Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Путь к вере

Путь к вере

Вера и вековая традиция

Многочисленны пути, ведущие к вере

Многочисленные дороги и тропы ведут к вере — дорога чувства, логики, науки и исследования. Пути к центру веры пересекают просторы вселенной. Ведь "небеса проповедуют славу Б-жию, и о деяниях рук Его повествует небесный свод. День дню говорит, и ночь ночи открывает знание” (Псалом 19). В сущности человеческого бытия — в ощущении его внутренней Б-жественной стороны, в душе — есть окна, позволяющие заглянуть внутрь храмов веры. ”Из плоти моей узрю Б-га” (Иов 19, 26). И действительно, мудрость и чувство привели к вере Израиля людей, которые увенчали ее славой.

За минувшие тысячелетия иудаизм не только прошел через испытания огнем и кровью, но также и через горнило исследования, философии и критики, из которого он вышел закаленным и озаренным сиянием истины. К подвижникам чистой веры принадлежат Рамбам, великий мыслитель и кодификатор; ибн-Эзра, великий толкователь, который провел все ценности иудаизма под жезлом своего исследования; Иеуда Алеви, мыслитель и поэт, увенчанный короной поэзии и утонченного чувства. Они пришли к истинной вере различными путями.

Пути для всех и для каждого в отдельности

Однако следует различать между тропами для одиночек и путем для многих. Наш мир сотворен так, что хотя ”славою

Его полнится мир, - слуги Его спрашивают один у другого: Где место славы Его?” (Кдуша). Не вдаваясь в подробности при анализе мнений наших учителей-предшественников об исследовании и философии как средствах укрепления целостной веры, следует отметить, что все они рассматривают исследование и философию как дополнительный элемент и как удел отдельных личностей; но, с другой стороны, существует главный путь, проложенный для многих, для каждого из Израиля. Еврей призван и обязан идти по нему, а за пренебрежение этой обязанностью с него взыскивается. О пути, общем для всех, мы будем говорить в последующих главах.

Корень израильской, иудейской веры

Могучей, непоколебимой основой, на которой зиждется величественный храм веры и о которую разбиваются скептицизм и критика, является многовековая традиция, предание отцов, переходящее от поколения к поколению. Это основа основ, от которой вера устремляется ввысь, оставаясь ясной и доступной для каждого из народа Израиля — для мужчин, женщин и детей. К проникнутой единством совершенной вере нельзя ничего прибавить, от нее нельзя ничего отнять. Корень и начало этой веры в видении, в восприятии зрением и всеми другими чувствами и средствами интеллектуальными и духовными, находящимися в распоряжении человека. Посредством видения, ощущения и осознания были заложены основы веры, укоренившейся в народе Израиля, в первом поколении верующих в Господа и верящих Моше, Его слуге, - в поколении, которое получило Тору на горе Синай, и Тора передавалась в Израиле от отцов сыновьям беспрерывно вплоть до наших дней. Условия, способ и форма такой передачи предполагают ясное осознание и абсолютную истинность.

Эта азбука учения иудаизма общеизвестна и общедоступна; но наряду с известностью существует также незнание.

К сожалению, нам приходится видеть, как в наши дни пренебрегают этой основой веры и даже ошибочно отождествляют ее с ”как заведено”.

Нашей целью является напомнить о великих, всеобъемлющих основах, насколько это по силам автору и насколько позволяют рамки книги, в которой не содержится ничего нового, а только приведены высказывания из книг наших учителей-предшественников вместе с объяснениями и толкованиями на простом доступном языке.

Осознание, предание и видение

Верное свидетельство

Повсюду принято верить свидетельским показаниям людей. Согласно правовому законодательству, принятому у многих народов, на свидетельские показания опираются при вынесении приговора, в том числе при вынесении смертного приговора. В повседневной жизни мы также исходим из сообщений очевидцев. От общепризнанности и общего согласия людей в каком-либо определенном вопросе зависит мера достоверности: человек может клятвенно заверять в истинности того, что произошло на другом краю света. Порою он верит свидетельству так же или даже больше, чем виденному собственными глазами.

Представим себе, что появился человек, со всей серьезностью заявляющий: "Почему я должен верить в то, что в мире была война, ведь я не видел ее своими глазами, а только слышал рассказы о ней. Вы говорите, что где-то есть Индия и Китай. Я не был там и не верю вашим рассказам. Быть может, это неправда”. Если бы появился такой человек, мы сочувственно пожали бы плечами, понимая, что с нами говорит душевнобольной.

Мы не сомневаемся в достоверности сведений о событиях, происшедших много веков тому назад. Для нас является очевидным то, что некогда жили императоры Александр Македонский и Наполеон. Мы знаем о важных исторических событиях, происшедших в давние времена. И если кто-то заупрямится: ”Быть может, это ложь, выдумка писателей?” — мы объясним ему, что публичная ложь в таких масштабах не может существовать. В большинстве случаев удается разоблачить лгуна-одиночку. И тем более невозможно, чтобы все общество согласилось и приняло ложь. Отец не передаст ложь сыну, а поколение не выдаст вымысел за правду и не передаст его потомкам.

От поколения к поколению переходит история мир и история каждого из народов. Предположения передаются как предположения, легенды как легенды, а достоверные факты — как абсолютная достоверность. Разногласия существуют только в разъяснении событий, в определении причин и мотивов, предшествовавших им, ибо о них обычно не сообщается непосредственно. Однако сомнения не распространяются на то, что поколение и век открыто подвергли проверке.

Общепризнанность наследия

Многогранная жизнь общества опирается на взаимное согласие и традицию. Первую букву алфавита мы называем ”алеф”. Разве возникают у нас сомнение и мысль о том, что, быть может, ее следовало бы называть не ”алеф”, а ”бет”? Откуда у нас уверенность в правильности? Так передается от поколения к поколению, такова традиция отцов. Рецепт хлеба, который мы едим, общий язык, на котором мы говорим, также являются наследием отцов. В области знания и науки, идей и культуры каждое поколение наследуют предыдущему, совершенствует полученное им и строит свой мир. И если бы появился "новатор”, желающий сбросить с себя иго наследия и начать все сначала, ему сказали бы: "Хорошо, но в этом случае тебе придется прикрывать наготу фиговым листом, ты будешь добывать огонь из камней и жить в пещерам и расселинах скал”. Основа жизни всякого цивилизованною человека состоит в том, что каждое из поколений получает наследие от предшествующего и вносит свой вклад в то, что получено им в наследство.

Итак, мы получаем в наследие сведения об исторических событиях, о которых известно из преданий. Сведения внушают доверие, когда они передаются от поколения к поколению в качестве обычаев и образа жизни, с которыми человек связан постоянно, ежедневно, ежечасно. Традиция обладает значительно большей достоверностью, когда передаваемое ею требует от человека усилий и самоотверженности, чему природа человеческая обычно противится, т. е. когда предана содержит идеи и предписывает образ действия, обуздывающие человека, которые невозможно принять, не осознав их необходимость и истинность. Если бы человек сомневался в истинности предания, он не взял бы на свои плечи эту тяжелую ношу.

