Ноябрь 2017 / Кислев 5778

6. Три страны для седьмого года

6. Три страны для седьмого года

Мишна первая

שָׁלשׁ אֲרָצוֹת לַשְּׁבִיעִית. כָּל שֶׁהֶחֱזִיקוּ עוֹלֵי בָבֶל, מֵאֶרֶץ יִשְׂרָאֵל וְעַד כְּזִיב, לֹא נֶאֱכָל וְלֹא נֶעֱבָד. וְכָל שֶׁהֶחֱזִיקוּ עוֹלֵי מִצְרַיִם, מִכְּזִיב וְעַד הַנָּהָר וְעַד אֲמָנָה, נֶאֱכָל, אֲבָל לֹא נֶעֱבָד. מִן הַנָּהָר וּמֵאֲמָנָה וְלִפְנִים, נֶאֱכָל וְנֶעֱבָד

ТРИ СТРАНЫ ДЛЯ СЕДЬМОГО ГОДА: на ВСЕЙ земле, КОТОРУЮ ВЗЯЛИ В СВОИ РУКИ ВОЗВРАТИВШИЕСЯ ИЗ ВАВИЛОНА, ОТ СТРАНЫ ИЗРАИЛЯ И ДО КЕЗИВА, НЕ ЕДЯТ И НЕ ОБРАБАТЫВАЮТ; А на ВСЕЙ земле, КОТОРУЮ ВЗЯЛИ В СВОИ РУКИ ВОЗВРАТИВШИЕСЯ ИЗ ЕГИПТА, ОТ КЕЗИВА И ДО РЕКИ И ДО АМАНЫ, ЕДЯТ, ОДНАКО НЕ ОБРАБАТЫВАЮТ; ОТ РЕКИ И ОТ АМАНЫ И ВНУТРЬ - ЕДЯТ И ОБРАБАТЫВАЮТ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЕРВОЙ

Законы Торы о седьмом годе не действительны нигде, кроме Страны Израиля, - так как сказано (Ваикра, 25:2): «Как придете в страну, которую Я отдаю вам, будет земля отдыхать [свою] субботу, посвященную Г-споду». И так же мы учим в Мишне (Кидушин, 1:9): «Каждая заповедь, зависящая от [пребывания на] земле Израиля, исполняется только на земле Израиля».

Цель этой мишны - научить, что в самой Стране Израиля также есть различия в применении законов о седьмом годе по отношению к ее определенным местам.

ТРИ СТРАНЫ - есть три области в Стране Израиля - ДЛЯ СЕДЬМОГО ГОДА - в которых законы о седьмом годе применяются по-разному [как объясняется ниже].

На ВСЕЙ земле - во всех местах на территории, - КОТОРУЮ ВЗЯЛИ В СВОИ РУКИ ВОЗВРАТИВШИЕСЯ ИЗ ВАВИЛОНА, - со времен Эзры и Нехемьи и далее - ОТ СТРАНЫ ИЗРАИЛЯ - вся южная часть Страны Израиля - И ДО КЕЗИВА - города, упоминающегося в Танахе (Йегошуа, 19:29; Шофтим, 1:31), находившегося севернее Акко, - но не включая Кезив, так как его не захватили сыны Израиля, возвратившиеся из Вавилона, - НЕ ЕДЯТ — все плоды, которые вырастают на этой территории, запрещается есть после наступления времени для биура, если биур не был совершен (Раш).

Есть объяснение, что слова мишны «не едят» означают: не едят плодов, не соблюдая законов об их святости, - святости года швиит (как мы объясняли во Введении к этому трактату). Согласно же Рамбаму (Законы о шмите и йовеле, 4:26), имеется в виду запрет сфихин: наложенный мудрецами запрет употреблять в пищу злаки и китнийот, выросшие сами в году швиит (см. также Введение к этому трактату).

И НЕ ОБРАБАТЫВАЮТ -по всей этой территории в году швиит почву не обрабатывают.

Все вышесказанное означает, что там исполняются все законы о седьмом годе.

А на ВСЕЙ земле, КОТОРУЮ ВЗЯЛИ В СВОИ РУКИ ВОЗВРАТИВШИЕСЯ ИЗ ЕГИПТА - при завоевании страны под предводительством Йегошуа Бин-Нуна, - ОТ КЕЗИВА И ДО РЕКИ И ДО АМАНЫ.

О границах указанной здесь территории есть много комментариев и множество мнений, поскольку неясно, какую реку имеет в виду Мишна. Тем не менее, наиболее приемлемое объяснение состоит в том, что здесь указываются северные границы территории, завоеванной выходцами из Египта, а «река» - это какая-то определенная река на севере Страны Израиля (см. Раш; Бартанура).

Раввин же Исраэли в своей книге «Эрец хемда» приходит к выводу (на основе мнений исследователей Страны Израиля Бравера и Гольдгаара), что Мишна имеет здесь в виду реку под названием КАСМИЯ, которая сначала течет с севера на юг, а потом поворачивает на запад и впадает в Средиземное море (см. в конце объяснения этой мишны также иные мнения об этой проблеме).

АМАНА же - это гора, принадлежащая к Ливанскому горному массиву (см. Шир-гаширим, 4:8), которая носит также названия Турей-Амнон [в Талмуде] и Гор-гагар в Торе, в описании границ Страны Израиля (Бамидбар, 34:7): «И вот какой будет у вас северная граница: от Великого моря придете к ГОР-ГАГАРУ», и Таргум Йерушалми переводит-поясняет: «...К Турей-Амнон». (Эта гора - вовсе не гора Гор-гагар, на которой умер первосвященник Агарон [см. Бамидбар, 20:22-29]: та находится на юге Страны Израиля, на границе с Эдомом.)

