Ноябрь 2017 / Кислев 5778

АДАМ И ГРЕХ

АДАМ И ГРЕХ

Величие Адама

Чтобы понять грех, нужно понять согрешившего. Моше, величайшему из истинных пророков, самому смиренному из людей, не дано было достичь желанной цели — войти в землю Израиля — за то, что он извлек жезлом воду из скалы и подверг народ наказанию (Бемидбар 20:7-13). Почему именно этот поступок и слова Моше стали причиной столь жестокого наказания? Чтобы понять грех Моше, а также грехи тех, кто жил в древние времена, нужно знать, на каком высоком духовном уровне находились эти люди. Ведь их поступки оценивались по критериям намного более высоким, чем те, по которым судят нас. Каким же человеком был Адам, если его грех сыграл решающую роль в истории и судьбе всего человечества!

Мидраш сообщает: ”Когда Г-сподь создал человека, ангелы ошиблись, приняв его за божество, и захотели вознести ему священное песнопение”.

Даже ангелы не знали, кто такой Адам на самом деле, и решили, что он — божество. Что касается нас, то мы тем более не в состоянии постичь высоту его величия.

Сказано: ”Адам возвышался от земли до небесного свода... простирался от одного конца земли до другого”. В этих словах мудрецов — глубокий духовный смысл. Все грани мироздания вобрал в себя Адам. Ничто не было скрыто от него. Более того, ему было ведомо, что его поступки глобальным образом определят всю дальнейшую судьбу мира. Так что ангелы знали: по сути не они управляют им, а он ими, ибо по Воле Б-га судьба земли зависит от дел человека.

Талмуд говорит: ”Ступни его были как два солнечных круга”.

Даже после греха, после смерти — святость Адама была столь огромна, что самая незначительная часть его тела была подобна сияющему солнцу.

Итак, нам лишь едва приоткрылось величие Адама, но мы все еще не представляем себе, каков на самом деле был этот гигант. Все что нам остается, это понять, что между этим великим созданием и нами такое же расстояние, как от неба до земли. Только поняв это, мы можем надеяться хоть как-то, в самой незначительной степени, приблизиться к пониманию его греха. Однако мы никогда не сможем до конца понять грех Адама и научиться, благодаря этому пониманию, совершенствовать самих себя, если не истребим из памяти незатейливый миф о ”райском яблоке”.

Мир Адама

Адам жил в мире, совершенно отличном от того, в котором живем мы. Он пахал и сеял без сельскохозяйственных орудий. Г-сподь поместил его в Ган Эден, чтобы он трудился в нем и охранял его. Во все дни своей жизни Адам помнил, что он возделывает Сад Эдена тем, что следует заповедям, и охраняет его тем, что избегает греха. Мы тоже "помним” об этом, но лишь абстрактно. Мы верим в Б-га и знаем, какую власть имеют наши поступки, но мы принадлежим к миру материальному, миру причин и следствий. А материальный мир таков, что рано или поздно мы начинаем невольно видеть и чувствовать, сколь многое зависит от лекарств и хирургов, от бульдозеров и каменщиков, от бомб и физиков. Истина же заключена в словах Талмуда: ”Не змея убивает, а грех”. Змея и пуля, колеса автомобиля и болезнь — это печать, поставленная за совершенный грех, а не причина смерти. Они лишь посланники, выполняющие то, что написано в приговоре.

Современному человеку трудно поверить в то, что духовные причины могут вызвать материальные последствия. Большинство из нас быстро находят множество внешних причин, внушительно доказывающих, что должно было произойти именно то, что произошло. Но это всего лишь следствие сокрытия Б-га от нас в этом мире. Величайшие из верующих евреев знали об этом парадоксе.

"Благословен человек, уповающий на Г-спода, и да будет Г-сподь источником его веры” (Иеремия 17:5). Комментатор объясняет: две части этой фразы взаимосвязаны. Чем больше человек верит в Г-спода, тем больше Б-г подтверждает истинность его веры. При этом вера человека возрастает и углубляется.