Отношение поколений к преданию

Убедительным доводом является способ передачи иудейского наследия, который отличался серьезностью и возвышенностью, строгостью и бережным отношением к каждому знаку, тревогой и трепетом. Достоверность и убедительность возрастают, когда предание принимается от человека верного и любящего, заботливого и преданного тебе, от всей души желающего направить тебя на путь истины. Неизмеримо возрастает мера достоверности и истинности, если предание передается в такие моменты, когда человек возносится на вершину кристально чистых представлений о жизни, освобождается от оков своих слабостей, недостатков и предрасположений. Такое сообщение обладает неоспоримыми истинностью и достоверностью, которые не уступают очевидности сенсорного восприятия и осознания, в которых участвуют разум и чувства человека.

Предание иудейское

Издавна овеянное величием истины

Рассмотрим теперь цепь векового предания израильского народа. Обратим внимание на каждое из звеньев этой цепи. Разве может человек не застыть в безмолвном восхищение перед величием вечной могучей истины, чистой и свяюй. В нашем человеческом языке не хватает слов для определения этой истины.

Власть Б-га и Его Торы над всей жизнью

Что составляло содержание жизни Израиля, жизни отдельного человека и общества в целом на протяжении тысячелетий до последнего времени? Жизнь еврея представляла собой непрерывную цепь жизни Торы, веры и служения Господу. От рождения до смерти, ежедневно, ежечасно, ежеминутно человек из Израиля неотделим от веры и исполнения заповедей. Кто господствует над его внешней и внутренней жизнью, над его совестью, мыслью и действием? Кто властвует над его телом, над всем его существом? Б-г Израиля. Что является определяющим для выбора пищи, для его работы и торговли, что определяет его удовольствия, развлечения, отдых, поведение, одежду, что определяет его скорбь, слезы, боль и радость? Тора Израиля.

На теле еврея знак священного завета. Тфилин на руке против сердца, "чтобы этим подчинить желания и помыслы нашего сердца служению Ему, благословенно имя Его”. Тфилин на голове, над мозгом, — чтобы душа, которая в нем, и все мои чувства и силы подчинились служению Ему, благословенно имя Его”. Еврей облекает свое тело в цицит, кисти видения, чтобы ”так да облекутся душа моя и 248 членов и 365 жил моих светом цицит, знаменующих собой 613 заповедей”. Пробуждаясь утром, еврей ежедневно принимает бремя царства небесного, Торы и заповедей; он предстает перед своим небесным Отцом, чтобы прославлять, восхвалять, благодарить и благословлять, он изливает душу перед Творцом, вкладывает в молитву жар своей души и принимает основы веры и ее принципы от "обновления мира” до особого благословения "воскрешающий мертвых”.

Входя в дом, еврей целует мезузу. А почему он любит ее? Потому что она говорит о принятии ига царства небесного, ига Торы и заповедей. Каждой трапезе предшествует и каждую трапезу завершает благословение Господа. А что ест ев рей? То, что дозволено в пищу Торой. Когда еврей отправляется в путь, его сопровождает молитва. Когда еврей занят работой и торговлей, Тора руководит им. Тора устанавливает порядок в том, что видит его глаз, слышит его ухо, произносят его уста. Но вот день клонится к вечеру, и молитва Минха ободряет душу еврея, и он ждет вечера, чтобы заняться изучением Торы, Учения жизни, Учения Б-га, которое успокоит его, утешит, утолит его жажду, вознесет и возвысит его. В его жилище пребывает Шехина, между ним и его женой - завет Торы, ее законы и уставы. Перед сном он принимает иго царства небесного и отдает отчет о поступках, совершенных за прошедший день. Он ведет себя скромно и благопристойно, Тора направляет его действия. Бодрый, с новыми силами, пробуждается он на заре, чтобы служить своему Творцу.

На протяжении шести рабочих дней недели еврей пребывает под сенью Субботы. Суббота — святая святых для Б-га Израиля. Она свидетельствует об обновлении мира, о вручении Торы, о Провидении Творца, о всех основах Торы и принципах веры. В этот день еврей освобождается для жизни. полной святости и Торы, в этот день он возносится и приближается к Б-гу.

А каково содержание еврейских праздников? В праздник освобождения, в праздник Песах, еврей переживает избавление от египетского рабства, избавление, сформировавшее израильскую нацию, — переживает не только как воспоминание, а как реальное событие своей жизни. А в праздник Шавуот, праздник вручения Торы, еврей приобщается к Синайскому откровению и принимает Тору. В праздник Рош Ашана, в Новолетие, восходит на престол суда Царь, Царь мира. В Судный день, в Йом Акипурим, еврей очищает себя пред Царем. В праздник Суккот он радуется пред Ним, исполняя Его заповеди, своими глазами видя кущи и облака славы, которые видела израильская нация в пустыне.

Участие души в исполнении заповедей

С каким воодушевлением служит еврей своему Тво зцу и исполняет Его заповеди, какую самоотверженность проявляет он для того, чтобы выстоять в испытаниях. Вспомним о верности, сердечной радости и приверженности, с которой израильтянин исполняет Синайские повеления.

Какое серьезное отношение, готовность, требовательность и забота о каждой букве предписания! Как радуется сердце великолепию этрога, как целует еврей филактерии и кисти видения, как заботится он о всякой малой детали, с какой любовью и с каким трепетом относится он ко всему, связанному с заповедью.

Наследие отцов

Кто возложил на еврея любимое им и желанное бремя? Отец и мать, все предшествующее поколение. А кто возложил на его родителей, на их поколение эту священную ношу, Учение жизни? Отец и мать его отца, отец и мать его матери, их поколение. А кто ввел их предков под сень крыльев Шехины? И так, из поколения в поколение, путь ведет к нашему учителю Моше, к Синайскому откровению и к Б-гу Израиля.

Кто со священным трепетом делал младенцу обрезание на восьмой день после его рождения? Отец, любящий его как лушу свою. А кто плакал из-за причиненной ему боли и от радости, что на ее долю выпало счастье ввести его в завет нашею праотца Авраама? Его мать, еврейская милосердная мать. Разве это фальшивые слезы? Разве это притворство?

А что завещал еврею отец, расставаясь с ним на ложе страдания? В час, когда человек смотрит на мир непредубежденно, освободившись от оков материального и от своих заблуждений, когда он мысленно обозревает свою жизнь, давая себе отчет о прожитом и совершенном. Обращаясь в этот час к сыну, к своей надежде и утешению, что говорит он ему последним своим словом, в котором стремится воплотить все самое важное? — "Служите Б-гу Израиля и храните Его Учение!” Разве отец обманет сына?

Ради чего готов еврей пожертвовать своим имуществом, силами и жизнью? Ради чего он готов идти на смерть? Каково его последнее слово в этом мире? — "Слушай, Израиль! Господь — Б-г наш, Господь един!” Неужели кто-то осмелится назвать это притворством?

