полученное ими мясо этот седьмой год ОТМЕНЯЕТ - согласно положению, что седьмой год отменяет денежные долги лишь в самом конце его.

Возможен также случай, когда продавец не отпустил мясо в кредит, но потребовал принести ему залог. Тогда у того, кто залог ему не принес, долг за мясо стал аналогичным займу, и поэтому окончание года швиит его отменило (см. «Тифъэрет-Исраэль»; «Мишна ришона»).

А ЕСЛИ НЕТ - если месяц элул не оказался «полным» [и в нем было двадцать девять дней], - то тогда долг за мясо год швиит НЕ ОТМЕНЯЕТ.

Даже если еще в канун Рош-Гашана покупатели сделали заявку на мясо, долг заплатить лег на них только с момента распределения между ними мяса, который принадлежал уже к восьмому году (р. X. Албек).

У НАСИЛЬНИКА И СОБЛАЗНИТЕЛЯ - денежный штраф размеров в пятьдесят шекелей, который обязаны уплатить изнасиловавший девственницу или соблазнивший ее (Шмот, 22:16; Дварим, 22:29), - И СОЗДАЮЩЕГО ДУРНОЕ ИМЯ - денежный штраф размером в сто шекелей, который обязан уплатить рассказывающий, что его молодая жена не оказалась девственницей (Дварим, 22:19), - И ВСЯКОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЕЙТ-ДИНА - когда записали, что бейт-дин решил: такой-то обязан уплатить такому- то [столько-то денег] - год швиит НЕ ОТМЕНЯЕТ.

Штрафы, которые обязаны уплатить насильник, соблазнитель и распространитель слухов о своей жене, что она не оказалась девственницей, не отменяются [годом швиит] потому, что они не аналогичны обычным долгам (Рамбам). Согласно же другой точке зрения, все время, пока эти виновные не предстали перед бейт-дином, их денежного долга не существует, - потому что тот, кто признается сам, что обязан уплатить штраф, от него освобождается. Правда, после того, как они предстанут перед бейт-дином, их долги окажутся отменены годом швиит.

Что же касается ПОСТАНОВЛЕНИЯ БЕЙТ-ДИНА, то деньги, которые кто-либо обязан уплатить по приговору бейт-дина, уже рассматриваются как взысканные, и к ним не относится запрет Торы «притеснять» [должника - то есть требовать с него уплаты долга] (см. Дварим, 15:2). Иначе говоря, сумма денег, которую признанный бейт-дином виновным обязан уплатить, не является обычным долгом, и бейт-дин имеет право «притеснять» должника.

Есть также мнение, что долги насильника, соблазнителя и «создающего дурное имя» своей жене не отменяются потому, что они также являются результатом постановления бейт-дина. И именно поэтому мишна ставит их в один ряд: «насильника, и соблазнителя, и создающего дурное имя, и всякое постановление бейт-дина».

У БЕРУЩЕГО ЗАЕМ ПОД ЗАЛОГ - даже в случае, если сумма, полученная взаймы, намного превышает стоимость залога, - И ПЕРЕДАЮЩЕГО СВОИ ДОЛГОВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА БЕЙТ-ДИНУ, - чтобы тот взыскал причитающиеся ему деньги, но сам он не требует их со своего должника - [год швиит долги] НЕ ОТМЕНЯЕТ.

В Торе написано (Дварим, 15:3): «Но от того, что причитается тебе от твоего брата, отдерни руку твою» - кроме того, что, принадлежа брату твоему, уже есть в твоей руке (то есть залог). Отсюда следует, что заем, данный под залог, годом швиит не отменяется.

Есть и другое объяснение: залог является как бы проданным на определенное время за деньги, полученные в заем (Рамбам).

Основание же того, что год швиит не отменяет долги «ПЕРЕДАЮЩЕГО СВОИ ДОЛГОВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА БЕЙТ- ДИНУ», находится в Торе там же: «Но от того, что причитается тебе от твоего брата, отдерни руку твою» - кроме того случая, когда кредитор сам не требует от своего брата уплаты долга, но это делает бейт-дин.

Мишна третья

פְּרוֹזְבּוּל, אֵינוֹ מְשַׁמֵּט. זֶה אֶחָד מִן הַדְּבָרִים שֶׁהִתְקִין הִלֵּל הַזָּקֵן, כְּשֶׁרָאָה שֶׁנִּמְנְעוּ הָעָם מִלְּהַלְווֹת זֶה אֶת זֶה וְעוֹבְרִין עַל מַה שֶּׁכָּתוּב בַּתּוֹרָה (דברים טו) הִשָּׁמֶר לְךָ פֶּן יִהְיֶה דָבָר עִם לְבָבְךָ בְּלִיַּעַל וגו', הִתְקִין הִלֵּל פְּרוֹזְבּוּל

ПРОЗБУЛ НЕ ОТМЕНЯЕТ долга. ЭТО - ОДНО ИЗ УСТАНОВЛЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ ГИЛЕЛЕМ СТАРШИМ. КОГДА УВИДЕЛ, ЧТО ИЗБЕГАЮТ В НАРОДЕ ОДАЛЖИВАТЬ ДРУГ ДРУГУ И ПРЕСТУПАЮТ ТО, ЧТО НАПИСАНО В ТОРЕ (Дварим, 15:9): «БЕРЕГИСЬ, КАК БЫ НЕ ВМЕШАЛОСЬ ТВОЕ ПОДЛОЕ СЕРДЦЕ...» И ТАК ДАЛЕЕ, - УСТАНОВИЛ ГИЛЕЛЬ ПРОЗБУЛ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ТРЕТЬЕЙ

ПРОЗБУЛ НЕ ОТМЕНЯЕТ долга. Если о займе пишут про- збул, то этот долг не отменяется [годом швиит].