Итак, смысл разобранных выше слов Мишны таков: указывается северо-западная область Страны Израиля «ОТ КЕЗИВА (города, о котором было сказано выше) ДО РЕКИ Касмии И ДО АМАНЫ» - в северном направлении к горе Амана, на которой ЕДЯТ, - где разрешается есть все, что там вырастает в году швиит, также после прихода времени биура или потому, что эти плоды не содержат в себе святости седьмого года, так как первоначальное освящение страны [во времена Йегошуа Бин-Нуна] было временным, не распространяющимся на будущее (Раш; Бартанура), - ОДНАКО НЕ ОБРАБАТЫВАЮТ тамошней почвы, - потому что в отношении работ по обработке земли там мудрецы Торы проявили бблыиую строгость.

Рамбам же, следуя своей системе взглядов, пишет: «От Кезива и до реки и до Аманы - хотя обработка земли там запрещена - сфихин, вырастающие там, разрешены для пищи» (Законы о шмите и йовеле, 4:26).

ОТ РЕКИ И ОТ АМАНЫ И ВНУТРЬ.

Для объяснения смысла этого указания комментаторам также приходится прилагать много усилий, а в особенности - в отношении выражения «и внутрь». Согласно же книге «Эрец хемда» эти слова означают следующее: «Внутренняя часть Страны между рекой Касмией от северного начала ее течения на юг и продолжения его в западном направлении и горой Амана. Эта территория хоть и входит в пределы Страны Израиля, указанные в недельном разделе “Масъэй”, однако не была завоевана выходцами из Египта».

И потому ЕДЯТ плоды И ОБРАБАТЫВАЮТ землю на всей той территории в год швиит, так как мудрецы Торы не наложили на нее никакого запрета, связанного с седьмым годом.

Рамбам же пишет: «А от горы и от Аманы и далее - всякая [земледельческая] работа разрешена в седьмом году».

Как мы упомянули выше, есть различные мнения по вопросу, о какой «реке» говорится в нашей мишне, и от них зависят также различные объяснения смысла всей мишны.

Некоторые комментаторы считают, что речь идет о «реке египетской» («Нахаль-Мицраим») на юге Страны Израиля. То есть полосы земли, простирающиеся от Кезива до Нахаль-Мицраима на юге и также от Кезива до Аманы на севере, были завоеваны сынами Израиля, вышедшими из Египта, однако евреи, возвратившиеся из Вавилона, ими не овладели («Тифъэрет-Исраэль»).

Есть также совершенно другое мнение: что наша мишна имеет в виду реку Евфрат на севере Страны Израиля(«Млехет-Шломо» от имени раби Иегосефа). Это мнение разделяют также некоторые исследователи Страны Израиля в наше время (такие как Бар-Дарома и Гершкович) - несмотря на то, что автор «Твуат-гаарец» отвергает его, так как известно, что выходцы из Египта (во времена Йегошуа Бин-Нуна) не дошли до Евфрата. Тем не менее, ученые, придерживающиеся вышеуказанного мнения, полагают, что хотя выходцы из Египта действительно не захватили всей Страны Израиля [как она обозначена в Торе] целиком, вполне возможно истолковать слова нашей мишны применительно лишь к некоторым отдельным частям ее территории.

«Однако, - пишет раввин Исраэли в своей книге «Эрец хемда», - их объяснение не следует принимать. Дело в том, что северо-восточная область Страны Израиля, где протекает река Евфрат, относится сится к СИРИИ, а о галахическом статусе этой страны говорится лишь в следующей мишне, а вовсе не в этой. «Основанием же для мнения автора “Твуат-гаарец”, - продолжает автор “Эрец хемда”, - служит не только тот факт, что выходцы из Египта не достигли Евфрата, но также другой: что даже тогда, когда сыны Израиля пришли туда, они не стали обязаны исполнять заповеди, исполнение которых зависит от пребывания на Земле Израиля, согласно закону Торы, ограничивающему эту обязанность пределами Страны Израиля, обозначенными в недельном разделе “Масъэй”. А именно потому, что, согласно всем точкам зрения, Сирия не входит в пределы Страны Израиля, наша же мишна говорит только о тех местах, которые находятся внутри этих границ-тех, о которых говорит недельный раздел “Масъэй”. Следовательно, никак не возможно истолковать нашу мишну так, будто “река”, упоминаемая в ней, - это река Евфрат...»

