Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Главы 12-26 (запрещенные работы 1-15)

Главы 12-26 (запрещенные работы 1-15)

Глава 12. Работа первая: сеять (зореа)

(1) Известно, что сеют для того, чтобы проросло, — и поэтому любое действие, способствующее росту растений, является производной работой от основной работы «сеять». В связи с этим запрещено выливать воду на семена или под деревья, чтобы они росли. И даже омывать руки в таком месте тоже запрещено, ведь, несмотря на то, что он намеревается только омыть руки, это — «псик рейше» (т. е., независимо от его воли вода попадет на растения и будет способствовать их росту). Но разрешено мочиться на траву, так как это не способствует ее росту.

Вообще, лучше устрожить и не устраивать в Шабат трапезу в саду — ведь и помимо опасения пролить воду на растения, в саду есть дополнительный запрет: там запрещено переносить вещи, как будет объяснено далее, в главе 43.

(2) Следует остеречься, чтобы не бросать семена в место, куда попадают дожди. А если он бросает семена для кур, то не следует бросать больше той порции, которую они съедят за один день. Но если в этом месте ходят люди, то бросать там зерна разрешено, ведь, поскольку земля утрамбована ногами, зерна не прорастут.

(3)    Запрещено из Торы замачивать пшеничные, ячменные и другие зерна в воде — ведь, как известно, благодаря этому они прорастают. Но можно замачивать только количество, необходимое для того, чтобы немедленно дать в корм скоту1.

(4)    В Шабат запрещено ставить ветки деревьев или цветы в воду. Но если на ветках нет цветов, их разрешено возвратить в воду2, — однако добавлять воду все же запрещено.

(5)    Тот, кто берет сосуд, в котором выращивают лук и т. п., или дерево, выращиваемое в доме, и ставит во дворе или в саду, — ответственен по закону Торы, так как это — тоже работа «сеять». Ведь вначале у данного растения не было возможности питаться из земли, а теперь оно питается из земли3.

И знай, что посеявший даже мельчайшее количество посевного материала, ответственен по закону Торы.

1    Так как он не имеет в виду, что эти зерна прорастут, - и они действительно не прорастут, но будут съедены скотом (Хаей одам, Илхот Шабат 11:2).

2    И есть законоучители, которые считают, что разрешено изначально ставить такие ветви в кувшин с водой, приготовленный с кануна Шабата, а запрещено только добавлять воду. И возможно, что на это можно положиться в том случае, если забыл поставить их в воду в канун Шабата (Мишна брура 336:54, Шаар а-циюн 48).

3   Однако в ряде случаев этот запрет касается даже цветочных горшков, не имеющих отверстий (Прим. редактора).

 

Глава 13. Работа вторая: пахать (хореш)

(1) Известно, что пашут для того, чтобы разрыхлить землю, а также заровнять ямки и сделать место ровным. А следовательно, тот, кто копает в поле или проводит бороздку в земле, даже самую мелкую, или срывает маленькую кочку, или заполняет землей ямку в поле, — ответственен по закону Торы. И также любое действие, совершаемое для того, чтобы улучшить или выровнять землю, является производной работой от основной работы «пахать», — например, удобрение поля или очистка его от камней.

В связи с этим в Шабат запрещено справлять большую нужду в поле, которое вспахано и предназначено для посева, — это постановление мудрецов, принятое из опасения, как бы человек не стал после этого заравнивать ямку.

Глава 14. Работа третья: жать (коцер)

(1) Независимо от того, жнет ли он специальным инструментом или срывает рукой, — если он срывает растение, то ответственен по закону Торы. И даже если он срывает трюфеля и грибы или мох, растущий на поваленных деревьях, перевернутых камнях или на ведре, которым черпают воду, или мох, покрывающий некий иной предмет.

Итак, всякий, отделяющий некое растение от источника его роста, ответственен по закону Торы за совершение работы «жать». И даже вынимающий живую рыбу из сосуда с водой, согласно некоторым мнениям, подлежит наказанию за нарушение запрета «жать». И также запрещено срывать плод или растение ртом.

(2) Тот, кто берет стоящий во дворе или в саду сосуд, в котором произрастают семена или саженец дерева, и ставит его на доску таким образом, что питание от земли пресекается, — ответственен по закону Торы1. И также запрещено брать луковицы, которые дали корни в песке или на чердаке, потому что это тоже срывание растения. И также запрещено вынимать соты из пчелиного улья, поскольку это подобно срыванию, и запрещено есть такой мед в Шабат — так же, как запрещено есть пищу, сваренную в Шабат. Но если он в канун Шабата вынул соты из улья и раздробил их, тогда вытекающий оттуда мед можно есть в Шабат.

(3) Исходя из этого, мудрецы сделали «ограду закону»: они постановили, что запрещено влезать на дерево или принюхиваться к плодам, растущим на ветках, или класть что-либо на дерево, или снимать с него, или как-либо иначе использовать растущее дерево, начиная с высоты трех тефахов2 от земли и выше, так как именно с такой высоты оно уже считается «деревом»3. И запрещено переносить плоды, которые упали с дерева в Шабат, и даже если существует сомнение, упали ли они в канун Шабата или в Шабат, — и все это постановления мудрецов, принятые из опасения, как бы человек не залез на дерево и не сорвал плодов.

И также мудрецы запретили ездить верхом на скоте в Шабат из опасения, как бы человек не сорвал ветку с дерева, чтобы погонять скотину, на которой он едет4.

1    И именно в том случае, когда в сосуде имеется отверстие - даже со стороны. А если отверстия нет, то существует сомнение, нарушен ли закон Торы. Но срывающий растения из сосуда, не имеющего отверстия, свободен от ответственности по закону Торы, поскольку в таком сосуде не принято сеять и выросшие в нем растения не называются «растущими из земли», - однако и это запрещено (Хаей адам, Илхот Шабат 12:2).

2    «Тефах» (буквально: ширина ладони) - мера длины, равная 9,6 см. в соответствии с мнением Хазон Иша или 8 см. в соответствии с мнением р. Хаима Наэ.

3    Но разрешено прикасаться к дереву - однако только так, чтобы его не пошевелить (Рамо, Ораххаим 336:13).

4    И это запрещено даже в месте, где не существует подобного опасения - например, в пустыне, где нет деревьев, так как это постановление мудрецов относится к любым случаям (Мишна брура 305:62).

Глава 15. Работа четвертая: собирать в снопы (меамер)

(1) Всякий, собирающий плоды урожая, считается «собирающим в снопы» — но именно в том случае, когда он собирает в месте, где они росли1.

Итак, тот, кто собирает плоды или ветки в месте, где они росли, ответственен по закону Торы за нарушение запрета «собирать в снопы».

1 Но тот, кто собирает плоды, а затем слепляет их вместе или подвешивает их на в« ревку, соединяющую их в единую связку, ответственен по закону Торы за нарушени запрета «собирать в снопы», даже если собирает не в том месте, где плоды росли (Хаей адам, Илхот Шабат 13:3).

Глава 16. Работа пятая: молотить (даш)

(1) Работа «молотить» — т. е. отделять съедобную часть плода от кожуры, подобно тому, как выбивают зерна из колосьев, а также отделять напиток от того, во что он впитался, или приготовлять из плода напиток, выжимая маслины и виноград, чтобы получить из них вино или масло. Совершающий любое из этих действий ответственен по закону Торы за нарушение запрета «молотить».

И поэтому запрещено отделять горох от стручков, — кроме тех случаев, когда стручки еще мягкие, ведь тогда они годятся в пищу, и получается, что человек просто отделяет еду от еды, а это — безусловно разрешено. Но бобы запрещено отделять от их оболочки, поскольку их оболочка не годится в пищу. И запрещено отделять орехи от их зеленой кожуры, а также кунжут (сумсум) от его шелухи, поскольку эти отходы непригодны в пищу[1].

