Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Перед лицом Катастрофы

Перед лицом Катастрофы

Катастрофа дома Израилева, пережитая нашим поколением

”И будет, когда постигнут его злоключения многие и невзгоды, отзовется песня эта против него свидетельством”.

(Дварим 31, 21)

"Узрите же ныне, что Я, Я это, и нет Б-га кроме Меня. Я умерщвляю и оживляю, Я ранил и Я исцелю, и никто от руки Моей не избавит”.

(Дварим 32, 39)

"Мудрецы учили: "Я умерщвляю и оживляю” - возможно, (смысл стиха в том), что смерть будет в одном (человеке) и жизнь в одном, как заведено в мире...

(Ответ найдешь) в словах Писания: ”Я ранил и Я исцелю” - как ранение и исцеление в одном (челонеке), так и смерть и жизнь в одном... оживотворение мертвых”.

(Санедрин 91,2)

Наболевшие вопросы

Всех нас беспокоят серьезные и трудноразрешимые проблемы, вызванные "периодом горнил”. Пережитое во время катастрофы затрагивает основы нашего мировоззрения, сотрясает ценности и духовные обретения, казавшиеся незыблемыми. Были поколеблены могучие основы вселенной и подняты новые вызывающие ужас кровоточащие вопросы, требующие от еврея и от всего еврейского мира заново оценить наш путь в жизни и наше место в мире.

Проблемы требуют безотлагательного решения. Требуют властно, настойчиво, устрашающе. Они облечены тайной, подобной тайне первобытия. Словно бездны разверзлись у наших ног, и нет луча, который рассеял бы их туманы и мрак. Постигшее нас бедствие привело нас в замешательство, поставило перед глухой стеной. До сих пор мы еще не видели попыток изучить, понять, выяснить, что же произошло с нами. Книги, посвященные этой теме, содержат только рассказы о происшедшем, описания событий. Они исполняют великую миссию: все мы должны испить из этой чаши горьких страданий; скорбная песня-плач должна наполнить собою весь мир, достичь всех уголков вселенной, она должна ли лить покоя находящихся вдали, лишить покоя всякую частицу еврейского сердца и всякую искру иудейской души.

И, быть может, слабое эхо долетит до заблуждающихся и заблудившихся сынов, которые все еще подвергают себя опасности ради охраны чужих виноградников. Давая высокую оценку книгам, повествующим о катастрофе, мы не вправе забывать о нашем долге изучать и постигать смысл этой трагедии.

Проблема иудейская и общечеловеческая

Казалось бы, человечество понимает причины борьбы, ведущейся в мире, столкновений между государствами и народами. Выяснены также очевидные причины, факторы и мотивы, которые руководили каждой из наций во время Второй мировой войны и в предвоенный период, т. е. выяснено то, что касается народов мира. Международное общественное мнение интересуется этим постоянно. Но сущность основного конфликта — войны против Израиля — осталась загадкой; и нет ни одной серьезной успешной попытки разгадать ее. С тех пор, как еврейская проблема вышла на арену истории, вокруг нее возникла обширная литература, призванная истолковать ее причины и факторы - изнутри и извне. Но когда вопрос достиг своей наивысшей точки, наступил период бездействия.

Отношения между Израилем и другими народами являются одной из многочисленных проблем современного периода. Но в чем заключается мечта и надежда человеческая? Надежда отдельного человека и надежда мира? В чем смысл этого мира анархической ”ничейности”, когда люди способны столкнуть его в великую бездну? Каким смыслом и правом на существование обладает человечество, включающее в себя миллионы вампиров, нации-вампиры, которые пьют кровь младенцев и их матерей? В чем значение таких ценностей, как "культура”, "духовные начала”, "человеческая жизнь”, если человек пал ниже дикого зверя? Разве это не бессмысленный набор слов? Во что еще можно верить? Способно ли человечество своими собственными силами найти пуп светлый и истинный, по меньшей мере в сфере практической? Если после тысячелетий своего существования человечество дошло до такого положения, устрашающего своей безнадежностью, откуда нам черпать долготерпение, как проникнуться надеждой на то, что грядущее будет добрым? Особенно тяжелы внутренние проблемы Израиля. Как понять все происшедшее, как объяснить муки ада и реки крови? Каково внутреннее существенное значение этого издевательства над Израилем и его святынями, почему миллионы сынов Израиля приняли такую страшную мученическую смерть? Каким был идеал жизни этих ушедших от нас святых и что они завещали нам?

Скрытый страх и его смысл

Во всем, что окружает нас, чувствуется смущение; немое замешательство в душах современников дает себя знать. Но почему нас сковывают путы молчания, почему мы обходим стороной, уклоняемся от наболевших вопросов? Ведь они лежат на нас тяжким бременем, иссушают наш мозг и сердце, и в этом также заключается большая опасность. В глубинах нашего фундамента может возникнуть идейная и духовная пустота, и кто знает, что заполнит ее. Кто знает, что могут произрастить эти бездонные проблемы, если наш дух и наше сердце отступят перед ними. Почему же мы связали себя узами молчания и уклоняемся от обсуждения и изучения?

Существует, вероятно, одно объяснение: мы боимся, ибо постигшее нас несчастье выходит за пределы человеческого понимания и способности выразить воспринимаемое, его причины недосягаемы для нашего разума. Рамки светского мировоззрения не позволяют проникнуть в сущность происшедшего — ни средствами науки, ни с помощью чувств. Светское мировоззрение не способно ответить на вопрос, кто и что поставило евреев, народ малочисленный, в центр человеческой жизни и превратило их в ось мира? В чем причина возникновения змеиной ненависти к ним? Мы инстинктивно уклоняемся от этих вопросов и не хотим признаться в разрушении ценностей и в крушении иллюзорных воззрений, которых мы придерживались и продолжаем придерживаться теперь. Да, мы боимся, нам недостает мужества прямо смотреть в лицо катастрофы и ее выводов; мы боимся, что нам придется изменить наш образ жизни, придется отказаться от чего-то, чья ничтожность доказана, но оно все же осталось для нас приятным и милым. Мы боимся, что будет нанесен ущерб привычному и любимому нами. Подобная нерешительность является слабостью, таящей в себе многочисленные опасности, и мы обязаны преодолеть ее.

Не забудь!

В послевоенный период в политической жизни мира произошел ряд событий, которые, благодаря своей природе, способны ослабить память о катастрофе. Наш долг — передать грядущему поколению сознание того, что ни в коей мере нельзя допустить забвения катастрофы и тяжести преступлений народа, которым она была вызвана и осуществлена.

Известно, что еврейский народ обладает могучей удивительной силой, способностью при любых обстоятельствах сохранять в памяти великое множество событий и явлений. На протяжении тысячелетий еврейский народ исполняет повеление Торы: "Помни, что сделал тебе Амалек на пути при выходе вашем из Египта” (Дварим 25, 17). Он исполнял эту заповедь и тогда, когда не мог открыто заявить об этом. Если повеление об уничтожении Амалека зависит от ”и вот, когда избавит тебя Господь от всех врагов твоих со всех сторон на земле, которую Господь, Б-г твой, дает тебе в уделе, то заповедь о памятовании во всей глубине ее значения остается в силе всегда, везде и в любых условиях. Мы совершим фатальную ошибку, если катастрофа не займет центральное место в памяти нашего народа.

Мы обязаны настойчиво изучать историю катастрофы и стремиться, насколько это в наших силах, учесть ее уроки и придти к определенным заключениям. Мы не имеем права заняться обыденными делами, обойдя стороной катастрофу, обрушившуюся на наш народ.

Уроки катастрофы

Великий ”Плач” (’Эйха”)

Сказание о разрушении Храма и пророческая песня-оплакивание называется ”Эйха” (Как?), а ее центральным мотивом является большой знак вопроса: Как могло произойти подобное? Как это произошло? Современные сказания о разрушении также начинаются и завершаются вопросом: ”Эйха?”, ”Как?”. Это большой свиток "Плача”, каждая буква которого красна от крови миллионов и пылает огнем горнил. Как это могло произойти и как это произошло?

Этот страшный вопрос угрожающе повис над нами, а спасительный ответ не найден. Но все же существует ряд очевидных выводов, которые напрашиваются сами собой, существуют ясные заключения, явственно вытекающие из всего происшедшего. Мы обязаны изучить их, запечатлеть их на скрижалях нашего сердца, чтобы они проникли в сознание, в наиболее отдаленные его уголки.

Нет укрытия от еврейской судьбы

Разве мы, живущие после катастрофы, не должны напомнить каждому, рожденному евреем, о том, что невозможно бежать от еврейского народа и тем самым уйти от еврейской судьбы? На сердце каждого, пришедшего в мир евреем,

должно быть начертано, что эта судьба настигнет нас повсюду. При этом не имеет ни малейшего значения то, каким образом она настигнет нас. На сей раз нам напомнила об ном преступная теория расизма о "неполноценной” крови. Нездоровые, лишенные смысла и основания идеи сумели отравить своим ядом народы и привести потомков еврейских прабабушек - поколения бежавших от евреев и еврейства, забывших о своем происхождении — в Майданек и Аушвиц. У крематориев встретились все. Нет места на земном шаре, и нет состояния в человеческой жизни, где мог бы укрыться сын Израиля, бежавший от еврейской судьбы.