А раби Ханох Альбек (в дополнениях к своему комментарию к Мишне) пишет следующее: «Данная мишна перечисляет только те основные пункты северных границ Страны Израиля, которые связаны с различиями между территорией, которой овладели возвратившиеся из Вавилона, и той, которую захватили выходцы из Египта. Однако границы в остальных трех частях света, одинаковые для обоих завоеваний, она вовсе не упоминает, так как они ясно обозначены в Торе (Бамидбар, гл. 34) и в книге Йегошуа (начиная с гл. 15 и далее). Поэтому, когда эта мишна говорит: “От Страны Израиля”, она имеет в виду также ее южные пределы как нечто само собой разумеющееся, и по этой причине невозможно истолковать упоминание о “реке” как указание на “Нахаль-Мицраим” на юге Страны. НО ТОЧНО ТАК ЖЕ НЕВОЗМОЖНО ИСТОЛКОВАТЬ ЕГО КАК УКАЗАНИЕ НА РЕКУ ЕВФРАТ НА СЕВЕРЕ, поскольку эта мишна говорит только о Стране Израиля, а не о Сирии, которую целиком завоевал Давид. И еще [один довод в пользу последнего утверждения]: если бы речь шла о Сирии, то мишна должна была бы упомянуть также и о восточной границе. И еще: Евфрат в Мишне всегда называется по имени (см. Таанит, 1:3), а не просто “рекой”, как в Писании. Что же касается выражения “от Аманы и внутрь”, то в свете сказанного у него нет объяснения, и уже много потрудились над ним первые комментаторы Мишны...»

Впрочем, по мнению раби Ханоха Альбека, также невозможно сказать, что, упоминая «реку», наша мишна имеет в виду реку Касмию, потому что такую маленькую речку Мишна не стала бы именовать «рекой» Поэтому он склоняется к мнению, что речь идет о РЕКЕ АМАНЕ (одной из «рек Дамаска» - как сказано в Млахим И, 5:12). Следовательно, слова «И ДО АМАНЫ» обозначают территорию до реки Аманы, берущей свое начало в горах Ливана (см. также Шир-гаширим, 4:8) и спускающейся к Дамаску. Что же касается окончания этой мишны - «ОТ РЕКИ И ОТ АМАНЫ И ВНУТРЬ...», - то имеется в виду территория Страны Израиля к востоку от реки Аманы и до Средиземного моря, на которой находятся, например, Цор и Цидон (см. там же доводы в пользу этого объяснения, почерпнутые у Иосифа Флавия в его «Иудейских древностях»).

Во всяком случае, наше объяснение этой мишны основывается на книге «Эрец хемда», и оно соответствует, по-видимому, мнению Магарита (его Респонсы, ч. 1, п. 84). Он пишет: «...И вероятно, что это та самая река, о которой говорят в мире, что она - граница Страны Израиля, название которой хорошо известно всем - и евреям, и неев- реям, которую по-арабски называют: “Вади аль-Касмия” и на которую указывает само ее имя, которое означает “разделение земли”. И привычны слова в устах всех людей, что от той реки и внутрь - Страна Израиля...» (см. «Эрец хемда», стр. 97-99, где автор говорит о том же более пространно).

Что же касается галахических указаний в нашей мишне - «НЕ ЕДЯТ И НЕ ОБРАБАТЫВАЮТ», «ЕДЯТ, ОДНАКО НЕ ОБРАБАТЫВАЮТ», - то в нашем объяснении мы опирались на систему взглядов Рамбама, выраженную им в «Мишне-Тора». Однако в своем Комментарии к Мишне он истолковывает эти установления иным образом: «В КАЖДОМ МЕСТЕ, КОТОРОЕ ВЗЯЛИ В СВОИ РУКИ ВОЗВРАТИВШИЕСЯ ИЗ ВАВИЛОНА, запрещается обработка земли в седьмой год, - а если, в нарушение этого запрета, ее обработали, и на ней выросла поросль, запрещено есть все, взятое с этой поросли. А В КАЖДОМ МЕСТЕ, КОТОРОЕ ВЗЯЛИ В СВОИ РУКИ ВОЗРАТИВШИЕСЯ ИЗ ЕГИПТА, - хотя, действительно, там тоже запрещается обрабатывать землю в седьмой год, однако если все же ее обработали, разрешается есть выросшее на ней с соблюдением законов о святости плодов седьмого года. А ОТ РЕКИ И ОТ АМАНЫ И ВНУТРЬ обработка земли в седьмой год разрешена, и все, что вырастет на ней, разрешается есть, не соблюдая законов о святости плодов седьмого года, но так, как едят плоды каждый год».

Мишна вторая

עוֹשִׂין בַּתָּלוּשׁ בְּסוּרְיָא, אֲבָל לֹא בַמְּחֻבָּר. דָּשִׁין וְזוֹרִין וְדוֹרְכִין וּמְעַמְּרִין, אֲבָל לֹא קוֹצְרִין וְלֹא בוֹצְרִין וְלֹא מוֹסְקִין. כְּלָל אָמַר רַבִּי עֲקִיבָא, כָּל שֶׁכַּיּוֹצֵא בוֹ מֻתָּר בְּאֶרֶץ יִשְׂרָאֵל, עוֹשִׂין אוֹתוֹ בְּסוּרְיָא

ДЕЛАЮТ все С СОРВАННЫМ В СИРИИ, ОДНАКО НЕ С ОСТАЮЩИМСЯ НА КОРНЮ. МОЛОТЯТ И ПРОВЕИВАЮТ, И ТОПЧУТ, И СВЯЗЫВАЮТ, ОДНАКО НЕ ЖНУТ, И НЕ СОБИРАЮТ ВИНОГРАД, И НЕ СБИВАЮТ МАСЛИНЫ. ОБЩЕЕ ПРАВИЛО ВЫСКАЗАЛ РАБИ АКИВА: ВСЕ, ПОДОБНОЕ КОТОРОМУ РАЗРЕШАЕТСЯ В СТРАНЕ ИЗРАИЛЯ, ЭТО ДЕЛАЮТ В СИРИИ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВТОРОЙ

Мы уже упоминали, что страны Арама, завоеванные царем Давидом и присоединенные им к Стране Израиля, называются «Сирией». Однако статус Сирии в Галахе - не вполне такой же, как статус Страны Израиля. Причина этого различия в том, что Давид завоевал Арам раньше, чем овладел всей Страной Израиля, и потому Сирия не была освящена святостью Страны Израиля. Поэтому есть аспекты, в которых Сирия подобна Стране Израиля, и есть аспекты, в которых она равна всему остальному миру (см. трактат Мишны «Дмай», 6:11, наше Предисловие к объяснению этой мишны).