"Тора была дана лишь поколению, вкушавшему ман”, — эти слова означают, что те, кто принадлежал тому поколению, каждый день своей жизни верил, что он может жить без страха в бесплодной пустыне, так как Г-сподь не оставит его завтра без пропитания. Лишь обретя эту веру, люди того поколения стали достойными Торы.

Величие Торы, говорил Ребе из Коцка, полностью открывается лишь тому, кто не беспокоится о материальном достатке. Тора — мудрость Г-спода, познавший Тору постоянно помнит о Создателе.

Для нас, с головой ушедших в этику, диктуемую нашим образом жизни, бесконечной занятостью работой, — для нас вера — всего лишь роскошь, которую можно позволить себе, лишь обеспечив "надежный” достаток. Нет ничего более ложного, чем это представление. Адам же не только понимал, — он видел, что вера в Г-спода определяет судьбу человека. И видел это в большей степени, чем все из людей, когда-либо живших на земле после него. Видел, пока не совершил свой грех.

Грех Адама

Соблазн, идущий извне

Чем отличался Адам, несогрешивший, от Адама, совершившего грех?

Когда Г-сподь создал Адама, объясняет Рамбан (а рав Хаим из Воложина развивает его мысль), единственным желанием Адама было творить добро. В душе у него не было ни доброго, ни злого начал, которые есть в каждом из нас. Страсти и желания, стремление к богатству, удобству и удовольствиям, — всего этого требует наша натура. Адам же был не таким, его сутью являлось желание свершать добрые дела и исполнять Волю Создателя. Конечно, при всем при том ему была дана свобода воли. Ведь мы уже знаем, что, если бы человек не мог по своей воле выбирать между добром и злом, цель Творения не была бы достигнута. Но соблазн зла еще не стал частью Адама; он пришел извне, изначально противореча самой природе первого человека. Адам был свободен от соблазна в той же мере, в какой мы свободны, например, от того, чтобы сознательно и беспричинно подвергнуть себя серьезной опасности или совершить самоубийство. Таким же противоестественным для Адама было желание проявить зло. Соблазн греха пришел к Адаму не из его души, а от змея — воплощения Сатана, злого начала. После того, как Адам согрешил, он стал другим. В человека вошел грех и стал его "естественной” частью. Отныне желание вкусить запретный плод уже живет внутри нас, когда мы рождаемся. Поэтому, совершая грех, мы уступаем не внешней силе, а своим собственным желаниям. Это мы, а не что другое, толкаем себя к греху.

Как это могло случиться?

Но если Адам был так велик, как же он мог согрешить? Если ему так ясно была открыта святость Г-спода, если он обладал столь возвышенной духовностью, как он мог поддаться внешнему соблазну?

Дело в том, что от испытаний не был свободен даже Адам. Голос соблазна шел извне, но он мог его различить, понять. В том-то и состояло его назначение. Он должен был подняться на ту высоту, где желание греха будет нереальным и бессмысленным. Сколь ни был высок дух Адама, создан он был из земли. Плоть его была частью земного мира, завесой, скрывающей вершины святости. Само назначение Адама состояло в том, чтобы возвышать плотское, земное, заставить его сиять светом великолепия Создателя, сотворившего мир.

Для нас, живущих в мире бесконечных противоречий, сомнений и соблазнов, испытание, посланное Адаму, — абсолютно очевидная вещь. Но на самом деле, если бы Адам устоял перед ним в часы между его сотворением и началом первого Шабата, цель Творения была бы достигнута, и вся последующая история человека стала бы повестью бесконечного совершенствования и возвышенной радости обладания дарами Г-спода. В том-то и состояло первое испытание — воспротивиться голосу змея и устремиться к Г-споду, стараясь все более соединиться с Ним, несмотря на желания своей плоти. Уже по тому, какая награда была уготована для Адама, ясно, что это испытание было достойно великого Творения Г-спода. Г-сподь пожелал, чтобы человек был достоин Его награды, заслужил ее трудом — в этом цель Творения. И она была бы достигнута в те несколько первых часов, если бы Адам смог устоять перед соблазном. Небесный суд не дает наград за ничтожную победу. Нам сейчас кажется — как просто было Адаму устоять, всего-то — не попробовать плода от запрещенного дерева! Но наше непонимание значения этого испытания тем не менее не уменьшает величия и силы испытания, которому Адам был подвергнут. Нам не дано постичь величия Адама, как не дано постичь и причин его падения.