Слово «ПРОЗБУЛ» греческого происхождения, смысл которого - подача в суд иска о возвращении долга (как будет объяснено в следующей мишне).

ЭТО - ОДНО ИЗ УСТАНОВЛЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ ГИЛЕЛЕМ СТАРШИМ как главой Сангедрина в период царствования Гордоса («Ирода») примерно за сто лет до разрушения Второго Храма.

КОГДА Гилель УВИДЕЛ, ЧТО ИЗБЕГАЮТ В НАРОДЕ ОДАЛЖИВАТЬ ДРУГ ДРУГУ, - опасаясь того, что им не вернут долг до седьмого года и получится, что заимодавец потеряет свои деньги, - И ПРЕСТУПАЮТ ТО, ЧТО НАПИСАНО В ТОРЕ (Дварим, 15:9): «БЕРЕГИСЬ, КАК БЫ НЕ ВМЕШАЛОСЬ ТВОЕ ПОДЛОЕ СЕРДЦЕ...» И ТАК ДАЛЕЕ - «...Говоря: “Близок год седьмой, год отмены долгов”, и проявишь ты скупость по отношению к брату твоему в нужде и не дашь ему [ссуду]», - УСТАНОВИЛ ГИЛЕЛЬ ПРОЗБУЛ, благодаря которому - если заимодавец написал так, как сказано ниже, в следующей мишне - год швиит не отменяет причитающегося ему долга.

В Талмуде Бавли (Гитин, 37а) разъясняется, что слово «ПРОЗБУЛ» является сокращением фразы: «ПРОС БУЛЕЙ УВУТЕЙ», которая означает: «Установление для богатых и бедных». Прозбул является установлением ради блага богатых - потому что благодаря ему их деньги не будут пропадать, ради блага бедных - потому что благодаря ему они будут находить, у кого занять деньги (Раши, там же).

В приложении к «Аруху» приведено, что «просбуливути» - это греческое слово, которое означает: «Совет и назначение бейт-дина, чтобы никто из народа не потерпел убытка и не разорился». По поводу этих слов «Аруха» замечают, что амораи прекрасно знали значение слова «прозбул» и то, что оно является греческим словом (как указано выше). Однако таков был обычай амораев: перетолковывать слова, заимствованные из языков других народов, и придавать им новый, еврейский смысл в зависимости от целей, ради которых они ими пользовались («Тосфот-аншей-шем»).

Мишна четвертая

זֶהוּ גוּפוֹ שֶׁל פְּרוֹזְבּוּל, מוֹסֵר אֲנִי לָכֶם אִישׁ פְּלוֹנִי וּפְלוֹנִי הַדַּיָּנִים שֶׁבְּמָקוֹם פְּלוֹנִי, שֶׁכָּל חוֹב שֶׁיֵּשׁ לִי, שֶׁאֶגְבֶּנּוּ כָּל זְמַן שֶׁאֶרְצֶה. וְהַדַּיָּנִים חוֹתְמִין לְמַטָה, אוֹ הָעֵדִים

ВОТ ГЛАВНОЕ В ПРОЗБУЛЕ: «ПЕРЕДАЮ Я ВАМ, МУЖ ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТО, СУДЬИ В МЕСТЕ ТАКОМ-ТО, ЧТО КАЖДЫЙ ДОЛГ, КОТОРЫЙ ПРИЧИТАЕТСЯ МНЕ, Я ВЗЫЩУ ЕГО В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ, КОГДА ЗАХОЧУ». И СУДЬИ ПОДПИСЫВАЮТСЯ ВНИЗУ - ИЛИ СВИДЕТЕЛИ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ЧЕТВЕРТОЙ

ВОТ ГЛАВНОЕ В ПРОЗБУЛЕ.

Самая суть прозбула - это формула, приводимая ниже:

«ПЕРЕДАЮ Я ВАМ, МУЖ ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТО, СУДЬИ В МЕСТЕ ТАКОМ-ТО, ЧТО КАЖДЫЙ ДОЛГ, КОТОРЫЙ ПРИЧИТАЕТСЯ МНЕ, Я ВЗЫЩУ ЕГО В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ, КОГДА ЗАХОЧУ».

Есть несколько другой вариант: «ПЕРЕДАЮ Я ВАМ... КАЖДЫЙ ДОЛГ, КОТОРЫЙ ПРИЧИТАЕТСЯ МНЕ, - ЧТО Я ВЗЫЩУ ЕГО В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ, КОГДА ЗАХОЧУ». Это означает, что кредитор передает бейт-дину право взыскивать его долги, и поэтому его статус становится таким же, как у того, кто передает бейт-дину свои долговые обязательства. О нем уже говорилось выше (в мишне второй), что долги, причитающиеся ему, год швиит не отменяет, поскольку долги, следующие бейт-дину, рассматриваются уже как взысканные, и поэтому и к ним не относится запрет Торы «притеснять» [должника] (Сифрей, Реэ; комм. Гамеири к тр. «Гитин»).

Впрочем, смысл того варианта [текста прозбула], который приводит наша мишна, в том, что заимодавец лишь передает бейт-дину заявление о том, что любой долг, который причитается ему, он взыщет в любое время, когда захочет. И этого заявления достаточно для того, чтобы получить от бейт-дина разрешение взимать свои долги, и в силу этого они не отменяются годом швиит.

И СУДЬИ ПОДПИСЫВАЮТСЯ ВНИЗУ - ИЛИ СВИДЕТЕЛИ. Под текстом прозбула подписываются или судьи, или свидетели.