Тема данной мишны - галахический статус Сирии в отношении года швиит.

ДЕЛАЮТ все С СОРВАННЫМ В СИРИИ - в Сирии разрешены все работы с плодами седьмого года, которые уже сорваны,- ОДНАКО НЕ С ОСТАЮЩИМСЯ НА КОРНЮ,- но с плодами седьмого года, которые еще не сорваны, запрещаются все виды работ: такие, как те, что перечисляются ниже.

МОЛОТЯТ И ПРОВЕИВАЮТ зерно, И ТОПЧУТ виноград, И СВЯЗЫВАЮТ снопы из пучков колосьев или собирают снопы в скирду. Все эти работы - обработка уже снятой сельскохозяйственной продукции.

ОДНАКО НЕ ЖНУТ злаки, И НЕ СОБИРАЮТ ВИНОГРАД, И НЕ СБИВАЮТ МАСЛИНЫ с оливковых деревьев. Все эти работы - работы с плодами, все еще связанными с землей. Несмотря на то что законы о седьмом годе в Сирии исполняются не в силу заповеди Торы, мудрецы Торы наложили запрет на проведение там подобных работ, приравняв в отношении их Сирию к Стране Израиля.

В Талмуде Йерушалми разъясняется смысл этого постановления мудрецов: его цель - предотвратить, чтобы евреи покидали Страну Израиля и уходили в Сирию на постоянное жительство. Однако в отношении проведения в Сирии работ с уже собранными плодами мудрецы проявили большую снисходительность - ради того, чтобы бедняки Страны Израиля находили немного прибыли в близкой к ней Сирии и не были вынуждены в поисках пропитания уходить из Страны Израиля в более далекие страны и поселяться в них.

ОБЩЕЕ ПРАВИЛО ВЫСКАЗАЛ РАБИ АКИВА: ВСЕ, ПОДОБНОЕ КОТОРОМУ РАЗРЕШАЕТСЯ делать в седьмом году В СТРАНЕ ИЗРАИЛЯ согласно закону Торы - например, снимать плоды (что лишь мудрецы Торы запретили делать обычным способом, без изменений в нем - как сказано ниже, в мишне 8:6), - ЭТО ДЕЛАЮТ В СИРИИ - обычным способом, без всяких изменений (Бартанура; «Тифъэрет-Исраэль»).

Большинство комментаторов объясняют, что в нашей мишне имеются в виду именно плоды, оставленные на хранение. То есть: их хозяин не объявил плоды своего поля бесхозными в седьмой год, как обязывает заповедь Торы, а оставил их в поле для себя самого. В подобном случае в Стране Израиля запрещается производить какие бы то ни было работы с этими плодами-как написано в Торе (Ваикра, 25:5): «То, что вырастет после жатвы твоей само, не будешь сжинать, и виноградин, сохранившихся у тебя, не будешь сбирать», и поэтому мудрецы наложили запрет на произведение таких же работ в Сирии. Что же касается работ с уже снятыми плодами и оставленными на хранение, то в Стране Израиля их разрешается совершать каким-нибудь способом, отличающимся от обычного, и потому в Сирии такие же работы разрешается производить даже без всяких изменений. Однако плоды, которые, в соответствии с заповедью Торы, были объявлены бесхозными, также в Стране Израиля разрешается снимать любыми обычными способами - жать, собирать и т.п. Об этом говорит «Сифра» («Торат-коганим»): «“И виноградин, сохранившихся у тебя, не будешь сбирать” - из того, что сохранено, ты не собираешь, однако ты собираешь из того, что объявлено бесхозным» (Раш).

Правда, относительно плодов, оставленных на хранение, и плодов, объявленных бесхозными, у комментаторов существуют различные мнения. Одни полагают, что даже у хозяина, сохраняющего плоды для самого себя, они не становятся запрещенными в пищу. А что касается сказанного в Торе: «То, что вырастет после жатвы твоей само, не будешь сжинать, и виноградин, сохранившихся у тебя, не будешь сбирать», то его смысл разъясняется в «Сифре» и в Йерушалми: «не будешь сжинать» так, как это обычно делают жнецы, и «не будешь сбирать» так, как это обычно делают сборщики винограда, однако разрешается сжинать злаки и собирать виноград иным способом. Такова система взглядов и Раши, и Раша, и Рамбана, и они считают, что Тора обязывает вносить изменения единственно лишь в способ жатвы злаков и сбора винограда, оставленных на хранение, однако объявленные бесхозными разрешается жать и собирать без всяких изменений. Отсюда следует, что наша мишна занимается именно плодами, оставленными на хранение (как мы объясняли выше), и она сообщает, что в Сирии уже снятые плоды запрещается обрабатывать обычным способом, без изменений, но с остающимися на корню разрешается лишь работа иным способом - не таким, как обычно.