Его назначение

Адаму было предназначено преодолеть соблазн греха и сотворить тем самым Кидуш Аьием — освящение Имени Всевышнего. Голос соблазна шел к Адаму извне, но если бы он смог преодолеть его, Кидуш Ашем, освящение Имени, стало бы еще более великим. И еще одно замечание: если бы отвратительность зла была менее явной, если бы ему пришлось выбирать не между очевидной правдой и очевидной ложью, а между приятным и неприятным, его подвиг был бы гораздо выше. Ведь бизнесмен освящает Имя Г-спода тем, что не обманывает конкурентов, а не тем, что не пытается их убить. Изучающий Тору освящает Его Имя тем, что не тратит попусту драгоценных минут учения, а не тем, что не сжигает, не дай Б-г, свои книги. Назначение человека — прославлять Имя Г-спода, как сказано в книге Исайи: "Каждого, кто называется Моим Именем и кого Я сотворил для Моей Славы...”.

На Древе Познания добра и зла росли не только сочные и соблазнительные плоды. То древо было — смешением зла и добра, противоречием между желанием и совестью. Вкусив его плод, Адам изменился, так говорят комментаторы, и был уже не в силах устоять перед соблазном, ибо соблазн стал его органической частью. Теперь уделом человека стало неодолимое желание, приказывающее искать все новые удовольствия.

Его падение

До определенного времени у Адама и Евы не было одежд. Ибо, так как их тела служили Г-споду, им нечего было стыдиться. Но вот они вкусили от плода Древа, и "знание” вошло в них. Не новая грань познания добра, нет, — знание добра, понимание его величия было открыто для них и раньше. Открылось, стало явным то, что добро переплетается со злом, что тело, данное Г-сподом, чтобы творить добро, может стать орудием злых страстей. Г-с-подь заповедал человеку плодиться и размножаться, чтобы давать жизнь новым поколениям, перед которыми склонятся, славословя им, ангелы. Но Адам согрешил и обрел иное "понимание” желания. Теперь желание побуждало человека искать удовлетворение самой сильной из его страстей. Отведав от запретного плода, человек познал стыд, вот почему ему потребовались одежды. Он познал и муку, принесенную новым знанием, ибо это знание внесло в него похоть и нечистоту. Неимоверно трудно для человеческого существа оказаться перед лицом такого испытания и преодолеть его. Победа в таком испытании — величайшая степень Кидуш Ашем, Освящения Имени. К этой победе и стремился Адам, усложнив себе испытание, поскольку он хотел служить своему Творцу еще преданнее.

Найти свой путь в темноте — заслуга большая, чем найти путь при ярком свете солнца. Адам думал, что сможет служить Г-споду, погрузившись во тьму. Ему недостаточно было завес земного мира, он думал служить Г-споду, избрав новый, более сложный путь. Но он ошибся. Он изменил свое предназначение и свою суть, отделив себя от Г-спода новой завесой. Он променял Сад Эденский на шипы и тернии, благородный труд исполнения заповедей и соблюдения запретов на обычные земные работы. Отныне он перестал быть соблазняемым извне: змей остался у него внутри.

Последствия греха

Если бы Адам не совершил свой грех, путь его жизни был бы подъемом ко все новым духовным высотам. Согрешив, он изменил свое естество, а значит, и свое предназначение. До тех пор зло было лишь внешним соблазном, явным обманом, даже не претендовавшим на то, чтобы человек уверовал в него. Отведав от плода, таившего знание о смешении добра и зла, Адам впустил в себя зло. С тех пор злое начало в нем требует удовольствий и наслаждений. И, чтобы достичь совершенства, человеку пришлось вступить на новый, более трудный путь, на преодоление которого требуются тысячелетия и общие усилия миллионов и миллионов человеческих жизней. Нам не понять, почему именно этот путь стал необходим, но такова Воля Б-га.