Другие комментаторы прибавляют, что судьи, если заходят, сами могут написать текст прозбула для заимодавца. Тогда он выглядит так: «Такой-то пришел [и предстал] пред нами, судьями, и передал нам причитающиеся ему долги», и судьи подписываются. А если не они, то и свидетели могут написать ему: «Пред нами, свидетелями, передал такой-то причитающиеся ему долги бейт-дину такому-то», а затем подписаться внизу («Мишна ришона»).

А в Талмуде Йерушалми сказано, что даже в то время, когда судьи находятся в каком-то другом месте, заимодавец может написать на глазах у свидетелей, что передает причитающиеся ему долги судьям, находящимся в таком-то месте. Эта возможность, говорится там, вытекает из смысла слов, составляющих суть прозбула: «Такой-то и такой-то, судьи В МЕСТЕ ТАКОМ-ТО».

Для более пространного объяснения двух предыдущих мишен, трактующих вопрос о прозбуле, добавим еще следующее.

1. Действительно, положение о том, что У ПЕРЕДАЮЩЕГО СВОИ ДОЛГОВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА БЕЙТ-ДИНУ год швиит долги НЕ ОТМЕНЯЕТ (выше, мишна вторая), - это закон Торы. Потому что «Сифрей» так истолковывает написанное в Торе (Дварим, 15:3): «Но от того, что причитается тебе от твоего брата, отдерни руку твою» - кроме того случая, когда кредитор передает свои долговые обязательства бейт-дину (как мы объяснили там). Однако, поскольку согласно установлению Гилеля прозбул не отменяет долги даже в том случае, когда заимодавец не передает бейт-дину свои долговые обязательства, то у написавшего прозбул не отменяются даже те долги, о которых у него нет никаких документов (Макот, 36, «Тосафот»; «Млехет-Шломо»; «Мишна ришона»).

Есть также объяснение, что передача долговых обязательств бейт-дину и есть сущность прозбула, который установил Гилель (Раши к Макот, 36). Согласно этой точке зрения нижеследующая мишна третья приходит для того, чтобы разъяснить положение о заимодавце, передающем свои долговые обязательства бейт-дину, о котором говорит предыдущая мишна. А именно: что его долги не отменяются силой прозбула, не отменяющего долги по установлению Гилеля. Тогда получается, что истолкование «Сифрей» слов Писания - всего лишь указание основы для этого постановления [- а не выведение галахи].

2. В Талмуде Бавли (Гитин, 36а) задают вопрос: как мог Гилель принять установление, противоречащее закону Торы? И отвечает Абаей, что оно относится К ГОДУ ШВИИТ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ, И мнение ЭТО - РАБИ. То есть: по мнению Раби, отмена долгов годом швиит происходит согласно закону Торы лишь в то время, когда исполняется заповедь о йовеле - годе, в котором отменяется право покупателя на землю (и поля возвращаются их первоначальным владельцам) подобно тому, как в году швиит отменяется право кредитора на деньги, отданные им взаймы. Однако в то время, когда нет йовеля, нет и отмены денежных долгов (Рабейну Там в «Тосафот» там же). Однако мудрецы постановили, что отмена денежных долгов производится также в настоящее время, когда не исполняется заповедь о йовеле, чтобы не забылся в Израиле закон об отмене долгов. Поэтому, раз отмена денежных долгов происходит в настоящее время только согласно постановлению мудрецов, у Гилеля было достаточно силы, чтобы установить прозбул и отменить положение об отмене долгов, чтобы помешать людям уклоняться от одалживания денег друг другу. Следовательно, в то время, когда отмена денежных долгов происходит согласно закону Торы, постановление Гилеля о прозбуле не имеет силы. И так пишет Рамбам: «Прозбул помогает только при отмене денежных долгов в настоящее время, когда она производится согласно постановлению мудрецов; однако для отмены долгов согласно закону Торы прозбул не помогает» (Законы о шмите и йовеле, 9:16).

Некоторые комментаторы считают, что даже в дни Второго Храма не исполняли заповедь о йовеле. О нем сказано в Торе (Ваикра, 25:10): «И провозгласите освобождение в стране для всех ее жителей», а Талмуд (Арахин, 32б) истолковывает: «В ТО ВРЕМЯ, КОГДА ВСЕ ЕЕ ЖИТЕЛИ НА НЕЙ». Отсюда следует, что как только были изгнаны [из Заиорданья еще в эпоху Первого Храма] колена Реувена и Гада вместе с половиной колена Менаше, прекратилось исполнение заповеди о йовеле. Гилель же разделяет точку зрения Раби о том, что в то время, когда нет йовеля, отмена долгов производится не согласно закону Торы, но по постановлению мудрецов; поэтому Гилель в свое время мог принять установление о прозбуле (Раши к Гитин, 36а).

Но есть также мнение, что в действительности в дни Второго Храма заповедь о йовеле исполнялась, а Гилель принял свое постановление для будущих поколений, так как было известно, что в будущем Храм будет разрушен («Тосафот» там же от имени Рабейну Тама).