Автор «Пеат-гашулхан» пишет, объясняя слова Рамбама по вопросу о Сирии, что поскольку в Стране Израиля разрешается обрабатывать плоды, снятые и оставленные на хранение, необычным способом, в самой

Сирии это разрешается без всяких изменений в образе работ. ОДНАКО РАБОТЫ С ПЛОДАМИ, ОСТАВЛЕННЫМИ НА КОРНЮ И ТАК СОХРАНЯЕМЫМИ, КОТОРЫЕ В СТРАНЕ ИЗРАИЛЯ ЗАПРЕЩАЮТСЯ ДАЖЕ С ИЗМЕНЕНИЯМИ, также в Сирии запрещены. Однако что касается плодов, объявленных бесхозными, то даже в работе с оставленными на корню изменений не требуется.

Впрочем, по мнению рабейну Тама и учителей Раши, когда в седьмой год хозяин плодов сохраняет их для себя, они становятся запрещенными в пищу. Злаки запрещается сжинать, а виноград - собирать даже необычным образом, потому что сжинать и собирать измененным способом разрешается лишь только бесхозное. Точно так же считает Виленский Гаон: что только работа с бесхозным разрешена измененным образом, однако жатва злаков и сбор винограда с применением обычных орудий для этого вообще запрещены: собирать их разрешается только голыми руками. Следовательно, согласно системе взглядов этих авторитетов, смысл нашей мишны таков: разрешаются в Сирии работы с плодами, СОРВАННЫМИ И ОБЪЯВЛЕННЫМИ БЕСХОЗНЫМИ, - потому что раз в Стране Израиля они разрешены необычным образом, в Сирии они разрешены даже без всяких изменений; однако обработка снятых плодов и отложенных на хранение даже в Сирии запрещена, - поскольку обработка сохраняемых плодов в Стране Израиля запрещена даже образом необычным, так как их вообще запрещается есть.

Бартанура приводит еще одно объяснение слов раби Акивы: «ВСЕ, ПОДОБНОЕ КОТОРОМУ РАЗРЕШАЕТСЯ В СТРАНЕ ИЗРАИЛЯ делать с плодами, объявленными бесхозными, ЭТО ДЕЛАЮТ В СИРИИ даже с оставленным на хранение. Однако с остающимися на корню всякая работа запрещена в Стране Израиля по постановлению мудрецов - и даже с объявленным бесхозным». Но это объяснение у многих вызывает недоумение (см. «Мишна ришона»; «Тосфот-аншей-шем»). Поэтому есть объяснение, согласно которому раби Акива возражает первому танаю: по его мнению, в отношении запретов о годе швиит Сирия приравнена к Стране Израиля полностью, и только то, что разрешено делать в Стране Израиля, разрешено также в Сирии («Тосфот-аншей-шем»).

ВЫЗЫВАЕТ ТАКЖЕ УДИВЛЕНИЕ ЯЗЫК НАШЕЙ МИШНЫ: «Молотят и провеивают, (...) и связывают», так как колосья связывают в снопы и складывают в скирды раньше, чем молотят и провеивают. И еще: почему выжимание сока из винограда вклинивается здесь между работами по обработке зерна? Есть объяснение, согласно которому последовательность перечисления в нашей мишне построена по принципу «не только лишь это, но также и то»: не только в седьмой год позволяется молотить и провеивать зерно на гумне или выжимать виноград в винодавильне, - то есть производить работы, не следующие немедленно за жатвой и сбором винограда, - но, тем не менее, также разрешается вязать снопы даже прямо на поле, сразу же после жатвы («Хидушей-Магариах»).

Мишна третья

בְּצָלִים שֶׁיָּרְדוּ עֲלֵיהֶם גְּשָׁמִים וְצִמֵּחוּ, אִם הָיוּ הֶעָלִין שֶׁלָּהֶם שְׁחוֹרִין, אֲסוּרִין. הוֹרִיקוּ, הֲרֵי אֵלּוּ מֻתָּרִין. רַבִּי חֲנִינָא בֶן אַנְטִיגְנוֹס אוֹמֵר, אִם יְכוֹלִין לְהִתָלֵשׁ בֶּעָלִין שֶׁלָּהֶן, אֲסוּרִין. וּכְנֶגֶד כֵּן, מוֹצָאֵי שְׁבִיעִית, מֻתָּרִין

ЛУКОВИЦЫ, НА КОТОРЫЕ ПРОЛИЛИСЬ дожди, и они ПРОРОСЛИ, - ЕСЛИ БЫЛИ ЛИСТЬЯ ИХ ЧЕРНЫМИ, ЗАПРЕЩЕНЫ, СТАЛИ ЗЕЛЕНЫМИ - ТОГДА ОНИ РАЗРЕШЕНЫ. РАБИ ХАНИНА, СЫН АНТИГНОСА, ГОВОРИТ: ЕСЛИ МОГУТ ВЫРВАТЬ ИХ ЗА ИХ ЛИСТЬЯ - ЗАПРЕЩЕНЫ, А ТАКИЕ ЖЕ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА - РАЗРЕШЕНЫ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ТРЕТЬЕЙ

ЛУКОВИЦЫ шестого года, которые «вошли» в седьмой год, НА КОТОРЫЕ ПРОЛИЛИСЬ ДОЖДИ, И ОНИ ПРОРОСЛИ в седьмом году, - ЕСЛИ БЫЛИ ЛИСТЬЯ ИХ ЧЕРНЫМИ, - то есть темно-зеленого цвета, но настолько густого, что он кажется черным, - ЗАПРЕЩЕНЫ как выросшие в году швиит, и их едят лишь с соблюдением законов о святости седьмого года, поскольку такой цвет листьев свидетельствует о том, что они выросли в году швиит. Ростки же, появившиеся в седьмом году, отменяют разрешение использовать основную часть растения, относящуюся к шестому году.