Ибо сговорились: пойдем и истребим их

Можем ли мы забыть, как народы мира стояли на одной стороне, а народ Израиля — на другой, когда их отделяли друг от друга океан крови и бездны преступления и греха, когда кровь лилась как вода на протяжении нескольких лет? Мы почувствовали на себе, насколько справедливо тайное нашими благословенной памяти мудрецами определение, ставшее таким наглядным: "Почему наш праотец Авраам назван ”Аврам-аиври” (эвер - сторона) ? Ибо весь ми э на одной стороне, а он на другой” (Береишт раба 42). Излишне напоминать о том, что весь мир - справа и слева, на западе и на востоке, сторонники веры, любви и милосердия и знаменосцы дружбы народов, все, все либо принимали участие в истреблении, либо молчали сами и заставляли молчать других, либо спали спокойно, когда сотни тысяч детей, женщин и стариков погибали в огне. Так прошел не день и не неделя, а годы... Трагедия миллионов не волновала носителей религии любви, которым изменила их способность лицемерить и притворяться.

Общая еврейская судьба

Судьба не объединяет народы мира с евреями. К удовольствию или к огорчению народов, существует только одна общность: между евреями. Невзирая ни на какие различия между ними и ни на какие расстояния, разделяющие их, невзирая на разногласия и противоречия, - они братья! Одна судьба связывает и объединяет всех их. В Майданеке и Освенциме встретились представители всех групп. Разве можем мы забыть хотя бы на мгновение подобный роковой урок, обязывающий нас крепить единство?

А на горе Сион будет спасение

Вправе ли мы пройти мимо удивительного явления периода катастрофы, доказывающего нам, что пути спасения вели в Сион, что с тех пор, как чудовище нацизма начало войну против еврейства и евреев, спасение от разрушения и возрождение из пепла было связано со страной отцов, с ее заселением, строительством и возрождением. В период сокрытия Лица мы все видели, что Провидение направляет ход событий к воплощению пророчества: ”И на горе Сион будет спасение” (Овадия 1, 17).

Единство Израиля и его религии

И разве можем мы забыть об общей судьбе иудаизма и иудеев? Ведь нацизм объявил войну как против иудаизма, так и против его носителей. В начале своего варварского похода против евреев Гитлер выступил против Танаха, начал с уничтожения синагог и священных свитков Торы, с осквернения всех святынь. Силой скверны, присущей ему, он постиг что иудаизм и евреи — одно целое. Нашим единственно возможным ответом всем ненавистникам является неразрывная связь иудаизма и иудеев, Торы Израиля и израильской нации.

Вправе ли мы и возможно ли заглушить великий святой призыв, исходящий от жизней, завещаний и смертей миллионов братьев: Продолжайте! Продолжайте великую еврейскую жизнь на нашей святой земле, продолжайте цепь жизни по законам Торы, одним из звеньев которой были принявшие мученическую смерть, включите их жизнь в вашу жизнь здесь, на земле отцов, и идите по пути поколений навстречу полному избавлению и грядущему утешению; поднимите вновь святое знамя еврейской жизни, освященное завещания и кровью погибших, любите это знамя и высоко несите его на земле Израиля, идя к осуществлению пророчества в его целостности, как написано: ”И на горе Сион будет спасение, и будет она святынею” (Овадия 1,17).

Миллионы невинных жертв

Вера несет носителей своих

Многочисленны предостережения и уроки для общества в целом и для отдельного человека, пришедшие к нам из пламени катастрофы — обращения и призывы, омытые кровью миллионов и очищенные в огне крематориев. Жизнь обязывает нас всмотреться в происшедшее, исследовать, изучать и делать выводы. Катастрофа является темой для всеобъемлющих трудов великих мужей Торы, веры и выдающихся мыслителей среди нас, в то время как эти главы направлены на выяснение одного частного вопроса, тяготящего сердца. В ней читатель найдет попытку дать ответ согласно воззрениям иудаизма, его принципам и основам, которые способны поддержать человека во всех бедах, обрушившихся на нас. В Торе Израиля имеется указание на то, как преодолеть могучие валы наших дней и найти исцеление, утешение и надежду даже в период, когда царствует бездонный мрак. Мы должны извлечь это указание из ее глубин, найти ее слово.

Б-гом данная вечная Тора Израиля могуча и непоколебима среди бурного моря нашей жизни. Более того, катастрофа доказала с очевидностью, что Тора является единственной утиной в мире. И если растерянность коснулась также и нас, евреев, связанных с Синайской Торой, то это объясняется ограниченностью нашего разума и наших сил. Ибо мы не запечатлели в глубинах души нашу принадлежность к иудаизму, чтобы выдержать подобные сотрясения мира; ибо мы не окружили нашу душу, сердце и мозг Учением иудаизма со всеми принципами веры, в которых содержится источник исцеления, утешения и надежды. Наш долг - укрепить в душе эти принципы веры и утвердить их незыблемо. Мы ищем благословение веры, которая сопровождала бы нас, поддерживала и укрепляла. Если мы будем верны ей, вера будет нести носителей своих.

Утешение нации и страдания человека

Многие из нас тяготятся одним из многочисленных вопросов катастрофы: А как же миллионы павших? Это очаг замешательства, которое сеет повсюду душевную угнетенность и омрачает нашу жизнь. Но скажем открыто: этот мучительный вопрос относится не к народу, не к обществу, которого смертоносная буря лишила трети его лучших сынов. Ибо нация в целом обладает способностью восстановить себя, и с Б-жьей помощью она будет восстановлена. Нация как единое целое может утешиться и утешится, как нам обещано Всемогущим. Великим будет утешение, которое своей глубиной и охватом превзойдет бедствие. "Утешься, утешься, народ Мой, говорит ваш Б-г” (Иешаяу 40) . И толковали благословенной памяти наши мудрецы: "Утешение двойное, многократно превосходящее несчастье, постигшее Израиль. И так сказано: пострадали вдвойне, ”ибо от руки Господа принял вдвое за все грехи свои”, и утешаются вдвойне, "утешься, утешься, народ мой”.

Велико и могуче обетованное утешение, о котором говорится в Танахе. Наши представления об этом утешении мы черпаем из свидетельства об ужасах катастрофы и ее размерах. Израиль будет утешен не только за кровь и страдания, слезы и скорбь, но также за насмешки и оскорбления. Реальность и истинность этого прорицания доказаны виденным нами. Народ возродится, восстановится, окрепнет и утешится.

Но все же многих смущает вопрос: Как же миллионы погибших? Какой бы ни была замена утраченного, каким бы безмерно великим ни было избавление, — разве способны они умиротворить младенцев, растерзанных вместе с их матерями? Разве грядущее отмщение может возвратить жизнь миллионам ушедших безвременно, не оставив после себя никого? Разве происходящее в мире после их гибели принесет облегчение миллионам, превратившимся в пепел, в назем для почвы и душистое мыло? Постараемся, по мере сил, ответить на этот тягостный вопрос в соответствии с воззрениями иудейской веры.

Одна из основ иудаизма — жизнь мира грядущего и воскресение мертвых

"Я верую верою искренней в то. что будет воскресение из мертвых, когда будет на то воля Творца, благословенно имя Его”.

(13 принципов)

Всякому, кто хотя бы немного сведущ в Учении иудаизма, известно, что, согласно этому Учению, человеческая жизнь в этом нашем мире является только первой частью жизни человека, преддверием, коридором; после завершения первой стадии мы поднимаемся на другие, более высокие ступени существования. Это и есть вера в мир грядущий, вера в бессмертие души, в ад и в сад Эденский, в воскресение из мертвых. Она является одним из основных принципов веры Израиля. На эту основу иудаизма опирается Учение Израиля, это наш духовный краеугольный камень. В молитве сказано: ”Б-же мой! Душа, которую Ты дал мне, чиста. Ты сотворил ее, Ты создал ее, Ты вдохнул ее в меня, Ты хранишь ее во мне, Ты возьмешь ее у меня и возвратишь ее мне в будущности грядущей”. А второе благословение в молитве "Восемнадцать благословений”, пребывающей на устах и в сердцах сынов Израиля и произносимой утром, днем и вече ром, — это благословение: "Воскрешающий мертвых”. Тот, кто не верит в это, далек от религии Израиля: "Говорящий, что воскресение из мертвых не от Торы, лишен удела в мире грядущем” (Мишна Санедрин). "Ибо воскресение из мертвых — одна из основ нашей Торы; для неверующего в это нет ни веры, ни приверженности к вере иудейской. Такой отстранился от общества и отверг основное, и называется вероотступником” (Рамбам). Эта вера не связана с рассуждениями на абстрактные метафизические темы, далекие от повседневной земной жизни. Она составляет духовный, этический фундамент жизни еврея, на котором возведены его поступки, мысли и воззрения; она определяет цель его жизни, его духовную деятельность, направляет его шаги и формирует его взгляды здесь, в этом мире вещественном, мире действия.

Эта вера определяет назначение жизни. Ибо для верующего ”сей мир подобен преддверию мира грядущего” (Авот 4,16), а вся его жизнь в этом мире направлена на мир грядущий и является длинной цепью "приготовь себя в преддверии, прежде чем войти в чертоги”. Свой мир здесь он воспринимает в качестве мира проверки и испытания, в котором имеется много препятствий и в котором враги угрожают ему войной со всех сторон. Его цель — выдержать все испытания и подняться на духовную высоту, к которой ведет исполнение заповедей Торы. И тогда человек достигнет целостности и удостоится приобщиться к Творцу, и войдет из преддверия в чертоги, к свету жизни (по Месилат-ешарим).