И также запрещено выжимать плоды или овощи, заквашенные в водном растворе, — например, засоленные лимоны — чтобы пить выжатую из них жидкость. И запрещено выжимать их даже в еду, и уж, тем более, в водку или другой напиток. Ведь жидкость, которая при заквашивании впиталась в плод, до этого уже считалась «напитком» — и получается, что он отделяет этот «напиток» от того, во что он впитался[2].

(2)    И также одежда, замоченная в воде, — поскольку вода впиталась в нее, выжимание этой воды является производной работой от основной «молотить»[3].

(3)    И именно выжимающий маслины и виноград, подлежит за это ответственности по закону Торы, так как вино и оливковое масло считаются важными «напитками» и эти плоды принято выжимать во всех странах. Но другие плоды, которые вообще не предназначены для приготовления из них напитков, разрешено выжимать и в Шабат. Но есть законоучители, говорящие, что, поскольку человек, выжимающий другие плоды, все же считает выжатую жидкость «напитком» и выжимает их именно ради этого «напитка», он тоже ответственен по закону Торы. И поэтому следует остеречься, чтобы не выжимать никаких плодов. А, следовательно, тот, кто желает выжать лимон, пусть выжмет его на сахар. Ведь, поскольку сок, который внутри лимона, еще не назывался «напитком», а сейчас он выжимает его на сахар, который является пищей, а не напитком, — это вообще не приравнивается к «молотьбе». А сахар, на который выжат лимонный сок, можно положить в воду. Однако Б-гобоязненному человеку следует остеречься и этого1 — но пусть смешает сок с сахаром в канун Шабата, а в Шабат выльет эту смесь в воду.

(4) Женщине, у которой в груди скопилось молоко, разрешено сцедить его, выпустив на землю, но запрещено сцеживать его в сосуд2 — так как тот, кто сцеживает молоко женщины или доит молоко у коровы, ответственен по закону Торы за нарушение запрета «молотить».

(5) Хлеб, замоченный в жидкости, запрещено выжимать — а есть законоучители даже запрещающие высасывать из него впитавшуюся жидкость губами. Но жареную пищу, впитавшую в себя много жира, разрешено выжимать даже в сосуд, ведь жир в начале был пищей и сейчас — тоже пища (а не напиток).

(6)    Если вино или оливковое масло пролилось на стол, запрещено положить там ткань, чтобы напиток в нее впитался, а затем выжать впитавшийся напиток в сосуд, — ведь это работа «молотить». И даже если он не намеревается выжимать ткань до исхода Шабата, — тем не менее, запрещено: мудрецы установили этот запрет из опасения, как бы он не выжал в Шабат.

Но если вино, масло или другие напитки пролились на лавку и тому подобное место и стали непригодными для питья, тогда можно промокнуть их тканью. И мудрецы не запрещают это из опасения, как бы он не выжал эту ткань, ведь, даже если ее выжмут, запрет Торы не будет нарушен, поскольку напиток идет на выброс3.

А если пролилась вода, то, как действовать в этом случае, разъясняется далее, в главе 24-ой, посвященной работе «отбеливать».

(7)    Запрещено выдавливать медовые соты, даже если они вынуты из улья в канун Шабата. Но мед, который вытекает сам по себе, разрешено есть . Однако, если извлеченные из улья соты не были раздроблены в канун Шабата, запрещено употреблять в пищу в Шабат даже произвольно вытекающий из них мед: это постановление мудрецов вынесено из опасения, как бы он не стал дробить соты прямо в Шабат, чтобы мед выходил из них в большем количестве.

(8) Запрещено дробить руками снег и лед для того, чтобы из них натекала вода, так как это подобно выжиманию плодов. Но разрешено положить их в стакан с водой, чтобы они растаяли сами по себе, и даже измельчать их руками в воде разрешено5, так как «выжатая» таким образом вода вообще не различима. И также можно положить сгусток жира на горячую пищу6, хотя он там растает, — поскольку образовавшаяся из него жидкость не видна, это разрешено. И разрешено разбивать лед, чтобы омыть руки или попить. Но от того, чтобы мочиться в снег, лучше остеречься. 

Комментарий «Дополнительная душа»

[1] Очистка плодов

Возникает вопрос: почему запрещено отделять бобы от стручка, негодного в пишу, но разрешено очишать плоды от их кожуры, колоть орехи или лузгать семечки, не смотря на то, что их скорлупа или кожура не годятся в пищу?

Комментаторы поясняют, что запрещенной в Шабат работой «молотить» (даш) и производной от нее работой «отделять» (мефарек) является только такое отделение съедобной части плода от его оболочки, которое производится при сборке и обработке урожая (как это происходит при выбивании зерен злаковых культур из колосьев), а сам плод, как правило, продается и подается на стол уже без оболочки или кожуры: например, бобовые (китнийот), которые обычно подают без стручков, а также миндальные и другие орехи, которые продают и подают без зеленой оболочки, окружающей твердую скорлупу.

Но плоды, которые обычно продают и подают на стол в кожуре, разрешено очистить непосредственно перед едой, потому что это обычный путь их употребления в пишу, а не предварительное отделение съедобной части плода от оболочки, подпадающее под запрет «молотить» (Шмират Шабат ке-илхата 3/92/; Мишнат а-Шабат 8:1/2-3/). И поэтому разрешено очистить перед едой луковицу и дольку чеснока, расколоть грецкий орех и арахис (земляной орех), а также снять с арахиса тонкую шелуху (Мишна брура 319:24; Шмират Шабат ке-илхата 3:31, 38; Орхот Шабат 4:4, 6).

Некоторые комментаторы полагают, что следует воздержаться от раскалывания в Шабат скорлупы арахиса. Во-первых, по ряду мнений, разрешено очищать лишь такие плоды, которые соединены со своей кожурой или скорлупой, а плоды арахиса отделены от скорлупы и лежат в ней, как в своеобразной «коробочке». А во-вторых, в последнее время принято отделять плоды арахиса (да и другие орехи) от скорлупы еще на пищевом комбинате и продавать в уже очищенном виде, - и поэтому следует устрожить (Тшувот Шевет а-леви 1:81). Но во многих общинах этого устрожения не придерживаются (Орхот Шабат 4:4/7/; Мишнат а-Шабат 8:1/3/).

И в соответствии с вышеизложенным принципом, разрешено отделять от грозди отдельные виноградины или ягоды вишни, а также бананы от связки, но запрешено отделять от связки финики, - и это работа «даш», поскольку финики, как правило, отделяют при подготовке к продаже, а ягоды винограда или вишни - непосредственно перед употреблением их в пишу. Но если ягоды винограда отделяют от грозди не для еды, а для того, чтобы впоследствии приготовить из них сок или вино, это запрещено, и это работа «даш» (Орхот Шабат 4:2/3/4/, 7/11).

[2] Выжимание заквашенного плода

Хотя и запрещено выжимать плоды ради получения сока, так как при этом напиток, являвшийся до этого составной частью самого плода, отделяется от него, - и это производная работа от основной работы «молотить» (см. 16:3), тем не менее, разрешено выжимать плоды, например, лимон, на твердую пишу, так как, если весь выжатый сок сразу же впитывается в пишу, он становится ее частью, - и в таком случае как до выжимания он был частью пищи, так и после него становится частью пиши (Шабат 1456; Шульхан арух, Орах хаим 320:4; Орхот Шабат 4:16-17).