СТАЛИ ЗЕЛЕНЫМИ, - однако когда листья становятся бледно-зелеными, отдающими желтизной из-за того, что вянут, - ТОГДА ОНИ РАЗРЕШЕНЫ, - потому что теряют самостоятельное значение: перестают считаться ростками земли седьмого года и рассматриваются как ростки луковиц [шестого года].

Согласно Рашу и Бартануре речь здесь идет о луке, связанном корнями с землей, который вырос в шестом году и оставлен в земле также в году швиит. И наша мишна учит, что цвет выросших листьев свидетельствует о том, продолжали ли они расти в седьмом году или нет. Однако Рамбам считает, что здесь имеется в виду лук, вырванный из земли накануне года швиит, но оставленный на поверхности земли, на который пролились дожди, и он выпустил листья в седьмом году. И эта мишна учит, что если эти листья почернели (то есть стали темно-зеленого цвета), то они приравниваются к выросшим из земли и запрещены как сфихим седьмого года. Однако все время, пока листья светло-зеленые, они разрешены. Что же касается самих луковиц, то в любом случае они разрешены (Законы о шмите и йовеле, 4:20).

РАБИ ХАНИНА, СЫН АНТИГНОСА, ГОВОРИТ: «ЕСЛИ МОГУТ ВЫРВАТЬ ИХ ЗА ИХ ЛИСТЬЯ, - если листья настолько крепкие, что, потянув за них, можно сорвать луковицы с их места, - они ЗАПРЕЩЕНЫ как выросшие в седьмом году, так как такая возможность свидетельствует о том, что эти листья продолжали расти в году швиит, - А ТАКИЕ ЖЕ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА - луковицы седьмого года, на которые пролились дожди в начале восьмого года и которые проросли, и теперь, ухватившись за их листья, можно сорвать эти луковицы, - РАЗРЕШЕНЫ», потому что эти листья выросли уже как разрешенные и лишают самостоятельного значения свои луковицы, выросшие в году швиит.

Некоторые из комментаторов считают, что последняя фраза нашей мишны [- «А такие же...»] - это не продолжение слов раби Ханины, сына Антигноса, а окончание слов первого таная. Тогда получается, что эта мишна не занимается вопросом о луковицах седьмого года, которые вошли в восьмой год, и в этом случае не проявляют настолько большое снисхождение, что любые ростки, появившиеся как уже разрешенные, лишают значения то, что выросло в году швиит. Но, по мнению этих комментаторов, речь здесь идет о луковицах шестого года, которые накануне наступления седьмого года вырвали из земли и снова посадили в году швиит. После того же, как они немного подросли в этом году, их снова вырвали из земли, а посадили опять только в восьмом году. Поскольку в этих луковицах есть часть, которая выросла в шестом году, а кроме того, они еще немного увеличились в размере в восьмом году, то и другое вместе лишает значения часть, выросшую в седьмом году. Поскольку луковицы закончили расти уже тогда, когда запреты года швиит уже потеряли свою силу, то, что они сначала росли в шестом году, помогает отменить запрет (Раш; Бартанура).

НО ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ХАНИНЫ, СЫНА АНТИГНОСА.

А некоторые авторитеты разъясняют, что также в начале мишны говорится о луковицах шестого года, которые вырвали из земли в седьмом году, на которые тогда же пролились дожди, и они проросли. Тогда, если их листья - «черные», ясно, что они получили свое питание из земли и, следовательно, запрещены как выросшие в год швиит - и листья, и даже сами луковицы, потому что выросшее как запрещенное лишает значения разрешенное. Однако если листья «зеленые», это знак, что они получили свое питание не из земли, а из луковиц, и потому разрешены (Рашба, Респонсы, п. 287).

Мишна четвертая

מֵאֵימָתַי מֻתָּר אָדָם לִקַּח יָרָק בְּמוֹצָאֵי שְׁבִיעִית, מִשֶּׁיַּעֲשֶׂה כַיּוֹצֵא בוֹ. עָשָׁה הַבַּכִּיר, הֻתַּר הָאָפִיל. רַבִּי, הִתִּיר לִקַּח יָרָק בְּמוֹצָאֵי שְׁבִיעִית מִיָּד

С КАКИХ ПОР РАЗРЕШАЕТСЯ ЧЕЛОВЕКУ БРАТЬ ОВОЩИ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА? С ТОГО ВРЕМЕНИ, КОГДА ПОЯВЯТСЯ ТАКИЕ ЖЕ. ПОЯВИЛИСЬ РАННИЕ - СТАЛИ РАЗРЕШЕННЫМИ ПОЗДНИЕ. РАБИ РАЗРЕШИЛ БРАТЬ ОВОЩИ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА НЕМЕДЛЕННО.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ЧЕТВЕРТОЙ

С КАКИХ ПОР РАЗРЕШАЕТСЯ ЧЕЛОВЕКУ БРАТЬ [у других людей и покупать] ОВОЩИ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА без подозрения, что они - плоды года швиит?