Принцип, тесно связанный со всеми основами иудаизма

Вера в грядущий мир и в воскресение из мертвых связана со всеми основами иудаизма и основными проблемами религии, завершающими и разъясняющими веру в целом. Вера в доброе воздаяние и наказание, в награду соблюдающим Учение и в кару преступающим заповеди органически связана с этим принципом. Здесь находится ответ на вечный, ставший особенно острым в наши дни вопрос: "Почему грешники преуспевают?” И говорит псалмопевец Израиля: ”Как велики дела Твои, Господи, как глубоки помыслы Твои! Человек неразумный не поймет, невежда не постигнет того: когда процветают нечестивые, как трава, и растуг все творящие зло, — это на их погибель навеки” (Псалом 92, 6-8).

Внутренний сосредоточенный взгляд верующего устремляется на это будущее, ввысь. Помня о времени, когда он покинет сей мир и предстанет пред Господином всей земли, проникающим в мысли и чувства, чтобы дать подробный и точный отчет о всех делах и мыслях, о зримом и скрытом, ”ибо всякое дело Б-г приведет на суд, и все тайное, хорошо оно или худо”, помня об этом, человек подчиняет себя высшей истинной власти, проникается истинным страхом перед возмездием, который способен обуздать человеческие побуждения и слабости, способен усмирить дикого зверя, буйствующего в каждом смертном. Человек приходит к осмыслению всех своих путей, к осторожности и "смиренности хождения”. Он не только не будет громогласно возвещать о всяком малом добром поступке, совершенном им, но даже постарается скрыть его от всех, чтобы не повредить и не обесценить угодное благое намерение, открытое для Испытующего мысли и чувства. Вера в воздаяние приводи человека к самоконтролю, к постоянному самовоспитанию и неизменной готовности достичь более высокой ступени, достичь совершенства. Она служит человеку компасом на его пути. Человек останавливается, оглядывается на пройденный путь, подвергает проверке и дает оценку своему прошлому, для того чтобы определить направление будущего. Он находит для себя наблюдательный пункт, позволяющий обозреть жизнь и задуматься о том, что говорят обо всем этом на небесах... Эта вера побуждает приложить усилия к достижению высших ступеней, очищает от недостатков и приводит к искреннему исполнению всей Торы, а на вершине лестницы находится желанная целостность и совершенство, совершенный человек. Такова вера в мир грядущий, в сад Эденский и в ад, в воскресение из мертвых.

Душа и ее бессмертие

Душа человеческая

Изложенные выше основы веры запечатлены в Торе, к ним неоднократно обращаются в книгах пророков и в Писаниях. Они освещены в устном Учении. Проблемам бессмертия души, сада Эденского и ада, грядущего мира и воскресения из мертвых отведено важное место в Вавилонском и Иерусалимском Талмудах, в Мидрашах и книге ”Зоар”; им придается большое значение. Они находят глубокое истолкование в высказываниях мудрецов, в книгах законоучителей, мудрецов Кабалы, великих мужей Торы. У нас есть богатая и многогранная литература, посвященная рассмотрению этих основных положений.

Сущность данной проблемы относится к тайнам Торы, сокрытым от всех живых и непостижимым для разума тех, кто пребывает в этом мире. Душа, являясь главным в человеке, его внутренним содержанием, сокрыта и незрима в нашем земном существовании. Несмотря на то, что она действует в нас непрестанно и что это действие ощутимо и очевидно, и всякий человек, умеющий заглянуть в свой внутренний мир, различает его, душа сокрыта и непостижима. Она частица Б-жественная свыше”, и подобно тому, как человек не может видеть Святого, благословен Он, и остаться в живых, подобно тому, как Он постижим в этом мире только в Его деяниях, так и душа незрима и постигается в ее проявлениях. Мы уже приводили в одной из предыдущих глав высказывание благословенной памяти наших мудрецов: ”Вот пять ’благослови душа моя’. О ком говорит в них Давид? О Святом, благословен Он, и о душе. Святой, благословен Он, наполняет весь мир, так и душа наполняет собою все тело. Святой, благословен Он, зрит, но незрим, так и душа зрит, но незрима. Святой, благословен Он, питает весь мир, так и душа питает все тело. Как Святой, благословен Он, чист, так и душа чиста. Как Святой, благословен Он, пребывает в месте сокрытом, так и душа пребывает в потаенном месте. Пусть же придет обладающий этими пятью свойствами и восхвалит Того, Кто обладает этими пятью свойствами” (Брахат 10, 1).

Такова душа, душа человеческая.

Мы не будем здесь цитировать и толковать высказывания наших учителей о душе, но для того, чтобы дать общее определение вопроса, приведем несколько всеобъемлющих слов Рамбана о душе: ”И таково учение благословенной памяти наших мудрецов о том, что Святой, благословен Он, сотворил души праведников, и они, вне всякого сомнения, являются духом наиболее чистым и тонким, бестелесным, не знающим пределов и не ограниченным местом, неуловимым Он (этот дух) из рода ангелов и весьма возвышен... И Писание свидетельствует об этом: ’И вдохнул в ноздри его дыхание (душу) жизни’. И сказано, что от души Б-жественной дана она, а не от производного. А наши учителя говорили, что (человек и его жена) сотворены в первый день вместе с сотворением света”.

Душа не погибает вместе с телом

Душа, главное в человеке и его внутреннее содержание, не умирает, когда человек расстается с жизнью, ибо смерть представляет собой одно из событий, происходящих с телом; при этом душа не превращается в ничто, не изменяется, она отделяется от тела и покидает его, устремляется к своему корню в вышине, поднимается и витает в высших мирах, продолжает свое существование в мире душ и достигает своей цели в мире воздаяния. ”Тело, которое есть прах, служит сосудом для души, происходящей из небесных высот. Отделяясь от тела, она возвращается на место свое, как сказано (Коэлет 12, 7) : ’И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Б-гу, Который дал его” (Ибн Эзра Псалом 102).

Для того, чтобы в некоторой степени конкретизировать мысль о том, что душа не погибает с телом, Рамбан пишет: ”И ничто не исчезло со дня сотворения мира и доныне, все только принимает иной вид и возвращается к основе своей, и это исчезновение всего исчезающего в существовании земном. И тем более душа, происходящая из высших сфер, не может прекратить свое существование и исчезнуть бесследно.. Душа возносится и приобщается к высшим подобно тому, <ак все претерпевает изменения и возвращается вновь”. К этому следует прибавить, что новейшие научные представления также способствуют конкретизации этой идеи. Если раньше наука говорила о невозможности исчезновения физических тел, то в наши дни это правило было распространено также на все виды энергии. Нам известен закон о сохранении энергии, который гласит, что "невозможно создать нечто из ничего и невозможно уничтожить что-либо”. Но если не исчезают энергия и материя, то это тем более верно по отношению к душе.

Для того, чтобы несколько облегчить понимание этих важных высоких предметов, возвратимся к вопросу, заданному ранее: каким образом душа преодолевает неизмеримо большие расстояния, чтобы достичь высших небесных миров? Посоветуем задающему этот вопрос вспомнить, что скорость движения световых лучей в нашем нижнем мире составляет 300 тысяч км. в секунду. И пусть он подумает также о законе притяжения. А после того, как однажды, в бессонную ночь, он к тому же задумается о душе, которая является высшим светом и испытывает на себе притяжение к своему корню и высшему источнику, он, несомненно, успокоится.

Выше человеческого понимания

Необходимо отметить, что сама сущность души в мире грядущем находится вне пределов нашего понимания и разума в этом мире. "Ибо великое благо, уготованное для души в мире грядущем, непостижимо и непознаваемо в этом мире. Ведь в этом мире нам известно лишь благо телесное, и к нему мы стремимся. Но то грядущее благо велико неизмеримо, и оценить его среди благ этого мира можно (в известной мере) только путем уподобления” (Рамбам). "Подобно тому, как цвета недоступны слепому и голоса глухому,... так недоступны телам наслаждения душ”, ”и уже разъяснял пророк, мир ему, что мир грядущий не воспринимается чувствами человеческого тела: "Глаз не видел Б-га (или: Б же), кроме Тебя, Который столько сделал для надеющихся на него” (Иешаяу 64, 3); и сказано в толковании: ”Все пророки прорицали о днях мессианских, но мира грядущего глаз не видел, Б-же, кроме Тебя” (Брахот 34,1).

Но наряду со всем таинственным, незримым, сокрытым и недоступным в ощущении и восприятии мира грядущего, нам передано немало высказываний о нем из уст благословенной памяти наших мудрецов. Богатая многогранная литература посвящена рассмотрению и истолкованию этих принципиальных положений. Целое учение все еще ждет своих исследователей, которые соберут, приведут в систему, истолкуют и разъяснят эти глубокие проблемы на языке, доступном нашим современникам, в соответствии с мировоззрением народа Израиля, живущего сегодня. Мы полагаем, что это является ныне жизненно необходимым для спасения души еврейства. В изложенном выше читатель найдет только постановку проблемы в ее наиболее общем виде.

Грядущее воскресение тела

Мы говорили о бессмертии души, о душе, которая является печным Б-жественным началом. Прибавим к сказанному еще несколько обобщающих слов о воскресении из мертвых, которое, как уже отмечалось, представляет собой одну из основ веры и является определяющим в иудаизме, и мы искренне верим, ”что будет воскресение из мертвых, когда будет на то воля Творца, благословенно имя Его”. Так обетовано нам Всемогущим.