Но жидкость, которая находится в засоленном или заквашенном плоде, впиталась в него в процессе засолки или заквашивания, и она была «напитком» - т.е. подсоленной водой или разбавленным уксусом - еще до того, как попала в плод. И если при выжимании эта жидкость не выбрасывается, а используется, то заквашенные плоды запрещено выжимать даже в пишу, так как это - один из путей использования выжатой жидкости, и такое выжимание является производной работой от «молотить» (см. 16:2). И по той же причине запретили выжимание ткани, в которую впиталось вино, масло или некая другая жидкость, которую выжимают, чтобы ее использовать (Шульхан арух, Орах хаим 320:7; Хаей алам, Шабат 14:5; Орхот Шабат 4:14).

Однако, если квашеный плод выжимают для того, чтобы съесть его без излишней жидкости, а сама жидкость идет на выброс, - это разрешено (Шабат 145а; Шульхан арух 320:7), так как выжимание жидкости на выброс вообще не считается «выжиманием плода» (Орхот Шабат 4:14/21/).

[з] Выжимание одежды  

Выжимание мокрой одежды является примером того, что одно и то же действие может относиться к двум различным «основным работам» (авот мелахот) - в зависимости от цели, которая преследуется при его совершении.

Если одежду или любую ткань выжимают для того, чтобы ее высушить, а выжимаемая жидкость при этом идет на выброс, - тогда это часть процесса стирки и производная работа от основной работы «отбеливать» (Рамбам, Шабат 9:11; Мишна брура 302:39; см. также далее - гл. 24/2/). Но если ткань выжимают для того, чтобы воспользоваться выжатой жидкостью, - это производная работа от основной работы «молотить» (Тосафот, Шабат 1116; Мишна брура 320, Беур алаха «Еш ми ше-матир»).

И в этой связи запрешено использовать в Шабат «влажные салфетки», чтобы протереть ребенка или для любой другой цели, так как при этом из них выжимается ароматизированная жидкость, которой они пропитаны, и пользователь заинтересован в выделении этой жидкости для лучшей очистки тела ребенка (Шевет а-леви 8:59; Орхот Шабат 13:46/81/, Бирурей алаха 7).

1    Однако в кодексе Мишна брура сказано, что этого не следует опасаться (Мишна брура 320, Шаар а-циюн 27).

2    Кроме тех случаев, когда младенец болен и находится в опасности (Хоеи адам, Илхот Шабат 14:9). В наше время появились многочисленные заменители материнского молока, и многие дети привыкли к ним, - но есть и такие, которые отказываются их пить, и поэтому в каждом отдельном случае следует спросить знатока Торы, каким образом матери разрешено поступать с накопившимся в груди молоком (Орхот Шабат 4:35/61Д

3 Но, во всяком случае, изначально запрещено выжимать (Хаей адам, Илхот Шабат 14:12).

4    При условии, что он раздробил соты в канун Шабата (там же 14:10).

5    Но изначально лучше устрожить в этом (Мишна брура 318, Шаар а-циюн 146).

6    Но это разрешено только в том случае, если сгусток жира не велик и растопившийся жир впитается в пищу, а не стечет с нее в сторону так, что станет заметным (Мишна брура 318:105).

Глава 17. Работа шестая: веять (зорэ)

(1) Тот, кто веет в Шабат, — т. е. отделяет зерно от мякины и сора, подбрасывая его на ветру, — ответственен по закону Торы. И в связи с этим запрещено плевать на ветру так, чтобы ветер рассеивал слюну1. И также запрещено бросать на ветер всякое сыпучее вещество, которое ветер развеет по сторонам.

1 Этого остерегаться не принято, и это не похоже на провеивание зерна на ветру (Мишна брура 319:67).

Глава 18. Работа седьмая: отбирать (борер)

(1) Если непригодного в пищу (псолет) больше, чем пищи (охель), то абсолютно запрещено отбирать пригодное от непригодного или наоборот, — и всякое подобное действие считается «отбором»1. А если пищи больше, чем отбросов, то тогда различают два случая. Если человек отбирает отбросы из пищи, — даже рукой и даже подразумевая сразу съесть пищу — он ответственен по закону Торы. Но тот, кто выбирает пищу из непригодного, чтобы сразу съесть, — т. е. непосредственно перед трапезой, которую собирается устроить сейчас2, — ему разрешено отбирать рукой. А если он отбирает сейчас для того, чтобы съесть в тот же день, но не сразу, — и даже если отбирает рукой, он ответственен по закону Торы. А если он совершает отбор с помощью специального инструмента — даже для того, чтобы съесть сейчас, и даже если ест пищу прямо из смеси с непригодным, — он ответственен по закону Торы.

Получается, что отбирать разрешено, только если соблюдены четыре условия:

1) пища отделяется от непригодного; 2) для ближайшей трапезы; 3) именно рукой; 4) только если пищи больше, чем непригодного, — но если в обратной пропорции, то это запрещено3.

И также два любых вида, смешанных друг с другом, — будь это утварь или продукты, и даже два вида продуктов, когда среди них вообще нет непригодного. Например, два вида рыбы, и даже две рыбы одного вида, только одна была куплена живой, а другая — неживой, — все равно запрещено отбирать один вид от другого для другой трапезы того же дня, но только то, что он собирается съесть в эту трапезу4. И следует отбирать вид, который он намеревается есть, и оставлять вид, который он не намеревается есть сейчас. А делать наоборот запрещено, так как то, что он не намеревается есть сейчас, по отношению к данному закону тоже считается «непригодным», и если он отбирает нежелательный вид от желаемого, — он как бы отбирает «непригодное» из пищи. И поэтому, когда перед ним есть две рыбы — одна рыба была куплена живой, а другая — неживой, и он собирается есть от приготовленной из живой, г ему следует отобрать именно то, что он собирается есть, а не наоборот.

И так же, когда отбирают кур на больших трапезах, чтобы оставить часть на потом, следует отбирать только тех, которых собираются есть сейчас — но не наоборот[1].

(2) Поэтому, когда перед человеком кладут различные виды бобовых и среди них есть червивые и порченые, следует очень остеречься, так как запрещено отбирать червивые и порченые — но следует выбрать хорошие и оставить испорченные. И так же, когда очищают листовой салат от подгнивших листьев, следует отобрать хорошие листья, но не отбирать подгнившие, ведь это — отбросы5.

И по этой же причине следует остеречься, когда переливают кофе из сосуда в сосуд для использования в тот же день, но не для ближайшей трапезы — и уж конечно, не для использования на следующий день, — чтобы не перелить всю чистую жидкость и не оставить одну гущу. И тем более, нельзя это делать с помощью приспособления, в котором имеются маленькие отверстия, ведь это запрещено даже в том случае, если он хочет пить этот кофе сразу[2]. И когда отливают брагу от дрожжей, также следует остеречься, чтобы не слить всю прозрачную жидкость, но следует оставить немного прозрачной браги на дне с дрожжами.

И также запрещено сливать жир из пищи, так как это отделение непригодного от пищи. Но следует отлить немного супа (или другой еды) вместе с жиром.

(3) Запрещено процеживать что-либо через фильтр[3]. И лишь прозрачный напиток, в который попали мелкие древесные волокна, разрешено процедить через ситечко, изготовленное из волоса6. Однако следует остеречься, чтобы не класть ситечко на сосуд высотой в «ладонь» (шефах)7, так как это подобно возведению «шатра» (оэль). Но пусть держит ситечко в руке — и тогда это будет изменением обычного способа процеживания.

Но процеживать через ткань запрещено, так как при этом нарушается запрет «отбеливать» (мелабен — т. е. стирать ткань). И это запрещено также из опасения, как бы он не выжал ткань после процеживания, как разъясняется далее, в главе 24, посвященной запрету «отбеливать».

