Ноябрь 2017 / Кислев 5778

Вместо послесловия

Вместо послесловия

Памяти моего дяди. Реб Хаим Подоровский, благословенна память праведника, был женат на сестре моей матери. Вместе с женой и четырьмя детьми он погиб от рук немцев.

Реб Хаим руководил ешивой в городе Кобрине, в Польше. Его старший сын, Мордехай-Песах, учился у Хафец Хаима и записал многое из слов учителя. Сын Хафец Хаима издал эти записи, указав в предисловии к книге: ”Эти записи бесед дал мне мой товарищ, великий в Торе рав Мордехай Подоровский из Кобрина, который обслуживал моего отца в течение нескольких лет до его смерти. Пусть ему зачтутся заслуги моего отца”.

Мне хочется, чтобы отрывки из этих записей вы прочли в заключение нашего разговора. И в память о моем дяде, и потому, что слова Хафец Хаима, который был нашим современником (он умер в 1933 году), ярко характеризуют наше время.

ДОКУДА ДОЙДЕТ ХОЛОД?

Рассказал об этом сын Хафец Хаима.

Хафец Хаим вздохнул и сказал сыну: ”Слушай, ты холоднее, чем я. Твои дети будут холоднее, чем ты. А их дети - еще холоднее. Докуда дойдет это охлаждение?”

О СЕМЬЕ И БЫТЕ

”Отец - глава семьи - подобен локомотиву, который, поднимаясь в гору, тянет за собой груженые вагоны. Если это сильный локомотив и у него достаточно огня и пара, то он тянет. А если нет, не дай Б-г, то его тянут назад вагоны, и все гибнут...”

Один человек попросил у Хафец Хаима благословить его детей, чтобы они выросли честными евреями. Хафец Хаим ответил: ”Вы хотите получить это брахой? Для этого надо работать и рисковать жизнью”.

В начале двадцатого века влияние внешнего мира на еврейскую общину становилось заметным. В том числе и в одежде.

Несколько раз в ешиву, где занимался с ешиботниками Хафец Хаим, приходила девушка в блузке без рукавов. Хафец Хаим заметил: ”Мода подобна помешательству, к которому привыкают. И называют - ”красиво”.

В пример Хафец Хаим привел служение идолу Баал-Пеору: оно состояло в том, чтобы, войдя в капище, обнажить нижнюю часть тела.

О ЗАСЛУГАХ

”Люди говорят, - сказал как-то Хафец Хаим, - что в наше время трудно соблюдать Тору. Нам надо учиться [выбору] у рабочего, которому предлагают легкую работу - и малый заработок или трудную - и [возможность] больше заработать”.

Надо стараться жить долго, говорил Хафец Хаим, потому что на том свете ничего не заработаешь.

Сказано в ”Пиркей авот”: ”Один час покаяния и добрых дел в этом мире лучше всей жизни в Грядущем мире”. И наоборот -”один час духовного наслаждения в Грядущем мире лучше [наслаждений] всей жизни в мире этом” (4:22). Объясняя эти слова, Хафец Хаим приводит такой пример.

Царь наградил двух своих приближенных: одному предоставил пост министра, а второму дал много денег. Первый трудится на благо государства и царя, второй бездельничает и наслаждается. Но первый растет по службе, а второй ничего больше не приобретает, напротив ־ проедает то, что заработал. Кому лучше ־ первому или второму? Ясно, что первому, который еще может что-то сделать. Второму тоже хорошо, но он уже никогда не приобретет больше.

Вот так и ”этот свет” и ”тот свет”. Тот свет хорош, и тому, кто жил правильно, он дарит все удовольствия. Но в нем уже ничего не заработаешь, даже слово Торы не получишь. А тут ты можешь просить Б-га, молиться, можешь еще ”зарабатывать”, делая мицвот. Умер - на том свете уже ничего не заработаешь... Вывод какой? Лучше жить долго....

Где-то в тринадцатом-четырнадцатом году, еще до войны, приехал к Хафец Хаиму человек и пожаловался, что у него плохо с заработком. Хафец Хаим спрашивает:

-    Чем ты занимаешься?

-    Покупаю пшеницу у крестьян и продаю. Но покупатели очень придирчивы. Да если и купят, то не платят сразу, а дают маленький задаток. И дожидайся потом, пока отдадут деньги! А они с этим не спешат. Очень тяжело приходится.

Прошло время, грянула революция, начался коммунистический режим, при котором за перепродажу расстреливали.

(Мне известна страшная история честного человека, которого приговорили к расстрелу за покупку половины килограмма соли.

Мотл Друй тайком купил с рук полкило соли. Кто-то на него донес... Мотл умер по дороге на расстрел - его не пришлось расстреливать. Это было в двадцатом году в Казани.)

В эти трудные дни торговец пшеницей опять посетил Хафец Хаима. Хафец Хаим спрашивает:

-    Каково сейчас твое положение?

Тот говорит:

-    Барух а-Шем, хорошо зарабатываю.