Воскресение из мертвых означает воскресение тела и возвращение в него души. У наших предшественников есть немало путей конкретизации и истолкования этой идеи. Ведь ничто в мире не исчезает. Тело также не превращается в ничто после смерти, а разлагается и распадается на различные вещества. В Талмуде рассматривается вопрос о посеве и росте: подобно тому, как попавшее в землю зерно развивается после того, как оно подвергается разрушению в земле и разлагается на составные части, когда дожди увлажняют землю, - так и человек воскреснет после погребения в земле и после разложения, когда на него падет роса возрождения, когда наступит время по воле Творца, благословен Он. И об этом сказано: "Выглянут из города, как трава земная” и 1акже: "Оживут мертвецы Твои, восстанут тела мертвые. Восстаньте и торжествуйте, поверженные в прах, ибо роса Твоя - роса света, и земля извергнет мертвецов” (Иешаяу 26, 19;.

Каково бытие, таково воскресение

Убедительный пример находим в процессе зарождения человека, его возникновения из человеческого семени. Это одно из удивительных чудес бытия, где даже наука не идет дальше констатации фактов, и если бы мы не являлись свидетелями этого чуда, мы отказались бы верить в него. И тем более человек, который уже существовал, а затем превратился в другую материю, может вновь возвратиться к прежнему состоянию, воскреснуть в ходе определенного необходимого для этого процесса. Во всяком случае, в воскресении из мертвых заключено меньше чудес, чем в рождении каждого младенца (согласно Гемаре Санедрин 90; 91).

Рассуждая таким образом, можно в известной мере разгадать истолкованный в словах благословенной памяти наших мудрецов намек об общем между дождем, рожденюм и воскресением из мертвых. Дожди упоминаются в благословении "воскрешающий мертвых”. ”Рабби Иоханан говорил: ’В руке Святого, благословен Он, три ключа, не переданные посланцу, и вот они: ключ от дождей, ключ от жизни и ключ от воскресения из мертвых’ ” (Таанит 2,1).

Ныне мы стали свидетелями ряда открытий, о которых можно с уверенностью сказать, что, не видя подобное своими глазами, мы высмеяли бы того, кто решился бы рассказать нам о них. Благодаря этому мы все больше и больше убеждаемся в том, что нет ничего невозможного. Разве поверили бы мы, что голос человека существуете пространстве в виде волн (между прочим, об этом неоднократно упоминается в словах мудрецов) и его можно передавать из одного конца мира в другой, если бы мы своими ушами не слышали ежедневно радиопередачи, бесчисленные звуки, передаваемые в пространстве? Новейшие открытия делают более доступным понятие о том,-что человек, претерпевший превращение в другие вещества, которые остаются и сохраняются во вселенной, возвратится к жизни в ходе определенного процесса — по воле Творца, благословен Он.

Подтверждение излишне

Мы представим здесь несколько общих положений о бессмертии души и воскресении из мертвых, для того, чтобы в какой-то мере исполнить долг человека думать над этими проблемами. Мы обязаны изучать основы религии, излагать их в форме, доступной для нашего разума. Но следует помнить о том, что ни изучение, ни размышления не являются определяющими для веры. Наша вера и ведение определяются тем, что сообщено нам Всемогущим в Учении письменном и Учении устном, в учении наших благословенной памяти мудрецов. Еврею достаточно познавать своего Творца, Творца мира и Правителя его, знать, что говорит Его Тора -Учение письменное и устное. И тогда он будет идти по путям Торы во все дни своей жизни.

Слова Торы не нуждаются в дополнительном подтверждении, идущем от человека. Род человеческий со всеми его великими представителями, гениями и изобретателями все еще подобен неучу. Несмотря на научный и технический прогресс, человечество не продвинулось ни на шаг в понимании чуде; вселенной. Великие научные открытия являются всего лишь констатацией фактов и законов. Бытие остается загадкой для науки. Необъятные области творения и бытия скрываются за "космической железной завесой”, и наука не имеет доступа к ним. Они находятся вне пределов человеческого разума и понимания. Всякий ученый, откровенный с самим собой, признается в этом. Достаточно вспомнить приведенные в одной из предыдущих глав слова Ньютона, отца современной науки, которого называют величайшим ученым всех времен. В конце жизни Ньютон так оценил свою деятельность: ”Не знаю, кем кажусь я миру. Но себе самому я запоминаю ребенка, играющего на берегу моря и забавляющегося тем, что время от времени он находит удивительно гладкий камушек или необычайно красивую ракушку, в то время как великий и таинственный океан истины простирается пред его глазами”. Только глупость и смехотворная надменность могут искать у науки подтверждения откровений Б-жьих, слов Творца мира и Создателя человека, Всемогущего, обозревающего одновременно все сотворенное, создающего формы существования для всего сущего, Властелина мира, его Творца и Держителя.

Сущность этих проблем вечности находится вне пределов нашего разума и понимания. Но непонимание не является определяющим и не умаляет их значения. Мы уже говорили об этом (гл. 12—15). Для еврея достаточно приобщиться к цепи традиции поколений, к Синайскому откровению и познавать Б-га своего и Его Тору. Ведь каждый принимает выписанное ему лекарство, не проверяя и не исследуя, а полагаясь на врача, такого же смертного, как он. Как же смертный откажется принять целебное средство жизни от Б-га? Он, благословенный, говорит нам о жизни мира грядущего, о бессмертии души, об аде и саде Эденском, о воскресении из мертвых. И мы верим в это верою искренней.

Утешение и надежда нашей жизни

Есть ли в мире счастливый человек?

Как в годы военных бурь и катастроф, так и в пору спокойствия, мир и жизнь лишены смысла и логики без веры в вечную жизнь. 'Никакой разумный человек не поверит в то, что человек сотворен только для его пребывания в этом мире. Ибо что такое человеческая жизнь в этом мире? И кто действительно счастлив и безмятежен в этом мире? ’Дни лет наших есть между ними семьдесят лет, а при силах и восемьдесят лет, но лучшая их пора — труд и мучение’, печали и болезни страдания и хлопоты, а после всего этого — смерть. Не найти одного из тысячи, которому мир уготовил удовольствия и истинную безмятежность, но даже он, дожив до ста лет, покидает мир” ([Месилат-ешарим). Кто из людей не подтвердит истинность этих слов, исходя из личного опыта? Но беда в том, что по слабости нашей природы каждому кажется, что только у него обстоятельства складываются подобным образом, только он постоянно нуждается в чем-то, в какой-то особой детали... Но вот ближний его, тот просто счастлив...

Существует ли вообще удовлетворение и насыщение жизнью этого мира? Бывает ли, что "человек покидает мир, достигнув половины желаемого”? Видел ли кто-то из нас человека по-настоящему счастливого? Может ли человек сказать с уверенностью, что прожил хотя бы один день своей жизни без забот, без печали и скорби? Ведь неприятности и беды, трудности и печали заложены в природе этого мира. Всматриваясь в нее мы понимаем: ”Что мы, что наша жизнь, что наше благочестие, что наша праведность, что наша помощь, что наша сила, что наша крепость, что говорить нам пред Тобою, Господи, Б-же наш и Б-же отцов наших! Ведь пред Тобою все сильные — ничто, мужи именитые — как не бывали, мудрецы — как невежды, а разумные — как без разума. Пред Тобою их великие дела — пустота, дни их жизни — суета” (из утренней молитвы), ибо "человек подобен дуновению, дни его как тень мимолетная” (Псалом 144,4).

В чем смысл такой жизни?

И после всех трудностей, мучений и испытаний — смерть. Задумавшись о своем последнем дне, пусть каждый задаст себе вопрос: неужели от всего мира, построенного его неустанным трудом с отдачей всего, что у него и в нем, от всех чувств, от всего телесного и духовного останется лишь ком земли, под которым он будет тлеть, давая пищу для червей? В чем же тогда логика и смысл человеческой жизни?

Эта трагедия неустранима и естественна. Миллионы людей с их гениями, изобретателями, писателями и мудрецами покидают мир весьма жалким образом, бессмысленно и нелогично.

Мы почти не думаем об этом, мы привыкли и покорились мысли о конце, как естественному закону, перед которым мы бессильны. Но тот, кто способен подвергнуть анализу общепринятое и привычное, переживает потрясение, испытывает крайнее удивление.

В период бездонного мрака эти проблемы предстали пред нами во всей своей остроте. Они являются наиболее мучительными из вопросов, возникших у горящих печей крематориев. Со всех сторон доносится до нас отчаянный горький вопль: ”А как же миллионы погибших?” Но преодолев страх и скорбь, мы поймем, что пред нами неотъемлемая часть животрепещущей вечной проблемы о жизни человека и его смерти.

Катастрофа отдельного человека — обычное явление в нашей жизни

Разве эта проблема не возникает, когда мы сталкиваемся с трагедией отдельного человека? Как быть с трагедиями, которые существуют в нашей жизни в столь устрашающих формах и происходят на наших глазах постоянно? Действительно, в этих случаях несчастье обрушивается на отдельного человека. Но что испытывает, что переживает он? И разве люди, умирающие естественной смертью на своих постелях, не превращаются в нечто неодушевленное, в добычу для червей? Разве человеку, прожившему семьдесят лет, легко покидать этот мир? И даже если мы будем оплакивать его и торжественно проводим его в последний путь, даже если он оставил после себя сыновей, разве легко ему спуститься в темную могилу? И какая польза от всего достигнутого им, от почета и славы, от счастья и богатства, от его идей, убеждений и книг, когда он сам исчезает... Мы покорились действительности, нерушимому закону, но это ни в коей мере не является решением проблемы.

Почему об этом не думают?