От кого еврей унаследовал это? Кто вдохнул в него жар души, самоотверженность и сердечную тоску по возвышенному кто разжег пламя в его крови, кто воцарил над ним Б-га Израиля и Его Тору? Поколение прошлого, воплощенное в нем, в его крови, в его душе, в его сердце — в еврейском сердце.

В свете исследования

Наш народ — народ жестоковыйный, все проверяющий, всему сопротивляющийся, всегда у него наготове вопрос: "Что это? Откуда?” Этому народу чужда дисциплина, безмолвное подчинение, слепое повиновение. Трудно представить себе объем проверки и исследования, через которые предание проходило в каждом поколении.

Так крепла и закалялась израильская цепь. Каждое поколение видело цель и предназначение своей жизни в передаче Синайского наследия грядущему поколению. Это соединяет в единую цепь все поколения - звенья. Наше, бедное поколение также стоит на пути, ведущем к нашему учителю Моше, к Синайскому откровению и к Господу, Б-гу Израиля.

Истинность Торы

”Верую верою искренней, то вся Тора, которая ныне находится в наших руках, есть та, которая дана нашему учителю Моше, мир ему”.

(Тринадцать принципов веры, изложенных Рамбамом)

Удивительный путь

Особого внимания заслуживает путь Торы, происходящее со свитком Торы, начиная с его написания и хранения Бережное отношение и святость окружают все, что связано с Торой, со времени ее вручения и до наших дней.

Буквы Торы, их форма и ”венцы” являются неизменными. Точно установлено количество ее букв и слов. Если в свитке есть одна лишняя буква, или недостает одной буквы, или хотя бы одна буква в нем повреждена или стерта, он негоден, над ним запрещено произносить благословение, по нему запрещено читать. Недостатки, обнаруженные в свитке, необходимо устранить, в противном случае свиток хранят в особом предназначенном для этого месте. Удивительны точность и осторожность при написании свитка Торы, бережность, с которой относятся к нему, а также условия, требуемые для охранения его святости.

Правила написания свитка Торы и забота о его святости распространяются также на изготовление пергамента, на полосе которого пишут Тору, и на все процессы до окончательного завершения работы. С самого начала пергамент готовят исключительно для этой цели, ”ради святости свитка Торы”. Все связанное с написанием свитка Торы точно определено и установлено Алахой: чернила и перо пишущего, жилы, которыми сшивают полосы. Не только написание букв как таковое, но также и духовная направленность при этом, строка, текст и промежутки между словами и строками, расположение и форма ”песен”, все определено заранее с мельчайшими подробностями. Так, с соблюдением правил и мер предосторожности, пишется Тора от ”бет” в ”Берешит" до ”ламед” в ”ле эйней кол Исраэл”. Все поколения дома Израилева заботились о безупречном соблюдении этих законов в их целостности.

С тех пор, как наш учитель Моше принял Тору и передал ее Израилю (как написано: ”И повелел Моше левиим, носящим ковчег завета Господня, сказав: Возьмите эту книгу Учения и положите ее сбоку ковчега завета Господа, Б-га вашего, и да будет она там против тебя свидетельством” (Дварим 31, 25—26); ”и написал тринадцать свитков Торы от ”бет” до ”ламед”, и дал свиток каждому из колен, чтобы вести себя согласно ему /Учению/ и ходить по законам его” /Рамбам/), ее хранили как зеницу ока, писали с соблюдением всех правил и в том виде, в каком она была дана, писали с любовью, в святости и чистоте, ее передавали из поколения в поколение до наших дней. Есть ли в мире сокровище, хранимое так, как евреи хранили свиток Торы? Неужели кто-нибудь осмелится внести в него какое-либо малое изменение‘’ Даже в наши дни, когда люди позволяют себе вольности в вопросах Торы и духа, никому не удастся внести самое незначительное изменение в свиток Торы. Совершенно очевидно, что мы обладаем сегодня той Торой, которая была получена нашим учителем Моше на Синае.

Самоотверженная привязанность

Никакое сокровище в мире не хранится так, как свиток Торы у евреев. Где тот писатель, который перечислит все священные свитки Торы, написанные на протяжении веков, и расскажет о преданности и любви, усердии и священном трепете, чистоте и радости, в которые израильтяне облачали написание и хранение свитка Торы во все времена? Где тот художник, который отразит чувства и душевную привязанность, вложенные в ковчеги Торы, предназначенные служить вместилищем для священных свитков? Где тот поэт, который расскажет о чувствах радости и любви, о душевном трепете и святых чувствах еврейской женщины, шьющей облачение для свитка Торы, вышивающей завесу для ковчега - вместилища свитка Торы?

Где бы ни находился еврей, вместе с ним пребывает свиток Торы. Везде, где собираются десять евреев, они отводят место для молитвы, устанавливают ковчег Торы, помеиают в него свиток Торы, написанный согласно законам, с соблюдением всех правил, с благоговением и любовью, в святости и радости. Они читают по свитку в каждый второй и пятый день недели (т. е. по понедельникам и четвергам) и по субботам, из месяца в месяц, от праздника к празднику. Цикл чтения Торы завершается ежегодно. В праздник Симхат Тора евреи целуют священный свиток, танцуют с ним и вокруг него, приобщаются к радости Торы.

Вечный завет

Тора и Израиль тесно связаны друг с другом со времени Синайского откровения - когда был заключен вечный союз-завет между Святым, благословен Он, Торой и Израилем — и до сего дня. Когда Израиль жил на своей земле, свиток Торы пребывал в своем ковчеге; когда Израиль находился в изгнании, свиток Торы был с ним; Израиль скитался, держа в руках свиток Торы. Они вместе шли по пути истории — в покое и в страданиях, в скитаниях, в крови и в огне, в изгнании и в стране отцов.

Евреи были рассеяны по всему миру. На протяжении веков еврейские общины жили своей жизнью, оторванные друг от друга, в разных концах земли, лишенные возможности общения. Века разъединения привели к тому, что общины отдалились друг от друга, возникли различия. Но вот евреи возвратились, прибыли в Страну Израиля с востока и запада, с юга и севера и принесли с собой священные свитки Торы. Невзирая на различия, порою значительные, между группами возвратившихся из изгнания, не существует различия между свитками Торы, которые были доставлены ими со всех концов земли. Повсюду мы встретим тот же свиток Торы, той Торы, которую получили на Синае. Задумаемся же над этим удивительным явлением, с еврейской гордостью поднимем наши головы и приобщимся к истинам Торы.