А напиток, в котором есть насекомые, в случае крайней необходимости разрешено пить через салфетку, так как такое процеживание в момент самого питья не считается «отбором», а замачивание небольшого куска ткани, прилегающей ко рту, не может считаться «отбеливанием» (т. е. стиркой). Но, во всяком случае, как мне представляется, ему не следует пить через рукав своей рубашки, поскольку есть большая вероятность того, что он выжмет его, так как будет испытывать неудобство от мокрого рукава.

(4) И если в напиток попала муха или что-либо другое, пусть не удаляет только «непригодное» (т. е. муху и т. п.), так как это работа «отбирать» — но пусть возьмет с небольшим количеством напитка.

(5)    Запрещено снимать с молока всю сметану, но можно снимать лишь так, чтобы часть сметаны оставалась на сыворотке (т. е. на обезжиренном молоке). И можно снять только то, что необходимо для еды в сам Шабат, но для будней — запрещено.

А если он опасается понести ущерб, то разрешено, чтобы нееврей снял сметану для еврея, — и только так, чтобы немного сметаны осталось на поверхности сыворотки.

(6)    Запрещено ставить сосуд с молоком в теплое место, чтобы получить творог или масло, а также класть в молоко некую добавку, чтобы оно отстоялось, так как процессы, происходящие при этом в молоке, связаны с «отбором» (т. е. с отделением одного продукта, например, творога, от другого — сыворотки).

(7)    Запрещено очищать от кожуры чеснок, нарубать его и выкладывать на студень или на блюдо с курицей для третьей трапезы, проводимой после молитвы «Минха». Ведь очищающий чеснок или лук, а также орехи и миндаль от их твердой оболочки, ответственен по закону Торы за нарушение запрета «отбирать» — за исключением тех случаев, когда это делают перед самой трапезой. А если блюда, на которые кладут чеснок или лук, горячие до такой степени, что рука отскакивает от них, то подобное действие запрещено и перед самой трапезой, так как при этом нарушается запрет «варить».

(8) Если к мацовой муке примешались кусочки мацы, запрещено их отбирать — кроме того количества, которое нужно для ближайшей трапезы. И следует отобрать то, что он собирается есть.

Комментарий «Дополнительная душа»

[1] Перебор одного вида пищи

Согласно мнениям большинства авторитетных законоучителей, запрет «перебирать» относится только к тем случаям, когда смешаны пиша

(охель) и непригодное в пишу (псолет) или два вида пиши, - но по отношению к смеси продуктов одного вида запрета нет, и даже когда смешаны большие и маленькие куски, относящиеся к одному виду пиши {Рамо, Орах хаим 319:3). И если на блюде находятся большие и маленькие яблоки или большие и маленькие куски курииы, разрешено убрать те, которые сейчас не желают есть (Мишна брура 319:15).

Однако, по мнению Таза, и в отношении смеси одного вида пиши также следует устрожить и отбирать только те плоды или куски, которые собираются сейчас употребить в пишу (Газ, Орах хаим 319:3:2). И составитель книги «Помни Тору Моше» считает, что в этом отношении верно было бы устрожить (Хаей алам 15:5).

А если одни куски одного вида пиши лучше, чем другие: например, одни приготовлены из «живой» рыбы, а другие - из мороженой, - тогда такие куски считаются «двумя видами» и даже по мнению большинства законоучителей, «перебирать» их запрешено. И также считаются «двумя видами» жареные и вареные куски курииы (Мишна брура 319:15).

[2] Чайник с ситечком и заварочные пакеты

И, по мнению ряда законоучителей, запрешено отделять с помошью ситечка чайную заварку от плаваюших в ней чаинок. Но разрешено наливать прозрачную заварку из заварочного чайника, в носик которого вмонтирован фильтр, - даже если на дне находятся чайные листья, ведь при этом отбора не происходит (Шмират Шабат ке-илхата 3:57/165/).

А есть законоучители, разрешающие наливать через вмонтированное в носик ситечко даже такую заварку, в которой плавают чаинки, поскольку заварочный чайник в первую очерель предназначен для того, чтобы разливать заварку в стаканы, а отсеивание чаинок происходит лишь попутно. И в этом вопросе принято облегчать, так как чай можно пить и в том случае, когда в нем остаются чаинки, и поэтому отсеивание не является необходимым (Шмират Шабат ке-илхата 3/125/, 3:57/167/; Орхот Шабат 3:77/86; Мишнат а-Шабат 10:7/9-91/; см. также ниже - коммент. (!) «Фильтрование волопроволной волы»).

Но лучше всего приготовить заварку в канун Шабата с помошью заварочных пакетиков и извлечь их из заварки еше до наступления Шабата. Но если пакетики остались в заварке, то необходимо проявить осторожность: ведь внутри пакетиков заварка смешана с чаинками, и когда в чайнике осталось лишь немного заварки, получается, что при выливании заварка отделяется от чаинок, а бумага, из которой сделаны пакетики, служит в качестве фильтра, - и это запрешено. А если пакетики забыли выташить до Шабата и вытаскивают в Шабат, запрешено отряхивать их над чайником или стаканом, так как это тоже отделение заварки от чаинок с помошью фильтра. И чтобы избежать этого, лучше выташить их не рукой, а ложечкой. А если несколько капель заварки самопроизвольно выливаются из вынутого пакетика, никакого нарушения в этом нет (Орхот Шабат 3:78).

[з] Фильтрование водопроводной воды

В мишне указано, что разрешено профильтровать вино, чтобы очистить его от мелких сгустков (Шабат 1396). Комментаторы поясняют: поскольку для большинства людей это вино пригодно для питья и без фильтрования, плаваюшие в нем сгустки считаются несущественными, и поэтому такой напиток вообще не рассматривается как смесь пригодного в пишу (охель) и непригодного (псолёт). И отсюда следует вывод, что любой напиток, содержащий лишь чрезвычайно малое количество «псолет» и пригодный для большинства людей и без фильтрования, разрешено фильтровать в Шабат даже с помошью специального приспособления (Шульхан арух, Ораххаим 319:10, Рамо; Мишна брура 319:34-35).

В соответствии с этим, разрешено пользоваться в Шабат краном, на отверстии которого установлен фильтр или какая-либо иная система по очистке воды (разумеется, не включающая в себя электрических элементов) - ведь водопроводная вода пригодна для питья и без дополнительной очистки (Хазон Иш 53, «Ве-им»; Шмират Шабат ке-илхата 3:56). Но привередливому человеку, который ни при каких обстоятельствах не пьет водопроводную воду без фильтрования, запрешено фильтровать ее в Шабат, так как для него водопроводная вода является непригодной (Орхот Шабат3:38-39). Однако есть законоучители, разрешающие пользоваться краном с дополнительным фильтром и такому привередливому человеку, поскольку «псолет», которую удаляют при дополнительном фильтровании, вообще не различима в водопроводной воде (Орхот Шабат 3:39/38/).

1   В книге Хаей адам написано: «Мне представляется, что, когда непригодного больше, чем пищи, следует устрожить - и запрещено отбирать даже пищу» (Илхот Шабат 16:1). Но в книге Мишна брура указано, что из кодекса Шульхан арух не следует, будто бы при преобладании непригодного даже отделение пищи запрещено, - и в соответствии с этим определена алаха (Мишна брура 319:1, там же, Беур алаха «А-борер»).

2    И даже если трапеза продлится несколько часов, все равно это называется «сейчас» (Мишна брура 319:4).

3    См. выше примечание 1.

4    И непосредственно перед самой трапезой [Хаей адам, Илхот Шабат 16:3).

5 Но если овощ представляет собой кочан и в нем подгнили внешние листья, тогда можно снять подгнившие - и это подобно тому, как снимают кожуру, чтобы съесть находящийся внутри плод (Мишна брура 319:1, Беур алаха «Мин э-алин»).