Это, по нашему мнению, является существенной проблемой человека. На протяжении предшествующих веков она была одной из центральных осей, вокруг которых вращалась человеческая мысль. Но с наступлением новой эпохи, когда к власти пришли материализм и рационализм, исследование проблемы приостановилось, и ее стали представлять в качестве метафизического вопроса, на который человек не может ответить. В современном мире почти не приходилось слышать о том, что этой проблемой заинтересуются и займутся. Подобный подход является странным. Как человек может игнорировать такую проблему? Почему она не нарушает его покой? И даже если он не в силах найти решение, разве может он не думать об этом и спокойно приближаться к своему концу? Все это результат поникновения и унижения человеческого, результат торопливой жизни, несущейся с головокружительной скоростью, когда человек лишен возможности остановиться хотя бы на мгновение и подумать о своем пути и своем мире. Ведь он ошеломлен и опьянен жизнью, полной зависти, страсти, честолюбия, или же до своего последнего дня ведет непрерывную жестокую борьбу, находясь в постоянном напряжении, чтобы упрочить свое положение в обществе. Но, разумеется, острота проблемы не ослабевает из-за попыток игнорировать ее.

Ответ иудаизма

Учение иудаизма дает нам ответ, надежду на утешение. Иудаизм открывает нам, что наша жизнь здесь, в этом мире, представляет собой первую, определяющую главу нашего существования. Ее идеальное, свободное от материальных уз продолжение — после смерти, которая является переходным этапом. Нам возвещается о бессмертии души, об аде и саде Эденском, о воскресении тел — воскресении из мертвых.

Назначение человеческой жизни, ее смысл и радость

Ценность земной жизни

Подход к человеческой жизни как к преддверию к жизни грядущей не умаляет важности нашей жизни здесь, не пренебрегает ничем земным. Наоборот, происходящему в нашем мире придается особое значение, ибо жизнь в преддверии является определяющей по отношению к высшим мирам, от нее зависит вечность души человека и его возрождение. Поведение человека и его поступки в жизни преддверия приобретают, таким образом, важность и глубокий смысл.

Зная о существовании мира грядущего и о воскресении из мертвых, мы не отрицаем ценности жизни этого мира, а наделяем ее новым измерением, придаем ей новый облик и сущность, отличающиеся от всего характерного для общепринятой концепции. Мы подходим к жизни с другими мерками, мы побуждаем человека заново оценить свои достижения и представления. Мы подходим к поступкам и достижениям с точки зрения их качественной вечной ценности. Вместо призыва: ”Ешь, пей, наслаждайся, ведь завтра умирать”,

мы говорим человеку: ”Освяти себя в жизни твоей”, чтобы жить после смерти, и "подготовь себя в преддверии, чтобы войти в чертоги”. Мерилом поступков, неудач и достижений является не курс, установленный на бирже страстей, зависти и честолюбия, — мерило оценки определяется в мирах истины и вечности. Истинная цена не диктуется соображениями доступности, важным является не монета, переходящая из рук в руки на рынках этого мира, а действия души и достижения вечности. В них реальная ценность и награда, которую человек может получить за свои усилия, дела и достижения.

Ценность жизни не измеряется золотом

Поступки и дела в нашей жизни приобретают большое значение, ибо благодаря им можно достичь великого и вечного, а из-за наших поражений-проступков мы можем лишить себя вечного целостного мира. Тора дана человеку в нашем миро; являясь Учением жизни, она указывает человеку на то, что он должен делать и соблюдать в этом низком мире. Только здесь существует долг и возможность исполнить предписания. Умирая, Гаон из Вильны взял в руку кисти видения (цицит) и со слезами на глазах сказал: ”Как тяжко расставаться с этим миром действия, где благодаря легкой заповеди, такой как заповедь цицит, благочестивый человек зри Шехину. Где сможем мы найти подобное в мире душ...” Здесь, в этом нашем мире, в преддверии, человек своими делами обретает совершенство и целостность во веки веков.

Куда убегу от лица Твоего?

Иудейское мировоззрение придает жизни особую важность. Каждое мгновение дорого, оно обладает высшей ценностью, которую не измерить золотом. Потеря одного мгновения жизни — потеря невосполнимая. Тора рассматривает спасение жизни как высшую ценность и обязывает человека всеми силами хранить каждое мгновение жизни. И тем более недопустима мысль о бегстве от жизни. Это тяжелое преступление, приравниваемое к убийству. И кара за него велика и сурова. К тому же бежать некуда. ”Куда уйду я от духа Твоего, куда убегу от лица Твоего? Вознесусь на небо — Ты там, сойду ль в бездну — и там Ты. Поднимусь на крыльях зари, перенесусь на край моря. И там рука Твоя поведет меня, и поддержит меня десница Твоя. Сказал бы, что мрак меня сокроет, и свет вокруг станет ночью. Но и мрак от Тебя не укроет, и ночь светла, как день; как мрак, так и свет” (Псалом 139). Для человека, верующего в мир грядущий, бегство от жизни невозможно. Вера дает ему крылья, чтобы подняться над бедами. К тому же он знает, что как бы ни была тяжела жизнь на земле, тяготы многократно возрастут в мире грядущем, если ему придет на ум преждевременно самовольно перепрыгнуть через мост жизни.

Радость жизни

Такое воззрение на жизнь в этом мире и постоянное памятование о мире грядущем не лишают жизнь смысла и не привносят в нее печаль, как это может показаться на первый взгляд и как склонны думать многие. Но в действительности все обстоит иначе. Жизнь человеческая печальна и безрадостна тогда, когда человек лишен веры в мир грядущий и в воскресение из мертвых. Ибо чему человеку радоваться в гаком случае и как ему веселиться? Разве был в его жизни хотя бы один день, не сопровождаемый чувством печали и скорби? А даже если допустить, что такой день был, какова продолжительность человеческой жизни? Ведь впереди смерть, погребение: человек станет добычей червей, исчезнет бесследно. Может ли человек, веря в эту страшную перспективу, танцевать, петь и радоваться от всей души?

Нашему современнику кажется, что он нашел выход из положения: он не думает об этом. А если все же нежелательная мь ель возникает, он стремится как можно скорее избавиться от нее, бежать, скрыться. Но бессмысленны и глупы попытки человека вести по отношению к себе печально известную страусовую политику и прятать голову в песок, будучи уверенным, что теперь преследователи не увидят его. Человек не может обманывать себя бесконечно, он снедаем тоской, как это отчетливо проявляется в жизни нашего современника, вопреки всем искусственным шумным средствам, к которым он обращается, чтобы оглушить себя самого.

Возможна ли радость, радость истинная? Современный человек находится в постоянной погоне за развлечениями, танцует, поет, играет. Но разве это искреннее веселье? Если на мгновение остановить танцующих и задать им вопрос: "Почему вы танцуете, какое радостное событие вы отмечаете?”, в.е удивятся вашей наивности. Когда сердце печально, а душа в унынии, именно тогда танцуют, поют и развлекаются, чтобы громкой музыкой и бурей страстей притупить чувство пустоты и ослабить душевную угнетенность. Присмотревшись к людям, для которых развлечения стали необходимостью, мы убедимся в том, что они страдают от опустошенности и бесцельности жизни, которые особенно ощутимы в свободное от работы время. Они стремятся отвлечься от тревожных мыслей при помощи танцев, музыки и боевиков. Но после таких развлечений духовная пустота и тоска дают себя знать с еще большей остротой.

Разумеется, здесь не может быть истинного веселия. Это жалкое притворство. Фальшивая радость, неестественный смех. /Доходящие до пределов распущенности развлечения не имеют ничего общего с настоящим веселием.

Обратим наше внимание на явление удивительное. В Торе, в Учении Господа, большое значение придается пению и радости. ”Песнь моря”, гимн, который Моше и сыны Израиля пели у Чермного моря при исходе из Египта, является духовной вершиной, на которую взошел весь народ; мужчины, женщины и дети — все достигли высот в познании Господа, Его Провидения и Его правления миром. И говорили наши благословенной памяти мудрецы: "Рабыня видела у моря то, чего Иехезкель сын Бузи не видел в своем пророчестве”. Выражением этого величественного неповторимого видения служит удивительный гимн израильтян, ”Песнь моря”.

Песнь возрождения

В начале ”Песни моря” сказано: ” Тогда воспел (буквально: воспоет) Моше и сыны Израиля эту песню Господу” (Шемот 15), а в Гмаре истолковано: "Сказано не шар (воспел) , а яшир (воспоет, будущее время), отсюда — на воскресение из мертвых” (Санедрин 91,1). Это означает, что Моше и сыны Израиля вновь будут петь этот гимн, когда наступит час воскресения из мертвых. Эта многозначительная деталь повторяется и во второй песне Торы (Бемидбар 21) : 'Тогда воспел Израиль песнь сию: Наполняйся, колодезь, воспойте о нем”. Здесь также глаголы стоят в будущем времени для напоминания о воскресении из мертвых.

Такова сущность песни и таков смысл обсуждаемого нами вопроса. Истинная радость доступна человеку, который знает о вечности души и верит в воскресение из мертвых. А без этого — "веселие, что оно делает” (Коэлет 2, 2) .Каким бы великим и всеобъемлющим ни было бы спасение, его омрачает тень неизбежного расставания с жизнью, к которому идет каждый человек. Как же человек может петь? Речь идет, разумеется, об истинном пении, о высшем веселии, струящемся из чистых источников сердца. Речь идет о пении, музыке и танцах, на которые Тора поставила печать истины. Велико удивление задающего вопрос: Возможны ли для человека пение и веселие? Именно поэтому Тора положила ключи от веры в возрождение в воротах песни, говоря тем самым: '"Человек вечен, ибо его душа продолжает жить после его смерти. И он также воскреснет, когда наступит час воскресения из мертвых, — и тогда он воспоет!”. А потому что есть мир грядущий и человек, хотя он и смертен, псе же связан с вечностью и воскреснет некогда во всем своем величии, веселие возможно и песня истинная может вырваться из уст и сердца человека, ведь его песня проникнута видением вечности души и видением возрождения. Эта вера дает ему силы петь.