И ЕЩЕ СПРАШИВАЮТ В ГЕМАРЕ (там же, 36б): если согласно закону Торы нет отмены долгов в настоящее время, - то есть заимодавец обязывается самой Торой взыскать причитающийся ему долг, - как могли мудрецы установить отмену долгов в настоящее время вразрез с законом Торы? И отвечает Абаей: «ЭТО - “СИДИ И НЕ ДЕЛАЙ”» [то есть не нарушение запрета, а неисполнение предписания], и в подобных случаях у мудрецов есть сила для принятия установления. Но Рава указывает иную причину: «Имущество, ОБЪЯВЛЕННОЕ БЕЙТ-ДИНОМ БЕСХОЗНЫМ, СТАЛО БЕСХОЗНЫМ». О том, что имел в виду Рава, комментаторы разошлись во мнениях. РАШИ считает, что он намеревался одновременно ответить и на первый вопрос об установлении прозбула Гилелем. По мнению Равы, это установление принимают также те мудрецы, которые не согласны с Раби и считают, что отмена денежных долгов в настоящее время производится согласно закону Торы. Поскольку принцип «имущество, объявленное бейт-дином бесхозным, стало бесхозным» относится также к деньгам, в установлении прозбула нет ничего от отмены закона Торы (и таково же мнение Раавада). Однако авторы «Тосафот» возражают Раши и объясняют, что целью Равы было дать ответ лишь на второй вопрос — о постановлении мудрецов [относительно отмены долгов в настоящее время]. Несмотря на то что в нынешнее время нет отмены долгов в силу закона Торы, мудрецы имели право постановить, чтобы она производилась в соответствии с принципом «имущество, объявленное бейт-дином бесхозным, стало бесхозным». Но относительно установления прозбула также Рава согласен, что оно стало возможным лишь потому, что в теперешнее время заповедь о тмите исполняется только по постановлению мудрецов.

3. Из приведенного в нашей мишне основного текста прозбула - где сказано: «Передаю я вам, МУЖ ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТО, судьи в месте таком-то...» - следует, что для прозбула достаточно бейт-дина, состоящего из двух судей. Таково же мнение рава Нахмана в Талмуде бавли (Гитин, 32а): поскольку речь идет не больше, чем о заявлении, достаточно двух судей. Однако рав Шешет считает, что, тем не менее, необходимы трое судей, а в выражении мишны «такой-то и такой-то» он не видит точного указания: потому что «не таков обычай таная - перечислять все, как мелкий торговец вразнос свой товар».

Рамбам, правда, воспроизводит всю нашу мишну в точности, однако «Тур» (Хошен-мишпат, гл. 67) пишет: «Такой-то, такой-то и такой-то» - то есть постановляет в соответствии с мнением рава Шешета. Тем не менее, есть авторитеты, которые постановляют согласно мнению рава Нахмана (Гамеири).

4. По поводу сказанного в нашей мишне: «Судьи подписываются внизу - или свидетели» в своем Комментарии к Мишне пишет Рамбам, что тем самым Мишна нас учит: при осуществлении установления о прозбуле разрешается, чтобы судья выступал в качестве свидетеля или чтобы свидетель становился судьей. Основание для этого - правило, что всегда при обсуждении или осуществлении постановления мудрецов свидетель может становиться судьей, а прозбул - как уже было разъяснено выше - именно установление мудрецов (см. «Тосфот-Йомтов»).

А в Талмуде Бавли (Гитин, 33а) говорится, что цель этой мишны - сообщить нам, что (в соответствии с мнением рава Шешета) при осуществлении установления о прозбуле разрешается, чтобы текст был написан на языке судей и скреплен подписями свидетелей или, наоборот, был написан на языке свидетелей и скреплен подписями судей (см. Раши и «Тосафот» к Гитин, там же).

Мишна пятая

פְּרוֹזְבּוּל הַמֻּקְדָּם, כָּשֵׁר. וְהַמְאֻחָר, פָּסוּל. שִׁטְרֵי חוֹב הַמֻּקְדָּמִים, פְּסוּלִים. וְהַמְאֻחָרִים, כְּשֵׁרִים. אֶחָד לוֶֹה מֵחֲמִשָּׁה, כּוֹתֵבּ פְּרוֹזְבּוּל לְכָל אֶחָד וְאֶחָד. חֲמִשָּׁה לוִֹין מֵאֶחָד, אֵינוֹ כוֹתֵב אֶלָּא פְּרוֹזְבּוּל אֶחָד לְכֻלָּם

ПРОЗБУЛ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ - ГОДЕН, А ЗАПОЗДАЛЫЙ - НЕГОДЕН. ДОЛГОВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЕ - НЕГОДНЫ, А ЗАПОЗДАЛЫЕ - ГОДНЫ. ОДИН ОДОЛЖИЛ У ПЯТИ - ПИШЕТ ПРОЗБУЛ КАЖДОМУ ИЗ НИХ. ПЯТЕРО ОДОЛЖИЛИ У ОДНОГО - ПИШЕТ только одан ПРОЗБУЛ ДЛЯ ВСЕХ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЯТОЙ

ПРОЗБУЛ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ - который датирован уже прошедшим днем: например, прозбул, написанный первого нисана, помечен первым адаром (то есть первым днем предыдущего месяца), - такой прозбул ГОДЕН, потому что из-за более ранней даты, поставленной на нем, несет убыток не должник, а заимодавец.

Дело в том, что прозбул имеет силу по отношению только к тем займам, которые были получены до его составления, но не к тем, которые были взяты после того, как прозбул был написан. Поэтому если заимодавец пометил прозбул более ранней датой (в нашем примере - первым адара), он повредил только самому себе, потому что его прозбул не имеет отношения к любым займам, которые он дал первого адара и после того, и они отменяются годом швиит.

А ЗАПОЗДАЛЫЙ - однако если прозбул датирован более поздним числом: например, прозбул, написанный первого нисана, помечен первым ияром [то есть первым днем следующего месяца], - то такой прозбул НЕГОДЕН, потому что в силу этого прозбула кредитор может прийти и взыскать также те долги, которые были сделаны между первым нисана и первым ияра. Получится, что заимодавец возьмет деньги, на которые не имеет права, так как прозбул помогает лишь в отношении займов, данных до первого нисана, - когда заимодавец передал причитающиеся ему долги в ведение бейт-дина. Поэтому, чтобы предотвратить такую возможность, мудрецы наложили штраф на пишущего преждевременный прозбул и лишили этот прозбул всякой силы.