6    В книге Хаей адам указано, что процеживать вино через волосяное сито разрешено только в случае крайней необходимости (Илхот Шабат 16:8).

7    См. примеч. 2 к 14:3.

8    См. гл. 41, посвященную работе «строить».

Глава 19. Работа восьмая: молоть (тохен)

(1) Всякий, кто с помощью специального инструмента размельчает красители или пряности или любое вещество, которое принято размельчать, — например, сгнившую древесину, из которой изготовляют порошок, или комок земли, — ответственен по закону Торы. Поэтому тот, кому понадобился молотый перец, пусть истолчет его ручкой ножа на столе или днищем миски и т. п. (т. е. измененным способом — не так, как это делают в будний день)1.

И также запрещено толочь соль в ступке — разве только ручкой ножа или ложкой или миской. И запрещено натирать сыр на терке.

(2) Запрещено мелко нарезать фрукты или овощи. И в том числе следует остеречься, чтобы не нарезать лук чересчур мелко — а лишь на более крупные части. Но и это можно делать только перед самой трапезой и нарезать лишь столько, сколько необходимо на эту трапезу.

Однако разрешено раскрошить хлеб, даже очень мелко, так как «нет помола после помола» (а при изготовлении хлеба зерно уже было подвергнуто процессу помола).

Но, во всяком случае, и при этом следует остеречься, чтобы сделать это только перед самой трапезой и только в таком количестве, которое необходимо для этой трапезы2.

(3) Когда на одежде есть глина или кал и эта грязь уже высохла, запрещено оттирать ее или соскребать ногтем, так как это нарушение запрета «молоть»3. Но пока грязь еще влажная, разрешено потереть ее изнутри4. А если одежда черного цвета и он обычно придирчиво следит за ее чистотой, — и это запрещено, как будет еще разъяснено в главе 24, посвященной запрету «отбеливать».

1 И хотя тот, кто выполняет запрещенную из Торы работу измененным способом, преступает тем самым запрет мудрецов, - данный случай является исключением, так как, согласно прямому указанию Талмуда, это разрешено. И подчеркивается, что необходимо два изменения: толочь не пестиком, а ручкой ножа, и не в ступке, а на столе или тарелке (Шабат 141а; Шульхан арух, Орах хаим 321:7, Мишна брура 25; Орхот Шабат 5:17).

2    В книге Мишна брура указано, что разрешено это сделать и задолго до трапезы (321:40).

3    Но разрешено, чтобы нееврей сделал это для еврея (Мишна брура 302:36).

4   Т. е. следует взять ткань с внутренней стороны, напротив запачканного места, и потереть, пока грязь не отвалится (там же 302:32).

Глава 20. Работа девятая: просеивать (меракед)

(1) Запрещено просеивать что бы то ни было — даже если в этом нет никаких отбросов. И поэтому тот, кто дает корм лошадям и насыпает овес в решето, должен остеречься, чтобы не трясти решето. Но не следует опасаться, если на ходу из решета что-то просыплется, так как это не входило в его намерения.

Глава 21. Работа десятая: месить (лаш)

(1) «Замешиванием» называется не только замешивание теста, но и смешивание с жидкостью любого сыпучего вещества, которое благодаря соприкосновению с жидкостью становится единой массой. И следует остеречься, чтобы не наливать воду или другие жидкости на любое подобное вещество — например, на отруби или на пепел, или на землю, независимо от того, принято ли это вещество замешивать. И тем более, если это вещество вообще не замешивают (т. е. его смесь с водой не становится подобной тесту), ведь, по мнению некоторых законоучителей, как только человек налил на такое вещество воду, он ответственен по закону Торы за нарушение запрета «месить».

И поэтому запрещено мочиться на глину или на землю1. И также запрещено помещать толченую мацу (т. е. «мацовую муку») в разведенный на воде мед, но следует изменить способ смешивания по сравнению с тем, как это делается в будни. И если он забыл в будни налить уксус в хрен, запрещено наливать в Шабат, но следует изменить способ смешивания и положить хрен в уксус и не смешивать ложкой, а только рукой или просто взболтать сосуд.

(2) Тот, кто кладет семена кунжута и т. п. в жидкость, где они по своей природе слипаются друг с другом в единую массу, ответственен по закону Торы за нарушение запрета «месить».

И запрещено наливать воду в отруби, даже когда это необходимо для кормления скота, — и даже если налил воду в канун Шабата, запрещено замешивать в Шабат2, как разъясняется далее в главе 44, посвященной закону о субботнем отдыхе скота.

1 И хотя он не намеревается совершать замес, в данном случае это «псикрейша»(т. е. этот процесс происходит независимо от его желания). Однако при крайней необходимости, если глина не его, то мочиться на нее разрешено - ведь в таком случае он, безусловно, не заинтересован в «замешивании», и это «псик рейша де-ло нихалей» (Мишна брура 321:57; Хазон Иш 58/8/; см. также прим. 3 к гл. 11). И комментаторы объясняют, что запрет относится только к глине или пыли, оторванным от грунта и перенесенным в некое помещение, - но относительно глины и пыли, составляющих поверхность самого грунта, никакого запрета нет (Орхот Шабат 6:59).

2 Но в случае крайней необходимости можно разрешить, чтобы нееврей сделал это для скота, принадлежащего еврею. И нееврей может налить воду в Шабат и смешать измененным способом (Хоеи адом, Илхот Шабат 19:1).

Глава 22. Работа одиннадцатая: печь (офе)

(1) Тот, кто печет или варит — как на открытом огне, так и на том, что нагрелось от огня, — ответственен по закону Торы, и даже если он печет или варит пищу, которую обычно едят в сыром виде, например, фрукты или молоко.

И тот, кто растапливает воск, нутряной жир, деготь и т. п. или расплавляет один из металлов до такого состояния, что он разливается как вода, а также тот, кто ставит сосуд из глины в печь, чтобы он затвердел, или кладет в печь сырое полено, чтобы из него вышла влага, — ответственен по закону Торы за нарушение запрета «варить». Таково правило: и если он размягчает твердое тело, и если укрепляет мягкое вещество (например, обжигает сосуд из глины), — он ответственен по закону Торы за нарушение запрета «варить».

И поэтому следует остеречься, чтобы не класть яблоки или сосуд с молоком и т. п., — несмотря на то, что они годятся для еды в сыром виде, — на горячую печь, где они могут свариться, и даже если в печи уже нет огня.

И запрещено ставить на печь, в место, где это может свариться, даже еду, которая уже была сварена, но остыла полностью[1]. И есть законоучители, говорящие, что, если он положил такую еду уже после того, как печь была растоплена неевреем, он ответственен по закону Торы1, так как эти законоучители считают, что есть «варка после варки». Но даже до того, как печь растопили, — тоже запрещено[2].

(2) Запрещено ставить холодную пищу в место, где, если она простоит там долгое время, она сможет достигнуть такой высокой температуры, что при прикосновении рука будет отскакивать от нее (яд соледет бо) — и даже если у него нет иного намерения, кроме как подогреть эту пищу до комнатной температуры. И поэтому запрещено ставить сосуд с водкой или другим напитком в зимнюю печь (называемую «баня»), даже только для того, чтобы подогреть напиток до комнатной температуры.

А для нужд больного разрешено поместить на лежащий на печи противень пищу, которая уже была сварена и остыла, подложив нечто, отделяющее пищу от противня, — для того, чтобы подогреть ее до комнатной температуры. Но следует остеречься, чтобы эта пища стояла там только до тех пор, пока не подогреется до комнатной температуры, — чтобы не получилось так, что он забудет ее на печи и она сварится еще раз. Однако воду или пищу, которая еще не была сварена, запрещено ставить на печь даже таким образом.