Радость, связанная с исполнением заповеди

Но когда человек поет? Чему будет радоваться? Он радуется, соблюдая и исполняя то, что способствует достижению вечной жизни, а это есть Тора и заповеди, которые укрепляют душу для жизни вечной и от которых зависит возрождение человека. А ведь вся Тора названа песней: ”Итак, напишите себе песню эту” (Дварим 31,19), ибо Тора — истинная Песня мира. Песня жизни Израиля звучит только в изучении и в исполнении Торы. Это единственный путь приобщения к радости. Тора и заповеди передают нам в удел жизнь вечную. ”КогДс человек исполняет заповедь в этом мире, она (заповедь) опережает его и идет перед ним в мире грядущем” (Сота 3, 2). ”И сотворил Святой, благословен Он, Тору и заповеди , чтобы дать их в удел Израилю для жизни мира грядущего, и не оставил в мире ничего, в чем бы не было заповеди для Израиля” (Мидраша раба, Бемидбар) . В этом истинная радость, о которой можно сказать: "Восхвалил я веселие мое” (Коэлет 8, 15). Без этого — "веселие, что оно делает . Так разъяснено в Талмуде: "Написано: ’Веселие, что оно делает’ и еще написано: 'Восхвалил я веселие мое’. Как же это (согласуется) ? 'Восхвалил я веселие мое’ - это веселие (связанное с исполнением) заповеди. ’Веселие, что оно делает' — это веселие не (связанное с исполнением) заповеди. Это учит тебя, что Шехина пребывает не в печали, не в лености, не в смехе, не в легкомыслии, не в беседе, не в пустых рейх, а в веселии (связанном с исполнением) заповеди” (Шабат 32, 2).

Только ведущий такую жизнь видит смысл в жизни и чувствует вкус истинной радости. ”А в конце дней, если исполнял свое назначение преданно,возвратится с пением,и радость вечная на его главе” (Шаарей-тшува, рабену Иона бен-Авраам из Героны).

Утешение святых, погибших в огне

да воздаст Господь за их кровь

"Путь веры избрал я, суды Твои предо мною”.

(Псалом 119, 30)

Ни одна слеза не окажется напрасной 

Свет вечной жизни особым неповторимым образом озаряет наши дни, период крематориев. Вера расшатывает и разрушает глухую стену, на которую мы натолкнулись, изучая проблемы нашего времени. Вера открывает перед нами новые широкие горизонты. Она указывает нам на источник утешения и поддержки, смысла и логики, надежды на будущее вопреки испытаниям и бедствиям настоящего.

Иудаизм учит: ни одна слеза не упадет напрасно в реки крови. Ни один стон не исчезнет бесследно в безднах страданий. У всего есть свое назначение. Все пришло по суду и все предстанет пред судом, за все отплатится и отмстится. В этом кроется утешение, облегчение страданий. Страшна глубина суда: "Уставы его - бездна великая”, есть суд л есть Судья, есть смысл у всех страданий. Мир не погибнем из-за того, что души части людей поражены проказой, или потому, что та или иная нация лишилась рассудка. Мир не является "ничейным”. Провидение следит за происходящим, и все его деяния — верх добра.

За все придет утешение, за каждую каплю в реках крови, пролитой на протяжении веков, за каждую слезу в океане слез. Ни один вопль, ни один стон не останутся незамеченными Придет утешение за издевательства и осмеяние. Печальные и скорбящие найдут удовлетворение в покое и веселии: Как утешает человека его мать, так Я утешу вас”

(Иешаяу 66, 13), ” и сменю печаль их на радость, и утешу их, и обрадую их после скорби их” (Иеремия 31, 13) .Утешится не только народ в целом, но также и каждый из его сынов. ”Я умерщвляю и оживляю, Я ранил и исцелю” (Дварим 32, 39) - как ранение и исцеление в одном, так и жизнь и смерть в одном... О воскресении из мертвых” (Санедрин 91, 2). Утешен и умиротворен будет каждый отдельный человек. И утешение многократно превзойдет размеры бедствия и несчастья.

Истинное возмещение многократно

Глубина несчастья дает нам некоторое представление о высоте вершин спасения, ибо утешение воздаст сторицею за страдание и будет всеобъемлющим. И сказано: ”Утешься, утешься, народ Мой, говорит ваш Б-г” (Иешаяу 40) . "Утешьте его верхние, утешьте нижние, утешьте живые, утешьте мертвые, утешьте в этом мире, утешьте в мире грядущем, утешьте за десять колен, утешьте за колено Иеуды и Биньямин;... Согрешили головой: ’Вся голова больна’ и утешаются головой, т. е. утешение связано с головой: ’И пойдет царь их пред ними, а во главе их Господь’. Согрешили глазом, и пострадал глаз: ’Око мое, око мое источает воду’, и утешаются г лазом: ’Ибо своими глазами увидят, как Господь возвращает их в Сион’. Согрешили ухом, и пострадало ухо: 'Уши их оглохнут’, и утешаются им: ’И уши твои услышат слово: Вот путь, идите по нему’. Согрешили носом, и пострадал нос, и утешаются им... Согрешили устами, и пострадали от уст: ’И будут они пожирать Израиль полным ртом', и утешаются устами: ’Тогда уста наши были полны смеха’. Согрешили сердцем, и пострадало сердце: ’И все сердце изболелось’, и утешаются сердцем: 'Говорите к сердцу Иерусалима’. Согрешили рукой, и пострадали от руки: 'Руки мягкосердечных женщин варили детей своих’, и утешаются рукой: 'Господь вновь прострет руку Свою, чтобы возвратить остаток народа Своего’. Согрешили ногой, и пострадали от ноги: ’Доколе еще ноги ваши не споткнулись’, и утешаются ногами: 'Как прекрасны на горах ноги благовестника’. Согрешили этим, и пострадали от этого: 'От сего изнищает сердце наше’, и утешаются этим: ’И скажут в тот день: Это Б-г наш’. Согрешили огнем, и пострадали от огня: ’С высот ниспослан огонь', и утешатся огнем: ’И Я буду для тебя, говорит Господь, стеною огненной вокруг’. Согрешили вдвойне, и пострадали вдвойне: ’Ибо от руки Господней принял вдвое за все грехи свои’, и утешаются вдвойне: ’Утешься, утешься, народ Мой, говорит Б-г ваш’ ” (Мидраш Ялкут Шимони) .

И все же мы не представляем себе размеров утешения. Разве можем мы в этом мире постичь значение вечности душ, как сказано: ”И пребудет душа господина моего в узле жизни у Господа, Б-га твоего” (Шмуэль I 25, 29). Или как сказано: ”И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление. Разумные будут сиять, как светила на своде, а обратившие многих к правде — как звезды навеки” Даниэль 12, 2—3) . Но совершенно очевидно, что в этом содержится воздаяние, умиротворение и утешение для всех и за все.

Тайна, которая раскроется в будущем

Все, что постигает нас, ведет к благу и утешению. Разумеется, признание этого представляет для нас, смертных, большую трудность, но в великих мирах и в том, что откроется человеку там (мир грядущий, воскресение из мертвых, вечная жизнь), находится ключ к разгадке этой тайны.

Верующие евреи, сыновья верующих, понимают это, но, по правде говоря, порой пренебрегают своим знанием. Если человек пытается говорить о наших святых братьях, принявших мученическую смерть, его слова вызывают к себе некое странное отношение со стороны слушателей, как будто речь идет о чем-то абстрактном, не имеющем прямого отношения к реальной повседневной жизни.

Вера в грядущее способна избавить нас от многих бед, выпрямить кривизну сердец и заживить душевные раны; в ней и только в ней содержится великое утешение, дуновение вечной жизни. Наш мир лишен целостности, если в нем практически не воплощены эти основные положения иудаизма.

Чистая искренняя вера

Мы призваны извлечь эти принципы из тайников на свет дня. Мы должны говорить о них, изучать и познавать их, утверждать их в окружающей нас действительности, в нашей среде И подобно детям Израиля, нашим детям, которые с чистой, простой и искренней верой пели у горящих печей крематориев о вечной жизни, подобно им утвердим в нашем сердце и в нашем сознании простую искреннюю веру, веру чистую и целостную, ибо в ней источники жизни для нас.

День великого и страшного Суда

Дела человека, их плоды и глубина небесного суда

После того как мы привели здесь и рассмотрели слова Торы о воскресении из мертвых, следует коснуться вопроса "великого и страшного Суда”, час которого наступит вместе с воскресением из мертвых, как на это указывают Танах, Талмуд и толкования. С этой проблемой связаны также вопросы о значении человеческих поступков, об ответственности человека за их последствия и плоды и о глубине небесного воздаяния за них.