Устное Учение

Сказанное нами относится как к письменному Учению (Тора шебихтав), так и к устному Учению (Тора шебеал-пе), которое является толкованием первого. Тора и ее толкование представляют собой единое органическое целое, которое невозможно расчленить. Без устного Учения Учение письменное стало бы книгой за семью печатями, в которую невозможно проникнуть. Подобно тому, как благодаря традиции нам известно соответствие между графическим изображением и звуком, значение слов и способ их произнесения мы получили также толкование содержания, различных деталей и способов исполнения предписанного. Например, в Торе сказано: ”В кущах живите семь дней”. Но каковы эти кущи, что они представляют собой, каковы их размеры, чем их нужно покрывать? Как исполнить заповедь и т. д.? В Торе сказано: ”И навяжи их (эти слова) в знак на руку твою пусть они будут знамением между глазами твоими”. Но что это — тфилин? Из чего и как их изготовляют? Каков порядок их возложения? Ответы на все эти вопросы содержатся в устном Учении, которое собрано в Талмуде и в талмудической литературе. 'Толкование Торы также получено из уст Всемогущего. И вид, который куща, лулав, шофар, цицит, тфилин имеют сегодня, является тем видом, о котором Превечный, благословен Он, говорил Моше” (Рамбам).

Письменное и устное Учение, Танах и Талмуд, составляют единое целое. В заключение укажем на один символический знак. Тора завершается буквой ”ламед” в ”леэйней кол Исраэл”, Танах также завершается этой буквой: ”Ашем Эло-кав имо веяал” (конец Хроники), а Талмуд начинается буквой ”мем”, следующей за ”ламед”.

Все Учение, как устное так и письменное, передано нам традицией поколений посредством изучения и исполнения, в теории и практическом осуществлении, в цепи предания. Мы протягиваем друг другу руки и соединяем их, поколение с поколением, мы соединяем звенья золотой цепи, которая проходит через тысячелетия от Синайского откровения, когда мы приняли ее от Господа, Б-га Израиля, даровавшего Тору.

Цепь преемственности

Абсолютная последовательность

Цепь преемственности проста, ясна, непрерывна. Эго относится к преданию закона и действия, идей, основ веры и ее принципов, которые также являются практическими указаниями. Все определено, сплетено и соткано в единую ткань. Все составляет один комплекс: законы Торы и основы веры, данные нам Господом, к которым нельзя ничего прибавить и от которых нельзя ничего убавить; предписания наших мудрецов, установления, запреты и обычаи. Все ясно и открыто для каждого, кто искренне, серьезно и чистосердечно стремится постичь сущность вещей.

Звено цепи — это каждое из поколений Израиля с его массами и вождями, старейшинами, мудрецами, пророками и священнослужителями, гениями, праведниками и великими мужами, судьями и руководителями, которые исполняли Тору Израиля и жили ею, были носителями традиции поколении и передавали ее в наследие поколению, следующему за ними.

Подробное изложение и изучение последовательности поколений является темой для большого всеобъемлющего труда. Однако приведем здесь сказанное Рамбамом о традиции принятия Учения от Синайского откровения до завершения Вавилонского Талмуда, ибо начиная с этого периода все совершившееся простирается перед нами подобно раскрытой книге.

Моше получил Тору с Синая

”Все заповеди, данные Моше на Синае, были даны ему с толкованиями, как сказано: ”И Я дам тебе скрижали каменные, Тору и заповеди” (Шемот 24,12). 'Тора' — это письменное Учение, а 'заповедь’ - это толкование. И повелел нам исполнять Тору согласно 'заповеди’. А эта заповедь называется устным Учением.

Перед смертью наш учитель Моше своею рукой записал всю Гору и дал каждому колену по свитку, а один свиток поместил в ковчег на веки вечные. Как сказано: "Возьмите эту книгу Учения и положите ее сбоку ковчега завета Господа, Б-га вашего, и да будет она там против тебя свидетельством' (Дварим 31, 26). А заповедь, которая является толкованием Торы, не была записана им, но он завещал ее старейшинам и Иеошуа и всему Израилю, как сказано: ”Все, что я заповедую вам, бережно исполняйте” (Дварим 13, 1), и поэтому она называется устным Учением”.

Старейшины и пророки

”Хотя устное Учение не было записано, наш учитель Моше изложил его полностью в своем бет-дин семидесяти старейшинам. И Эльазар, Пинхас и Иеошуа втроем приняли /Учение/ от Моше; а Иеошуа, своему ученику, Моше передал устное Учение и заповедал его ему. Иеошуа все дни своей жизни устно передавал Учение, и многие старейшины приняли его от Иеошуа, а Эли принял его от старейшин и Пинхаса. Шмуэль принял от Эли и его бет-дина. А Ахия Ашилони получил от Давида и его бет-дина. Элиша получил от Элияу и его бет-дина. А Иеуда Акоэн получил от Элиши и его бет-дина. Зехария получил от Иеуды и его бет-дина. А Ошея получил от Зехарии и его бет-дина. А Амос получил от Ошеи и его бет-дина. А Иешаяу получил от Амоса и его бет-дина. А Миха получил от Иешаяу и его бет-дина. А Иоэль получил от Михи и его бет-дина. А Нахум получил от Иоэля и его бет-дина. А Хавакук получил от Нахума и его бет-дина. А Цфания получил от Хавакука и его бет-дина. А Иермияу получил от Цфании и его бет-дина. А Барух бен-Нерия получил от Иермияу и его бет-дина. А Эзра и его бет-дин получили от Баруха бен-Нерия и его бет-дина”.

Мужи Великого Собрания

”Бет-дин Эзры назывался ”мужи Великого Собрания”, это Хагай, Зехария, Малахи, Даниэль и Ханания, Мишлэль, Азария и Нехемия бен-Хахалия и Мордехай Билшан и Зрубавель и с ними много мудрецов, общим числом сто двадцать старейшин. Последним из них был Шим’он Праведник, он был одним из ста двадцати и принял устное Учение от всех, и он был первосвященником после Эзры”.

Цепь танаим

"Антигнос из Сохо и его бет-дин приняли /Учение/ от Шим’она Праведника и его бет-дина. А Иосе бен-Иоэзер из Цереды и Иосе бен-Иоханан из Иерусалима и их бет-дин приняли от Антигноса и его бет-дина. А Иеошуа бен-Пралия и Нитай из Арбел и их бет-дин приняли от Иосе бен-Иоэзера, Иосе бен-Иоханана и их бет-дина. А Иеуда бен-Табай и Шим’он бен-Шатах и их бет-дин приняли от Иеошуа бен-Прахии и Нитая из Арбел и их бет-дина. Шмая и Авталион, праведные прозелиты, и их бет-дин приняли от Иеуды и Шим’она и их бет-дина. Илель и Шамай и их бет-дин приняли от Шмаи и Авталиона и их бет-дина. А рабан Иоханан бен-Закай и рабан Шим’он, сын Илеля Азакен, приняли от Илеля /и Шамая/ и его бет-дина. Рабан Гамлиэль Азакен принял от рабана Шим’она, своего отца, сына Илеля Азакен. А рабан Шим’он, его сын, принял от него. А рабан Гамлиэль, его сын, получил от нею. А рабан Шим’он, его сын, получил от него. А рабби Иеуда, сын рабана Шим’она, прозванный Рабену Акадош, получил от своего отца и от рабби Элиэзера бен-Шамуа и от рабби Шим’она, его товарищей”.