Но разрешено поставить кастрюлю с соусом, несмотря на то, что жир в кастрюле застыл, или воду, которая замерзла и превратилась в лед, — на солнцепек или на лежащий на печи противень, в месте, которое не сможет стать горячим до такой степени, что при прикосновении «рука будет отскакивать от него». Их разрешено поставить, чтобы жир или лёд растопились2.

(3) Запрещено поливать на любую пищу, например, на лук, или на какой-либо напиток из «первого сосуда» (кли ришон)3, так как обдавание горячей водой из «первого сосуда» обваривает поверхность плода или иной пищи. И также запрещено натирать горячую курицу чесноком все то время, пока она горячая до такой степени, что «рука отскакивает от нее». 

(4)    И запрещено мыть или замачивать в воде, даже холодной, пищу, которую вообще невозможно есть без промывки или замачивания4. Однако селедку разрешено промывать, но только в холодной воде, поскольку ее можно есть и без промывания.

(5)    Следует устрожить и не возвращать после еды ку-гель, а также другие блюда в печь, где их держали, чтобы сохранить тепло, и даже если печь уже немного остыла, — кроме тех случаев, когда они все еще горячие5. Но пищу, которая не была в печи в Шабат, — например, рыбу и мясо, жареные и вареные, — запрещено класть в печь, даже если они горячие, поскольку это напоминает первоначальную установку в печь для варки.

(6)    Согласно обычаю, разрешается, чтобы нееврей поместил сваренную пищу, которая полностью остыла, на лежащий на печи противень, прежде, чем печь будет растоплена. Но после того, как печь уже растоплена, запрещено даже нееврею сделать это для еврея .

(7) Хотя есть законоучители, говорящие, что «нет варки после варки» и нет «выпечки после выпечки», и поэтому разрешено положить кусок хлеба на печь, чтобы подсушить его, поскольку он уже был выпечен, — тем не менее, согласно всем мнениям, есть варка после выпечки7. И поэтому запрещено класть хлебные крошки в кастрюлю, где есть соус, если он до сих пор горячий до такой степени, что при прикосновении «рука отскакивает от него». И есть законоучители, запрещающие класть хлебные крошки даже в тарелку, если соус в ней до сих пор горячий до такой степени, что «рука отскакивает от него»8.

И также есть «жаренье после варки» и «варка после жаренья», и поэтому запрещено класть вареное мясо без подливки на противень, потому что там оно станет жареным. И также запрещено класть жареное на открытом огне мясо в подливку, горячую настолько, что «рука отскакивает от нее», так как это «варка после жаренья».

Согласно всем мнениям, для сухой пищи не может быть «варки после варки», и поэтому разрешено положить холодное вареное мясо в подливку, горячую настолько, что «рука отскакивает от нее». И также разрешено поместить сухое мясо, обжаренное на открытом огне, даже в место, где оно разогреется настолько, что «рука будет отскакивать от него».

(8) Запрещено закутывать кастрюли в Шабат даже в то, что не добавляет тепла, и поэтому запрещено закутывать в Шабат даже в подушки и одеяла9, — но только если пища до сих пор находится в кастрюле, в которой она варилась. А если переложили в другую кастрюлю, разрешено10.

Комментарий «Дополнительная душа»

[1] Варка после варки

Приведенный здесь запрет касается только жидкой пиши, но в отношении твердой пиши действует правило: эйн бишуль ахар бишуль (нет варки после варки), и поэтому твердую пишу, сваренную до полной готовности, разрешено разогревать, даже если она полностью остыла после варки (Шульхан арух, Орах хаим 318:4), - но и такую пишу мудрецы запретили помешать в Шабат на огонь, потому что это выглядит как варка в Шабат (Мишна брура 253:87). Однако такую пишу - например, мясо с лапшой (но без соуса), - можно положить в снятый с огня суп или в миску, которой прикрыта стоящая на огне кастрюля Орхот Шабат 1:19). И так же разрешено положить подобную пишу на батарею или электрический обогреватель, предназначенный для отопления дома, так как батареи и обогреватели вообще не предназначены для варки пиши (Игрот Моше, Орах хаим 4:74/34/; Орхот Шабат 2:67/114/).

Правило «нет варки после варки» связано с тем, что твердые виды пиши варят в первую очередь с целью размягчить их и сделать более пригодными для еды, - и эти качества сохраняются даже после того, как пища остынет. А основным содержанием варки жидких видов пиши является именно их разогревание, но когда они полностью остывают, они как бы возвращаются к исходному состоянию - и поэтому в отношении жидких продуктов «еш бишуль ахар бишуль» (есть варка после варки), и соответственно, их запрещено ставить в место, где они могут вновь разогреться (Хазон Иш 37/13/; Киwур Илхот Шабат 16:8; Мишнат а-Шабат 14:3/3/).

Но если сваренная жидкая пиша еше сохраняет свое тепло, то, согласно точке зрения ряда авторитетных законоучителей, ее разрешено разогреть так же, как и твердую пишу, - и такой обычай принят в ашкеназских общинах (Рамо, Орах хаим 318:15, Мишна брура 99; Мишнат а-Шабат 14:3/4/). Но в сефардских обшинах не разогревают жидкую пишу, температура которой опустилась ниже уровня «яд соледет бо» (см. ниже - коммент. [з] «Рука отскакивает от него»).

[2] Субботняя плата с таймером

Согласно мнению большинства авторитетных законоучителей, запрещено ставить в Шабат на электрическую плату любую пишу, - так же, как на любой другой закрытый огонь, например, на блех (металлический лист, прикрывающий огонь на газовой плите). Но если на электрическую плату, предназначенную только для сохранения тепла, но не для варки, - по ошибке положили для разогрева твердую и полностью сваренную пищу (см. выше коммент. (א) «Варка после варки»), тогда следует спросить раввина, разрешено ли пользоваться этой пищей в Шабат (Шмират Шабат ке-илхата 1:25; Орхот Шабат 2:61/104-105/).

И также запрещено ставить в Шабат любую пищу на электрическую плату, которая еще не работает, но затем будет включена с помощью таймера (шаон Шабат), - и даже если пища сваренная и твердая. Однако разрешено в канун Шабата поставить пищу на электрическую плату, которая включится в сам Шабат при посредстве таймера (Хазон Иш 38/2/; Шмират Шабат ке-илхата 2:26; Орхот Шабат 2:68).

А если в Шабат, когда кастрюля уже разогревалась на электрической плате, прекратилась, а затем снова возобновилась подача тока, необходимо спросить раввина, как поступить, поскольку по этому вопросу еше не определено единого мнения (Орхот Шабат 2:50/83/).

[з] «Рука отскакивает от него»

При разогревании жидкой пиши запрет Торы «варить» нарушается в тот момент, когда жидкость достигает такой температуры, что «рука отскакивает от нее» (яд соледет бо) из опасения обжечься (Шабат 40б, Раши; Шульхан арух, Орах хаим 318:14; Кицур Илхот Шабат 16:3).

В Гемаре объяснено, что это такая температура, при которой может возникнуть ожег на животе младенца (Шабат 40б), - и это более точный и объективный признак, так как у некоторых людей «руки отскакивают» уже от невысокой температуры, а у других не «отскакивают» даже от очень горячей жидкости (Раши, там; Мишна брура 318:89). Но и этот признак по понятным причинам практически невозможно использовать для измерения температуры, а поскольку невозможно точно определить этот уровень, то из сомнения следует устрожать (Питхей тшува, Йорэ деа 105:7). Некоторые же законоучители полагают, что уровень «яд соледет бо» аналогичен такой температуре, при которой уже невозможно выпить напиток залпом, так как он настолько горячий, что приходится делать перерывы между глотками (Кицур Илхот Шабат 16:3).