День третьего Суда

Из Гмары Рош-Ашана (16, 2) нам известно, что в день Суда все люди делятся на полных праведников, полных грешников и средних. Полных праведников тотчас записывают на жизнь вечную и запись скрепляют печатью; полных грешников тотчас записывают в ад и запись скрепляют печатью, как сказано: ”И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление”. В нескольких местах истолковано, что речь идет о дне грядущего Суда, когда мертвые воскреснут. Раши говорит: ”Три категории на день Суда когда воскреснут мертвые”. И также Аран: 'Три категории на день Суда — после воскресения из мертвых; об этом оказано: 'День Господень великий и страшный’ ”. И находим также у наших благословенной памяти мудрецов, что день великого и страшного Суда наступит в конце дней, в грядущем, когда воскреснут мертвые. А в Мехильте, парашат Бешалах, сказано: "Рабби Элиэзер говорит: Если удостоитесь соблюдать субботу, будете спасены от трех кар — от войн Гога и Магога, от мук перед пришествием Мессии и от дня великого Суда”. Об этом мы учим в Авот: "Умирают, чтобы ожить, живут для суда”. Что это за жизнь после смерти? Воскресение из мертвых. О Суде сказано: "Кто исчислит день прихода его, и кто выдержит, увидев его, и кто устоит в день Суда” (Мидраш Теилим 143). А в Мидраш Мишле сказано: ” Сказал рабби Ишмаэль: Смотри, как тяжек день Суда, который Святой, благословен Он, будет вершить над всем миром в долине Иеошафата". А Рамбан разъясняет, что у Святого, благословен Он, есть три Суда: один — в Новолетие, второй — после смерти человека, третий — день великого Суда, перед которым человек предстанет после воскресения из мертвых.

Какова сущность этого грядущего Суда?

Вопрос о Суде во время воскресения из мертвых нуждается в разъяснении. Все люди предстают пред небесным Судом после смерти. В чем же смысл еще одного суда в период воскресения? В книге ”Нишмат-хаим” автор, процитировав высказывание наших благословенной памяти мудрецов о великом и страшном Суде, приводит слова Абарбанеля: ”Мой разум не приемлет мнения, согласно которому третий Суд подобен другим, когда Святой, благословен Он, держит в руке Своей весы суда, взвешивает заслуги человека и его грехи и выносит приговор: одного оправдывает, другого находит виновным. Ибо в этом случае я не знаю, в чем смысл третье о Суда. Ведь уже после своей смерти человек предстает пред Судом и ему выносится приговор оправдательный или обвинительный, при этом воздаяние немедленно следует в мире душ, как полагает великий раввин Маймони,или же душа хранится в саду Эденском, не получая воздаяния до прошествия тысячи поколений, до воскресения, как полагает Рамбан. Согласно обоим этим воззрениям, несомненно, что приговор выносится каждому уже после смерти и назначается либо награда, либо кара. Почему же тогда человек должен в грядущем предстать еще перед одним, третьим Судом? Разве после второго Суда он совершает добрые дела или преступления, за которые будет судим? Или разве возможно, что признанный невиновным на втором Суде, после смерти своей, будет признан виновным на третьем, последнем Суде или, наоборот, признанный виновным на втором Суде будет оправдан третьим? Это невозможно, ибо (дни третьего Суда) — это дни, когда нет желания ни к оправданию, ни к обвинению...” Основная трудность в вопросе великого и страшного Суда в пору воскресения заключается в том, что ”суд” означает взвешивание заслуг и грехов, в то время как, казалось бы, ничего не может измениться во всей сумме человеческой жизни, заслуг и грехов после смерти человека, когда нет ни исполнения Торы и заповедей, ни жизни мира сего, нет заслуги и вины, а итог дел и жизни остается на кладбище, ибо, хотя у скончавшихся нет больше дел, плоды их дел существуют. Величие замысла состоит в том что ся таким, каким он был подведен на небесном Суде после смерти человека. В чем же смысл еще одного суда и дополнительного взвешивания заслуг и грехов? Какие изменения могут произойти после смерти человека?

Суд над плодами деяний

Изучая эти глубокие вопросы, касающиеся основ мира, мы приходим к заключению, что человек в ответе за последствия своих поступков. Он наслаждается плодами своих дел, но с него также взыскивают за ущерб, нанесенный ими Посадивший дерево ест его плоды, создавший предприятие получает от него доходы, в патенте все видят собственность изобретателя и признают за ним право пользоваться плодами изобретения. Этот принцип является понятным и признанным также по отношению к ответственности за отрицательные последствия. То же самое можно сказать о добрых и дурных делах в сфере моральной и духовной. Человек совершил доброе дело, которое вызывает дополнительные добрые последствия. Он причастен не только к самому поступку, но также и ко всему, что вызвано им. И наоборот, совершивший поступок, который привел к отрицательным результатам и явился причиной ряда отрицательных явлений, отвечает не только за поступок как таковой, но и за зло, причиненное им. Например: человек позаботился о том, чтобы сыны Торы имели возможность безраздельно посвятить себя изучению Торы. Дополнительно к заслуге основания ешивы у него есть удел и заслуга в учении в этой ешиве, ибо он создал условия для изучения Торы. У него есть удел в знаниях и в поступках тех, кто обучался в основанной им ешиве, а также их потомков. И наоборот: если человек основал заведение, в котором дается дурное воспитание, то он в ответе не только за основание такого заведения, но также за души его воспитанников и за все их дурные поступки, совершенные ими как следствие дурного воспитания. Это справедливо также для всех других сфер жизни.

Мысль о том, что человека судят за плоды его дел, за их последствия, мы находим в нескольких источниках. ”И будут они вкушать от плодов путей своих и насыщаться от помыслов своих” (Мишле 1, 31). В Мишне Санедрин (37, 1) сказано: ”Кровь его (жертвы) и кровь потомков его на нем (на преступнике) во веки веков, ибо о Каине, который убил брата своего, сказано: 'Крови брата твоего вопиют’. Сказано не ’кровь брата твоего’, а ’крови брата твоего’, его кровь и кровь потомков его (которые были бы у него) ”. Из этого следует, что убийца призывается к ответу за то, что причинил потомкам, которые могли родиться у убитого им человека, т. е. за кровь бесконечного множества поколений.

Воздействие, продолжающееся после смерти

Человек совершает поступки только в земной жизни, но плоды дел продолжают свое существование и после его смерти. Совершенное человеком при жизни действует, вызывая определенные последствия в этом мире, и человек причастен как к совершенному им непосредственно, так и к более поздним последствиям своих поступков.

В книге ”Эмунат-хахамим” дается следующее объяснение: "Того, кто толкает другого на путь греха, ожидает кара беспредельная также и после смерти, ибо, возможно, много людей согрешат по его вине, а тех, кого он убьет, уже будучи мертвым, может быть больше, чем убитых им при жизни. И сказано (Иеремия 32, 19): ’Великий в замысле и сильный в делах, очи Которого открыты на все пути сынов человеческих, чтобы воздать каждому по путям его и по плодам дел его’. Когда Святой, благословен Он, награждает или карает человека, глаза Его открыты на все пути сынов человеческих в мире, чтобы видеть, принесли ли дела человека плоды, ответственность за которые лежит на нем, и тогда Он накажет или вознаградит человека за все, и это означает воздать человеку, стоящему пред судом, по путям его и по плодам его дел”. Стих ”Великий в замысле и сильный в делах” произносят в ”Цидук-адин” (молитве о правосудии Б-жьем) глаза Святого, благословен Он, открыты на пути сынов человеческих, чтобы воздать им по плодам их дел, существующих и оказывающих воздействие в мире после их смерти.

Когда было принято покаяние Менаше?

В цитированной выше книге ”Эмунат-хахамим” рассматривается вопрос о покаянии царя Менаше, о котором сообщается во Второй книге Хроники (33), но о котором ничего не сказано в книге Царей. "Смысл заключается в следующем: тому, кто сам совершил грех и толкнул на грех многих других, не облегчают покаяние, и его покаяние не принимается, чтобы он не попал в рай, в то время как его ученик (последователь) находится в аду. Менаше толкнул многих на путь греха и отстранил их от Господа, а возвратившись к Господу, не старался всеми силами побудить их к возвращению, как делал это его отец Хизкияу, уничтожая идолов своего отца, Ахаза. (А о Менаше) Писание говорит: ’И сказал Иеуде, чтобы служили Господу’ — это всего лишь слова. И поэтому до тех пор, пока по его вине израильтяне, их сыновья и сыновья их сыновей продолжали поклоняться идолам и грешить, его раскаяние не признавалось, и поэтому о его возвращении не сообщается в книге Царей. Но когда в период после разрушения Храма идолопоклонники покинули мир и исчезло дурное побуждение идолопоклонства, и не было никого, кто грешил бы по его (Менаше) вине, тогда его покаяние сверкнуло пред Вездесущим и помогло ему”. А автор ”Толдот Иеошуа” добавляет: "Мы также учим: Иермияу написал свою книгу и книгу Царей, Эзра написал свою книгу и книгу Хроники; в дни Иеремии все еще не было искоренено дурное побуждение идолопоклонства, а в дни Эзры, который был одним из мужей Великого Собрания, побуждение к идолопоклонству искоренили (Иома 69. 2) . Поэтому в книге Царей, написанной Иермияу, не сказано о покаянии Менаше, а в книге Хроники, написанной Эзрой, сказано”.

В соответствии с этим следует понимать сказанное в Гмаре (Санедрин 104, 1): "Сын очищает (от греха) отца, отец не очищает (от греха) сына, как написано: ’И никто от руки Моей не избавляет’, Авраам не избавляет Ишмаэля (от судов небесных), а Ицхак не избавляет Эсава”. Но если это следует из ”и никто от руки Моей не избавляет”, в чем же тогда различие между отцом и сыном? Приведенное выше высказывание объясняет, что оправдание отца сыном продиктовано правосудием. Своим существованием сын обязан родителям. Добрые дела и поступки, совершенные им, стали возможными благодаря родителям, которые произвели его на свет и которые имеют удел в его заслугах.Тем более, если родители учили сына идти по верному пути и его поступки и поведение являются результатом этого воспитания, у них несомненно есть заслуга и удел в плодах их трудов, и поэтому сын способствует оправданию отца, и это согласуется с правосудием. Но поступки отца не очищают от вины сыновей, даже Авраам не избавляет Ишмаэля, ибо ”никто от руки Моей не избавляет”, а на небесном Суде нет снисхождения.