Составление Мишны

"Рабену Акадош составил Мишну. Со времен нашего учителя Моше до Рабену Акадош не было составлено /одно общее/ сочинение, которому обучали бы многих путем устного учения. Но в каждом поколении глава бет-дин или пророк, живший в том поколении, записывал для себя слышанное им от учителей и на словах обучал многих. И так каждый записывал для себя, согласно своим возможностям, из толкований Торы и ее законов, как ему довелось слышать, и то новое, что вносилось в каждом поколении, /т. е./ не узнавалось из услышанного, а постигалось, исходя из одного из тринадцати принципов толкования Торы, и когда с этим /нововведением/ соглашался большой бет-дин. А он /Рабену Акадош/ собрал все слышанное, и все законы, и все толкования и объяснения, слышанные от нашего учителя Моше, и все, чему учил бет-дин каждого поколения, и составил из всего этого книгу Мишны, и обучал этому мудрецов публично, и открыл всему Израилю и записал, и положил повсюду, чтобы не забывалось устное Учение в Израиле.

Почему Рабену Акадош поступил так, а не оставил все по-прежнему. Потому что видел, что число учеников уменьшается, а беды все прибывают, и римское владычество распространяется и крепнет в мире, — составил одно сочинение, чтобы дать его всем, чтобы изучили его быстро и оно не было забыто. И все дни своей жизни он со своим бет-дином обучал Мишне публично. Вот великие мудрецы, которые входили в бет-дин Рабену Акадош и приняли от него: Шим’он и Гамлиэль, и рабби Ханина бен-Хама, и рабби Хия, и Рав, и рабби Янай, и бар-Капара, и Шмуэль, и рабби Иоханан, и рабби Ошея. Это великие мудрецы, принявшие от него, а с ними тысячи и десятки тысяч других мудрецов... Рав составил Сифра и Сифре, чтобы разъяснить и истолковать принципы Мишны. А рабби Хия составил Тосефту, чтобы разъяснить изложенное в Мишне. Рабби Ошея и бар-Капара составили Барайтот, чтобы разъяснить высказывания Мишны. А рабби Иоханан составил Иерусалимскую Гмару в Стране Израиля после разрушения Храма”.

Цепь амораим

”А среди великих мудрецов, которые приняли от Рава и Шмуэля, были рав Уна, и рав Иеуда, и рав Нахман, и рав Канана. А среди великих мудрецов, которые приняли от рабби Иоханана, были рабби Ами, и рабби Аси, и рав Дими, и рабби Авин, А среди мудрецов, которые приняли от рав Уны и рав Иеуды, были Раба и рав Йосеф. А среди мудрецов, которые приняли от Рабы и рав Йосефа, были Абае и Рава, и оба они приняли также от рав Нахмана. А среди мудрецов, которые приняли от Равы, были рав Аши и Равина. А Мар бар рав Аши принял от своего отца и Равины.

...Таким образом, от рав Аши до нашего учителя Моше (мир ему) есть сорок поколений: 1) рав Аши от Равы, 2) Рава от Рабы, 3) Раба от рав Уны; 4) рав Уна от рабби Иоханана и рав Шмуэля; 5) рабби Иоханан и рав Шмуэль от Рабену Акадош; 6) Рабену Акадош от рабби Шим’она, своего отца; 7) рабби Шим’он от рабана Гамлиэля, своего отца; 8) рабан Гамлиэль от рабана Шим’она, своего отца; 9) рабан Шим’он от рабана Гамлиэля Азакен, своего отца; 10) рабан Гамлиэль Азакен от рабана Шим’она, своего отца; 11) рабан Шим’он от Илеля, своего отца, и Шамая; 12) Илель и Шамай от Шмаи и Авталиона; 13) Шмая и Авталион от Иеуды и Шим’она; 14) Иеуда и Шим’он от Иеошуа бен-Прахия и Нитая из Арбел; 15) Иеошуа и Нитай от Иосе бен-Иоэзер и Иосе бен-Иоханан; 16) Иосе бен-Иоэзер и Иосе бен Иоханан от Антигноса; 17) Антигнос от Шим’она Праведника; 18) Шим’он Праведник от Эзры; 19) Эзра от Баруха; 20) Барух от Иермияу; 21) Иермияу от Цфании; 22) Цфания от Хавакука; 23) Хавакук от Нахума; 24) Нахум от Иоэля; 25) Иоэль от Михи; 26) Миха от Иешаяу; 27) Иешаяу от Амоса; 28) Амос от Ошеи; 29) Ошея от Зехарии; 30) Зехария от Иоиады; 31) Иоиада от Элиши; 32) Элиша от Элияу; 33) Элияу от Ахии; 34) Ахия от Давида; 35) Давид от Шмуэля; 36) Шмуэль от Эли; 37) Эли от Пинхаса; 38) Пинхас от Иеошуа; 39) Иеошуа от нашего учителя Моше; 40) наш учитель Моше от Всемогущего. Таким образом, все от Господа, Б-га Израиля.

...Все названные мудрецы — великие мужи поколений. Среди них главы ешив, главы диаспор, мужи Великого Собрания. И в каждом поколении тысячи и десятки тысяч слушали /поучение/ от них и вместе с ними”.

Талмуд Вавилонский и Талмуд Иерусалимский

”Равина и рав Аши — последние мудрецы Гмары, а рав Аши составил Вавилонскую Гмару, после того как рабби Иоханан составил Гмару Иерусалимскую... Обе эти Гмары занимаются толкованием сказанного в Мишнайот, разъяснением глубинного смысла и того, что было внесено каждым из бет-динов от дней Рабену Акадош и до Гмары. И из двух Гмарот, Тосефтот, из Сифра и Сифре выясняется, что запрещено и что дозволено, что нечисто и что чисто, что обязательно и что освобождено от обязанности, что недозволено и что годно, как это передавалось от одного к другому из уст нашего учителя Моше с Синая.

Из этого становятся также ясными установления мудрецов и пророков каждого поколения, чтобы делать ограду для Торы, как ясно слышали это от Моше, как сказано: "Соблюдайте же предостережение Мое” (Ваикра 18, 30) — поставьте стражу для предостережения Моего. А также становятся ясными из этого обычаи и постановления, введенные в каждом поколении, по усмотрению бет-дина того поколения, ибо запрещено отступать от них, как сказано: ”Не отступай от слова, которое они скажут тебе, ни направо, ни налево” (Дварим 17, 11). А также удивительные законы и уставы, не полученные от Моше, а обсуждавшиеся бет-дином того поколения согласно принципам толкования Торы, и решили старейшины окончательно, что таков закон. Рав Аши собрал в Гмаре все от дней Моше до его дней”.

И вот, этот великий труд открыт перед нами — море Талмуда, великий могучий океан, бездонно глубокий и безмерно широкий, в котором хранится слово Господа о всех сферах жизни и вселенной, в нем — мнение Торы по всем вопросам мудрости и знания, морали и норм поведения, в нем - толкование всей Торы, 613 заповедей. В нем — все устное Учение, полученное нашим учителем Моше из уст Всемогущего. И все это открыто для нас.