Относительно величины этого уровня тепла в современных мерах измерения существуют различные точки зрения, но в плоскости практической алахи принято во всех случаях устрожать. Так, в примере, который приведен в данной книге, - когда ставят холодный напиток возле источника тепла, - следует устрожить и считать температурой «яд солелет бо» 45 градусов по шкале Цельсия (Шмират Шабат ке-илхата 1:1/3/- от имени р. Ш.-З. Ойербаха), а по некоторым мнениям - 43 градуса (Игрот Моше, Орах хаим 4:74, Бишуль 3) или даже 40 (Орхот Шабат 1/29/). А в тех случаях, когда этот «шиур» (т.е. уровень температуры) может быть использован для облегчения закона, - например, когда, согласно сефардской традииии, разрешено повторно разогревать жидкую пишу только в том случае, если она не остыла ниже этого уровня (см. выше коммент. (א) «Варка после варки»), - тогда, устрожая в отношении «шиура», следует брать гораздо более высокую температуру, которая уже наверняка является «яд соледет бо». По оценке р. М. Файнштейна, это температура не ниже 71 градуса по Цельсию (Игрот Моше, Орах хаим 4:74, Бишуль 3). Однако иные комментаторы оспаривают его оценку, отмечая, что у большинства людей «рука отскакивает» от напитка при гораздо более низкой температуре (Орхот Шабат 1/29/), - а именно, при 55-60 градусах Цельсия (Тшувот Маасе хошев 1:19).

[4] Как приготовить в Шабат чай и кофе?

И соответственно, запрешено наливать горячую воду из «первого сосуда» на чайные листья, чтобы заварить чай. И также запрещено помешать листья чая или заварочные пакетики во «второй сосуд» - например, в стакан, вода в который налита прямо из чайника, стоявшего на огне, - так как существует сомнение: возможно, чайные листья относятся к категории «легко развариваемых» видов пиши (калей а-бишуль), которые варятся даже во «втором сосуде» (Мишна брура 318:39). А есть законоучители, запрещающие заваривать чайные листья или заварочные пакетики даже в «третьем сосуде» (например, в стакане, вода в который налита из «второго сосуда»), так как, в соответствии с этим мнением, «калей а-бишуль» могут обвариться и в «третьем сосуде» (Орхот Шабат 1:43, 79).

И чтобы избежать всех сомнений, желательно приготовить прозрачную заварку в канун Шабата и еше до Шабата извлечь из нее заварочные пакетики, чтобы не нарушить также и запрет «перебирать» (борер) (Орхот Шабат 1:74/164/; см. выше - коммент. «Чайник с ситечком и заварочные пакеты» к гл. 18, п. 2). И лучше всего сохранить приготовленную заварку теплой, поставив заварочный чайник, например, на электрическую плату или на стоящий на плате бак с горячей водой, - и тогда в Шабат будет разрешено добавлять в нее горячую воду прямо из «первого сосуда» (Шмират Шабат ке-илхата 1:47; Мишнат а-Шабат 14:14:3).

Но если приготовленная до Шабата заварка уже остыла, то запрещено добавлять в стакан с этой заваркой горячую воду из «первого сосуда» (например, из чайника, стоящего на огне), - но следует налить горячей воды в пустой стакан, а затем добавить остывшей заварки. Однако, если заварка еше горячая, то лучше сначала налить ее в стакан, а затем добавить горячую воду из чайника, чтобы избежать добавления красящей жидкости в прозрачную воду, так как есть законоучители, полагающие, что запрет «красить» относится и к пищевым продуктам, - и хотя алаха определена не по этому мнению, при возможности следует устрожить (Мишна брура 318:39, Шаар а-ииюн 64-65; Орхот Шабат 1:75-76; см. также ниже - гл. 26).

Разрешено добавить в стакан с горячим чаем сахар, так как рафинированный сахар уже прошел при изготовлении проиесс «варки», а «нет варки после варки» (Мишна брура 318:71; см. ниже - п.7, а также выше - коммент. (к) «Варка после варки» к п. 1). Но от использования «сахарных таблеток» (сукразита) во «втором сосуде» следует воздержаться, не убедившись, что все входящие в их состав компоненты прошли при изготовлении процесс варки (Орхот Шабат 1:28, 87). И разрешается положить их в «третий сосуд», а также добавить в «третий сосуд» с чаем мед, листья мяты или дольку лимона (Орхот Шабат 1:44, 48)

Разрешено заваривать в Шабат растворимый кофе, так как кофейный порошок или гранулы уже прошли проиесс варки при их изготовлении, - но следует устрожить и заваривать растворимый кофе только во «втором сосуде» (Шмират Шабат ке-илхата 1:55). И разрешено добавить в стакан с горячим кофе пастеризованное молоко (Орхот Шабат 1:83).

1    Но задним числом (6е-ди-авад), даже если еврей сам положил еду на печь, она разрешена в пищу (Хаей одам, Илхот Шабат 20:1 б).

2    Если это необходимо для самого Шабата (там же 20:20).

3    Т. е. сосуда, в котором варилась пища, - и даже если он уже снят с огня, но еще не остыл ниже уровня «яд соледет бо» (Шульхан арух, Ораххаим 318:9).

4    В кодексе Мишна брура указано, что в холодной воде разрешено (318:37).

5    Но если они полностью остыли, запрещено (Хаей одам, Илхот Шабат 20:14).

6    Но задним числом (бе-ди-авад), если гой поставил уже сваренную, но остывшую пищу на печь даже после того, как огонь в печи был зажжен, ее разрешено есть (там же 20:16). А согласно алахическому решению, приведенному в кодексе Мишна брура, эту пищу разрешено есть только после того, когда она снова остынет, - да и то лишь в случае крайней необходимости, если нет другой еды на Шабат (Пискей Мишна брура).

7    Однако в книге Хаей адам указано, что эта точка зрения отнюдь не является общепринятой (Илхот Шабат 20:10). И тем не менее, в ашкеназских общинах, а также в ряде сефардских, принято устрожать в этом вопросе, как это и указано в данном пункте книги «Помните Тору Моше» (Орхот Шабат 1:26/62/).

8    Рамо в своих примечаниях к кодексу Шульхан арух указывает: «Обычай остерегаться того, чтобы класть хлеб даже во «второй сосуд» (т. е. в тарелку, в которую поместили варево из кастрюли), все то время, пока «рука отскакивает от нее» [Рамо, Ораххаим 318:5). Но в «третьем сосуде» обычай облегчать (Мишна брура 318:47).

9    Но именно горячую пищу. А если она остыла до такой степени, что «рука не отскакивает от нее», разрешено закутать ее в случае необходимости (Мишна брура 257:28).

И если сосуд с полностью сваренной до Шабата пищей был закутан в канун Шабата, разрешено развернуть его и вновь закутать, и даже в другие, более теплые, одеяла (Шульхан арух, Орах хаим 25, Мишна брура 257:4).

10    И даже если затем вновь переложил эту пищу в «первый сосуд», в котором она варилась, можно его закутать, так как в таком случае он уже больше не считается «первым сосудом» (там же).

Глава 23. Работа двенадцатая: стричь шерсть (гозез)

(1) Тот, кто стрижет шерсть или волос со скота — и даже после того, как шкура снята, — ответственен по закону Торы. И также тот, кто ощипывает птицу, ответственен по закону Торы, так как все это подпадает под запрет «стричь шерсть». А вырывать волос у скотины — как живой, так и мертвой, — это запрещено мудрецами. И поэтому следует остеречься, чтобы в случае, если есть вши или некий предмет прилепился к волоскам кожи, при их устранении не вырвать волос.