Счет остается открытым

И: приведенных нами высказываний ясно, что счет заслуг и грехов остается открытым после смерти человека. Покидая этот мир, человек лишается возможности исполнять заповеди и совершать поступки, но есть последствия его поступков и плоды его дел. Человек умер и завершил свою земную жизнь, но плоды этой жизни существуют в мире, действуют и оказывают воздействие. Человек оставил после себя сыновей или учеников, в свое время он помогал в создании школ Талмуд-Тора, ешив и синагог, поддерживал бедных, оказал на кого-то благотворное воздействие, способствовал возвращению на путь истины, спас человека от духовной или физической опасности и т.д. Все это продолжает существовать и действовать в мире, и человек причастен ко всему, что будет вызвано совершенным им при жизни. Эти посмертные добрые плоды дел человека заносятся на его счет. Учитываются также все отрицательные последствия дел и жизни, возникшие после смерти человека.

Из этого видно, что приговор после смерти человека не является окончательным. Действительно, после смерти выносится приговор согласно состоянию заслуг и грехов, но развитие последствий дел и плодов жизни в этом мире может вызвать существенные изменения в конечном итоге, а это в свою очередь приведет к изменению приговора.

Суд над живыми и мертвыми в Дни покаяния

Теперь нам становится ясным утверждение о том, что души давно умерших предстают пред Судом в Дни покаяния. Таков прямой смысл сказанного в Гмаре Рош-Ашана (32, 2) о Новолетии и Судном дне: ”Царь сидит на судном троне, а книги живых и мертвых открыты перед Ним”. (Хотя Рамбан полагает, что ”книги мертвых” - это книги, в которые записываются живые, обреченные на смерть, а суд в Новолетие распространяется только на мир живых, все же имеется немало высказываний в пользу мнения о том, что мертвые также предстают перед судом в Новолетие). В Шулхан-арух указано, что в Судный день поминают души, ибо ”для мертвых также есть искупление в Йом-Акипурим”. Маарив разъясняет: ”Этот день называется Йом-Акипурим (День искуплений) во множественном числе, а это означает искупление для живых и для мертвых”. А в молитве Мусаф на Новолетие сказано: ”Ты помнишь все миротворение и вспоминаешь все созданное прежде... Ты установил пору вспамятования и испытания всякого духа, всякой души . Это нуждается в объяснении. Какая связь существует между душами и Судным днем ежегодно, ведь они прошли через суд и приговор после смерти? Но следует помнить о том, что счет всех деяний открыт и что происходящее в мире живых может повлиять на него. Поэтому души предстают пред Судом в Новолетие и нуждаются в дополнительном искуплении в Йом-Акипурим, Ибо Святой, благословен Он, вспоминает в Новолетие все создания и весь мир со дня его сотворения и смотрит, каково их положение теперь, после происшедшего в этом году, и каков их приговор теперь. Подтверждения этого находим также в "Зихронот” Новолетия.

Упоминание о суде над душами встречается в нескольких местах. Известно сказанное в Сифре по поводу ”телицы с проломленной шеей” (Дварим 21): "Прости народу Твоему, Израилю, которых искупил Ты, Господи” — указывает на то. что искупление распространяется на вышедших из Египта. "Прости народу Твоему” — это живые, "которых искупил Ты” - это мертвые. Говорит о том, что мертвые нуждаются в искуплении. Отсюда мы видим, что грех проливающего кровь доходит до исхода из Египта”. То есть вышедшие из Египта также призываются к суду за то, что возможно такое кровопролитие в Израиле, и они также нуждаются в искуплении "телицей с проломленной шеей”.

В Гмаре (Хагига 4, 2) читаем: ”Рабби Элиэзер, дойдя до сего стиха ’И сказал Шмуэль: Зачем ты тревожил меня, вызывая меня?’, воскликнул: Шмуэль-праведник боялся суда, а мы тем более... Чтобы, не дай Б-г, суд не признал нас виновными...” Упомянутое рабби Элиэзером событие произошло после смерти Шмуэля, когда, разумеется, Суд после смерти был уже позади, и все же он страшился другого Суда. Мне приходилось слышать толкование, что Шмуэля тревожили дела его сыновей, о которых сказано: "Не хотели они ходить путями Его”. Он опасался, что сыновья совершат дурной поступок, а с него взыщут за это, ибо он причастен к их воспитанию и его доля есть в том, что грех не предотвращен. А в книге ”Нишмат-хаим” автор говорит от имени Едидьи Александрийского, что Шмуэль подумал: Быть может, пришло уже время воскресения и воздаяния.

Итог деяний в конце

В этой главе мы говорили о дне великого и страшного Суда, пред которым предстанут все люди во время воскресения из мертвых. Итог делам человека не подводится, пока существует этот мир, ибо поступки человека и их последствия пребывают в мире и после его смерти. Жизнь человеческая не исчезает. Даже голос человека продолжает существовать. Жизнь человеческая оставляет после себя следы; следствия поступков и следствия их последствий вызывают различные события, ответные реакции. Нет ни меры, ни пределов у цепной реакции, вызванной одним добрым или дурным поступком. ”Тот, кто сохранил одну душу из Израиля, как будто сохранил весь мир”, у него есть доля и награда в жизни спасенного и его потомства до конца поколений; а тот, кто погубил одну душу из Израиля, "кровь его (убитого) и кровь его потомков (которые могли быть у убитого) на нем до конца поколений”. Все принимается в расчет -. Таким образом, счет заслуг и грехов не остается неизменным после смерти человека, он изменяется в соответствии с развитием результатов его поступков и проявления следов, оставленных его жизнью в мире. Такое положение существует, пока существует мир. Однако, когда будет завершена миссия этого мира, мира избрания и испытания, мира исполнения Торы и заповедей, мира заслуг и грехов, когда завершится жизнь этого мира со всеми его событиями, — тогда будет подведен конечный итог, дана окончательная оценка состояния каждого человека и всего мира, всех поступков с их последствиями. Все будет оценено сквозь призму цели мира и его миссии. Такая пора наступит вместе с воскресением из мертвых, когда наш земной мир придет к своему концу и уступит место миру грядущему, миру вечного воздания.

И кто устоит на суде?

Таков смысл ”дня великого и страшного Суда”, о котором говорили пророки, о котором с трепетом и страхом упоминали наши благословенной памяти мудрецы и наши учителя-предшественники. ”Ибо всякое дело Б-г приведет на суд, и все тайное, хорошо оно или худо”. Святой, благословен Он, проведет и взвесит на суде все дела человека и его жизнь с их плодами и последствиями, явными и сокрытыми, со всем, что вызвано ими до конца мира. И кто устоит в день Суда, кто тот человек, который скажет: "Я невиновен”, чтобы нам узреть и постичь дела его жизни с их далекими последствиями! Кто осторожен настолько, чтобы принимать во внимание все свои поступки и их возможные плоды? Наши учителя говорили (Песахим 54, 2), что глубина суда скрыта от сынов человеческих. А Раши толкует там: "Глубина суда грядущего”. Поэтому даже великие мужи испытывали страх перед этим Судом, перед тем, что может обнаружиться тогда, когда на Суде проведут результаты их поступков и все вызванное ими после смерти.

Учитель и его ученики

В Гмаре (Брахот 28, 2) читаем: "Когда рабби Иоханан бен-Закай заболел, ученики пришли навестить его. Увидев их, он заплакал. Сказали ему ученики: Светоч Израиля, столп его, могучий молот, почему ты плачешь? Сказал им: Предо мной два пути, один - в сад Эденский, другой — в ад, и не знаю я, по какому из них меня поведут”. Тревога рабби Иоханана бен-Закая пугает, ведь из Гмары (Бава батра 134 и Сукка 28) мы знаем о его величии. ”0 рабби Иоханане бен-Закай говорили, что он никогда не занимался пустыми разговорами и не прошел четырех амот без Торы и тфилин... О рабби Иоханане бен-Закай говорили, что он не прекращал заниматься Мишной, Алахой и Агадой...” Из этого видно, что он страшился глубины грядущего Суда. Он сказал: ”Два пути предо мною”, ибо беспокоился он о плодах своих дел и о том, как его ученики будут вести себя после его смерти. Поэтому подчеркивается, что он заплакал, когда вошли его ученики, как сказано: "Увидев их (потому что увидел их), он заплакал” — они были источником его беспокойства.

Но, с другой стороны, весьма велика заслуга, которой ученики наделяют своего учителя. В Гмаре Брахот сказанно: ”У талмидей-хахамим нет покоя ни в этом мире, ни в мире грядущем, как сказано: ’Идут от общества к обществу, являются пред Б-гом в Сионе’ ”. И истолковано: ”Ибо дела их, пребывающие в этом мире, приносят плоды из года в год, и поэтому они ходят от общества к обществу во все дни мира, ибо они оставили после себя благословение на земле”.

Святой, благословен Он, Чьи суды— великая бездна и Чье правосудие подобно горам неприступным, по милости Своей да удостоит весь дом Израилев устоять и быть оправданным на Суде пред Ним.