Непрерывность предания

Период после завершения Талмуда

Талмуд был завершен, и принятие Торы поколением от поколения — в изучении и исполнении, в теории и на практике — продолжалось во всем своем размахе и силе. Теперь усилия и старания сосредоточились на изучении Г мары, понимании и толковании, выведении умозаключений. "Основной целью и намерением всякого жившего после /завершения Талмуда/ было постичь их высказывания, и к нему /Талмуду/ ничего нельзя прибавить, и от него ничего нельзя отнять” (Рамбам).

В предисловии к ”Мишне-Тора” Рамбам говорит о предании от времени завершения Талмуда до его дней: ”И все мудрецы, жившие после составления Гмары, изучавшие ее и прославившиеся мудростью своей, называются ”геоним”. И все геоним, жившие в Стране Израиля и в стране Шинар, в Испании и во Франции, изучали путь Гмары, раскрывши ее тайны и разъясняли ее содержание, ибо путь ее ведет в глубины... И многочисленные вопросы задавали жители всякого города каждому гаону, жившему в то время, чтобы он истолковал им тяжелые места в Гмаре, и они /гаоны/ отвечали по мере своей мудрости, а те, кто задавали вопросы, собирали советы в книги, чтобы они помогали им в понимании. К тому же гаоны всех поколений писали сочинения, чтобы разъяснить Гмару. Некоторые из них толковали отдельные алахот, другие разъясняли отдельные вопросы, представлявшие трудность в те дни, некоторые из них комментировали трактаты и части, а помимо этого выносили решения относительно запретного и дозволенного, обязательного и необязательного в вопросах, продиктованных временем, чтобы приблизить к знанию тех, кто не может проникнуть в глубины Гмары. Этим Б-гоугодным трудом занимались все гаоны Израиля со дня составления Гмары и до сего времени, 1108 год после разрушения Храма, 4937 год от сотворения мира”.

Удивительная преемственность

Принятие Торы в изучении и исполнении продолжается. Мы не ставим перед собой цель дать подробную характеристику различных этапов предания, традиции поколений. Периоды после завершения Талмуда до наших дней относительно недалеко отстоят от нас, и летопись жизни Израиля в эти времена, проникнутые преданностью Торе и традиции, открыта и доступна всякому, кто стремится понять и смотрит на вещи непредубежденно. О тех же, кто подходит к истории Израиля с недостойными предубеждениями и сознательно извращает истину, мы не будем говорить, избегая напрасной траты времени. Всякий, судящий беспристрастно, видит, что израильская история этих лет представляет собой единый комплекс изучения и самоотверженного исполнения Торы. Традиция Израиля продолжала свой путь в органическом единении нации с Торой.

Цепь предания не прерывалась. Затруднительные положения - если они возникали - были явлениями преходящими и в большинстве случаев исчезали бесследно, не оказывая воздействия на жизнь нации, Торы и традиции. Отклонения, если таковые были, носили частный характер и в конечном итоге были отметены в сторону, им не удалось сбить нацию с единственно правильного исторического пути. Все бури были подобны пене на поверхности волн, ветры утихали, и корабль традиции уверенно продолжал свой путь. Так отливалась и закалялась цепь предания, проходящая через все поколения.

Лишенный физической родины, страны и государства, рассеянный по всему миру, в беспрерывных скитаниях, когда условия жизни претерпевали резкие перемены, народ Израиля сплотился вокруг Торы, ее изучения и исполнения ее заповедей, был предан ей всем сердцем и разумом, всею душой и всеми силами. Тора и заповедь для Израиля были необходимы как воздух, они заменяли ему родину, страну, царство, и Израиль защищал их и их целостность отважнее, чем любой другой народ защищал целостность родины и существование государства.

Тора и заповедь также воздавали Израилю добром и защищали его надежнее, чем удается любому из государств защитить и обеспечить существование своего народа. Таким образом Б-г Израиля дал нам достичь сего дня. Благодаря этому народ Израиля жив и существует сегодня, а вместе с ним Тора и предание.

Духовные руководители народа

Традиция изучения Торы непрерывно продолжалась во все периоды и во всех поколениях, во всех странах диаспоры и во всех общинах, во всем народе Израиля. Однако первенство, руководство и полномочия переходили из страны в страну, от одного колена к другому, от одной общины к другой, пребывая среди великих мужей поколения. Ибо только истинное величие в Торе определяет полномочия глав святого народа. Границы, препятствия и преграды не мешают этому величию. Евреи стали свидетелями удивительного и непостижимого явления: венец Торы всегда находил путь к подлинному главе поколения, даже если тот бежал от него, скрываясь от почестей. Без деклараций и церемоний коронации, без официальных назначений народ возлагал венец на великих мужей Торы, духовных вождей Израиля, и подчинялся их авторитету. Но даже если великие мужи Горы и традиции собирались в каком-либо одном месте, изучение Торы как таковое охватывало весь дом Израилев.

Ниши благословенной памяти мудрецы говорили: ”Семьдесят лиц у Торы”. На протяжении прошедших веков существовали различные подходы к изучению Торы, пути обучения л разъяснения. Каждый период находил свой путь изучения Торы и ее постижения. Но предмет изучения оставался неизменным: Тора, Талмуд, а позднее толкование Раши и Тосафот, Шулхан-арух с толкованиями, труды кодификаторов Все подчинялись им и стремились понять их. Все объединились, не оставляя среди себя места для того, кто "приписывает Торе необщепринятый смысл”, и постановили, что ”он не имеет удела в жизни грядущей”.

Ешива в Израиле

Необходимо остановиться здесь на описании основных рамок изучения Торы, которые существовали и существуют также в наши дни и которые называются ”ешива”. Об этом сказано: "Никогда не исчезала ешива из Израиля”. Ее возраст исчисляется тысячелетиями. Она возникла в самом начале израильской истории, ее колыбель стоит рядом с колы-бель о Учения. Мы знаем, что ”наш отец Авраам стар /т. е. мудрец/ и сидит в ешиве”, ”наш отец Ицхак стар и сидит в ешиве” (Иома 28, 2). И "Яаков, человек кроткий, живущий в шатрах”. Нам известны слова Бильама: ”Как хороши шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль”. Мы знаем о "винограднике” в Явне, о Суре и Пумбадите, о ”ярхей-кала”, о ешивах Испании, Франции, Германии, Праги, Кракова и Люблина... До Воложина, первой из современных ешив, и до ешив наших дней.

Однако ешивы имели различные формы. Были дни, когда весь дом Израилев представлял собой одну большую ешиву. Наши отцы еще рассказывали нам о том, что каждая синагога была учебным домом, а каждый раввин был главой ешивы. Но когда Израиль оскудел и старательное, упорное и глубокое изучение Торы уже не распространялось на все общество, а остались только отдельные огни в городе и в семье, тогда светочи Израиля, предвидя грядущие события, решили собрать эти отдельные огни в одно большое святое пламя, создать ешиву в ее существующей ныне форме.