Однако с долговыми обязательствами дело обстоит противоположным образом: ДОЛГОВЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЕ, - которые помечены уже прошедшей датой, - НЕГОДНЫ.

Дело в том, что, согласно Галахе, со дня написания этого документа недвижимое имущество должника становится для заимодавца залогом возвращения ему ссуды. Если после того дня, которым датировано долговое обязательство, должник продает свои поля другому человеку, то, когда приходит срок возвращения займа, а у должника нет денег для этого, то кредитор имеет право взыскать долг с тех полей. Поэтому поля, принадлежащие должнику, называются «ИПОТЕЧНЫМ ИМУЩЕСТВОМ», то есть [имуществом, служащим гарантией возвращения займа,] которое кредитор забирает у купивших его ради взыскания долга, или [по образному выражению мудрецов наших] «РАСТЕРЗЫВАЕТ ПОКУПАТЕЛЕЙ». Отсюда следует, что если долговое обязательство датировано прошедшим днем - например, написанное в нисане помечено предыдущим теветом [то есть тремя месяцами раньше], - кредитор может, в силу этого документа «растерзать покупателей», не имея на это никакого права. То есть: если должник продал что-то из своего достояния в промежуток времени между теветом и нисаном, когда придет заимодавец и докажет на основании этого долгового обязательства, что, якобы, поля должника сделаны ипотекой еще до того, как он продал их, кредитор взыщет причитающийся ему долг с покупателей в нарушение справедливости. Поэтому мудрецы наложили штраф на заимодавца, написавшего «преждевременное долговое обязательство», объявив этот документ недействительным и лишив кредитора права взимать на его основании причитающийся тому долг даже с недвижимого имущества, проданного должником уже после написания долгового обязательства.

А ЗАПОЗДАЛЫЕ - однако долговые обязательства, датированные будущим днем, - например, если написали его в тевете и отсрочили дату на нисан, - ГОДНЫ, потому что в этом случае несет убыток кредитор. Он может взыскать причитающийся ему долг с покупателей лишь со дня написания долгового обязательства, и если должник продал свое недвижимое имущество между теветом и нисаном, заимодавец не в состоянии получить ничего.

Если ОДИН человек ОДОЛЖИЛ У ПЯТИ, давших ему ссуды, то писарь ПИШЕТ ПРОЗБУЛ КАЖДОМУ ИЗ НИХ, - потому что каждый из давших заем нуждается в прозбуле.

ПЯТЕРО ОДОЛЖИЛИ У одного - если же один человек одолжил деньги пяти людям - писарь ПИШЕТ ТОЛЬКО ОДИН ПРОЗБУЛ ДЛЯ ВСЕХ, - потому что здесь есть только один кредитор, и поэтому достаточно одного прозбула для всех выданных им ссуд.

Мишна шестая

אֵין כּוֹתְבִין פְּרוֹזְבּוּל אֶלָּא עַל הַקַּרְקַע. אִם אֵין לוֹ, מְזַכֶּה הוּא בְּתוֹךְ שָׂדֵהוּ כָּל שֶׁהוּא. הָיְתָה לוֹ שָׂדֶה מְמֻשְׁכֶּנֶת בָּעִיר, כּוֹתְבִין עָלֶיהָ פְּרוֹזְבּוּל. רַבִּי חֻצְפִּית אוֹמֵר, כּוֹתְבִין לָאִישׁ עַל נִכְסֵי אִשְׁתּוֹ, וְלַיְתוֹמִים עַל נִכְסֵי אַפּוֹטְרוֹפִּין

ПИШУТ ПРОЗБУЛ ЛИШЬ В ОПОРЕ НА ЗЕМЛЮ. ЕСЛИ НЕТ У НЕГО, ПРЕДОСТАВЛЯЕТ ему ТОТ В СВОЕМ ПОЛЕ СКОЛЬКО-НИБУДЬ. БЫЛО У НЕГО ПОЛЕ, ЗАЛОЖЕННОЕ В ЭТОМ ГОРОДЕ, - ПИШУТ В ОПОРЕ НА НЕГО ПРОЗБУЛ. РАБИ ХУЦПИТ ГОВОРИТ: ПИШУТ ДЛЯ МУЖА В ОПОРЕ НА ИМУЩЕСТВО ЖЕНЫ И ДЛЯ СИРОТ В ОПОРЕ НА ИМУЩЕСТВО ОПЕКУНА.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ШЕСТОЙ

ПИШУТ ПРОЗБУЛ ЛИШЬ В ОПОРЕ НА ЗЕМЛЮ - то есть только в том случае, если у получившего заем есть свой участок земли. Тогда его долг рассматривается как уже взысканный бейт-дином, и к нему не относится запрет Торы «притеснять» [должника - то есть требовать с него уплаты долга] (Раш; Бартанура).

Другое объяснение смысла этого положения - что обычно не дают заем тому, кто не владеет землей, а по отношению к тому, что не случается часто, мудрецы не применяют своих постановлений (Раши; Рош).

ЕСЛИ НЕТ У НЕГО - если у должника нет земельного владения, - ПРЕДОСТАВЛЯЕТ ему ТОТ - заимодавец должнику В СВОЕМ ПОЛЕ СКОЛЬКО-НИБУДЬ - какой-нибудь участок земли, и в опоре на него пишут прозбул даже в том случае, если ссуда очень велика. Дело в том, что даже с очень маленького участка земли можно взыскать весь долг целиком, если делать это многократно (Раш; Раши).