-    Как это? - удивился Хафец Хаим. - Когда ты мог покупать сколько угодно зерна и не был стеснен запретами, у тебя было плохо с заработком. А сейчас, когда расстреливают за такие дела, - как ты ухитряешься?

-    Скажу вам начистоту, - отвечал торговец. - Когда пшеницы было вдоволь, покупатели цеплялись ко всему, а если уж брали пшеницу, то тянули с оплатой. И я очень нуждался. Сейчас же никто не смотрит: хороша пшеница, плоха ли - лишь бы называлась пшеницей. И если я сумею раздобыть мешок пшеницы, мне суют деньги сразу, заранее. Вот я и зарабатываю сейчас лучше, чем тогда.

-    Так и с еврейством, - заключал Хафец Хаим рассказ о продавце пшеницы. - Раньше, в свободные времена, когда у нас были синагоги, когда все молились, - тогда смотрели, "пшеница полная или пустая”: молится он вдумчиво или нет? Но сейчас, когда запрещают все молитвы, радуешься уже, что человек надел тфилин и хоть что-то сказал. Это очень ценится. Сегодня у Б-га можно скорее заработать, чем в то время.

ВОПРОСЫ К Б-ГУ

Люди не раз признавались Хафец Хаиму, что у них накопилось много вопросов к Б-гу. Почему погибло столько людей? Почему так тяжело евреям?..

Хафец Хаим давал на это ответ простой и четкий.

Братья Йосефа (в годы голода братья Йосефа приходят в Египет, чтобы купить хлеба, а Йосеф задерживает их по разным обвинениям. - И.З.) обращаются к Б-гу, просят объяснений:

-    Всевышний, чем мы согрешили? В чем наше преступление?

Мы хотели купить хлеб для наших маленьких детей. Десятки тысяч приходят за хлебом, и их ни в чем не подозревают!

Во второй раз братья приходят в Египет и приводят Биньямина. И снова ־ беда. Их обвиняют в краже кубка, хотят арестовать Биньямина, сделать его рабом. Опять все страшно и непонятно...

Мало у них вопросов к Б-гу? Много. Но вот Йосеф произнес два слова: ”Ани Йосеф” - ”Я Иосеф”. И два слова сняли все вопросы!

Так будет и с нами. Когда закончится война Гога и Магога, говорит нам Тора, Всевышний через Машиаха скажет: ”Ани а-Шем”

-    ”Я Б-г!” И не останется никаких вопросов.

ПОЧЕМУ В ЭТОМ ГАЛУТЕ НЕТ ПРОРОКОВ?

Мы уже около двух тысяч лет находимся в изгнании (галуте) Эдома. Почему в этом долгом галуте нет у нас пророков? Они бы могли помочь еврейскому народу.

Помните, говорит Хафец Хаим, что было с Моше? Когда он вырос и увидел, как мучаются евреи, он плакал и просил Всевышнего: ”Помоги!” Но Б-г знал, что именно беды ускорят освобождение евреев и время еще не пришло. Он устроил так, чтобы Моше не мог оставаться в Египте, вынужден был бежать в Мидьян и чтобы египтяне в это время еще сильнее стали притеснять евреев. Это было сделано потому, что гнет приближал освобождение.

Будь у нас сейчас пророки, они бы тоже взывали к Б-гу. Но так как наш галут должен окончиться и Б-г хочет, чтобы мы раскаялись, Он не дает нам пророков.

Подтверждая эти слова Хафец Хаима, рав Моше Ландинский, руководитель ешивы, основанной Хафец Хаимом, приводит такое рассуждение.

В дни, когда враги разрушали Первый Храм, пророка Ирмеяу в Иерусалиме не было. Почему Б-г сделал так, чтобы Ирмеяу отсутствовал? Может быть, пророк взывал бы к Б-гу? Может быть, это помогло бы спасти Храм?

Семьдесят девятый псалом носит название ”Мизмор ле-Асаф” -  ”Песнь Асафа”. А как он начинается? ”Всевышний, народы вошли в Твой удел, осквернили Твой святой Храм, превратили Иерусалим в руины...” и так далее. Почему же тогда - ”Песнь”? Что тут воспевать?

Говорит Гемара: ”Если бы Храм не был разрушен, были бы погублены еще евреи. Б-г излил Свой гнев на камни”.

Разрушение Храма тоже произошло ради нас. Потому и отсутствовал Ирмеяу в Иерусалиме.

Потому и нет у нас сегодня пророков.

Когда оперируют ребенка, маму не допускают в операционную. Как это ни грустно.

КОГДА ПРИДЕТ ВРЕМЯ?

Тора, описывая, как Иосефа привели из тюрьмы во дворец к фараону, пользуется не глаголом ”вывели”, но ”ве-йорицу”, что значит - ”вели бегом”. Почему? Потому что, когда приходит время, и минута у Б-га очень дорога.

Так и с нами будет, говорит Хафец Хаим. Придет время избавления, и произойдет по сказанному: ”Кто эти, летящие, как облако, как голуби к своим гнездам?” (Ишаяу, 60:8).