С момента первого греха история человека составляет цепь бесконечных попыток возврата к первоначальному знанию, когда понятия добра и зла были еще четко отделены одно от другого. Теперь человек уже не может вернуться к своему изначальному состоянию. Только пройдя смерть и получив новую форму существования, он возродится таким, каким был до совершения греха.

Грех принес человеческому роду смерть, и это не наказание, не отмщение; в противном случае, последующие поколения не стали бы жертвой Б-жественной кары. Смерть стала единственной дорогой к обновленному совершенству. Умирая, человек покидает землю, ставшую несовершенной, и, когда настает назначенное Г-сподом время, душа его возвращается к новой жизни в мире обновленного совершенства. Причем на пути к обновлению душа пожинает плоды тех дел, которые совершил человек в земной жизни.

После свершения греха мир превратился в хаос. Земля в каком-то смысле возвратилась к тому первобытному состоянию, когда свет и тьма царствовали вместе, неразличимо соединенные друг с другом, пока Творец не разъединил их. Вместе с исчезновением ясной границы между добром и злом родилось желание зла, отвращение к добру. Ценности смешались. Предназначением человека на земле стало разделение. теперь человек должен найти добро в себе самом и в окружающем мире, чтобы расчленить смешение добра и зла. Выполнив эту задачу, он увидит истинную суть мира.

Наши мудрецы говорят: ”В тот день Ашем будет Един” (Захария 14:9). А разве сейчас Он не един? — спросим мы. На это можно ответить словами рабби Аха бар Ханина: "Будущий мир не таков, как наш. В этом мире, услышав хорошую весть, мы говорим: "Благословен Творец, Приносящий благо”. Услышав же плохое известие, мы говорим: "Благословен Судья истинный”. В мире будущем мы все будем благословлять

Единого Всеблагого, Творящего добро”.

Как ни высоко поднимается человек в земной жизни, он все же ограничен своей материальной природой и злом, заключенным внутри него. Наивысшее на что он способен, — признать истинность Г-споднего Суда. Но ему не под силу распознать добро, скрытое в том, что кажется ему бедствием. Такое понимание еще впереди.

Итак, мы выяснили, что цель Творения — человек. Мир был создан, чтобы испытать его, возвысить и стать даром, несущим милость Г-спода. Только он, человек, может достичь этой цели.

О втором дне Творения в Торе не сказано: ”И увидел Б-г, что это хорошо”, хотя в тот день были созданы ангелы. Сотворение ангелов не отмечено священной печатью одобрения, потому что даже святые ангелы не так важны для свершения, назначенного Б-гом. Но и о человеке тоже не сказано ки тов (”это хорошо”), потому что человек всегда несовершенен.

Пятьдесят семь столетий минуло со дня греха, а задача человека еще не выполнена.

Земля принадлежит человеку

Уроки испытания

”Небо — для Г-спода, а землю Он дал сынам человеческим” (Теилим 115).

Один из комментаторов дает блестящее объяснение этому известному стиху. Б-г не нуждается в помощи человека, чтобы возвысить небеса. Небеса освящены Его Присутствием и ангелами, Его воинством, прославляющим Его Имя. Но чтобы возвысить земное, Он отдал землю человеку, чтобы тот творил добро и избегал зла.

Земля дана человеку, чтобы он совершенствовал ее и учился у нее. Каждому земному явлению отведена своя роль в испытании человека, во всем содержится для него урок. Лишь уяснив это, мы поймем то, что ранее казалось непонятным; как могла совершить грех мертвая, немая земля, которая в начале Творения не захотела исполнить Волю Г-спода.

”И сказал Б-г: да произрастит земля зелень, семяносную траву, плодовое дерево, приносящее плод по своему роду...” (Бе-решит 1:11).

Сначала Г-сподь повелел земле произрастить деревья, кора которых будет такой же по вкусу, как и их плоды. Земля же не подчинилась ему. Вот почему, когда Адам был проклят за грех свой, была проклята и земля.