Современная ешива была создана учителем Израиля, гаоном рабби Хаимом из Воложина по указанию гаона рабби Элияу, который был главой мужей Торы в своем поколении и который определил рамки и пути передачи Учения грядущим поколениям.

Это удивительное начинание, нашедшее воплощение в центрах изучения Торы, имеет богатую историю и большие заслуги. Ешива наших дней продолжает многовековую традицию изучения Торы. Способы и рамки восприятия претерпели изменения, но содержание осталось прежним. Тот же древний источник несет свою живую воду к колодцам, из которых черпает наше поколение.

Тора и ее пристанище

Процитируем отрывок из письма марана гаона Хазон-Иш, благословенна память праведника, который был главок носителей традиции Торы в предыдущем поколении и который не щадя сил стремился передать ее нашему поколению. ”И вот на протяжении столетий вавилонские ешивы странствовали, прокладывали путь для возвращения в страну, из которой мы были изгнаны. Когда их разрушали, разрушенное восстанавливали на чужбине, в Испании, Франции и Германии. Исчезали их имена, но душа не исчезала. Тора, которая десять раз уходила в изгнание и которая возвела свой дом в стране Шинар , и которая была изгнана из Вавилона в страны Запада, эта Тора возвращается теперь из пустынных степей Запада на землю желанную, святую землю, которая дана нашим отцам в наследие, для того чтобы жить на ней, которая была пристанищем для нее /Торы/, когда она /Тора/ явилась с Синая, чтобы воссиять в среде Израиля”. Менялись жилища Торы, но Синайское Учение изучалось повсюду, а ныне Тора возвращается в свое обиталище, в предназначенный для нее дом на нашей святой земле.

Традиция передала нам слова Б-га жизни, и мы обладаем всей святой Торой: письменным Учением и Учением устным. Это Тора, книги пророков и Писания, весь Талмуд (Мишна и Гмара) Иерусалимский и Вавилонский с толкованиями, переходящими от поколения к поколению; книги наших учителей первых и последних, в которых великие мужи Израиля, возглавлявшие поколение, вместе со всем домом Израилевым самоотверженно передают наследие грядущим поколениям. У нас есть также книги кодификаторов, и прежде всего ”Шулхан-арух”, которые определяют образ жизни сынов Израиля и руководят ими. У нас есть тайное Учение, слова Б-га жизни в прямом смысле и в знаке, в толковании и в тайне — сад Торы (пардес = пшат, ремез, друш, сод). Все это дано нам через живое предание со дня вручения Торы и до сего дня.

Основа веры — Синайское откровение

"Только берегись и бережно храни твою душу, чтобы тебе не забыть тех дел, которые видели глаза твои, и чтобы они не покидали сердца твоего во все дни жизни твоей; и поведай о них сынам твоим и сынам сынов твоих. О дне, когда стоял ты пред Господом, Б-гом твоим, при Хориве”.

(Дварим 4, 9-10)

"Лицом к лицу говорил Господь с вами на горе из огня”.

(Дварим 5, 4)

Вера по убеждению

Живое предание переносит нас к "началу”, ко всему сказанному в Торе о праотцах, об исходе из Египта, о рассечении волн Красного моря, о вручении Торы и о сорока годах жизни Израиля в пустыне со всем удивительным и чудесным. что произошло в тот период на глазах всего Израиля.

Все эти этапы вместе составляют период формирования корней и основ веры, период откровения Шехины. Предание делает их наглядными. Таким образом мы получаем истинные представления о Творце мира, его Правителе, Господе, Б-ге Израиля. Предание переносит нас к подножию горы, объятой пламенем, и мы слышим из огня слово Б-жье, обращенное к нам, и принимаем Тору от Всемогущего.

Мы не будем подробно рассматривать и разъяснять здесь историю периода формирования основ веры, периода откровения Шехины в среде Израиля, ибо она запечатлена в Торе, в исполнении заповедей, разъяснена и истолкована в устном Учении. Остановимся здесь только на одной принципиально важной стороне проблемы. Познание, ведение и отношение к Господу, Б-гу Израиля, укоренились и существуют в нашем сознании не благодаря мышлению и логическому философскому исследованию, не являются порождением человеческого разума. Но, с другой стороны, они не возникли исключительно благодаря чудесам и знамениям, совершенным на глазах у всего Израиля и доказывающим истинность основ Торы. Мы пришли к вере не только благодаря им, ведь нашу веру, познание и убеждение мы обрели посредством прямой взаимосвязи между Творцом и народом Израиля. Мы удостоились откровения Шехины.

Мы пришли к вере через восприятие внешними чувствами (зрением, слухом) , разумом и духом (т. е. всеми данными человеку средствами) всей израильской нации, ми;пионов мужчин, женщин и детей. У Синайской горы стояло 600 тысяч мужчин, достигших двадцатилетнего возраста, с их женами и детьми — и никто из них не колебался и не сомневался. Подобное явление не имеет равного себе в мире. Через это видение и осознание вера проникла в души сынов Израиля и укоренилась в израильской нации.

Исключительное явление

Синайское откровение — самое удивительное в мире событие после его сотворения. Единственный раз в истории вся нация — общество, насчитывавшее миллионы, — внимала слову Святого, благословен Он, без посредника и видела славу Его своими глазами. ”Ибо спроси о временах прежних, которые были до тебя, с того дня, когда Б-г сотворил человека на земле, и от края неба до края неба, — сбылось ли подобное сему великому делу, и слыхано ли подобное сему? Слышал ли народ глас Б-га, говорящего из огня - как слышал ты, — и остался лив живых?” (Дварим 4, 32—33). Только один раз Творец обнаружил Себя подобным образом, — чтобы заложить основы веры в Господа, чтобы возвестить о власти Господа над миром, о непосредственном постоянном контакте с человеком; и для того, чтобы слово Господне прозвучало на земле при вручении Израилю Торы с небес.

Сопровождаемые грозными своим величием явлениями, слово Б-жье и Тора были переданы человеку, живущему на земле, и был заключен вечный союз между Святым, благословен Он, Торой и Израилем. Это определило сущность нации, сформировало ее облик, определило судьбу общества Израиля и каждого его члена в отдельности.

Грозное и могучее событие оказало воздействие на все человечество. Эхо десяти заповедей разнеслось по всему миру. Был нанесен удар идолопоклонству, человеческий дух выведен из дремотного состояния. Человечество встретилось с такими понятиями, как братство, справедливость, благочестие и нравственность, с тех пор существующие в различных формах и перевоплощениях. Если в мире есть истинные религиозные понятия, если на земле существует нечто истинное и справедливое, они ведут свое начало от слова Б-жьего, их источник в откровении на горе Синай и в святой Торе навеки врученной Израилю.