БЫЛО У НЕГО [- у должника -] ПОЛЕ, ЗАЛОЖЕННОЕ В ЭТОМ ГОРОДЕ как ипотека другого долга, - ПИШУТ В ОПОРЕ НА НЕГО ПРОЗБУЛ.

Говоря «в этом городе», Мишна не имеет в виду обязательное условие: то же самое относится к случаю, если поле было заложено в другом городе.

РАБИ ХУЦПИТ ГОВОРИТ: «ПИШУТ прозбул ДЛЯ МУЖА В ОПОРЕ НА ИМУЩЕСТВО ЖЕНЫ - например, имущество, процентами с которого он имеет право пользоваться, - И ДЛЯ СИРОТ В ОПОРЕ НА ИМУЩЕСТВО ОПЕКУНА» - если опекун (то есть человек, назначенный для того, чтобы вести все дела сирот) взял ссуду для нужд своих опекаемых. Если у них нет своей земли, то прозбул пишут в опоре на недвижимое имущество опекуна, поскольку это он взял заем — хотя и не для собственных нужд.

Установление о прозбуле имеет своей целью благо бедняков, и по этой причине во всех положениях, которые перечисляются в нашей мишне, мудрецы проявили большую снисходительность (см. «Тосфот-Йомтов»).

Мишна седьмая

כַּוֶּרֶת דְּבוֹרִים, רַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר, הֲרֵי הִיא כַּקַּרְקַע, וְכוֹתְבִין עָלֶיהָ פְּרוֹזְבּוּל, וְאֵינָהּ מְקַבֶּלֶת טֻמְאָה בִּמְקוֹמָהּ, וְהָרוֹדֶה מִמֶּנָּה בַּשַּׁבָּת חַיָּב. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים אֵינָהּ כַּקַּרְקַע, וְאֵין כּוֹתְבִין עָלֶיהָ פְּרוֹזְבּוּל, וּמְקַבֶּלֶת טֻמְאָה בִּמְקוֹמָהּ, וְהָרוֹדֶה מִמֶּנָּה בַּשַּׁבָּת, פָּטוּר

О ПЧЕЛИНОМ УЛЬЕ РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: ВОТ, ОН - КАК ЗЕМЛЯ, И ПИШУТ В ОПОРЕ НА НЕГО ПРОЗБУЛ, И ОН НЕ ВОСПРИНИМАЕТ НЕЧИСТОТУ НА СВОЕМ МЕСТЕ, И ВЫГРЕБАЮЩИЙ ИЗ НЕГО мед В СУББОТУ ПОДЛЕЖИТ НАКАЗАНИЮ. А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: ОН - НЕ КАК ЗЕМЛЯ, И НЕ ПИШУТ В ОПОРЕ НА НЕГО ПРОЗБУЛ, И ОН ВОСПРИНИМАЕТ НЕЧИСТОТУ НА СВОЕМ МЕСТЕ, И ВЫГРЕБАЮЩИЙ ИЗ НЕГО мед В СУББОТУ СВОБОДЕН ОТ НАКАЗАНИЯ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ СЕДЬМОЙ

Эта мишна также находится в трактате «Укцин» [вернее - «Окоцим»], но здесь она приводится в связи с вопросом о прозбуле, а там - в связи с проблемой ритуальной нечисты.

О ПЧЕЛИНОМ УЛЬЕ, - стоящем на поверхности земли, РАБИ ЭЛИЭЗЕР ГОВОРИТ: «ВОТ, ОН - КАК ЗЕМЛЯ, и так же, как она, он приобретается деньгами, написанием соответствующего документа и хазакой(см. Пеа, 3:6), - И ПИШУТ В ОПОРЕ НА НЕГО ПРОЗБУЛ - несмотря на то, что у должника нет земли, но если у него есть улей, пишут в опоре на него прозбул заимодавцу, - И ОН НЕ ВОСПРИНИМАЕТ ритуальную НЕЧИСТОТУ НА СВОЕМ - специально предназначенном для него - МЕСТЕ - точно так же, как земля, которая не воспринимает ритуальную нечистоту.

Однако если улей забирают с его места, он приобретает статус кли и воспринимает ритуальную нечистоту по постановлению мудрецов.

И ВЫГРЕБАЮЩИЙ ИЗ НЕГО - из этого улья - мед В СУББОТУ ПОДЛЕЖИТ НАКАЗАНИЮ» - обязан принести жертву хатат, если сделал это по ошибке, - так же, как тот, кто вырвал [в субботу] растение из земли.

Написано (Шмуэль I, 14:27): «И обмакнул [конец] его (посоха) в эти медовые соты (“яарат гадваш”)», и раби Элиэзер выводит отсюда: как в лесу (“яар”) каждый, кто срывает растение в субботу, обязан принести хатат, так и мед в улье: каждый, кто извлекает его оттуда в субботу, обязан принести хатат».

А МУДРЕЦЫ ГОВОРЯТ: «ОН - НЕ КАК ЗЕМЛЯ - улей не приравнивается к земле, но имеет статус кли, - И НЕ ПИШУТ В ОПОРЕ НА НГО ПРОЗБУЛ, — потому что прозбул пишут лишь в том случае, когда у должника есть своя земля, - И ОН ВОСПРИНИМАЕТ НЕЧИСТОТУ даже НА СВОЕМ — специально предназначенном для него - МЕСТЕ - согласно статусу кли - И ВЫГРЕБАЮЩИЙ ИЗ НЕГО мед В СУББОТУ СВОБОДЕН ОТ НАКАЗАНИЯ», - так как он не подобен тому, кто срывает растение, растущее из земли.

Тем не менее, извлекать мед из улья в субботу запрещается по постановлению мудрецов (Шабат, 95а).

И ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ЭЛИЭЗЕРА (Рамбам).

Мишна восьмая

הַמַּחֲזִיר חוֹב בַּשְּׁבִיעִית, יֹאמַר לוֹ מְשַׁמֵּט אָנִי. אָמַר לוֹ, אַף עַל פִּי כֵן, יְקַבֵּל מִמֶּנּוּ, שֶׁנֶּאֱמַר (דברים טו) וְזֶה דְּבַר הַשְּׁמִטָה. כַּיּוֹצֵא בוֹ, רוֹצֵחַ שֶׁגָּלָה לְעִיר מִקְלָטוֹ וְרָצוּ אַנְשֵׁי הָעִיר לְכַבְּדוֹ, יֹאמַר לָהֶם רוֹצֵחַ אָנִי. אָמְרוּ לוֹ אַף עַל פִּי כֵן, יְקַבֵּל מֵהֶם, שֶׁנֶּאֱמַר (שם יט) וְזֶה דְּבַר הָרוֹצֵחַ

ВОЗВРАЩАЮЩЕМУ ДОЛГ СЕДЬМОГО ГОДА - СКАЖЕТ ЕМУ: «Я ОТМЕНЯЮ»; ОТВЕТИТ ЕМУ: «ТЕМ НЕ МЕНЕЕ» - ПРИМЕТ ОТ НЕГО, ИБО СКАЗАНО (Дварим, 15:2): «И ВОТ СЛОВО О ШМИТЕ». ПОДОБНО ЭТОМУ - ЕСЛИ УБИЙЦУ, КОТОРЫЙ пришел В ИЗГНАНИЕ В ГОРОД-УБЕЖИЩЕ, ХОТЕЛИ ЖИТЕЛИ ТОГО ГОРОДА ПОЧТИТЬ, СКАЖЕТ он ИМ: «Я - УБИЙЦА»; ОТВЕТЯТ ЕМУ: «ТЕМ НЕ МЕНЕЕ» - ПРИМЕТ ОТ НИХ, ИБО СКАЗАНО (там же, 19:4): «И ВОТ СЛОВО ОБ УБИЙЦЕ».

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВОСЬМОЙ

ВОЗВРАЩАЮЩЕМУ ДОЛГ СЕДЬМОГО ГОДА - должнику, пришедшему после окончания седьмого года возвратить долг, который уже был отменен согласно закону о годе швиит, - который отменяет долги только в самом своем конце (см. предисловие к объяснению первой мишны этой главы), - СКАЖЕТ ЕМУ - заимодавец обязан сказать этому должнику: «Я ОТМЕНЯЮ» твой долг согласно закону Торы.

[Если же тот] ОТВЕТИТ ЕМУ: «ТЕМ НЕ МЕНЕЕ» я хочу, чтобы ты принял [эти деньги], - тогда кредитор ПРИМЕТ ОТ НЕГО [этот долг] - и не должен повторять еще раз, что уже отменил его, — ИБО СКАЗАНО (Дварим, 15:2): «И ВОТ СЛОВО О ШМИТЕ». Мудрецы вывели отсюда, что заимодавцу достаточно сказать только один раз («ОДНО СЛОВО»), что он уже отменил этот долг, и не нужно повторять это еще раз.

Другие комментаторы уточняют, что раз в Торе сказано: «И вот слово о шмите», кредитор должен сказать «слово о ШМИТЕ» [то есть именно об отмене долга] (Раши к Гитин, 37б). То есть: Мишна приводит эти слова Торы лишь для того, чтобы из них был сделан вывод, какие слова должен сказать заимодавец - «Я отменяю». И об этом же говорит барайта, которую Гемора приводит там же: «Когда он (ДОЛЖНИК) отдает ему [своему КРЕДИТОРУ], то не скажет ему: “Я отдаю это, потому что должен тебе”, но должен сказать ему так: “Эти деньги - мои, и как подарок я даю их тебе”».

ПОДОБНО ЭТОМУ - образом, аналогичным этому положению (это мишна в трактате Макот, 2:8), - ЕСЛИ УБИЙЦУ, КОТОРЫЙ пришел В ИЗГНАНИЕ В ГОРОД-УБЕЖИЩЕ - в наказание за то, что нечаянно убил человека (см. Дварим, 19:1-10),

ХОТЕЛИ ЖИТЕЛИ ТОГО ГОРОДА ПОЧТИТЬ, СКАЖЕТ он ИМ: «Я - УБИЙЦА», — потому что он должен сообщить и сделать всем известным, что подавлен и глубоко опечален несчастьем, которому он стал причиной (Гамеири).

[Если же] ОТВЕТЯТ ЕМУ жители города-убежища: «ТЕМ НЕ МЕНЕЕ» мы желаем оказать тебе почет, - тогда нечаянный убийца ПРИМЕТ ОТ НИХ [выражение почестей] - и не должен повторять второй раз, что он - убийца и недостоин почестей, - ИБО СКАЗАНО (там же, 19:4): «И ВОТ СЛОВО ОБ УБИЙЦЕ» - достаточно с тебя только первого слова («Тосефта Макот», гл. 2).