И также запрещено обрезать ногти или волосы и даже отрывать их рукой или зубами. А тот, кто отделил ноготь или волос с помощью специального инструмента, ответственен по закону Торы. И также запрещено отрывать отслоившийся кусок кожи, и понятно, что запрещено причесывать голову расческой или даже щеткой1, так как при этом наверняка вырвется волос.

1 Но, во всяком случае, разрешено немного поправить волосы с помощью щетки, сделанной из свиной щетины. Однако расчесывать волосы запрещено и с помощью такой щетки. И обычай, чтобы эту щетку использовали только в Шабат (Мишна брура 303:86-87).

Глава 24. Работа тринадцатая: отбеливать (мелабен)

(1) Тот, кто отбеливает, а также стирает ткань, изготовленную из любого материала, совершает тем самым « отбеливание », запрещенное Торой в Шабат. И не только, когда ткань стирают — т. е. трут одну сторону о другую, как принято при стирке, — но даже когда на ткань просто льют воду, это тоже называется «стиркой». А если на ней была какая-то грязь, и человек полил на эту грязь водой, — он, согласно всем мнениям, ответственен по закону Торы. Но даже если на ткани ничего не было, все равно это запрещено. И поэтому, если младенец помочился в Шабат на одежду, запрещено поливать на нее водой — как на одежду из шерстяной ткани, так и изо льна.

(2) Если вода пролилась на стол или на лавку, запрещено вытирать ее любой вещью, за чистотой которой следят. Этот запрет установлен мудрецами из опасения, как бы из этой вещи не стали выжимать воду, — ведь, поскольку за ее чистотой следят, это явилось бы запрещенной работой «отбеливать». И также, когда запачкались руки, не следует вытирать их вещью, за чистотой которой следят (например, скатертью), — и это запрещено из опасения, как бы он не стал стирать эту скатерть.

Однако если пролилась водка или вино, то можно вытереть, так как другими напитками, помимо воды, не отбеливают, ведь от этого ткань не становится белее. Но выжимать ткань, пропитавшуюся такими напитками, запрещено, так как это является нарушением запрета «молотить», как разъяснено выше, в главе 16, посвященной работе «молотить» (дат). А когда напиток, который выжимают из ткани, идет на выброс, — это разрешено.

А закон, связанный с процеживанием через ткань напитка, в котором оказались насекомые, разъяснен выше, в главе 18, посвященной работе «отбирать» (борер).

(3) Запрещено отряхивать ткань, которая была замочена в воде или на которую попал дождь, и ее запрещено даже переносить — из опасения, как бы ее не выжали1. И также запрещено раскладывать или вешать ее, чтобы высушить, — из опасения, как бы не сказали, что он стирал в Шабат. И даже в месте, где никто не видит, — запрещено.

Однако, если на пеленке, в которую заворачивают младенца, имеется кал или не вся она пропиталась мочой, и если у него нет другой, такую пеленку разрешено вывесить для просушки — ведь, поскольку на ней остаются следы кала и мочи, очевидно, что он ее не стирал. Но только не следует раскладывать ее перед печью, в месте, где жар достигает такой степени, что «рука отскакивает» (яд соледет бо) — это запрещено, поскольку является совершением работы «варить».

(4) Тот, кто стряхивает с новой черной одежды попавший на нее снег или замочившие ее капли дождя, ответственен по закону Торы. Но поскольку мы не знаем точно, до какой поры одежда считается «новой»2, запрещено стряхивать снег или капли дождя с любой черной одежды3. А также запрещено стряхивать попавшие на нее пыль и пепел4, и следует устрожить и не снимать перья с одежды. И понятно, что стряхивать с помощью щетки или метелки тоже запрещено.

(5)    Однако относительно кожи не говорят:    замачивание — это уже и есть стирка. Поэтому, если на ней есть грязь, разрешено полить на нее водой. Но запрещено стирать кожу — т. е. тереть две стороны друг о друга5, как принято при стирке, — так как, во всяком случае, запрет «стирать» касается и ее[1].

(6)    Разрешено погрузиться в воды миквы в Шабат, но только следует остеречься, чтобы не выжимать волосы.

Комментарий «Дополнительная душа»

[l] Скатерть из синтетических материалов

Правило «замачивание - это (уже) и есть  стирка» относится только к таким материалам, которые впитывают воду, - но не к коже и не к пластмассе. И поэтому разрешено полить водой на запачкавшуюся кожаную обувь или на водонепроницаемую скатерть, изготовленную из синтетических материалов (типа «клеенки» или одноразовой скатерти из тонкой пленки). Но запрешено тереть одну часть подобной скатерти о другую или с силой стирать с них грязь (даже просто рукой) пока они еще влажные, так как это уже является «стиркой» (Кицур Илхот Шабат 19:5; Орхот Шабат 13:37). И такой же закон относится к обуви или одежде из резины (Шмират Шабат ке-илхата 15:5).

И также разрешено замачивать одежду или утварь, изготовленную из подобных материалов, в воде (но без добавления моюших средств), - при условии, что ею собираются воспользоваться в тот же Шабат. Но если кожаная обувь или водонепроницаемая одежда из синтетических материалов прошита натуральными нитями или включает какие-либо элементы из натуральной ткани, замачивать ее запрещено (Шмират Шабат ке-илхата 15:5; Орхот Шабат 13:37-38).

Хотя есть разрешающие замачивать в Шабат также и ткань, изготовленную из синтетических нитей (вообще без применения натуральных), например, синтетические рубашки, носки и т.п. {Шмират Шабат ке-илхата 15:6), - все же, по мнению большинства авторитетных законоучителей, это запрещено, так как эти материалы все же частично впитывают воду между волокнами (Шевет а-леви 5:27; Хут шани 2:33, Мелабен ам. 208; Орхот Шабат 13:39). И согласно всем мнениям, ткань, изготовленную из синтетических нитей, запрещено выжимать или с силой стряхивать с нее воду (Шмират Шабат ке-илхата 15:6; Орхот Шабат 13:41).

1    Рамо поясняет, что запрет касается только такой ткани, за которой обычно следят, чтобы она была сухой (Орах хаим 301:46). Но тряпки, которые всегда остаются влажными, можно переносить (Мишна брура 301:172).

2    В кодексе Мишна брура указано, что «новой» называется одежда, которой еще не много пользовались и по виду которой можно различить, что она - новая (302:1).

3    В кодексе Мишна брура отмечено, что в книгах других законоучителей последних поколений это устрожение не упоминается. И тот, кто устрожит в этом вопросе, будет благословен, а тому, кто облегчит, есть на что опереться, - но лучше, если он отряхнет измененным способом (там же, Беур алаха «Лахош ли-дварав»).

4    Но, во всяком случае, можно положиться на тех законоучителей, которые облегчают в этом вопросе и разрешают, чтобы гой сделал это для еврея (там же 302:6).

5 Так объяснено в книге Хаей одам (Илхот Шабат 22:11).

Глава 25. Работа четырнадцатая: прочесывать (менапец)

(1) «Прочесывать» — значит расчесывать гребнем шерсть или лен или отбивать шерсть, чтобы изготовить из нее войлок, или отбивать сухожилия, чтобы они годились на нити, как это делают сойферы — писцы священных книг.

Глава 26. Работа пятнадцатая: красить (цовеа)

(1) Тот, кто красит устойчивой краской, ответственен по закону Торы. А если краска неустойчивая, то это запрещено мудрецами. И поэтому, когда руки окрашены от плодов, которые ел, — например, от вишен и т. п., — следует остеречься, чтобы, если возможно, не вытирать их тканью, поскольку они ее окрасят. И также, если из носа пошла кровь или порезал палец и из него пошла кровь, следует остеречься, если это возможно, чтобы не вытирать кровь белой или красной тканью.

И запрещено окрашивать только такие вещи, которые обычно красят, — но продуктов питания крашение вообще не касается.