Источник веры — в Синайском откровении

Синайское откровение, откровение Шехины обладало могучей силой, способной вселить в народ Израиля веру в Господа и в Его Тору до конца дней, как сказано: "Вот Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобой, и будет он верить и тебе всегда” (Шемот 19, 9). У горы Синай вера навеки проникла во все израильские души и укоренилась в каждом израильском доме. Приведем высказывание наших благословенной памяти мудрецов о стихах Торы: ”И не с вами одними я заключаю завет сей и клятвенный договор сей... Но как с теми, кто сегодня здесь с нами стоит пред Господом, так и с тем, кого нет здесь с нами сегодня” (Дварим 29, 13-14) - это те, кто будет сотворен, они лишены реальности, и поэтому о них не сказано, что они стоят; и хотя их не было в то г час, каждый получил свою долю с Синая” (Мидраш Раба, Итро). И так же сказано в толковании: ”...'который здесь’ - зрим, стоит с нами; ’кого здесь нет’ - незрим, и все же он с нами здесь”.

Основы веры, воспринятые Израилем у горы Синай, обладают силой и устойчивостью, чтобы противостоять любым попыткам дезориентации, любым соблазнам и испытаниям. В мире нет ничего, что могло бы поспорить с верой и поколебать ее основы, которые были нерушимо установлены Синайским откровением и в виде живого предания переходили от поколения к поколению.

Лицом к лицу

В восьмой главе ”Илхот есодей а-Тора” Рамбам говорит: ”Не из-за знамений поверили сыны Израиля нашему учителю Моше, ибо верящий только согласно знамениям небезупречен... Благодаря чему же поверили ему? Благодаря Синайскому откровению, когда наши глаза видели, а не чужие, когда наши уши слышали, а не уши других... И мы слышали: Моше, Моше, иди скажи им... И сказано: "Лицом к лицу говорил Господь с вами из огня”. А из чего следует, что только Синайское откровение является доказательством истинности и безупречности его пророчества? Как сказано: ”Вот Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобой, и будет он верить и тебе всегда” (Шемот 19, 9). Прежде испытывали к нему не то доверие, которое существует вечно, а доверие, за которым есть сомнения и рассуждения. Поэтому те, к кому он был послан, свидетельствуют об истинности пророчества /Моше/, и нет необходимости в другом знамении, ибо и он, и они являются свидетелями, как два свидетеля, видевшие что-либо вместе, когда каждый из них выступает свидетелем того, что другой говорит правду... Так все израильтяне стали свидетелями /истинности слов/ Моше после Синайского откровения.

Поэтому если бы появился пророк и творил большие чудеса и знамения, стремясь опровергнуть пророчество нашего учителя Моше, — его бы не послушали. Ибо пророчество нашего учителя Моше основано не на знамениях, которые можно сравнить с другими знамениями. Но мы видели своими глазами, мы слышали своими ушами, как видел и слышал он. Чему это подобно /т. е. чему подобна попытка лжепророка опровергнуть пророчество Моше/? Свидетели сообщают человеку о том, что он сам видел, и сообщенное ими не соответствует виденному им. Он не станет их слушать, зная, что они лжесвидетели. Поэтому сказано в Торе, что если появятся знамение и чудо, не слушай слов того пророка (Дварим 13, 2—6). Ибо он пришел к тебе со знамением и чудом, чтобы опровергнуть то, что ты видел своими глазами”.

Слово, обращенное к нам самим

Мы близки к корням

Эти слова обращены к нам самим, к нашим братьям и сестрам, где бы они ни были и каким бы ни было их духовное положение:

Мы еще не отдалились от цепи поколений, связь еще крепка. И хотя в последнее время появилось больше выступающих против источника своей жизни и стремящихся отдалиться от традиции Израиля, мы продолжаем стоять возле вечного родника. Всем нам завещали отцы: "Будьте евреями, верными Господу и Его Торе”. Они повелевали нам тик, прежде чем их душа отлетала вместе со словами: "Слушай, Израиль! Господь — Б-г наш, Господь един”. Наше поколение еще видело израильский народ, всею душою и сердцем своим верный Торе и преданный цепи традиции Израиля.

Восстановление связи

В этой цепи сила, устойчивость и жизнеспособность дома Израилева. В ней наше величие, спасение от одиночества для отдельного человека и для всего народа; в ней сплоченность вокруг древа Израилева, могучие ветви и корни которого проникли во все сферы бытия. Существование этой цепи свидетельствует о вечности нашего народа и позволяет ему играть важную роль в истории. Она — величие прошлого и надежда на грядущее избавление, надежда на вечное избавление, надежда всего человечества. Без нее мы малый народ изгнанников и скитальцев, без нее наш национальный дом — шаткое строение, ибо только иудейская преемственность способна придать государству его истинный характер и значение, способна определить его миссию и будущность.

Государство евреев и государство, управляемое согласно законам иудаизма

В качестве одного из многочисленных государств на земле и с точки зрения физического существования, наше государство является малым государством с малочисленным населением и скудными природными ресурсами, которое нуждается в милостях человека для поддержания своей экономики. Но государство Израиль, продолжающее цепь исторической преемственности и воплощающее Учение Израиля в своей жизни и в своих нравах, является могучей державой, которой отведено особое место на арене человечества. Ибо все, что есть в мире доброго и справедливого, почерпнуто из Торы Израиля и из речей наших пророков. К народу Танаха на избранной земле, устремляющему взоры свои к Б-гу Израиля, обратит свои взоры растерянный мир в надежде на весть, которая и ему принесет избавление. Только таким может быть истинное возрождение государства евреев.

Без связи с цепью поколений мы становимся ветвью без корней и без земли. Разве может она выдержать полуденный зной? И какой смысл в существовании, зависящем от поддержки извне? Неужели ради этого пролиты реки крови, неужели для этого нужны были тысячелетия сопротивления и борьбы? Неужели нашей конечной целью является создание карликового государства, во всем подражающего "могучим” и "культурным” странам мира?

Пусть не слабеют руки в решающий час

Ныне мы приближаемся к концу пути, мы слышим шаги Мессии и ждем избавления. На протяжении тысячелетий мы были связаны с цепью поколений всей нашей жизнью, не щадили сил и жизни ради иудейской преемственности. Неужели наши руки опустятся теперь, в решающий час?

Кто знает, каким будет путь возвращения наших сыновей, которых мы не приобщили к традиции поколений и тем самым ослабили их связь с израильской цепью преемственности. Мы не передали им полученное нами от наших отцов, и поэтому большинство из них — с точки зрения Торы, веры и познания Господа - являются "плененными младенцами” (то есть попавшими в чужую среду и вынужденными заниматься недостойными, чуждыми их духу делами). Каким будет облик грядущего поколения и каким звеном может стать оно в цепи поколений? Положение весьма опасно, и нам, верным Торе евреям, грустно и трудно думать об этом. Но мы надеемся на поворот, который произойдет еще при нашей жизни.

Перед нами открыт путь к вере, путь возвращения к преданию отцов, сохранившему жизнеспособность и силу. Мы имеем возможность присоединиться к цепи поколений и приблизить к ней наших сыновей и дочерей. Всякий, серьезно и искренне стремящийся к истине, выйдет на правильный путь, проходящий через все поколения Израиля от нашего учителя Моше, от Синайского откровения и от Господа, Б-га Израиля.