Как осмелилась земля не подчиниться приказу? Согласно мидрашу, через ангела, повелевающего ей, она узнала, что Г-сподь намерен скрыть яркий первоначальный свет от неправедных людей будущих времен. И тогда земля рассудила так: Г-сподь изменил план Творения, чтобы неправедные не могли насладиться духовным светом, который они не заслужили; значит, неправедные недостойны и богатства земных даров. Вот почему земля уменьшила число своих даров и нарушила повеление Г-спода производить деревья со сладкой и съедобной корой.

Грех земли стал одной из причин греха Адама: соблазняя Адама к греху, змей напомнил ему о земле, которая нарушила заповедь Б-га и осталась безнаказанной. За то, что земля стала повинна также и в падении человека, она была проклята вместе с ним.

Его тайны

На первый взгляд кажется, что намерение земли было благородно и логика ее безупречна. Она действовала по примеру Самого Б-га. Почему же в таком случае ее наказали?

Проступок земли и последующее наказание должны были стать уроком для человека. (Иначе земля не могла бы согрешить, а Тора не сочла бы нужным запечатлеть ее грех.) Земле была дана заповедь, но в своей самонадеянности она присвоила себе право поступать вопреки слову Б-га. Чтож, ее доводы были вполне логичны, а прецедент был создан Самим Г-сподом. В чем тогда состоит ее ошибка?

Позднее один великий человек — личность столь достойная, что Г-сподь хотел сделать этого человека Машиахом, — еврейский царь Хизкия тоже осмелился преступить заповедь Б-га. Ему открылось, что неправедные будут среди его потомков, и он решил вовсе не иметь детей. Он рассудил, что лучше вообще не иметь детей, чем иметь детей-идолопоклонников. Но пророк Ишаяу явился к нему с укором: "Почему ты вмешиваешься в тайны Г-спода? Ты должен поступать так, как тебе заповедано, а Пресвятой, да будет Он Благословен, сделает то, что приятно Ему”.

Земля осмелилась вмешаться в тайны Б-га. Ей это было запрещено, так что за свою дерзость она была наказана. Тора потому и приводит рассказ об этом, чтобы мы извлекли из него урок. Ни один из уроков Торы не должен пропасть напрасно. Все ее заповеди, все записанные в ней события предназначены для того, чтобы учить человека и возвышать его.

Забыть — значит умереть

Пренебрегать уроками Торы или забывать о них — значит лишиться частицы своей жизни. Мудрецы учат: когда сыны Израиля приняли Десять Заповедей, они приблизились к величию Адама, еще не совершившего грех. Если бы они не сделали себе золотого тельца, они вошли бы в землю Израиля, построили бы вечный Храм, и тогда благословения пророков, которые предназначались грядущему миру, сошли бы на наш мир. Но, подобно Адаму, они согрешили, и, хотя затем вновь получили Заповеди и Скрижали Завета, все уже стало иным. Если бы они сохранили первые Скрижали, то, изучая записанное в них, они бы никогда не забывали выученное. По вторым же Скрижалям мы учимся и... забываем.

Адам согрешил и стал смертным; Израиль согрешил и стал забывчивым. Изучая Тору, запоминая записанное в ней, человек делает ее частью самого себя. Когда же он забывает то, что учил, он лишается части себя, какая-то часть его умирает.

Итак, Адам согрешил и человек навечно изменился, но хотя нашим уделом стала забывчивость, в наших руках навечно осталось лекарство против яда змея. В наших силах отделить свет от тьмы и святость от греховного, — и все это, несмотря на то что, отведав от соблазнительного, но запретного плода, Адам оставил нам в наследство хаос. Если мы изучаем Тору и выполняем ее установления, рычаги, управляющие миром, в наших руках.

”Вечной любовью возлюбил Ты Дом Израиля, Твоего народа Торе Своей и Заповедям, законам и установлениям Ты научил нас... ибо в них наша жизнь и все наши дни и над ними размышлять будем днем и ночью”

Г-сподь сотворил мир и отдал нам план, по которому творил.