Ноябрь 2017 / Хешван 5778

Вступление

Вступление

Можно ли утверждать, что все законы Устной Торы были даны на Синае? Если да, то откуда возникли талмудические диспуты? Почему и каким образом мудрецы выводили некоторые законы из Письменной Торы? Как поступали до формулировки этих законов? Какими законодательными полномочиями обладали мудрецы? Почему раввинские законы считаются обязательными? Когда был впервые кодифицирован текст Мишны? И как формулировали законы прежде?

Эта книга, написанная любителем для любителей, представляет собой попытку ответить на перечисленные вопросы. Я выяснил, что многие учащиеся ешив и бывшие ешиботники вроде меня часто затрудняются на них ответить, и даже некоторые знатоки Талмуда иногда попадают в тупик. Я не проводил критического исследования всей этой темы, но попытался найти ответ на перечисленные вопросы в классической еврейской литературе и в трудах общепризнанных религиозных авторитетов. Вначале я взялся за эту работу исключительно для себя, но вскоре обнаружил, что интересующие меня проблемы важны не только мне, но и всем, кто хочет знать, чему учит иудаизм. На самом деле, большинство принципиальных споров внутри еврейского народа, от противостояния садукеев и фарисеев до нынешних разногласий между ортодоксами и реформистами, имеют прямое отношение к этим вопросам. Поэтому "Союз ортодоксальных еврейских ученых" предложил мне вынести на суд читателей плоды моего исследования, и я попытался сделать это в настоящей книге - в той форме, которая, как я надеюсь, будет лучше всего усвоена людьми, имеющими некоторое представление о талмудической литературе и талмудической аргументации.

В основу исследования положен принцип "Тора мин ашамаим", выражающий Б-жественное происхождение Торы Письменной и Устной. В настоящей книге этот принцип будет сформулирован и объяснен, хотя я не пытался анализировать и доказывать его истинность.

Вот порядок изложения материала в настоящем исследовании.

Глава I, которую можно считать вступительной, содержит утверждение, что Устный закон очевидно возник вместе с Письменным законом и что этот факт можно вывести из текста Писания и из Мишны (раздел I). Затем говорится о формулировке Устного закона мудрецами (раздел II), и, наконец, проводится важное различие между Синайским законом, точнее, Устным законом, в той форме, какую он имел в период дарования Торы, и законами, позже сформулированными мудрецами (раздел III). В главе II рассматриваются законы, сформулированные мудрецами на основе толкования Синайского закона с помощью логики (раздел I) и драша, образного истолкования (раздел II), а в главе III - законы, впервые введенные мудрецами. Разбирая эти новые законы, мы объясняем, когда (раздел I) и почему (раздел II) они создавались. В заключительных разделах глав II и III рассматривается обязательность таких законов. В следующих двух главах речь идет о том, как ограничивались законодательные полномочия мудрецов (глава IV) и могли ли мудрецы обходить эти ограничения, пользуясь юридическими фикциями (глава V). Наконец, в последней шестой главе обсуждается вклад мудрецов Мишны в формулирование Устного закона.

В заключение я хотел бы поблагодарить за помощь мою жену Анну. Если читатели получат пользу от этой книги, вся заслуга принадлежит ей, как говорил раби Акива: "Шели вешелахем - шела и".

Х.Ш.