С ТОГО ВРЕМЕНИ, КОГДА ПОЯВЯТСЯ ТАКИЕ ЖЕ, - когда пройдет время, за которое возможно вырастить овощи того же вида, потому что тогда считается вероятным, что эти овощи выросли уже в восьмом году.

Еще одна причина - в том, что даже если эти овощи появились в седьмом году, теперь уже часть их, выросшая как разрешенная, стала больше запрещенной части и ее лишили ее значения (Бартанура).

ПОЯВИЛИСЬ РАННИЕ - если то место, которое способствует более быстрому созреванию плодов, уже произвело их того же вида, - СТАЛИ РАЗРЕШЕННЫМИ ПОЗДНИЕ - уже разрешается покупать такие же плоды в том месте, где такие же плоды созревают позже, потому что считается вероятным, что эти овощи привезли оттуда, где они созрели раньше.

РАБИ [- раби Йегуда Ганаси -] РАЗРЕШИЛ БРАТЬ [- покупать -] ОВОЩИ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА НЕМЕДЛЕННО - в самом начале восьмого года.

Для этого указываются два основания. ВО-ПЕРВЫХ, потому что в Страну Израиля привозили из-за границы так много овощей, что их было намного больше, чем овощей Страны Израиля. ВО- ВТОРЫХ, потому что овощи вырастают и созревают всего за два - три дня.

В Талмуде Йерушалми (Пеа, 7:4) рассказывается, что после исхода седьмого года, между Рош-Гашана и Йом-Кипуром, Раби принесли две редьки такой величины, что их пришлось везти на верблюде. Спросил Раби людей, которые принесли ему эти овощи: «Разве эти редьки не запрещены как сфихим года швиит!» Но те ему ответили: «После исхода Рош-Гашана они были посеяны и за это короткое время так выросли». Именно тогда Раби разрешил покупать овощи сразу после исхода года швиит.

Из этого рассказа следует, что главное основание для этого разрешения - быстрота созревания овощей: за два-три дня. И еще одно: что слово «немедленно» нашей мишны не следует понимать в буквальном смысле, но как обозначение очень короткого промежутка времени: два-три дня.

Однако согласно тому же Талмуду Йерушалми, но в трактате «Швиит», при обсуждении нашей мишны (6:4), причина разрешения, данного Раби, - наличие овощей, привезенных в Страну Израиля из-за границы. И там сказано дословно: «Вначале овощи были запрещены в границах Страны Израиля (то есть, даже в пограничных городах - из-за подозрения, что к таким овощам прилипла ритуально нечистая земля из-за границы); постановили, что овощи будут разрешены в границах Страны Израиля, но, тем не менее, оставался запретным привоз овощей из-за границы (в седьмом году); постановили, что будет разрешено привозить овощи из-за границы, но, тем не менее, оставалось запрещенным брать (покупать) овощи немедленно после исхода седьмого года. Раби разрешил брать овощи после исхода седьмого года немедленно».

И еще приводится в Йерушалми такая барайта (Дмай, 2:1): «Раби разрешил Бейт-Шеан (то есть отменил для этого города предписания и

запреты, связанные с отделением маасеров и соблюдением года швиит), Раби разрешил Кейсарин, Раби разрешил Бейт-Гуврин, Раби разрешил Кфар-Цемах (потому что все эти места находятся вне пределов территории, которой овладели выходцы из Вавилона). РАБИ РАЗРЕШИЛ БРАТЬ ОВОЩИ ПОСЛЕ ИСХОДА СЕДЬМОГО ГОДА НЕМЕДЛЕННО. И злословили все о нем (ЧТО ОН, МОЛ, ВВОДИТ НОВШЕСТВА, КОТОРЫХ НЕ ЗНАЛИ ПРЕЖНИЕ ПОКОЛЕНИЯ И НЕ ДЕЛАЛИ ТАК), но сказал он: “Придите и будем судиться (разберемся в этом вопросе)! Написано (Млахим II, 18:4): ‘И он разрубил медного змея’ (царь Хизкиягу разрубил на мелкие кусочки медного змея, изготовленного еще Моше-рабейну, из-за того, что сыны Израиля превратили его в объект языческого поклонения), - но разве со времен Моше до Хизкиягу не появлялось ни одного праведника, который убрал бы его? Но дело в том, что этот венец оставил Святой, благословен Он, для Хизкиягу, что он увенчался им. А для нас - этот венец оставил Святой, благословен Он: чтобы мы увенчались им».

Мишна пятая

אֵין מוֹצִיאִין שֶׁמֶן שְׂרֵפָה וּפֵרוֹת שְׁבִיעִית מֵהָאָרֶץ לְחוּצָה לָאָרֶץ. אָמַר רַבִּי שִׁמְעוֹן, שָׁמַעְתִּי בְפֵרוּשׁ, שֶׁמּוֹצִיאִין לְסוּרְיָא וְאֵין מוֹצִיאִין לְחוּצָה לָאָרֶץ

НЕ ВЫВОЗЯТ СГОРАЮЩЕЕ МАСЛО И ПЛОДЫ СЕДЬМОГО ГОДА ИЗ СТРАНЫ ЗА ГРАНИЦЫ СТРАНЫ. СКАЗАЛ РАБИ ШИМЪОН: Я СЛЫШАЛ ДОСЛОВНО, ЧТО ВЫВОЗЯТ В СИРИЮ И НЕ ВЫВОЗЯТ ЗА ГРАНИЦЫ СТРАНЫ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ПЯТОЙ

НЕ ВЫВОЗЯТ «СГОРАЮЩЕЕ МАСЛО» И ПЛОДЫ СЕДЬМОГО ГОДА ИЗ СТРАНЫ ЗА ГРАНИЦЫ СТРАНЫ.

