Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Письма

Письма

Особый гнев и возмущение вызывала ситуация в самом центре бывшего еврейского квартала. Там, где когда-то находилась синагога “Авраам-авину”. Меня преследовала мысль: а может, именно я могу что-нибудь сделать? Хотя, конечно, сомневался - в Хевроне недавно, к тому же оле хадаш. Постоянно напрашивался вопрос: почему творится такое безобразие? Или я иначе воспринимаю действительность, будучи не сведущим во многих тонкостях большой политики?

Приезжавшие ко мне друзья и знакомые тоже недоумевали: как может еврейская власть позволить место, где была синагога, приспособить под загон для скота? Я ничего не мог им ответить.

В конце концов решил: зачем думать о политике, о вещах, в которых я разбираюсь весьма слабо. Пусть этим занимаются другие. Я же должен прежде всего определить, что можно конкретно здесь изменить и как скорее этого достичь. А если ничего не получится, займусь своим делом: наукой, физикой. А что получится, - то получится!

Начал я с писем во все инстанции. До сих пор мучают сомнения - а надо ли было вообще их писать?

Одним из первых было письмо Ицхаку Рабину, тогдашнему премьер-министру. Изложил ситуацию, выразил свое возмущение тем, что происходит с синагогой “Авраам-авину”. И одновременно надежду спасти святые для евреев места. Рабин мог помочь, если бы хотел. Если бы только хотел!

Прежде чем отправить это письмо, я дал прочесть его Ицхаку Армони. С ним я делился мыслями, связанными с общественными делами. Он мне мог подсказать: посылать

ли это письмо, достаточно ли грамотно написано оно на иврите. Армони был единственным, кому я дал прочитать это письмо. И он, будучи председателем местного городского совета, передал копию письма в издаваемый в Кирьят-Арба листок. Меня он не спросил об этом, но я знал, что письмо будет опубликовано. Плохо это было или хорошо - я не знал, но не хотел возражать Армони. И оно было напечатано. Никто на письмо не отреагировал, никаких изменений не произошло. Зато в Кирьят-Арба я стал известен как “борец”.

ГЛАВЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА Г-НУ И. РАБИНУ

Открытое письмо

Как жителю Кирьят Арба» мне случается бывать в Хевроне. Иногда мы спускаемся туда специально, чтобы познакомиться с историческими местами. Достопримечательности, связанные с исламом и христианством, находятся в прекрасном состоянии. Там чисто, имеются таблички для туристов. Но положение совсем иное со всем, что относится к жизни я истории евреев в Хевроне. Если кто-нибудь хочет познакомиться, например, со знаменитым еврейским кварталом, основанным в эпоху мамлюков, он должен спросить, где находится центральная мусорная свалка Хеврона. Так же нетрудно найти развалины знаменитой синагога «Авраам авину». Идите навстречу летящим мухам и, когда придете к смердящему загону для баранов, вы будете как раз на месте, где стояла синагога.

Пройдите в центр города. Здесь до погрома 1929 г. проживала еврейская община. Дома оставлены людьми. Иногда там размещены склады. На месте вырванных мезуз незаделанные выемка. Нет ни указателя, ни одной надписи, выражающей наше отношение к предшественникам Арафата н Хаватамы, в память нашу о жертвах прошедшего здесь погрома.

Не свои чувства я хочу здесь изложить, а поставить перед Вами, г-н премьер министр, вопрос, который касается всех нас.

Почему израильская администрация не изменила состояние, в котором оказался еврейский квартал в Хевроне в результате погрома, как будто мы вовсе не возражаем против него. Более того, на месте нет надписей, администрация как бы боится скомпрометировать погромщиков убийц в глазах общественности. Отсутствие памятников жертвам погрома показывает, что отношение в ним не лучше, чек к тем баранам, которые с комфортом расположились на месте синагоги «Авраам авину» Гоим могут лишь делать определенные выводы, и они их делают.

Началу массовой алии на Советского Союз» предшествовали выступления евреев за уважение к памяти погибших и замученных братьев. В Киеве, Вильно, Риге н в других местах евреи потребовали от советских властей чтить память жертв нацистских погромщиков. Не легко требовать от нееврейских властей делать на нееврейской земле то, что не удосужилось сделать в Земле иудеев еврейское правительство.

Я полагаю, что есть срочная необходимость привести в порядок еврейские дома в Хевроне и воздать честь памяти погибших там евреев.

И как еврей я прошу н даже требую от Вас создать комиссию для изучения этого вопроса и принятия решения в определенный срок.

С уважением, Бен-Цион ТАВГЕР

Открытое письмо Бен-Циона Тавгера главе правительства И.Рабину, опубликованное в газете "Неделя" 30 апреля 1975 г.

Написав одно письмо, я решил бороться дальше.

Попросил одного своего друга из Киева составить письмо, которое подписала бы группа киевлян - участников демонстраций протеста в Бабьем Яре. Эти люди многое пережили, были свидетелями глумления советских властей над памятью погибших евреев. Их усилия привели к тому, что в Бабьем Яре был установлен памятник жертвам фашизма и на этом месте не были сооружены стадион и жилой квартал.

Письмо, подписанное киевлянами, имело большой общественный резонанс. Мне говорили, что оно сильно задело министра обороны Израиля. Он воспринял это, как пощечину. Это повлияло на его дальнейшее поведение. Так писал корреспондент “Маарива” Арон Долев. Я не ставил цели кого-то обидеть или задеть, я просто действовал. Мне было тяжело от того, что никаких изменений с синагогой “Авраам-авину” не произошло. Министра обороны посетила делегация из Кирьят-Арба. Я тоже был в ее составе. Рассматривался вопрос о посещении евреями Меарат га-Махпела, и было похоже, что письмо киевлян повлияло на решение министра. Но относительно синагоги - без изменений.

Письма были частью моей борьбы за очищение еврейских мест от скверны, за восстановление синагоги, кладбища, больницы “Хадасса”. Это не была борьба ради борьбы. Я вполне отдавал себе отчет, что, собственно, бороться не с кем. Только со своей же еврейской властью. Это отнимет силы у обеих сторон и в итоге ни к чему хорошему не приведет. И пришел к простому решению: если хочу восстанавливать синагогу, то надо ее восстанавливать. Не нужно ни с кем спорить, выяснять отношения. Если станут мешать, постараюсь эти помехи нейтрализовать. И не стану писать больше писем. Ибо нет в этом никакого смысла.

Открытое письмо бывших киевлян правительству Израиля с протестом против "кощунственного отношения евреев к собственной истории".