Мишна девятая

הַמַּחֲזִיר חוֹב בַּשְּׁבִיעִית, רוּחַ חֲכָמִים נוֹחָה הֵימֶנּוּ. הַלּוֶֹה מִן הַגֵּר שֶׁנִּתְגַּיְּרוּ בָנָיו עִמּוֹ, לֹא יַחֲזִיר לְבָנָיו. וְאִם הֶחֱזִיר, רוּחַ חֲכָמִים נוֹחָה הֵימֶנּוּ. כָּל הַמִּטַלְטְלִין, נִקִנִין בִּמִשִׁיכָה. וְכָל הַמְקַיֵּם אֶת דְּבָרוֹ, רוּחַ חֲכָמִים נוֹחָה הֵימֶנּוּ

ТОТ, КТО ВОЗВРАЩАЕТ ДОЛГ СЕДЬМОГО ГОДА, ДОСТАВЛЯЕТ УДОЛЕТВОРЕНИЕ МУДРЕЦАМ. БЕРУЩИЙ ССУДУ У ГЕРА, ВМЕСТЕ С КОТОРЫМ ПРОШЛИ ГИЮР ЕГО СЫНОВЬЯ, НЕ ВОЗВРАТИТ ЕГО СЫНОВЬЯМ, НО ЕСЛИ ВОЗВРАТИЛ - ДОСТАВИЛ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ МУДРЕЦАМ. ВСЕ ПРЕДМЕТЫ ДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ПРИОБРЕТАЮТСЯ МЕШИХОЙ, А ТОТ, КТО ИСПОЛНЯЕТ СВОЕ СЛОВО, ДОСТАВЛЯЕТ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ МУДРЕЦАМ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ДЕВЯТОЙ

Цель этой мишны - заключающей этот трактат - научить, что человек, возвращающий своему заимодавцу долг, уже отменный годом швиит, действует образом, желанным для мудрецов. Попутно с этим мишна говорит еще о двух случаях, когда человек, делая то, что не обязан, поступает так, как хотят мудрецы.

ТОТ, КТО ВОЗВРАЩАЕТ ДОЛГ СЕДЬМОГО ГОДА, - должник, который (как было сказано в предыдущей мишне) ответил своему кредитору [известившему его о том, что этот долг уже отменен]: «Тем не менее» и возвратил ему занятые деньги, - ДОСТАВЛЯЕТ УДОЛЕТВОРЕНИЕ МУДРЕЦАМ - мудрецы довольны, что он сделал так. И то же самое пишет Раши (Бава мециа, 48а): что от подобного образа действия мудрецы Израиля получают большое удовлетворение.

Другие комментаторы уточняют: [мудрецы радуются, видя проявление] духа мудрости и благочестия в том, что этот человек не желает пользоваться деньгами, принадлежащими другому («Млехет-Шломо»).

[Еврей,] БЕРУЩИЙ ССУДУ У ГЕРА, ВМЕСТЕ С КОТОРЫМ ПРОШЛИ ГИЮР ЕГО СЫНОВЬЯ, - и умер тот гер, предоставивший ему ссуду, — НЕ ВОЗВРАТИТ ЕГО СЫНОВЬЯМ - должник не обязан возвращать сыновьям своего умершего кредитора ту сумму, которую был должен их отцу.

Галаха гласит: если умирает гер, то каждый, кто раньше завладеет его вещами, ему принадлежавшими, станет их собственником. Дело в том, что [гиюр порывает все родственные связи, и поэтому] дети, родившиеся у гера прежде, чем он прошел гиюр, [не считаются его детьми и, таким образом,] не наследуют ему даже несмотря на то. что прошли гиюр вместе с ним.

НО ЕСЛИ ВОЗВРАТИЛ должник этот долг сыновьям покойного, прошедшим гиюр вместе с ним, - ДОСТАВИЛ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ МУДРЕЦАМ.

Рамбам комментирует: «Смысл этого в том, что мудрецы любят его за это, так как в глазах их его поступок - поступок порядочного человека».

ВСЕ ПРЕДМЕТЫ ДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ПРИОБРЕТАЮТСЯ МЕШИХОЙ.

После того как покупатель потянул к себе покупаемую им вещь, более ни он, ни продавец не могут передумать [то есть изменить условия совершаемой сделки или вообще отказаться от нее]. Однако все время, пока покупатель этого не сделал, - несмотря на то, что уже отдал продавцу деньги, - и он, и продавец еще могут передумать. Однако тот, кто отказывается от своего первоначального намерения после того, как деньги были переданы из рук в руки, совершает поступок, недостойный сына народа Израиля, и должен получить порицание «Тот, кто взыскал...» (Рамбам, законы о продаже, 7:1).

[Что это такое,] сообщает Мишна (Бава медиа, 4:2): «Потянул от него плоды, но не дал ему деньги - передумать не может (НИ ПОКУПАТЕЛЬ, НИ ПРОДАВЕЦ); дал ему деньги, но не потянул от него плоды - может передумать (ЛЮБОЙ ИЗ НИХ), однако сказали “Тот, кто взыскал с людей поколения Потопа и поколения разделения языков [то есть с поколения Вавилонской башни], тот в будущем взыщет с того, кто не держит своего слова” (то есть, так говорят судьи бейт-дина тому, кто не сдержал данного им слова)».

Тем не менее, если покупатель не совершил мешиху и также не отдал продавцу деньги, каждому из них разрешается передумать.

А ТОТ, КТО ИСПОЛНЯЕТ СВОЕ СЛОВО, - даже если совершил киньян и не отдал продавцу деньги, — ДОСТАВЛЯЕТ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ МУДРЕЦАМ.

Ибо так учим мы в барайте (Талмуд Бавли, Бава мециа, 49а): «Чему учит сказанное: “Гин честный” (в стихе “ЭЙФА ЧЕСТНАЯ, И ГИН ЧЕСТНЫ ДА БУДЕТ У ТЕБЯ” - Ваикра, 19:36)? Ведь “гин” [являясь меньшей мерой объема, чем эйфа] содержится в “эйфе честной”? Но [Писание желает] сказать тебе: пусть твое “да” (ГЕЙН) будет честным и твое “нет” будет честным».

ЗАВЕРШЕН ТРАКТАТ «ШВИИТ»