Оливковое масло, которое является трумой и которое стало ритуально нечистым, называется «сгорающим маслом», потому что оно запрещено для употребления в пищу и предназначается для сжигания. Это значит, что коген, получивший его, использует его для растопки печи или для освещения. И наша мишна учит, что такое масло должно быть сожжено в пределах Страны Израиля - подобно тому, как святыни, ставшие негодными, должны быть сожжены на своем месте (Раш). Поэтому ритуально нечистое масло-труму не вывозят за границу, тем более - чистую труму: ее вообще запрещено выносить за пределы Страны Израиля. И о том же пишет Рамбам (Законы о различных видах трумы, 2:17): «Не выносят труму из Страны Израиля за пределы Страны - даже ритуально нечистую».

И точно так же биур ПЛОДОВ СЕДЬМОГО ГОДА, подлежащих биуру, должен быть произведен в пределах Страны Израиля, и их не вывозят за пределы Страны Израиля - потому что сказано (Ваикра, 25:7): «И скотине твоей, и зверям, что [живут] НА ЗЕМЛЕ ТВОЕЙ, ВЕСЬ УРОЖАЙ ЕЕ БУДЕТ ПИЩЕЙ».

СКАЗАЛ РАБИ ШИМЪОН: «Я СЛЫШАЛ ДОСЛОВНО, ЧТО ВЫВОЗЯТ В СИРИЮ И НЕ ВЫВОЗЯТ ЗА ГРАНИЦЫ СТРАНЫ». То есть статус Сирии в отношении этих заповедей отличается от статуса всей остальной земли за пределами Страны Израиля, и поэтому в Сирию разрешается вывозить «сгорающее масло» и плоды седьмого года.

НО ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ШИМЪОНА.

Автор комментария «Мишна ришона» пишет, что слова раби Шимъона «и не вывозят за границы Страны» кажутся излишними, потому что точно так же считает и первый танай. Однако они сказаны для того, чтобы научить нас: из Сирии тоже запрещается вывозить эти продукты в другие страны за пределами Страны Израиля. Совершенно так же, как мудрецы Торы Сирию приравняли к Стране Израиля в отношении возможности экспорта из Страны Израиля в Сирию, они проявили большую строгость в отношении экспорта из Сирии в другие страны.

Мишна шестая

אֵין מְבִיאִין תְּרוּמָה מֵחוּצָה לָאָרֶץ לָאָרֶץ. אָמַר רַבִּי שִמְעוֹן, שָׁמַעְתִּי בְּפֵרוּשׁ, שֶׁמְּבִיאִין מִסּוּרְיָא וְאֵין מְבִיאִין מִחוּצָה לָאָרֶץ

НЕ ПРИВОЗЯТ ТРУМУ ИЗ-ЗА ГРАНИЦ СТРАНЫ В СТРАНУ. СКАЗАЛ РАБИ ШИМЪОН: Я СЛЫШАЛ ДОСЛОВНО, ЧТО ПРИВОЗЯТ ИЗ СИРИИ И НЕ ПРИВОЗЯТ ИЗ-ЗА ГРАНИЦ СТРАНЫ.

ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ШЕСТОЙ

В связи с галахой, сообщенной предыдущей мишной, - о том, что из Страны Израиля не вывозят за ее пределы даже ритуально нечистую труму, - здесь, в этой мишне говорится о том, что также запрещается привозить труму в Страну Израиля из-за ее границ.

НЕ ПРИВОЗЯТ ТРУМУ ИЗ-ЗА ГРАНИЦ СТРАНЫ В СТРАНУ.

Согласно Талмуду Йерушалми, смысл этого запрета - предотвращение возможности того, что когены будут выходить за пределы Страны Израиля, чтобы доставить оттуда труму. Дело в том, что хозяева полей, в принципе, не обязаны привозить ее в Страну Израиля, и они делят ее между когенами, живущими вне границ Страны. Несмотря на то, что вся трума, отделенная за пределами Страны Израиля, ритуально нечиста, все-таки когены заинтересованы в ее получении для нужд отопления и освещения.

Есть также указание на еще одну, дополнительную цель этого запрета: предотвратить, чтобы когены выходили на землю за пределами Страны Израиля, ритуально нечистую согласно постановлению мудрецов Торы, и осквернялись ею («Тосфот-Йомтов»).

СКАЗАЛ РАБИ ШИМЪОН: «Я СЛЫШАЛ ДОСЛОВНО, ЧТО ПРИВОЗЯТ ИЗ СИРИИ И НЕ ПРИВОЗЯТ ИЗ-ЗА ГРАНИЦ СТРАНЫ». То есть статус Сирии не равен статусу всей остальной земли за пределами Страны Израиля, и поэтому разрешается привозить труму из Сирии в Страну Израиля, поскольку в ней есть в некоторой степени святость Страны Израиля.

НО ГАЛАХА НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ШИМЪОНА.

Согласно комментарию «Мишна ришона» смысл высказывания раби Шимъона здесь такой же, как в предыдущей мишне: «...ЧТО ПРИВОЗЯТ ИЗ СИРИИ - в Страну Израиля - И НЕ ПРИВОЗЯТ ИЗ-ЗА ГРАНИЦ СТРАНЫ» Израиля - даже в Сирию.